Персональная история русскоязычного мира


Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

Историческій очеркъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи за двадцать пять лѣтъ ея существованія (1859-1884 г.г.)


Составилъ по порученію Попечительнаго Совѣта Гимназіи
П. Смирновъ.
Типографія Губернскаго Правленія. 1884.
Дозволено цензурою. Казань, 30 Іюня 1884 года.

Историческій очеркъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи за двадцать пять лѣтъ ея существованія (1859-1884).

Предисловіе.


Приступая къ воспроизведенію на бумагѣ постепеннаго хода и развитія такихъ явленій общественной жизни, которыя уже завершились, окончились, человѣкъ можетъ сказать: это дѣло принадлежитъ уже исторіи; исторіи же принадлежатъ уже и лица, его совершившія. Онъ можетъ поэтому сказать послѣднее слово какъ относительно самаго этого дѣла, такъ и относительно участія въ немъ того или другаго лица, сдѣлать послѣдніе и окончательные выводы относительно той или другой стороны явленія, свести итоги этихъ сторонъ и дать читателю полную, законченную картину событія. Совсѣмъ не таково положеніе бытописателя, на долю котораго выпадаетъ обязанность изображать явленіе, совершающееся еще предъ глазами нашими, явленіе, которое далеко еще не закончилось, не сошло со сцены, а напротивъ представляется еще взору общества въ своемъ полномъ ходу и развитіи, крѣпнетъ и усиливается съ каждымъ годомъ.
4
Къ числу такихъ явленій мѣстной жизни принадлежитъ возникновеніе и ростъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи и въ такомъ именно положеніи, по отношенію къ исторіи, находится авторъ труда, появляющагося въ свѣтъ на этихъ страницахъ. Исторія этого учебнаго заведенія исторія въ полномъ смыслѣ этого слова, т. е. законченная, сказавшая о немъ все, еще не возможна; отношенія къ нему лицъ, созидавшихъ и лелѣявшихъ это заведеніе, далеко еще не закончились и сказать объ ихъ дѣятельности послѣднее слово еще весьма преждевременно. Почти всѣ эти лица, создававшія и возращавшіе это заведеніе, продолжаютъ еще свою почтенную и полезную общественную дѣятельность, вполнѣ продолжаютъ еще участливо относиться и къ заведенію этому, а дѣло, на которое полагали и полагаютъ они силы свои, во всей широтѣ и величіи представляется взору общества. Такимъ образомъ сами они, эти лица, т. е. дѣятельность этихъ лицъ, совершающаяся предъ глазами всѣхъ, могутъ сказать и говорятъ обществу больше, нежели скажутъ ему цѣлые десятки листовъ писанной мертвой исторіи. Поэтому предлагаемый трудъ никакъ не смѣетъ имѣть претензію на названіе исторіи Казанской Маріинской Женской Гимназіи; онъ есть простое описаніе и изложеніе двадцатипятилѣтней жизни этого заведенія и дѣятельности лицъ, послужившихъ существованію, возрастанію и преуспѣянію этого полезнѣйшаго и благотвернаго учрежденія для здѣшняго края. Авторъ этого труда никакъ не осмѣливается, поэтому дать ему другое названіе кромѣ очерка, предупреждая при этомъ, что поступалъ въ немъ, какъ простой лѣтописецъ, занося на страницы своей лѣтописи только то, что нашелъ и прочелъ въ отчетахъ и документахъ заведенія, иногда только позволяя себе уяснить нѣкоторые факты болѣе, такъ сказать, для себя; вообще же удерживаясь отъ всякихъ собственныхъ сужденій, историческихъ выводовъ и заключеній о дѣлѣ, живущемъ и совершающемся. Пусть читатель видитъ въ этомъ очеркѣ только желаніе свести въ одну непрерывную линію все, что
5
въ частностяхъ, можетъ быть, читалъ онъ ежегодно, въ теченіе этихъ 25-ти лѣтъ, на страницахъ мѣстныхъ повременныхъ изданій. Объединяя все это, авторъ позволялъ себѣ только отдавать должную и вполнѣ заслуженную дань справедливости дѣламъ тѣхъ, кому обязано заведеніе своимъ возростаніемъ и процвѣтаніемъ. При этомъ, если читатель (что несомнѣнно) найдетъ по мѣстамъ неполноту и неотчетливость работы, то авторъ въ качествѣ смягчающихъ вину обстоятельствъ, сознавая всю малоцѣнностъ ихъ для читателя, рѣшается несмѣло указать и на то, что его работа, совершавшаяся, по независящимъ отъ него обстоятельствамъ, всего въ теченіи двухъ лѣтнихъ вакацій, не можетъ уже въ силу этого одного претендовать на полноту, подробность и отчетливость. Дай Богъ, чтобы въ будущемъ, когда Маріинская Гимназія завершитъ нѣсколько четвертей вѣка своей блестящей и полезной дѣятельности, раздѣлитъ эту дѣятельность на нѣсколько законченныхъ періодовъ, дай Богъ, говорю, чтобы нашелся тогда для нея историкъ, имѣющій возможность всецѣло и все свое время посвятить ей. Авторъ же этого очерка имѣлъ возможность посвятить Маріинской Гимназіи только свою посильную службу; времени же своего не могъ и не можетъ всецѣло отдать ей! Нельзя обойти молчаніемъ и того обстоятельства, что читатель спеціалистъ не увидитъ въ этомъ очеркѣ строгаго шаблона всѣхъ произведеній подобнаго рода, т. е. спеціальнаго дѣленія на части по рубрикамъ: а) часть хозяйственная; б) часть учебная; в) часть административная и проч. Мнѣ думается, что хотя каждая изъ этихъ частей жизни учебнаго заведенія представляетъ отдѣльное цѣлое, однако жизнь и процвѣтаніе заведенія представляетъ цѣльную картину сліянія всѣхъ этихъ частей; съ другой стороны, зная по наблюденію, отчасти по личному опыту, какъ туго читаются сухо-ученые труды по этой части, авторъ и старался съ одной стороны нарисовать посильно общую картину дѣйствія всѣхъ этихъ частей съ основанія заведенія и до настоящаго времени, а съ другой — изложить все это въ формѣ общелитера-
6
турнаго разсказа, который могъ бы читаться каждымъ. Насколько достигъ авторъ этой цѣли, пусть судятъ читатели; только его очеркъ сперва будетъ представлять цѣлостную картину безъ дѣленій, а затѣмъ будутъ, по окончаніи ея, представлены для желающихъ нѣкоторыя свѣдѣнія частныя, въ качествѣ приложеній.
Заключая свое вступительное слово, авторъ приноситъ искреннѣйшую и полную, соединенную съ глубокимъ уваженіемъ, сердечную свою благодарность лицамъ, которыя помогли ему своимъ просвѣщеннымъ содѣйствіемъ, выразившимся въ открытіи для него какъ гимназическаго, такъ и соприкасающихся къ нему архивовъ, а также и въ личныхъ бесѣдахъ, указаніяхъ и разъясненіяхъ. Это, во первыхъ — Ихъ Превосходительства, г-да Директоры 1-й и 2-й Казанскихъ мужскихъ гимназій, Г. И. Крелленбергъ и О. А. Имшеникъ, изъ которыхъ послѣдній обязательно сообщилъ автору много лично принадлежащихъ Его Превосходительству бумагъ; а во вторыхъ — Его Высокородіе, бывшій Предсѣдатель Попечительнаго Совѣта Маріинской Гимназіи, Н. Е. Боратынскій.
Затѣмъ, какъ говорили предки наши,— аще что переписахъ (чего не надѣюсь) или не дописахъ (этого, къ прискорбію, гораздо больше!),— съ любовію пріемлюще, а не кленуще, прочитайте!

Историческій очеркъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи.

Введеніе.


Конецъ 50-хъ и начало 60-хъ годовъ нынѣшняго столѣтія ознаменовались чрезвычайными и важными реформами во всемъ строѣ общественной жизни въ нашемъ отечествѣ. Освобожденіе крестьянъ, новое судопроизводство, земскія учрежденія и другія крупныя и мелкія преобразованія какъ общаго хода русской жизни, такъ и ея частностей до такой степени быстро слѣдовали другъ за другомъ, что Россія въ теченіи годовъ переживала столько, сколько прежде не переживалось ею въ теченіи десятковъ лѣтъ. Очень часто мы, въ то время еще дѣти, слышали изъ устъ людей, на глазахъ которыхъ совершалось все это, невольно вырывавшееся восклицаніе: „что если бы встали изъ могилъ наши отцы и дѣды? Не узнали бы они земли русской!“ Такъ быстро и могуче шла она впередъ по пути обновленій и улучшеній. Естественно, что въ этомъ движеніи впередъ и образованіе народное, какъ залогъ этого обновленія государства, также не могло остаться внѣ общаго хода дѣлъ; постановка его на новыхъ началахъ была однимъ изъ главныхъ предметовъ заботъ великаго Преобразователя земли русской, въ Бозѣ почившаго Императора Александра Николаевича. И мы видимъ въ этихъ же годахъ общаго движенья русской земли полное преобразованіе внутреннихъ и внѣшнихъ сторонъ жизни учебныхъ заведеній всякаго рода, совершающееся по новымъ
8
уставамъ всюду и почти одновременно. Въ этомъ пунктѣ государственныхъ преобразованій необходимо выдвинулся на очередь великій общественный вопросъ — образованіе женщины, какъ матери и воспитательницы будущихъ поколѣній. Правда, потребность этого образованія стала входить въ кругъ заботъ Правительства еще за долго до нашего времени, въ царствованіе Екатерины II-й, но, поставленное вполнѣ по чуждому французскому образцу, оно не могло соотвѣтствовать духу и удовлетворять потребностямъ русской жизни. Институты, какъ гласила даже обычная прибавка къ этому названію, были мѣстами образованія только благородныхъ дѣвицъ и при всей замѣтной службѣ, какую сослужили они русскому обществу, не могли приписывать себѣ дѣйствительно широкаго вліянія на благо и счастье будущихъ поколѣній. По своей дороговизнѣ они были доступны лишь классамъ обезпеченнымъ; а по своей замкнутости и безусловной изолированности отъ семьи, отъ жизни, они и воспитывали, можно сказать, не для семьи, не для жизни. Правда, при институтахъ возникали въ концѣ прошлаго столѣтія такъ называемые мѣщанскіе классы для дѣвицъ изъ другихъ сословій, кромѣ дворянскаго, и классы эти имѣли своею цѣлью приготовить дѣвицу къ трудовой жизни; но опять-таки, воспитывая подъ условіемъ полнаго и безусловнаго разобщенія съ семьею, и эти классы не могли всесторонне образовать женскую душу. Это и было всегда, при всѣхъ немаловажныхъ достоинствахъ закрытыхъ заведеній, ихъ слабою стороною. Какъ ни старались придавать институтской жизни семейную форму, съ начальницей — матерью во главѣ, и съ классными дамами — старшими сестрами — по сторонамъ, однако къ нимъ всегда были приложимы глубоко правдивыя слова одного изъ нашихъ извѣстныхъ литературныхъ дѣятелей *). „Гдѣ есть въ мірѣ такая мать, у которой существуетъ сто, двѣсти дочерей? Еще
*) Стоюнинъ. Образованіе женщины. Историч. Вѣсти. 1883 года Апрѣль.
9
болѣе — гдѣ есть въ мірѣ такая мать, которая поровну дѣлила бы свою любовь между ними“? Такимъ образомъ кровной связи вліянія семьи съ ея близкими сердцу дитяти скорбями и радостями, этою могучаго вліянія, къ которому школа, въ воспитательномъ отношеніи, должна только присоединиться, какъ начало просвѣщающее и образующее, въ институтахъ не было и быть не могло. Ясно, что самый лучшій институтъ воспитывалъ женщину въ отчужденіи отъ жизни, основная форма которой — семья, воспитывалъ въ полномъ невѣдѣніи жизни, въ своеобразномъ мірѣ и даже для своеобразныхъ цѣлей, которыя, между прочимъ, выражены были самою инструкціею, которая дана была институтамъ при ихъ учрежденіи, но духъ и смыслъ которой, въ существѣ своемъ, сохранялся въ институтской жизни до послѣдняго времени. А инструкція эта, между прочимъ, гласила, чтобы изъ жизни дѣвицъ въ институтѣ „отвращенъ былъ и самый видъ всего того, что скукою, грустью или задумчивостью назваться можетъ“. И вся программа задачъ заведенія сводилась къ тому, чтобы сдѣлать женщину украшеніемъ собранія, съѣзда благородныхъ людей, научить ее пріятному обращенію и разговорамъ, сообщить ея внутреннему и главнѣйше — внѣшнему виду полное изящество. Сообразно такимъ взглядамъ, и образованію женщины прямо и положительно предписывались иныя цѣли, нежели образованію мужскому, которое въ описываемое нами время, можно сказать, лишено было всякаго изящества и состояло исключительно въ умственномъ и нравственномъ закаливаніи.
Прошло время, измѣнились и взгляды. На женщину стали смотрѣть какъ на существо, призванное совершать, въ своей сферѣ, столь же великую человѣческую службу, какъ и служба мужская; отъ женщины стали ожидать великаго, могучаго, благотворнаго вліянія на судьбу будущихъ поколѣній человѣческихъ, и возникъ вопросъ о воспитаніи и образованіи не женщины дворянки, не женщины мѣщанки или купчихи, а женщины человѣка. Общее требованіе — сблизить школу съ
10
семьею, съ жизнью, стало требованіемъ и по отношенію къ женской школѣ. Начало формироваться въ обществѣ желаніе создать такую школу для дѣвицы, которая съ одной стороны не отрывала бы ее отъ семьи съ ея нуждами, потребностями, горемъ и радостями, съ ея глубокою, по временамъ, задумчивостью, а съ другой — сообщала бы дѣвицѣ познанія общечеловѣческія, обладая которыми, она могла бы съ пользою подвизаться на всякомъ поприщѣ, какое пошлетъ ей судьба, сообразно съ ея природой и силами. Гдѣ же образецъ такого учебнаго заведенія? Естественно — въ школахъ мужскихъ, подготовляющихъ юношество на службу общественную, дающихъ познанія общеобразовательнаго характера. По образцу этихъ школъ должны быть построены и женскія учебныя заведенія. Такова была мысль, созрѣвавшая въ высшихъ правящихъ сферахъ во второй половинѣ 50-хъ годовъ нынѣшняго столѣтія, какъ откликъ на желанія русскаго общества. Въ 1850 году Министерство Народнаго Просвѣщенія приступило къ разработкѣ вопроса объ устройствѣ женскихъ училищъ въ хозяйственномъ и административномъ отношеніяхъ, а между тѣмъ въ 1857 году составленъ былъ частнымъ образомъ планъ женскаго открытаго для приходящихъ учебнаго заведенія, устроеннаго по образцу мужскихъ школъ. Планъ этотъ возникъ и созрѣлъ въ головѣ человѣка, имя котораго должно быть извѣстнымъ и досточтимымъ въ стѣнахъ каждой русской женской гимназіи. Это былъ инспекторъ классовъ Павловскаго женскаго института, профессоръ, Николай Алексѣевичъ Вышнеградскій.
Быстро кипѣла работа надъ дѣломъ, составлявшимъ насущную потребность общества. 15 Марта 1858 года проектъ Вышнеградскаго, пройдя въ теченіи года подлежащія инстанціи, удостоился Высочайшаго утвержденія, а 19 Апрѣля того же года открыто было первое въ Россіи женское училище въ Петербургѣ, принятое подъ Высочайшее покровительство Императрицы Маріи Александровны и наименованное Маріинскимъ. Можно сказать, что едва ли какой либо другой
11
проектъ частнаго человѣка такъ мѣтко попадалъ въ потребности того дѣла, для котораго возникалъ онъ. Ко дню открытія перваго Маріинскаго женскаго училища, Петербургскаго, оно считало въ своихъ спискахъ уже 162 ученицы, а къ началу слѣдующаго учебнаго 1858/9 года, въ Августѣ открыты были въ Петербургѣ еще три женскихъ училища. Въ то же время одна за другою летѣли въ Петербургъ изъ многихъ городовъ Россіи пламенныя просьбы о дозволеніи открывать училища, по образцу Петербургскихъ.
Рядомъ съ осуществленіемъ этой мысли, возникавшей, разрабатывавшейся и переходившей въ дѣло усиліями отдѣльнаго лица, высшія Правительственныя учрежденія такъ же усиленно работали надъ этимъ вопросомъ. Какъ выше было упомянуто, еще за годъ до проекта Вышнеградскаго въ Министерствѣ началось дѣло объ устройствѣ женскаго образованія, и тогдашній Министръ Народнаго Просвѣщенія, испросивши Высочайшее соизволеніе, затребовалъ отъ попечителей учебныхъ округовъ необходимыя свѣдѣнія и сообщенія относительно необходимости доставить возможность лицамъ средняго сословія въ губернскихъ и уѣздныхъ городахъ Имперіи дать дочерямъ своимъ необходимое образованіе. По справедливой и глубокой мысли Министра, отъ этого зависѣло развитіе въ народныхъ массахъ истинныхъ понятій объ обязанностяхъ каждаго, а также и всевозможныя улучшенія семейныхъ нравовъ и вообще всей гражданственности, на которые женщина имѣетъ могущественное и неотразимое вліяніе. Учрежденіе открытыхъ школъ для дѣвицъ, въ губернскихъ и уѣздныхъ городахъ, даже въ большихъ селеніяхъ, по той же справедливой мысли Министра, было бы величайшимъ благодѣяніемъ для отечества и довершило бы великую и стройную систему народнаго образованія, обнимая собою всеобщія и спеціальныя нужды всѣхъ состояній и обоихъ половъ.
Теперь возникалъ вопросъ о матерьяльныхъ средствахъ, которыми могло и должно было осуществиться это великое
12
дѣло. Училища, возникавшія по проекту Вышнеградскаго, создавались при пособіи отъ Главнаго Совѣта женскихъ учебныхъ заведеній. Откуда должны были поступать средства на открытіе женскихъ училищъ по мысли Министерства? Принимая во вниманіе то, что женское образованіе, требуя огромныхъ затратъ, не могло, естественно, возвратить, куда слѣдуетъ, эти затраты въ формѣ оффиціальной коронной службы, Правительство брало на себя только иниціативу дѣла и высшее руководительство въ его выполненіи, предоставляя осуществленіе его усердію мѣстныхъ обществъ. Поэтому, требуя отъ г.г. попечителей свѣдѣнія и соображенія по устройству женскихъ учебныхъ заведеній, Министръ запрашивалъ ихъ, между прочимъ, и о томъ, есть ли и какія мѣстныя средства на обзаведеніе и устройство этихъ школъ въ матеріальномъ отношеніи. Отвѣты по этому пункту большею частію получались въ смыслѣ отрицательномъ; поэтому Министерство Народнаго Просвѣщенія, въ сношеніи съ Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ, пригласило губернскія общества чрезъ ихъ представителей, губернаторовъ, къ участію въ выполненіи Высочайшей воли своими средствами. Необычайно охотно откликнулись эти общества на приглашеніе Правительства; однако все же въ этихъ сношеніяхъ центральныхъ учрежденій съ мѣстными общественными представителями прошелъ цѣлый 1857 годъ, въ теченіи котораго и шла эта усиленная работа. Результатомъ ея было первоначальное „Положеніе о женскихъ училищахъ“, удостоившееся Высочайшаго утвержденія въ 30-й день Мая 1858 года. Окончательное же осуществленіе этихъ великихъ плановъ Правительства можно полагать только съ 1859 года, который и является такимъ образомъ знаменательнымъ годомъ въ исторіи женскаго образованія въ Россіи. Въ этомъ году совершилось открытіе очень многихъ *) женскихъ учебныхъ заведеній, которымъ, какъ
*) Кіевское, Саратовское, Нижегородское, Казанское, Витебское, Орловское, Псковское и др.
13
учрежденнымъ на мѣстныя средства, а не отъ главнаго совѣта женскихъ учебныхъ заведеній, Высочайше повелѣно было состоять въ вѣдомствѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія съ дозволеніемъ пользоваться Августѣйшимъ покровительствомъ Государыни Императрицы и другихъ Высочайшихъ Членовъ Царствующаго Дома.
Заведенія эти, какъ сказано въ „Положеніи“, открываются для дѣвицъ всѣхъ свободныхъ сословій. А такъ какъ съ 1861 года не стало уже на Руси сословій „несвободныхъ“, то этимъ училищамъ и суждено было стать разсадниками женскаго благотворнаго образованія для всѣхъ званій и состояній. По курсу преподаванія эти училища раздѣлены были на двѣ категоріи и именовались училищами 1-го и 2-го разряда. Въ первомъ разрядѣ поставлены были училища съ шестилѣтнимъ курсомъ. Предметы обученія раздѣлялись здѣсь на обязательные и необязательные. Къ обязательнымъ отнесены были: Законъ Божій, русскій языкъ, ариѳметика и понятія объ измѣреніяхъ, географія, исторія, нѣкоторыя свѣдѣнія изъ естественной исторіи, чистописаніе и рукодѣлье. Необязательными предметами съ отдѣльною платою считались языки франц. и нѣмецк., рисованіе, музыка, пѣніе и танцованье. Въ училищахъ 2-го разряда полагался трехлѣтній курсъ и въ программу входили въ сокращенномъ объемѣ только тѣ предметы, которые въ 1-й категоріи училищъ назывались обязательными. Въ изученіи ихъ состоялъ весь объемъ образованія.
Такимъ образомъ нынѣшній 1884-й годъ является юбилейнымъ годомъ двадцатипятилѣтія многихъ женскихъ школъ въ Россіи, а въ томъ числѣ и Казанской Маріинской женской гимназіи, спеціальный историческій очеркъ которой и имѣетъ представиться, послѣ этого общаго, вниманію благосклоннаго читателя.
Учрежденіе въ Казани женскаго училища 1-го разряда и первый періодъ его существованія (1859—1869 г.).
До 1869 года Казанская Маріинская Гимназія считаетъ
14
1-й періодъ своей жизни. Границею этого періода справедливо можно считать измѣнившіяся формы внутренняго строя ея жизни, съ чѣмъ читатель ознакомится въ соотвѣтствующемъ тому мѣстѣ этого повѣствованія. Въ этомъ первомъ періодѣ жизни описываемаго заведенія, исторія его представляется въ слѣдующемъ видѣ.
Въ 1858 году г. Министръ Народнаго Просвѣщенія, по соглашенію съ Министромъ Внутреннихъ Дѣлъ, сообщилъ г. тогдашнему Казанскому Губернатору, Ген. Лейтенанту, Казлянинову о Высочайшей волѣ, относительно дѣла женскаго образованія, выразившейся въ учрежденіи и изданіи Положенія 30 Мая того года. Это сообщеніе посылалось начальнику губерніи на предметъ изысканія мѣстныхъ средствъ къ осуществленію Августѣйшихъ заботъ о женскомъ образованіи, изъясненныхъ въ означенномъ Положеніи.
Г. Начальникъ губерніи, въ отвѣтъ на ото, предложилъ Казанскому Городскому Обществу войти въ соображенія по означенному предмету и составить свой приговоръ относительно изысканія средствъ къ осуществленію въ Казани столь необходимаго и полезнаго дѣла. Казанское Общество давно уже, на ряду съ другими, сознавало необходимость образованія для своихъ дочерей и ожидало только почина, чтобы съ готовностью откликнуться на призывъ Правительства къ благому дѣлу. Казань съ ея восьмидесятитысячнымъ населеніемъ, имѣвшая въ чертѣ своей университетъ, академію и много среднихъ и низшихъ мужскихъ учебныхъ заведеній, имѣла для дѣвицъ едвали не единственный въ то время пансіонъ г-жи Куклиной *). Поэтому приглашеніе Г. Начальника губерніи какъ нельзя болѣе соотвѣтствовало настроенію общества. Казанская Городская Дума представила, въ отвѣтъ на это, свой общественный приговоръ, состоявшійся 18 Ноября 1858 года, въ которомъ указаны были первоначальные источники средствъ для возникновенія въ Казани женской общественной школы.
----------------
*) Нынѣ г-жа Безуглая, преподавательница исторіи и французскаго языка въ Маріинской Гимназіи.
15
Средства эти носили характеръ добровольныхъ пожертвованій общества. Опредѣлено было отпускать на содержаніе предполагаемаго училища изъ суммъ Общественнаго Банка ежегодно на все время существованія училища 1500 р. Вмѣстѣ съ этимъ чиновники разныхъ мѣстъ и вѣдомствъ въ губерніи также, по предложенію Г. Губернатора, пожертвовали единовременно, по подпискѣ, 150 р. (городскіе) и изъявили желаніе удѣлятъ ежегодно полкопѣйки съ рубля получаемаго ими жалованья, что составило въ губерніи около 958 руб. съ копѣйками ежегоднаго взноса въ пользу училища. Чиновничество же города Чистополя изъявило готовность жертвовать и 1% съ своего жалованья. Это свидѣтельствовало, правда, о томъ горячемъ сочувствіи, съ какимъ общество отнеслось къ начинавшемуся дѣлу; однако первый источникъ средствъ для существованія училища былъ весьма незначителенъ, а послѣдній и не могъ обѣщать точности и надежности, что и оправдалось, какъ увидимъ, впослѣдствіи.
Такимъ образомъ первоначальный и основной фондъ средствъ училища достигъ только скромныхъ размѣровъ въ двѣ тысячи четыреста пятьдесятъ восемь рублей съ копѣйками.
Утвердивши вышеупомянутый приговоръ городскаго общества и заявленіе чиновниковъ, Губернаторъ Казляниновъ 23 Апрѣля 1859 года сообщилъ объ этомъ исправлявшему тогда должность Директора училищъ Казанской губерніи Коллежскому Совѣтнику, нынѣ г. Директору 2-й Казанской мужской Гимназіи, Дѣйствительному Статскому Совѣтнику, Осипу Антоновичу Имшенику, который и принялъ на себя дѣло первоначальнаго устройства возникающаго заведенія, этого перваго въ Казани всесословнаго разсадника образованныхъ матерей и гражданокъ.
Въ сообщеніи г. Губернатора изъяснялось, что Казанское Городское общество, ассигновавши указанную выше сумму, желаетъ открыть въ Казани женское училище 2-го разряда или такое же училище 1-го разряда, но состоящее только изъ 3-хъ классовъ. Г. Директоръ, изъявляя полную свою
16
готовность потрудиться для этого дѣла, заявлялъ г. Губернатору, что съ такого рода желаніемъ Городскаго Общества согласиться не можетъ, во 1-хъ, потому, что 2-го разряда училище въ Казани не будетъ соотвѣтствовать дѣйствительной потребности женскаго образованія въ такомъ городѣ, а во вторыхъ, потому, что училище 1-го разряда при трехъ классахъ не принесетъ желаемой пользы учащимся, вслѣдствіе несомнѣнно ожидаемаго многолюдства ихъ въ каждомъ классѣ. Это съ одной стороны. Съ другой — сопоставивъ указанныя выше средства съ дѣйствительными расходами на содержаніе и — главное — на первоначальное обзаведеніе училища, Осипъ Антоновичъ находилъ эти средства совершенно недостаточными, что и заявилъ въ своемъ докладѣ Губернатору. Тогда Генералъ Козляниновъ предложилъ г. Директору обратиться уже лично къ Городскому Обществу съ ходатайствомъ о необходимыхъ по его, г. Директора, соображеніямъ прибавкахъ къ первоначальному ассигнованію. Это предложеніе г. Директоръ Имшеникъ принялъ съ полной готовностью. Онъ немедленно обратился къ бывшему тогда городскому головѣ и многимъ вліятельнымъ представителямъ Городскаго Общества, прося объ увеличеніи думскаго ежегоднаго взноса, по крайней мѣрѣ, на тысячу рублей, а также и объ отпускѣ сверхъ всего независимой отъ этого взноса суммы на первоначальное обзаведеніе училища. Результатомъ этихъ ходатайствъ г. Директора было то, что Казанская Городская Дума въ собраніи своемъ постановила: 1) открыть въ г. Казани женское училище 1-го разряда съ шестью классами; 2) въ дополненіе къ прежде ассигнованнымъ тысячѣ пятистамъ рублей присоединить изъ того же источника, то есть изъ суммъ Общественнаго Банка, тысячу рублей въ годъ на шесть лѣтъ впредь до полнаго укомплектованія училища, т. е. включительно до открытія въ немъ 6-го класса. Сверхъ этого на первоначальное обзаведеніе возникающей школы предметами первой необходимости, какъ-то: пріобрѣтеніе мебели, учебныхъ пособій и проч., Городская Дума опредѣлила выдать едино-
17
временно въ личное распоряженіе г. Директора Имшеника тысячу рублей, по своему полному довѣрію къ его опытности. Теперь составилась уже сумма, достигавшая размѣровъ 4608 руб. съ копѣйками первоначально и 3458 руб. ежегоднаго на шестъ лѣтъ дохода. Сверхъ того, предполагался, разумѣется, сборъ съ ученицъ за право ученія, восходившій по первоначальной приблизительной смѣтѣ до 1775 руб. въ годъ за обязательные предметы. Итого предполагалось ежегоднаго дохода свыше пяти тысячъ руб. Съ этими средствами нынѣшняя, считающая въ своей кассѣ десятки тысячъ рублей, Казанская Маріинская Женская Гимназія готовилась начать свое существованіе.
Вся весна и лѣто 1859 г. прошли въ безпрерывныхъ хлопотахъ по первоначальному обзаведенію возникающей школы. Сложная и чрезвычайно кропотливая работа сношеній по выпискѣ первоначальныхъ учебныхъ пособій, найму помѣщенія, устройству классной и вообще училищной мебели и проч. — все это, выражаясь только въ оффиціальной перепискѣ, составляетъ весьма объемистый томъ бумагъ въ архивѣ Казанской Маріинской Женской Гимназіи и свидѣтельствуетъ о необыкновенно энергичной дѣятельности Осипа Антоновича по рѣшенію порученной ему задачи. Не желая принимать на себя одного всю отвѣтственность въ расходованіи отпущенной Думою тысячи рублей, г. Директоръ просилъ Городскую Думу командировать своего члена, для расходованія этихъ денегъ, изъявляя съ своей стороны только готовность своими указаніями содѣйствовать цѣлесообразному и полезному употребленію общественнаго достоянія. Соотвѣтственно этому желанію, Городская Дума, дѣйствительно, командировала въ помощь Осипу Антоновичу своего члена, Казанскаго потомственнаго почетнаго гражданина, книгопродавца, Андрея Гавриловича Мясникова, который и является такимъ образомъ первымъ казначеемъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи. Вмѣстѣ съ этимъ, не довѣряя своей личной опытности, Осипъ Антоновичъ отправляется въ столицу, чтобы тамъ присмотрѣться къ
18
ходу дѣла въ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ и перенести все замѣченное тамъ доброе въ стѣны возникающаго Казанскаго училища. Результатомъ всей этой кипучей работы въ одномъ изъ майскихъ Казанскихъ Губернскихъ Вѣдомостей за 1859 г. является слѣдующая публикація. „Съ разрѣшенія г. Управляющаго Казанскимъ Учебнымъ Округомъ, съ 1-го Августа настоящаго года (1859) въ Казани будетъ открыто женское училище 1-го разряда вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія, на основаніи Положенія о женскихъ училищахъ, Высочайше утвержденнаго въ 30-й день Мая 1858 г., на 150 воспитанницъ, изъ числа которыхъ 100 отъ купеческаго сословія и 50 — чиновничьяго, соразмѣрно сдѣланнымъ пожертвованіямъ. Начальницею училища утверждена вдова подполковника Павла Осиповна Бакаева, къ которой съ 1-го Іюля и слѣдуетъ обращаться съ просьбами о помѣщеніи дѣвицъ въ означенное училище“.
Первоначальное помѣщеніе для училища было нанято за 600 руб. въ годъ въ домѣ купца Крупеникова на Воскресенской улицѣ. Плата за право ученія обязательнымъ предметамъ назначена была 25 р. с. въ годъ. Первоначальная программа училища была та самая, которая уже указана нами выше, какъ программа училищъ 1-го разряда, т. е. Законъ Божій, русскій языкъ, ариѳметика и понятія объ измѣреніяхъ, географія, исторія, нѣкоторыя свѣдѣнія изъ естественной исторіи, чистописаніе и рукодѣлье. Это были предметы обязательные. Кромѣ того, для желающихъ преподавались французскій и нѣмецкій языки, рисованье, музыка, пѣніе и танцы, какъ предметы необязательные, съ отдѣльною платою по 10 р. въ годъ.
Такимъ образомъ, вновь открываемое училище обязывалось, какъ видимъ, сообщить своимъ питомицамъ не только необходимыя, но даже и такія свѣдѣнія, которыя можно считать роскошью для дѣвицы средняго, а тѣмъ болѣе низшаго сословія. Естественно поэтому, что извѣстіе объ открытіи училища было встрѣчено публикою съ живѣйшимъ сочувствіемъ и
19
мѣстная пресса посвятила нѣсколько теплыхъ словъ ожидаемому событію.
