Персональная история русскоязычного мира


Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

См. сканы

ВОЕННОПЛѢННЫЕ.

ОБЗОРЪ ДѢЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНАГО СПРАВОЧНАГО БЮРО во время Русско-Японской войны.

Составилъ

Дѣлопроизводитель Бюро Е. А. Бухе

подъ руководствомъ

Завѣдующаго Бюро Ф. Ф. Мартенса.

С.-Петербургъ.

Изданіе Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста.

1907.

Предисловіе

Предлагаемый обзоръ дѣятельности перваго въ исторіи цивилизованныхъ народовъ учрежденія, поставившаго своею цѣлью облегченіе всѣми зависѣвшими отъ него силами участи военноплѣнныхъ не только своего, но и воюющаго государства, не представляетъ собою какого-либо оригинальнаго произведенія въ тѣсномъ смыслѣ, но является изслѣдованіемъ, основанномъ на документахъ и на личномъ опытѣ. Самому изложенію дѣятельности этого «Центральнаго Справочнаго Бюро о военноплѣнныхъ» предпосланъ краткій историческій очеркъ отношеній цивилизованныхъ народовъ къ вопросу о военноплѣнныхъ, затѣмъ слѣдуетъ описаніе организаціи и состава Бюро и, наконецъ, идутъ два главные отдѣла: Русскій и Японскій, причемъ каждый изъ нихъ, въ свою очередь, подраздѣленъ на однородныя главы.

Никакихъ выводовъ изъ дѣятельности Бюро, которые сложились у лицъ, стоявшихъ во главѣ его, въ настоящемъ обзорѣ не дѣлается потому, что изложеніе ихъ не составляетъ предмета даннаго изслѣдованія, и кромѣ того потому, что всѣ они, какъ относящіеся къ дѣятельности одного изъ органовъ Россійскаго Общества Краснаго Креста, перваго изъ національныхъ Обществъ Краснаго Креста взявшаго на себя новую отрасль помощи лицамъ, пострадавшимъ отъ народныхъ бѣдствій, будутъ своевременно представлены отъ лица Главнаго его Управленія на обсужденіе одной изъ ближайшихъ международныхъ Конференцій Обществъ Краснаго Креста.

Въ заключеніе считаю нравственнымъ своимъ долгомъ выразить искреннюю мою признательность Его Превосходительству Федору Федоровичу Мартенсу за высокоавторитетное руководительство мною какъ во время дѣятельности Бюро, такъ и при составленіи настоящаго изслѣдованія.

Евгеній Бухе.

С.-Петербургъ.

Мартъ 1907 года.

V

Введеніе.

(Историческій очеркъ) *).

Если въ древнія времена военноплѣнные обращались въ рабовъ или въ собственность лица ихъ захватившаго, если въ средніе вѣка и еще въ началѣ минувшаго столѣтія съ ними обращались весьма жестоко,— то, наоборотъ, въ настоящее время всѣми народами сознается, что военноплѣнные не уголовные преступники, но защитники своего отечества, и потому заслуживаютъ полнаго уваженія , и сочувствія; что за воюющею стороною должно быть признано право принимать всѣ мѣры къ тому, чтобы военноплѣнные не имѣли возможности вновь принять участія въ военныхъ дѣйствіяхъ, но что, съ другой стороны, на ней также лежитъ обязанность человѣчно обходиться съ ними и содержать такъ, какъ подобаетъ каждому военноплѣнному по его чину или званію.

Однако много времени понадобилось на то, чтобы провести эти принципы въ жизнь, и, само собою разумѣется. разработка ихъ имѣла свое мѣсто въ тѣхъ государствахъ, которыя вели за послѣднее время войны и, такимъ образомъ, невольно должны были заняться вопросомъ о военноплѣнныхъ.

*) Матеріаломъ послужили статьи проф. Мартенса и пр.

Изъ иностранныхъ государствъ первымъ по времени въ этомъ отношеніи являются Сѣверо-Американскіе Соединенные Штаты, которые въ 1863 году, путемъ кодификаціи всѣхъ военныхъ законовъ и обычаевъ, существенно ограничили произволъ своихъ собственныхъ армій и обезпечили уваженіе къ жизни и собственности мирнаго и невооруженнаго населенія. Именно, когда во время послѣдней междоусобной войны въ Соединенныхъ Штатахъ взаимная ненависть приверженцевъ сѣверныхъ и южныхъ штатовъ стала принимать крайніе размѣры и обнаруживалась въ неслыханныхъ злодѣяніяхъ, президентъ Линкольнъ, для усмиренія возбужденныхъ страстей, напомнилъ своимъ воинамъ объ ихъ обязанностяхъ уважать даже въ непріятелѣ человѣческую личность и достоинство. По его порученію профессоръ Нью-Іоркскаго Университета Либеръ составилъ проектъ устава международныхъ военныхъ законовъ и обычаевъ. имѣющихъ общепризнанную силу, проектъ этотъ былъ вслѣдъ затѣмъ разсмотрѣнъ въ коммиссіи изъ военныхъ и, наконецъ, обнародованъ въ формѣ „Полевыхъ инструкцій для арміи Соединенныхъ Штатовъ“ (Instructions for the government of the United States in the field).

Нѣтъ ни малѣйшаго сомнѣнія, что эта первая правительственная попытка выяснить войскамъ обязательныя для нихъ на войнѣ юридическія начала существенно содѣйстовала гуманному и правильному веденію войны со стороны Сѣверныхъ Штатовъ, но какъ ни отраденъ этотъ примѣръ Вашингтонскаго Правительства и какъ ни благодѣтельны были послѣдствія принятой Линкольномъ мѣры, все таки ни

одно изъ европейскихъ правительствъ, не смотря на жестокія войны, бывшія въ Европѣ послѣ 1863 года, не попыталось слѣдовать по тому же пути.

Между тѣмъ во время Франко-Германской войны 1870-1871 г.г. германскими войсками было захвачено около 400.000 французовъ, которыхъ необходимо было содержать подъ надзоромъ, кормить и одѣвать. Хотя обращались съ военноплѣнными гуманно, но все-таки между ними и германскимъ начальствомъ неоднократно возникали споры и недоразумѣнія о взаимныхъ правахъ и обязанностяхъ: въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ германскія власти принимали такія строгія мѣры въ отношеніи военноплѣнныхъ, которыя едва ли оправдывались необходимостью современнымъ правомъ войны, съ другой же стороны, военноплѣнные часто предъявляли такія требованія, на которыя германское начальство согласиться не могло, не компрометируя общественной безопасности и тишины.

Въ виду незавидной участи военноплѣнныхъ, справедливыя требованія которыхъ военныя власти иногда не въ состояніи были тотчасъ исполнить, въ нейтральныхъ и даже воюющихъ государствахъ были попытки возникновенія частныхъ обществъ для оказанія вспоможенія военноплѣннымъ, но онѣ по большей части не имѣли осязательныхъ результатовъ. Напримѣръ. послѣ окончанія войны во Франціи въ 1872 году было основано „Общество для улучшенія участи военноплѣнныхъ“ (Soxiete pour amelioration du sort des prisonniers de guerre), которое составило проектъ устава, опредѣляющаго точнымъ образомъ права и обязанности военноплѣнныхъ, но проектъ этотъ не получилъ движенія вслѣдствіе одновременнаго пред-

ставленія на обсужденіе Брюссельской Конференціи аналогичнаго проекта со стороны Русскаго Правительства, которому давно уже приходилось заниматься военноплѣнными.

Первыя о нихъ правила, за исключеніемъ нѣсколькихъ маловажныхъ по своему значенію распоряженій, послѣдовавшихъ въ болѣе ранній періодъ русской исторіи, были вызваны наполеоновскими войсками,— именно 28-го ноября 1806 г. появилось распоряженіе „о продовольствіи взятыхъ въ плѣнъ французовъ", затѣмъ 14-го мая 1813 года послѣ гибели арміи Наполеона изданъ былъ новый законодательный актъ „о распоряженіи касательно военноплѣнныхъ", который 6-го ноября того же года былъ дополненъ правилами „объ образѣ сужденія военноплѣнныхъ“. Эти три разрозненные закона Александровской эпохи объединены были вызванными къ жизни Турецкой войною 1828-1829 г.г. и Восточною войною 1853-56 г.г., положеніями о плѣнныхъ 9-го іюля 1829 г. и 16 марта 1854 г.

Наконецъ, по великодушной иниціативѣ Императора Александра II, немедленно послѣ введенія въ Россіи всесословной воинской повинности, въ 1874 году, въ Брюсселѣ, состоялась большая международная конференція при участіи делегатовъ европейскихъ правительствъ, которая и составила „проектъ деклараціи о законахъ и обычаяхъ войны“, въ п. 6 Отдѣла перваго котораго находились постановленія, касавшіяся военноплѣнныхъ.

Хотя этотъ проектъ и не былъ ратификованъ правительствами. благодаря, главнымъ образомъ, настояніямъ Англіи, но, тѣмъ не менѣе, онъ оказался вполнѣ

на высотѣ своей гуманной и практической задачи и и на дѣлѣ исполнилъ плодотворнѣйшую культурную миссію, такъ какъ Россія строго придерживалась правилъ этого проекта въ войнѣ съ Турціею въ 1877-78 г.г., даже не пользуясь взаимностью со стороны противника, затѣмъ доктрина приняла проектъ Брюссельской деклараціи 1874 года за основаніе въ изложеніи права войны въ научныхъ сочиненіяхъ и академическихъ лекціяхъ и, наконецъ, въ военныхъ учебныхъ заведеніяхъ, также внѣ Россіи, „право войны" преподавалось по проекту Брюссельской деклараціи о законахъ и обычаяхъ войны.

Затѣмъ, спустя двадцать пять лѣтъ, въ 1899 году, на конференціи мира въ Гаагѣ, состоявшейся опять таки по иниціативѣ Русскаго Государя. Императора Николая II, при новомъ пересмотрѣ вопроса о международной кодификаціи „законовъ и обычаевъ войны" было постановлено, между прочимъ, весьма существенное новое положеніе объ обязательной правительственной организаціи воюющими сторонами свѣдѣній о находящихся въ военномъ плѣну лицахъ и объ общественной организаціи оказанія помощи военноплѣннымъ во время нахожденія ихъ въ плѣну у непріятеля.

Для собственной надобности воюющія страны и ранѣе вели у себя точные списки всѣмъ, попавшимъ къ ней въ военный плѣнъ, лицамъ. Такъ, положеніемъ о военноплѣнныхъ, изданнымъ въ 1877 г. русскимъ правительствомъ, для бывшей тогда войны съ Турціею. требовалось не только составленіе такихъ списковъ, уже при отправленіи взятыхъ у непріятеля военноплѣнныхъ на сборные пункты, но и снабженіе

этихъ списковъ тогда-же подробными свѣдѣніями. относящимися къ званію плѣннаго, воинской части. къ которой онъ принадлежитъ, мѣсту жительства въ его отечествѣ, его вѣроисповѣданію и мѣсту, гдѣ онъ взятъ въ плѣнъ. Въ каждомъ сборномъ пунктѣ для военноплѣнныхъ велись алфавитные списки (книги) всѣмъ военноплѣннымъ, прибывшимъ на сборный пунктъ (сборныхъ пунктовъ назначалось два въ тылу арміи).

Въ этихъ спискахъ, противъ фамиліи и имени каждаго военноплѣннаго, записывались о нихъ всѣ вышеупомянутыя свѣдѣнія и. сверхъ того, обозначались и тѣ мѣста, куда плѣнные отправлялись изъ сборныхъ пунктовъ. Въ этихъ мѣстахъ постояннаго пребыванія военноплѣнныхъ, гдѣ они содержались при мѣстныхъ войскахъ въ видѣ командъ, также содержались именные алфавитные списки, „въ коихъ должны были заключаться всѣ доставленныя о плѣнныхъ свѣдѣнія".

Въ главномъ же штабѣ, въ продолженіе войны, велись лишь сводныя краткія свѣдѣнія о военноплѣнныхъ, потому что сборные пункты сообщали ему всѣ имѣющіяся полныя свѣдѣнія лишь о военноплѣнныхъ офицерскихъ чинахъ, относительно же нижнихъ чиновъ посылались только однѣ перечневыя вѣдомости о числѣ военноплѣнныхъ. Главному-же штабу доносилось, въ какое мѣсто и какое отправлено число нижнихъ чиновъ военноплѣнныхъ и поименно — кто изъ офицеровъ. Такія донесенія главному штабу изъ сборныхъ пунктовъ для военноплѣнныхъ посылались еженедѣльно одинъ разъ. Изъ мѣстъ, назначенныхъ для постояннаго пребыванія военноплѣнныхъ,

ежемѣсячно посылались въ главный штабъ простые именные списки прибывшимъ и убывшимъ плѣннымъ въ теченіе мѣсяца и общая перечневая вѣдомость о составѣ. прибыли, убыли и остаткѣ плѣнныхъ. Главный штабъ о всѣхъ умершихъ военноплѣнныхъ сообщалъ, со всѣми имѣющимися о нихъ свѣдѣніями, министерству иностранныхъ дѣлъ. Періодическіе сроки для этихъ сообщеній главнаго штаба министерству иностранныхъ дѣлъ не опредѣлялись.

Для собственныхъ военно-административныхъ распорядковъ воюющей страны изложенныя мѣропріятія были, по-видимому, совершенно достаточны, но они не удовлетворяютъ потребности въ удобныхъ и надежныхъ справкахъ о каждомъ военноплѣнномъ для интересующихся ихъ судьбою родственниковъ и близкихъ людей и отечественнаго правительства.

И, само собою разумѣется, что достаточное, возможно удобное и вполнѣ надежное удовлетвореніе этой потребности ни въ чемъ не нарушаетъ правъ воюющей стороны на охраненіе ея интересовъ военной необходимости. Это вполнѣ очевидное обстоятельство и послужило залогомъ тому, что въ новѣйшее время нашли возможнымъ и безопаснымъ для каждой воюющей стороны сдѣлать для нея обязательнымъ не только веденіе упомянутыхъ подробныхъ списковъ о каждомъ военноплѣнномъ, взятомъ у противника, но и учрежденіе, для полнаго довершенія этого дѣла, особаго Центральнаго Бюро, гдѣ бы такія подробныя свѣдѣнія о всѣхъ отдѣльныхъ военноплѣнныхъ, взятыхъ у противника, были сосредоточены и которое было бы обязано выдавать всѣмъ желающимъ надлежащія справки.

Гаагское положеніе 1899 г. установило обязательность учредить такое для воюющихъ государствъ Центральное Бюро со времени открытія военныхъ дѣйствій, которое называется „Справочное Бюро о военноплѣнныхъ“ (Bureau de renseignement sur les prisonniers de guerre).

Бюро имѣетъ назначеніемъ давать отвѣты на всѣ запросы, касающіеся военноплѣнныхъ, для чего и составляетъ о каждомъ военноплѣнномъ именную карточку (fiche individuelle). Всѣ необходимыя свѣдѣнія для такой карточки Бюро получаетъ отъ различныхъ подлежащихъ учрежденій и службъ, равно какъ поставляется въ извѣстность о мѣстахъ водворенія плѣнныхъ и о ихъ перемѣщеніяхъ, а также и о поступленіи ихъ въ госпиталь и объ ихъ смерти.

Кромѣ того, Справочное Бюро о военноплѣнныхъ должно собирать и хранить въ одномъ мѣстѣ предметы личнаго пользованія, цѣнности, письма и прочія вещи, которыя останутся послѣ плѣнныхъ, умершихъ въ госпиталяхъ. Такая-же обязанность лежитъ на Справочномъ Бюро относительно подобныхъ вещей, которыя будутъ найдены на полѣ битвы (при воинахъ противной стороны).

Для своей корреспонденціи, пакетовъ и посылокъ по почтѣ Бюро освобождается отъ уплаты почтовыхъ расходовъ на территоріяхъ всѣхъ 25, подписавшихъ Гаагскую конвенцію о законахъ и обычаяхъ сухопутной войны, государствъ: въ числѣ ихъ - всѣ европейскія государства, Соединенные Штаты Сѣверной Америки и Мексики. Японія. Персія и Сіамъ.

Статьею 15-ою Положенія Гаагской Конвенціи установлено, что общества для оказанія помощи военноплѣннымъ, надлежаще учрежденныя по законамъ ихъ страны и имѣющія задачей быть посредниками въ дѣлахъ благотворенія, а также законно-уполномоченные агенты, для наиболѣе успѣшнаго выполненія своей человѣколюбивой дѣятельности, будутъ пользоваться всѣми облегченіями со стороны воюющихъ, въ предѣлахъ, обусловленныхъ военными требованіями и административными порядками. Уполномоченные этихъ обществъ допускаются къ раздачѣ пособій въ мѣста содержанія плѣнныхъ, равно какъ и на пунктахъ остановокъ военноплѣнныхъ, возвращаемыхъ на родину, подъ условіемъ предъявленія именного разрѣшенія, выданнаго военною властью, и дачи письменнаго обязательства подчиняться ея распоряженіямъ, касающимся порядка и безопасности.

Такимъ образомъ Гаагская Конвенція предоставила каждому правительству вполнѣ самостоятельно рѣшать вопросъ объ организаціи обществъ подачи помощи военноплѣннымъ и не предписываетъ никакихъ опредѣленныхъ правилъ, согласно которымъ такія общества могли бы быть учреждены, а ограничивается лишь тѣмъ, что обезпечиваетъ довольно льготныя условія дѣятельности всѣмъ могущимъ возникнуть обществамъ.

Поэтому, нисколько не является удивительнымъ, что первыми на этотъ гуманный призывъ правительствъ откликнулись Общества Краснаго Креста, которыя въ теченіе многихъ лѣтъ были единственнымъ убѣжищемъ страждущаго человѣчества. Къ первой же состоявшейся послѣ Гаагской Конвенціи международной конференціи Краснаго Креста въ С.-Петербургѣ, бывшей въ концѣ мая 1902 г., были представлены два доклада, касавшіеся организаціи помощи военноплѣннымъ. Первый изъ этихъ докладовъ — „Могутъ ли и должны ли общества подачи помощи раненымъ заботиться о военноплѣнныхъ, руководствуясь при этомъ постановленіями Гаагской Конвенціи" — былъ представленъ отъ имени Французскаго Общества подачи помощи раненымъ воинамъ на сушѣ и на морѣ профессоромъ Л. Рено, членомъ института и центральнаго совѣта общества, а второй — „Общества Краснаго Креста. Справочныя бюро и Общества для оказанія помощи военноплѣннымъ, предусмотрѣнныя Гаагской Конвенціей о законахъ и обычаяхъ сухопутной войны", составленный профессоромъ Ф. Ф. Мартенсомъ, исходилъ отъ Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста.