Первоначально днемъ открытія училища предположено было назначить 22 Іюля, день Тезоименитства Ея Императорскаго Величества, въ Бозѣ почившей Августѣйшей Покровительницы женскаго образованія въ Россіи, Государыни Императрицы Маріи Александровны; но сложныя работы по первоначальному обзаведенію училища воспрепятствовали выполненію этого предположенія. Поэтому съ 28 Іюля возможно было только начать пріемные экзамены, которые и совершались, по мѣрѣ поступленія просьбъ о принятіи въ училище, въ теченіи цѣлаго мѣсяца. Заведена была книга, въ которую, для узнанія почерка поступающихъ дѣвочекъ, предлагалось имъ вписывать свои имена и фамиліи. Къ сожалѣнію этой книги въ архивѣ не нашли мы. По экзаменамъ этимъ оказалось возможнымъ принять на первый разъ 66 дѣвицъ, которыя укомплектованы были въ три класса въ слѣдующихъ количествахъ. Въ 1-й классъ принято 34 ученицы, во 2-й — 21 и въ 3-й — 11 *). 28 Августа закончились эти пріемные экзамены, и училище окончательно на первый разъ было сформировано.
Наконецъ, 30-го Августа 1859 г. въ Высокоторжественный день Тезоименитства Его Императорскаго Величества, Августѣйшаго обновителя Россіи, въ Бозѣ почившаго Императора Александра Николаевича произошло торжественное открытіе Казанскаго женскаго училища 1-го разряда.
Къ этому открытію училища, вновь утвержденный Начальствомъ Округа Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта открываемаго училища, г. Директоръ Имшеникъ пригласилъ особыми оффиціальными записками всѣ начальствующія лица въ г. Казани съ ихъ подчиненными. Посланы были также приглашенія даже въ уѣздные города. Въ назначенный день всѣ принятыя въ училище дѣвицы, а также вновь пригла-
*) Къ нимъ въ теченіи года поступило еще 16 ученицъ.
20
шенные преподаватели и преподавательницы собрались въ квартиру училища, откуда въ 10 часовъ утра предполагалось провести дѣтей въ порядкѣ, парами, въ каѳедральный соборъ, для слушанія литургіи и молебствія за здравіе Государя Императора, а оттуда въ такомъ же порядкѣ воротиться имъ въ училище. Но день выдался дождливый и потому наскоро добыто нѣсколько крытыхъ экипажей, и ученицы въ нѣсколько пріемовъ отправлены были на лошадяхъ. По окончаніи служенія въ соборѣ, всѣ возвратились въ залу училища, которая къ часу дня совершенно наполнилась приглашенными почетными гостями и родителями принятыхъ ученицъ. Преосвященнѣйшій Аѳанасій, Архіепископъ Казанскій и Свіяжскій, началъ актъ открытія училища торжественнымъ молебствіемъ въ сослуженіи двухъ Архимандритовъ и четырехъ Священниковъ. По окончаніи молебствія, Архипастырь сказалъ ученицамъ нѣсколько привѣтственныхъ словъ и осѣнилъ ихъ троекратно Казанскою Иконою Божіей Матери, принесенною имъ въ даръ училищу. Ученицы троекратно же поклонились въ землю. Затѣмъ г. Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта открываемаго училища О. А. Имшеникъ обратился къ присутствующимъ съ рѣчью, въ которой изложилъ первоначальный ходъ дѣла по устройству училища, а также и результаты этого дѣла. Изъ этой рѣчи присутствовавшіе ознакомились въ извлеченіи и съ уставомъ училища, главнѣйшіе пункты котораго были слѣдующіе:
Училище предназначается исключительно для приходящихъ дѣвицъ.
Для управленія и преподаванія, назначается въ училище: начальница, три (по числу классовъ) надзирательницы, законоучитель и потребное число учителей.
Преподаватели училища, если не состоятъ на службѣ въ другомъ заведеніи, пользуются правами дѣйствительной службы, наравнѣ съ домашними наставниками и учителями.
Для разрѣшенія вопросовъ, до учебной части относящихся, при училищѣ существуетъ Педагогическій Совѣтъ, въ ко-
21
торомъ предсѣдательствуетъ Директоръ и присутствуютъ начальница и всѣ преподаватели.
Курсъ ученія въ училищѣ раздѣляется на 6 классовъ, съ назначеніемъ для каждаго по одному году. На первый разъ, по мѣстнымъ обстоятельствамъ, открыты 3 класса.
Ученіе въ училищѣ происходитъ во весь годъ, за исключеніемъ лѣтней вакаціи, продолжающейся съ 15 Іюня по 15 Августа, и воскресныхъ и табельныхъ дней, освобождающихъ отъ ученья въ прочихъ учебныхъ заведеніяхъ Министерства Народнаго Просвѣщенія.
Въ училищѣ бываетъ ежедневно по 4 урока и каждый продолжается часъ съ четвертью. Между 2 и 3 уроками дается получасовой отдыхъ.
Дальнѣйшіе параграфы устава, приведенные г. Директоромъ въ своей рѣчи, знакомили публику съ порядкомъ пріема ученицъ въ училище и выпуска изъ него, а также освобожденія отъ платы и наградъ за отличные успѣхи и благонравіе. Награды эти учреждались въ формѣ раздачи книгъ и похвальныхъ листовъ; окончившимъ полный шестилѣтній курсъ полагались аттестаты отъ Педагогическаго Совѣта училища.
Въ заключеніе своей рѣчи г. Директоръ, какъ Предсѣдатель Совѣта, обращался къ родителямъ принятыхъ въ училище дѣтей, приглашая ихъ соединиться сь училищемъ и дѣйствовать заодно въ дѣлѣ образованія дѣвицъ, образованія, которое дается имъ, не отрывая ихъ отъ семьи, составляющей будущее поприще ихъ дѣятельности. Обратившись затѣмъ къ самимъ вновь принятымъ ученицамъ, ораторъ сказалъ и имъ нѣсколько теплыхъ словъ, располагая ихъ учиться и вести себя хорошо, чтобы своими успѣхами и поведеніемъ доставить радость своимъ родителямъ и наставникамъ и оправдать надежды Августѣйшихъ Покровителей училища, заботящихся объ образованіи своихъ подданныхъ.
Окончивши свою рѣчь, г. Имшеникъ поднесъ присутствующимъ заранѣе приготовленную книгу, въ которую нѣ-
22
которые изъ нихъ и вписали свои посильныя пожертвованія. Сумма этихъ пожертвованій составила 538 рублей. Такъ прошелъ первый день жизни Казанскаго женскаго училища.
Съ 1-го Сентября начались классы, и жизнь училища пошла своимъ порядкомъ, насколько могла она идти при тѣхъ ограниченныхъ средствахъ, какими училище на первый разъ располагало. Дѣло въ томъ, что одна изъ главныхъ статей дохода, на которую разсчитывало училище — взносъ платы за ученіе, должна была достигнуть своихъ полныхъ размѣровъ только черезъ три года съ постепеннымъ открытіемъ трехъ слѣдующихъ классовъ, 4, 5 и 6-го, что имѣло совершиться только въ 1863 году. Взносъ этотъ, размѣры котораго Положеніе предоставляло усмотрѣнію Совѣта, обязаннаго сообразоваться при этомъ съ достаточностью мѣстныхъ жителей *), назначенъ былъ самый умѣренный. Да и тотъ въ первый годъ жизни училища съ 66-ти принятыхъ ученицъ, изъ которыхъ 27 сразу же были освобождены отъ платы (чиновничьихъ дочерей — 20 и купеческихъ 7), далъ весьма ничтожную сумму. Покоряясь этому обстоятельству, училище и обставлялось въ учебномъ отношеніи болѣе чѣмъ скромно. Такъ, плата за годовой урокъ учителямъ наукъ полагалась 30 руб., а учителямъ искусствъ 20 руб. Можно поэтому съ увѣренностью сказать, что люди, принявшіе на себя преподаваніе въ училищѣ въ первый годъ его существованія, привлекались къ этому дѣлу не размѣрами платы, а болѣе любовью къ новому благотворному и полезному заведенію. Поэтому повѣствованіе о минувшихъ дняхъ училища должно съ любовью занести на свои страницы этихъ первыхъ скромныхъ работниковъ на вновь раскинутой нивѣ сѣянія добраго, разумнаго вѣчнаго... Это были: законоучитель, священникъ Георгіевской церкви, магистръ, Василій Ложкинъ, Инспекторъ 2-й Казанской Гимназіи Ефремовъ, старшій учитель математики въ той же Гимназіи Поповъ, учителя той же Гимназіи: С. Д. Горскій,
------------------
*) Въ Положеніи указывался только предѣлъ его, именно онъ не долженъ былъ превышать 35 руб. въ годъ за обязательные предметы.
23
Э. Е. Фишеръ, К. В. Девицъ, штатн. смотритель Каз. уѣздн. учил. Андреевъ и учителя того же училища, Н. П. Мартыновъ и В. Я. Проскуряковъ. На послѣдняго возложена была и должность Секретаря Педагогич. Совѣта. Жалованье этимъ лицамъ, по вышеуказанной нормѣ, отличалось скромными размѣрами. Еще скромнѣе была обстановка училища, по части книгъ и учебныхъ пособій. Такъ библіотека училища состояла изъ 21 названія въ 32 томахъ на сумму 46 руб. 19 коп. Учебныхъ пособій, какъ то: рисунковъ, прописей и др., было всего 27 наименованій.
Такая скудость средствъ училища была для него еще болѣе ощутительна потому, что въ то время, когда всѣ прочія сословія несли свою лепту на возникающее училище, пожертвованій дворянства Казанской губерніи въ пользу новорожденнаго женскаго заведенія не поступало. Для объясненія этого факта, т. е. полнаго отсутствія пожертвованій на училище, при его сооруженіи, отъ дворянства (in corpore) можно привести то обстоятельство, что дворянское сословіе имѣло много своихъ сословныхъ учебныхъ заведеній, жертвуя на которыя, оно не могло въ тоже время обременять себя пожертвованіями на заведеніе всесословное. Да и процентъ учащихся изъ дворянскаго сословія до 1870 года включительно былъ, можно сказать, очень ничтоженъ (26 на 700. См. приложенія).
Какъ бы то ни было, но первый годъ былъ чрезвычайно тяжелымъ годомъ для тѣхъ лицъ, кому обществомъ ввѣрено было попеченіе объ училищѣ по всѣмъ сторонамъ его существованія. А лицъ этихъ опять таки было два: О. А. Имшеникъ и А. Г. Мясниковъ. Нужно было во что бы то ни стало сводить концы съ концами, особенно въ виду того, что доходъ училища равнялся 6643 р., а расходъ по смѣтѣ восходилъ свыше 7800 р. Нужно было изыскивать средства покрытія неминуемаго дефицита. Г. Имшеникъ рѣшился добиться какого либо пожертвованія со стороны дворянства. Будучи членомъ дворянскаго клуба, онъ предложилъ тамъ
24
учредить какое либо вспомоществованіе нуждающемуся училищу. Результатомъ этого предложенія было установленіе въ пользу училища такъ называемаго карточнаго сбора (увеличеніе платы по 10 коп. съ каждой розыгранной колоды), который продолжается и до сихъ поръ. Этотъ источникъ доставилъ училищу первоначально около 400 р. А. Г. Мясниковъ съ своей стороны содѣйствовалъ поддержанію жизни училища личными пожертвованіями, которыя въ первый же годъ существованія училища достигли размѣровъ около 600 руб. Продолжавшееся, между тѣмъ, поступленіе ученицъ (ихъ въ теченіи года къ прежде бывшимъ 66-ти поступило еще 16-ть) также точно нѣсколько увеличивало бюджетъ училища.
Дѣятельность Губернатора Казлянинова по отношенію къ училищу и его вниманіе къ нуждамъ заведенія въ эти годы также заслуживаютъ благодарнаго воспоминанія. Постоянно обращаясь къ городскому обществу съ предложеніями о пожертвованіяхъ и понуждая подвѣдомственныя ему учрежденія къ своевременной доставкѣ въ училище процентныхъ сборовъ, этотъ человѣкъ съ своей стороны много также содѣйствовалъ тому, что дѣло развитія внутренней жизни училища могло идти успѣшно при всѣхъ его внѣшнихъ матерьяльныхъ недостаткахъ (впрочемъ, недостатки эти, какъ увидимъ, были еще впереди) и училище служило обществу свою посильную службу съ желаемымъ успѣхомъ. Подборъ преподавателей, благодаря тому, что служебная дѣятельность ихъ всѣхъ была давно и задолго еще до ихъ выбора извѣстна г. Предсѣдателю Совѣта, какъ Директору училищъ, подборъ этотъ оказался удачнымъ и всѣ они дружно содѣйствовали успѣху учебнаго дѣла. А вмѣстѣ съ этимъ и вниманіе общества всецѣло приковывалось къ новому заведенію. Въ первый же годъ его существованія граждане, чрезъ посредство начальника губерніи, ходатайствовали о принятіи училища подъ Высочайшее покровительство Государыни Императрицы. Это ходатайство удостоилось соизволенія Августѣйшей Покровительницы женскаго образованія, и въ Мартѣ 1860 года Казанское женское училище
25
было принято подъ означенное высокое покровительство, а вмѣстѣ съ этимъ и Высочайше повелѣно ему было принять съ этихъ поръ наименованіе Казанскаго Маріинскаго Женскаго училища 1 разряда.
Въ это же время Правительство, не считая устроеніе женскихъ училищъ вполнѣ законченнымъ, постепенно принимало во вниманіе донесенія попечителей учебныхъ округовъ относительно потребностей этихъ новыхъ учрежденій и вообще практическихъ, возникавшихъ изъ опыта, вопросовъ ихъ существованія. Эти вопросы приводили къ необходимому убѣжденію въ томъ, что сословія и общества, содѣйствующія своими пожертвованіями существованію училищъ, необходимо должны принимать, чрезъ своихъ представителей, живое и близкое участіе въ дѣлахъ училища. Ясно видѣлось, что безъ этой мѣры женскія училища не могутъ разсчитывать на значительную, ровную и постоянную матерьяльную поддержку, такъ какъ Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта и Начальница училища, единолично, каждый въ своей части, заправляя ходомъ училищной жизни, не вездѣ и не всегда могутъ пользоваться полнымъ и безусловнымъ довѣріемъ общества. Признано было, поэтому, необходимымъ допустить къ непосредственному участію въ дѣлахъ училищъ и общественныхъ представителей. Результатомъ этихъ соображеній явилось существенное измѣненіе въ Положеніи 30 Мая 1858 года, введенномъ первоначально въ видѣ опыта на два года. Составлено было новое Положеніе о женскихъ училищахъ, Высочайше утвержденное 10 Мая 1860 года. По этому Положенію женскія училища 1 разряда, состоявшія въ единоличномъ вѣдѣніи Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, поступали въ завѣдываніе, кромѣ того, лицъ, уполномоченныхъ отъ Общества. Теперь, кромѣ Педагогическаго Совѣта, учреждался и при Казанскомъ Маріинскомъ женскомъ училищѣ другой Совѣтъ, Попечительный, составлявшійся изъ представителей общества, изъ которыхъ одни являлись непремѣнными, другіе выборными членами этого Совѣта и засѣдали въ немъ при участіи,
26
тоже въ качествѣ непремѣнныхъ членовъ, Начальницы училища и Предсѣдателя Совѣта Педагогическаго. Педагогическій же Совѣтъ само собою оставался въ томъ же видѣ.
Эта мѣра естественно должна была обнаружить себя благотворными послѣдствіями въ жизни училищъ вообще и нашего училища въ частности. Въ самомъ дѣлѣ, какъ бы ни былъ дѣятеленъ и усерденъ Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта, онъ единолично не могъ такъ всесторонне содѣйствовать процвѣтанію заведенія, особенно въ отношеніи матерьяльномъ, какъ могли сдѣлать это представители общества, единодушно заинтересованные въ дѣлѣ, имъ ввѣренномъ, и проникнутые готовностью служитъ дѣлу тому. И дѣйствительно, на Казанскомъ женскомъ училищѣ, особенно въ дальнѣйшей его исторіи, мы увидимъ, какъ благотворны были для него заботы о немъ цѣлой корпораціи сословныхъ представителей. Правда, въ первыя шесть-семь лѣтъ, со времени учрежденія Попечительнаго Совѣта при Казанскомъ училищѣ, матерьяльная сторона его жизни еще не можетъ быть названа вполнѣ завидною; но зависѣло это отъ особыхъ обстоятельствъ, съ которыми читатель въ своемъ мѣстѣ ознакомится.
Права и обязанности Попечительнаго Совѣта по Положенію 1860 года были очень широки; они касались рѣшительно всѣхъ сторонъ жизни училища. Хотя новое Положеніе и говорило о Педагогическомъ совѣтѣ, отводя ему разсмотрѣніе вопросовъ по учебной и воспитательной частямъ, однако, читая изложеніе правъ и обязанностей Совѣта Попечительнаго, мы убѣждаемся, что и эти вопросы цѣликомъ входили въ область вѣдѣнія этого послѣдняго. Права и обязанности эти были слѣдующія.
1) Выборъ Почетной Попечительницы училища, начальницы и всѣхъ преподавателей и преподавательницъ училища.
2) Изысканіе средствъ къ матерьяльному преуспѣянію училища.
3) Наблюденіе за правильнымъ употребленіемъ училищныхъ суммъ.
27
4) Опредѣленіе количества платы за ученіе.
5) Освобожденіе отъ платы недостаточныхъ ученицъ.
6) Покровительство и пособіе бѣднѣйшимъ ученицамъ, отличающимся прилежаніемъ и благонравіемъ.
7) Наблюденіе за умственнымъ и нравственнымъ образованіемъ учащихся.
8) Попеченіе вообще объ установленіи и сохраненіи въ училищѣ надлежащаго по всѣмъ частямъ порядка и благоустройства.
Изъ этого подробнаго перечисленія предметовъ, подлежащихъ вѣдѣнію Попечительнаго Совѣта, мы видимъ, что на долю Совѣта Педагогическаго Положеніе не оставляло ничего, такъ какъ Попечительный Совѣтъ наблюдалъ за порядкомъ и устроеніемъ всѣхъ частей училищной жизни. Впослѣдствіи мы увидимъ, что Министерство само убѣдилось въ неудобствахъ такого порядка дѣла и предоставило педагогическіе вопросы вѣдѣнію Совѣта Педагогическаго.
8-го Августа 1860 года состоялось первое засѣданіе Попечительнаго Совѣта Казанскаго Маріинскаго Женскаго училища. На этомъ засѣданіи была единогласно избрана почетною попечительницею училища, супруга начальника губерніи, Анна Яковлевна Казлянинова. Составъ Совѣта, такимъ образомъ, былъ слѣдующій: почетная Попечительница училища А. Я. Казлянинова, предсѣдатель Совѣта, Казанскій уѣздный предводитель Дворянства, Гавріилъ Ивановичъ Горталовъ; члены непремѣнные: И. д. Казанскаго городскаго головы В. Н. Засѣдателевъ, Предсѣд. Педагогич. Совѣта училища О. А. Имшеникъ, начальница училища П. О. Бакаева, члены выборные: отъ дворянъ и чиновниковъ В. П. Безобразовъ и отъ купцовъ и мѣщанъ А. Г. Мясниковъ. Въ этомъ же засѣданіи совѣтъ принялъ отъ г.г. Имшеника, Мясникова и начальницы Бакаевой всѣ суммы, а также дѣла и документы училища и ходатайствовалъ о награжденіи г. Директора Имшеника орденомъ св. Станислава 2-й степени съ Императорскою короною. Все наличное достояніе училища, въ деньгахъ и вещахъ, составляло сумму въ 2461 р. 57 к.
28
Однимъ изъ первыхъ, бросившихся въ глаза Совѣту, явленій была ничтожная плата преподавателямъ, а потому и первою заботою его было поставить училище нѣсколько удовлетворительнѣе въ этомъ отношеніи. Въ засѣданіи 10 Августа 1860 г. Совѣтъ положилъ увеличить эту плату съ 30 на 40 рублей за годовой урокъ преподавателю наукъ и съ 20 на 30 — преподавателю искусствъ.
Въ то же время рѣшено было занять подъ училище и вторую половину дома, гдѣ оно помѣщалось, такъ какъ съ началомъ уроковъ долженъ былъ открыться при училищѣ ІV классъ, и прежнее помѣщеніе оказывалось недостаточнымъ. Смѣта на будущій 1860—61 учебный годъ по содержанію училища была исчислена въ 7865 р. Сверхъ этого, такъ какъ купеческія вакансіи безплатныхъ ученицъ при училищѣ были заняты не всѣ, а число просящихъ объ освобожденіи отъ платы было очень велико, то рѣшено было, въ видахъ содѣйствія распространенію образованія, принимать на эти вакансіи дѣвицъ и изъ другихъ сословій. Эту человѣколюбивую мѣру нельзя не приписать къ числу доказательствъ благотворности учрежденія Попечительнаго Совѣта. Единолично Директору невозможно было осуществить эту мѣру, по крайней мѣрѣ, безъ значительныхъ затрудненій и переписки.
Кромѣ этихъ матерьяльныхъ вопросовъ, вниманію Попечительнаго Совѣта въ его первыя засѣданія предложенъ былъ и вопросъ педагогическаго свойства. Для ученицъ Католическаго и Лютеранскаго вѣроисповѣданій не было при училищѣ законоучителей. Совѣтъ заслушалъ предложеніе своего Члена, г. Директора Имшеника, который предварительно озаботился приглашеніемъ преподавателей по этому предмету, и вотъ первыми законоучителями для дѣвицъ названныхъ выше вѣроисповѣданій являются въ Казанскомъ Маріинскомъ училищѣ Ксендзъ Галимскій и пасторъ Пундани *), безвозмездно принявшіе на себя дѣло преподаванія.
*) Преподавалъ этотъ предметъ по 1 Января 1881 г.
29
Такъ закончился первый годъ существованія училища. Учебная часть его къ Августу 1860 года представлялась въ слѣдующемъ видѣ. Въ теченіи года, какъ сказано было, къ 66 ученицамъ поступило 16. Изъ этого числа, въ теченіи года же, шесть ученицъ выбыли изъ училища по случаю переѣзда родителей на жительство въ другіе города и одна ученица умерла. Изъ 75 явившихся на экзамены оказалось съ отличными успѣхами 18, съ хорошими 32 и достаточными 17. Такимъ образомъ переведено было въ высшіе классы 67 и въ томъ числѣ во вновь открывающійся IV классъ — 11 ученицъ. Изъ экзаменовавшихся награждены были на актѣ похвальными листами съ книгами 10 ученицъ и одними похвальными листами — 12; всего 22 ученицы.
Между тѣмъ, скромныя средства училища возбуждали сочувствіе къ нему какъ его Высочайшей Покровительницы, такъ и лицъ, принадлежавшихъ къ мѣстному обществу. Это сочувствіе выражалось въ пожертвованіяхъ, вносившихъ время отъ времени въ стѣны училища вещественные знаки общей любви къ нему.
Между этими пожертвованіями исторія должна отмѣтить Высочайшій подарокъ, какимъ въ 1860—61 году осчастливила училище Государыня Императрица. 133 экземпляра книгъ духовно-нравственнаго содержанія, присланныхъ отъ Ея имени, были розданы въ награду лучшимъ ученицамъ на актѣ 1861 года. Въ томъ же году потомственный почетный гражданинъ, Казанскій купецъ, Апаковъ пожертвовалъ 600 рублей, которые, согласно его желанію, легли въ основу нынѣшняго солиднаго физическаго кабинета при Маріинской Казанской Женской Гимназіи. А. Г. Мясниковъ дѣлалъ на свой счетъ различныя поправки въ училищѣ и снабдилъ Св. Иконами всѣ 4-ре класса. Преподаватели, напр. Андреевъ, тоже помогали училищу посильными пожертвованіями нѣкоторыхъ учебныхъ пособій.
Не смотря, впрочемъ, на сочувствіе общества, выражавшееся въ пожертвованіяхъ отдѣльныхъ лицъ, и на добросо-
30
вѣстно идущій при строжайшей экономіи ходъ учебнаго дѣла, частная помощь людей, подобныхъ г.г. Мясникову и Апакову, была весьма недостаточна, и для училища, съ наступленіемъ 1860—61 года, наступаетъ цѣлый рядъ тяжелыхъ, можно сказать, бѣдственныхъ годовъ. Въ Августѣ мѣсяцѣ 1861 года нужды училища начали уже особенно осязательно заявлять себя. Въ это время училище имѣло уже 108 ученицъ, изъ которыхъ въ высшіе классы съ отличными успѣхами переведена была почти половина всѣхъ перешедшихъ, (перешло 87: 21 не явились на экзаменъ по желанію родителей). Требовалось открывать къ 1861—62 учебному году V классъ. Расходы поэтому должны были возрасти въ этомъ году по весьма ограниченной необходимостью смѣтѣ до 9085 р. и затѣмъ должны были неминуемо идти прогрессивно, возрастая; доходы же училища по прежнему простирались только за 6000 рублей. Можно было опасаться, что училище не переживетъ этихъ годовъ. Въ этой крайней нуждѣ Попечительный Совѣтъ рѣшился обратиться къ Казанскому Губернскому Предводителю Дворянства съ настоятельною просьбою войти, наконецъ, въ бѣдственное положеніе училища, въ которомъ учащіяся изъ дворянъ составляли все-таки своего рода процентъ въ общемъ количествѣ. Въ отвѣтъ на эту просьбу, г. Предводитель Дворянства изложилъ Совѣту слѣдующее (отношеніе Предв. Дв. отъ 15 Іюня 1861 г. за № 414, заслушанное въ засѣданіи Попеч. Сов. 28 Іюля того же года). „Дворянство Казанской губерніи въ общемъ собраніи своемъ, слушавъ отношеніе г. Начальника губерніи отъ 11 Ноября 1858 года о пожертвованіи на содержаніе предполагаемаго къ открытію въ г. Казани женскаго училища, опредѣлило: изъ капитала, хранящагося по билету въ 1-й Казанской гимназіи, всего съ процентами 9713 руб. 90 1/2 коп., пожертвованнаго на устройство пансіона при той гимназіи, и если эту сумму дополнить 3961 руб. 9 1/2 коп. такъ, чтобы составилось 13675 руб., отдѣлить отъ этой суммы 4375 руб. для женскаго училища и, промѣнявъ на 4-хъ процентные непрерывнаго дохода билеты,
31
чтобы можно было на проценты съ этого капитала постоянно имѣть пять пансіонерокъ въ училищѣ. Пополненіе же 3961 руб. 9 1/2 коп. предположено сдѣлать чрезъ добровольную подписку, открытую по губерніи, на пополненіе которыхъ хотя и поступило 1500 р., однако Губернскій Предводитель Дворянства не находитъ себя въ правѣ располагать этими деньгами, прежде чѣмъ количество это достигнетъ опредѣленнаго размѣра“.
Итакъ, отвѣтъ сводился къ тому, что дворянство хочетъ имѣть въ будущемъ своихъ пансіонерокъ при училищѣ и рѣшилось ждать, пока не наберется потребная для этого сумма. Между тѣмъ Попечительный Совѣтъ ясно видѣлъ, что нужды училища никакъ не могутъ ждать, пока пополнится какая бы то ни было сумма, а напротивъ возрастаютъ съ каждымъ мѣсяцемъ. Съ открытіемъ V класса начиналось преподаваніе русской словесности. Чтобы преподаваніе этого предмета шло удовлетворительно, необходимо было завести при училищѣ библіотеку образцовыхъ русскихъ писателей и вообще такихъ книгъ, которыя и содержаніемъ, и самымъ слогомъ своимъ развивали бы въ дѣтяхъ изящный вкусъ. Требовались, слѣдовательно, лишніе и, можно сказать, непредвиденные расходы. Къ счастію г. Губернскій Предводитель Дворянства П. Г. Осокинъ лично откликнулся на эту нужду училища и пожертвовалъ 200 руб., на которые и выписано было 72 названія книгъ въ основу будущей библіотеки.
Потерпѣвши неудачу въ своемъ обращеніи къ Казанскому дворянству, Попечительный Совѣтъ просилъ Губернатора Казлянинова войти въ безъисходное положеніе училища и не отказать въ своемъ содѣйствіи къ изысканію для него средствъ существованія. Начальникъ губерніи затребовалъ отъ Совѣта подробныя свѣдѣнія о томъ, не имѣетъ ли онъ, Совѣть, въ виду какой либо возможности найти эти средства, т. е. не найдетъ ли онъ возможнымъ сдѣлать какія либо измѣненія въ составѣ или вообще въ преподаваніи предметовъ въ училищѣ, такихъ измѣненій, которыя могли бы дать ему
32
средства къ продолженію его полезнаго существованія, согласно съ цѣлями и желаніемъ Правительства? Попечительный Совѣтъ естественно долженъ былъ сообщить на это Его Превосходительству, что если бы онъ, Совѣтъ, имѣлъ возможность самъ собою изыскать средства къ пріобрѣтенію недостающей суммы (до 10000 отъ 6500), то, разумѣется, никуда не обратился бы за помощью, ибо одна переписка по этому предмету была сложна и затруднительна. Измѣненій же въ строѣ училища, безъ ущерба дѣлу, произвести Совѣтъ находилъ невозможнымъ. Оставалось въ рукахъ Совѣта одно средство для того, чтобы пріобрѣсти недостающія 3500 руб., стоило только увеличить плату за обученіе обязательнымъ предметамъ, такъ какъ размѣръ этой платы Положеніе предоставляло усмотрѣнію Совѣта. Но эту мѣру Совѣтъ справедливо находилъ жестокою и способною преградить многимъ путь къ образованію. Единственный резонный путь къ пріобрѣтенію искомыхъ средствъ Совѣтъ находилъ и предлагалъ въ слѣдующемъ. Такъ какъ дворянство Казанское съ самаго открытія училища не сдѣлало въ пользу его никакихъ пожертвованій, то брать съ дѣвицъ изъ дворянскаго сословія двойную плату за ученіе вообще, сравнительно съ ученицами изъ прочихъ сословій. Эта мѣра, дѣйствительно, могла бы пополнить кассу училища, такъ какъ число дворянокъ въ немъ все-таки было значительно, однако требуемая сумма все-таки не набралась бы, такъ какъ число учащихся изъ дворянъ неминуемо бы уменьшилось. Да и мѣра эта рѣзко разошлась бы съ духомъ и характеромъ заведенія. Поэтому Совѣтъ снова просилъ Г. Начальника губерніи объ ассигнованіи училищу 3500 руб. изъ источниковъ, изъ которыхъ, по мнѣнію Его Превосходительства, это окажется возможнымъ.
Жизнь училища, между тѣмъ, продолжала идти своимъ порядкомъ и эта матерьяльная его борьба за существованіе не отражалась на учебномъ дѣлѣ. Число ученицъ прибывало съ каждымъ годомъ, свидѣтельствуя о томъ, что общество чувствуетъ уже полезность училища и довѣряетъ его руково-
33
дителямъ. Домъ г. Крупеникова теперь былъ уже занятъ весь подъ училище съ платою 800 руб. въ годъ.
Съ благодарностью за то и вспоминаетъ училище тѣхъ, кто не оставлялъ его своимъ участіемъ въ это тяжкое время. Частныя пожертвованія продолжались и были тѣмъ отраднѣе, чѣмъ тяжелѣе становилось училищу. Кромѣ указаннаго выше пожертвованія Г. Осокина, принесена была училищу посильная и весьма значительная помощь слѣдующими лицами. Бывшій преподаватель 2-й Казанской Гимназіи, Коллежскій Совѣтникъ, К. П. Ней, принявшій на себя дѣло первоначальнаго устройства физическаго кабинета, представилъ училищу инструментовъ на 791 руб., а пожелалъ получить только 400 руб., жертвуя такимъ образомъ половину ихъ стоимости въ пользу училища. Купецъ Апаковъ снова пожертвовалъ пятьсотъ рублей на содержаніе училища; членъ Попечительнаго Совѣта, Градскій голова, Соколовъ, устроилъ въ холодномъ корридорѣ училища приспособленія къ его отопленію; И. А. Месетниковъ сдѣлалъ на свой счетъ вновь классную мебель для открывавшагося V-го класса, а А. Г. Мясниковъ, сверхъ ремонта вновь классной мебели въ четырехъ классахъ училища, простеръ свое участіе къ нуждамъ училища до того, что обязался снабжать пятерыхъ дѣвицъ изъ мѣщанскаго сословія во все время обученія ихъ въ училищѣ книгами и учебными пособіями изъ собственнаго магазина, желая, какъ заявилъ онъ Совѣту, болѣе и болѣе содѣйствовать распространенію образованія въ бѣднѣйшихъ мѣщанскихъ семействахъ.
Эти пожертвованія такъ были полезны и благовременны для училища, что Попечительный Совѣтъ счелъ своимъ долгомъ ходатайствовать предъ г. Начальникомъ губерніи о доведеніи объ этихъ пожертвованіяхъ до свѣдѣнія Ея Императорскаго Величества.