Какъ тотъ, такъ и другой доклады не содержали въ себѣ какихъ-либо опредѣленныхъ проектовъ по организаціи Бюро о военноплѣнныхъ, но только предлагали предварительному обсужденію и разрѣшенію конференціи — первый изъ нихъ — вопросъ о томъ, согласны ли будутъ общества помощи раненымъ возложить на себя эту новую обязанность, второй же высказалъ пожеланіе, чтобы различныя національныя общества Креста приступили къ изученію вопроса объ учрежденіи справочныхъ Бюро и Обществъ для оказанія помощи военноплѣннымъ, а также международнаго Бюро справокъ и вспомоществованія военноплѣннымъ.

Во время преній по обсужденію этихъ проектовъ на утреннемъ засѣданіи 17-го мая 1902 г. общаго собранія седьмой международной конференціи Краснаго Креста выяснилось, что большинство изъ національныхъ обществъ Краснаго Креста не имѣли случая познакомиться съ вопросомъ организаціи помощи военноплѣннымъ, а поэтому общимъ собраніемъ единогласно была принята резолюція по этому поводу слѣдующаго содержанія: „Общества Краснаго Креста приглашаются приступить къ изученію вопроса о томъ, желаютъ ли они взять на себя заботу о военноплѣнныхъ. соотвѣтственно постановленіямъ Гаагскаго регламента“.

Однако, на государство, правительство котораго неоднократно взывало къ обсужденію положенія военноплѣнныхъ во время могущихъ возникнуть войнъ, и въ столицѣ котораго впервые раздались голоса делегатовъ международной конференціи Краснаго Креста по вопросу объ организаціи помощи военноплѣннымъ Россію — первое изъ Европейскихъ государствъ выпалъ тяжкій жребій разрѣшить этотъ вопросъ не только теоретически, но и на практикѣ. Именно, вскорѣ же послѣ возникновенія войны съ Японіей, при министерствѣ иностранныхъ дѣлъ была образована особая коммиссія для разработки и составленія временного положенія о военноплѣнныхъ Русско-Японской войны, предсѣдателемъ которой назначенъ былъ непремѣнный членъ совѣта министерства иностранныхъ дѣлъ тайный совѣтникъ Ф. Ф. Мартенсъ, при участіи представителей министерствъ: военнаго, морского, внутреннихъ дѣлъ, финансовъ и Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста. Результатомъ этой работы явилось ВЫСОЧАЙШЕ утвержденное 13 мая 1904 г. Временное Положеніе о военноплѣнныхъ Русско-Японской войны, на основаніи котораго завѣдываніе военноплѣнными противной стороны, въ данномъ случаѣ Японіи, было предоставлено военному министерству, организація же Справочнаго Бюро о военноплѣнныхъ — Исполнительной Коммиссіи Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста.

Организація, составъ и расходы Бюро.

Немедленно-же по обнародованіи Временнаго Положенія о военноплѣнныхъ русско-японской войны при Исполнительной Коммиссіи Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста было организовано, примѣнительно къ требованіямъ Гаагской Конвенціи, во главѣ съ Завѣдующимъ, профессоромъ Мартенсомъ, Центральное Справочное Бюро о военноплѣнныхъ, которому, какъ учрежденію первому въ своемъ родѣ, пришлось разработать и примѣнить въ то-же время на практикѣ многочисленные и разнообразные вопросы, относившіеся къ его дѣятельности.

Первымъ изъ подобнаго рода вопросовъ былъ вопросъ объ оплатѣ почтовыми и иными сборами корреспонденціи Бюро, такъ какъ ст. 16 Положенія Гаагской Конвенціи, обезпечивая Бюро franchise de port, не содержитъ въ себѣ прямого указанія на освобожденіе его отъ уплаты всѣхъ почтовыхъ сборовъ. Разрѣшеніе этого вопроса, въ смыслѣ освобожденія Бюро отъ всѣхъ подобнаго рода сборовъ, было найдено во второй части ст. 16 Положенія, въ виду того, что корреспонденція Бюро можетъ адресоваться, конечно, только военноплѣннымъ, или хотя-бы и другимъ лицамъ, но по дѣламъ военноплѣнныхъ.

Само собою разумѣется, что такое толкованіе Положенія Гаагской Конвенціи было примѣнено къ корреспонденціи и Японскаго Справочнаго Бюро.

Поэтому во Временныхъ Правилахъ была помѣщена особая, 22-я.статья, согласно которой Бюро освобождалось отъ уплаты почтовыхъ расходовъ, а затѣмъ и въ изданныхъ 26-го іюля 1904 года Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ, по соглашенію съ заинтересованными вѣдомствами, Правилахъ корреспонденціи военноплѣнныхъ Русско-Японской войны была включена слѣдующая, относившаяся къ оплатѣ корреспонденціи Бюро, статья:

Ст. 7. Въ силу ст. 16. Положенія, приложеннаго къ заключенной 17-го (29-го) Іюля 1899 г. въ Гаагѣ международной конвенціи о законахъ и обычаяхъ сухопутной войны и Высочайше утвержденнаго 13-го мая 1904 г. временнаго положенія о военноплѣнныхъ русско-японской войны, освобождается отъ всѣхъ почтовыхъ сборовъ, при соблюденіи изложеннаго ниже порядка всякаго рода почтовая корреспонденція:

А. Какъ внутренняя, такъ и международная:

в) подаваемая отъ имени учрежденнаго въ С.-Петербургѣ при Исполнительной Коммиссіи Главнаго Управленія Россійскаго Общества Краснаго Креста Центральнаго Справочнаго Бюро о военноплѣнныхъ и отъ имени мѣстныхъ справочныхъ бюро;

г) адресуемая на имя упомянутыхъ выше центральныхъ и мѣстныхъ справочныхъ бюро;

Б. Международная, подаваемая въ Россіи:

б) на имя японскаго справочнаго бюро о военноплѣнныхъ (Bereau de renseignement sur les prisonners de guerre) въ Токіо.

Освободивъ, такимъ образомъ, корреспонденцію

Бюро отъ почтовыхъ сборовъ. Правила 26-го іюля заключали въ себѣ слѣдующія требованія, при соблюденіи которыхъ только и могла быть допущена эта льгота:

Ст. 7. Корреспонденція, подаваемая на почту въ Россіи отъ имени Центральнаго Справочнаго Бюро о военноплѣнныхъ (въ С.-Петербургѣ) или мѣстныхъ бюро, должна имѣть на себѣ установленную печать и, сверхъ того, въ международныхъ сношеніяхъ штемпель: Correspondance des prisonniers.

Ст. 8. На международной корреспонденціи, подаваемой въ Россіи на почту, всѣми лицами и учрежденіями, на имя русскихъ военноплѣнныхъ, находящихся въ Японіи, должна быть сдѣлана, помимо наименованія адресата, отчетливая надпись: Aux soins du Bureau de renseignement sur les prisonniers de guerre.

Ст. 9. Международная корреспонденція, упоминаемая въ настоящихъ правилахъ, допускается безплатно къ пересылкѣ лишь въ сношеніяхъ со странами, участвовавшими въ Гаагской конвенціи 17-го (29-го) іюля 1899 г., а именно: съ Австро-Венгріей, Американскими Соединенными Штатами, Бельгіей. Болгаріей, Великобританіей и Ирландіей, Германіей. Греціей, Даніей. Испаніей. Италіей. Люксембургомъ, Мексиканскими Соединенными Штатами, Нидерландами, Норвегіей, Персіей, Португаліей, Румыніей, Сербіей, Сіамомъ, Турціей, Франціей, Черногоріей, Швеціей и Японіей.

Ст. 11. Во всемъ, что не предусмотрѣно настоящими правилами, къ почтовой корреспонденціи въ сихъ правилахъ упоминаемой, примѣняются вообще дѣйствующія въ Россіи почтовыя постановленія, въ

томъ числѣ и относительно международной корреспонденціи всякаго рода.

Однако, слѣдуетъ замѣтить, что несмотря на изданіе этихъ Правилъ, корреспонденція Бюро, адресованная лицамъ, жившимъ въ С.-Петербургѣ, все таки должна была оплачиваться почтовыми сборами, такъ какъ, по разъясненію Почтоваго Вѣдомства, она не подходить подъ понятіе внутренней. Подобная корреспонденція, по окончаніи войны, приняла довольно внушительные размѣры, такъ какъ многіе военноплѣнные, до возвращенія на родину, заѣзжали въ С.-Петербургъ для устройства своихъ дѣлъ, а поэтому, конечно, не миновали и Бюро, которое принуждено было вступать съ ними въ переписку по самымъ разнообразнымъ вопросамъ. Для избѣжанія же вызываемаго этимъ крупнаго почтоваго расхода, Бюро вынуждено было продержать на службѣ нѣсколько лишнихъ мѣсяцевъ особаго служащаго, который спеціально и разносилъ эту корреспонденцію.

Вторымъ по времени, но первымъ по своему значенію, былъ вопросъ о завязкѣ непосредственныхъ сношеній съ Токійскимъ Справочнымъ Бюро, которое, по имѣвшимся въ С.-Петербургѣ свѣдѣніямъ, было открыто немедленно послѣ начала военныхъ дѣйствій и состояло въ вѣдѣніи Японскаго Военнаго Министерства. Случай къ этому представился не скоро, въ августѣ 1904 года, когда списки русскихъ военноплѣнныхъ, по просьбѣ С.-Петербургскаго Бюро, Токійское Бюро стало доставлять непосредственно Русской Миссіи въ Пекинѣ, а послѣдняя сообщала ихъ въ Петербургъ. Съ этого времени уже сношенія съ Токіо не прекращались во все время войны и даже послѣ заключенія мира и обнимали собою почти всю дѣятельность Бюро.

По разрѣшеніи какъ этихъ, такъ и другихъ вопросовъ (о которыхъ будетъ изложено въ соотвѣтствующихъ отдѣлахъ), 28-го мая 1904 г. Бюро открыло свою дѣятельность, о чемъ и было объявлено въ газетахъ. Участіе въ его работѣ приняли, по приглашенію организаторовъ Бюро, какъ лица, желавшія принести помощь новому учрежденію своимъ посильнымъ трудомъ, безъ всякаго за это вознагражденія, такъ и особые платные служащіе. Что касается безплатныхъ сотрудниковъ, то въ первое время, когда ихъ занималось до 9-16 человѣкъ одновременно (табл. I), въ нихъ недостатка не было, но къ сожалѣнію это продолжалось только первый годъ существованія Бюро, когда его дѣятельность не приняла большихъ размѣровъ, или вѣрнѣе, только начала ихъ принимать. Съ Іюля же 1905 г. число ихъ стало замѣтно уменьшаться, а съ августа, кромѣ Завѣдующаго и одного изъ его помощниковъ, до января 1906 г. остался только одинъ сотрудникъ.

Число же платныхъ служащихъ точно отвѣчало количеству работы Бюро — до марта 1905 г., когда ее было сравнительно мало, число ихъ не превышало 10 человѣкъ одновременно, съ марта же по ноябрь, самое горячее время дѣятельности Бюро, число это доходило до 25-62 человѣкъ одновременно, и наконецъ въ послѣдніе мѣсяцы ихъ было всего 7-8 человѣкъ.

Въ первый-же день открытія Бюро въ его помѣщеніи состоялось, подъ предсѣдательствомъ Завѣдующаго, засѣданіе сотрудниковъ, которое и распредѣлило на первое время работу сотрудниковъ и служащихъ, причемъ было выражено пожеланіе, чтобы гг. сотрудники дежурили по очереди въ Бюро въ пріемные

Таблица I.

Количество лицъ, занимавшихся въ Центральномъ Справочномъ Бюро о военноплѣнныхъ.

Мѣсяцъ.

Завѣдующій Бюро и сотрудники.

Платные служащіе.

ВСЕГО

Штатные.

Временные.

1904 годъ

1

Іюнь

9

5

14

2

Іюль

10

6

16

3

Августъ

12

6

18

4

Сентябрь

13

6

2

21

5

Октябрь

13

6

2

21

6

Ноябрь

13

6

2

21

7

Декабрь

13

6

3

22

1905 годъ

8

Январь

13

6

4

23

9

Февраль

13

6

2

21

10

Мартъ

16

8

17

41

11

Апрѣль

15

9

27

51

12

Май

11

10

44

65

13

Іюнь

9

13

42

64

14

Іюль

6

13

49

68

15

Августъ

3

13

46

62

16

Сентябрь

3

11

43

57

17

Октябрь

3

12

33

48

18

Ноябрь

3

12

28

43

19

Декабрь

3

9

6

18

1906 годъ

20

Январь

2

8

10

21

Февраль

2

8

10

22

Мартъ

2

8

10

23

Апрѣль

2

8

10

24

Май

2

8

10

25

Іюнь

2

7

9

26

Іюль

2

7

9

27

Августъ

2

7

9

часы для выдачи приходившей публикѣ справокъ о лицахъ, находившихся въ плѣну и для всякаго рода объясненій. Это-то дежурство и составляло главную обязанность сотрудниковъ, но конечно были случаи исполненія ими и другой текущей работы.

Затѣмъ, въ виду своего незначительнаго количества, работа Бюро въ первое время была довольно простая, и каждый изъ служащихъ могъ исполнять всѣ его функціи, съ увеличеніемъ-же ея, въ ней произошли большія осложненія, требовавшія, помимо личной энергіи и иниціативы, также памяти и отчасти техническаго знанія въ данной отрасли дѣятельности Бюро, а поэтому съ іюля 1905 года были образованы особые отдѣлы, въ которые были назначены опредѣленныя лица, во главѣ съ завѣдующими отдѣлами.

Такихъ отдѣловъ было 8, которые по количеству бывшей въ нихъ работы, а также по значенію производившихся въ нихъ дѣлъ, располагались въ слѣдующемъ порядкѣ:

1) Составленіе списковъ русскихъ военноплѣнныхъ.

2) Выдача справокъ о русскихъ военноплѣнныхъ.

3) Переводъ денегъ.

4) Текущая переписка.

5) Посылки.

6) Письма.

7) Составленіе списковъ и выдача справокъ о японскихъ военноплѣнныхъ.

8) Регистратура.

Такое распредѣленіе работы Бюро по отдѣламъ принесло значительную пользу дѣлу, такъ какъ занимавшіяся въ нихъ лица привыкли каждый къ своей работѣ и слѣдили за нею. Конечно бывали довольно

частые случаи перевода служащихъ изъ одного отдѣла въ другой, но это происходило въ случаѣ увеличенія количества работы въ какомъ-нибудь одномъ отдѣлѣ и временнаго уменьшенія въ другомъ. Въ концѣ-же дѣятельности Бюро, при уменьшеніи количества дѣлъ и служащихъ, отдѣлы эти сливались и въ послѣдніе мѣсяцы оставшіяся лица, кстати сказать изъ тѣхъ, которыя вступили въ него при его основаніи, опять занялись всѣми дѣлами.

Во главѣ всѣхъ служащихъ Бюро стоялъ особый Дѣлопроизводитель, которому приходилось направлять и завѣдывать не только всѣми работами Бюро, но, по мѣрѣ ухода безплатныхъ сотрудниковъ, выдавать справки и объясняться съ публикой, посѣщать военноплѣнныхъ и имѣть постоянныя личныя сношенія съ заинтересованными вѣдомствами.

Съ самаго открытія Бюро и до переѣзда его въ зданіе Главнаго Управленія занятія въ немъ происходили, для удобства публики, ежедневно, кромѣ праздничныхъ дней, съ 10 ч. утра до 1 ч. дня и съ 7 до 10 ч. вечера, но затѣмъ, по мѣрѣ увеличенія работы и числа служащихъ, съ апрѣля 1905 г., пришлось организовать занятія кромѣ этихъ часовъ еще и днемъ, сначала отъ 1-4 ч., а наконецъ и отъ 1-7 ч. Въ эти часы занимались преимущественно временные служащіе, подготовлявшіе матеріалы и не имѣвшіе дѣла съ публикой.

Наконецъ, по предложенію Предсѣдателя Исполнительной Коммиссіи, вызванному желаніями публики, въ Бюро были организованы съ конца октября 1904 г. дежурства въ воскресные и праздничные дни, съ 10 ч. утра до 1 ч. дня. Такое требованіе было весьма пріятно для Бюро, которое видѣло въ этомъ лишнее доказательство

своей необходимости и довѣрія къ нему публики. Затѣмъ, по переѣздѣ въ зданіе Главнаго Управленія, занятія въ немъ происходили, какъ и въ остальной Канцеляріи, съ 10 ч. утра до 4 ч. дня.

Переходя къ качественной сторонѣ работы платныхъ служащихъ слѣдуетъ отмѣтить необычайное ихъ трудолюбіе и честное отношеніе къ дѣлу, вѣжливое и участливое отношеніе къ публикѣ и желаніе быть ей полезнымъ въ чемъ только возможно. Нерѣдки были случаи, когда эти служащіе, люди сами бѣдные, отправляли на ихъ общій счетъ дорогую телеграмму въ Токійское Бюро съ запросомъ о судьбѣ близкаго родственника приходившей въ Бюро женщины, не имѣвшей о немъ никакихъ свѣдѣній и въ то - же время не могшей израсходовать на эту телеграмму денегъ изъ своихъ средствъ. И велика была ихъ радость, когда они могли сообщить запрашивавшимъ ихъ лицамъ, что лицо, которымъ они интересовались, не было убито и не пропало безъ вѣсти, а находилось въ плѣну и было здорово. Были, конечно, случаи и недобросовѣстнаго отношенія служащихъ къ дѣлу, но такіе случаи были крайне рѣдкимъ явленіемъ, возможнымъ во всякомъ большомъ дѣлѣ, а тѣмъ болѣе въ такомъ временномъ учрежденіи, какъ Бюро, служба въ которомъ была временною и не обезпечивала личному персоналу постояннаго заработка.

Расходы на содержаніе Бюро ассигновались Исполнительной Коммиссіей изъ средствъ Главнаго Управленія, по представленіи Завѣдующимъ смѣты, на извѣстное время. Въ виду гадательности этихъ расходовъ, въ связи съ неопредѣленностью военныхъ событій, смѣта Бюро испытывала нѣсколько разъ измѣненія — такъ при самомъ открытіи Бюро смѣта была

составлена въ размѣрѣ 300 р. въ мѣсяцъ, изъ которыхъ 220 р. предназначались на уплату содержанія служащимъ, 20 р. на расходы по квартирѣ и 60 р. на мелкіе и канцелярскіе расходы; затѣмъ на 1905 г. она была составлена въ размѣрѣ 405 руб. въ мѣсяцъ на тѣ-же расходы, увеличенные ввиду приглашенія нѣсколькихъ новыхъ платныхъ лицъ, съ оговоркою, что расходы по Бюро, могутъ возрасти, такъ какъ число плѣнныхъ, особенно послѣ паденія Портъ-Артура, могло значительно увеличиться. И дѣйствительно, въ маѣ Бюро вновь вошло въ Исполнительную Коммиссію съ представленіемъ о дальнѣйшемъ увеличеніи средствъ на обезпеченіе его рабочими силами, и смѣта его съ іюля выразилась въ ассигнованіи на:

1) Содержаніе личнаго состава — 1.900 руб. въ мѣсяцъ

2) Квартиру — 155 руб. въ мѣсяцъ

3) Канцелярскіе и мелкіе расходы — 250 руб. въ мѣсяцъ

Всего 2.315 руб.

Переходя къ разсмотрѣнію расходовъ Бюро, слѣдуетъ замѣтить, что хотя оффиціально общая сумма ихъ составляетъ 24.931 руб. 12 коп. (табл. II). но въ дѣйствительности она могла быть значительнѣе, если бы многое не обходилось Бюро, ввиду благотворительной его дѣятельности, или дешевле прейсъ-курантныхъ цѣнъ, или-же совсѣмъ безплатно. Напримѣръ, какъ уже было упомянуто, многія лица занимались въ Бюро безплатно, затѣмъ, за помѣщеніе свое оно платило лишь съ іюля по декабрь 1905 г. включительно, такъ какъ съ начала его дѣятельности по іюль 1905 г. оно было предоставлено ему безплатно въ частной квартирѣ

Таблица II.

РАСХОДЫ Центральнаго Справочнаго Бюро о военноплѣнныхъ.

№№

Мѣсяцъ.

Жалованіе служащимъ.

Квартира, телефонъ и электр. освѣщ.

Канцелярскіе и хозяйствен. расходы.

Мелкіе

расходы.

ВСЕГО.

Штатн.

Времен.

Руб.

К.

Руб.

К.

Руб.

К.

Руб.

К.

Руб.

К.

Руб.

К.

1904 годъ.

1

Іюнь

154

40

97

57

85

7

69

316

94

2

Іюль

110

110

3

Августъ

127

50

28

08

8

6

79

170

37

4

Сентябрь

165

8

173

5

Октябрь

145

20

10

40

12

35

187

75

6

Ноябрь

181

26

27

04

32

91

266

95

7

Декабрь

362

34

36

67

33

44

466

11

1905 годъ.

8

Январь

195

42

55

40

21

332

21

9

Февраль

195

46

65

75

67

21

39

86

413

82

10

Мартъ

233

33

285

112

16

172

85

72

37

875

71

11

Апрѣль

475

532

111

11

257

65

106

12

1.481

88

12

Май

318

64

1.076

36

58

257

65

115

86

1.770

04

13

Іюнь

490

1.205

34

22

222

96

45

46

2.062

75

14

Іюль

490

1.341

17

157

37

288

67

125

79

2.718

82

15

Августъ

456

67

1.468

237

88

110

50

185

28

2.458

83

16

Сентябрь

430

1.306

166

28

482

80

97

62

2.482

70

17

Октябрь

450

990

201

48

90

33

104

47

1.836

28

18

Ноябрь

439

50

1.322

196

91

102

36

46

04

2.106

81

19

Декабрь

420

480

195

17

64

87

1.460

04

1906 годъ.

20

Январь

345

32

81

377

81

21

Февраль

345

42

5

55

392

55

22

Мартъ

685

9

6

55

700

55

23

Апрѣль

345

9

7

64

361

64

24

Май

345

9

86

354

86

25

Іюнь

385

6

96

391

96

26

Іюль

305

27

70

13

76

346

46

27

Августъ

365

2

40

7

38

314

78

Итого

9.198

04

10.181

17

1.758

70

2.598

38

1.194

83

24.931

12

княземъ Ф. Э. Друцкимъ-Любецкимъ, а съ конца декабря оно помѣщалось въ зданіи Главнаго Управленія: кромѣ того почти всѣ печатныя работы исполнялись для Бюро Государственною Типографіею тоже безплатно, безплатно-же многія газеты помѣщали у себя его объявленія, и, наконецъ, въ его распоряженіи все время безплатно находились 4 русскія и 1 французская пишущія машины фирмы „Ундервудъ“.

Большую часть расходовъ Бюро (77%) составляетъ плата, въ суммѣ 19.379 руб. 21 к., служащимъ лицамъ, которыя въ этомъ отношеніи подраздѣлялись на штатныхъ и временныхъ. Первые изъ нихъ составляли какъ-бы ядро канцеляріи Бюро, начали служить съ самаго его основанія и остались до самаго его закрытія и получали опредѣленное содержаніе, которое колебалось отъ 30 до 75 руб. отдѣльному лицу въ мѣсяцъ. Такихъ лицъ при открытіи Бюро было 5 человѣкъ, затѣмъ со слѣдующаго мѣсяца оно увеличилось на одного человѣка, что продолжалось до марта 1905 г., когда ихъ было 8 и постепенно дошло до 13 человѣкъ въ іюнѣ, іюлѣ и августѣ того-же года, къ январю слѣдующаго года опять упало до 8, а къ іюлю и ко времени закрытія Бюро до 7 человѣкъ одновременно.

Расходы на этихъ лицъ вполнѣ соотвѣтствовали ихъ количеству — до марта 1905 г. они не превышали 200 руб. въ мѣсяцъ, въ мартѣ дошли до 233 р.. а затѣмъ доходили уже почти до 500 р., и только въ послѣдніе мѣсяцы составляли немногимъ болѣе 300 р. Нѣкоторое отклоненіе отъ этихъ нормъ замѣчается только въ мѣсяцы, когда приходились большіе праздники — Рождества и Пасхи, т. е. когда служащіе получали особыя наградныя деньги.

Всего-же израсходовано на штатныхъ служащихъ за все время существованія Бюро 9.198 руб. 04 коп.

Временные служащіе приглашались тогда, когда работа совершенно неожиданно принимала большіе размѣры, а между тѣмъ нельзя было, по ходу событій, опредѣлить, насколько долго это увеличеніе ея будетъ продолжаться, и слѣдуетъ-ли приглашать этихъ лицъ на опредѣленный промежутокъ времени. За свои труды они получали по 1 руб. за 3 часа и по 2 руб. — за 6 часовъ работы, и пріемъ ихъ начался, впрочемъ въ ограниченныхъ размѣрахъ, съ сентября 1904 г., и не превышалъ до марта 1905 г. 2-4 человѣкъ одновременно, но съ этого мѣсяца число ихъ сразу увеличилось до 17, а съ мая по октябрь превышало 40 человѣкъ, и только въ декабрѣ упало до 6 человѣкъ, и наконецъ, къ 1 января 1906 г. всѣ временные служащіе были уволены.

Расходы на временныхъ служащихъ почти не играли, такимъ образомъ, никакой роли въ смѣтѣ Бюро до марта 1905 г., и не достигали 50 руб. въ мѣсяцъ, но въ этомъ мѣсяцѣ они сразу достигли 285 руб. и стали расти необыкновенно быстро вплоть до сентября того-же года, когда они достигли суммы 1.300 руб., затѣмъ они стали падать, соотвѣтственно съ увольненіемъ подобнаго рода служащихъ, и въ декабрѣ были уплочены послѣдніе 480 руб.

Остальные расходы Бюро были весьма незначительны. Такъ, помѣщеніемъ своимъ Бюро, какъ сказано было ранѣе, почти все время своего существованія пользовалось безплатно, и заплатило за него только за 6 мѣсяцевъ, т. е. за іюль—декабрь 1905 г., 840 руб., когда, вслѣдствіе увеличенія числа служащихъ, комнатъ, предоставленныхъ княземъ

— 14 —

Друцкимъ-Любецкимъ, не хватило, и пришлось до переѣзда въ зданіе Главнаго Управленія, занять всю его квартиру. Остальные расходы, связанные съ квартирою были произведены на установку телефона, устройство электрическаго освѣщенія и т. п. Всего на помѣщеніе Бюро было израсходовано 1.758 руб. 70 коп., или 7% всѣхъ расходовъ Бюро.

Канцелярскіе и хозяйственные расходы Бюро также не составили крупной цифры (2.598 руб. 38 коп., т. е. 11% всѣхъ расходовъ) и достигли наибольшаго своего предѣла въ мѣсяцы наибольшаго-же напряженія дѣятельности Бюро, т. е. въ теченіе времени съ марта по ноябрь 1905 г., причемъ въ іюлѣ былъ произведенъ самый крупный расходъ, болѣе 600 руб., когда были заготовлены въ большомъ количествѣ всевозможныя канцелярскія принадлежности, какъ-то: регистраторы, папки, кардонки. и печатные бланки всевозможныхъ сортовъ, что значительно облегчало работу служащихъ и тѣмъ самымъ задерживало увеличеніе ихъ числа и связанные съ этимъ расходы.

Наконецъ, мелкіе расходы составили за все время 1.194 руб. 83 коп., т. е. 5% всѣхъ расходовъ, и немногимъ превышали 100 руб. въ самые горячіе мѣсяцы дѣятельности Бюро.

О своей дѣятельности и произведенныхъ расходахъ Бюро давало ежемѣсячные отчеты Исполнительной Коммиссіи, выслушивавшей ихъ въ своихъ засѣданіяхъ, на которыя нерѣдко приглашались, для личныхъ объясненій, представители Бюро.

Въ заключеніе необходимо отмѣтить, что хотя оффиціально Бюро и было закрыто 1-го сентября 1906 г., однако нѣсколько человѣкъ изъ его канцеляріи пришлось оставить на неопредѣленное время,

такъ какъ къ нему продолжали еще поступать запросы о судьбѣ отдѣльныхъ лицъ, а также не прекращалась переписка съ бывшими военноплѣнными по поводу посланныхъ имъ черезъ Бюро денегъ и вещей и о выдачѣ имъ удостовѣреній. Въ виду этого всѣ дѣла были переданы въ Канцелярію Главнаго Управленія, при которомъ и было образовано Особое Дѣлопроизводство по ликвидаціи дѣятельности Центральнаго Справочнаго бюро о военноплѣнныхъ.

— 16 —

II.

Русскій отдѣлъ.

1) Составленіе списковъ и выдача справокъ.

По просьбѣ Русскаго Посла въ Парижѣ Французское Министерство Иностранныхъ Дѣлъ почти въ самомъ началѣ войны отдало распоряженіе своимъ дипломатическимъ агентамъ въ Японіи сообщать всѣ находившіяся въ ихъ распоряженіи свѣдѣнія о русскихъ военноплѣнныхъ Русскому Министерству Иностранныхъ Дѣлъ въ С.-Петербургѣ, а это послѣднее передавало ихъ, до учрежденія Бюро, въ Военное Министерство. Но затѣмъ, послѣ своего открытія, Бюро обратилось въ Министерство Иностранныхъ Дѣлъ и въ Главный Штабъ съ просьбою сообщать ему, на основаніи п. I ст. 21 Временнаго Положенія, всѣ необходимыя свѣдѣнія, требуемыя для составленія карточекъ о каждомъ военноплѣнномъ.

Первый списокъ русскихъ военноплѣнныхъ былъ доставленъ въ Бюро Главнымъ Штабомъ въ первый-же день открытія его дѣятельности и заключалъ въ себѣ свѣдѣнія о 4 матросахъ съ миноносца „Стерегущій", взятыхъ въ плѣнъ 12-го марта у Портъ-Артура, а вскорѣ затѣмъ имъ-же было доставлено извѣстіе о взятіи у Ялу 30 офицеровъ и 300 солдатъ, причемъ были сообщены фамиліи только офицеровъ,

Затѣмъ, почти одновременно съ этимъ вторымъ спискомъ, въ Бюро былъ доставленъ изъ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ списокъ солдатъ и офицеровъ, взятыхъ въ плѣнъ у Ялу и умершихъ еще до водворенія въ Японіи.

Этимъ на первое время, т. е. до средины іюня, и ограничилось поступленіе свѣдѣній о военноплѣнныхъ въ Бюро, объ офицерахъ-же. попавшихъ въ плѣнъ въ сраженіяхъ при Цзинь-чжоу (24—25 мая), при Вафангоу (1—2 іюня), свѣдѣній въ Бюро доставлено не было, а также совершенно не было свѣдѣній о всѣхъ взятыхъ въ плѣнъ нижнихъ чинахъ армій, за исключеніемъ двухъ казаковъ, фамиліи которыхъ были переданы по телеграфу. Въ виду этого тогда-же Предсѣдатель Исполнительной Коммиссіи обратился къ Министру Иностранныхъ Дѣлъ съ ходатайствомъ о сообщеніи Бюро списковъ русскихъ военноплѣнныхъ немедленно по ихъ полученіи съ тѣмъ, что Бюро съ своей стороны будетъ передавать эти свѣдѣнія военному и морскому вѣдомствамъ; при этомъ было выражено пожеланіе, чтобы по телеграфу получались свѣдѣнія и о нижнихъ чинахъ, подобно тому какъ это нашло возможнымъ сдѣлать Морское Вѣдомство относительно плѣнныхъ японцевъ, взятыхъ во время крейсированія владивостокской эскадры въ началѣ іюня. Министръ Иностранныхъ Дѣлъ первоначально отдалъ распоряженіе о направленіи списковъ въ порядкѣ, предложенномъ гр. Воронцовымъ-Дашковымъ, но затѣмъ, по протесту Военнаго Министра, находившаго, что Бюро часто искажаетъ фамиліи плѣнныхъ и наименованіе полковъ, запросилъ, настаиваетъ-ли онъ на своемъ предложеніи и не представляется-ли возможнымъ вернуться къ первоначальному

способу доставленія въ Бюро списковъ военноплѣнныхъ черезъ Главный Штабъ. Съ своей стороны Исполнительная Коммиссія продолжала настаивать на сообщеніи непосредственно Бюро списковъ военноплѣнныхъ, но конечно не встрѣтила препятствій къ тому, чтобы списки эти, одновременно съ доставленіемъ ихъ въ Бюро, сообщались-бы и остальнымъ заинтересованнымъ вѣдомствамъ, военному и морскому.

Однако, и подобный способъ полученія въ Бюро свѣдѣній оказался вскорѣ-же очень неудобенъ, такъ какъ страдалъ двумя существенными недостатками — медленностью въ доставленіи и неизбѣжнымъ искаженіемъ фамилій и именъ военноплѣнныхъ, въ виду чего Бюро, съ разрѣшенія Исполнительной Коммиссіи, вновь снесшейся по этому поводу съ Министерствомъ Иностранныхъ Дѣлъ, принуждено было прибѣгнуть къ другому способу полученія свѣдѣній изъ первоисточника ихъ, т. е. изъ Токійскаго Бюро. Для достиженія этого Бюро, телеграммой отъ 2-го августа 1904 г., запросило упомянутое Бюро, не можетъ-ли оно сообщать Русской Миссіи въ Пекинѣ полные списки плѣнныхъ, а копіи ихъ пересылать прямо въ Петербургъ въ Бюро. Съ своей стороны Бюро выражало готовность исполнить всѣ подобнаго рода требованія Токійскаго Бюро. 10 августа былъ полученъ отвѣтъ Токійскаго Бюро, которое выразило готовность завести непосредственныя сношенія съ Петербургомъ, для чего обязалось доставлять списки уже не во французское посольство въ Токіо, а русскому послу въ Пекинъ, а съ своей стороны просило Петербургское Бюро сообщать списки Японскихъ плѣнныхъ въ Берлинъ въ Японскую Миссію.

О составившемся соглашеніи съ Токійскимъ Бюро было сообщено Военному Министру, съ указаніемъ, что, въ цѣляхъ административныхъ, полученные такимъ образомъ списки будутъ сообщаться Главному Штабу; затѣмъ объ этомъ было немедленно-же дано знать по телеграфу русскому послу въ Пекинѣ, котораго Бюро просило телеграфировать ему присланные изъ Токійскаго Бюро списки сейчасъ-же по ихъ полученіи, обозначая фамилію и имя каждаго военноплѣннаго, его чинъ, мѣсто плѣненія, съ подраздѣленіемъ кромѣ того всѣхъ военноплѣнныхъ на здоровыхъ и раненыхъ, легко или тяжело, и умершихъ. Тайный Совѣтникъ Лессаръ съ большой готовностью принялъ это предложеніе и уже 2-го сентября отъ него былъ полученъ 1-й телеграфный списокъ русскихъ военноплѣнныхъ, причемъ онъ тогда-же сообщилъ что Токійское Бюро выразило готовность доставлять ему всѣ слѣдующіе списки черезъ каждые 10 дней, и что онъ въ свою очередь будетъ высылать ихъ въ Бюро уже по почтѣ, послѣ сообщенія заключавшихся въ нихъ свѣдѣній по телеграфу.

До средины января 1905 г. онъ сообщалъ, конечно, только списки плѣнныхъ, взятыхъ въ разныхъ мѣстахъ. какъ-то: у Ялу, при Киньчжоу, съ крейсера „Рюрикъ“ и т. п., причемъ въ телеграммѣ онъ увѣдомлялъ обыкновенно, что данныя свѣдѣнія касаются плѣнныхъ, взятыхъ до такого-то числа. Напримѣръ, 29-го сентября пришла телеграмма со спискомъ лицъ, взятыхъ въ плѣнъ до 12 сентября, 4-го октября — со спискомъ лицъ, взятыхъ до 22-го сентября и т. д. Кромѣ того сообщалось объ освобожденіи лицъ санитарнаго персонала, объ умершихъ и т. п. и, конечно, для сокращенія расходовъ, онъ дѣлилъ плѣнныхъ на

извѣстныя однородныя группы, какъ-то: по воинскимъ частямъ, по состоянію здоровья и т. д.

Затѣмъ 16-го января отъ него поступилъ уже первый списокъ офицеровъ, а 17-го первый списокъ нижнихъ чиновъ, взятыхъ въ Портъ-Артурѣ, и хотя, какъ извѣстно, Портъ-Артуръ палъ 20-го декабря, но во всѣхъ спискахъ время плѣненія было обозначено 23-мъ числомъ, т. е. отъ того дня, когда были составлены списки въ Портъ-Артурѣ и когда плѣнные выступили изъ него. Такъ какъ списки содержали въ себѣ свѣдѣнія о большомъ количествѣ лицъ, то Русская Миссія въ Пекинѣ и раздѣляла каждый изъ нихъ на нѣсколько частей и къ каждой телеграммѣ, содержавшей въ себѣ эти свѣдѣнія, составляла продолженія. Такихъ продолженій было даже гораздо болѣе, чѣмъ списковъ: въ 70 телеграммахъ, относившихся къ Портъ-Артурцамъ. заключалось 23 списка ихъ, а остальныя 47 были продолженіями къ нимъ, изъ 44 телеграммъ со свѣдѣніями о лицахъ, взятыхъ при Мукденѣ. 19 содержали въ себѣ списки этихъ лицъ, а остальныя 25 — продолженія этихъ списковъ, и т. д.