Въ этомъ же году училище удостоилось посѣщенія Августѣйшихъ членовъ Императорскаго дома. 20 Іюня посѣтилъ училище Его Императорское Высочество покойный Принцъ
36
году долженъ уже и пріостановиться, такъ какъ училище будетъ вполнѣ укомплектовано. Ясно было, что долгъ общества установить для училища еще ассигновку, которая осталась бы уже постоянною, и удержать заведеніе, по крайней мѣрѣ, на той посильной ступени устройства, до которой оно достигло, тѣмъ не менѣе Дума предложила Совѣту на обсужденіе: нельзя ли уменьшить увеличенную съ Августа 60 года плату преподавателямъ, т. е. возвратить ее снова къ прежней цифрѣ 30 руб. за годовой урокъ? Попечительный Совѣтъ ставилъ на видъ Городскому Управленію, что уменьшеніе платы этой, разъ она увеличена, отзовется невыгодно на ходѣ дѣла: для училища потеряется возможность привлекать къ преподаванію въ его стѣнахъ надежныя и хорошія педагогическія силы. Да и уменьшать, скажемъ кстати, было совѣстно: часовой урокъ и безъ того обходился около 80-ти коп. сер. — плата, равная, пожалуй, той, какую получаетъ въ богатыхъ семействахъ репетиторъ со столомъ.
Указывая на это обстоятельство, Совѣтъ находилъ, что всякая попытка сократить расходы на счетъ измѣненія къ меньшему статей, уже установленныхъ въ бюджетѣ училища, отзовется вредомъ на его внутренней жизни, которая къ текущему году представляла уже замѣтное процвѣтаніе и силу.
Училище имѣло уже и физическій кабинетъ, хотя и небольшой, и библіотеку; пріобрѣтало время отъ времени физическіе и химическіе инструменты, имѣло натуральные скелеты и чучела животныхъ; въ составѣ педагогическихъ силъ имѣло усердныхъ и добросовѣстныхъ преподавателей,— словомъ, полагало всѣ усилія и имѣло шансы стать въ ряду общеобразовательныхъ женскихъ заведеній, достойныхъ этого имени, и съ честью служить обществу свою службу.
Между тѣмъ, открылась для училища и новая на первый разъ ничтожная статья дохода. Убѣждаясь въ недостаточности умственной подготовки дѣтей, поступающихъ въ 1 классъ училища, Педагогическій Совѣтъ, по мысли начальницы Бакаевой, рѣшился открыть при училищѣ приготовительный классъ
37
съ платою по 15 р. въ годъ за дѣвочку. Но на первыхъ порахъ и это требовало расходовъ; какъ статья же дохода, это дѣло являлось вполнѣ ничтожнымъ, такъ какъ въ открывшемся приготовительномъ классѣ въ 62 г. оказалось всего 10 дѣвочекъ. Но ожидалось несомнѣнно все большее и большее число поступающихъ сюда дѣтей, такъ какъ приготовительный классъ давалъ возможность не богатымъ семействамъ подготовить дѣвочекъ къ поступленію въ 1-й классъ училища наравнѣ со всѣми другими.
Наличныя средства, какими обладало училище въ 61-62 учебн. году, показываютъ, что дѣятельность Попечительнаго Совѣта представляла собою высшій образецъ экономичности въ употребленіи училищныхъ суммъ. При всѣхъ нуждахъ, при всей ограниченности смѣтъ, люди ухитрялись расходовать такъ, что образовались нѣкотораго рода сбереженія, и расходы выходили ниже смѣты. Такъ въ 1861-62 г. въ кассѣ училища происходило слѣдующее движеніе суммъ.
Оставалось отъ прошлаго года — 386 р. 31 к.
Поступило постоянныхъ взносовъ и пожертвованій — 9761 р. — —
Изъ нихъ въ расходъ употреблено — 8426 р. — —
Слѣдов., менѣе составленной смѣты; такъ что къ концу года оставалось сбереженныхъ путемъ крайней экономіи — 1334 р., или съ остаткомъ отъ прошлаго года — 1720 р.
Съ этими средствами училище встрѣтило 1862-63 учебный годъ, смѣта на который, какъ мы видѣли выше, была опредѣлена въ 10259 руб. Средства же, какими располагало училище въ суммѣ 9761 р., содержали, какъ знаетъ читатель, 1250 р. жертвуемыхъ, по предложенію Губернатора, казанскими именитыми купцами (Романовымъ, Александровымъ, Прибытковымъ и другими), слѣдов., постояннаго прихода училище имѣло только 8611 р. Но сбереженіе тысячи семисотъ двадцати рублей дало Совѣту возможность, хотя съ трепетомъ, однако взглянуть въ лицо будущему. Училище открыло VI классъ и готовилось представить обществу первый выпускъ
38
образованныхъ гражданокъ. Во вновь открытый VІ классъ поступило изъ V-го удостоенныхъ по испытанію этого перехода девять ученицъ, которыя и окончили съ успѣхомъ курсъ наукъ въ 1863 году *).
Между тѣмъ, и желанныя пособія, долженствовавшія рѣшить вопросъ о существованіи заведенія, начали появляться уже не въ формѣ только предположеній. Городское Общество опредѣлило перевести 300000 рублей общественнаго капитала изъ государственнаго банка въ городской, чтобы, приращая его увеличенными процентами, удѣлить одинъ изъ этихъ процентовъ въ количествѣ 3000 руб. въ пользу училища. И хотя въ 1863 г. этотъ приговоръ общества не былъ еще приведенъ въ исполненіе, однако надежда на это крупное и прочно установленное пособіе была уже опредѣленною. А между тѣмъ, въ виду отсрочки исполненія этого опредѣленія общества, г. Губернаторъ Казляниновъ, внимая бѣдственному положенію училища предложилъ городскому обществу, не найдетъ ли оно возможнымъ изыскать какіе нибудь способы къ поддержанію училища въ текущее время, хотя бы единовременнымъ пожертвованіемъ изъ доходовъ Банка (отношеніе Губернатора 23 Марта 1863 г. № 2460). Въ отвѣтъ на это предложеніе, Дума назначила въ отпускъ, сверхъ ежегодно отпускаемыхъ училищу 2500 руб., еще 1500 руб. (при отношеніи своемъ отъ 20 Мая 1863 г. за № 333). Наконецъ и дворянство казанское внесло свою посильную лепту въ кассу училища впервые со дня его открытія. Г. Предводитель Дворянства П. Г. Осокинъ, при отношеніи отъ 8 Марта 1863 г. за № 46, передалъ Попечит. Совѣту 1612 руб. 50 коп., пожертвованные этимъ сословіемъ. Такимъ образомъ Совѣтъ имѣлъ, въ добавку къ собственнымъ средствамъ, 3112 р. Существованіе училища еще на годъ было желаннымъ образомъ обезпечено, а въ слѣдующемъ году ожидались тѣ три тысячи, которыя имѣли составиться изъ 1% съ общественнаго капитала. Эти ожидаемыя три тысячи и должны были поставить училище въ надлежащее, прочное положеніе.
*) См. приложенія.
39
Педагогическій Совѣтъ неустанно работалъ, въ свою очередь, надъ направленіемъ къ опредѣленнымъ цѣлямъ и прочною постановкой внутреннихъ сторонъ училища — учебнаго дѣла. Маріинское училище, по курсу преподаваемыхъ въ немъ предметовъ, приближено было къ гимназіямъ. Слѣдя постоянно съ самаго открытія училища за ходомъ преподаванія, умственнымъ и нравственнымъ развитіемъ обучающихся въ немъ дѣвицъ, и путемъ личнаго труда своихъ членовъ заботясь о надлежащей постановкѣ этого дѣла, Педагогическій Совѣтъ могъ утвердительно сказать, что училище поставлено удовлетворительно и во всѣхъ отношеніяхъ соотвѣтствуетъ своему назначенію. Въ періодъ съ открытія училища и по 1862-63 учебный годъ училище выдержало уже въ присутствіи Начальства учебнаго округа три переводныхъ испытанія, которыя доказали, какими удовлетворительными познаніями обладаютъ ученицы. А въ теченіи этихъ годовъ, посѣщая классные уроки, Предсѣдатель Педагогич. Совѣта лично убѣждался, что и преподаваніе въ училищѣ основано на новѣйшихъ педагогическихъ началахъ.
Все это было причиною того, что въ общемъ отчетѣ по Казанскому Учебному Округу за 1861-62 академическій годъ Маріинское Казанское училище было аттестовано вполнѣ образцовымъ. Имѣя въ виду такія качества заведенія, Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта полагалъ необходимымъ ходатайствовать о томъ, чтобы ученицамъ, окончившимъ съ успѣхомъ курсъ ученія и удостоеннымъ аттестата, предоставлено было право получать свидѣтельство на званіе домашней учительницы, не подвергаясь особому испытанію изъ тѣхъ предметовъ, успѣхи по которымъ въ аттестатѣ будутъ признаны отличными. Ходатайство это было весьма благовременно въ виду предстоящаго выпуска и представлялось необходимымъ еще и по слѣдующимъ соображеніямъ. Всѣ воспитанницы, оканчивающія курсъ въ институтахъ и училищахъ для приходящихъ дѣвицъ Вѣдомства Императрицы Маріи, уже пользовались этими правами въ гораздо болѣе широкой сте-
40
пени; слѣдовательно, являлась возможность предоставить такія же права и Маріинскому училищу, какъ училищу съ приближеннымъ къ вышеуказаннымъ заведеніямъ курсомъ и состоящему подъ тѣмъ же Августѣйшимъ покровительствомъ. Это — во первыхъ. Во вторыхъ — такая поощрительная мѣра, по мнѣнію Г. Директора, способна была побудить само училище къ дальнѣйшему и большему преуспѣянію, а вмѣстѣ съ этимъ должна была и привлечь въ училище весьма многихъ ученицъ, особенно изъ средняго класса общества и заставить ихъ непремѣнно оканчивать полный курсъ ученія.
Вслѣдствіе этого увеличатся съ одной стороны матеріальныя средства училища, а съ другой — что для Педагогическаго Совѣта главное — поднимется и общій уровень женскаго образованія.
Основываясь на разсматриваніи дѣлъ Попечительнаго и Педагогическаго Совѣтовъ за эти годы, можно думать, что причиною возникновенія этого вопроса послужило и то обстоятельство, что помимо всѣхъ неизбѣжныхъ выбытій ученицъ по болѣзни, малоуспѣшности и проч., тѣ родители ученицъ, которые принадлежали къ среднему и тѣмъ болѣе къ низшему сословіямъ, не видя практической пользы для дѣтей своихъ отъ окончанія ими полнаго училищнаго курса, не съ достаточнымъ усердіемъ и настойчивостью относились къ этому окончанію и брали дѣтей своихъ изъ училища на срединѣ ихъ учебной дороги, считая пріобрѣтенное ими образованіе достаточнымъ для ихъ и своего житейскаго обихода.
Во всякомъ случаѣ мѣра, предложенная г. Предсѣдателемъ Педагогическаго Совѣта, не могла не отозваться благодѣтельно на развитіи и преуспѣяніи заведенія. Предложенію этому, по представленіи его въ Попечительный Совѣтъ, данъ былъ надлежащій ходъ, но къ первому выпуску исполненія этого ходатайства не послѣдовало.
Второю мыслью Педагогическаго Совѣта въ 1862-63 году было слѣдующее. О. А. Имшеникъ въ этомъ году увидѣлъ наконецъ осуществленіе своей завѣтной мысли — шести-
41
классный курсъ ученія въ Казанскомъ училищѣ. Теперь изъ наблюденія надъ общимъ строемъ женскихъ училищъ въ Россіи вытекала мысль о доставленіи ученицамъ и Казанскаго училища спеціальной подготовки къ званію учительницъ. Съ ходомъ выполненія и осуществленія этой мысли читатель ознакомится въ изложенномъ отдѣльно обозрѣніи учрежденія и развитія спеціально педагогическаго курса при Казанской Маріинской Женской Гимназіи.
Въ ожиданіи рѣшенія вопроса о предоставленіи оканчивающимъ курсъ указанныхъ выше правъ, Педагогическій Совѣтъ былъ озабоченъ изысканіемъ способовъ поощренія отличнѣйшихъ изъ оканчивающихъ курсъ ученицъ и въ другомъ отношеніи. Возникало дѣло о наградахъ, этомъ всюду принятомъ способѣ поощренія учебныхъ занятій. Такъ какъ въ Положеніи объ училищахъ эти награды точно не обозначены, то Педагог. Совѣтъ, примѣняясь въ этомъ случаѣ къ мужскимъ учебнымъ заведеніямъ, въ первые три года существованія училища награждалъ отличнѣйшихъ ученицъ похвальными листами и книгами. Теперь предстоялъ выпускъ, въ составѣ котораго ожидались, естественно, и отличнѣйшія. Имѣя въ виду, что курсъ Маріинскаго Казанскаго училища, какъ училища I разряда, совершенно подходитъ по программѣ къ институтамъ и училищамъ для приходящихъ дѣвицъ Вѣдомства Императрицы Маріи, и что тамъ такія ученицы награждаются золотыми и серебряными медалями, Предсѣдатель Совѣта проводилъ въ немъ мнѣніе о ходатайствѣ объ учрежденіи и въ Маріинскомъ училищѣ этихъ наградъ. Мнѣніе это также передано было въ Попечительный Совѣтъ, который съ готовностью и присоединилъ его къ вышеозначенному ходатайству о предоставленіи ученицамъ правъ учительскаго званія. Распоряженія, впрочемъ, ни по тому, ни но другому вопросу въ этотъ годъ не послѣдовало.
Въ этомъ же году было усилено въ училищѣ преподаваніе естественной исторіи прибавкою по этому предмету одного урока, вмѣсто урока рисованія. Затѣмъ введеніе по раз-
42
личнымъ предметамъ новыхъ учебниковъ, соотвѣтствующихъ современнымъ научнымъ и педагогическимъ требованіямъ, составляло также предметъ заботъ Педагогическаго Совѣта.
Число учащихся къ описываемому году достигло уже цифры 161 и распредѣлялось по классамъ въ слѣдующихъ количествахъ: въ приготовительномъ классѣ — 24; въ I — 20; во II — 39; въ III — 27; въ IV — 26; въ V — 16; и въ VI — 9. Всѣхъ ученицъ, впрочемъ, считалось въ началѣ года 179, но въ теченіи его 18 ученицъ выбыло по различнымъ обстоятельствамъ. Изъ числа 161 ученицы самый громадный процентъ (105) *) ученицъ составляли дѣти дворянъ и чиновниковъ. Переводы въ слѣдующіе классы, по испытаніямъ, совершившимся, какъ и прежде, въ присутствіи Начальства Округа, были чрезвычайно успѣшными и свидѣтельствовали о вполнѣ удовлетворительномъ ходѣ учебнаго дѣла. Сто четырнадцать ученицъ изъ ста шестидесяти одной получили баллы 4 и 5; сорокъ ученицъ отмѣчены были балломъ 3 и изъ всего количества учащихся только семь ученицъ подучили неудовлетворительные баллы.
Такой прекрасный ходъ учебнаго дѣла, свидѣтельствовавшій о безустанной энергіи лицъ, ведущихъ его, представлялъ грустный контрастъ съ его матеріальной обстановкой. Такъ новыхъ учебныхъ пособій въ кабинеты училища, по крайней ограничности средствъ, пріобрѣтено вовсе не было; ученическая библіотека пополнена была только перечисленіемъ въ нее 15 названій изъ фундаментальной, а въ эту послѣднюю пріобрѣтено было только, по крайней необходимости, 5 названій въ 28 томахъ.
При такомъ низкомъ уровнѣ подогрѣвающей, такъ сказать, учебное дѣло температуры матеріальныхъ средствъ, нужно отдать полную справедливость дѣятельности лицъ, стоявшихъ у руля дѣлъ училища и умѣвшихъ дать ему возмож-
*) Въ книгахъ гимназіи въ этихъ годахъ существуетъ общая рубрика: дѣтей дворянъ и чиновниковъ. Поэтому до 1870 г. включительно трудно выдѣлить эти два разряда.
43
ность не только не падать, а даже и возвышаться въ учебномъ отношеніи.
Не смотря, впрочемъ, на крайнюю, доходившую уже до послѣдней степени экономичность въ расходованіи суммъ по хозяйству училища, сбереженія Попечительнаго Совѣта въ пользу училища были въ полномъ смыслѣ слова ничтожными. Такъ, въ приходорасходныхъ книгахъ Попеч. Совѣта за 1863 гражданскій годъ читаемъ: остатка отъ 1862 г. не было; приходъ суммъ въ 1863 г. оставилъ 10572 р. 30 1/2 коп.; расходъ 10415 р. 35 1/2 коп. и остатка къ январю 1864 г. состоитъ 156 р. 95 коп.
Наконецъ, бѣдствія училища стали отражаться уже и на учебной сторонѣ его жизни. 19 Августа 1864 г. Г. Управляющій Учебнымъ Округомъ, въ отношеніи своемъ за № 3718, излагалъ Попеч. Совѣту слѣдующее: „До свѣдѣнія моего дошло, что преподаватели Маріинскаго женскаго училища I разряда уже давно не получаютъ слѣдующаго имъ жалованья, а потому я покорнѣйше прошу Попеч. Совѣтъ, если имѣются налицо деньги, немедленно удовлетворить преподавателей и прочихъ лицъ жалованьемъ и увѣдомить меня въ самомъ непродолжительномъ времени, достаточно ли обезпечено училище какъ на настоящій академическій годъ, такъ и на будущее время“?
Оказалось, что въ Августѣ преподаватели не получили еще жалованья за Май и Іюнь, а увѣдомленіе объ удовлетвореніи ихъ за эти мѣсяцы, требуемое отношеніемъ Управляющаго Округомъ Попеч. Совѣтъ могъ представить только къ Сентябрю мѣсяцу, присовокупляя при этомъ, что онъ, Совѣтъ, за послѣднее время, т. е. за Іюль и Августъ, надѣется удовлетворить преподавателей изъ сбора въ Сентябрѣ за право ученія. На будущее же время встрѣчаетъ въ средствахъ своихъ крайнюю затруднительность и устранить ее можетъ надѣяться только и единственно на помощь Городскаго Общества. Благодаря, вѣроятно, этой бумагѣ г. Управляющаго Округомъ, въ Городской Думѣ гораздо оживленнѣе пошли толки о
44
томъ, какъ и чѣмъ помочь училищу, бѣдственное положеніе котораго было всѣмъ извѣстно. А вышеуказанная бумага Начальника Округа косвенно угрожала уже училищу опасностью закрытія. И вотъ, Городская Дума, составивши приговоръ объ отчисленіи въ помощь училищу денегъ изъ городскаго квартирнаго сбора, просила въ тоже время Попечительный Совѣтъ училища объ увеличеніи платы за необязательные предметы съ 10 на 15 руб. въ годъ. Но и это повышеніе платы далеко не выполняло еще требуемой на содержаніе суммы; нужно было искать другихъ источниковъ.
Между тѣмъ, въ наступающемъ 1864-65 учебн. году оканчивался срокъ отпуска училищу изъ Думы лишней тысячи рублей, установленной на шесть лѣтъ сверхъ 1500 руб., установленныхъ къ отпуску на все время существованія училища. Это еще болѣе затрудняло дѣло. Результатомъ думскихъ совѣщаній, на этотъ разъ необыкновенно энергичныхъ и рѣшительныхъ, было состоявшееся 19 Октября 1864 года постановленіе внести на 1864 годъ недостающую до смѣты по училищу сумму въ количествѣ 3324 р. 30 к. въ кассу Попечительнаго Совѣта (получены 19 Ноября 1861 г.), а затѣмъ отпускать училищу изъ общественныхъ суммъ, вмѣсто прежнихъ 2500 р., по 5000 руб. ежегодно на все время существованія училища, каковую сумму и вносить съ 1865 гражд. года въ годовую роспись издержекъ города на содержаніе учебныхъ заведеній. Такъ горячо приняло, наконецъ, Казанское общество къ сердцу борьбу за существованіе необходимѣйшаго и драгоцѣннѣйшаго учебнаго заведенія. Это постановленіе Думы прибавляло въ доходы училища цѣлыхъ двѣ съ половиной тысячи рублей, и это въ такое время, когда, по словамъ почтеннѣйшаго Осипа Антоновича Имшеника (см. его приписку на журналѣ Попеч. Совѣта отъ 3 Марта 1863 г.), для училища былъ дорогъ каждый рубль.
А въ вызовѣ этого искренняго отклика общества на нужды училища значительнѣйшая доля участія принадлежитъ губернатору Казлянинову, который именно въ этомъ 1864 году оставилъ постъ начальника Казанской губерніи и вмѣстѣ окон-
45
чилъ свои заботы о Маріинскомъ женскомъ училищѣ. И общество по достоинству оцѣнило въ свое время это горячее и живое участіе своего губернатора въ устройствѣ и жизни Маріинскаго училища. Въ годъ отбытія г. губернатора изъ Казани учреждены были въ память его при Казанскомъ Маріинскомъ училищѣ три стипендіи въ формѣ выдачи денежнаго пособія тремъ бѣднѣйшимъ ученицамъ, окончившимъ курсъ въ этомъ училищѣ. Изъ этихъ ученицъ одна изъ сословія чиновниковъ, безплатно обучавшаяся по бѣдности въ училищѣ, получаетъ при окончаніи курса проценты съ 900 р., пожертвованныхъ чиновниками при отъѣздѣ губернатора Казлянинова, накопившіеся въ теченіи шести лѣтъ ея ученья; а двѣ другія изъ бѣднѣйшихъ Казанскихъ гражданъ получаютъ по сту рублей при окончаніи курса и по двѣсти р. при выходѣ въ замужество или по достиженіи 20 лѣтняго возраста тоже изъ накопившихся за шесть лѣтъ процентовъ съ 2000 руб., пожертвованныхъ городскимъ обществомъ при томъ же событіи. Пособія эти, съ Высочайшаго соизволенія, именуются стипендіями имени Генералъ-Лейтенанта Казлянинова.
Съ этого времени существованіе училища, можно сказать, было упрочено. Училище имѣло теперь, какъ значится въ его приходорасходныхъ книгахъ за 1864 г., дохода 11729 р. съ копѣйками, и за всѣми расходами къ Январю 1865 г. значится свободнаго остатка 1289 р. 30 3/4 копѣйки.
Честь и слава общественнымъ дѣятелямъ, поддержавшимъ училище въ эти труднѣйшіе дни его жизни!
Въ 1864 году совершилась и первая правительственная ревизія Маріинскаго Казанскаго училища. Командированный, по Высочайшей волѣ Государя Императора, Тайный Совѣтникъ Могилянскій ознакомился въ Маѣ 1864 года со всѣми сторонами жизни училища и въ теченіи двухъ дней, 15 и 16 чиселъ этого мѣсяца, производилъ испытаніе ученицъ по всѣмъ предметамъ и во всѣхъ классахъ. Результаты ревизіи оказались вполнѣ удовлетворительными, и въ томъ же году 3-го Сентября была изъявлена Попечительному Со-
46
вѣту за дѣятельные груды на преуспѣяніе училища Высочайшая благодарность Ея Императорскаго Величества Августѣйшей Покровительницы училища.
Съ этимъ вмѣстѣ начинаетъ заканчиваться и первый періодъ существованія Казанскаго Маріинскаго женскаго училища. Съ отбытіемъ изъ Казани Генералъ-Лейтенанта Казлянинова и съ началомъ 1865 года въ составѣ лицъ, заботящихся о преуспѣяніи училища, происходятъ важныя перемѣны. Почтеннѣйшій дѣятель на пользу училища, Гаврилъ Ивановичъ Гарталовъ, оставляя постъ Уѣзднаго Предводителя Дворянства, оставляетъ вмѣстѣ съ этимъ и должность Предсѣдателя Попечительнаго Совѣта при училищѣ. Дворянство Казанскаго уѣзда, желая почтить полезные и благотворные труды этого человѣка на пользу Маріинскаго училища, учреждаетъ въ честь его на шесть лѣтъ стипендію въ оставляемомъ имъ училищѣ, которая и наименована, съ Высочайшаго соизволенія, стипендіею имени Г. И. Горталова. На его мѣсто избирается Попечительнымъ Совѣтомъ новый Уѣздный предводитель дворянства, утвержденный въ должности Предсѣдателя Совѣта 21 Декабря 1865 г., Николай Евгеньевичъ Баратынскій, сынъ извѣстнаго поэта русскаго. И весь составъ Попечительнаго Совѣта въ теченіи одного учебнаго года къ 1867 г. совершенно измѣняется. Въ тоже время открывается настоятельная потребность въ перемѣнѣ и лица, непосредственному попеченію котораго ввѣрено училище, именно начальницы его, г-жи Бакаевой. Справедливо поэтому почесть 1865 годъ началомъ новаго періода въ жизни училища или точнѣе, началомъ переходнаго времени къ новому періоду, окончательно наступившему для училища въ концѣ 1869 года, съ измѣненіемъ программъ училищнаго курса и съ переименованіемъ училища въ гимназію.
Но прежде чѣмъ начать изложеніе событій, совершившихся въ это переходное время, авторъ этого очерка просить у читателей позволенія сдѣлать нѣкоторое отступленіе.
Счастливъ историкъ, который, составляя повѣствованіе
47
о занимающемъ его и близкомъ его сердцу дѣлѣ или учрежденіи, имѣетъ возможность находить только свѣтлыя стороны этого дѣла и не находитъ, осматривая его, ни единаго темнаго пятна на страницахъ его исторіи. Легко такому повѣствователю! Страницы его собственнаго труда не омрачатся ни единымъ грустнымъ воспоминаньемъ и привлекутъ онѣ къ строкамъ своимъ и къ автору благосклонное вниманіе тѣхъ изъ оставшихся въ живыхъ дѣятелей, чьи дѣла напишутся на страницахъ тѣхъ блещущими строками, и посторонній даже читатель скорѣе повѣритъ автору и согласится съ его взглядами, ибо въ добро больше вѣрится, и мизантропъ — явленіе болѣзненное, исключительное. Но едвали найдется гдѣ либо такой счастливый историкъ, и едва ли найдется гдѣ либо на землѣ такое дѣло и такое учрежденіе, въ которомъ все сплошь было бы безукоризненно и свѣтло, въ которомъ не отыскивалось бы ни единаго пятнышка. Свѣтъ и тѣнь какъ въ природѣ, такъ и въ жизни неизбѣжно существуютъ рядомъ. Между тѣмъ, историческое повѣствованіе должно быть прежде всего правдою, и знаменитое древнее изрѣченіе „de mortuis — aut bene, aut nihil" сложилось, разумѣется, тогда, когда о надлежащей исторіи человѣчество не имѣло еще никакого понятія. Въ настоящее же время и дитя понимаетъ, что исторія должна быть по возможности чистымъ зеркаломъ, попадая въ которое, отраженіе дѣйствительности являлось бы со всѣми своими и достоинствами, и недостатками даже такими, которые при наблюденіи въ натурѣ ускользнутъ, пожалуй, изъ подъ взгляда человѣческаго. Слѣдуетъ только помнить историку несомнѣнное правило: если при описаніи явно прекрасныхъ и великихъ дѣлъ человѣческихъ онъ долженъ быть осторожнымъ въ отношеніи собственныхъ взглядовъ, собственныхъ сужденій, чтобы не вдаться въ произволъ, не умалить великое и не преувеличить малое, то, при встрѣчѣ съ тѣневыми сторонами прошедшей людской дѣятельности, онъ долженъ быть еще осторожнѣе въ этомъ отношеніи. Принимая это правило за основную точку, авторъ настоящаго повѣствованія, и доселѣ ограничивающійся почти исключительно только простымъ изложе-
48
ніемъ событій, приступая къ изображенію переходнаго времени жизни Казанскаго Маріинскаго училища, т. е. отъ вступленія въ должность новаго Предсѣдателя Совѣта (21 Декабря 1865 года) и до оставленія госпожею Бакаевою должности начальницы этого училища (22 Октября 1867 г.) — времени, по правдѣ сказать, очень мрачнаго — намѣренъ за это время ограничиться уже исключительно буквальною выпискою (далеко, разумѣется, не всего) того, что содержится относительно главныхъ событій этихъ годовъ въ архивѣ училища.
Затѣмъ, прося извиненія у читателей за это отступленіе, авторъ возвращается къ прерванному повѣствованію.
Нѣтъ нужды и интереса, да нѣтъ и возможности выписать все, относящееся до печальныхъ дней упадка довѣрія общества къ Маріинскому училищу. Всему этому матеріалу не время еще появляться изъ глубины архива. Достаточно сказать, что новый составъ Совѣта сразу же разошелся съ начальницею Бакаевою и нашелъ ее далеко не на высотѣ ея званія. Дѣйствительно, изъ архивныхъ документовъ ясно видно, что очень много произвола совершенно нетерпимаго было въ дѣйствіяхъ начальницы и что она всегда стояла въ ненормальныхъ отношеніяхъ къ Попечительному и Педагогическому Совѣтамъ.
Изъ дѣлъ, хранящихся въ архивѣ, ясно видно, что вся служба г. Имшеника при училищѣ была безпрерывною и жестокою борьбою его, какъ Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, съ начальницею училища; борьбою, осложнившеюся въ послѣдніе годы еще тѣмъ, что въ числѣ Членовъ Совѣта оказался ревностнѣйшій покровитель госпожи Бакаевой, градскій голова, купецъ Тихоновъ. Видно также, что Бакаева умѣла довольно искусно всегда располагать въ свою пользу большинство Членовъ Попечительнаго Совѣта и дѣятельно была поддерживаема также губернаторомъ Казляниновымъ. Этимъ только и возможно объяснить то обстоятельство, что всѣ дѣйствія Бакаевой терпѣлись и проходили безъ вреда для нея и даже такъ, что большинство членовъ всегда бывало на
49
ея сторонѣ и всѣми мѣрами старалось выставить всѣ ея дѣйствія въ самомъ выгодномъ свѣтѣ. Дѣло доходило даже до того, что одинъ изъ членовъ Попечительнаго Совѣта, въ эпоху денежныхъ затрудненій училища, настойчиво хотѣлъ провести въ Совѣтѣ вопросъ объ уменьшеніи жалованья преподавателямъ съ тѣмъ, чтобы увеличить его начальницѣ.
Между тѣмъ одна оффиціальная бумага, изложенная въ протоколѣ новаго Попеч. Совѣта отъ 11 Октября 1866 г., прямо и положительно проводитъ ту мысль, что начальница Бакаева, съ самаго поступленія своего на должность не совсѣмъ правильно поняла возлагаемыя на нее обязанности, въ первые же мѣсяцы ея службы стала въ слишкомъ ненормальныя отношенія и къ Попечительному и къ Педагогическому Совѣтамъ, назначала и смѣняла воспитательницъ по своему произволу, не доводя даже до свѣдѣнія Попечительницы и проч. и проч.
Правда, это было, можетъ быть, на первыхъ порахъ жизни училища, слѣдствіемъ невыработавшагося еще практически строя жизни этихъ младенчествующихъ еще заведеній. Мы знаемъ, что въ первое время, до учрежденія Попечительнаго Совѣта, обязанности лицъ, управлявшихъ заведеніемъ, были слишкомъ сложны и распредѣленіе ихъ между этими лицами было задачею трудною. Да и долго послѣ учрежденія этого Совѣта, получившаго въ свое вѣдѣніе, какъ видѣли мы выше, всѣ вопросы жизни заведенія, начальницѣ трудно было понятъ, что именно принадлежитъ ей и что не принадлежитъ. Очень можетъ быть, что г-жа Бакаева поэтому именно и не могла размежевать, такъ сказать, своихъ владѣній съ владѣніями Попечительнаго Совѣта.
Остается только неопровержимымъ фактомъ то обстоятельство, что начальница имѣла на своей сторонѣ очень сильныя партіи людей, которые раздѣляли ея воззрѣнія, а потому и борьба съ нею, при поддержкѣ ея этими людьми, не приводила ни къ какимъ благотворнымъ для заведенія результатамъ и въ 1866 году произвольныя дѣйствія ея про-
50
должались, и недоразумѣнія сторонъ, стоявшихъ въ такихъ натянутыхъ отношеніяхъ доходили по временамъ до г. Управляющаго Округомъ.
Наконецъ эта борьба начальницы съ учрежденіями, вѣдавшими также ввѣренное ей дѣло и ненормальныя отношенія ея вообще къ заведенію не могли не отозваться нѣкотораго рода неустройствомъ въ жизни этого заведенія. И мы видимъ въ эти переходные годы быстрое уменьшеніе количества ученицъ съ каждымъ годомъ. Такъ, въ 1864-65 г. дошедши до 226, оно вдругъ, въ одинъ слѣдующій 1865-66 г., за выбытіемъ въ теченіи года сорока одной ученицы, падаетъ до 185, а къ концу 1866-67 г. доходитъ до 157, т. е. почти возвращается къ тому количеству, какое было въ 1861-62 г. Видимо, родители болѣе состоятельные усиленно берутъ своихъ дѣтей изъ заведенія. Такой оборотъ дѣла заставляетъ новый Попечительный Совѣтъ, въ лицѣ своего Предсѣдателя, энергически направить свои дѣйствія къ тому, чтобы всѣми законными и зависящими отъ него мѣрами предложить Начальницѣ оставить свою должность. Дѣла положительно восходятъ уже на разсмотрѣніе Совѣта при Попечителѣ Округа. Пансіонъ, который г-жа Бакаева имѣла при училищѣ, объявляется, по распоряженію г. Попечителя, закрытымъ, а дѣйствія начальницы неправильными. Оставаться на должности послѣ всего этого было невозможно и вотъ, 22 Октября 1867 года г-жа Бакаева уволена по прошенію отъ занимаемой должности.