Слѣдуетъ, однако, замѣтить, что перенятая Миссіей отъ Токійскаго Бюро нумерація списковъ одно время порождала въ Бюро нѣкоторыя недоразумѣнія, т. к., начавъ нумеровать списки Портъ-Артурцевъ съ № 1 (табл. III) и дойдя 21-го апрѣля до № 9, Миссія съ того-же номера, т. е. № 9, стала нумеровать списки плѣнныхъ, взятыхъ при Мукденѣ. Затѣмъ, начавъ съ 2-го іюня посылать списки офицеровъ и нижнихъ чиновъ съ эскадры адмирала Рождественскаго, безъ нумераціи ихъ, съ 20-го іюля Миссія почему-то стала ихъ нумеровать опять-таки начавъ

Табл. III.

Телеграфные списки русскихъ военноплѣнныхъ.

№№

Время поступленія

списка.

Мѣсто плѣненія.

Портъ-Ар туръ 23 декабря 1904 г.

Мукденъ 12—25 февр 1905 г.

Цусима 14—15 моя 1905 г.

Островъ Сахалинъ.

Прочія мѣста.

1904 г.

1

2 сент.

Оф. и н. ч. взят. послѣ 23 дек.

2

17 сент.

Оф. и н. ч. съ „Рюрика“

3

29 сент.

Оф. и н. ч. взят. 12 сент.

4

4 окт.

Н. ч. взят. 22 сентября.

5

11 окт.

Санитарн. персон. (освобож.).

6

14 окт.

Оф. и н. ч. взят. 2 октября.

7

25 окт.

Санит. персон. (освобожд.).

8

27 окт.

Оф. и н. ч. взят. 12 октября.

9

12 нояб.

Оф. и н. ч. взят. 25 октября.

10

15 нояб.

Нижн. ч. взят. 2 ноября.

11

25 нояб.

Оф. и н. ч. взят. 12 ноября.

12

6 дек.

Оф. и н. ч. взят. 22 ноября.

1905 г.

13

2 янв.

Оф. и н. ч. взят.

12 декабря.

14

6 янв.

Ниж. ч. взят. до 23 декабря.

15

14 янв.

Оф. и н. ч. взят. до 2 янв. 1905 г.

16

26 янв.

1 сп. оф.

17

26 янв.

1 сп. н. ч.

18

27 янв.

прод. н. ч.

19

27 янв.

Ниж. чин. взят. 12 января.

1905 г.

20

4 февр.

2 сп. оф.

21

7 февр.

2 сп. н. ч.

22

7 февр.

продол.

23

7 февр.

продол.

24

8 февр.

продол.

25

9 февр.

продол.

26

17 февр.

3 сп. оф.

27

17 февр.

3 сп. н. ч.

28

18 февр.

продол.

29

28 февр.

4 сп. н. ч.

30

28 февр.

продол.

31

28 февр.

продол.

32

14 марта

6 сп. н. ч.

33

14 марта

продол.

34

18 марта

продол.

35

18 марта

продол.

36

20 марта

5 сп. н. ч.

37

26 марта

Оф. взят. 12-го марта.

38

30 марта

7 сп. н. ч.

39

31 марта

продол.

40

6 апр.

8 сп. н. ч.

41

7 апр.

продол.

42

8 апр.

продол.

43

21 апр.

9 сп. н. ч.

44

21 апр.

продол.

45

21 апр.

продол.

46

26 апр.

10 сп. н. ч.

47

26 апр.

9 сп. оф.

48

27 апр.

продол.

49

28 апр.

продол.

50

28 апр.

10 сп. оф.

51

29 апр.

продол.

52

3 мая

11 сп. оф.

53

4 мая

продол.

54

5 мая

Пр. 11 сп. н. ч.

55

5 мая

продол.

56

6 мая

Пр. 11 сп. н. ч.

57

6 мая

58

7 мая

Сп. н. ч.

59

10 мая

12 сп. н. ч.

продол.

60

16 мая

продол.

61

16 мая

продол.

62

16 мая

продол.

63

16 мая

12 сп. оф.

64

16 мая

12 сп. н. ч.

65

16 мая

продол.

66

17 мая

продол.

67

20 мая

продол.

68

27 мая

Пр. 13 сп. н. ч.

69

29 мая

продол.

70

30 мая

71

30 мая

13 сп. н. ч.

72

31 мая

продол.

73

31 мая

продол.

74

31 мая

продол.

75

31 мая

продол.

76

2 іюня

продол.

77

2 іюня

13 сп. н. ч.

78

2 іюня

Сп. офиц.

79

3 іюня

14 сп. н. ч.

80

4 іюня

14 сп. н. ч.

81

4 іюня

продол.

82

5 іюня

продол.

83

6 іюня

Пр. 13 сп. н. ч.

84

6 іюня

13 сп. н. ч.

85

6 іюня

14 сп. н. ч.

86

6 іюня

продол.

87

6 іюня

Сп. офиц.

88

16 іюня

продол.

89

17 іюня

15 сп. н. ч.

90

17 іюня

15 сп. н. ч.

91

18 іюня

продол.

92

18 іюня

продол.

93

19 іюня

15 сп. н. ч.

94

20 іюня

продол.

95

23 іюня

продол.

96

27 іюня

13 сп. н. ч.

97

28 іюня

16 сп. н. ч.

98

28 іюня

продол.

99

28 іюня

продол.

100

28 іюня

16 сп. н. ч.

101

28 іюня

продол.

102

29 іюня

продол.

103

30 іюня

17 сп. н. ч.

104

2 іюля

продол.

105

3 іюля

продол.

106

3 іюля

сп. н. ч.

107

4 іюля

17 сп. н. ч.

108

4 іюля

продол.

109

4 іюля

продол.

110

4 іюля

17 сп. н. ч.

111

18 іюля

Сп. офиц.

112

19 іюля

18 сп. н. ч

113

20 іюля

18 сп. н. ч.

114

20 іюля

Оф. и н. ч. въ г. Мацуяма.

115

20 іюля

Ниж. чин. подъ Ляояномъ.

116

20 іюля

18 сп. и. ч

117

21 іюля

Пр. 18 сп. н. ч.

118

25 іюля

18 сп. н. ч.

119

25 іюля

19 сп. офиц. и ниж. ч.

120

26 іюля

19 сп. н. ч.

121

27 іюля

19 сп. н. ч.

122

28 іюля

продол.

123

28 іюля

продол.

124

31 іюля

продол.

125

1 авг.

продол.

120

6 авг.

20 сп. оф.

127

7 авг.

20 сп. н. ч.

128

7 авг.

21 сп. н. ч.

129

7 авг.

20 сп. н. ч.

130

8 авг.

продол.

131

9 авг.

продол.

132

9 авг.

продол.

133

10 авг.

продол.

134

10 авг.

20 сп. н. ч.

135

11 авг.

продол.

136

12 авг.

продол.

137

16 авг.

21 сп. н. ч.

138

16 авг.

21 сп. оф.

и ниж. ч.

139

17 авг.

21 сп. н. ч.

140

18 авг.

21 сп. н. ч.

141

19 авг.

21 сп. оф.

142

19 авг.

продол.

143

20 авг.

продол.

144

24 авг.

22 сп. оф.

145

26 авг.

25 сп. н. ч.

146

26 авг.

22 сп. н. ч.

147

27 авг.

22 сп. н. ч.

148

28 авг.

продол.

149

28 авг.

продол.

22 сп. н. ч.

150

28 авг.

151

31 авг.

продол.

23 сп. н. ч.

152

3 сент.

153

3 сент.

23 сп. оф.

154

5 сент.

23 сп. н. ч.

155

15 сент.

24 сп. оф.

150

15 сент.

24 сп. н. ч.

157

17 сент.

продол.

158

18 сент.

продол.

159

25 сент.

25 сп. оф.

160

26 сент.

25 сп. н. ч.

161

26 сент.

25 сп. н. ч.

162

26 сент.

продол.

163

6 окт.

26 сп. н. ч.

164

6 окт.

продол.

165

8 окт.

166

26 окт.

27 сп. н. ч.

Итого списковъ.

70

44

18

15

19

съ того №, который въ это время параллельно шелъ о Портъ-Артурцахъ и о Мукденцахъ, т. е. съ № 18. То-же самое произошло и со списками лицъ, взятыхъ на о. Сахалинѣ: первый ихъ списокъ пришелъ 16-го августа одновременно съ 21 спискомъ Портъ-Артурцевъ, а потому и былъ обозначенъ тѣмъ-же нумеромъ, а дальнѣйшіе списки имѣли соотвѣтствующіе дальнѣйшіе-же нумера. Такимъ образомъ съ 26-го апрѣля въ Бюро стали поступать параллельные, начиная съ № 9, №№ списковъ лицъ, взятыхъ въ Портъ-Артурѣ и при Мукденѣ. съ 20-го іюля параллельные №№ списковъ тѣхъ-же лицъ, а также лицъ, взятыхъ въ Корейскомъ проливѣ, начиная съ № 18, и, наконецъ, съ 16-го

— 26 —

августа стали поступать одновременно параллельные, начиная съ № 21, списки лицъ, взятыхъ въ четырехъ главныхъ мѣстахъ плѣненія — въ Портъ-Артурѣ, Мукденѣ. Корейскомъ проливѣ и на о. Сахалинѣ.

При полученіи телеграфныхъ списковъ изъ Пекина происходили нѣкоторыя, впрочемъ небольшія, недоразумѣнія. но уже по винѣ телеграфа. Напримѣръ. 14-го и 18-го марта пришелъ 6-ой списокъ Портъ-Артурцевъ съ продолженіями, между тѣмъ какъ 5-й поступилъ лишь 20-го числа того-же мѣсяца, затѣмъ 27-го, 29 и 30-го мая пришелъ 13-й списокъ тѣхъ-же лицъ съ продолженіями. 4-го и 5-го іюня пришелъ 14-й списокъ съ продолженіями. 6-го іюня опять 13-й списокъ и онъ-же полученъ былъ еще разъ 27-го Іюня послѣ поступленія уже 15-го списка, и каждый разъ содержалъ въ себѣ свѣдѣнія о разныхъ лицахъ.

Всѣхъ телеграфныхъ списковъ, съ продолженіями, прислано было въ Бюро Русской Миссіей въ Пекинѣ, съ 2-го сентября 1904 г. по 26-ое октября 1905 г. — 166, причемъ 70 изъ нихъ содержали свѣдѣнія о лицахъ, взятыхъ въ плѣнъ въ Портъ-Артурѣ, 44 о лицахъ, взятыхъ при Мукденѣ. 18 — въ Корейскомъ проливѣ. 15 — на о. Сахалинѣ и 19 — въ разныхъ мѣстахъ.

Въ первое время списки эти приходили въ Бюро довольно рѣдко — въ августѣ 1904 г. ихъ поступило лишь 3, въ сентябрѣ 5, въ октябрѣ — 3, и, наконецъ, въ декабрѣ только 1, но зато въ январѣ 1905 г., т. е. послѣ паденія Портъ-Артура. число ихъ возрасло сразу до 7, въ февралѣ до 12 и т. д.. въ маѣ достигло уже 24, въ іюлѣ 28, въ сентябрѣ же число ихъ упало до 11, и въ октябрѣ пришли послѣдніе — 27 —

4 списка. Кромѣ того, съ января-же они стали поступать по нѣсколько списковъ въ одинъ день, причемъ 3 въ день было обычнымъ явленіемъ, но были дни, 16 мая. 6 и 28 іюня, когда ихъ поступило сразу по 5 и 6 списковъ. При этомъ, начиная съ конца апрѣля, а особенно съ средины іюня, послѣ боя въ Корейскомъ проливѣ, въ одинъ и тотъ-же день въ Бюро приходили списки лицъ, взятыхъ въ Портъ-Артурѣ, Мукденѣ, у Цусимы и т. д., и бывало, что въ концѣ этихъ спеціальныхъ списковъ помѣщались лица другихъ категорій, что заставляло предполагать, что они были пропущены при подачѣ ранѣе бывшихъ телеграммъ.

Благодаря вновь установленному, такимъ образомъ, порядку доставленія въ Бюро списковъ русскихъ военноплѣнныхъ, свѣдѣнія, хотя-бы и не о всѣхъ ихъ, но о большей ихъ части, получались въ Бюро уже съ большею быстротою, чѣмъ ранѣе и притомъ имена и фамиліи ихъ доходили уже не въ очень искаженномъ видѣ. Нельзя, однако, не отмѣтить, что и при этомъ способѣ доставленія свѣдѣній, списки многихъ военноплѣнныхъ были доставлены въ Бюро спустя много времени послѣ ихъ плѣненія; такъ, напримѣръ, списки Портъ-Артурцевъ приходили, начиная съ 26-го января и по 26-ое сентября 1905 г., т. е. поступали цѣлыхъ 8 мѣсяцевъ, списки лицъ, взятыхъ 12—25 февраля при Мукденѣ, съ 26-го апрѣля по 26 августа, т. е. 4 мѣсяца, списки, взятыхъ 14—15 мая въ Корейскомъ проливѣ — съ 2-го іюня по 26 октября, т. е. тоже почти 4 мѣсяца и списки взятыхъ въ разное время на о. Сахалинѣ — съ 16-го августа по 8-ое октября, т. е. почти 2 мѣсяца. Конечно подобная задержка произошла только благодаря небывалому въ лѣтописяхъ

войнъ количеству военноплѣнныхъ, и одно это указываетъ, насколько вышло предусмотрительнымъ установленіе новаго порядка полученія свѣдѣній, и какія могли произойти послѣдствія, въ случаѣ его отсутствія.

Для регистраціи получавшихся такимъ образомъ свѣдѣній и руководствуясь указаніемъ на этотъ предметъ Положенія Гаагской Конвенціи Бюро заблаговременно заготовило нѣсколько тысячъ карточекъ, на которыя и должны были заноситься свѣдѣнія о каждомъ военноплѣнномъ отдѣльно.

Форма и содержаніе карточки были слѣдующія:

-- Фамилія. имя, вѣроисповѣданіе

-- Званіе или чинъ, названіе воинской части или корабля

-- Время и мѣсто плѣненія

-- Состояніе здоровья

-- Мѣстонахожденіе

-- Мѣсто жительства въ его отечествѣ

Къ сожалѣнію не всѣ строки карточки, по разнымъ причинамъ, могли быть заполнены. Такъ, на первой строкѣ приходилось ограничиваться надписаніемъ только фамиліи и имени военноплѣннаго, такъ какъ вѣроисповѣданіе не было обозначено въ поступавшихъ въ Бюро спискахъ.

Къ свѣдѣніямъ, занесеннымъ на второй строкѣ, приходилось относиться крайне осторожно, такъ какъ, напримѣръ, наблюдалось, что нѣкоторые плѣнные, изъ страха передъ будущимъ наказаніемъ за сдачу въ плѣнъ, или по другимъ какимъ-нибудь причинамъ, причисляли себя къ несуществующимъ частямъ, а Бюро, не имѣя съ своемъ распоряженіи списковъ частей войскъ, находившихся на театрѣ военныхъ дѣйствій, не имѣло возможности провѣрять эти свѣдѣнія. Подобные случаи были, конечно, крайне рѣдки, а поэтому Бюро, въ видахъ ускоренія сообщенія свѣдѣній о другихъ военноплѣнныхъ, предпочитало даже допускать эти исключительные промахи, чѣмъ задерживать весь списокъ, но это не избавило, однако, его отъ нареканій по сему поводу Главнаго Штаба, который и выставлялъ это обстоятельство одной изъ причинъ неправильности постановки всего дѣла, изъятаго изъ его вѣдѣнія.

Такъ какъ свѣдѣнія, помѣщавшіяся на третьей строкѣ, сообщались Русскою Миссіей въ Пекинѣ, какъ было ранѣе сказано, въ началѣ телеграммы, то они и были почти самымъ вѣрнымъ матеріаломъ изъ всѣхъ остальныхъ, заносившихся на карточки. Исключеніе въ этомъ отношеніи составляли лишь свѣдѣнія о небольшомъ количествѣ плѣнныхъ, взятыхъ въ разныхъ мѣстахъ и въ разное время, особенно въ началѣ войны, такъ какъ въ подобныхъ случаяхъ не всегда имѣлись объ одномъ и томъ-же лицѣ вѣрныя свѣдѣнія по обѣимъ категоріямъ.

Четвертая и пятая строки доставляли Бюро много непріятностей, такъ какъ въ телеграфныхъ сообщеніяхъ очень часто не заключалось свѣдѣній о состояніи здоровья военноплѣннаго или они иногда бывали ошибочны, а между тѣмъ публика настойчиво требовала сообщенія свѣдѣній этого рода. По наблюденіямъ Бюро, пропускъ этихъ свѣдѣній въ телеграммѣ относился по большей части къ лицамъ, попавшимъ въ плѣнъ здоровыми, а поэтому хотя, при выдачѣ личныхъ справокъ, графа эта въ подобныхъ случаяхъ и не заполнялась, но устно заинтересованнымъ лицамъ сообщалось, что хорошее состояніе здоровья даннаго военноплѣннаго весьма правдоподобно.

Шестая и седьмая строки заполнялись лишь по полученіи почтовыхъ списковъ, въ которыхъ и находились свѣдѣнія о мѣстонахожденіи военноплѣнныхъ. Между тѣмъ многимъ лицамъ изъ публики было интересно знать, на какой именно точкѣ земного шара находились въ то время близкіе имъ люди, и для этого въ Бюро была вывѣшена самая подробная изъ имѣвшихся картъ Японіи. на которой были подчеркнуты мѣста нахожденія въ плѣну русскихъ, и которыя показывались интересовавшимся лицамъ.

Восьмая строка оказалась совершенно лишней, такъ какъ Токійское Бюро свѣдѣній о мѣстожительствѣ военноплѣнныхъ въ отечествѣ, а тѣмъ болѣе о ихъ мѣсторожденіи, совсѣмъ не давало, и поэтому при напечатаніи слѣдующихъ карточекъ строка эта совсѣмъ выпускалась. Для крестьянъ эти свѣдѣнія были, однако, весьма необходимы, такъ какъ среди военноплѣнныхъ нижнихъ чиновъ было много однофамильцевъ, имѣвшихъ одни и тѣ-же имена и находившихся въ тѣхъ-же полкахъ.— напримѣръ, карточекъ съ фамиліями Иванъ Ивановъ въ Бюро имѣлось 69, Иванъ Петровъ — 34 и т. д. и, конечно, перепутать ихъ было легко.

По большей части телеграммы изъ Пекина содержали въ себѣ свѣдѣнія о многихъ лицахъ, (бывали телеграммы о 1200 лицахъ и болѣе), а потому ихъ. немедленно по полученіи съ телеграфа, дѣлили на части, которыя раздавались сразу нѣсколькимъ лицамъ. При этомъ выработался слѣдующій порядокъ: такъ какъ въ началѣ телеграммы. какъ было сказано ранѣе, стояли свѣдѣнія, относившіяся сразу къ нѣсколькимъ военноплѣннымъ, какъ-то время и мѣсто плѣненія, часть службы и состояніе здоровья и т. д., то лицо, списывавшее свѣдѣнія съ телеграммы, наносило ихъ только ка первую карточку, а на остальныхъ писало только имена и фамиліи военноплѣнныхъ, остальныя-же свѣдѣнія немедленно заносились на эти послѣдующія карточки другимъ лицомъ, бравшимъ ихъ отъ перваго.

Эти карточки, по занесеніи на нихъ всѣхъ находившихся въ телеграммѣ свѣдѣній, раскладывались по алфавиту, по нимъ-же составлялся литографированный списокъ, подлежавшій разсылкѣ въ разныя учрежденія, затѣмъ онѣ свѣрялись со старыми запросами (о чемъ будетъ сказано своевременно) и. наконецъ, онѣ размѣщались среди карточекъ, составленныхъ уже ранѣе и лежавшихъ въ особыхъ коробкахъ.

До размѣщенія въ коробки этихъ карточекъ, фамиліи военноплѣнныхъ записывались въ особо заведенныя для этого нумераціонныя книги, но слѣдуетъ констатировать, что съ самаго-же начала здѣсь была допущена ошибка, которую нельзя было исправить, несмотря на всѣ приложенныя къ этому впослѣдствіи старанія. Дѣло въ томъ, что Бюро неправильно было понято первоначально требованіе Положенія Гаагской Конвенціи о представленіи въ Бюро воюющей державы дубликатовъ карточекъ военноплѣнныхъ.— именно предполагали, что по окончаніи войны явится необходимость въ отправкѣ въ Японію дубликатовъ карточекъ не только японскихъ, но и русскихъ военноплѣнныхъ, и такъ какъ въ первое время число плѣнныхъ было очень незначительное, то одновременно стали записывать въ эти книги оригиналы и дубликаты съ карточекъ русскихъ и японскихъ военноплѣнныхъ. давъ имъ одну общую нумерацію.

Въ виду безполезности и неправильной постановкѣ работы, занимавшей, кромѣ того, при увеличеніи количества плѣнныхъ, все большее и большее число служащихъ Бюро, она была, наконецъ, прекращена, но порядокъ №№ военноплѣнныхъ былъ уже нарушенъ, что отразилось крайне неблагопріятно на ихъ общемъ подсчетѣ.

Подлинные, составлявшіеся въ Токіо, списки военноплѣнныхъ стали поступать въ Бюро отъ Русской Миссіи въ Пекинѣ съ конца сентября 1904 г. Въ таблицахъ IV-VIII показано точное время отправленія ихъ изъ Токіо, затѣмъ время полученія содержавшихся въ нихъ свѣдѣній по телеграфу изъ Пекина и. наконецъ, время поступленія ихъ въ Бюро.

Однако не всѣ изъ полученныхъ Бюро списковъ прошли эти три стадіи своего пути. Такъ, 5 изъ нихъ — 2 о лицахъ взятыхъ въ разныхъ мѣстахъ, 2 о Портъ-Артурцахъ и 1 о Сахалинцахъ — не были сообщены по телеграфу; затѣмъ, одинъ списокъ Портъ-Артурцевъ не былъ полученъ съ почты, и свѣдѣнія о военноплѣнныхъ, помѣщенныхъ въ этомъ спискѣ, были взяты изъ соотвѣтствующаго телеграфнаго списка.

Списки военноплѣнныхъ, взятыхъ въ разныхъ мѣстахъ.

№№

ВРЕМЯ

Количество

плѣнныхъ

Мѣсто

плѣненія.

Мѣстонахожденіе въ плѣну.

Отпр. почтой списковъ изъ Токійскаго Бюро.

полученія въ СПБ. Бюро

телегр.

списковъ

почтов.

списковъ

Оф.

Нижн. чин.

1904 г.

1

12 (25) авг.

2 сент.

29 сент.

5

162

Разн. мѣста.

Неизвѣстно.

2

23 авг. (5 сент.)

13 сент.

6 окт.

1

190

Разн. мѣста.

Неизвѣстно.

3

2 (15) сент.

17 сент.

19 окт.

14

603

Кор. прол. (кр. Рюрикъ)

Мацуяма, Химеджи, госп. въ Сасебо.

4

12 (25) сент.

29 сент.

29 окт.

6

193

Разн. мѣстн.

Мацуяма, Химеджи и Фукучіяма.

5

23 сент. (5 окт.)

4 окт.

8 нояб.

119

Разн. мѣстн.

6

2 (15) окт.

14 окт.

17 нояб.

5

73

Разн. мѣстн.

7

12 (25) окт.

27 окт.

22 нояб.

1

100

Разн. мѣстн.

Мацуяма.

8

25 окт. (7 нояб.)

12 нояб.

11 дек.

11

834

Разн. мѣстн.

Мацуяма, Фукучіяма.

9

2 (15) ноября

25 нояб.

17 дек.

66

Разн. мѣстн.

10

12 (25) ноября

25 нояб.

26 дек.

7

114

Разн. мѣстн.

Мацуяма.

11

22 нояб. (5 дек.)

6 дек.

7 января 1905 г.

1

159

Разн. мѣстн.

Мацуяма, Фукучіяма.

12

2 (15) дек.

12 янв.

1

148

Разн. мѣстн.

13

12 (25) дек.

2 янв.

31 янв.

Разн. мѣстн.

Мацуяма.

14

2 (15) янв.

11 янв.

14 февр.

1

1

Разн. мѣстн.

15

12 (25) марта

26 мар.

5 мая

6

Разн. мѣстн.

16

2 (15) іюня.

20, 21, 25 іюля 1)

— >

295

Ляоянъ, Шахе, Телинъ

Хамадера.

17

23 іюля (5 авг.)

7, 9 и 10 авг. 2)

9 сент.

10

Телинъ.

Хамадера, Куруме.

18

2 (15) авг.

16 авг.

15 сент.

2

20

Телинъ.

Кумамото, Фукуекъ.

19

12 (26) авг.

27, 28 августа. 3)

27 сент.

12

Телинъ, Ляоянъ.

Хамадера. Куруме.

20

12 (25) сент.

26 сент.

7 нояб.

1

45

Чаягъ-ту.

Фукуока.

21

7 (20) окт.

23 янв. 1906 г.

30

Телинъ.

Итого

62

2.679

1) Списокъ поступиль въ Бюро по ошибкѣ прямо изъ Токійскаго Бюро при бумагѣ, адресованной въ Россійскую Миссію въ Пекинѣ.

2) Помѣщены въ списокъ Портъ-Артурцевъ.

3) Помѣщены въ списокъ Мукденцевъ.

Списки военноплѣнныхъ, взятыхъ при капитуляціи Портъ-Артура.

№№

Время

Количество

плѣнныхъ.

Мѣстонахожденіе въ плѣну.

Отпр. почтой списковъ изъ Токійскаго Бюро.

полученія въ СПБ. Бюро

телеграфн.

списковъ.

почтов.

списковъ

Офиц.

Ниж.

чин.

1904 годъ.

12 (25) декабря

31 янв. 1905 г.

2

3

Неизвѣстно.

1905 годъ.

2 (15) янв.

14 февр.

3

1

12 (25) янв.

26, 27 янв.

26 февр.

142

444

Мацуяма. Нагоя, Фукучіяма.

2

23 янв. (5 февр.)

4, 7, 8, 9 февр.

9 марта

88

1.795

Мацуяма. Нагоя. Фукучіяма. Даири, Хамеджи.

3

2 (15) февр.

17, 18 февр.

252

826

Даири, Хамеджи, Фукучіяма, Мацуяма, Ниоксама.

4

12 (25) февр.

28 февраля

1.420

Нипосима. Нагоя, Мацуяма. Фукучіяма, Химеджи, Осака.

5

20 февр. (5 мар.)

20 марта

569

Мацуяма, Нагоя, Осака.

6

2 (15) марта

14. 18 марта

675 1)

1.778

Нипосима, Осака, Фукуока и Нагоя, Даири.

7

12 (25) марта

30. 31 марта

5 мая

213

1.101

8

23 мар. (5 апр.)

6, 7. 8 апр.

18 мая

66

3.684

Даири. Мацуяма, Осака.

9

2 (15) апр.

21 апрѣля

7

2.590

Осака.

10

12 (25) апр.

26, 27, 28, 29 апр. и 4 мая

6 Іюня

2.507

Осака.

11

22 апр. (5 мая)

5, 6 мая

6 Іюня

2.279

Нипосима. Мацуяма, Нагоя, Хамадера.

12

2 (15) мая

16, 20 мая

14 іюня

2.624

Хамадера.

13

12 (25) мая

27, 29, 30 мая, 2, 6, 27 іюня

30 іюня

3.339

Хамадера, Даири, Куруме, Ооцу, Фукуока.

1) Отпущены на честное слово.

1905 годъ.

14

23 мая (5 іюня)

4, 5 іюня

7 Іюля

1

2.273

Хамадера, Нагоя. Мацуяма, Фусима, Фукуока, Ооцу, Куруме, Такасаки, Кумамото.

15

2 (15) іюня

17, 19 іюня

25 іюля

1.403

Хамадера, Мацуяма, Кумамото, Каназава.

16

12 (25) іюня

28 іюня

1 авг.

706

Хамадера. Каназава.

17

22 іюня (5 іюля)

4 іюля

1 авг.

1.837

Хамадера, Куруме, Такасики, Каназава.

18

19, 20 іюля

884 1)

19

12 (25) Іюля

27, 28 іюля, 1 авг.

31 авг.

1.610

Хамадера, Каназава.

20

23 іюля (5 авг.)

7 августа

9 сент.

1.878

Xамадера, Куруме.

21

2 (15) авг.

7, 8, 9, 17 и 20 августа

15 сент.

1.306

Хамадера, Куруме, Фукуока, Ниносима.

22

12 (25) авг.

27, 28 авг.

27 сент.

1.182

Хамадера, Наросино.

23

23 авг. (5 сент.)

5 сент. 2)

8 окт.

6

Куруме.

24

2 (15) сент.

17 сент. 2)

28 окт.

7

Хамадера.

25

12 (25) сент.

20 сент.

7 нояб.

2

Хамадера.

26

22 сент. (5 окт.)

6 окт. 2)

14 нояб.

2

Хамадера.

Итого

1.449

38.255


1) Количество плѣнныхъ взято изъ телеграфнаго списка, за не полученіемъ почтоваго.


2) Помѣщены въ одной телеграммѣ съ плѣнными, взятыми на о. Сахалинъ.


Списки военноплѣнныхъ, взятыхъ въ плѣнъ при Мукденѣ.

№№

Время

Количество

плѣнныхъ.

Мѣстонахожденіе въ плѣну.

Отпр. почтой.

списковъ изъ Токійскаго Бюро.

полученія въ СПБ. Бюро

телеграфн.

списковъ

почтов.

списковъ

Офиц.

Нижн.

чин.

1905 годъ.

9

2 (15) апрѣля

20 апрѣля

102

Кумамото, Сакура, Кокура, Фусими, Мацуяма.

10

12 (25) апрѣля

28 апрѣля

6 іюня

100

Мацуяма, Фукуока, Каназава, Такасаки.

11

22 апр. (5 мая)

3, 7, 10 мая

30 мая, 6 іюня

89

1.549

Сендай. Ямагучи, Мацуяма, Сакура, Кокура, Кумамото.

12

2 (15) мая

16, 17 мая

14 іюня

35

1.649

Каназава, Сендай.

13

12 (25) мая

30, 31 мая, 2, 6 іюня

30 Іюня

3.362

Сендай, Даири, Ямагучи, Ооцу, Фукуока, Кумамото.

14

23 мая (5 июня)

3, 6 іюня

7 іюля

1.536

Сакура, Сабая, Кокура, Ооцу, Куруме, Мацуяма, Такасаки.

15

2 (15) іюня

17, 18, 20, 23 и 28 іюня

25 іюля

3.763

Мацуяма, Каназава, Сакура, Наросино.

16

12 (25) іюня

28, 29, 30 іюня,

2, 3 іюля

1 авг.

2.905

Такасаки, Мацуяма, Цуруга, Фусими, Каназава.

17

22 іюня (5 іюля)

4 іюля

1 авг.

74

1.159

Наросино, Куруме, Цуруга, Каназава, Хамадера, Такасаки.

18

2 (15) іюля

20, 21, 26 іюля

25 авг.

1.472

Куруме, Такасаки, Каназава.

19

12 (25) іюля

26, 27. 28, 31 іюля, 1 авг.

31 авг.

1.266

Каназава.

20

23 іюля (5 авг.)

7, 9, 10 авг.

9 сент.

4

1.277

Каназава, Хамадера, Куруме.

21

2 (15) августа

10. 19 авг.

15 сент.

2

389

Каназава, Хамадера, Куруме, Кумамото, Фукуока.

22

12 (25) авг.

27 сент.

14

Фукуока, Куруме.

23

23 авг. (5 сент.)

3 окт.

1

Наросино.

24

2 (15) сент.

28 окт.

2

Хамадера.

25

12 (25) сент.

20 августа

6

Кокура.

Итого

407

20.291

Списки военноплѣнныхъ, взятыхъ при о. Цусимѣ

1905 годъ

14

23 мая (5 іюня)

2, 6 іюня

7 іюля

20

Хамадера.

15

2 (15) іюня

16 іюня

25 іюля

45

Мацуяма.

17

22 іюня (5 іюля)

3 іюля

1 авг.

176

Мацуяма, Куруме.

18

2 (15) іюля

13, 20 іюля

18 авг.

99

186

Сендай. Каназава, Фусими, Кумамото.

19

12 (25) іюля

25 іюля

31 авг.

50

50

Каназава, Сендай, Нагоя.

20

23 іюля (5 авг.)

6, 10, 11 и 12 августа.

9 сент.

14

1.750

Фукуока, Осака, Куруме, Фусими, Каназава, Кумамото, Сендай.

21

2 (15) августа

13, 19 авг.

15 сент.

4

1.423

Xиросаки, Кумамото, Куруме, Фусими, Фукуока.

22

12 (25) авг.

26, 28 и 31 авг.

27 сент.

2.110

Кумамото, Куруме, Фукуока.

23

24 авг. (5 сент.)

3 окт.

4

Фусими.

24

2 (15) сент.

28 окт.

5

23

Кумамото, Фусими.

25

12 (25) сент.

25 сентября

7 нояб.

14

33

Ямагучи, Фусими, Фукуока.

26а

23 сент. (5 окт.)

14 нояб.

48

Фукуока.

26б

13 (26) окт.

26 октября

23 янв.

1906 г.

32

Кокура, Фукуока.

Итого

255

5.831

Табл. VIII.

Списки военноплѣнныхъ, взятыхъ на островѣ Сахалинъ.

№№

Время

Количество плѣнныхъ.

Мѣстонахожденіе въ плѣну.

Отпр. почтов.

списковъ изъ Токійскаго Бюро.

полученія въ СПБ. Бюро

телеграфн. списковъ

почтов.

списковъ

Офиц.

Ниж.

чин.

1905 годъ.

21

2 (15) августа

16 августа

15 сент.

10

10

Хиросаки.

22

12 (25) авг.

24, 28 авг.

27 сент.

36

480

Хиросаки, Сендай, Ямагучи, Нарасино.

23

28 авг. (5 сент.)

3, 5 сент. 1)

3 окт.

41

932

Акита, Нарасино.

24

2 (15) сент.

15. 17 и 18 сентября. 1)

28 окт.

11

1.781

Ямагучи, Нарасино, Акита. Ооцу, Нагоя.

25

12 (25) сент.

28 сентября

7 нояб.

1.402

Наросино, Хиросаки, Нагоя.

26а

22 сент. (5 окт.)

6, 8 октября 1)

14 Нояб.

1.267

Нагоя, Хамадера, Наросино.

26б

15 (28) ноября

17 февр. 1906 г.

1

Сендай.

Итого

101

5.853

Изъ представленныхъ таблицъ усматривается, что при нормальныхъ обстоятельствахъ Бюро получало телеграфные списки военноплѣнныхъ черезъ 15 дней послѣ отправки ихъ изъ Токіо, затѣмъ они шли 33 дня почтою изъ Пекина въ С.-Петербургъ, и такимъ образомъ, получались въ Бюро на 52-ой день

1) Помѣщенъ въ одной телеграммѣ съ плѣнными, взятыми въ Портъ-Артурѣ.

по высылкѣ ихъ изъ Токіо. Конечно, замѣчались нѣкоторыя отклоненія отъ указанныхъ среднихъ, но они были хотя иногда и значительны, но зато крайне рѣдки. Такъ, были случаи полученія телеграфныхъ списковъ на 10-ый день по выходѣ почтовыхъ списковъ изъ Токійскаго Бюро, но зато было нѣсколько случаевъ полученія ихъ черезъ 20 и даже 23 дня по выходѣ оттуда; затѣмъ, нѣкоторые списки, шедшіе изъ Пекина въ С.-Петербургъ по почтѣ, находились въ пути всего 23 дня и даже 19 дней, но были и такіе, которые шли 62 и даже одинъ, который былъ полученъ черезъ 99 дней по полученіи телеграфнаго съ него списка. Такимъ образомъ, и отъ общаго количества дней, которое протекало между выходомъ почтоваго списка изъ Токійскаго Бюро и полученіемъ его въ С.-Петербургѣ, съ заходомъ въ Пекинъ для передачи его по телеграфу, происходили отклоненія какъ въ ту, такъ и въ другую сторону, въ предѣлахъ отъ 33 до 108 дней.