На мѣсто выбывшей Начальницы, по приглашенію Попечительнаго Совѣта, избрана была Начальница Вологодской женской Гимназіи, вдова Штабсъ-Капитана, Анна Григорьевна Волкова, которая и прибыла къ мѣсту своего служенія 7 Января 1868 года.
Извѣстная Казани своею службою въ должности классной дамы въ Казанскомъ Родіоновскомъ Институтѣ, новая Начальница была встрѣчена училищемъ съ самыми свѣтлыми надеждами, сразу же стала въ полное согласіе съ Членами Совѣта и оправдала впослѣдствіи эти надежды, такъ что періодъ ея
51
управленія училищемъ, какъ видно изъ всѣхъ отзывовъ современниковъ, а также и изъ дѣлъ училища, можно считать самымъ блестящимъ періодомъ жизни заведенія по настоящее время.
Вообще 1867 году суждено было быть для училища годомъ коренныхъ перемѣнъ въ составѣ лицъ, заправлявшихъ ходомъ его жизни. Въ Октябрѣ этого года (22 дня) оставилъ службу училищу и человѣкъ, восемь лѣтъ стоявшій во главѣ всѣхъ, работавшихъ на пользу и преуспѣяніе заведенія. Вслѣдствіе многосложности своихъ служебныхъ обязанностей, такъ какъ въ это время вводилось новое Положеніе о народныхъ училищахъ, находящихся въ завѣдываніи Директора 2 Казанской гимназіи, Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта О. А. Имшеникъ оставилъ свою должность. Въ уваженіе его долгой, безвозмездной, ревностной и вполнѣ полезной дѣятельности для училища, Попечительный Совѣтъ ходатайствовалъ объ изъявленіи Его Превосходительству, Дѣйствительному Статскому Совѣтнику, Имшенику благодарности Начальства Округа *).
На мѣсто г. Имшеника, въ тотъ же день 22 Октября мѣсяца 1867 г. принялъ на себя должность Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта Его Превосходительство, г. Директоръ ИМПЕРАТОРСКОЙ Казанской 1-й Гимназіи, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ, Гейнрихъ Ивановичъ Крелленбергъ, съ полнѣйшимъ усердіемъ, любовью къ заведенію и заботливостью о его благѣ продолжающій и понынѣ свою полезную службу.
Предметы заботъ Попечительнаго Совѣта въ его новомъ составѣ унаслѣдованы были имъ тѣ же. Тѣ же нужды, съ какими боролся и прежній Попечительный Совѣтъ, хотя и облегченныя нѣсколько значительно увеличенною субсидіею Думы, все-таки оставляли еще много мѣста для дѣятельности и заботъ. Домъ, восемь лѣтъ занимаемый училищемъ, требовалъ
*) Въ циркулярѣ по Казанскому Учебному Округу 1 Ноября 1867 г. и объявлена ему означенная искренняя благодарность отъ г. Попечителя со внесеніемъ въ формулярный списокъ.
52
уже ремонта; суммъ же на этотъ предметъ по смѣтѣ не предполагалось. Требовались, слѣдовательно, экстраординарные расходы, а соотвѣтственно ихъ характеру, и источники покрытія ихъ должны были быть изысканы тоже экстраординарнаго свойства. Правда, денежныя книги училища показываютъ въ 1867 году въ приходѣ значительную цифру въ 16048 рублей, но изъ нихъ 5398 рублей составляли сумму, внесенную разными лицами и вѣдомствами на учрежденіе стипендій; слѣдовательно, расходныхъ суммъ училище имѣло всего 10650 руб., и ремонтъ дома въ смѣту не входилъ. Благотворительность являлась снова исходомъ. По иниціативѣ Н. Е. Баратынскаго составился балъ-маскарадъ въ пользу училища и, благодаря энергіи учредителя, далъ училищу 752 руб., которые и предназначены были спеціально на предметъ ремонта. На этотъ же предметъ было собрано его же стараніями среди дворянства по подпискѣ еще въ 1866 г., вслѣдъ за вступленіемъ его въ должность, 98 р. 58 к. и составилась сумма, далеко превысившая потребность, на которую предназначалась (израсходовано на ремонтъ 520 р.). Однако, имѣя въ своей кассѣ такую значительную цифру, какъ 16 тысячъ рублей оборотныхъ капиталовъ, училище могло уже сдѣлать сбереженіе по многимъ частямъ своего хозяйства. И остатки эти возрастаютъ теперь съ каждымъ годомъ.
Но за то въ этихъ же годахъ окончательно падаетъ одна изъ статей доходовъ училища, считавшаяся самою непрочною, съ самаго основанія училища. Это 1/2 % сборъ съ жалованья, получаемаго чиновниками различныхъ мѣстъ и вѣдомствъ Казанской губерніи. Въ первые годы жизни училища этотъ сборъ, по предварительной смѣтѣ, долженъ былъ приносить училищу приблизительно немного болѣе 900 рублей, хотя на дѣлѣ, кажется рѣдко, если не никогда, достигалъ этой цифры. А спустя восемь лѣтъ послѣ основанія училища энергія жертвователей ослабѣла до послѣдняго минимума. Причину этого явленія нужно искать вѣроятно въ томъ, что лица, впервые проявившія свое усердіе, сначала, естествен-
53
но, большое, въ принесеніи своей лепты на благое дѣло, стали съ годами выбывать или на другія мѣста служенія, или въ могилу, а въ оставшихся и прибывавшихъ вновь не столько уже было желанія подражать своимъ предшественникамъ. А можетъ быть, было и такъ, что трудно казалось отдать хотя бы и полукопѣйку тѣмъ, кто и получаетъ — то почти копѣйки, да и чувствуетъ въ то же время, что ровно въ теченіи тридцати дней уже ниоткуда ничего больше не пріобрѣтетъ. Между тѣмъ, въ отчетахъ училища было видно, что средства его все-таки возрастаютъ и что тамъ люди жертвуютъ тысячи за разъ... Что же мы тутъ своими полукопѣйками прибавимъ? И посылать то совѣстно отъ цѣлой корпораціи какихъ нибудь четыре рубля! Можетъ быть, говоримъ, было и такъ. Но какъ бы то ни было, а къ 1867, 68, 69-му годамъ училищу получать то, что оно получало по этой статьѣ, было еще болѣе совѣстно. Такъ наприм., въ 1866-67 учебномъ году въ 3 статьѣ прихода въ дѣлахъ училища читаемъ 1/2 процентнаго сбора, жертвуемаго чиновниками разныхъ вѣдомствъ, поступило: а) недоимочныхъ за прежнее время 48 руб. 74 1/2 коп., б) въ 1-й половинѣ 1866/7 г. (съ 15 Августа 66 по 1 Января 67) — 13 р. 9 1/2 коп. в) во второй половинѣ (съ 1 Января по 15 Іюня 67 г.) 10 руб. 80 коп. А всего (съ недоимочными) 78 р. 28 коп. Стало быть, безъ недоимочныхъ, чистаго капитала, по этой статьѣ, училище получило въ теченіи года вмѣсто приблизительныхъ 900 руб. — 23 р. 89 1/2 коп., а 876 руб. 10 1/2 коп. снова причитались къ недоимочнымъ на будущее время! (*)
Читая это, затрудняемся: негодовать ли на апатичность или плакать о полной необезпеченности и бѣдности сословія, которому и полкопѣйки внести трудно! И интересно было бы
*) А въ 1868/9 учебномъ году дохода по этой статьѣ поступило уже всего 13 р. 58 1/2 к. Въ томъ числѣ 2 руб. 35 к. внесено было гг. градскими врачами Царевококшайска и Козмодемьянска, которые изъ числа всѣхъ служащихъ (см. отчетъ за 1868/9 г.) въ Казанской губерніи единственно остались вѣрными своему слову, данному при открытіи училища. Совѣтъ и приноситъ имъ преимущественно свою искреннюю благодарность.
54
прослѣдить, сколько недоимочнаго долгу можетъ счесть Казанская Маріинская Гимназія за чиновниками Казанской губерніи въ 25 лѣтъ своего существованія?
Въ отношеніи учебной части переходное время ознаменовалось также нѣкоторыми перемѣнами. Въ Январѣ 1868 г. состоялось общее собраніе директоровъ училищъ Казанскаго Учебнаго Округа, открытое при Совѣтѣ Попечителя. Оно, между прочимъ, выработало измѣненія въ распредѣленіи учебныхъ предметовъ въ женскомъ училищѣ съ значительнымъ расширеніемъ объема ихъ преподаванія въ каждомъ классѣ. Эти измѣненныя программы легли въ основу хода учебнаго дѣла въ училищѣ съ 1868/9 учебнаго года.
Вторымъ важнымъ измѣненіемъ учебной части въ Маріинскомъ училищѣ было слѣдующее. Выше читатель видѣлъ, что еще въ 1863 г., въ виду предстоящаго выпуска ученицъ, Педагогическій Совѣтъ, по мысли своего Предсѣдателя, вошелъ чрезъ посредство Попечительнаго Совѣта съ ходатайствомъ о предоставленіи окончившимъ курсъ училища права на полученіе званія домашнихъ учительницъ, безъ новаго испытанія, а на основаніи аттестатовъ, выданныхъ отъ училища. Тогда этому ходатайству не суждено было осуществиться потому, что для женскихъ училищъ въ Россіи проходили еще такъ называемые опытные годы, т. е. годы, въ которые Министерство требовало и получало отъ Попечителей Округовъ необходимыя свѣдѣнія о томъ, какія перемѣны въ строѣ училищъ, непредвидѣнныя при составленіи и изданіи Положеній, указываются практикой. Сообразно съ потребностями, указываемыми въ этихъ свѣдѣніяхъ, Положенія о женскихъ училищахъ и измѣнялись, по указаніямъ практики. Такъ Положеніе 30 Мая 1858 года потерпѣло существенныя измѣненія въ теченіи двухъ лѣтъ и приняло новую форму подъ именемъ Положенія 10 Мая 1860 года; а это послѣднее, въ свою очередь, введено было снова въ видѣ опыта, и въ теченіи послѣднихъ лѣтъ Министерство по-прежнему продолжало внимательно приглядываться къ указаніямъ практики и работать
55
надъ установкою Положенія 1860 г. въ окончательную форму. Эти работы, по своей сложности, могли окончиться только въ концѣ шестидесятыхъ годовъ. И вотъ 27 Апрѣля 1868 года, по представленію Управляющаго Министерствомъ Народнаго Просвѣщенія, было Высочайше утверждено мнѣніе по вопросу о спеціальныхъ испытаніяхъ по Министерству, гдѣ, между прочимъ, окончившимъ курсъ въ женскихъ училищахъ 1-ю разряда даровано право, какъ и окончившимъ курсъ въ женскихъ институтахъ и гимназіяхъ Вѣдомства учрежденій Императрицы Маріи, получать званіе домашнихъ наставницъ и домашнихъ учительницъ по одобрительнымъ свидѣтельствамъ заведенія, не подвергаясь особому испытанію на это званіе. Практическая польза отъ этого важнаго измѣненія по учебной части для училищъ вообще, и для Казанскаго Маріинскаго училища въ частности, польза, которую и тогда, въ 1863 г., предвидѣлъ Педагогическій Совѣтъ, была несомнѣнна.
Этимъ годомъ (1868) и заканчивается тотъ промежутокъ, который мы назвали выше переходнымъ временемъ въ жизни Казанскаго Маріинскаго Училища.

ВТОРОЙ ПЕРІОДЪ.
(Отъ 1869 г. до настоящаго времени).
1868/9 учебный годъ, десятый годъ существованія Маріинскаго училища, былъ послѣднимъ годомъ существованія его, какъ училища. Съ окончаніемъ его (8 Іюля 1869 года), Казанскому Маріинскому женскому училищу, на ряду съ нѣкоторыми другими училищами 1-го разряда, Высочайше даровано было наименованіе Маріинской женской Гимназіи. Это событіе необходимо должно было повліять на весь ходъ внутренней жизни заведенія, причисляя его къ разряду среднихъ учебныхъ заведеніи. Десятилѣтнее существованіе его, ознаменовавшееся уже нѣсколькими выпусками образованныхъ дѣятельницъ, отлично стоящая учебно-воспитательная часть и
56
возраставшее число поступающихъ дѣтей,— все это показывало, что училище окрѣпло уже и съ честью несетъ свою службу, въ удовлетвореніи потребности женскаго образованія, и что въ обществѣ ясно и твердо сознана необходимость этого заведенія. Это давало училищу полное право отпраздновать свой десятилѣтній юбилей, и оно отпраздновало его вполнѣ торжественнымъ образомъ 30 Августа 1869 года. На актѣ, довольно многолюдномъ и торжественномъ, была прочитана тогдашнимъ преподавателемъ словесности въ училищѣ, Бакалавромъ Духовной Академіи, А. И. Гренковымъ составленная имъ, по порученію Педагогическаго Совѣта, рѣчь-обзоръ десятилѣтней дѣятельности училища съ нравственно-педагогической точки зрѣнія *). За нею слѣдовала рѣчь г. Попечителя Учебнаго Округа И. Д. Шестакова, завершившая собою торжество, которымъ Казанская Маріинская Школа дѣвицъ закончила первый періодъ своего существованія и начала новый уже съ именемъ гимназіи.
Переименованіе училища въ Гимназію возлагало теперь на лица, заправлявшія ходомъ жизни заведенія, новыя заботы, которыя и не замедлили выразиться въ ихъ совокупной и единодушной дѣятельности. И эта дѣятельность, всегда выражавшаяся въ стремленіи поставить заведеніе возможно выше во всѣхъ отношеніяхъ, теперь должна была получить еще болѣе широкіе размѣры, преднамѣтить себѣ новыя, высшія цѣли, направляясь къ тому, чтобы поднять заведеніе до той высоты, какая требовалась отъ него этимъ Высочайше дарованнымъ ему наименованіемъ.
*) Любопытствующіе могутъ читать эту прекрасную рѣчь въ 28 и 30 №№ Казанскихъ Губернскихъ Вѣдомостей за 1870 годъ. Замѣчательно подробно излагалъ почтенный ораторъ все нравственно-воспитательное значеніе заведенія. Начиная съ обзора преподаванія Закона Божія и уясненія великаго значенія знаній но этому предмету для нравственности человѣка и кончая обозрѣніемъ мельчайшихъ подробностей дѣтскаго рукодѣлія въ 1 классѣ, талантливый ораторъ съ любовью изъяснилъ публикѣ все величіе службы, отправляемой училищемъ и его образовательно-воспитательное значеніе для мѣстнаго края.
57
Для Попечительнаго Совѣта выполненіе этихъ добрыхъ цѣлей являлось тѣмъ болѣе достижимымъ, что въ этомъ же году выбылъ изъ числа его членовъ единственный человѣкъ, вносившій разладъ въ единодушную дѣятельность Н. Е. Баратынскаго и его достопочтенныхъ сподвижниковъ на пользу гимназіи. Это былъ уже извѣстный читателю купецъ Тихоновъ, уступившій вмѣстѣ съ должностью городскаго головы и свое мѣсто въ Совѣтѣ Д. И. Вараксину. Выбытіе этого члена много способствовало водворенію единодушія въ дѣйствіяхъ Попечительнаго Совѣта.
Средства Гимназіи въ самомъ началѣ этого новаго періода ея существованія начинаютъ быстро возрастать въ своемъ главнѣйшемъ источникѣ — сборѣ платы за ученіе. Число ученицъ, дошедшее въ концѣ 1866/7 учебнаго года, какъ видѣли мы, до 157, въ теченіи двухъ лѣтъ, т. е. къ 15 Августа 1869 года представляетъ уже 222 ученицы, такъ что одна эта статья, за вычетомъ неплатящихъ, дала заведенію въ 1868/9 году 5785 руб., и гимназія, съ окончаніемъ этого года, имѣла остаточныхъ суммъ 8102 рубля. И хотя изъ этой суммы совершенно свободнымъ остаткомъ можно было считать только около двухъ тысячъ рублей *), однако и это было уже значительнымъ сбереженіемъ, въ сравненіи съ тѣми годами, въ которыхъ приходорасходныя книги гласили: „остатка отъ предыдущаго года не было“. Учебная часть стояла также на высотѣ современныхъ требованій, такъ что г. Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта (тогда еще Статскій Совѣтникъ) Г. И. Крелленбергъ, черезъ годъ послѣ вступленія своего въ эту должность, уже удостоенъ былъ, объявленной въ приказѣ по Учебному Округу за № 10, искренней
*) 6220 руб. были остаточными отъ капиталовъ со стипендій, которыхъ въ это время Маріинская Гимназія считала семь: 1) П. Ѳ. Казлянинова, 2) Г. Дмитріева, 3) Госпожи Алафузовой, 4) Комиссарова-Костромскаго (отъ чиновниковъ акцизнаго вѣдомства), 5) Членовъ Педагогическаго Совѣта Маріинской Гимназіи, 6) Г. И. Горталова и 7) П. Г. Осокина.
58
благодарности г. Попечителя Округа за отлично-усердные труды на пользу Гимназіи со внесеніемъ въ формулярный списокъ.
Между тѣмъ, Попечительный Совѣтъ, полагая всѣ свои силы на то, чтобы Маріинская Гимназія вполнѣ оправдала надежды Казанскаго Общества, и дѣйствуя, съ перемѣною начальницы, въ полномъ согласіи съ Совѣтомъ Педагогическимъ, имѣлъ всѣ основанія несомнѣнно надѣяться, что число ученицъ, возвысившееся въ два года до 222, будетъ ежегодно увеличиваться. Эти основанія подтверждались и новыми правами, Высочайше дарованными получившимъ образованіе, и развитіемъ спеціально педагогическаго класса. Такъ сложившіяся обстоятельства выдвигали на первый планъ насущный и давно назрѣвавшій вопросъ въ жизни заведенія вопросъ о помѣщеніи. При открытіи своемъ, какъ мы знаемъ, Маріинское училище помѣстилось въ одной половинѣ дома г. Крупеникова, занимая восемь комнатъ, съ платою по 600 руб. Чрезъ годъ же, съ открытіемъ ІV-го класса, это помѣщеніе оказалось уже недостаточнымъ, и училище вынуждено было занять и другую половину дома, причемъ плата увеличилась уже до 800 руб. съ отопленіемъ и ремонтомъ на счетъ училища. Черезъ десять лѣтъ возрастаніе дороговизны жизни вообще неминуемо должно было увеличить и цѣнность квартиръ, а потому и г. Крупениковъ не отдавалъ уже своего дома менѣе, какъ за 1000 рублей. Да и эта цѣна, какъ открыто заявлялъ самъ Попечительный Совѣтъ, была далеко меньше дѣйствительной стоимости квартиры, состоявшей изъ 18-ти комнатъ, и зависѣла въ значительной мѣрѣ отъ личной готовности владѣльца сочувствовать нуждамъ заведенія. При всемъ этомъ приспособленіе частнаго дома къ потребностямъ общественнаго учебнаго заведенія требовало каждый годъ значительныхъ затратъ, которыя для заведенія были тѣмъ болѣе тяжелы, что являлись совершенно непроизводительными, такъ какъ всякое улучшеніе по дому выходило прибылью въ пользу хозяина. Такъ, напримѣръ, корридоръ, соединявшій обѣ
59
половины дома и бывшій, до занятія подъ училище всѣхъ помѣщеній, холоднымъ, необходимо было на первыхъ же порахъ, въ видахъ сохраненія здоровья дѣтей, сдѣлать теплымъ, что и устроено было въ первые же годы послѣ того, какъ занята была другая половина дома градскимъ головою, купцомъ Соколовымъ. Далѣе — надъ подъѣздомъ дома А. Г. Мясниковъ устроилъ деревянный тамбуръ, чтобы защитить отъ непогоды входъ въ училище; и все это было затратами для заведенія потерянными... А въ виду непроизводительности этихъ затратъ, не могло быть у людей, даже и поставившихъ своимъ святымъ долгомъ заботиться о благѣ заведенія, охоты украшать и улучшать стѣны чужія, изъ которыхъ владѣлецъ, при всѣмъ его великодушіи, могъ попросить заведеніе удалиться, при каждомъ окончаніи годичнаго контракта. Всѣ эти соображенія, а главное — увеличивавшееся число ученицъ, заставляли желать болѣе обширнаго и болѣе спеціально приспособленнаго помѣщенія; а потому, по мнѣнію Совѣта, и въ виду ясно заявлявшейся необходимости гимназіи для города, единственно возможною мѣрой для упроченія существованія гимназіи было пріобрѣтеніе для нея собственнаго дома.
Такъ возникла въ Попечительномъ Совѣтѣ, при главномъ и руководствующемъ участіи энергичнаго Н. Е. Баратынскаго, монументальная мысль о постановкѣ гимназіи, въ этомъ отношеніи, на вполнѣ твердую почву, мысль, воплотившаяся въ формѣ того прекраснаго, роскошно обставленнаго и вполнѣ приспособленнаго зданія, въ которомъ Маріинская Гимназія помѣщается въ настоящее время. И читатель увидитъ на слѣдующихъ страницахъ, съ какою энергіей, съ какой настойчивостью и постоянствомъ пошелъ къ своей цѣли этотъ увѣковѣчившій въ стѣнахъ гимназіи свое имя человѣкъ и какъ единодушно помогали ему въ этомъ, имъ руководимые, усердные, вполнѣ достойные благодарнаго воспоминанія, его сподвижники. Читатель увидитъ тамъ, какъ вполнѣ изъ ничего возникало дѣло, результатами котораго въ настоящее время не только можетъ остаться вполнѣ довольнымъ, а да-
60
же, по справедливости, полюбоваться самый взыскательный взглядъ.
Съ этою завѣтной мыслью о собственномъ домѣ и встрѣтила Казанская Маріинская Гимназія одиннадцатый годъ своего существованія.
Въ Министерствѣ Народнаго Просвѣщенія въ это время приходили къ концу работы по окончательному устройству женскихъ гимназій. Введенныя въ кругъ среднихъ учебныхъ заведеній, онѣ должны были сравниваться съ мужскими учебными заведеніями, по возможности, во всѣхъ отношеніяхъ. 17 Декабря 1869 года Государь Императоръ, по всеподданнѣйшему докладу Министра Народнаго Просвѣщенія, Высочайше повелѣть соизволилъ: отличнѣйшихъ изъ ученицъ женскихъ училищъ 1-го разряда вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія, съ успѣхомъ окончившихъ курсъ ученія въ этихъ училищахъ, награждать золотыми и серебряными медалями. Это Высочайшее повелѣніе было съ радостью принято Попечительнымъ Совѣтомъ Казанской Маріинской женской гимназіи, который давно уже, еще въ годъ перваго выпуска ученицъ этого заведенія, какъ мы видѣли, ходатайствовалъ объ этомъ поощреніи для окончившихъ курсъ. Но такъ какъ этому ходатайству тогда не суждено было получить удовлетворенія, то заведеніе до 1869 года и награждало своихъ питомицъ и, при окончаніи ими курса, тѣмъ же, чѣмъ награждались онѣ при переходѣ изъ класса въ классъ, т. е. похвальными листами и книгами. При окончаніи же 1869/70 учебнаго года, было исполнено въ Казанской Маріинской женской гимназіи вышеуказанное Высочайшее повелѣніе, и первыми, получившими здѣсь медали, являются ученицы 5-го съ основанія училища выпуска въ 1869/70 году — Елизавета Фрезе (золотая медаль), Розалія Ермашкевичъ, Ольга Пушникова и Глафира Хрущова — серебряныя.
Въ Іюнѣ 1870 года состоялось Высочайшее Утвержденіе новаго, дѣйствующаго донынѣ, Положенія о женскихъ гимназіяхъ и прогимназіяхъ. Размѣры учебнаго курса гим-
61
назій были увеличены, и Казанская Маріинская женская гимназія должна была, вмѣстѣ съ другими, стать семиклассною. Положеніе это застало Маріинское Казанское женское училище 1-го разряда уже переименованнымъ въ гимназію годъ тому назадъ, 1869 году, но курсъ ученія въ немъ былъ все еще только шестиклассный; а потому Попечительному Совѣту предстояла теперь новая забота объ изысканіи средствъ къ открытію VІІ класса, по требованію Положенія. Начались подготовительныя работы по этому предмету, которыя на первыхъ же порахъ выяснили, что VІІ-й классъ едва-ли можетъ быть открытъ въ слѣдующемъ 1870/71 учебномъ году, такъ какъ учебный курсъ гимназіи, по прежнимъ Положеніямъ, уже законченъ, и ученицъ, имѣющихъ войти въ составъ вновь открываемаго при гимназіи класса, не имѣется. Педагогическій Совѣтъ отложилъ поэтому его открытіе и рѣшилъ ждать особыхъ инструкцій Министерства, относительно порядка преподаванія въ гимназіи вообще, сообразно новому Положенію, и въ VІІ классѣ въ частности. До этого же времени невозможно было исчислить и суммъ, требующихся на содержаніе этого класса. Предположено было поэтому подготовить въ теченіи года открытіе новаго класса, принимая къ свѣдѣнію и руководству имѣющія быть по этому предмету правительственныя распоряженія и распредѣляя учебный матеріалъ въ предыдущихъ классахъ, сообразно съ новымъ Положеніемъ. Тѣмъ не менѣе, какъ видно изъ дѣлъ, классъ этотъ былъ открытъ, такъ какъ въ спискахъ поступавшихъ ученицъ мы встрѣчаемъ подъ 1870-71 учебнымъ годомъ шестнадцать человѣкъ, означенныхъ поступившими въ этотъ вновь открытый классъ (смотри приложеніе).
Число ученицъ въ гимназіи было уже 295. Приходъ суммъ по содержанію гимназіи возросталъ безостановочно и въ 1870/71 году съ остаточными отъ 1869/70 учебнаго года (1106 р.) составилъ 14691 руб. 98 коп.; слѣдовательно, гимназія имѣла годоваго дохода 13585 р. 36 коп. Расходы же на содержаніе заведенія составляли 11156 руб. 11 коп.
62
Остатокъ суммъ по содержанію составилъ 3535 руб. 87 коп Причисляя къ нимъ капиталъ, полученный отъ устроеннаго Н. Е. Баратынскимъ спектакля въ пользу гимназіи, и затѣмъ остатки отъ стипендіальныхъ капиталовъ, Совѣтъ имѣлъ общій остатокъ къ 15 Августа 1870 года 8389 руб. 17 коп. Эта старательная и настойчивая экономичность практиковалась Совѣтомъ исключительно въ силу желанія имѣть для гимназіи собственный домъ; но, разумѣется, эти восемь тысячъ не могли нимало подвинуть впередъ исполненіе этой завѣтной мысли Совѣта. Но за то, обладая такими, можно сказать, уже замѣтными экономическими сбереженіями, заведеніе имѣло уже возможность награждать служащія ему лица посильными поощреніями. Такъ, въ 1869/70 учебномъ году были награждены изъ остаточныхъ суммъ, за отличное исполненіе обязанностей, начальница Волкова, Законоучитель о. А. Д. Ясницкій, пять преподавателей (Гренковъ, Носовъ, Егоровъ, Адіясевичъ и Суроэнко), двѣ преподавательницы (Куклина (нынѣ Безуглая) и Шлитеръ) и одна классная надзирательница (Звягина). Начальница получила 80 рублей, Звягина 25 руб., остальные по 40 рублей.
Особенно крупнымъ пожертвованіемъ въ пользу Гимназіи въ 1869/70 году должно считать неприкосновенный капиталъ въ 1600 руб., отчисленный Инспекторомъ классовъ Родіоновскаго Института, Дѣйствительнымъ Статскимъ Совѣтникомъ, М. А. Ковальскимъ, проценты съ котораго опредѣлены были жертвователемъ на взносъ платы за бѣднѣйшихъ ученицъ гимназіи и на вспомоществованіе окончившимъ курсъ сиротамъ преподавателей, служившихъ въ Казанскомъ Учебномъ Округѣ. За этимъ слѣдуетъ поставить исходатайствованное Н. Е. Баратынскимъ ассигнованіе Казанскимъ Губернскимъ Земствомъ въ пользу гимназіи 1000 рублей ежегодно.
Подлинный отчетъ о состояніи Гимназіи за 1869/70 годъ заканчивается словами, выражающими завѣтную мысль Совѣта о пріобрѣтеніи для Гимназіи собственнаго дома. Постоянно увеличивающееся число ученицъ, новое Положеніе, требовав-
63
шее VII класса, причемъ педагогическій курсъ становился уже VIII-мъ, ясно доказывали, что помѣщеніе заведенія въ частномъ неприспособленномъ домѣ становилось совсѣмъ неудобно. Съ прискорбіемъ смотрѣли люди, пекущіеся о благѣ гимназіи, что въ другихъ городахъ, менѣе обширныхъ, чѣмъ Казань, напримѣръ въ Вяткѣ и Самарѣ, уже пріобрѣтены были городскими обществами особые дома для женскихъ гимназій и для такихъ притомъ, которые никакъ не обѣщали столь быстраго роста, какъ Казанская, въ которой число ученицъ увеличивалось съ замѣчательною быстротою.
Итакъ, Казань, съ ея многолюдствомъ, съ ея значительнымъ количествомъ учебныхъ заведеній, не могла еще помѣстить свою женскую гимназію въ особомъ зданіи, не могла пріютить разсадникъ просвѣщенія своихъ дочерей подъ сѣнью постояннаго неотъемлемаго крова. И горько тужили объ этомъ люди, подобные г. Баратынскому!
Въ числѣ измѣненій, внесенныхъ во внутреннюю жизнь гимназій вообще и Маріинской Казанской въ частности, новое Положеніе 1870 г. особенно выдвигаетъ требованіе, чтобы въ Попечительномъ Совѣтѣ засѣдали представители всѣхъ сословій, всѣхъ обществъ и вѣдомствъ, которыя своими взносами участвовали въ поддержкѣ существованія гимназіи. Принимая къ исполненію эго требованіе Высочайше утвержденнаго Положенія, Попечительный Совѣтъ Казанской Маріинской Гимназіи нашелъ, что всѣ участвовавшія въ поддержаніи Гимназіи общества и вѣдомства сводятся къ категоріи дворянъ, чиновниковъ, купцовъ и мѣщанъ, представители которыхъ засѣдали и до этого въ Попечительномъ Совѣтѣ гимназіи. Вслѣдствіе этого личный составъ Попечительнаго Совѣта увеличился въ 1871 году только однимъ членомъ, именно выборнымъ отъ старшинъ Казанскаго благороднаго собранія, каковымъ и явился въ этомъ году П. П. Филипповичъ. Въ этомъ же году предстоялъ снова выборъ въ должность Предсѣдателя Совѣта, и изъ наличныхъ членовъ его единодушно и единогласно былъ снова избранъ въ Предсѣ-
64
датели Н. Е. Баратынскій, уже 6 лѣтъ занимавшій съ честью эту почетную должность. Всѣмъ были видимы и всѣми оцѣнены по достоинству энергичныя заботы для гимназіи этого человѣка.
Между тѣмъ, число учащихся въ 1871 году возросло до 377 ученицъ; желающихъ же поступить, какъ видно изъ отчета, было значительно больше. Но такъ какъ помѣщеніе гимназіи рѣшительно не позволяло принять сверхъ этого количества. то Попечительный Совѣтъ, къ своему крайнему сожалѣнію, вынужденъ былъ отказать многимъ родителямъ въ пріемѣ дѣтей ихъ въ заведеніе, по недостатку помѣщенія. Денежные рессурсы заведенія оставляли теперь далеко позади всѣ самые смѣлые разсчеты и являлись краснорѣчивымъ доказательствомъ того, что значитъ и что можетъ сдѣлать стройность и гармонія въ дѣйствіяхъ людей, взявшихся за общее дѣло и взявшихся въ силу любви, призванія и во имя желанія обществу блага. Доходъ гимназіи по всѣмъ статьямъ составлялъ въ этомъ году, вмѣстѣ съ остаточными отъ 1870 г. (3535 р. 87 к.), 25800 р. 87 3/4 к.; въ числѣ этой суммы почти половину, именно 11487 р. 50 коп., составляла уже плата за ученіе — прямой и неотъемлемый доходъ заведенія.
Такими гигантскими шагами ушла гимназія, въ немногіе годы, отъ тѣхъ временъ, когда даже жалованья преподавателямъ платить было нечѣмъ. Видно, что довѣріе общества къ заведенію установилось уже на прочныхъ основахъ, благодаря усердію и заботливости лицъ, руководившихъ жизнью заведенія. Это и выражалось ясно какъ въ быстромъ возрастаніи числа учащихся, такъ и въ увеличеніи средствъ по всѣмъ статьямъ гимназическаго бюджета. Къ 1-му Сентября 1871 года гимназія имѣла въ остаткѣ всѣхъ суммъ: а) по содержанію заведенія 3132 р. съ коп.; б) резервнаго капитала, составившагося изъ прежнихъ остатковъ, 9499 руб. съ коп.; в) суммъ, предназначенныхъ на экстренныя потребности, 994 руб. 98 коп. и г) стипендіальнаго капитала (остаточно) 4948 руб. 58 коп. Остатки получались, слѣдовательно, по всѣмъ статьямъ и гимназія рѣшительно богатѣла.