Изъ тѣхъ-же таблицъ видно, что всѣхъ почтовыхъ списковъ было получено въ Бюро, начиная съ конца сентября 1904 г. и вплоть до февраля 1906 г. — 85, причемъ Токійское Бюро выпускало ихъ аккуратно три раза въ мѣсяцъ, каждыя 5, 15 и 25 числа (новаго стиля), отступленія отъ чего были только въ самомъ началѣ и концѣ войны, вслѣдствіе естественнаго отсутствія матеріала въ первомъ случаѣ и оскудѣнія его во второмъ. И только въ концѣ уже, въ самый разгаръ дѣятельности Бюро, объяснилась непонятная ему нумерація списковъ военноплѣнныхъ — именно Токійское Бюро, посылая списки лицъ, взятыхъ до января 1905 г., т. е. до паденія Портъ-Артура,

безъ нумераціи ихъ, съ того времени стало ихъ нумеровать, причемъ за однимъ и тѣмъ же номеромъ числились списки лицъ, хотя и взятыхъ въ разныхъ мѣстахъ, но шедшихъ одновременно. Такъ. 25-го января (новаго стиля) посланъ первый списокъ исключительно о Портъ-Артурцахъ, 5-го февраля — 2-ой, о нихъ-же и такъ далѣе, затѣмъ 15-го апрѣля 9-ый о нихъ-же и о лицахъ, взятыхъ къ тому времени при Мукденѣ, и такъ до 13-го включительно, потомъ съ 5-го іюня, съ 14-го списка, стали сообщать уже не только объ этихъ лицахъ, но и о матросахъ эскадры адмирала Рожественскаго, и, наконецъ, съ 15-го августа, т. е. съ 21-го списка, и о Сахалинцахъ.

Такимъ образомъ до Іюня 1905 г. почтовые списки военноплѣнныхъ поступали 3 раза въ мѣсяцъ, а съ этого мѣсяца по ноябрь уже по 8 и даже до 14 въ мѣсяцъ, и наконецъ, послѣдній списокъ пришелъ въ февралѣ 1906 г.

Новый матеріалъ, заключавшійся въ почтовыхъ спискахъ, состоялъ собственно въ болѣе точной передачѣ именъ и фамилій военноплѣнныхъ, очень часто искажавшихся на телеграфѣ, затѣмъ, въ болѣе точномъ-же указаніи ихъ числа (были очень часты случаи пропуска въ телеграфныхъ спискахъ многихъ военноплѣнныхъ) и состоянія ихъ здоровья, и, наконецъ, въ сообщеніи ихъ мѣстопребыванія въ Японіи.

По этимъ спискамъ и провѣрялись свѣдѣнія, нанесенныя на карточки на основаніи телеграммъ Русской Миссіи въ Пекинѣ. Но такъ какъ послѣдніе, и самые объемистые, почтовые списки были доставлены въ Бюро въ концѣ 1905 г., т. е. уже послѣ значительнаго сокращенія штата служащихъ, то не всѣ

они и были провѣрены, что, конечно, отозвалось потомъ на точности сообщавшихся свѣдѣній. Приходилось въ каждомъ сомнительномъ случаѣ перелистывать эти списки, и такъ какъ они не были составлены по алфавиту, а кромѣ того номера военноплѣнныхъ стояли далеко не по порядку, то эта работа требовала продолжительнаго и внимательнаго труда.

Во всякомъ случаѣ эти списки были самымъ главнымъ матеріаломъ, на основаніи котораго въ Бюро были составлены карточки почти всѣхъ военноплѣнныхъ.

Надо замѣтить, что Министерства Иностранныхъ Дѣлъ и Военное, а также Морской Штабъ продолжали. параллельно съ этимъ, сообщать въ Бюро списки военноплѣнныхъ, но сообщенія эти приходили весьма неаккуратно, съ большими запозданіями и съ такими искаженіями фамилій, что даже французскій Посланникъ въ Токіо, посылая списки, оговаривался, что не ручается за ихъ полную достовѣрность. Въ концѣ концовъ Министерства совсѣмъ прекратили сообщать свѣдѣнія о военноплѣнныхъ.

Затѣмъ уже въ Іюлѣ 1906 г. Главный Штабъ доставилъ въ Бюро 33 тетради со списками военноплѣнныхъ, составленными во время переѣзда ихъ на транспортахъ изъ Японіи во Владивостокъ, и списки эти пригодились при выдачѣ удостовѣреній бывшимъ военноплѣннымъ, о чемъ будетъ сказано далѣе.

Наконецъ, во время эвакуаціи русскихъ военноплѣнныхъ изъ Японіи, Токійское Бюро передало Главному Коммиссару, нынѣ Генералъ-Адъютанту Данилову, именныя карточки всѣхъ военноплѣнныхъ, которыя онъ сдалъ, по пріѣздѣ въ С.-Петербургъ, въ Главный Штабъ, но этотъ послѣдній не выдалъ ихъ Бюро,

несмотря на неоднократныя на то просьбы, и такимъ образомъ оно лишено было возможности не только произвести новую и самую достовѣрную провѣрку имѣвшихся у него свѣдѣній, но и выдавать на основаніи ихъ справки по поступившимъ въ то время запросамъ, а также удостовѣренія военноплѣннымъ.

Вскорѣ-же послѣ установленія новаго порядка полученія списковъ русскихъ военноплѣнныхъ обнаружилась полная его необходимость съ августа 1904 г. количество лицъ, взятыхъ въ плѣнъ, стало замѣтно возростать и въ сентябрѣ были доставлены свѣдѣнія уже о 1.336 плѣнныхъ, а за 4 слѣдующихъ мѣсяца (октябрь-январь 1905 г.) было сообщено о 2.739 лицахъ. Наибольшее-же количество плѣнныхъ было сообщено въ маѣ 1905 г. — 13.330, въ іюлѣ — 14.230 и въ августѣ — 13.077, и наконецъ, въ октябрѣ былъ доставленъ послѣдній списокъ.

Переходя къ разсмотрѣнію вопроса объ общемъ количествѣ русскихъ военноплѣнныхъ, слѣдуетъ замѣтить. что оно не могло быть точно установлено, потому что разные источники давали и разныя свѣдѣнія. Именно, по телеграфнымъ спискамъ, а также по свѣдѣніямъ Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, всѣхъ плѣнныхъ, за исключеніемъ лицъ, не подлежавшихъ взятію въ плѣнъ и по большей части освобожденныхъ Японскимъ Правительствомъ, какъ то: духовныхъ лицъ, медицинскій персоналъ, санитаровъ и т. п., было 74.200 человѣкъ, между тѣмъ какъ въ почтовыхъ спискахъ ихъ числилось 74.588. Затѣмъ, такъ какъ Бюро не завѣдывало эвакуаціей военноплѣнныхъ, то ему и не было извѣстно число ихъ, принятое русскимъ Коммиссаромъ отъ японскихъ властей, и только изъ

дальнѣйшей переписки по поводу вознагражденія за содержаніе ихъ въ плѣну, выяснилось, что Японское Правительство предъявило требованіе объ уплатѣ означенныхъ расходовъ за 71.300 человѣкъ. Къ этой цифрѣ болѣе всего подходитъ, какъ это ни странно, число плѣнныхъ, высчитанное по телеграфнымъ спискамъ,— если изъ указанной цифры 74.200 плѣнныхъ исключить 2.318 умершихъ (табл. IX) и 675 лицъ офицерскаго званія, освобожденныхъ послѣ взятія Портъ-Артура изъ плѣна на честное слово, то получится 71.207 человѣкъ. Если-же число умершихъ и освобожденныхъ исключить изъ цифры, установленной на основаніи почтовыхъ списковъ, то получится 71.595 плѣнныхъ, что не совпадаетъ съ цифрой, выставленной Японскимъ Правительствомъ.

Что касается распредѣленія военноплѣнныхъ по званію и мѣстамъ плѣненія, то оно могло быть произведено Бюро все-таки по почтовымъ спискамъ, какъ наиболѣе достовѣрнымъ, и выразилось слѣдующими цифрами:

Мѣсто плѣненія.

Количество военноплѣнныхъ.

Сухопутныхъ.

Морскихъ.

Всего.

Офиц.

Нижн.

чин.

Офиц.

Нижн.

чин.

Офиц.

Нижн.

чин.

Разныя мѣста.....

47

2.676

14

603

61

2.679

Портъ-Артуръ

697

30.043

245

8.212

942 *)

38.255

Мукденъ

332

20.291

332

20.291

Цусима

246

5.831

246

5.831

Островъ Сахалинъ.

98

5.853

98

5.853

Итого

1.774

58.263

505

14.646

1.679

72.909

*) Изъ нихъ 675 отпущены подъ честное слово.

Табл. IX.

Списки умершихъ русскихъ военноплѣнныхъ.

№№

Время

Мѣсто смѣрти.

отправленія почтовыхъ списковъ изъ Токійскаго Бюро.

полученія почт. списковъ

въ Спб. Бюро.

Офицеры.

Нижніе чины.

Японія.

Манчжурія.

Портъ-

Артуръ.

Всего.

Японія.

Манчжурія.

Портъ-Артуръ.

Всего.

1904 г.

1

12 (25) августа

29 сент.

2

1

3

2

2 (15) сентября

19 окт.

1

1

8

45

53

3

12 (25) сентября

29 окт.

1

1

1

20

21

4

22 сент. (5 окт.)

7 нояб.

34

34

5

2 (15) октября

17 нояб.

1

1

3

95

98

6

12 (25) октября

22 нояб.

1

11

12

7

25 окт. (7 ноября)

11 дек.

1

1

113

113

8

2 (15) ноября

17 дек.

1

41

42

9

12 (25) ноября

26 дек.

1

1

3

107

110

10

22 ноября (5 дек.)

7 янв. 1905 г.

1

1

11

11

11

2 (15) декабря

12 янв.

7

8

15

1905 г.

12

25 дек. (5 янв.)

7 февр.

5

5

13

2 (15) января

14 февр.

2

2

4

14

12 (25) января

20 февр.

2

1

3

15

2 (15) февраля

9

1

7

17

16

12 (25) февраля

2

27

29

17

21 февр. (5 марта)

3

3

2

12

177

191

18

12 (25) марта

5 мая

1

1

161

161

19

22 марта (5 апр.)

18 мая

27

348

375

20

2 (15) апрѣля

2

3

5

42

388

430

21

12 (25) апрѣля

6 іюня

4

1

5

116

32

148

22

22 апр. (5 мая)

30 мая

33

13

21

67

23

2 (15) мая

14 іюня

1

1

17

12

7

36

24

12 (25) мая

30 іюня

2

2

18

25

3

46

25

23 мая (5 іюня)

7 Іюля

9

9

26

2 (15) іюня

25 Іюля

1

1

16

21

37

27

12 (25) іюня

1

1

10

16

26

28

2 (15) іюля

18 авг.

2

2

18

18

29

12 (25) іюля

31 авг.

2

2

21

1

22

30

23 іюля (5 авг.)

9 сент.

14

1

15

31

12 (25) августа

27 сент.

1

1

13

1

14

32

23 авг. (5 сент.)

9

9

1905 г.

33

2 (15) сентября

28 окт.

11

1

12

34

12 (25) сентября

7 нояб.

7

7

35

22 сент. (5 окт.)

14 нояб.

14

14

36

7 (20) октября

23 янв. 1906 г.

12

5

17

37

13 (26) октября

7

7

38

20

20

З9

15 (28) ноября

17 февр.

26

26

1906 г.

40

10 (23) февраля

5 апр.

9

9

Итого

9

15

8

32

332

777

1.277

2.286

Болѣе-же подробныхъ и достовѣрныхъ изслѣдованій въ этомъ отношеніи сдѣлано не было, такъ какъ изслѣдованія эти не представляли предмета вѣдѣнія Бюро, а между тѣмъ требовали для себя большого количества рабочихъ силъ. Затѣмъ, и матеріалъ самъ по себѣ не давалъ богатой пищи для этихъ изслѣдованій,— какъ сказано было ранѣе, свѣдѣнія о раненіи, болѣзняхъ, вѣроисповѣданіи и т. п. имѣлись далеко не о всѣхъ военноплѣнныхъ, а дѣлать выводы на основаніи имѣвшихся матеріаловъ было рискованно. Нѣкоторые представители военнаго вѣдомства

предполагало, напримѣръ, національность военноплѣнныхъ выводить на основаніи ихъ фамилій, но нельзя сказать, чтобы этотъ способъ имѣлъ за собой какія-либо основанія. Извѣстно, что для подобнаго рода выводовъ требуется, по крайней мѣрѣ, знаніе вѣроисповѣданія лица, если не имѣется свѣдѣній о его разговорномъ (домашнемъ) языкѣ, и если неизвѣстно, къ какой національности причисляетъ себя самого заинтересованное лицо.

По окончательномъ закрытіи Бюро всѣ матеріалы будутъ препровождены въ Военное Министерство, которое, слѣдуетъ ожидать, предприметъ въ этомъ отношеніи необходимыя изысканія.

Полученныя и составленныя указанными способами свѣдѣнія какъ относительно цѣлыхъ группъ военноплѣнныхъ, такъ и отдѣльныхъ лицъ, сообщались въ періодическія изданія, въ правительственныя и общественныя учрежденія, а также частнымъ лицамъ по ихъ запросамъ. Конечно, платить газетамъ за напечатаніе списковъ военноплѣнныхъ, Бюро, за недостаткомъ средствъ, не могло, и такимъ образомъ пришлось пользоваться услугами лишь тѣхъ изъ нихъ, которыя изъявили согласіе на напечатаніе ихъ даромъ. Главные органы печати, въ которые сообщались списки военноплѣнныхъ, по мѣрѣ ихъ полученія, были „Вѣстникъ Манчьжурскихъ Армій“, „Русскій Инвалидъ“ и „Сельскій Вѣстникъ“, но были и другія газеты, которыя перепечатывали у себя эти списки. Къ сожалѣнію органъ военнаго вѣдомства, „Русскій Инвалидъ“, далеко не докончилъ печатаніе списковъ военноплѣнныхъ, и въ ноябрѣ 1905 г. совсѣмъ отказался ихъ помѣщать, вернулъ даже ихъ въ Бюро, и окончилъ печатаніемъ только списки умершихъ въ плѣну.

Затѣмъ списки всѣхъ военноплѣнныхъ Бюро сообщало въ Главный и въ Главный Морской Штабы къ свѣдѣнію, а также для провѣрки ихъ, но результаты этого, какъ было сказано ранѣе, были крайне ничтожны, за неимѣніемъ въ распоряженіи этихъ учрежденій соотвѣтствующихъ матеріаловъ для провѣрки.

Кромѣ того Бюро сдѣлало попытку сообщать командирамъ отдѣльныхъ частей свѣдѣнія о нахожденіи въ плѣну лицъ, числившихся въ ихъ частяхъ, но попытка эта не имѣла осязательныхъ результатовъ и повела даже къ нѣсколькимъ недоразумѣніямъ. Такъ, въ началѣ октября Бюро отправило въ Штабъ Командующаго Флотомъ въ Тихомъ океанѣ списокъ спасшихся и оказавшихся въ плѣну моряковъ съ крейсера „Рюрикъ“, но судьба этого списка осталась для Бюро неизвѣстна. Затѣмъ въ январѣ 1905 г. оно разослало командирамъ 149 полковъ списки плѣнныхъ изъ ихъ состава, но черезъ нѣкоторое время отъ нѣсколькихъ командировъ пришли заявленія, что въ спискахъ ввѣренныхъ имъ полковъ данныхъ лицъ не значилось, и Бюро, не имѣя времени разбираться въ этомъ, совсѣмъ прекратило разсылку списковъ военноплѣнныхъ по частямъ.

Многія учрежденія сами обращались въ Бюро съ просьбою присылать имъ всѣ списки военноплѣнныхъ, но такъ какъ списки эти печатались въ весьма ограниченномъ количествѣ экземпляровъ, то Бюро просило ихъ пользоваться въ этомъ отношеніи газетами: затѣмъ, нѣкоторыя учрежденія, какъ-то земскія управы и уѣздные воинскіе начальники, просили сообщать имъ списки военноплѣнныхъ, происходящихъ изъ ихъ губерній, или-же приписанныхъ къ ихъ участкамъ,

но Бюро не могло этого сдѣлать, такъ какъ этихъ свѣдѣній у него самого не было.

Наконецъ, на основаніи составленнаго карточнаго алфавита военноплѣнныхъ. Бюро выдало большое количество справокъ, какъ заинтересованнымъ вѣдомствамъ. такъ и частнымъ лицамъ по запросамъ ихъ о судьбѣ отдѣльныхъ лицъ. При этомъ часто приходилось выслушивать сомнѣнія Главнаго Штаба о сообщаемыхъ Бюро свѣдѣніяхъ,— такъ нерѣдко Штабъ давалъ справку о томъ, что данное лицо пропало безъ вѣсти, а между тѣмъ Бюро сообщало, что оно находится въ плѣну. Бюро, со своей стороны, не находило въ такихъ случаяхъ никакого противорѣчія, такъ какъ очень просто могло случиться, что это лицо дѣйствительно пропало безъ вѣсти, о чемъ Штабъ Главнокомандующаго сообщалъ Главному Штабу, а затѣмъ оказывалось, что это лицо очутилось въ плѣну, и объ этомъ въ свою очередь сообщалось Бюро.

Справки дѣлились на устныя и письменныя, положительныя и отрицательныя, и каждый изъ этихъ видовъ справокъ выдавался на соотвѣтствующемъ бланкѣ, причемъ подлинныя устныя справки выдавались публикѣ, а копіи ихъ раскладывались по алфавиту въ особыхъ регистраторахъ, для письменныхъ же справокъ заводились особыя дѣла отдѣльно для каждаго военноплѣннаго.

Всѣхъ справокъ по запросамъ объ отдѣльныхъ лицахъ было дано Бюро 19.252, но количество ихъ распадалось по отдѣльнымъ мѣсяцамъ, конечно, весьма неравномѣрно. Именно за первые 7 мѣсяцевъ существованія Бюро, количество выданныхъ справокъ

не превышало 200 въ мѣсяцъ, что составляло всего 7-8 справокъ въ рабочій день, между тѣмъ какъ въ послѣдующіе мѣсяцы, особенно съ марта по сентябрь 1905 г., работа увеличилась въ нѣсколько разъ и количество справокъ доходило болѣе чѣмъ до 3-хъ тысячъ въ мѣсяцъ, или около 120 справокъ въ день. Затѣмъ съ октября 1905 г. количество ихъ значительно уменьшилось, дошло къ марту 1906 г. до 300 справокъ въ мѣсяцъ, и наконецъ къ сентябрю 1906 г. дѣятельность Бюро въ этомъ отношеніи почти совсѣмъ прекратилось.

Что касается качественной стороны работы Бюро въ этомъ отношеніи, то съ перваго взгляда можетъ показаться, что трудъ его не отличался большой продуктивностью. такъ какъ количество справокъ положительныхъ, т. е. содержавшихъ въ себѣ свѣдѣнія о запрашиваемомъ лицѣ, было незначительное,— такъ на 19.252 запроса было дано лишь 4.513 положительныхъ отвѣтовъ, или 23,4% общаго количества (табл. X). Самыми неудачными въ этомъ отношеніи мѣсяцами были январь, мартъ и май 1905 г., когда количество положительныхъ справокъ составляло лишь 4-8% общаго количества, т. е. на 340 запросовъ въ январѣ были даны свѣдѣнія лишь о 24 лицахъ, на 1.869 въ мартѣ — свѣдѣнія о 145 и на 2.545 въ маѣ — лишь о 101.

Главная причина сравнительно большого количества отрицательныхъ отвѣтовъ Бюро на запросы заинтересованныхъ лицъ заключалась, какъ это на первый взглядъ ни покажется страннымъ, въ прибавленіи къ его названію слова „справочное“, которое подавало поводъ къ предъявленію къ нему

Таблица X.

Справки о русскихъ военноплѣнныхъ.

№№

Время выдачи справокъ.

Положительныя.

Отрицательныя.

ВСЕГО.

Количество.

№ общ.

колич.

Количество.

1, 2

Іюнь, іюль 1904 г.

46

19,0

202

248

3

Августъ

23

18,0

104

127

4

Сентябрь

28

20,0

79

107

5

Октябрь

31

21,0

116

147

6

Ноябрь

31

18,5

136

167

7

Декабрь

28

18,0

126

154

8

Январь 1905 г.

24

7,0

316

340

9

Февраль

70

21,7

253

323

10

Мартъ

145

8,0

1.724

1.809

11

Апрѣль

389

27.0

1.045

1.434

12

Май

101

4,0

2.444

2.545

13

Іюнь

412

12,5

2.902

3.314

14

Іюль

270

20,0

1.127

1.397

15

Августъ

1.135

60.0

761

1.896

10

Сентябрь

753

50.0

764

1.517

17

Октябрь

468

54.5

391

859

18

Ноябрь

145

25,0

435

580

19

Декабрь

64

20,0

265

329

20

Январь 1906 г.

67

18,0

303

370

21

Февраль

86

21,8

308

394

22

Мартъ

51

17,0

247

298

23

Апрѣль

35

18,5

153

188

24

Май

42

17,8

190

238

25

Іюнь

45

24,0

141

186

26

Іюль

14

10,5

123

137

27

Августъ

10

11,5

78

88

Итого

4.513

23,4

14.739

19.252

запросовъ о многомъ, не имѣшемъ ничего общаго съ кругомъ его дѣятельности. Такъ, родственники лицъ, находившихся въ рядахъ дѣйствовавшихъ армій и флота, не получая долгое время отъ нихъ писемъ, заходили въ Бюро или писали „на всякій случай", съ цѣлью узнать что-либо о немъ, и такъ какъ не все-же русское войско находилось въ плѣну, то и нельзя было найти всѣхъ этихъ лицъ въ числѣ плѣнныхъ. Затѣмъ, многіе изъ тѣхъ, о которыхъ справлялись, оказались впослѣдствіи убитыми или находящимися на излеченіи въ госпиталяхъ, а поэтому опять таки нельзя было дать свѣдѣнія о нахожденіи данныхъ лицъ въ плѣну. Въ послѣдніе мѣсяцы существованія Бюро почти всѣ отвѣты были отрицательными, такъ какъ къ этому времени всѣ бывшіе въ плѣну уже возвратились на родину, а не вернувшіеся оказались давно уже убитыми въ Маньчжуріи, и ничтожное количество выданныхъ Бюро положительныхъ справокъ касалось только лицъ, умершихъ въ плѣну. Затѣмъ въ Бюро поступали запросы о лицахъ совсѣмъ и не бывшихъ на театрѣ военныхъ дѣйствій, напримѣръ, о матросахъ съ бр. „Потемкинъ Таврическій", „Екатерина" и т. д.,— очевидно приходилось давать справки отрицательныя.

Кромѣ того причина незначительнаго количества положительныхъ отвѣтовъ въ нѣкоторые мѣсяцы заключалась въ томъ, что, напримѣръ, въ январѣ 1905 г. были запросы преимущественно о лицахъ, бывшихъ въ Портъ-Артурѣ, въ мартѣ объ участвовавшихъ въ Мукденскомъ бою, и наконецъ въ маѣ о морякахъ эскадры адмирала Рождественскаго, а такъ какъ для составленія списковъ огромнаго количества

плѣнныхъ, взятыхъ при указанныхъ обстоятельствахъ, потребовался значительный промежутокъ времени, какъ для Токійскаго, такъ и для Петербургскаго Бюро, то, очевидно, что всѣ запросы о нихъ не могли быть немедленно удовлетворены. Но въ слѣдующіе же засимъ мѣсяцы Бюро входило въ норму и дало 22% положительныхъ справокъ въ февралѣ и даже 27% въ апрѣлѣ, и только въ іюнѣ дало 12,5% такихъ справокъ. Это опять таки объясняется сосредоточеніемъ въ то время (іюнь, іюль) въ Бюро матеріаловъ по всѣмъ тремъ упомянутымъ группамъ военноплѣнныхъ одновременно, что еще болѣе усложнило и затянуло работу. Кромѣ того въ этомъ мѣсяцѣ. какъ только что упомянуто, запрашивали преимущественно о морякахъ 2-ой эскадры, и немногія лица могли разсчитывать на фактъ нахожденія интересовавшаго ихъ лица въ плѣну, т. е. живымъ, такъ какъ съ броненосца „Императоръ Александръ III“ не спаслось ни одного человѣка, съ „Князя Суворова" спаслись только адмиралъ Рождественскій со штабомъ, пересѣвшіе на миноносецъ „Бѣдовый", затѣмъ съ „Бородина" спасся лишь одинъ матросъ и наконецъ съ „Наварина" лишь трое. Но за то слѣдующіе 3 мѣсяца, августъ-октябрь, съ избыткомъ вознаградили, труды Бюро, давъ 50-60% положительныхъ отвѣтовъ, т. е. на 1.896 запросовъ въ августѣ было дано 1.135 положительныхъ отвѣтовъ, на 1.517 въ сентябрѣ 753, и на 859 въ октябрѣ — 468.

По отрицательнымъ справкамъ заводились особыя личныя карточки, которыя, въ свою очередь, раскладывались по алфавиту, въ ожиданіи новыхъ списковъ плѣнныхъ, по полученіи которыхъ онѣ и просматривались, и такъ какъ новые списки приходили постоянно, то работа эта была одною изъ самыхъ кропотливыхъ и поручалась лицамъ наиболѣе добросовѣстнымъ и аккуратнымъ. Справокъ подобнаго рода, начиная съ января 1905 года, было дано 2.376, причемъ первые четыре мѣсяца количество ихъ было совсѣмъ ничтожно (7-59 въ мѣсяцъ), въ маѣ не было дано ни одного отвѣта, а въ іюнѣ количество ихъ сразу возрасло до 168, въ августѣ до 936, въ сентябрѣ до 572 и наконецъ въ октябрѣ до 365.

Указанные выше способы полученія свѣдѣній о военноплѣнныхъ заключали въ себѣ общій порядокъ, при которомъ свѣдѣнія эти сообщались въ Бюро безъ всякаго съ его стороны запроса, по заранѣе установленному порядку. Но бывали случаи, и очень частые, когда Бюро приходилось, по просьбѣ заинтересованныхъ лицъ, входить въ переписку объ отдѣльныхъ съ Токійскимъ Бюро, и переписка эта велась какъ по телеграфу, такъ и по почтѣ, причемъ первымъ способомъ пользовались, конечно, болѣе состоятельные люди, которые могли расходовать на это дѣло сравнительно крупныя суммы на телеграммы (болѣе 20 руб. отвѣтная телеграмма, по разсчету 1 р. 31 к. за слово) и получали отвѣтъ приблизительно черезъ недѣлю. Такихъ запросовъ было за всю дѣятельность Бюро 328, и обошлись они въ 7.151 руб. 10 коп. (табл. XI) и самое большое количество ихъ выпало, конечно, послѣ Мукденскаго сраженія, а также послѣ морской битвы въ Корейскомъ проливѣ, т. е. съ марта по іюль 1905 г., а затѣмъ съ августа они стали замѣтно уменьшаться и къ срединѣ октября уже совершенно прекратились.

Таблица XI.

Телеграфные запросы о русскихъ военноплѣнныхъ.

№№

ВРЕМЯ ЗАПРОСА.

Количество запросовъ.

Телеграфные

расходы.

Рубли.

Коп.

1904 годъ.

1

Іюпь

2

Іюль

3

Августъ

4

Сентябрь

2

39

30

5

Октябрь

5

91

39

6

Ноябрь

13

395

43

7

Декабрь

10

241

63

1905 годъ.

8

Январь

17

449

53

9

Февраль

9

210

76

10

Мартъ

28

696

99

11

Апрѣль

38

771

59

12

Май

56

1.459

34

13

Іюнь

49

1.034

28

14

Іюль

37

756

66

15

Августъ

26

413

96

16

Сентябрь

29

481

77

17

Октябрь

9

108

47

Итого

328

7.151

10

Для доставленія же подобныхѣ свѣдѣній лицамъ, не имѣвшимъ въ своемъ распоряженіи денегъ на телеграфные расходы, Бюро, по соглашенію съ Токійскимъ Бюро, вступило съ нимъ въ почтовую переписку. которая, для сокращенія работы, велась по установленнымъ вопроснымъ бланкамъ. Отвѣты на эти запросы приходили обратно обыкновенно черезъ 5-6 мѣсяцевъ послѣ запроса, что, конечно, не всегда было своевременно, такъ какъ, благодаря большому промежутку времени между запросомъ и отвѣтомъ, свѣдѣнія о запрашиваемыхъ лицахъ получались нерѣдко или Бюро, или же родственниками военноплѣннаго, изъ другихъ источниковъ.

Нельзя по этому случаю не пожалѣть, что Бюро не было освобождено отъ уплаты телеграфныхъ расходовъ, такъ какъ подобнаго рода сношенія съ Токіо значительно облегчили-бы его задачу въ скорѣйшемъ собираніи и сообщеніи свѣдѣній о тѣхъ лицахъ, о которыхъ въ Бюро ихъ не имѣлось. Для удобства публики Бюро проектировало посылку періодическихъ коллективныхъ телеграммъ съ запросами одновременно о нѣсколькихъ военноплѣнныхъ, что практиковалось въ широкихъ размѣрахъ при посылкѣ денегъ по телеграфу, объявляло объ этомъ приходившимъ, причемъ многіе изъ нихъ съ большимъ удовольствіемъ принимали предложеніе и записывались, но ни ралу не пришлось осуществить этого намѣренія, такъ какъ никто не вносилъ денегъ. Приходится лишь сожалѣть объ этомъ, такъ какъ многія лица получили-бы свѣдѣнія о своихъ близкихъ своевременно и безъ особенныхъ затратъ, да и для Бюро свѣдѣнія эти служили-бы свѣжимъ и достовѣрнымъ матеріаломъ.

дило до 200, а съ мая достигло почти 300 отправленій въ мѣсяцъ.

Изъ учрежденій, доставившихъ наибольшее количество пожертвованій этого рода, слѣдуетъ отмѣтить: Склады ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны, и ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА Великой Княгини Елисаветы Ѳеодоровны, контору Королевы Эллиновъ, Великой Княгини Ольги Константиновны, Портъ-Артурскій Комитетъ, Общества: Пушкинское Лицейское, „Общество распространенія Св. Писанія въ Россіи", Евангелическое Библейское, Кружокъ Русскихъ Студентовъ, СПБ. Общество Грамотности, затѣмъ Синодальную Типографію, „Вѣстникъ Трезвости", „Летучую Библіотеку" и т. д. Кромѣ того было, конечно, много частныхъ лицъ, присылавшихъ и приносившихъ лично въ Бюро пожертвованія подобнаго рода.

Что касается содержимаго въ этихъ пожертвованіяхъ, то, судя по заявленіямъ французскихъ дипломатическихъ агентовъ въ Японіи, а также русскихъ въ Китаѣ, плѣнные нуждались главнымъ образомъ въ русскомъ табакѣ и русскихъ книгахъ, а также въ бѣльѣ. Поэтому и пожертвованія для нихъ состояли преимущественно изъ этихъ предметовъ. Многіе даже посылали въ Бюро деньги съ порученіемъ купить на нихъ табакъ и отправить его въ Японію, что Бюро и исполняло съ особою готовностью, при помощи нѣсколькихъ табачныхъ фабрикантовъ. Были, конечно, пожертвованія и другого рода, но перечисленные выше три рода ихъ преобладали.

Что касается качества пересылавшихся черезъ Бюро пожертвованій, то нельзя сказать, чтобы они всегда обладали большою добротностью. Конечно, въ оцѣнку табака Бюро не входило, но что касается книгъ, то приходилось наблюдать, что очень часто онѣ были стары, разорваны и состояли изъ разрозненныхъ нумеровъ. Единственно, чѣмъ можно было утѣшать себя въ этомъ отношеніи — это тѣмъ, что японскіе военноплѣнные получали изъ своей страны книги не въ лучшемъ видѣ и не всегда интереснаго содержанія.

Большинство пожертвованій вещами отправлялось въ Японію на имя Токійскаго Бюро, которое С.-Петербургское Бюро и просило раздать ихъ русскимъ военноплѣннымъ, но нѣкоторое, впрочемъ весьма незначительное, количество ихъ отправлялось, согласно волѣ жертвователей, на имя Епископа Николая.

3) Сношенія Бюро съ военноплѣнными и ихъ родственниками.

Само собою разумѣется, что во время военныхъ операцій никакихъ личныхъ сношеній Бюро съ русскими военноплѣнными быть не могло, и поэтому во все время съ ними происходили только письменныя сношенія. Правда, на основаніи Гаагской Конвенціи, возможно было-бы, путемъ дипломатическихъ переговоровъ, выхлопотать разрѣшеніе Японскаго Правительства на посѣщеніе представителемъ Бюро русскихъ плѣнниковъ, но нельзя было разсчитывать, чтобы подобная поѣздка принесла пользу, такъ какъ трудно было бы ожидать позволенія возвратиться этому представителю въ Россію до окончанія войны и принять какія-бы то ни было дѣйствія, на основаніи вынесеннаго впечатлѣнія.

Поэтому Бюро обратилось, какъ сказано, къ другому способу сношенія съ военноплѣнными,— къ письменному — для чего въ ноябрѣ 1904 г. оно обратилось къ старшимъ офицерамъ изъ группъ военноплѣнныхъ съ просьбою взять на себя организацію доставленія періодическихъ еженедѣльныхъ свѣдѣній объ измѣненіяхъ. происшедшихъ въ подвѣдомственныхъ имъ командахъ по выработанной Бюро формѣ, но, къ сожалѣнію, только двое изъ всѣхъ плѣнныхъ откликнулись на обращеніе Бюро — Командиръ 4-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка полковникъ Мерчанскій и фельдфебель 12-го Восточно-Сибирскаго стрѣлковаго полка Мишинъ, которые аккуратно разъ въ недѣлю сообщали о перемѣнахъ, происшедшихъ въ этотъ періодъ времени во ввѣренныхъ имъ частяхъ, т. е. сообщали о здоровьѣ плѣнныхъ, полученіи кѣмъ либо денегъ, писемъ и посылокъ, или же просили сообщить родственникамъ нѣкоторыхъ изъ нихъ о причинѣ неимѣнія отъ нихъ свѣдѣній, поручали имъ свои дѣла, высылали имъ довѣренности на веденіе дѣлъ и т. п. Свѣдѣнія эти сообщались немедленно по назначенію, и Бюро съ особеннымъ удовольствіемъ выражало имъ свою благодарность за внимательное исполненіе его просьбы, дозволившее хотя отчасти служить посредникомъ между военноплѣнными и близкими имъ лицами.

Для ускоренія сношеній съ военноплѣнными Бюро проектировало періодически отправлять телеграммы непосредственно на ихъ имя, въ мѣста нахожденія ихъ въ плѣну, о чемъ и запросило въ іюнѣ 1905 г. Токійское Бюро, но такъ какъ послѣднее нашло, что подобныя телеграммы должны проходить непремѣнно черезъ него, т. е. черезъ Токіо, и такъ какъ, такимъ образомъ, въ сношеніяхъ этихъ происходила-бы задержка. то предположеніе это и не было осуществлено.

Не имѣя, такимъ образомъ, возможности получать свѣдѣнія о военноплѣнныхъ изъ первоисточника, т. е. отъ нихъ же самихъ, Бюро приходилось прибѣгать для этого къ любезности другихъ лицъ и учрежденій.

Первымъ и самымъ главнымъ лицомъ, которое взяло на себя трудъ помочь Бюро въ его дѣятельности, былъ французскій Посланникъ въ Токіо. M-r Harmand, принесшій въ этомъ отношеніи неоцѣнимые услуги не только военноплѣннымъ, ихъ родственникамъ, и Бюро, но и всему русскому обществу, которое никогда не должно забывать о немъ и постоянно почитать его имя. Именно, первыя свѣдѣнія о русскихъ военноплѣнныхъ сообщалъ онъ, ему-же переводились крупныя суммы для раздачи военноплѣннымъ. какъ въ видѣ назначенія отдѣльнымъ лицамъ, такъ и въ видѣ пожертвованій всѣмъ плѣннымъ вообще. Наконецъ, его-же уполномоченное лицо, консулъ въ Кобе. г. Фоссаріе, былъ постоянно въ непосредственномъ общеніи съ военноплѣнными, которыхъ онъ часто навѣшалъ и къ услугамъ которыхъ всегда находился. О всѣхъ присланныхъ деньгахъ и пожертвованіяхъ и объ ихъ распредѣленіи Французскій Посланникъ сообщалъ постоянно Бюро, которое неоднократно выражало ему по этому поводу самую искреннюю благодарность.

Такимъ-же помощникомъ Бюро былъ Епископъ Николай, на имя котораго черезъ Бюро проходили какъ денежныя, такъ и вещевыя пожертвованія для военноплѣнныхъ.

Затѣмъ, какъ сказано выше, постояннымъ корреспондентомъ Бюро было учрежденное, по указу Императора, спустя недѣлю послѣ начала войны и состоявшее при военномъ министерствѣ. Бюро (Департаментъ), справокъ о военноплѣнныхъ. Начальникомъ его состоялъ генералъ, а подчиненные избирались изъ офицеровъ арміи и флота и, въ крайнемъ случаѣ, изъ чиновниковъ гражданскаго вѣдомства. Что касается круга дѣятельности этого Бюро, то, насколько представлялось возможнымъ выяснить, онъ опредѣлялся постановленіями Гаагской Конвенціи, и должно засвидѣтельствовать, что со времени вступленія съ нимъ С.-Петербурскимъ Бюро, съ августа 1904 г., въ непосредственныя сношенія, оно не только сообщало ему всѣ относившіяся до военноплѣнныхъ свѣдѣнія, но и исполняло всѣ его просьбы, касавшіяся этихъ лицъ.