65
Помимо этихъ прямыхъ заботъ и отличной экономіи Попечительнаго Совѣта, взглядъ заведенія на свое будущее финансовое положеніе дѣлался въ это время еще болѣе смѣлымъ въ силу слѣдующихъ обстоятельствъ. Новое Положеніе о женскихъ гимназіяхъ и прогимназіяхъ 1870 г. существенно видоизмѣняло дѣятельность Попечительнаго Совѣта въ самую благопріятную для хозяйственной части заведенія сторону. Оно ограничивало эту дѣятельность исключительно только заботами хозяйственными. До 1870 г., въ силу прежняго Положенія (1860 г.), Попечительному Совѣту принадлежало, какъ знаетъ читатель, вѣдѣніе всѣхъ рѣшительно сторонъ жизни заведенія. Ему принадлежалъ выборъ начальницы и всѣхъ преподавателей и преподавательницъ, наблюденіе за умственнымъ и нравственнымъ образованіемъ учащихся и, наконецъ, попеченіе вообще объ установленіи и постоянномъ сохраненіи надлежащаго по всѣмъ частямъ порядка и благоустройства. Теперь эта дѣятельность значительно упрощалась. Попечительный Совѣтъ обязанъ былъ вѣдать только чистохозяйственные вопросы жизни заведенія, т. е. изысканіе средствъ къ матеріальному его преуспѣянію, наблюденіе за правильнымъ расходованіемъ суммъ, назначеніе количества платы съ ученицъ, освобожденіе таковыхъ отъ взноса платы, покровительство и пособіе бѣднѣйшимъ изъ учащихся. Выборъ начальницы, какъ лица, служащаго средоточнымъ пунктомъ единенія между заведеніемъ и обществомъ, оставленъ былъ въ вѣдѣніи Попечительнаго Совѣта; но выборъ преподавателей и преподавательницъ, а также и наблюденіе за учебно-воспитательнымъ дѣломъ всецѣло отошло въ вѣдѣніе Педагогическаго Совѣта въ лицѣ его предсѣдателя, состоящаго въ то же время и непремѣннымъ членомъ Совѣта Попечительнаго. Это видоизмѣненіе дѣятельности Попечительнаго Совѣта, установленное Положеніемъ, имѣло и свои достоинства, и свои недостатки. Его слабою стороною было и остается доселѣ то, что представители общества, на свой счетъ содержащаго заведеніе, устранены отъ всякаго участія въ наблюденіи за
66
тѣмъ, какъ идетъ преподаваніе того или другаго предмета въ заведеніи, которое содержится на средства представительствуемаго или общества; достоинствомъ же этой мѣры и несомнѣннымъ должно признать то, что она передавала пополненіе наличныхъ педагогическихъ силъ гимназіи въ руки лица, которому, по должности его, лично должны быть извѣстны наилучшія педагогическія силы въ губерніи. Не всегда Попечительный Совѣтъ могъ состоять изъ лицъ такъ глубоко понимавшихъ дѣло, какъ требовала этого глубина самаго дѣла. Да и вообще Попечительный Совѣтъ никогда и ни въ какомъ случаѣ не могъ быть такъ знакомъ съ качествами приглашаемыхъ преподавателей, какъ могло знать эти качества лицо, по должности наблюдавшее за ходомъ учебнаго дѣла въ краѣ. И потому, хотя нужно отдать справедливость Попечительному Совѣту Казанской Маріинской Гимназіи въ томъ, что его выборы въ описываемое время, благодаря просвѣщеннымъ и внимательнымъ людямъ, стоявшимъ во главѣ его, не были неудачными, однако нельзя не согласиться и съ тѣмъ, что еще болѣе шансовъ на удачный выборъ преподавателей являлось тогда, когда выборъ этотъ поступалъ всецѣло въ вѣдѣніе Предсѣдателя Совѣта Педагогическаго.
Но какъ бы то ни было, только дѣятельность Попечительнаго Совѣта, прежде въ высшей степени сложная, теперь значительно упростилась, и матеріальная сторона жизни Гимназіи должна была ожидать отъ этой концентраціи силъ Совѣта благихъ послѣдствій, которыя, какъ увидимъ, и не замедлили обнаружиться.
Вторымъ важнымъ измѣненіемъ въ жизни Казанской Маріинской Гимназіи являлось заключавшееся въ новомъ Положеніи требованіе семикласснаго состава. Сформированіе VII класса въ отношеніи распредѣленія въ немъ учебныхъ предметовъ, которое должно было отозваться и на распредѣленіи таковыхъ въ предыдущихъ классахъ, совершилось путемъ засѣданій коммиссіи изъ Окружнаго Инспектора, Директоровъ обѣихъ Казанскихъ мужскихъ гимназій и Начальницы Маріинской
67
гимназіи, подъ предсѣдательствомъ г. Попечителя Казанскаго Учебнаго Округа, Тайнаго Совѣтника, П. Д. Шестакова. Въ этихъ засѣданіяхъ, на ряду съ принятыми къ свѣдѣнію и руководству указаніями Министерства, разработаны были и собственныя соображенія засѣдавшихъ лидъ по этому предмету, и открытіе VІІ класса подготовлено было къ 1871/72 учебному году. Вслѣдствіе этого въ 1870/71 учебномъ году окончанія собственно гимназическаго курса не совершилось, такъ какъ ученицы VІ класса, прежде оканчивавшія курсъ, теперь должны были перейти во вновь открывшійся VІІ классъ. Вмѣстѣ съ этимъ состоялось ходатайство Педагогическаго Совѣта о томъ, чтобы ученицы гимназіи, имѣющія въ общемъ выводѣ 5 и по каждому предмету въ отдѣльности не менѣе четырехъ, были освобождены отъ переводныхъ испытаній, вмѣсто которыхъ учреждены были въ теченіи послѣдняго мѣсяца въ каждомъ учебномъ году репетиціи по всѣмъ предметамъ гимназическаго курса. Въ кругъ учебныхъ предметовъ гимназіи введено было въ этомъ же году, по желанію нѣкоторыхъ родителей, частнымъ образомъ, безъ опредѣленной платы, преподаваніе англійскаго языка.
Но самымъ важнымъ событіемъ въ жизни Казанской Маріинской женской гимназіи въ 1871 году было посѣщеніе занимаемой ею квартиры Его Императорскимъ Величествомъ Государемъ Императоромъ Александромъ II. Исторія этого заведенія съ любовью и благодарностью должна остановиться на моментѣ, когда незабвенный Царь, по мановенію котораго создалось въ Россіи настоящее просвѣщеніе и образованіе женщины, удостоилъ своимъ привѣтливымъ взглядомъ и Казанскій разсадникъ женскаго образованія, возникшій по Его державной волѣ, и провелъ нѣсколько минутъ въ его, къ сожалѣнію еще чужихъ, наемныхъ тогда, стѣнахъ. Это было во время путешествія Императора по Волгѣ въ Астрахань. 27 Августа 1871 года, въ 11 ч. 15 мин. утра Государь— Освободитель, въ сопровожденіи Ихъ Императорскихъ Высочествъ Наслѣдника Цесаревича, нынѣ благополучно царству-
68
ющаго Императора, и Великаго Князя Владиміра Александровича, изволилъ посѣтить квартиру гимназіи. Пройдя по всѣмъ классамъ, Его Императорское Величество изволилъ милостиво разговаривать съ Начальницею гимназіи, А. Г. Волковою, съ Предсѣдателемъ Попечительнаго Совѣта, Н. Е. Баратынскимъ, учительницею приготовительнаго класса, Сергѣевою, и съ нѣкоторыми ученицами и изволилъ прослушать исполненный ученицами гимнъ „Боже Царя храни".
Это посѣщеніе Освободителя и Просвѣтителя земли Русской имѣло важное вліяніе на судьбу нашей гимназіи. Обществу, воспитывающему въ ней дочерей своихъ, прискорбно стало, что гимназіи пришлось принять Царя въ чужихъ наемныхъ стѣнахъ, а не подъ собственною кровлею. И вотъ, Казанская Городская Дума, въ ознаменованіе посѣщенія гимназіи и города Государемъ Императоромъ, постановила пожертвовать изъ запаснаго городскаго капитала десять тысячъ рублей на пріобрѣтеніе собственнаго дома для помѣщенія Маріинской женской гимназіи *).
(*) Интересна переписка, скоро возникшая по этому поводу между Думой и Попечительнымъ Совѣтомъ; переписка, свидѣтельствующая о томъ, какъ иногда самыя благія движенія сердца въ обществѣ, вырываясь подъ вліяніемъ минуты, медленно переходятъ въ дѣло и обставляются канцелярскою пунктуальностью и придирками. Получивши копію съ постановленія Думы объ отчисленіи означенныхъ десяти тысячъ рублей, Попечительный Совѣтъ, какъ и слѣдовало, немедленно постановилъ просить Городскую Управу отпустить пожертвованныя деньги подъ росписку Казначея Совѣта, имѣя, очевидно, въ виду присоединить эту сумму къ имѣющимся уже въ распоряженіи Совѣта на этотъ предметъ сбереженіямъ, чтобы, приращая процентами соединенный капиталъ, тѣмъ успѣшнѣе идти къ преднамѣченной цѣли. Однако Городской Управѣ показалось почему-то страннымъ (подлинное ея выраженіе) такое требованіе Совѣта и она отвѣтила (18 Ноября 1871 г. за № 8506), что такъ какъ изъ отношенія Совѣта (которымъ просили только дать обѣщанныя деньги) не видно, подысканъ ли домъ для гимназіи и встрѣтилась ли въ требуемыхъ деньгахъ настоятельная надобность, и что поэтому она, городская Управа, имѣетъ честь (sic) увѣдомить Попечительный Совѣтъ гимназіи, что она безъ означенныхъ свѣдѣній не можетъ сдѣлать отпускъ денегъ, и если домъ еще не подысканъ къ покупкѣ, то находитъ преждевременнымъ требованіе Совѣта. Возникла переписка. Совѣтъ весьма
69
Правда, сумма эта была далеко еще недостаточна для полнаго осуществленія желаній лицъ, близко принимавшихъ къ сердцу судьбу заведенія, однако все же она замѣтно подвигала впередъ дѣло постановки гимназіи на твердую, основательную почву. Матеріальныя средства гимназіи, сберегаемыя неусыпными заботами лицъ, руководившихъ дѣятельностью Попечительнаго Совѣта, сразу увеличивались почти на половину. Насущный вопросъ о пріобрѣтеніи дома, казавшійся года два тому назадъ только мечтою, сдѣлался теперь вопросомъ на половину осуществимымъ и во всякомъ случаѣ рѣшеннымъ. Разсчеты Попечительнаго Совѣта въ этомъ направленіи сводились теперь къ слѣдующимъ соображеніямъ. Къ 1872 году экономическихъ суммъ въ гимназіи, съ остаточными отъ 1871 года (см. выше), ожидалось до 15 тысячъ рублей. Прилагая къ этому десять тысячъ, пожертвованныя Думою, Совѣтъ имѣлъ уже почти поступившаго капитала до
---------------------
резонно отвѣтилъ бумагою, въ которой проглядывала мысль, что Дума, вѣроятно, пожертвовать то пожертвовала, а денегъ въ наличности, свободныхъ къ отпуску, не имѣетъ. Попечительный Совѣтъ, поэтому, предлагалъ Думѣ заявить безъ обиняковъ, что если самыхъ денегъ нѣтъ, то какіе и откуда она можетъ назначить въ пользу гимназіи проценты съ означеннаго капитала впредь до уплаты самаго капитала, такъ какъ упомянутые проценты должны поступить въ кассу гимназіи со дня отчисленія суммы. А съ другой стороны — де, только намѣреваясь пожертвовать деньги на извѣстное дѣло, странно спрашивать, сдѣлано ли то дѣло, на которое деньги жертвуются. Требованіе же свое Совѣтъ никакъ не можетъ считать страннымъ, ибо пожертвованный Думою капиталъ долженъ по всякимъ законамъ немедленно поступить въ распоряженіе гимназіи и можетъ считаться только подспорьемъ къ имѣющимся уже въ рукахъ, Совѣта средствамъ. Думѣ же небезъизвѣстно, что на самые эти десять тысячъ, въ ихъ чистомъ видѣ, ни купить, ни построить домъ для гимназіи, которая уже въ данную минуту состоитъ почти изъ 400 человѣкъ, невозможно. Выходитъ только, что пожертвованіе Думы можетъ имѣть важность лишь въ суммѣ общихъ средствъ гимназіи, да и то подъ условіемъ приращенія ихъ процентами и въ качествѣ средства быстрѣе двинуть впередъ предпріятіе, которое потребуетъ для своего выполненія, по меньшей мѣрѣ, пятьдесятъ тысячъ.
Впрочемъ, Совѣть, имѣя въ виду и свои возрастающія средства, озаботился удовлетворить требованію Думы, и къ 5 Декабря 1871 года, какъ увидимъ, домъ для гимназіи былъ подысканъ.
70
25 тысячъ руб. Этотъ капиталъ долженъ былъ увеличиваться, во первыхъ, процентами, а во вторыхъ, суммою въ тысячу рублей, исходатайствованною Н. Е. Баратынскимъ и П. А. Костливцевымъ къ ежегодному пожертвованію на этотъ же предметъ у Казанскаго Губернскаго Земскаго Собранія. А наконецъ, еслибы и представился случай выгодно купить для гимназіи домъ, то Попечительный Совѣтъ весьма основательно разсчитывалъ на то, что Министерство Народнаго Просвѣщенія не откажется, хотя бы заимообразно, помочь заведенію, на которое оно, то есть Министерство, до 1870 г. *) ничего не истратило
Словомъ, лица, стоявшія во главѣ Попечительнаго Совѣта могли теперь уже опереться на надежныя опоры и рѣшились уже неотложно приступить къ осуществленію давно лелѣянной мысли, ясно высказанной ими еще въ 1868 году, а возникшей еще раньше, вслѣдъ затѣмъ, какъ Предсѣдателемъ Попечительнаго Совѣта былъ избранъ Н. Е. Баратынскій. Изъ всего хода дѣла видно, что этотъ человѣкъ вмѣстѣ съ своими замѣчательными по энергіи сотрудниками, П. П. Филипповичемъ, П. А. Месетниковымъ и П. А. Костливцевымъ, заключилъ рѣдко видимый въ настоящее время союзъ принять къ сердцу дѣло о пріисканіи дома для гимназіи и, какъ увидимъ ниже, всѣ громадныя и сложныя заботы по отстройкѣ его совершенно какъ бы свое собственное дѣло. Энергичность и настойчивость, съ которою они вели это дѣло, свидѣтельствуется тою, можно сказать, необычайною быстротой, съ которою возрастали средства, предназначенныя ими къ достиженію этой цѣли. А составленіе капитала для постройки дома нынѣшней гимназіи представляется въ подробностяхъ въ слѣдующемъ видѣ. Въ 1868 году положена была въ основу этого капитала сумма въ 665 рублей, полученная
------------------
*) Въ 1870 г., на содержаніе при гимназіи педагогическихъ курсовъ и на жалованье преподавателямъ въ нихъ отпущено было изъ казны, по распоряженію Министра Народнаго Просвѣщенія, пособіе въ размѣрѣ 1350 руб. На это пособіе Совѣтъ здѣсь и указываетъ.
71
отъ благороднаго спектакля, устроеннаго Почетною Попечительницею гимназіи, П. И. Скарятиною — сумма, совершенно ничтожная, въ виду громадности предпринимаемаго дѣла. Въ то время гимназія, тогда еще училище, имѣла всего 157 ученицъ, количество, опредѣленное ея первоначальнымъ уставомъ и къ которому возвратилась она отъ трехъ сотъ, вслѣдствіе неудовлетворительнаго веденія дѣла тогдашнею начальницей. Съ этихъ поръ постоянно и необычайно возраставшее число ученицъ къ 1871 году составляло уже цыфру 357 и то только потому, что помѣщеніе гимназіи не позволяло принять больше, и Попечительный Совѣтъ, къ своему прискорбію, долженъ былъ отказывать въ пріемѣ многимъ и многимъ, вслѣдствіе окончательнаго недостатка въ помѣщеніи. Съ этимъ вмѣстѣ и средства гимназіи увеличились почти втрое тоже въ какихъ-нибудь три года. Затѣмъ строгая экономія, приносившая сбереженія и остатки по всѣмъ статьямъ расхода, и, наконецъ, вообще самоотверженная энергія отдавшихся дѣлу людей сдѣлали то, что 12 Сентября 1872 года Н. Е. Баратынскій частнымъ письмомъ извѣщалъ жившую тогда за границей Почетную Попечительницу гимназіи, почтеннѣйшую П. И. Скарятину, о томъ, что Попечительный Совѣтъ располагаетъ уже свободною и спеціально предназначенною для пріобрѣтенія дома суммою въ 28000 рублей. И въ числѣ этихъ 28 тысячъ только одиннадцать пришли изъ посторонняго источника, именно тысяча рублей жертвовалась, по ходатайству, Губернскимъ Земскимъ Собраніемъ, а десять тысячъ были отпущены Думою въ память посѣщенія Государя Императора и тоже по ходатайству П. А. Костливцева, какъ гласнаго Думы. Остальныя же 17 тысячъ накопились изъ средствъ гимназіи... Шагъ отъ 665 руб. къ 17 тысячамъ въ три года можно назвать весьма быстрымъ, гигантскимъ шагомъ! Поэтому исторія можетъ по справедливости сказать, что дѣятельность указанныхъ выше лицъ въ пользу матеріальнаго процвѣтанія гимназіи незабвенна и достойна полной признательности со стороны общества.
72
Такимъ образомъ 1871, 72 и 73 годы представляютъ собою въ жизни Маріинской гимназіи особенно достопримѣчательную эпоху. Въ старой квартирѣ ея совершается все прибывающій наплывъ ученицъ, свидѣтельствуя съ одной стороны о полномъ довѣріи общества къ заведенію, о необходимости этого заведенія для города, съ другой — горько отзываясь въ сердцѣ лицъ, завѣдывающихъ этой квартирой, грустнымъ сознаніемъ того, что дѣвать ученицъ некуда и нужно отказывать цѣлымъ массамъ жаждущихъ просвѣщенія для дѣтей своихъ. Но эта грустная картина въ теченіи тѣхъ же годовъ стушевывается быстрымъ возникновеніемъ невдалекѣ отъ этой старой, переполненной квартиры грандіознаго зданія, воздвигающагося усиліями самоотверженныхъ общественныхъ дѣятелей, зданія способнаго вмѣстить тройное количество учащихся и дать имъ столько свѣта и воздуха, столько возможности учиться, сколько можетъ пожелать самый взыскательный требователь.
Пріобрѣтеніе это составляетъ эпоху и способно служить новымъ свидѣтельствомъ энергіи созидателей этого дѣла. Пущены были въ ходъ всевозможныя мѣры къ увеличенію средствъ. Имѣя въ рукахъ уже значительныя средства, Попечительный Совѣтъ боялся уже даже показать ихъ публикѣ, чтобы не заронить въ общество охлажденія къ начатому дѣлу и не лишиться возможныхъ и ожидаемыхъ пособій въ своихъ трудахъ со стороны общества. Съ ревностью скупца хранилъ онъ отъ постороннихъ взоровъ свои рессурсы, а потому не рѣшился даже печатать свои отчеты о состояніи гимназіи за 1871/72 и 72/73 учебные годы, чтобы цыфра свободныхъ капиталовъ въ 28 тысячъ не бросилась въ глаза и не заставила кого-либо сказать: довольно жертвовать; денегъ у гимназіи уже много! Между тѣмъ, вслѣдъ за пожертвованіемъ Думы, начались изысканія. По порученію Совѣта, членъ и казначей его П. А. Месетниковъ съ Ноября 1871 года началъ присматриваться къ продававшимся въ то время въ Казани домамъ и остановился, наконецъ, на домѣ наслѣдниковъ помѣ-
73
щика Теренина, находившемся на углу Петропавловской улицы и того же названія переулка, въ нѣсколькихъ десяткахъ шаговъ отъ Воскресенской улицы. Этотъ домъ и купленъ былъ, наконецъ, за 11500 руб. въ Декабрѣ 1871 года.
Занятый до этого времени казармами резервнаго баталіона, неремонтированный съ незапамятныхъ временъ, этотъ домъ представлялся при покупкѣ въ слѣдующемъ видѣ.
Каменныя стѣны главнаго трехъ-этажнаго корпуса, занимавшаго уголъ улицы, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ имѣли сквозныя трещины, которыя замѣчались и въ сводахъ нижняго этажа; желѣзная крыша обнажилась отъ краски и мѣстами проржавѣла; балки въ нѣкоторыхъ комнатахъ поддерживались только подставками, и все грозило разрушеніемъ. Въ такомъ же состояніи были флигеля и службы. (Актъ свидѣтельствованія строительной коммиссіи. Дѣло подъ № 16 по описи 1872 года). Словомъ, покупая этотъ домъ, Совѣтъ сознавалъ, что онъ покупаетъ только одно изъ лучшихъ, по центральности, мѣстъ въ городѣ и что на этомъ мѣстѣ придется построить новое, достойное гимназіи, зданіе.
По смѣтѣ и плану, составленнымъ архитекторомъ Хризоновичемъ, при главномъ участіи Н. Е. Баратынскаго, П. А. Костливцева и П. П. Филипповича и вообще по указаніямъ Совѣта, потребовалось на перестройку этого дома и приспособленіе его къ назначенной ему цѣли приблизительно 53137 руб. Сумма эта, послѣ весьма оживленныхъ торговъ, уменьшилась до 39741 руб. Имѣя въ остаткѣ отъ покупки стараго зданія 17 тысячъ рублей и ожидая къ поступленію въ 1872 г. до 19 тысячъ руб., Совѣтъ рѣшился приступить къ работамъ. 2 Августа 1872 года состоялись первые торги на перестройку дома. Работы, подъ главнымъ руководствомъ архитектора Хризоновича, поручены были наблюденію опытнѣйшаго въ строительномъ дѣлѣ П. П. Филипповича и пошли съ лихорадочной поспѣшностью, какъ того требовала неотложная необходимость. Число ученицъ въ гимназіи возросло уже до 500; тѣснота и переполненность въ старомъ помѣщеніи были
74
невообразимыя. Не смотря однако на спѣшность, работы выполнялись въ высшей степени тщательно и съ большимъ знаніемъ дѣла. Предположено было въ одинъ годъ, къ Августу 1873 года, т. е. къ началу 1873/4 учебнаго, окончить всю перестройку и начать классы въ новомъ помѣщеніи. Но предположенію этому, какъ всегда почти бываетъ въ подобныхъ случаяхъ, не суждено было осуществиться. При разломкѣ старыхъ зданіи оказалось столько никакъ непредвидѣнныхъ лишнихъ работъ по укрѣпленію, передѣлкѣ и проч., что отъ зданія, стѣнами котораго предполагалось въ общемъ, по возможности, воспользоваться, во многихъ мѣстахъ оказалось возможнымъ оставить только фундаментъ, да и то съ значительными исправленіями. Въ силу этого обстоятельства, окончить работы и совершеннымъ образомъ приготовить зданіе къ предположенному сроку оказалось рѣшительно невозможнымъ, а вмѣстѣ съ этимъ и передержки по непредвидѣннымъ и сверхсмѣтнымъ работамъ составили болѣе 5000 р. Въ тоже время въ уплату по смѣтѣ за работы въ средствахъ Совѣта оказывался недостатокъ въ 10 тысячъ, такъ что общій дефицитъ къ концу построекъ простирался до 15 тыс. рублей. Этотъ дефицитъ предположено было покрыть займомъ подъ залогъ отстраиваемаго дома съ уплатою въ теченіи нѣсколькихъ лѣтъ изъ остатковъ по содержанію гимназіи. Вмѣстѣ съ этимъ, имѣя въ виду, что въ гимназіи получаютъ образованіе дѣти не однихъ только жителей г. Казани и ея уѣзда, а и прочихъ городовъ и уѣздовъ Казанской губерніи, Совѣть питалъ тайныя надежды значительно уменьшить этотъ заемъ, обратившись къ уѣзднымъ земствамъ съ предложеніемъ, за каждые пожертвованные единовременно 500 руб., имѣть въ гимназіи на вѣчныя времена одну стипендіатку. Эта мѣра и была впослѣдствіи осуществлена ходатайствомъ г. Баратынскаго, и въ результатахъ ея оказалось пожертвованіе уѣздными земствами суммъ, составившихъ въ общей сложности 6500 руб. (*) Но во время самаго разгара работъ, это были еще
-----------------
*) Казанское земство пожертвовало 3000 рублей, Козмодемьянское, Лаишевское, Спасское, Свіяжское, Царевококшайское, ...
75
только надежды, сумма же требовалась немедленно; поэтому Совѣтъ и обратился къ Городской Думѣ съ просьбою выдать ему заимообразно на окончательную отстройку дома требующіяся 15 тысячъ рублей съ правомъ удерживать изъ отпускаемыхъ Думою ежегодно на содержаніе гимназіи пяти тысячъ руб. по три тысячи ежегодно же въ уплату долга въ теченіи пяти лѣтъ (*). На это ходатайство Дума отвѣтила согласіемъ и въ Октябрѣ 1873 года выдала требуемыя деньги. Но работы тѣмъ не менѣе замедлились и только 12 Декабря 1873 года гимназія перешла въ новоотстроенное зданіе. (**)
Свѣтло отпраздновала возродившаяся гимназія свое новоселье. Новое зданіе было какъ нельзя больше приспособлено уже на первыхъ порахъ ко всѣмъ нуждамъ и потребностямъ заведенія. Высота классовъ, просторъ помѣщенія, вполнѣ достаточное количество свѣта и воздуха не давали болѣе мѣста стѣсненіямъ въ пріемѣ, и многолюдство населенія, особенно въ первыхъ классахъ, было чрезвычайное. Но это многолюдство бывшее прежде причиною заботъ и безпокойства Попечительнаго и Педагогическаго Совѣтовъ, заставлявшее ихъ съ прискорбіемъ отказывать въ пріемѣ многимъ ищущимъ образованія, теперь было уже радостнымъ и желательнымъ. Заведеніе широко могло распахнуть теперь свои двери желаю-
*) Погашеніе этого долга, путемъ удерживанія 3000 руб., началось въ 1874 году и окончилось въ 1878 году.
**) Домъ для гимназіи, со всѣми расходами за работы, за весь матеріалъ по перестройкѣ и приспособленію обошелся въ 66955 р. Это громадное дѣло создано было въ четыре года, въ денежномъ отношеніи, буквально изъ ничего! Домъ, вмѣстѣ съ дворомъ, занимаетъ неправильный четвероугольникъ, причемъ зданіе окружаетъ дворъ. Все пространство содержитъ въ себѣ около 569 квадратныхъ саженъ. Зданіе возведено въ три этажа, съ прекрасными помѣщеніями для классовъ и съ двумя просторными, свѣтлыми залами. Изъ содержащагося въ приложеніяхъ плана № 1-й видно, что первоначально только первый этажъ занималъ собою почти все пространство четвероугольника; второй же былъ немного менѣе и третій еще менѣе: онъ занималъ собою немного больше половины всего зданія. Въ настоящее время всѣ этажи сравнены
76
щимъ учиться, и мы видимъ, что съ этого времени лавою хлынули учащіяся въ гимназію. Ихъ къ 1 Января 1874 года было 530 человѣкъ, а черезъ годъ къ 1-му Января 1875 г. новое зданіе гимназіи вмѣщало въ своихъ стѣнахъ уже 650 душъ учащагося женскаго поколѣнія. Этотъ громадный наплывъ ученицъ, сразу же при переходѣ въ новое зданіе, образовавшій въ низшихъ классахъ до ста человѣкъ въ каждомъ, не давалъ возможности Совѣтамъ Гимназіи успокоиться на созданномъ дѣлѣ и задавалъ имъ новыя заботы. Ясно стало, что при такомъ многолюдствѣ учебное дѣло могло потерпѣть въ своей успѣшности, да и самое здоровье учащихся, при всѣхъ заботахъ о наилучшей вентиляціи классовъ, могло пострадать отъ скопленія дѣтей въ классныхъ помѣщеніяхъ, а потому Педагогическій Совѣтъ, по соглашенію съ Попечительнымъ, немедленно же и пришелъ къ мысли о необходимости открытія параллельныхъ отдѣленій при первыхъ трехъ классахъ гимназіи. И сразу же, при переходѣ изъ старой квартиры, совершилось это раздѣленіе первыхъ трехъ классовъ на параллельныя отдѣленія (постановленіе Попечительнаго Совѣта 31 Октября 1873 г.), такъ что гимназія состояла уже изъ десяти классовъ, считая эти три параллельныхъ; а въ Августѣ 1874 года открывается и IV параллельный классъ. Но при этомъ Попечительный Совѣтъ, стремясь устранить колебаніе хозяйственнаго баланса заведенія, увидѣлъ, что открытіе параллельныхъ классовъ, увеличивая вдвое количество уроковъ, вдвое же должно увеличивать съ каждымъ годомъ и плату преподавателямъ; а это неминуемо должно отозваться превышеніемъ смѣтныхъ расходовъ гимназіи. Единственнымъ выходомъ изъ этого затрудненія являлось увеличеніе платы съ ученицъ за право ученія.
Въ силу этихъ обстоятельствъ, съ 1874/5 учебн. года плата эта и увеличена съ 25 на 30 р. за обязательные предметы и съ 15 на 18 за необязательные. Съ этихъ поръ открытіе параллельныхъ классовъ, вслѣдствіе многолюдства учащихся, совершается почти безостановочно съ каждымъ годомъ,
77
такъ что, можно сказать, въ стѣнахъ одной, основной гимназіи постепенно возникаетъ другая, параллельная. Съ окончаніемъ, напр., 74/5 уч. года готовились перейти изъ двухъ отдѣленій IV класса въ V 80 ученицъ. Вслѣдствіе этого Попечительный Совѣтъ, въ своемъ отчетѣ о состояніи гимназіи за 1874/5 годъ, уже извѣщалъ публику, что въ 1875/6 г. онъ намѣренъ открыть параллельное отдѣленіе и при V классѣ; но далѣе уже это открытіе параллельныхъ отдѣленій становилось чрезвычайно затруднительнымъ. Дѣло въ томъ, что сами строители дома не предполагали, очевидно, такого громаднаго наплыва ученицъ, по крайней мѣрѣ, въ такое короткое время, и надѣялись постепенно, соображаясь со средствами, увеличивать помѣщеніе гимназіи, по мѣрѣ являющейся потребности.
Мѣжду тѣмъ, этотъ наплывъ, обусловливаясь развивающейся въ обществѣ потребностью образованія дѣтей, а также и довѣріемъ общества къ заведенію, состояніемъ котораго, по правдѣ говоря, можно только любоваться, превзошелъ всякія ожиданія. Поэтому, черезъ два года послѣ переселенія гимназіи на новоселье, оказалось, что и новое зданіе, не смотря на его обширность, не въ состояніи свободно и удобно помѣстить свое многолюдное населеніе. Помѣщеніе опять становилось недостаточно, и Совѣты гимназіи рѣшились пріостановиться дальнѣйшимъ открытіемъ параллельныхъ отдѣленій. Ожидая, что изъ двухъ отдѣленій V класса, т. е. изъ 80 ученицъ, въ 1876/7 году дойдутъ до VI класса приблизительно только 65 ученицъ, Совѣты гимназіи, хотя и находили означенное количество способнымъ затруднять нѣсколько успѣшность преподаванія, однако все же признавали преподаваніе еще возможнымъ. Но затѣмъ уже являлось сознаніе, что дальнѣйшее число поступающихъ ученицъ не только нѣтъ возможности увеличить, а даже придется, по возможности, сокращать; слѣдовательно, какъ полагать надо было, съ 1876/7 г. гимназія снова не въ состояніи будетъ удовлетворять потребностямъ города. Вслѣдствіе этого въ каждомъ отчетѣ за эти годы Попечительный Совѣтъ напоминаетъ город-
78
скому обществу о наступающей неотложной необходимости позаботиться объ устройствѣ и открытіи второй женской гимназіи.
Не смотря, впрочемъ, на ощутительно начинавшую чувствоваться недостаточность помѣщенія, гимназія старалась, по возможности, удовлетворять многочисленнымъ просьбамъ о принятіи дѣтей, а потому и число учащихся все возрастаетъ и доходитъ въ 1876 году уже до 704-хъ ученицъ. А вмѣстѣ съ этимъ, разумѣется, и главная статья дохода гимназіи, сборъ платы за ученіе, далеко оставляетъ за собою, по значительности своихъ размѣровъ, всѣ другія статьи дохода и одна даетъ уже въ томъ же 1876 году въ кассу Совѣта 23482 р., не считая платы за стипендіатокъ.
Наступили для Казанской Маріинской гимназіи блестящіе годы во всѣхъ отношеніяхъ. Многочисленность учащихся вызывала и въ учащихъ еще болѣе энергіи принести всѣмъ имъ какъ можно болѣе добра и пользы. Учебное дѣло въ гимназіи, благодаря удачному подбору преподавателей, а главнѣе всего почтенной педагогической опытности и неусыпному усердію Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, поставлено было на образцовую ступень порядка и благоустройства. Все въ этой сферѣ соединилось для того, чтобы сдѣлать гимназію, дѣйствительно, разсадникомъ образованія. Неослабный контроль надъ классными занятіями преподавателей со стороны Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, частыя посѣщенія г. Попечителя, избравшаго Маріинскую гимназію мѣстомъ образованія своихъ дочерей, а потому особенно сердечно относившагося къ этому заведенію, ихъ опытныя указанія, необходившія самыхъ мельчайшихъ пунктовъ учебной части, давали, дѣйствительно, образцовый видъ учебному дѣлу заведенія. Нравственно-воспитательная сторона жизни училища не уступала учебной, благодаря удачно выбранной Начальницѣ Волковой, о дѣятельности которой рѣчь ниже. Замѣчательное единодушіе царило между всѣми, вѣдавшими судьбы заведенія, и гимназія процвѣтала во всѣхъ отношеніяхъ. Такъ въ
79
1874 году изъ общаго числа 537 учащихся осталось въ тѣхъ же классахъ по неуспѣшности только 22 ученицы, а награждено за отличные успѣхи, по строгому, естественно, при многолюдствѣ обсужденію, 96 ученицъ; слѣдовательно, не оказала успѣховъ 24 часть всего количества, а отличные успѣхи оказаны были почти одною пятою частію его. А въ 1875 г., начиная съ VI класса (39 ученицъ) и до VII (32 ученицы), оставшихся по неуспѣшности вовсе не было.
На ряду съ этимъ и средства гимназіи возрасли свыше 50 тысячъ р. дохода по всѣмъ статьямъ. Долгъ Городской Управѣ, возникшій при постройкѣ дома, погашался до того незамѣтно, что, можно сказать, не могъ даже и считаться долгомъ, такъ какъ гимназія имѣла столько свободныхъ суммъ, что могла уже на однѣ награды отличнѣйшимъ ученицамъ затрачивать свыше 300 руб. и за всѣмъ тѣмъ имѣла въ 1875 г., напримѣръ, свободнаго остатка отъ расходовъ 10964 руб. наличными деньгами.
Но вотъ, въ то время, когда гимназія такъ быстро шла по пути своего полнаго во всѣхъ отношеніяхъ процвѣтанія, Богу угодно было послать ей тяжелое горе 3 Марта 1875 года скончалась въ ея стѣнахъ такъ удачно выбранная, такъ образцово ведшая свое дѣло и всѣми любимая Начальница гимназіи А. Г. Волкова.
Такъ какъ въ свое время составленъ былъ преподавателемъ Керенскимъ, по порученію Попечительнаго Совѣта, біографическій очеркъ покойницы, изданный на средства Совѣта отдѣльною брошюрой, то говорить здѣсь подробно объ этой личности значило бы повторять то, что уже сказано о ней въ свое время. Однако долгъ бытописателя требуетъ должнаго вниманія ко всѣмъ служившимъ дѣлу, составляющему предметъ труда его. А дѣятели, оставившіе замѣчательно благотворные слѣды въ этомъ дѣлѣ и удалившіеся не только отъ описываемой дѣятельности, а даже и спящіе уже подъ вѣчными сводами могилы, достойны всякаго и всюду воспоминанія. Поэтому невозможно не посвятить и здѣсь нѣсколькихъ строкъ воспоми-
80
нанію объ этой, дѣйствительно, выдающейся по своимъ прекраснымъ качествамъ дѣятельницѣ на нивѣ образованія и воспитанія мѣстныхъ гражданокъ.
Всѣ отчеты за тѣ годы, въ которые г-жа Волкова управляла Казанскою Маріинскою женскою гимназіей, а также и другія оффиціальныя бумаги гимназическаго архива обрисовываютъ эту начальницу, какъ личность, дѣйствительно, свѣтлую и симпатичную по качествамъ ея, какъ человѣка вообще, и вмѣстѣ свидѣтельствуютъ, что и какъ начальница, она обладала столь же высокими достоинствами. А ея біографическій очеркъ содержитъ данныя, свидѣтельствующія о ея обширномъ и свѣтломъ умѣ и замѣчательной настойчивости въ достиженіи своихъ цѣлей. Бѣдная и незнатная по происхожденію, воспитавшаяся въ чужой семьѣ, получившая въ ней же и домашнее образованіе, она пробила себѣ дорогу въ жизни чисто личными своими силами. Но и образованіе ея, усовершенствованное впослѣдствіи личнымъ трудомъ, по отзывамъ всѣхъ знавшихъ ее, было систематично, глубоко и многосторонне, благодаря недюжинному уму и замѣчательно выдержанному, твердому характеру. Вся жизнь ея была посвящена педагогической дѣятельности, составлявшей ея призваніе *). На этой дѣятельности и пріобрѣтена была ею практически та спеціальная подготовка, которая дѣлала ее образцовою Начальницей. Отчеты гимназіи ежегодно съ величайшею любовью упоминаютъ о ея беззавѣтной преданности своему дѣлу и усердіи къ благу гимназіи. Ея ласковое и привѣтливое, соединенное съ замѣчательнымъ тактомъ и ров-
*) Родилась А. Г. въ 1828 году. Въ 1846 г., 18-ти лѣтъ отъ рожденія, она поступила на службу въ Казанскій Родіоновскій Институтъ классною дамой. Около 9 лѣтъ состояла въ этой должности. На ней, въ 1849 г. получила по экзамену въ Казанскомъ Университетѣ званіе домашней учительницы. Въ 1855 г. вышла замужъ. Въ 1860 г. овдовѣла. Въ 1863 г. поступила на службу Начальницей Вологодской женской гимназіи, гдѣ съ примѣрнымъ усердіемъ трудилась 4 года. Въ 1867 г. поступила, Начальницею Казанской гимназіи и до конца жизни трудилась здѣсь. Умерла 46 лѣтъ отъ роду.
81
ностью обращеніе и съ ученицами, и съ ихъ родителями, и со всѣми сослуживцами, сдержанность и беззлобность при неизбѣжныхъ служебныхъ непріятностяхъ заставляли всѣхъ дорожить оттѣнками ея удовольствія и неудовольствія.
Дѣйствительно, въ семь лѣтъ служенія г-жи Волковой не находится въ архивѣ рѣшительно ни одного дѣла, въ которомъ бы содержался хотя намекъ на какое либо упущеніе со стороны Начальницы, а число ученицъ, возраставшее съ каждымъ годомъ, хотя оно, говоря вообще, и не обусловливается исключительно достоинствами или недостатками лица начальствующаго, особенно въ заведеніи открытомъ, однако все же много говоритъ въ ея пользу. И отчеты указываютъ на это обстоятельство именно въ смыслѣ свидѣтельства въ пользу Начальницы, когда говорятъ, что въ годъ своего поступленія г-жа Волкова застала въ стѣнахъ заведенія 157 ученицъ, а въ годъ своей кончины оставляла ихъ 640 человѣкъ.
Но лучше всего охарактеризована покойная труженица въ теплой и задушевной рѣчи, произнесенной при гробѣ ея г. Попечителемъ Учебнаго Округа, Тайнымъ Совѣтникомъ, П. Д. Шестаковымъ. Этотъ человѣкъ, замѣчательно, какъ уже сказали мы, любившій Маріинскую Гимназію и въ высшей степени безпристрастно справедливый въ своихъ отзывахъ о подчиненныхъ, вотъ что говорилъ о покойницѣ: „Мы всѣ, присутствующіе здѣсь, при гробѣ, привыкли видѣть покойницу всегда въ гимназіи, на своемъ служебномъ посту, заботливо охраняющую воспитанницъ отъ всего дурнаго, съ любовью и самымъ предупредительнымъ вниманіемъ слѣдящую за каждымъ ихъ шагомъ: ея одобрительное, полное родственной ласки, слово всегда было готово для хорошихъ и прилежныхъ ученицъ; лѣнивыхъ и шаловливыхъ сдерживалъ ея взглядъ, ея внушенія. Съ какою тревогою она сидѣла на экзаменахъ своихъ ученицъ: ученическіе экзамены были для ея любящаго сердца чѣмъ-то въ родѣ пытки; такъ страдала, она за каждую плохоотвѣчающую ученицу болѣе, кажется самой ученицы. Она была ровна со всѣми, ко всѣмъ отно-
82
силась одинаково внимательно, любовно и вмѣстѣ серьезно, такъ что воспитанницы и уважали, и любили ее, и дорожили ея ласковымъ взглядомъ и словомъ Она и называла воспитанницъ по семейному, прибавляя къ фамиліи уменьшительное имя ученицы; это обращеніе звучало какъ-то пріятно, ласкало слухъ воспитанницъ, сближало Начальницу съ ними. Къ преподавателямъ, преподавательницамъ и воспитательницамъ А. Г. всегда относилась внимательно и сердечно и заслужила полное уваженіе и ихъ, и Членовъ Попечительнаго Совѣта. Своею жизнію она подавала примѣръ, достойный подражанія. Она была хорошая христіанка: трудолюбивая и богобоязненная, она добросовѣстно исполняла свои обязанности. Она избѣгала развлеченій: все время свое посвящала гимназіи. Даже въ послѣднее время, когда болѣзнь окончательно сломила ее *), она продолжала заниматься дѣлами гимназіи и большаго труда стоило уговорить ее сложить съ себя временно обязанности Начальницы. Только за четыре дня до своей кончины **) она передала эти обязанности другой и то съ стѣсненнымъ сердцемъ, и то, какъ только приходила въ сознаніе, постоянно спрашивала о томъ, что дѣлается въ гимназіи; послѣднія слова ея при жизни были о дочери и о гимназіи: обѣ онѣ были дороги ея сердцу“!
За то и Попечительный Совѣтъ, нужно сказать по справедливости, умѣлъ цѣнить личность, такъ полно оправдавшую возложенныя на нее надежды. Съ родственнымъ сердечнымъ вниманіемъ онъ относился къ ея физическимъ страданіямъ, которыя по преимуществу были слѣдствіемъ ея беззавѣтной преданности дѣлу, для котораго она рѣшительно не щадила себя, и умерла, можно сказать, на своей должности ***).
*) Волкова умерла отъ чахотки — слѣдствія трудовой жизни.
**) Умерла 3 Марта, актъ же передачи должности классной дамѣ Часовниковой составленъ 28 февраля.
***) Дѣйствительно, стоило бы фотографически снять ту подпись, которою А. Г. утвердила, за четыре дня до смерти, актъ передачи должности классной надзирательницѣ Часовниковой (28 Февраля 1875 года).
83
Въ отчетахъ за послѣдніе годы ея жизни показаны суммы, которыя Совѣтъ отпускалъ начальницѣ при ея отпускахъ (только въ вакантное время) для пользованія кумысомъ. А въ годъ смерти ея ассигнована была ей тысяча рублей на поѣздку за границу. Но бѣдной труженицѣ не пришлось уже воспользоваться этимъ послѣднимъ доказательствомъ попеченія о ней любившаго ее заведенія. Означенная сумма, какъ заработанная покойницей, выдана была Совѣтомъ въ наслѣдство ея любимой дочери * *).
Много говоритъ въ пользу нравственной характеристики покойной Начальницы и то обстоятельство, что она пользовалась замѣчательною расположенностью и уваженіемъ со стороны тогдашняго Архіепископа Казанскаго, Преосвященнаго Антонія (скончался въ 1879 г.). Правда, это былъ Святитель замѣчательно сердечно относившійся къ людямъ вообще, но къ покойницѣ онъ питалъ такое преимущественное уваженіе, что, по кончинѣ ея, самъ ѣздилъ съ Н. Е. Боратынскимъ лично выбрать ей мѣсто для могилы въ стѣнахъ Спасо-Преображенскаго Казанскаго Монастыря.
Похороны А. Г. совершились на суммы гимназіи съ весьма торжественною обстановкою. И наконецъ, какъ вы-
Обыкновенно твердый и четкій, съ характеристическими особенностями женской руки, ея почеркъ, здѣсь не узнаваемъ и стѣсняетъ сердце при его разсматриваніи: видно, что умирающій человѣкъ подписалъ тамъ свое имя!
*) Дочь покойницы, носящая ея же имя, Анна Константиновна Волкова, нынѣ госпожа Языкова, съ золотою медалью окончила курсъ (см. приложеніе) въ Маріинской гимназіи и въ это время состояла преподавательницею французскаго языка во II классѣ гимназіи. Это было въ полномъ смыслѣ слова лелѣемое дитя сердца покойницы: и для нея жила она.
84
ражается годовой отчетъ, въ память изъ ряда выходящихъ достоинствъ покойницы и въ примѣръ будущимъ дѣятелямъ, Попечительный Совѣтъ вошелъ съ ходатайствомъ о разрѣшеніи поставить портретъ ея въ залѣ гимназіи, на что и послѣдовало Высочайшее соизволеніе 16 Мая 1875 года.
На ея мѣсто 6 Декабря того же года была утверждена, а 7 Января 1876 года вступила въ должность Начальницы, Елизавета Петровна Шеншина.
Насущными вопросами, представлявшимися теперь вниманію и теплымъ заботамъ Попечительнаго Совѣта, въ лицѣ его предсѣдателя, были уже не изысканія средствъ къ существованію гимназіи — средства эти были болѣе чѣмъ достаточны — а рѣшеніе вновь трудной задачи: помѣстить всѣхъ стремящихся въ гимназію. Число 704, до котораго дошло теперь (1876 г.) количество ученицъ въ гимназіи, требовало усиленныхъ заботъ о томъ, чтобы совмѣстить многолюдство съ успѣшностью преподаванія. Но нѣтъ трудности, непреодолимой для любви къ дѣлу и энергіи. И эта задача, какъ увидимъ, была блистательно выполнена. Средствъ было съ избыткомъ. Бѣдствующая школа осталась только въ воспоминаніи; вмѣсто нея красовалось теперь заведеніе, расходовавшее 32720 руб. въ годъ и за всѣмъ тѣмъ имѣвшее остатка 10830 рублей наличными деньгами и 11256 руб. бумагами. Помѣщенія только нужно было. Основывая и отстраивая грандіозное зданіе, его строители никакъ не думали, что его населеніе въ три года будетъ, какъ говорится, ломить стѣны. Нужно было открывать и открывать параллельные классы. Начали выносить въ корридоры физическій кабинетъ и библіотечные шкафы для того, чтобы освободить мѣста для классовъ и наполнить ихъ ученицами...
Но къ счастію и общество видѣло уже, что на возраставшее съ каждымъ годомъ требованіе отъ дѣвицы образовательнаго ценза, въ такомъ многолюдномъ городѣ, какъ Казань, не можетъ отвѣчать вполнѣ удовлетворительнымъ образомъ одно учебное заведеніе, какъ бы обширно оно ни было и
85
какъ бы образцово ни обставилось. Поэтому, благодаря иниціативѣ Начальника губерніи Скарятина и его супруги, общество Казанское приступило къ устройству другаго среднеучебнаго заведенія для образованія дѣвицъ, и у Маріинской гимназіи въ 1876 г. родилась младшая сестра ея, нынѣшняя Ксеніинская гимназія, открывшаяся сначала въ формѣ прогимназіи. Братски любезно отнеслась Маріинская гимназія къ своей нарождавшейся помощницѣ въ великомъ дѣлѣ женскаго образованія и усердно помогла ей при первыхъ шагахъ ея. Открытіе прогимназіи совершилось при дѣятельномъ участіи лицъ, созидавшихъ и гимназію Маріинскую. Такъ свидѣтельствованіе дома, въ которомъ помѣщается и теперь Ксеніинская гимназія, совершилось, по приглашенію П. И. Скарятиной, Попечительнымъ Совѣтомъ Маріинской гимназіи въ его полномъ составѣ *); чрезъ его же руки шли и всѣ суммы на первоначальное обзаведеніе прогимназіи, пока сформировался тамъ свой Попечительный Совѣтъ.
Открытіе въ чертѣ города другаго учебнаго заведенія для дѣвицъ дало возможность Попечительному Совѣту Маріинской гимназіи безъ сердечнаго стѣсненія отказывать въ пріемѣ дѣтей, и число ученицъ этой послѣдней въ 1876 г. пало съ 704 до 667. Тѣмъ не менѣе въ этомъ году открыть былъ V-й параллельный классъ; но за то Совѣтъ полагалъ уже, что этимъ и можно будетъ окончить дѣло, и открывать далѣе параллельные классы уже не будетъ необходимости. Предположенія эти, какъ увидимъ ниже, не осуществились. Открытіе прогимназіи задержало наплывъ ученицъ только на два года; по прошествіи же этихъ двухъ лѣтъ, число ихъ снова начинаетъ расти и расти съ необыкновенной быстротою. Причину этого, вѣроятно, нужно усматривать, помимо прочнаго и установившагося уже имени заведенія, еще и въ томъ, что открыта была прогимназія, по окончаніи курса въ которой дѣвицѣ нужно было идти въ ту же Маріинскую гимназію; слѣдова-
*) Свидѣтельствовали: Н. Е. Баратынскій, Г. И. Крелленбергъ, Е. И. Шеншина, Э. П. Янишевскій и П. А. Месетниковъ.
86
тельно, для родителей не было разсчета отдавать туда именно дочерей своихъ, а всѣ по прежнему стремились въ роскошно обставленныя стѣны зданія на углу Петропавловской улицы.
Будущее рѣшитъ, насколько справедлива эта наша догадка; насколько, т. е., повліяетъ на число ученицъ въ Маріинской гимназіи недавно исполнившееся совершеннолѣтіе ея младшей сестры — достиженіе Ксеніинской прогимназіею семикласснаго состава и переименованіе ея въ гимназію съ педагогическимъ курсомъ. Но мы зашли впередъ; а рѣчь наша о дѣлахъ, уже прошедшихъ.
Итакъ, уже въ 1876 году Маріинская гимназія состояла изъ приготовительнаго класса, семи основныхъ съ пятью при нихъ параллельными отдѣленіями и одного педагогическаго курса. Учебное дѣло, на ряду съ хозяйственнымъ, шло блестящимъ образомъ. Нужно сказать, по всей справедливости, что гимназія была счастлива въ представителяхъ своей учебной жизни. Г. И. Крелленбергъ, уже давно извѣстный Казанскому Обществу, какъ опытный педагогъ, просвѣщенный Директоръ и неотразимо симпатичный, искренній человѣкъ, и здѣсь, въ качествѣ Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, оказался и оказывается доселѣ, можно сказать, выше тѣхъ требованій, какія предъявляются къ нему оффиціальными инструкціями его должности. Избравши также Маріинскую гимназію мѣстомъ образованія и воспитанія своихъ дочерей, Г. И. полюбилъ ее и дѣло образованія дѣвицъ вообще считалъ и считаетъ кровно-близкимъ ему дѣломъ. Вслѣдствіе этого и теперь при числѣ ученицъ, увеличившемся почти въ четыре раза противъ того, какое было при его поступленіи, количество неуспѣвавшихъ было вполнѣ ничтожно. Такъ, въ 1876 г. во II классѣ оставлено по неуспѣшности 7 ученицъ изъ 120; въ III изъ 95 — 9; въ IV изъ 89 — 8; въ V изъ 51 — 6; въ VI изъ 47 — 3, въ VII остававшихся по малоуспѣшности не было. Только въ I классѣ изъ 118 оставлено 26; но это количество никакъ не можетъ обращать на себя вниманіе,
87
такъ какъ, по малолѣтству дѣтей, входящихъ, въ большинствѣ, въ составъ этого класса, нужно бы просто, въ видахъ человѣколюбія, оставлять изъ нихъ въ томъ же классѣ, по крайней мѣрѣ, половину, хотя бы для того только, чтобы дать имъ возможность подрости для слѣдующихъ классовъ.
Открывши въ 1876 г. V-й параллельный классъ, Попечительный Совѣтъ, какъ видѣли мы, разсчитывалъ, что этимъ и можно будетъ закончить дѣло и не открывать ежегодно новые классы, но разсчеты эти не оправдались. Къ 1877 году въ V классѣ осталась по неуспѣшности только одна ученица и въ VІ перешло 74 (а расчитывали, что до VІ класса дойдетъ только около 60-ти). Число это опять требовало раздѣленія для успѣшности дѣла преподаванія. Требовался VІ параллельный классъ, а затѣмъ уже являлась очевидная необходимость открытія въ скоромъ времени и VІІ-го. Помѣщенія теперь совсѣмъ уже не было. Чтобы преодолѣть это затрудненіе, обратились къ мысли сравнять между собою по вмѣстимости всѣ этажи зданія, *) и снова начались работы по части пристроекъ. Правда, подобныя работы въ стѣнахъ гимназіи не останавливались, можно сказать, съ самаго 1873 года: каждое лѣто производилось что либо, ведущее къ приспособленію и улучшенію зданія. Но до 1878 года эти работы были не такъ значительны. Теперь приступлено было къ капитальнымъ работамъ. По совѣщанію съ архитекторомъ Хризоновичемъ, рѣшено было сдѣлать надстройку надъ квартирою Начальницы и, соединивши ее съ главнымъ корпусомъ, устроить здѣсь помѣщеніе для имѣющихъ открываться параллельныхъ классовъ. До отстройки же этого помѣщенія рѣшено было занять классами квартиру смотрителя дома, а эту послѣднюю перевести въ помѣщеніе помощницы Начальницы. Вмѣстѣ съ этимъ упразднена была въ гимназіи эта, вызванная многолюдствомъ и учрежденная въ 1874 году, особая должность. Съ упраздненіемъ ея учреждены были въ Маріин-
*) Три этажа имѣлъ только главный корпусъ. Смот. въ приложен. планъ № 1-й.
88
ской гимназіи съ 1878 года въ помощь Начальницѣ недѣльныя дежурства классныхъ дамъ для общаго наблюденія за ученицами внѣ классовъ. Это измѣненіе въ способахъ надзора найдено было даже болѣе цѣлесообразнымъ, и эти дежурства продолжаются и до сихъ поръ.
Въ квартирѣ смотрителя, куда переведенъ былъ на время приготовительный классъ, состоявшій изъ 67 ученицъ, разумѣется, не могло быть такого удобства, какъ въ помѣщеніяхъ, которыя устраивались спеціально для классовъ; однако необходимость заставила рѣшиться на это временное неудобство. За то эта капитальная работа, предпринятая теперь, являлась уже послѣднимъ звеномъ въ дѣлѣ улучшенія и устройства гимназіи. Она должна была, какъ выражался Совѣтъ въ своемъ отчетѣ, довершить собою дѣло, начатое безъ капиталовъ и выполненное не только въ предѣлахъ необходимости, но и съ нѣкоторою роскошью, непереходящей однако границъ, указываемыхъ образовательными и воспитательными цѣлями заведенія. Она должна была создать въ стѣнахъ одного зданія вторую гимназію, многолюдную и обширную.
Впрочемъ, можно съ увѣренностью сказать, что беззавѣтная преданность дѣлу своему, проявлявшаяся въ людяхъ, принявшихся за это дѣло, не остановилась бы на этомъ, а въ состояніи была бы создать и третью гимназію, если бы явилась къ тому потребность и физическая возможность. Но далѣе распространять зданіе не представлялось уже этой физической возможности, а потому предпринятая надстройка, снова говоритъ въ отчетѣ Совѣтъ, долженствовала собою закончить раму, въ которой суждено было уже навсегда улечься блестящей дѣятельности двухкомплектной Маріинской гимназіи. И рама эта не только въ переносномъ смыслѣ, а даже и въ буквальномъ, прямомъ, по внѣшнему виду своему могла назваться рамою. Какъ можно видѣть на планѣ № 2-й (смот. приложенія), съ этою новою пристройкой величавое зданіе охватило всѣми тремя этажами весь четвероугольникъ простран-
89
ства купленнаго подъ гимназію и оставило свободнымъ только незначительное, въ три-четыре сажени, пространство въ юговосточномъ углу его. Смѣта на эту работу, составленная архитекторомъ Хризоновичемъ, составила 6685 руб., но на торгахъ понизилась до 6200 рублей и въ этихъ размѣрахъ была утверждена Совѣтомъ. Но сумма эта, какъ и большею частью въ дѣлѣ капитальныхъ построекъ, да еще предпринимаемыхъ съ полнымъ желаніемъ наилучше выполнить дѣло, оказалась только предположительною. Чтобы результаты работъ вполнѣ удовлетворили дѣйствительнымъ потребностямъ гимназіи, оказалось необходимымъ воздвигнуть отъ фундамента двѣ новыхъ капитальныхъ стѣны и перенести лѣстницу чернаго хода на другое мѣсто. А въ силу этого требовалось много сверхсмѣтныхъ работъ, такъ что всѣ расходы на роботы по перестройкѣ стали въ концѣ концовъ 7974 руб. 78 коп., а съ уплатою архитектору и надсмотрщикамъ — 8439 р. 54 к.
Къ Августу мѣсяцу 1878 года надстройка была закончена и въ 1878/9 учебномъ въ ней помѣстился уже физическій кабинетъ гимназіи, старшій и младшій приготовительные классы и классъ педагогическій.
Эти три класса, выведенные изъ занимаемыхъ ими помѣщеній въ главномъ корпусѣ, дали теперь возможность открыть параллельныя отдѣленія въ VІ и VІІ классахъ; вторая гимназія создалась и сформировалась, и люди, все это создавшіе, могли теперь успокоиться на сознаніи болѣе чѣмъ полнаго удовлетворенія. Вотъ что говорилъ Попечитель Учебнаго Округа П. Д. Шестаковъ въ своей теплой рѣчи въ день раздачи наградъ въ гимназіи 30 Августа 1879 года: „Изъ наемной квартиры, въ которой съ ощутительною тѣснотой помѣщалось до 240 ученицъ, Казанская Маріинская женская гимназія, какъ будто чудомъ, перенеслась въ это прекрасное зданіе, съ широкими, свѣтлыми, прекрасными классами, съ двумя большими рекреаціонными залами для старшаго и младшаго возрастовъ, зданіе, дающее возможность учиться 800 ученицамъ (ихъ въ 1879 г. было даже 896), вмѣщаю-
90
щее въ своихъ стѣнахъ двухсоставную гимназію, т. е. всѣ 7 классовъ, съ параллельными отдѣленіями, вмѣщающее, точнѣе сказать, двѣ полныя гимназіи".
Но успокоились ли на этомъ тѣ люди, которые „какъ будто чудомъ" перенесли гимназію и создали для нея все: и роскошное помѣщеніе, и сильныя денежныя средства? Скорѣе нужно сказать: можетъ ли вообще успокоиться когда-либо подобная безпримѣрная любовь къ дѣлу? Не на выставку били они; не показать только стѣны роскошныя хотѣлось имъ. Они ставили своею задачею предупредить всякія случайности, предусмотрѣть всякую потребность учащейся юности, а потому каждый, кто наблюдалъ жизнь гимназіи въ эти годы, можетъ сказать, что лишь только заканчивались въ гимназіи занятія, лишь только разлеталось на лѣтній отдыхъ ея шумливое населеніе, какъ для Н. Е. Баратынскаго и его сотрудниковъ начиналась пора самой хлопотливой, кипучей и усердной дѣятельности по улучшенію зданія.
Все, въ чемъ учебная зима указывала какой-либо недостатокъ, все это въ теченіи вакаціоннаго времени исправлялось и дѣлалось вновь, какъ бы для собственнаго дома. Замѣчено было, напр., что, не смотря на безукоризненную вставку и примазку зимнихъ рамъ, въ суровые морозы здоровью дѣтей, сидящихъ у оконъ, можетъ грозить опасность. Немедленно придумано и сдѣлано было нѣчто такое, что встрѣтить можно едвали не въ одной только Маріинской гимназіи, но что Совѣтъ въ томъ же году (1879) рекомендовалъ въ своемъ отчетѣ какъ благодѣтельную мѣру для всѣхъ учебныхъ заведеній сѣверной полосы Россіи. Внутри комнатъ вдѣлана была въ каждое окно третья рама, недоходящая до верха окна на одну треть противъ зимней рамы *). Это приспособленіе оказалось какъ нельзя болѣе разумнымъ и удач-
*) Въ этомъ именно и главное достоинство приспособленія: если сдѣлать эту третью раму до верху, то дуть отъ окна будетъ почти по прежнему.
91
нымъ. Наглухо и плотно вмазанная, эта третья рама нисколько не пропускаетъ холода отъ собственно зимней рамы, такъ какъ воздухъ имѣетъ свободный выходъ черезъ верхъ ея. Она заставляетъ, слѣдовательно, холодный воздухъ подниматься вверхъ и, смѣшиваясь еще на пути съ комнатнымъ воздухомъ, входитъ въ помѣщеніе уже, сравнительно говоря, нагрѣтымъ. Поэтому учащіяся могутъ сидѣть на скамьяхъ своихъ, придвигаясь вплотную и къ окнамъ, какъ къ обыкновенной стѣнѣ, безъ всякой опасности для здоровья. Съ устраненіемъ, такимъ образомъ, неудобства, которое въ зимнее время составляетъ предметъ опасеній и затрудненій въ каждомъ учебномъ заведеніи, Попечительный Совѣтъ могъ съ увѣренностью сказать, что сдѣлалъ для учащихся все, что только можетъ внушитъ истинная любовь къ нимъ и заботливость объ ихъ благѣ.
Съ особенною же силою и энергіей проявлялась эта заботливая дѣятельность Попечительнаго Совѣта въ тѣхъ случаяхъ, когда юному населенію гимназіи грозили какія либо опасности. Такихъ случаевъ въ излагаемомъ нами періодѣ было два.
4 Января 1873 года на имя Предсѣдателя Попечительнаго Совѣта, Н. Е. Баратынскаго, послѣдовало предписаніе г. тогдашняго Начальника губерніи, Тайнаго Совѣтника, Скарятина по поводу того, что въ зданіи гимназіи, между дѣтьми прислуги появились больные оспою. Вслѣдствіе этого предписывалось немедленно вывести больныхъ въ больницу и дезинфекцировать ихъ помѣщенія и вещи.
Немедленно, по полученіи этой бумаги, созвано было экстренное собраніе Попечительнаго Совѣта, гдѣ и было постановлено: просить инспектора врачебной управы, городоваго врача и врача гимназіи, нимало не медля, освидѣтельствовать помѣщенія больныхъ и обсудить вопросъ: можно ли допустить сторожей оставаться въ занимаемыхъ ими помѣщеніяхъ, или слѣдуетъ очистить эти помѣщенія и дезинфекцировать ихъ, и какимъ именно способомъ? Далѣе: такъ какъ съ 8 Января (приходившагося въ понедѣльникъ) должны начаться классы,
92
сторожа же находятся въ постоянномъ соприкосновеніи съ ученицами при пріемѣ и отдачѣ верхней одежды, то не настоитъ ли необходимость прервать на время для ученицъ всякое сообщеніе съ ними, т. е. на время закрыть классы и объявить гимназію на карантинномъ положеніи, и на какой срокъ потребуется это закрытіе, если врачи признаютъ его необходимымъ? Обо всемъ оказавшемся просить составить актъ, для представленія г. Начальнику губерніи и г. Попечителю Учебнаго Округа. 7 Января, въ Воскресенье, составленъ былъ актъ освидѣтельствованія дома и приняты самыя рѣшительныя и быстрыя мѣры противодѣйствія самой возможности зараженія ученицъ: сторожа и ихъ больныя дѣти выведены на счетъ гимназіи, первые — на квартиры въ городъ, вторыя — въ больницу; бѣлье и платье больныхъ отчасти сожжено, отчасти вмѣстѣ съ квартирами дезинфекцировано; вмѣсто же уничтоженныхъ вещей гимназія пріобрѣла потерпѣвшимъ новыя.
Къ 10 Января окончено было все. Помѣщенія сторожей окурены были сѣрою и выбѣлены заново съ примѣсью въ краску карболовой кислоты, такъ что, по заявленію врача гимназіи (г. Соколовскаго), устранена была всякая возможность зараженія. Не оказалось возможнымъ осуществить только одну изъ проэктированныхъ мѣръ, именно закрытіе классовъ, котораго Совѣтъ требовалъ отъ начальницы Волковой тотчасъ же, по составленіи врачами акта. Господинъ Попечитель Округа, которому начальница словесно доложила объ этомъ постановленіи Попечительнаго Совѣта, нашелъ эту мѣру выходящею изъ круга вѣдѣнія означеннаго Совѣта и принадлежащею исключительно его власти, по докладу о томъ Совѣта Педагогическаго, тѣмъ болѣе, что въ данномъ случаѣ Попечитель имѣетъ жительство въ одномъ городѣ съ гимназіею. Онъ же, г. Попечитель, не усматривая изъ акта освидѣтельствованія врачей, чтобы къ этому являлась настоятельная необходимость, не находитъ и съ своей стороны эту мѣру необходимою. Возникла достаточная переписка, въ которой Предсѣдатель Совѣта доказывалъ, что, въ виду грозившей опасности, Совѣтъ,
93
какъ учрежденіе, отвѣтственное передъ обществомъ за здоровье дѣтей въ гимназіи, имѣлъ если неоффиціальное право, то нравственную обязанность рѣшиться на ту мѣру, которая была имъ проэктирована. Г. Попечитель остался при своемъ взглядѣ, и дѣло взошло даже на разсмотрѣніе г. Министра Народнаго Просвѣщенія. Этотъ послѣдній, разсмотрѣвъ всю переписку, возникшую по вопросу о томъ, имѣлъ ли Попечительный Совѣтъ право собственною властью закрыть классы по случаю появленія эпидемической болѣзни въ стѣнахъ гимназіи, призналъ распоряженіе г. Попечителя объ отмѣнѣ этой мѣры правильнымъ, такъ какъ Попечительному Совѣту не предоставлено право дѣятельности въ сферѣ учебной части заведенія, а въ подобныхъ случаяхъ окончательное рѣшеніе вопроса превышаетъ даже власть Попечителя Округа и по установленному порядку принадлежитъ только Министру Народнаго Просвѣщенія.