Наконецъ, многія свѣдѣнія, относившіяся до военноплѣнныхъ, Бюро черпало изъ органовъ періодической печати, но при этомъ слѣдуетъ отмѣтить то обстоятельство, что во всѣхъ, и при томъ весьма многочисленныхъ извѣстіяхъ о военноплѣнныхъ, обрисовывались двѣ совершенно противоположныя картины — тогда какъ одна часть газетъ описывала пребываніе военноплѣнныхъ въ Японіи съ самой хорошей стороны, другая изображала его въ самыхъ черныхъ краскахъ, и середины въ этомъ отношеніи не было.

Переходя къ описанію положенія русскихъ военноплѣнныхъ въ Японіи, слѣдуетъ, прежде всего, замѣтить. что они получали отъ Японскаго Правительства опредѣленное содержаніе: генералы и адмиралы — 1.500 р. въ годъ, штабъ-офицеры 900 р. и оберъ-офицеры — 600 р. Въ случаѣ-же, если они не получали этого содержанія полностью, французскіе дипломатическіе представители въ Японіи доплачивали имъ недостающія суммы до нормы, изъ денегъ, переведенныхъ имъ русскимъ Главнымъ Штабомъ.

Относительно помѣщенія, пищи, одежды и т. п. Бюро имѣло лишь самыя отрывочныя свѣдѣнія, нѣкоторыя изъ которыхъ представляется нелишнимъ привести здѣсь.

Помѣщенія для военноплѣнныхъ были устроены далеко не одинаково, напримѣръ въ Нагоѣ они были устроены около храма Гонганджи, вокругъ котораго былъ рядъ пристроекъ, предназначенныхъ первоначально для паломниковъ и которыя были отведены военноплѣннымъ, пріютъ въ Маругаме находился съ самомъ храмѣ, пріюты-же въ Химеджи и Фукучіямѣ были устроены въ казармахъ, и плѣнные находились тамъ въ сравнительно благопріятныхъ условіяхъ и, наконецъ пріюты въ Мацуямѣ, состоявшіе изъ нѣсколькихъ особыхъ построекъ, оставляли, по-видимому. желать лучшаго.

Затѣмъ, пріюты, устроенные въ казармахъ, отапливались дровами и коксомъ въ обыкновенныхъ печахъ, поставленныхъ въ каждой комнатѣ, въ нѣкоторыхъ-же

пріютахъ, находившихся въ храмахъ, отопленіе возможно было производить только самымъ примитивнымъ способомъ, посредствомъ переносныхъ печей японскаго образца (хибачи), вслѣдствіе чего температура въ нихъ была довольно низкая и плѣнные серьезно страдали отъ холода.

Что касается пищи, то порціи, назначаемыя по правиламъ, были вполнѣ достаточны для японцевъ, но для русскихъ, привыкшихъ питаться болѣе простою и обильною пищею, онѣ оказывались немного ненедостаточными.

Плѣнные, помѣщенные въ казармахъ, получали толстый соломенный тюфякъ, клавшійся на полъ, и нѣсколько одѣялъ, тогда какъ помѣщенные въ храмахъ располагали только однимъ „фютонъ“ и двумя одѣялами, или 4-ми одѣялами безъ „фютонъ“.

Зимняя одежда была роздана больнымъ и раненымъ военноплѣннымъ Японскимъ Краснымъ Крестомъ и различными благотворительными обществами и состояла изъ бѣлаго ватнаго „кимоно", здоровые-же по большей части имѣли на себѣ свои форменныя шинели.

Прогулки плѣнныхъ были слишкомъ рѣдки, такъ какъ, подчиняясь установленной очереди, они могли выходить только разъ въ мѣсяцъ. Нѣкоторые начальники пріютовъ брали на себя отвѣтственность, выпуская заразъ болѣе человѣкъ, чѣмъ это предписывалось правилами, но даже и при такихъ условіяхъ прогулка для каждаго не превышала 3-хъ разъ въ два мѣсяца.

Относительно обращенія японскихъ властей съ военноплѣнными сообщенія были весьма

разнорѣчивы и, какъ сказано ранѣе, рисовали двѣ совершенно противоположныя картины. Такъ, по однимъ свѣдѣніямъ, въ госпиталяхъ, устроенныхъ въ живописныхъ мѣстностяхъ, раненымъ и больнымъ военноплѣннымъ предоставлялись чистыя комнаты, новыя постели и мебель, за ихъ пищей просили наблюдать русскихъ-же офицеровъ, сестры милосердія ухаживали за ранеными съ поразительнымъ терпѣніемъ и любовію и, наконецъ, къ нимъ всегда были открыты двери для посѣтителей разныхъ благотворительныхъ обществъ, самымъ дѣятельнымъ изъ которыхъ было основанное Епископомъ Николаемъ „Японское Православное Общество духовнаго утѣшенія военноплѣнныхъ“. Кромѣ того ихъ навѣщали представители Японскаго Общества Краснаго Креста и высшіе чины администраціи, которые дарили отъѣзжавшимъ на родину больнымъ разные подарки. Во время пріема плѣнныхъ грубости со стороны японскихъ властей не наблюдалось, а если онѣ и были, то по большей части вызывались самими плѣнными, и если, напримѣръ, съ портовыми рабочими они обращались грубо, то это не было удивительно, потому что они представляли изъ себя толпу самовольную, распущенную, пьяную и доведенную въ послѣдніе дни осады Портъ-Артура до изступленія. Здоровыхъ плѣнныхъ два раза въ недѣлю навѣщали доктора, ихъ бѣлье мыли и чинили безплатно, выписывали для нихъ изъ Нагасакъ черезъ военное начальство, табакъ, карты, англійскія газеты, сапожниковъ, портныхъ и т. п. Затѣмъ съ начала 1905 г. многимъ изъ нихъ было разрѣшено гулять около мѣста своего пребыванія.

Между тѣмъ изъ другихъ источниковъ приходили

извѣстія совершенно противоположнаго характера, — напримѣръ сообщалось, что плѣнные подвергались весьма строгому режиму, при захватѣ въ плѣнъ происходили унизительныя сцены — прибѣгавшіе смотрѣть на новыхъ военноплѣнныхъ японцы хватали ихъ за носъ, погоны и руки, нѣкоторыхъ привязывали веревками къ телѣгамъ, а офицеры не только не запрещали этого дѣлать, но какъ будто поощряли ихъ къ этому своимъ присутствіемъ. Наконецъ, происходили уже болѣе ужасныя сцены — при вторичномъ занятіи нѣкоторыхъ мѣстностей находили русскихъ солдатъ съ перерѣзанными горлами, отрѣзанными языками и покрытыхъ штыковыми ранами, а у многихъ головы, руки и ноги были отдѣлены отъ туловища.

Свѣдѣнія объ этихъ жестокостяхъ доходили, конечно,— до Японскаго Правительства, и оно сочло нужнымъ заявить, что подобныя жестокости были дѣломъ хунхузовъ или, въ крайнемъ случаѣ, китайскихъ „кули".

Что касается положенія въ плѣну раненыхъ и больныхъ, то по этому поводу состоялось заявленіе группы русскихъ врачей начальнику японской военно-санитарной части въ Портъ-Артурѣ, гдѣ было между прочимъ сказано, что большинство помѣщеній были найдены не отапливаемыми, перевязочныя средства совершенно отсутствовали, въ больничной прислугѣ, бѣльѣ, посудѣ для ѣды и умывальныхъ принадлежностяхъ наблюдался полный недостатокъ. Затѣмъ со стороны плѣнныхъ Портъ-Артурскихъ офицеровъ раздавались жалобы на запрещеніе носить оружіе, которое было имъ оставлено при выходѣ изъ крѣпости и затѣмъ отобрано при поселеніи въ Японіи. Кромѣ

того имъ было будто-бы заявлено, что разрѣшается писать только три раза въ мѣсяцъ и то не болѣе одной страницы и т. п. Подобныя стѣсненія, по заявленіямъ плѣнныхъ, происходили изъ за того, что Японское Правительство было крайне недовольно тѣмъ, что большинство офицеровъ пожелали раздѣлить плѣнъ со своими нижними чинами, а потому для нихъ и создавались наиболѣе тяжелыя и унизительныя условія жизни, чтобы принудить ихъ къ дачѣ подписки и къ выѣзду въ Россію. Среди плѣнныхъ происходили неоднократныя попытки къ бѣгству, оканчивавшіяся для нихъ по большей части неудачно, и были даже случаи открытаго возмущенія, которые влекли за собою болѣе или менѣе строгія наказанія.

Таковы были разнообразныя свѣдѣнія о пребываніи русскихъ военноплѣнныхъ въ Японіи, и разобраться въ нихъ, конечно, было трудно — очевидно была извѣстная доля правды, какъ въ тѣхъ, такъ и въ другихъ сообщеніяхъ, и положеніе плѣнныхъ зависѣло во многомъ какъ отъ лицъ къ нимъ приставленныхъ, такъ и отъ нихъ самихъ. Въ дѣлѣ облегченія ихъ участи много пользы принесъ опять таки французскій Посланникъ M-r Harmand, приложившій также стараніе къ разработкѣ вопроса объ обмѣнѣ военноплѣнныхъ, на которое охотно шло, по-видимому, само Японское Правительство, тяготившееся большимъ ихъ количествомъ. Къ сожалѣнію, этотъ проектъ не получилъ дальнѣшаго движенія.

Не имѣя возможности лично сноситься съ русскими военноплѣнными, Бюро поставило себѣ задачей насколько возможно облегчить положеніе не только ихъ родственниковъ и близкихъ лицъ, въ большомъ

количествѣ приходившихъ въ Бюро, но и лицъ, родственники которыхъ не находились въ плѣну, а были убиты, и съ запросами о которыхъ приходили въ Бюро, какъ къ послѣдней недеждѣ.

При выдачѣ подобныхъ справокъ въ Бюро происходило много сценъ, сопровождавшихся слезами, какъ печальныя, такъ равно и радостныя вѣсти доставляли публикѣ, особенно женщинамъ — матерямъ, сестрамъ, женамъ,— большія волненія. Особенно много слезъ было пролито послѣ Цусимскаго боя — съ броненосца „ИМПЕРАТОРЪ АЛЕКСАНДРЪ III-й“ не спаслось ни одного человѣка, съ броненосцевъ „Бородино" — одинъ и съ „Наварина“ — трое, а съ транспорта — „Камчатка" первоначально не было свѣдѣній ни объ одномъ спасшемся, и потомъ уже были получены свѣдѣнія о нѣсколькихъ лицахъ. Слѣдуетъ, однако, замѣтить, что простой народъ относился болѣе стойко къ гибели своихъ родственниковъ и интересовался узнать объ ихъ участи съ дѣловой точки зрѣнія,— многимъ надо было имѣть точныя свѣдѣнія или для дѣлежа наслѣдства, или для новаго замужества, а нѣкоторые хотѣли идти къ священнику, но не знали, что служить — молебенъ или панихиду.

Само собою разумѣется, что при постоянныхъ и крайне многочисленныхъ сношеніяхъ Бюро съ публикой, имѣли мѣсто нѣкоторыя недоразумѣнія на почвѣ возможныхъ ошибокъ въ этомъ справочномъ, сложномъ, по существу своемъ, дѣлѣ, но справедливость требуетъ отмѣтить, что подобныя недоразумѣнія были весьма рѣдки, преобладающимъ-же элементомъ въ этихъ сношеніяхъ было довѣріе публики къ Бюро и исходившая изъ самыхъ широкихъ круговъ общества

благодарность за то участіе, которое личный составъ его вкладывалъ въ это дѣло.

Что касается предмета сношенія Бюро съ публикой, то трудно его опредѣлить, настолько были велики его предѣлы, и можно только сказать, что они касались вообще всего, что относилось къ военноплѣннымъ, были-ли то простыя справки о нихъ, пересылка-ли имъ всевозможной корреспонденціи, разслѣдованіе о ея неполученіи, наконецъ доставленіе свѣдѣній объ ихъ участи въ плѣну, справки женъ военноплѣнныхъ объ условіяхъ, на которыхъ имъ былъ разрѣшенъ пріѣздъ въ Японію для совмѣстнаго житья съ супругами и т. п. При всѣхъ подобныхъ запросахъ, какъ письменныхъ, такъ и устныхъ. Бюро выдавало особо отпечатанныя объявленія, въ которыхъ были обозначены, какъ предметъ его дѣятельности. такъ и условія, при которыхъ оно принимало на себя посредничество между военноплѣнными и ихъ родственниками.

Самый большой наплывъ публики наблюдался, конечно, какъ во время, такъ и послѣ крупныхъ событій на театрѣ военныхъ дѣйствій — такъ было послѣ боя у Ляояна. Шахе и Мукдена, послѣ паденія Портъ-Артура и гибели второй эскадры у о. Цусимы, и. наконецъ, послѣ заключенія мира. Въ послѣднемъ случаѣ Бюро приходилось выслушивать много непріятныхъ замѣчаній относительно его неосвѣдомленности, но въ данномъ случаѣ оно ничего не могло предпринять, такъ какъ дѣло эвакуаціи находилось въ исключительномъ вѣдѣніи военнаго вѣдомства, при которомъ былъ даже образованъ спеціальный Центральный Распорядительный Комитетъ по эвакуаціи

русскихъ и японскихъ военноплѣнныхъ. Кромѣ того, хотя и имѣлись свѣдѣнія общаго характера о порядкѣ эвакуаціи, но не было никакой возможности узнать о времени возвращенія изъ плѣна отдѣльныхъ лицъ, на чемъ особенно настаивали просители. Общій-же порядокъ заключался въ томъ, что спеціальнымъ коммиссаромъ по эвакуаціи русскихъ военноплѣнныхъ былъ назначенъ генералъ-лейтенантъ Даниловъ, по соглашенію котораго съ японскими властями портами посадки на суда русскихъ военноплѣнныхъ были назначены Нагасаки, Кобе и Іокогама. Изъ этихъ портовъ военноплѣнные были эвакуированы во Владивостокъ, какъ на русскихъ, такъ и на иностранныхъ транспортахъ, на которыхъ во время пути составлялись подробные списки ихъ, заключавшіе, кромѣ имѣвшихся въ Бюро свѣдѣній, еще свѣдѣнія о происхожденіи даннаго лица и о состояніи его здоровья, главнымъ-же образомъ о раненіи при взятіи въ плѣнъ. Къ сожалѣнію и эти списки, препровожденные въ Бюро Главнымъ Штабомъ въ іюлѣ 1906 г., оказались далеко не точными, и въ нихъ встрѣчалось много грубыхъ ошибокъ, даже на простой глазъ. Такъ, очень часто имѣлись свѣдѣнія о плѣненіи даннаго лица при Мукденѣ или Ляоянѣ, между тѣмъ, какъ часть въ которой онъ служилъ, находилась въ Портъ-Артурѣ. и наоборотъ. Причиной такихъ неточностей служило, по заявленію вернувшихся плѣнныхъ, то обстоятельство, что списки эти составлялись офицерами, незнакомыми съ расположеніемъ войскъ на театрѣ военныхъ дѣйствій, а кромѣ того бывали случаи составленія моряками списковъ сухопутныхъ, а сухопутными офицерами — моряковъ. Затѣмъ фамиліи плѣнныхъ были

помѣщены не по алфавиту, а также не по частямъ, что крайне затрудняло отысканіе среди нихъ даннаго лица. Наконецъ, къ заключавшимся въ этихъ спискахъ свѣдѣніямъ приходилось относиться съ большой осторожностью, такъ какъ многое въ нихъ заносилось на основаніи показаній плѣнныхъ-же. Такъ, нѣкоторые изъ нихъ, изъ опасенія наказанія за сдачу въ плѣнъ или-же въ чаяніи будущихъ благъ, показывали себя ранеными, что впослѣдствіи и не подтверждалось.

Однако, этими списками пришлось пользоваться по возвращеніи плѣнныхъ на родину, такъ какъ они обращались въ Бюро за удостовѣреніями о нахожденіи ихъ въ плѣну, особенно же, какъ сказано, о томъ, что они были ранены. Въ самомъ началѣ выдачи подобныхъ удостовѣреній Бюро выдавало ихъ приходившимъ людямъ не особенно настаивая на предъявленіи свидѣтельствъ о личности, такъ какъ у большинства они оказывались утерянными, и именно это удостовѣреніе нужно было имъ для полученія дальнѣйшихъ документовъ, но вскорѣ-же обнаружилось, что удостовѣрѣнія о взятіи въ плѣнъ при капитуляціи Портъ-Артура получили нѣсколько лицъ вовсе и не видавшихъ его, а бравшихъ ихъ вмѣсто своихъ товарищей, вслѣдствіе чего Бюро пришлось относиться къ нимъ строже и выдавать удостовѣренія лишь лицамъ, представившимъ свидѣтельство о личности, выданное полиціей, воинскими начальниками, или-же непосредственными ихъ начальниками, всѣмъ-же остальнымъ — выдававшіяся и ранѣе формальныя справки о нахожденіи въ плѣну лица, о которомъ

запрашивали, безъ ручательства, что податель ея и есть то самое лицо.

Выдачей этихъ удостовѣреній и началось личное общеніе Бюро съ военноплѣнными, но, само собой разумѣется, приходилось помогать имъ почти во всѣхъ ихъ дѣлахъ, особенно по приведеніи въ порядокъ ихъ документовъ и исхлопотаніи имъ пособій и разнаго рода вспомоществованій, а также разбираться въ ихъ претензіяхъ къ Бюро по случаю неполученія ими пересланныхъ имъ черезъ Бюро въ Японію денегъ и разнаго рода посылокъ. Нельзя не упомянуть, что большинство военноплѣнныхъ вернулось изъ Японіи въ сильно возбужденномъ настроеніи, а поэтому въ Бюро часто происходили съ ними бурныя сцены, особенно когда они съ угрозами предъявляли требованія о включеніи ихъ въ число раненыхъ, между тѣмъ какъ въ спискахъ они числились здоровыми.


ВОЕННОПЛѢННЫЕ. ОБЗОРЪ ДѢЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНАГО СПРАВОЧНАГО БЮРО во время Русско-Японской войны. 1907
© А. Е. Бухе 1907
© OCR Александр Ламков 2015
© сетевая версия - Борис Алексеев 2015

Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

СчетчикиПомощь / Donate
Рейтинг@Mail.ru


R221761093948
Z842053966555


PayPal


Комментарии приветствуются webmaster@personalhistory.ru.
© 2015 Борис Алексеев. Использование, иное, чем для персональных образовательных целей, требует согласования.
Последнее изменение 26.12.2016 23:30:48