Въ этомъ дѣлѣ представляется особенно важнымъ этотъ фактъ столкновенія Попечительнаго Совѣта съ Учебнымъ Вѣдомствомъ по вопросу о размежеваніи ихъ владѣній; а также и оставшійся нерѣшеннымъ вопросъ: какъ поступать въ подобныхъ случаяхъ Попечительнымъ Совѣтамъ въ такихъ мѣстностяхъ Россійской Имперіи, которыя чрезвычайно отдалены не только отъ Министра, а даже и отъ Попечителя Округа (дѣло подъ № 3 по описи 1873 г.)?
Второй случай, обошедшійся уже безъ недоразумѣній, былъ въ 1880 году.
Въ концѣ Октября этого года сынъ смотрителя дома гимназіи, квартирующаго въ зданіи гимназіи, заболѣлъ скарлатиною. Предсѣдатель Попечительнаго совѣта, на этотъ разъ уже сообщивши предварительно г. Попечителю Округа, и по соглашенію съ нимъ, пригласилъ къ себѣ врача, который пользовалъ больнаго, а также и инспектора врачебной управы, и ординатора городской больницы для обсужденія мѣръ, имѣющихъ быть немедленно принятыми для огражденія ученицъ отъ возможности зараженія, По общему соглашенію, было
94
признано возможнымъ совершенно изолировать квартиру смотрителя, закрывши отъ нея сообщающіеся съ гимназіей ходы. При этомъ Н. Е. Баратынскій далъ даже отъ себя прислугу, дабы и отопленіе или уборка квартиры не производились гимназическими истопниками и сторожами. По миновеніи болѣзни, предполагалось подвергнуть квартиру смотрителя старательной дезинфекціи, съ уничтоженіемъ или, по крайней мѣрѣ, тщательнымъ окуриваніемъ вещей, бывшихъ въ соприкосновеніи съ больнымъ, и окраскѣ стѣнъ заново, съ примѣсью въ краску хлористой извести. Попечительный Совѣтъ, одобривъ означенныя распоряженія, просилъ Предсѣдателя Совѣта приводить ихъ въ исполненіе и, независимо отъ этого, въ виду существовавшей тогда въ городѣ скарлатинозной эпидеміи, обратился въ Общество Врачей г. Казани съ просьбою 1) сообщатъ начальницѣ Маріинской гимназіи о всѣхъ случаяхъ заболѣванія заразительными болѣзнями въ помѣщеніяхъ ученицъ, предувѣдомляя родителей послѣднихъ о томъ, что, до окончанія періода прилипчивости болѣзни, ученицы не должны посѣщать гимназію и 2) возбудить въ Обществѣ вопросъ о томъ, можетъ ли быть установленъ какой-нибудь опредѣленный минимальный срокъ, послѣ котораго уже нельзя опасаться перенесенія болѣзни изъ квартиръ, въ которыхъ были больные, въ гимназію. Такой вопросъ вынуждался тѣмъ обстоятельствомъ, что родители ученицъ раздѣлились на двѣ группы: къ одной принадлежали тѣ, которые находили, что гимназія слишкомъ скоро разрѣшала посѣщеніе классовъ ученицамъ, въ домахъ которыхъ были больные, къ другой — тѣ, которые находили мѣры, принимаемыя гимназіей стѣснительными. А отъ г.г. врачей получались весьма разнорѣчивыя удостовѣренія, изъ которыхъ видно было, что одни изъ нихъ полагали срокъ заразительности весьма короткимъ, другіе же — напротивъ, очень долгимъ; такъ что изъ совокупности этихъ удостовѣреній не составлялось никакого опредѣленнаго взгляда на дѣло.
Общество Врачей отнеслось къ заявленію Совѣта въ выс-
95
шей степени сочувственно и въ первое же засѣданіе 6 Ноября, въ которое приглашенъ былъ для личныхъ сообщеніи и Н. Е. Баратынскій, образовало коммиссію, которая выработала необходимыя, самымъ тщательнымъ образомъ составленныя правила къ предупрежденію и предотвращенію заболѣваній между учениками открытыхъ заведеній вообще и ученицами Маріинской гимназіи въ частности. Постановлено было обратить вниманіе Г. Попечителя Учебнаго Округа на эти правила и просить распоряженія Его Превосходительства о томъ, чтобы требованія врачей при школахъ, въ дѣлахъ по предупрежденію и прекращенію эпидемическихъ болѣзней, были неуклонно и точно выполняемы. (Распоряженіе объ этомъ г. Попечителя получено было гимназіею 5 Декабря 1880 г.) Сверхъ этого, коммиссія постановила производить ежедневный осмотръ ученицъ гимназіи съ первыми видимыми признаками какихъ либо простудныхъ болѣзней во все время замѣтнаго распространенія въ городѣ заразительныхъ болѣзней. Предсѣдатель Общества Врачей, г. Профессоръ Петровъ предложилъ г.г. членамъ посвятить часть своего времени на этотъ предметъ, изъ нихъ г.г. врачи: Козакъ, Годневъ, Целерицкій, Зимнинскій, Дамперовъ и Орловъ, разобравъ, по взаимному соглашенію, всѣ дни недѣли, посѣщали гимназію ежедневно во все время опасности. Попечительный Совѣтъ, принимая съ глубокой признательностью услуги этихъ г.г. врачей, выразилъ въ своемъ отчетѣ глубокую благодарность Обществу Врачей за то горячее сочувствіе, какое онъ встрѣтилъ какъ со стороны г. Предсѣдателя этого Общества, такъ и со стороны г.г. членовъ.
Наряду съ этими заботами и хлопотами по разрѣшенію задачъ чисто-практическаго свойства, какова, напримѣръ, санитарная часть, въ области которой дѣлались всевозможныя приспособленія и улучшенія, Попечительный Совѣтъ не оставался невнимательнымъ и къ высшимъ задачамъ гимназіи. Дѣйствуя въ полномъ согласіи съ Совѣтомъ Педагогическимъ, Предсѣдатель и члены Попечительнаго Совѣта единодушно
96
стремились къ тому, чтобы гимназія была достойнымъ образомъ обставлена и съ нравственно-эстетической стороны. Въ этомъ отношеніи одною изъ главныхъ заботъ, по мѣрѣ накопленія свободныхъ средствъ, было украшеніе верхней рекреаціонной залы. И она въ Маріинской Гимназіи, роскошно отдѣланная сама по себѣ, украшалась въ послѣдніе годы, дѣйствительно, съ глубокимъ смысломъ и строго благоразумною роскошью.
Всякое учебное русское заведеніе прежде всего старается украсить свои стѣны портретами Царствующихъ Особъ, этими священными для русскаго сердца изображеніями, которыя послѣ Св. Иконъ составляютъ главный предметъ и благоговѣйнаго почитанія, и эстетическаго наслажденія, и глубоконазидательныхъ чувствованій въ жилищѣ каждаго вѣрноподданнаго, начиная отъ чертога вельможи и кончая избушкою крестьянина. И если гдѣ, то именно въ учебномъ заведеніи, имѣющемъ дѣло съ неразвившимися еще, а только развивающимися способностями духа вообще, эти изображенія должны быть исполнены такъ безукоризненно, чтобы всесторонне благотворно вліять на молодую развивающуюся душу. Эта то задача, выполненіе которой стоило многихъ трудовъ и матерьяльныхъ затратъ, и выполнена въ Маріинской Гимназіи, можно отъ души сказать, блистательнымъ образомъ.
Еще въ 1877 году, лишь только, вслѣдствіе огромнаго наплыва ученицъ, возвысились матеріальныя средства гимназіи и образовались свободныя суммы, Попечительный Совѣтъ повелъ дѣло пріобрѣтенія Царскихъ портретовъ особенно заботливымъ способомъ. Чрезъ покойнаго П. А. Костливцева Совѣтъ вошелъ въ частныя сношенія въ С.-Петербургѣ съ его братомъ, Тайнымъ Совѣтникомъ, С. А. Костливцевымъ, который любезно принялъ на себя заботы по этому дѣлу, и подъ личнымъ контролемъ этого человѣка, имѣвшаго счастье близко и много разъ видѣть и изучать всѣ оттѣнки выраженія священныхъ лицъ Царскихъ, работы выполнены были художникомъ-спеціалистомъ, академикомъ Тюринымъ. Для соотвѣт-
97
ствія размѣра портретовъ съ размѣрами залы, поручено было классному художнику Борецкому снять ея рисунокъ съ полнымъ соблюденіемъ масштаба и съ обозначеніемъ мѣстъ постановки портретовъ. Этотъ рисунокъ и отосланъ былъ въ Петербургъ. Результатомъ всего этого въ 1877 г. явились на стѣнахъ залы Казанской Маріинской Гимназіи четыре портрета: Государя Императора Александра II, Государыни Императрицы Маріи Александровны и, тогда Наслѣдника Цесаревича, нынѣ благополучно царствующаго Императора Александра III съ Его Августѣйшею Супругой, нынѣ Государыней Императрицею Маріею Ѳеодоровной. Стоимость ихъ съ пересылкой составила 1962 р. 71 к.
Выполненіе этихъ портретовъ до такой степени совершенно, что Попечительный Совѣтъ, свидѣтельствуя свою сердечную благодарность С. А. Костливцеву (см. дѣло подъ № 11 по описи 1877 г.) говорилъ, что, при взглядѣ на эти портреты, сердце каждаго, имѣвшаго счастье лицезрѣть когда либо Августѣйшія изображенныя на нихъ лица, наполняется такимъ же умиленіемъ, какое возбуждаетъ сама натура. И этотъ отзывъ можетъ подтвердить каждый, кто увидитъ эти портреты. Дѣйствительно, замѣчательная работа, вполнѣ достойная украшать собою женское учебное заведеніе!
Но эти высокія украшенія залы, назначенной для выраженія свободныхъ отъ уроковъ чувствованій учащагося женскаго поколѣнія, имѣли все-таки и свою оффиціально-обязательную сторону. Заведеніе обязано было имѣть ихъ, и только совершенство и роскошь ихъ выполненія свидѣтельствуютъ о томъ, что ихъ пріобрѣтеніе не было однимъ выполненіемъ оффиціальнаго долга, а слѣдствіемъ любви къ дѣлу и развитаго вкуса. Маріинская гимназія не ограничилась ими. Вполнѣ согласуясь съ заботами Педагогическаго Совѣта объ укорененіи въ сердцахъ ученицъ, вмѣстѣ съ научными истинами, и высокихъ чувствъ преданности Престолу и отечеству и благодарной памяти къ почившимъ уже Высочайшимъ Покровительницамъ женскаго образованія, Попечительный Совѣтъ по-

98
спѣшилъ съ своей стороны матерьяльными средствами помочь этимъ заботамъ вполнѣ солидарнаго съ нимъ учрежденія. Въ 1878 году тому же академику Тюрину и тѣмъ же путемъ сдѣланъ былъ заказъ портретовъ въ Бозѣ почившихъ Государынь Императрицъ: Екатерины Великой, какъ основательницы женскаго образованія въ Россіи; Маріи Ѳедоровны, именемъ которой впервые освящено вѣдомство женскихъ учебныхъ заведеній, и Александры Ѳедоровны, основательницы женскихъ пріютовъ. Стоимость этихъ трехъ портретовъ составила сумму свыше полуторы тысячи рублей. Достоинство этихъ портретовъ, какъ вышедшихъ изъ подъ одной кисти съ прежними, разумѣется уже само собою. Особенно замѣчателенъ и величественъ портретъ Екатерины Великой — копія съ знаменитой классической картины-портрета работы Левицкаго, находящейся въ Императорской С.-Петербургской публичной библіотекѣ. Внушенное художнику „Видѣніемъ мурзы“ Державина, это аллегорическое изображеніе жрицы, сыплющей „благовонны маки“ на алтарь Ѳемиды, должно вызывать въ памяти каждой ученицы вдохновенныя строки поэта:
Видѣнье я узрѣлъ чудесно:
Сошла со облаковъ жена,
Сошла — и жрицей очутилась
Или богиней предо мной.
Одежда бѣлая струилась
На ней серебряной волной.
Изъ черноогненна виссона,
Подобный радугѣ, нарядъ
Съ плеча деснаго полосою
Висѣлъ на лѣвую бедру.
Простертой на алтарь рукою
На жертвенномъ она жару,
Сжигая маки благовонны,
Служила вышню Божеству.
Орелъ полунощный, огромный,
Сопутникъ молній торжеству,
99
Геройской провозвѣстникъ славы,
Сидя передъ ней на грудѣ книгъ,
Священны блюлъ ея уставы...
Само собою разумѣется, что, помимо художественности выполненія, исторически-поучительное значеніе этихъ портретовъ стоитъ выше всякихъ словъ. Но нельзя удержаться, чтобы не сказать, что та обстановка, какую придалъ въ послѣдніе годы Маріинской гимназіи этотъ достопамятный по своей заботливости Совѣтъ, въ высшей степени благотворно дѣйствуетъ на душу въ отношеніи воспитательномъ. Многое въ нашей жизни зависитъ отъ обстановки человѣка. Мрачная, непривѣтливая, даже просто небрежная, она убиваетъ силу человѣка, даетъ ему поводъ и къ себѣ, и къ своему дѣлу относиться тоже мрачно, убито; свѣтлая, чистая, блещущая обстановка дѣятельности поднимаетъ человѣка, даетъ ему энергію и бодрость. Классы Маріинской Гимназіи, и особенно зала ея, Образцовы въ этомъ отношеніи. Въ послѣднее время поставленъ еще между портретами Государя и Государыни, (всѣ портреты въ залѣ въ ростъ и натуральную величину) портретъ Его Императорскаго Высочества Государя Наслѣдника Цесаревича (овалъ въ натуральную величину до колѣнъ) въ мундирѣ шефа казачьяго полка. Нѣтъ словъ выразить все совершенство этой послѣдней работы того же художника; (*) такъ неотразимо привлекателенъ и симпатиченъ этотъ юный образъ Царскаго Сына! Вполнѣ напоминающій свою Августѣйшую Мать съ Ея прелестными, добрыми глазами, черты которой соединились въ этомъ лицѣ съ серьезными и внушительными чертами Отца — онъ положительно выдѣляется изъ рамы и какъ бы идетъ къ зрителю. Для того, чтобы его поставить, задѣлано было въ стѣнѣ окно, находившееся противъ входа, и на его мѣстѣ, надъ актовою каѳедрой, какъ разъ посрединѣ между Августѣйшими Отцомъ и Матерью, помѣстилось это прелестное изображеніе Порфиророднаго Отрока.
*) Сооруженъ въ 1882 году. Стоитъ съ пересылкою 323 р. 14 коп.
100
Такимъ образомъ, за тотъ періодъ времени, который здѣсь описывается, едвали какая либо изъ ученицъ Казанской Маріинской Гимназіи могла сказать, что ей „присмотрѣлись гимназическія стѣны“. Возвращаясь съ лѣтняго отдыха, ученицы всегда находили и эти стѣны заново отдѣланными, и на стѣнахъ этихъ что-нибудь новое.
Наконецъ, настали годы, когда за устраненіемъ всѣхъ неудобствъ въ помѣщеніи, за выполненіемъ, можно сказать, всѣхъ требованій, указанныхъ практикою, по части приспособленій заведенія къ его цѣлямъ, явилась возможность для людей, потрудившагося надо всѣмъ этимъ, относительно говоря, отдохнуть и успокоиться. Все вниманіе ихъ обратилось теперь на пополненіе учебныхъ средствъ заведенія. И прежде всѣ указанія и требованія Педагогическаго Совѣта въ этомъ отношеніи выполнялись, по возможности, безпрепятственно, однако тогда эти вопросы болѣе или менѣе непроницаемо заслонялись насущнѣйшими потребностями, требовавшими значительныхъ затратъ капитала, да и пространство не дозволяло пріобрѣтать, напримѣръ, учебныя пособія значительными партіями. Читатель видѣлъ выше, что даже и то, что имѣлось, еще недавно стояло въ корридорахъ, уступая свое мѣсто крайнему многолюдству учащихся. Теперь это многолюдство, съ пристройкою цѣлой половины третьяго этажа, было размѣщено и устроено; оставалось дѣлать то, что не было сдѣлано прежде, въ силу физической невозможности. Поэтому, сразу же послѣ того какъ окончена была надстройка надъ квартирой Начальницы, и для физическаго кабинета получилось хотя необширное помѣщеніе, однакоже явилась возможность убрать его изъ корридора, Попечительный Совѣтъ, по заявленію г. Предсѣдателя Совѣта Педагогическаго, обратилъ вниманіе на то, что физическій кабинетъ, будучи довольно удовлетворительнымъ (въ немъ было въ 1878 г. 107 приборовъ, на сумму 1849 р.), все же не только не соотвѣтствуетъ общему блестящему строю гимназіи, но и немного обогатился
101
съ тѣхъ поръ, какъ почтенный Измаилъ Искаковичъ Апаковъ положилъ въ основаніе его 600 рублей, на которые и пріобрѣтены были необходимѣйшіе аппараты. Сразу же по запискѣ, представленной преподавателемъ физики и разсмотрѣнной Педагогическимъ Совѣтомъ, было произведено значительное пополненіе этого важнѣйшаго въ учебномъ заведеніи хранилища учебныхъ пособій, такъ что въ слѣдующемъ же 1876 году физическій кабинетъ заключалъ уже въ себѣ машинъ и приборовъ 129, на сумму 2092 р. 73 коп. Съ этихъ поръ почти ежегодно всѣ коллекціи учебныхъ пособій въ гимназіи безостановочно пополняются значительными пріобрѣтеніями. Не перечисляя мелкихъ пополненій въ этомъ отношеніи, напримѣръ, пріобрѣтенія въ 1880-81 г.г. многихъ предметовъ для наглядныхъ бесѣдъ съ дѣтьми въ приготовительномъ классѣ, многихъ картъ, картинъ и атласовъ по географіи, исторіи и естественной исторіи, достаточно упомянуть о томъ, что въ 1880 году, по заявленію г. Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, въ физическій кабинетъ снова было пріобрѣтено машинъ и приборовъ на 489 р., а въ 1882/83 учебномъ году явилась въ гимназіи громадная партія гипсовыхъ моделей для рисованія, на сумму свыше 200 рублей.
Между тѣмъ, въ 1879 году въ Городской Думѣ былъ поднятъ вопросъ объ уменьшеніи отпускаемой городомъ субсидіи въ пользу гимназіи, въ виду, вѣроятно, ея увеличившихся и прочно установившихся средствъ. Попечительный Совѣтъ заявилъ на это, что содержаніе двухкомплектной гимназіи, требуя въ этихъ годахъ на одно жалованье всѣмъ служащимъ въ гимназіи, кромѣ прислуги, 25669 рублей (см. смѣту на 1880 г.), почти поглощаетъ приходъ расходомъ и что надлежащее процвѣтаніе гимназіи безъ субсидіи отъ города невозможно. Тѣмъ не менѣе вопросъ этотъ считался Думою въ числѣ нерѣшенныхъ и, осложнившись въ послѣднее время нѣкоторыми другими обстоятельствами, возбудилъ пререканія между Думой и Попечительнымъ Совѣтомъ и повелъ,
102
кажется, къ тому, что почтенный Предсѣдатель Совѣта, Н. Е. Баратынскій, оставилъ свою, съ такой честью и пользою пройденную имъ, должность. Но это неутѣшительное событіе еще впереди; повѣствованіе же наше въ данную минуту относится еще къ годамъ полнаго хода дѣятельности этого, сердечно любившаго гимназію, человѣка.
Въ 1880 году 8 Августа оставила свою должность начальница гимназіи Е. П. Шеншина, сопровождаемая доброю памятью въ заведеніи. Отзывы отчетовъ по учебной части рисуютъ эту начальницу, какъ личность въ высшей степени заботливую, съ перваго же года своей службы съ энергіею и любовью отдавшуюся своимъ обязанностямъ и близко принимавшую къ сердцу интересы заведенія. Неутомимость, заботливость, точность въ исполненіи своихъ обязанностей — такъ говоритъ, напримѣръ, отчетъ 1878 г. — были отличительными ея качествами. Особенной точности въ исполненіи своихъ обязанностей она требовала отъ ученицъ старшихъ классовъ, выходя изъ той справедливой мысли, что чѣмъ старше ученица, тѣмъ она должна быть строже сама къ себѣ, тѣмъ лучшимъ примѣромъ должна она служить для младшаго возраста. Можетъ быть, продолжаетъ далѣе отчетъ, не всѣмъ родителямъ нравятся такія требованія начальницы гимназіи, но недовольство ихъ, если оно и существовало, конечно, не могло бы служить во вредъ доброй аттестаціи почтенной начальницы. Это недовольство есть почти неизбѣжный спутникъ дѣятельности тѣхъ лицъ, которыя строго и добросовѣстно относятся къ исполненію своихъ обязанностей; оно является обыкновенно слѣдствіемъ неслишкомъ проницательнаго взгляда, который строгія законныя требованія не прочь назвать притѣсненіями. Обыкновенно дѣло кончается тѣмъ, что недовольные сами же себя изобличаютъ. Пройдетъ нѣсколько времени — и прежніе порицатели обращаются въ усердныхъ хвалителей.
Таковъ отзывъ отчета. Изъ послѣдней половины приведеннаго здѣсь мѣста усматривается, что въ тѣ годы, къ ка-
103
кимъ относится этотъ отчетъ, возникали, вѣроятно, въ обществѣ неудовольствія противъ начальницы за ея требовательность. Однако отчетъ, какъ оффиціальная бумага, имѣющая дѣло болѣе съ служебною стороною дѣятельности человѣка, не могъ проникнуть вовнутрь всей сердечной стороны этой дѣятельности и не имѣлъ нужды заноситъ на свои страницы всю ту внутренную подкладку, на которой созидалась и эта требовательность и вообще дѣятельность г-жи Шеншиной. Поэтому считаемъ долгомъ сказать нѣсколько добавочныхъ словъ доброй памяти о ней и присоединить ихъ къ этой оффиціальной характеристикѣ ея личности. Вся требовательность ея вытекала лишь изъ крайней впечатлительности и живости ея характера. Не смотря на свои уже почти преклонныя лѣта, г-жа Шеншина смотрѣла на все совершавшееся вокругъ нея съ живостью, можно сказать, юною. Держась идеальнѣйшихъ взглядовъ на свои обязанности, она возмущалась до глубины души каждою мелочью, которыхъ такъ много можетъ встрѣтиться человѣку, поставленному управлять обширнѣйшею семьею еще не установившихся молодыхъ силъ, которыя очень часто, совершенно сами того не сознавая, могутъ доставить личности отвѣтственной за нихъ, минуты сердечныхъ тревогъ, особенно если эта личность обладаетъ легко и сильно возбуждающимся чувствомъ. А такова именно и была Е. И. Шеншина. И эти постоянныя сердечныя тревоги были главнѣйшею причиною того, что Е. И. постоянно и глубоко страдала на своей должности, видя, что не можетъ достигнуть этой идеальной, по ея мнѣнію выправки въ ученицахъ гимназіи, которыхъ въ годъ оставленія ею службы имѣлось почти
104
восемьсотъ человѣкъ, являвшихся, притомъ подъ ея руководство, въ гимназію, лишь на нѣсколько часовъ. А помимо всего этого, полная тяжелыхъ и многостороннихъ хлопотъ должность начальницы такого многолюднаго заведенія тяготила г-жу Шеншину при ея совсѣмъ немолодыхъ уже лѣтахъ.
Какъ бы то ни было, только почтенная Е. И. Шеншина рѣшилась оставить свою должность, и на мѣсто ея, по общему избранію Попечительнаго Совѣта, 8-го же Августа 1880 г. была опредѣлена теперешняя Начальница гимназіи вдова Статскаго Совѣтника, Софья Петровна Безобразова.
Число учащихся въ Маріинской гимназіи къ 1 Января 1881 г. составляло уже 835 ученицъ; причемъ въ одномъ приготовительномъ классѣ состояло 96. Сборъ платы за ученіе составлялъ 28954 рубля. Нельзя удержаться, чтобы не представить здѣсь, въ качествѣ иллюстраціи, таблицу оборота капиталовъ гимназіи за одинъ изъ послѣднихъ годовъ. Въ 1881 г., при итогѣ прихода въ 40229 руб. 51 1/4 к. наличными деньгами и 17665 рублей % бумагами, было употреблено въ расходъ:
1. На жалованье всѣмъ служащимъ въ гимназіи, кромѣ прислуги — 26569 р.
2. На содержаніе педагогическаго курса 720 р. — —
3. На вознагражденіе преподавателямъ и преподавательницамъ за исправленіе ученическихъ тетрадей — 640 р. — —
4. На библіотеку, физическій кабинетъ, учебныя пособія и на матеріалы для рукодѣлія — 1153 р. 29 к.
5. На награды ученицамъ — 731 р. 29 к.
6. На канцелярскіе расходы, наемъ писцовъ, печатаніе отчета, объявленій и бланковъ,
105
а также на застрахованіе отъ тиража выигрышныхъ билетовъ и на храненіе въ Казанскомъ отдѣленіи Государственнаго Банка % бумагъ.................. — 349 р. 91 к.
7. На выдачу въ награду класснымъ дамамъ къ Пасхѣ — 300 р. (*)
8. На выдачу пособія одной классной дамѣ на леченіе 100 руб. и бывшему сторожу 6 рублей — 106 р. — —
*) Седьмая и осьмая статьи расхода въ этой таблицѣ преимущественно останавливаютъ на себѣ вниманіе. Существуетъ, безъ сомнѣнія, много учебныхъ заведеній, которыя выдаютъ къ праздникамъ награды своимъ служащимъ. Тѣмъ не менѣе изъ учебныхъ заведеній г. Казани едвали найдется другое, кромѣ Маріинской гимназіи, заведеніе, гдѣ эти величайшіе, безконечно и многосторонне отвѣтственные труженики, называемые преподавателями, преподавательницами, классными дамами и проч., обезпеченные, въ полномъ смыслѣ слова, единственно на текущіе дни, могли бы расчитывать на такую скорую и заботливую помощь, какъ въ Маріинской гимназіи. Въ послѣдніе годы, при громадныхъ средствахъ гимназіи, ссуды и пособія въ критическую минуту жизни труженика давались и даются здѣсь безпрепятственно и, можно сказать, по первому требованію. Почти нѣтъ ни одного отчета за послѣдніе годы, въ которомъ, въ числѣ статей расхода, не упоминалось бы о ссудѣ то тому, то другому изъ служащихъ. Сверхъ этого, съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ средства гимназіи сдѣлались болѣе чѣмъ достаточными, Попечительный Совѣтъ простиралъ свою заботливость о служащихъ при гимназіи до того, что вносилъ въ смѣту ежегодныхъ расходовъ 300 руб. „для вспомоществованія этимъ лицамъ на случай могущихъ постигнуть ихъ несчастій“. Эти то 300 рублей и выдавались, по благополучномъ минованіи года, въ награду къ Пасхѣ класснымъ дамамъ. Есть поэтому отчеты, въ которыхъ пишется: на погребеніе умершаго преподавателя такого-то — 100 рублей (отчетъ 1877 г., стран. 11, статья расхода 5); такой-то на похороны отца — 100 р.; такому-то на леченіе — 200 р. (отч. 1880 г., стран. 12, статья расхода 8-я). Сверхъ того, встрѣчается дѣло о выдачѣ сиротамъ умершаго преподавателя единовременнаго пособія въ размѣрѣ годоваго жалованья отца, которое составляло 1485 р. (Дѣло подъ № 13 по описи 1877 года).
Понять, какія чувства отрады возбуждаетъ чтеніе подобныхъ записей, можетъ только тотъ, кто испыталъ весь гнетущій, леденящій душу ужасъ той мысли, что его интеллигентная семья, имѣвшая наканунѣ его смерти болѣе тысячи рублей годоваго дохода, на другой день послѣ этой смерти станетъ въ ряды нищихъ!..
106
9. На ремонтъ дома — 956 р. 78 к.
10. На устройство дубовыхъ шкафовъ для библіотеки и другой мебели — 1153 р. — —
11. На исправленіе классной мебели, мебели въ квартирѣ Начальницы и другія подѣлки — 518 р. 80 к.
12. На отопленіе дома — 1018 р. 25 к.
13. На водоснабженіе и ремонтъ водопровода — 196 р. 75 к.
14. На застрахованіе дома и имущества гимназіи (застрахованъ въ 60 тысячъ) — 252 р. 60 к.
15. На жалованье прислугѣ, снѣговозу и ночному караульщику — 1360 р. 15 к.
16. На освѣщеніе — 13 р. 63 к.
17. На очистку ямъ — 279 р. 99 к.
18. На мелочные расходы по дому, на набивку льдомъ погреба и часовому мастеру. Сюда же причисляется и плата Священно-церковнослужителямъ за молебны — 153 р. 81 к.
19. За Икону Божіей Матери для залы 127 р. 71 к.
20. На покупку матеріала для траурной отдѣлки къ портрету въ Бозѣ почившаго Государя Императора Александра II — 49 р. 20 к. и на телеграмму Государынѣ Императрицѣ 16 р. — 65 р. 20 к.
Итого — 36666 р. 78 к.
Въ слѣдующемъ же, 1882/3 году при числѣ ученицъ, возросшемъ до 887, годовой оборотъ суммъ по гимназіи равнялся уже 45261 р. 22 к. прихода и 37760 р. 82 к. расхода.
Число ученицъ въ Маріинской гимназіи въ послѣдніе годы является столь значительнымъ, что уже въ годовомъ отчетѣ за 1881 годъ гимназія, распространенная въ помѣщеніяхъ и вполнѣ укомплектованная въ двойномъ составѣ,
107
названа переполненною до максимума. Между тѣмъ, съ одной стороны и потребность образованія въ обществѣ возрастаетъ тоже до максимума, а съ другой — и образцовое устройство всѣхъ частей жизни описываемаго заведенія, обиліе въ немъ учебныхъ пособій, обиліе вообще средствъ къ образованію — все влечетъ въ стѣны Маріинской гимназіи цѣлыя массы ученицъ. И число ихъ прибываетъ все и прибываетъ, такъ что въ недалекомъ будущемъ въ Маріинской гимназіи, вѣроятно, снова возникнетъ настоятельный вопросъ о недостаточности помѣщенія. Такъ въ 1882 году число ученицъ, какъ выше указано, было 887 и вновь принято 141; что, за выбытіемъ 70-ти окончившихъ курсъ въ VIII классѣ и 92 выбывшихъ по разнымъ причинамъ до окончанія курса, составило къ 1883 году 866 ученицъ. А по извлеченію изъ отчета, прочитанному въ день раздачи наградъ 30 Августа 1883 года, въ гимназіи къ указанному дню состояло 938 ученицъ. И теперь уже чувствуется, хотя ненастоятельная, тѣмъ не менѣе замѣчаемая нужда въ открытіи при 1 и 2 классахъ третьяго параллельнаго отдѣленія.
Не смотря на такую крайнюю въ послѣднее время многолюдность, успѣхи ученицъ въ прошедшемъ 1882/3 учебномъ году представляли слѣдующіе результаты. Изъ 866 ученицъ держали экзаменъ для перехода въ слѣдующіе классы 786 (63 ученицы педагогическаго класса, какъ державшія окончательный экзаменъ, сюда не включаются). Изъ этого количества переведено въ высшіе классы 725; не удостоены перевода, слѣдовательно, только 41. Въ частности — въ VII, VI и V классахъ изъ 254 переведены 241; оставлено 13. Въ IV, III, II и I классахъ изъ 428 переведено 386; оставлено 42. Въ приготовительномъ классѣ изъ 80 ученицъ старшаго отдѣленія переведено въ I классъ 76; оставлено 4. Изъ 24 младшаго отдѣленія въ старшее переведено 22; оставлено 2. И 63 ученицы окончили полный курсъ съ званіемъ домашнихъ наставницъ (12) и учительницъ (51). Уволенныхъ же за безуспѣшность изъ гимназіи вовсе не было.
108
Попечительный Совѣтъ и въ новомъ своемъ составѣ съ полнѣйшею заботливостью и любовью относится и къ нуждамъ гимназіи, и къ доведенію до возможнаго совершенства ея обстановки. Съ этою цѣлью имъ сдѣланы были значительныя затраты денегъ на классные столы и изящную мебель для залъ, кабинетовъ и библіотекъ. Сверхъ этого, на учебныя пособія, по ходатайству г. Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, употреблено было въ теченіи послѣдняго описываемаго года 1082 руб. 22 коп.; изъ этого количества: на пополненіе библіотеки — 292 р. 20 к.; на пополненіе физическаго кабинета — 361 р. 27 к.; на пополненіе коллекцій по естественной исторіи — 106 руб. 75 к. и на пріобрѣтеніе гипсовыхъ моделей для рисованія — 232 р. Такъ что къ 1 Января 1884 года всѣхъ книгъ и учебныхъ пособій въ гимназіи имѣлось 3113 №№, на сумму 10751 р. 41 к. Количество нумеровъ, правда, непоражающее, но не забудемъ, что гимназія Маріинская достигла своего полнаго процвѣтанія и образцоваго устройства еще очень, очень недавно. Только шесть лѣтъ прошло съ тѣхъ поръ (съ 1878 г. см. выноску б на страницѣ 87-й), какъ она избавилась отъ долга и стала, какъ говорится, на ноги. И теперь вслѣдствіе огромныхъ затратъ, какими поддерживается это ея образцовое устройство, ея наличныя годовыя сбереженія, можно сказать, весьма незначительны. Такъ годовой оборотъ суммъ гимназіи въ 1883 году имѣлъ слѣдующіе размѣры. Оставалось отъ 1882 г. 7109 р. 49 1/4 к. наличными деньгами и 18550 р. % бумагами (въ этомъ числѣ неприкосновенныя стипендіальныя суммы). Въ приходѣ имѣлось 35415 р. 88 к.; всего, слѣдовательно, съ остаткомъ наличными деньгами было 42525 р. 37 1/4 к. Въ расходъ заведеніе употребило 36407 р. 61 к., такъ что расходъ былъ на тысячу рублей больше прихода, и остатокъ, имѣвшійся къ 1 Января 1884 года, въ количествѣ 6117 руб. 76 1/4 к., уменьшился противъ предыдущаго года на тысячу рублей. Эта то тысяча рублей, какъ указано выше, и была затрачена исключительно на пріобрѣтеніе книгъ и учебныхъ пособій.
109
Очеркъ нашъ теперь вполнѣ уже приблизился ко времени настоящему. Въ какомъ же видѣ представляется Маріинская гимназія въ настоящее время? Авторъ проситъ читателя припомнить то, что было сказано въ началѣ этого труда, т. е. что исторіи, излагаемой авторомъ, невозможно явиться законченною. потому что дѣло, о которомъ говоритъ она, совсѣмъ не закончилось еще, а представляется взору наблюдателя въ своемъ полномъ ходу и развитіи. И этотъ ходъ, и развитіе дѣла, созданнаго глубокимъ усердіемъ къ нему всѣхъ, кто насаждалъ, кто поилъ, кто возращалъ эту ниву великую, образцовы и совершенны, и любуются имъ, этимъ ходомъ и развитіемъ дѣла, доселѣ еще живые насадители и поители его. Двадцать пять лѣтъ незначительный періодъ даже въ жизни отдѣльной личности, если развитіе и жизнь этой личности совершаются нормально, здорово, подъ вліяніемъ заботливости о ней, подъ условіемъ безбѣднаго и безпечальнаго существованія. Тѣмъ болѣе незначителенъ этотъ періодъ въ жизни общественнаго учрежденія и составляетъ, можно сказать, только начало этой жизни. Тяжелые годы младенчества, пережитые Маріинскою гимназіей, остались только въ дѣлахъ архива; въ самой гимназіи нѣтъ уже ни слѣда, ни тѣни воспоминанія о томъ, что это блестящее, гордое своею благоустроенностью заведеніе пятнадцать лѣтъ тому назадъ было бѣдствующимъ училищемъ. Только скромныя въ деревянныхъ крошечныхъ рамкахъ гравюрки памятника Николаю I, видовъ Севастополя и др., пожертвованныя когда-то А. Г. Мясниковымъ и висящія въ нижней залѣ, служатъ для знающаго судьбу заведенія напоминаніемъ того, что и онѣ когда-то служили лучшимъ украшеніемъ скромнаго и бѣднаго училища.
Въ настоящее же время Маріинская гимназія представляетъ намъ слѣдующее.
Во главѣ Попечительнаго Совѣта, этого источника средствъ къ процвѣтанію и преуспѣянію гимназіи, мы видимъ лицо, на которое гимназія вполнѣ основательно и прочно можетъ возложить надежды относительно этого своего процвѣтанія и пре-
110
успѣянія. Лицо это — Петръ Гавриловичъ Осокинъ, дѣятельность котораго въ званіи Губернскаго Предводителя Дворянства была столь достопамятна, что почтена и увѣковѣчена постановкою его портрета въ залѣ Дворянскаго Собранія. И что дѣятельность Попечительнаго Совѣта гимназіи, подъ руководствомъ такого почтеннаго Предсѣдателя, имѣетъ быть вполнѣ благотворною и полезною для описываемаго заведенія, это свидѣтельствуется тѣмъ полнымъ уваженіемъ, съ какимъ отнесся этотъ новый Предсѣдатель Совѣта къ трудамъ своего предшественника. Портретъ Н. Е. Баратынскаго, вслѣдствіе ходатайства новаго Попечительнаго Совѣта, украшаетъ собою залу возсозданной Николаемъ Евгеньевичемъ гимназіи, о которой изображенный на этомъ портретѣ можетъ сказать, примѣняя къ себѣ слова древняго русскаго оратора: „Древяную сію обрѣтохъ, златую же оставляю“ *). Это вниманіе къ дѣятельности и уваженіе къ памяти предшественниковъ есть вѣрный залогъ усердной и плодотворной дѣятельности на томъ же поприщѣ и ихъ преемниковъ.
Во главѣ Педагогическаго Совѣта мы видимъ достопочтеннѣйшаго Гейнриха Ивановича Крелленберга, уже три года тому назадъ отпраздновавшаго тридцатилѣтній юбилей своего полезнаго служенія на поприщѣ воспитанія и образованія юношества. Изъ этихъ тридцати трехъ лѣтъ цѣлыхъ шестнадцать, т. е. половину всей своей службы, при прочихъ сложныхъ своихъ служебныхъ обязанностяхъ, **) этотъ опытный педагогъ — семьянинъ и человѣкъ, въ полномъ и глубоко благородномъ значеніи этихъ словъ, посвятилъ Маріинской женской гимназіи. Шестнадцать лѣтъ эта гимназія въ своей учебной жизни пользуется его просвѣщеннымъ руководствомъ и,
*) Ѳеофана Прокоповича.
**) Съ 1851 г. Директоръ Императорской Казанской 1-й гимназіи; съ 1867 г. Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта Маріинской женской гимназіи; съ 1870 — Непремѣнный Членъ Комитета, завѣдывающаго городскою общественною библіотекой и съ 1881, сверхъ этого — Членъ Совѣта и Инспекторъ классовъ Казанскаго Родіоновскаго Института благородныхъ дѣвицъ.
111
судя по его бодрой полной силъ старости, которой позавидуетъ любой юноша, будетъ еще долго и долго пользоваться, Во главѣ воспитательнаго дѣла, этой внутренней, сердечной стороны жизни заведенія, мы видимъ Софью Петровну Безобразову, Начальницу съ полнымъ пониманіемъ задачъ своего дѣла и глубокимъ тактомъ въ этомъ дѣлѣ. Великую и трудную задачу взялъ бы на себя тотъ, кто захотѣлъ бы изобразить все громадное значеніе достойной начальницы для внутренняго процвѣтанія ввѣреннаго ей женскаго заведенія проникнуть въ самую внутреннюю суть тѣхъ пружинъ, какими женская душа облагораживающе и воспитывающе дѣйствуетъ на души своихъ питомицъ. Возможно сказать только, что это значеніе и его результаты чувствуются въ настоящее время во всемъ, что мы видимъ теперь въ ученицахъ гимназіи. Одѣтыя въ строго опредѣленную форму, съ полнымъ отсутствіемъ всякихъ сколько-нибудь выдающихся особенностей въ костюмѣ и манерахъ, онѣ и видомъ своимъ, и отношеніемъ къ своему дѣлу, за весьма рѣдкими, неизбѣжными въ тысячечленной семьѣ, исключеніями, производятъ въ высшей степени благопріятное впечатлѣніе. А высокая постановка въ послѣднее время въ гимназіи, благодаря главнымъ образомъ полному содѣйствію начальницы, рукодѣльныхъ занятій, какъ одного изъ могущественнѣйшихъ факторовъ въ дѣлѣ эстетическаго и даже нравственнаго воспитанія дѣвицы, служитъ нагляднымъ свидѣтельствомъ высокой степени постановки самаго этого воспитанія. Къ замѣчательнымъ особенностямъ управленія гимназіею С. П. Безобразовой должно отнести, между прочимъ, ея безустанныя хлопоты о томъ, чтобы давать возможность самымъ бѣднымъ ученицамъ гимназіи безпрепятственно продолжать въ ней свое образованіе. Она вступила въ должность, какъ знаетъ читатель, въ Августѣ 1880 г., и съ этого времени, по нынѣшній 1884 г., былъ всего одинъ случай исключенія изъ гимназіи за невзносъ платы за ученіе. И этотъ случай обусловливался только и единственно крайней малоуспѣшностью уволенной ученицы, а никакъ не матеріальною
112
ея несостоятельностью. Дѣло въ настоящее время поставлено такъ, что ученица Маріинской гимназіи, если только она подаетъ какія либо надежды на свои успѣхи, не можетъ опасаться покинуть стѣны гимназіи по своей бѣдности. Софья Петровна употребляетъ въ началѣ каждаго учебнаго года всѣ свои старанія на то чтобы привлечь благотворительность состоятельныхъ лицъ въ обществѣ на сторону тѣхъ несчастныхъ своихъ питомицъ, которымъ суждено горькими слезами встрѣчать и провожать каждый учебный годъ свой. И дѣло, въ концѣ концовъ, приходитъ всегда къ тому, что слезы эти, невѣдомыми для плачущихъ путями, бываютъ осушены, и бѣдныхъ, такъ сказать, не оказывается: всѣ заплатили и получили квитанціи *).
Таковы лица, заправляющія ходомъ учебно-воспитательной и имущественной частей жизни Казанской Маріинской гимназіи въ настоящее время.
А послѣ этихъ личностей, стоящихъ у кормила этой громадной въ девятьсотъ силъ машины, внимая ихъ намѣреніямъ и указаніямъ, внимая болѣе всего и голосу собственной совѣсти и долга присяги Престолу и своему служенію, стоитъ и корпорація учащихъ и воспитывающихъ, которые всѣ до единаго преподавателя, всѣ до единой преподавательницы, всѣ до единой классной надзирательницы, по мѣрѣ силъ своихъ стараются стоять на высотѣ своего призванія и своего служенія, вполнѣ сознавая, что если на службѣ образованію юношей человѣкъ готовитъ цвѣтъ свой
*) Напримѣръ, въ 1882/3 учебномъ году на многихъ бѣдныхъ ученицъ, какъ говоритъ оффиціальный отчетъ, по ходатайству г. Предсѣдателя Попечительнаго Совѣта и госпожи Начальницы была внесена плата слѣдующими лицами и учрежденіями: М. А. Лебедевымъ, И. Н. Журавлевымъ, В. А. Тюфяевымъ, А. С. Александровымъ, М. И. Поповымъ, Казанскимъ Русскимъ Соединеннымъ Собраніемъ, Казанскимъ Вспомогательнымъ Обществомъ приказчиковъ и Казанскимъ Попечительнымъ о бѣдныхъ Комитетомъ. Такой значительный списокъ благотворителей не оставляетъ мѣста никакому сомнѣнію въ томъ, что плата внесена, дѣйствительно, за многихъ и что стараній объ этомъ тоже было очень, очень много!
113
любезной родинѣ и обожаемому Государю, то, образовывая дѣвицъ русскихъ, онъ созидаетъ корень государства русскаго, семью, краеугольный камень которой составляетъ добрая душа женская! Это сознаніе подкрѣпляетъ ихъ, одушевляетъ, даже скажемъ отъ сердца и по опыту, вдохновляетъ ихъ въ ихъ служеніи въ стѣнахъ этихъ, въ этомъ разсадникѣ образованія юныхъ силъ, наиболѣе воспріимчивыхъ и отзывчивыхъ на все доброе. Отношенія между членами этой корпораціи, какъ замѣчено это во всѣхъ, даже оффиціальныхъ отчетахъ за послѣднее время, не только товарищескія, а даже вполнѣ дружескія и общительныя. Безъ ложнаго стыда, безъ вредной для дѣла гордости, каждый изъ нихъ обращается за совѣтомъ и указаніемъ практики къ другому, не рискуя уронить себя, не опасаясь задней мысли въ этихъ указаніяхъ и совѣтахъ товарища. Дай только Богъ, чтобы все это продолжалось такъ всегда и шло все выше и выше!
Матеріальное обезпеченіе лицъ, преподающихъ въ гимназіи, благодаря заботливости г. Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, увеличилось съ 1857 года на цѣлую треть тогдашняго годоваго оклада. Въ годъ своего поступленія, именно 1857, Его Превосходительство Г. И. Крелленбергъ засталъ жалованье преподавателей на цифрѣ 40 р. за годовой урокъ и, путемъ настойчивыхъ ходатайствъ въ Попечительномъ Совѣтѣ, довелъ это жалованье до 60 р., на каковой цифрѣ оно и стоитъ въ настоящее время. Сверхъ того, каждый преподаватель, имѣющій дѣло, по своей спеціальности, съ поправленіемъ ученическихъ письменныхъ упражненій, получаетъ тоже увеличивающееся съ годами вознагражденіе (до 1883 г. 16 р. и съ этого года 20 р. въ годъ) за каждое отдѣленіе класса.
Впечатлѣніе, производимое на зрителя гимназическимъ днемъ въ такомъ многолюднѣйшемъ заведеніи, безъ преувеличенія скажемъ, неизгладимо.
Въ роскошномъ, свѣтломъ, вполнѣ благоустроенномъ и роскошно отдѣланномъ зданіи, обстановка котораго, какъ говорятъ сравнивавшіе, едвали не единственная въ своемъ родѣ,
114
помѣщается восемнадцать классовъ *), вмѣщающихъ въ себѣ безъ малаго тысячу дѣвицъ. Вотъ какъ проводятъ онѣ учебный день свой. Въ половинѣ девятаго поутру является въ гимназію вся эта масса молодаго народа и, оставивши верхнее платье въ просторномъ и тепломъ помѣщеніи нижняго этажа съ отдѣльною вѣшалкой для каждой ученицы, не исключая самыхъ маленькихъ, поднимается по свѣтлымъ, прочнымъ и изящнымъ каменнымъ лѣстницамъ въ верхніе этажи зданія, гдѣ, въ ожиданіи предклассной молитвы, размѣщается по классамъ. Въ сорокъ пять минутъ девятаго звонокъ возвѣщаетъ начало этой молитвы, и стройно, попарно, младшія впереди, входятъ ученицы въ верхнюю залу. Все пространство залы, за исключеніемъ дорожки отъ главнаго входа къ образу Богоматери, наполняется юными молящимися. Дежурная изъ старшихъ классовъ внятно и отчетливо читаетъ молитвы, сопровождаемыя пѣніемъ. По окончаніи молитвъ, гаже дежурная читаетъ дневное зачало изъ Евангелія и, вслѣдъ за прочтеніемъ его, раздается родимая русская пѣснь, ставшая для насъ почти на степень молитвы: „Боже Царя Храни“. Затѣмъ — новый звонокъ и ученицы снова расходятся по классамъ. Водворяется полная тишина: начался трудовой гимназическій день и учебная машина тихо и торжественно начинаетъ и совершаетъ свое дѣйствіе.
Взявши въ руки росписаніе уроковъ, мы видимъ, что цифра ихъ (305 уроковъ въ недѣлю на однѣ только науки) весьма почтенна. Гимназія, какъ заведеніе исключительно для приходящихъ, не отрывая дѣвочку и дѣвушку отъ семьи, не беретъ, такимъ образомъ, на себя всецѣлой и тяжкой отвѣтственности за всестороннее направленіе чужаго дитяти, какъ дѣлаютъ это закрытыя заведенія (о, еслибы только семья была въ согласіи со школою въ этомъ случаѣ!). Самымъ тща-
*) Два приготовительныхъ (помѣщаются въ трехъ комнатахъ), 14 гимназическихъ и два педагогическихъ. Послѣдніе перемѣнно занимаютъ одно помѣщеніе.
115
тельнымъ образомъ она старается вліять и на нравственный складъ учащихся; но употребляетъ и можетъ употреблять это свое вліяніе только, такъ сказать, какъ добавочное средство къ возможно полному образованію и умственному развитію своего юнаго населенія. Главное же свое назначеніе она полагаетъ въ сообщеніи научныхъ свѣдѣній и, слѣдовательно, въ умственномъ развитіи учащихся. И этого она достигаетъ съ полнымъ успѣхомъ. Въ ея программу входитъ, поэтому изученіе всѣхъ тѣхъ общеобразовательныхъ предметовъ, какіе въ настоящее время признаются основами развитія молодаго человѣка вообще. Съ этою программой и ея выполненіемъ въ Маріинской гимназіи мы и считаемъ нужнымъ теперь познакомить читателя.
Глубочайшимъ основаніемъ всякаго образованія въ каждомъ благоустроенномъ государствѣ, а тѣмъ болѣе въ нашемъ исконно православномъ русскомъ, считается знаніе и пониманіе истинъ религіи. И гимназія наша на первомъ планѣ своей программы поставляетъ изученіе важнѣйшаго изъ предметовъ — Закона Божія. Въ основѣ его постановки въ программѣ гимназіи лежитъ, очевидно, та несомнѣнная истина, что догматы и постановленія религіи могутъ служить предметомъ изученія для всѣхъ возрастовъ человѣческихъ, поучая отрока, вразумляя и сохраняя юношу, составляя глубину зданія для зрѣлыхъ лѣтъ. Поэтому, въ то время, какъ другіе предметы гимназической программы, приноровляясь къ возрастамъ, ограничиваются только извѣстными классами, преподаваніе Закона Божія идетъ не останавливаясь чрезъ всѣ классы гимназіи. Видоизмѣняется только, сообразно возрастамъ, болѣе или менѣе глубокая и обширная постановка дѣла разъясненія религіозныхъ истинъ. Начиная въ первыхъ классахъ съ осмысленнаго изученія и усвоенія малютками общеупотребительныхъ молитвъ, переходя затѣмъ къ изложенію событій священной исторіи, о.о. законоучители, съ переходомъ дѣтей изъ класса въ классъ, углубляютъ и распространяютъ какъ весь характеръ преподаванія, такъ и изъясненіе частныхъ религіозныхъ
116
истинъ, и заканчиваютъ въ VI и VII классахъ церковною исторіей, какъ цѣлостною картиной судебъ Церкви Христовой на землѣ, и катихизисомъ, какъ полнымъ кодексомъ кратко изложенныхъ православно-каѳолическихъ догматовъ. Съ нынѣшняго 1883/4 учебнаго года Законъ Божій, доселѣ заканчивавшійся въ VII классѣ, введенъ (методика) и въ программу занятій VIII педагогическаго класса. Объ этомъ обстоятельствѣ и о мотивахъ, вызвавшихъ его, будетъ сказано особо. Въ преподаваніи Закона Божія въ Маріинской гимназіи является преобладающею сердечная сторона религіи, по важности этого элемента въ религіозномъ развитіи дѣвицы, какъ будущей матери.
Въ силу многолюдства гимназіи законоучителей въ ней положено два. До 1882/3 учебнаго года на этой должности подвизались о.о. Протоіереи: Ясницкій, состоящій на службѣ въ гимназіи съ 15 Марта 1868 г., и Переверзевъ, съ 1 Января 1874 г. Въ 1882 г. о. Законоучитель Переверзевъ, послѣ продолжительной и тяжкой болѣзни, скончался и на мѣсто его съ 15 Августа 1883 г. опредѣленъ доцентъ Духовной Академіи, Священникъ Бѣликовъ. *)
Старанія о. о. законоучителей о насажденіи религіозныхъ знаній въ сердцахъ ученицъ всегда увѣнчивались полнымъ успѣхомъ, ибо теплота истинъ религіи болѣе всякихъ другихъ находитъ себѣ доступъ во впечатлительное сердце дѣвицы. Результаты испытаній по этому предмету будутъ еще упомянуты.
Послѣ Закона Божія важнѣйшее мѣсто въ программѣ всякаго низше и средне-учебнаго заведенія отводится родному языку. Изученіе этого предмета въ Казанской Маріинской гимназіи, по требованію учебныхъ плановъ Министерства На-
*) Законъ Божій для ученицъ Римско-Католическаго вѣроисповѣданія до настоящаго года преподавалъ Ксендзъ Депбскій, а для ученицъ Лютеранскаго вѣроисповѣданія преподаетъ послѣ г. Пуидани Пасторъ Валькеръ.
117
роднаго Просвѣщенія, распредѣляется, сообразно возрастамъ, слѣдующимъ образомъ. Въ первыхъ четырехъ классахъ, или въ такъ называемой у насъ прогимназіи, изучается грамматическая сторона родной рѣчи. Въ V-мъ классѣ положено изученіе тѣхъ правилъ, въ которыхъ примѣняется уже къ дѣлу знаніе грамматики. Тамъ родная рѣчь разсматривается уже, какъ могучее орудіе выраженія силъ духа въ ясной, точной и изящной словесной формѣ. Усвоеніе правилъ общей теоріи словесности является, такимъ образомъ, предметомъ занятій V класса. Въ VІ и VІІ классахъ изучаются уже образцы родной рѣчи въ ихъ постепенномъ возникновеніи и развитіи у народа, въ связи съ ходомъ его исторіи, какъ выраженіе его взглядовъ, вѣрованій и идеаловъ въ различныя эпохи его жизни. При этомъ нѣсколько часовъ въ недѣлю спеціально посвящаются на чтеніе образцовыхъ писателей. Исторія русской литературы является, такимъ образомъ, завершеніемъ курса теоретико-практическаго изученія роднаго языка. Но съ переходомъ ученицъ въ VIII классъ изученіе русскаго языка возобновляется, о чемъ читатель узнаетъ въ своемъ мѣстѣ.
Тружениками на поприщѣ преподаванія ученицамъ родной рѣчи являются слѣдующія лица. Въ первыхъ четырехъ классахъ грамматику преподаютъ двѣ глубоко преданныя своему дѣлу преподавательницы: А. Н. Аверьянова (въ основномъ клас.) съ 20 Апрѣля 1877 г. и Е. А. Северухина (въ параллельномъ) съ 19 Августа 1876 года. Въ V, VІ и VІІ классахъ теорію словесности и исторію литературы преподаетъ извѣстный своими учено-литературными трудами В. Н. Витевскій съ 3 Сентября 187І г., а въ VIIІ классѣ русскій языкъ, общеобязательно и для спеціалистокъ, читаетъ П. И. Смирновъ съ 16 Августа 1878 года.
Изученіе математики ставится педагогіей въ основу развитія мыслительной способности человѣка. Признавая за этимъ предметомъ, помимо глубокаго и благотворнаго вліянія на выработку основательности мышленія вообще, и громадное практическое значеніе въ жизни современнаго образованнаго че-
118
ловѣка, гимназія, соотвѣтственно своей программѣ, отводитъ этому предмету видное и широкое мѣсто. Три личности, всецѣло одушевленныя любовью къ своему дѣлу, трудятся надъ преподаваніемъ этого предмета, расширяя его программу, соотвѣтственно возрасту и силамъ учащихся. Въ обоихъ отдѣленіяхъ I класса (6 уроковъ) преподавала ариѳметику до Января 1884 г. *) А. П. Дружаева (съ 14 Августа 1876 г.), личность, по отзывамъ отчетовъ, энергичная, оживленно и раціонально ведшая свое дѣло. Въ обоихъ отдѣленіяхъ II, III, IV и V классовъ (24 урока) преподаетъ ариѳметику А. М. Ивановъ съ 1 Августа 1867 г., преподаватель серьезный, настойчивый и аккуратный. Своею любовью къ дѣлу и тактомъ въ его выполненіи, поставленномъ на педагогическихъ началахъ, онъ достигаетъ прекрасныхъ результатовъ. Въ обоихъ отдѣленіяхъ VI и VII классовъ (16 уроковъ) алгебру и геометрію, а также и въ VIII классѣ математику вообще, общеобязательно и для спеціалистокъ, преподаетъ Г. И. Чигирь съ 24 Августа 1882 г., знатокъ своего предмета, ревностный и умѣлый преподаватель его. Такимъ образомъ, на изученіе математики употребляется въ семи классахъ Маріинской гимназіи 46 уроковъ въ недѣлю.
Знакомство съ природою въ изумительныхъ явленіяхъ минеральнаго, растительнаго и животнаго міра доставляется ученицамъ гимназіи путемъ изученія естественной исторіи. Преподаваніе этого предмета въ Маріинской гимназіи поставлено въ настоящее время на высокую степень, благодаря обилію вновь пріобрѣтенныхъ пособій, а главное — основательнымъ познаніямъ и усердному отношенію къ дѣлу новаго преподавателя этого предмета, Н. А. Износкова (съ 16 Августа 1882 г.). Значеніе этого интереснаго и важнаго предмета въ программѣ среднеучебнаго заведенія безспорно и доказано.
*) Съ Января 1884 года на мѣсто ея, уволившейся по случаю выхода въ замужество, опредѣленъ кандидатъ Императорскаго Казанскаго Университета Э. Вильковійскій.
119
Раскрывая предъ учащимися тѣ изумительные творческіе планы, которые положены въ основу бытія міра и чудно, цѣлесообразно выполнены въ его явленіяхъ, изученіе этого предмета создаетъ въ юныхъ умахъ стройное и широкое міросозерцаніе, а вмѣстѣ съ этимъ даетъ въ высшей степени благотворное направленіе сердцу, возбуждая въ немъ любовь къ природѣ, этотъ могучій дѣятельный элементъ въ образованіи любви, и къ человѣчеству.
Тоже должно сказать и объ изученіи физики. Подробное и частное знакомство съ дѣятельностью силъ природы есть необходимѣйшій элементъ въ общемъ образованіи человѣка, какъ хозяина на землѣ. И этотъ предметъ обставленъ въ Маріинской гимназіи въ полной мѣрѣ прекрасно. Обладая въ настоящее время достаточными средствами, гимназія эта не жалѣетъ ничего на обогащеніе своего физическаго кабинета, который теперь можно назвать обставленнымъ весьма достаточно. И вотъ съ одной стороны ежегодныя ассигновки, по ходатайству г. Предсѣдателя Педагогическаго Совѣта, отъ 300 до 800 р. на пополненіе кабинета, а съ другой — энергія и преданность своему дѣлу молодаго, вполнѣ владѣющаго предметомъ, преподавателя А. X. Эккерманна (съ 21 Января 1881 года) ставятъ дѣло изученія физики въ Маріинской гимназіи вполнѣ соотвѣтствующимъ достоинству и задачамъ заведенія и ручаются за полный успѣхъ дѣла и въ будущемъ. Очень жаль только, что тѣсное помѣщеніе, занимаемое физическимъ кабинетомъ, вовсе не соотвѣтствуетъ ни многолюдству учащихся, ни широкой постановкѣ самаго дѣла, которому онъ служитъ въ Маріинской гимназіи. Ученицы собираются на опыты въ комнату, можно сказать, маленькую и притомъ на половину заставленную шкафами и приборами. А это естественно не можетъ не представлять неудобства. Тѣмъ не менѣе познанія ученицъ въ физикѣ, какъ доказываютъ экзамены, вполнѣ основательны и многосторонни.
Остается желать и стараться, чтобы эти два предмета, естественная исторія и физика, всегда были солидарны съ ре-
120
лигіознымъ воспитаніемъ учащихся, такъ какъ, по нашему глубокому убѣжденію, они, будучи взяты въ своей сущности, болѣе, чѣмъ что либо другое, могутъ помогать укорененію въ юныхъ умахъ и сердцахъ религіознаго ученія.
Отъ этихъ предметовъ, раскрывающихъ передъ ученицами полную картину дѣятельности міровыхъ силъ въ ихъ проявленіи вообще, переходимъ къ предметамъ, которые знакомятъ учащееся поколѣніе съ жизнію въ частности земли и ея обитателя, человѣка.
Географія и Исторія, эти двѣ связанныя между собою науки, преподаются въ Маріинской Гимназіи съ полнымъ успѣхомъ и пользою. Преподаватель Географіи, А. Г. Кобызевъ (съ 16 Августа 1877 г.), по отзывамъ всѣхъ отчетовъ, можетъ быть названъ солиднымъ спеціалистомъ своего предмета. Обладая богатымъ запасомъ свѣдѣній, онъ слѣдитъ за новыми сочиненіями и пособіями по этому предмету и разумнымъ изложеніемъ его, равно какъ и своею педагогическою опытностью приноситъ ученицамъ несомнѣнную пользу.
Преподаваніе гражданской исторіи всеобщей и русской въ двухъ высшихъ классахъ, VI и VII, имѣетъ уже свое продолжительное и почтенное прошлое и получило свой опредѣленный и прочно установившійся характеръ. Съ 16 Января 1866 года, слѣдовательно, въ теченіи 18 лѣтъ съ половиною, этотъ предметъ преподается однимъ лицомъ, В. М. Безуглою, которая, такимъ образомъ, въ корпораціи учащаго персонала Маріинской гимназіи является одною изъ старѣйшихъ преподавательницъ, пережившихъ многое въ исторіи этого заведенія, а еще болѣе принесшихъ ему пользы. Безъ сомнѣнія въ настоящее время она видитъ предъ своею каѳедрой уже многихъ дочерей ученицъ своихъ; слѣдов., ея традиціи, ея взгляды на дѣло, ея пріемы, ея неуклонная, безпощадная требовательность, можно сказать, совершили уже полный оборотъ, выйдя отъ нея, проникши въ семью и снова воротившись къ ней въ школу. Опытная преподавательница и человѣкъ, обладающій необычайнымъ, доступнымъ только учительницѣ;
121
умѣньемъ заставить ученицу дѣлать дѣло, В. М. поставила успѣшность своего преподаванія на степень, можно сказать, безусловности. И личность, спеціально ли взявшаяся изучать исторію въ VIII классѣ, или просто приготовляющая урокъ по этому предмету въ одномъ изъ классовъ предыдущихъ, знаетъ, съ кѣмъ она въ данномъ случаѣ будетъ имѣть дѣло. А потому слабой подготовки ученицъ по предмету госпожи Безуглой, кажется, не бываетъ.
Начиная съ III класса и до V включительно, преподаваніе исторіи находится въ рукахъ Р. А. Нелидовой (съ 1 Октября 1880 г.). Въ высшей степени усердная, преподавательница эта ведетъ свое дѣло съ полнымъ, образцовымъ успѣхомъ. Въ высшей степени теплое и мягкое материнское чувство расположенности въ отношеніяхъ къ ученицамъ является отличительной чертою ея личнаго характера.
Такимъ образомъ, преподаваніе всеобщей и русской гражданской исторіи, этого зерцала минувшихъ судебъ родной земли и всего человѣчества, этотъ источникъ опытности и зрѣлости умственнаго склада учащихся поколѣній, это могучее средство ихъ связи внутренней съ поколѣніями минувшими, идетъ въ Маріинской гимназіи съ полнымъ успѣхомъ и вполнѣ соотвѣтственно своей задачѣ.
Новые языки считаются также необходимымъ элементомъ въ системѣ общаго образованія человѣка, и гимназія, глубоко сознавая это, отводитъ этимъ предметамъ видное мѣсто въ своей программѣ. На каждый изъ этихъ предметовъ посвящается въ недѣлю болѣе 50 уроковъ и, слѣдовательно, болѣе ста уроковъ въ недѣлю на оба языка. При такомъ огромномъ количествѣ, составляющемъ почти одну четверть всего числа недѣльныхъ уроковъ въ гимназіи, преподаваніемъ этихъ предметовъ занято шесть преподавательницъ. В. Н. Иванова съ 16 Августа 1875 г., С. Н. Вешнякова съ 7 Сентября 1877 года, В. Г. Крелленбергъ съ 16 Августа 1878 г. и В. М. Безуглая читаютъ французскій языкъ; Е. О. Бегнеръ съ 1868 года и Е. Э. Шлитеръ съ 7 Сентября 1865 г. — нѣмецкій.
122
Четыре изъ нихъ читаютъ французскій языкъ и двѣ — нѣмецкій. Дѣло, по отзыву оффиціальныхъ отчетовъ, ведется всѣми ими дружно, живо, энергично, толково и дѣльно, въ полномъ согласіи другъ съ другомъ и съ задачами заведенія. Старѣйшею изъ нихъ, а вмѣстѣ и старѣйшею изъ всѣхъ преподающихъ въ гимназіи науки, является Елизавета Эдуардовна Шлитеръ. Она служитъ гимназіи съ 7 Сентября 1865 года; слѣдовательно, ко дню 25 лѣтняго юбилея Маріинской гимназіи ея службѣ исполнилось девятнадцать лѣтъ безъ нѣсколькихъ дней. Въ эти годы она успѣла сродниться съ заведеніемъ, которому отдала всѣ силы свои и всѣ лучшіе годы свои. Исторія Казанской Маріинской гимназіи есть, такимъ образомъ, весьма значительная страница исторіи и ея жизни. Она также дала уже и своему преподаванію, и своему отношенію къ дѣлу вполнѣ законченный, опредѣленный и навсегда сложившійся характеръ. Ея требованія и ея неуклонная требовательность безъ сомнѣнія извѣстны въ каждой интеллигентной Казанской семьѣ, потому что, безъ сомнѣнія же, едвали найдется уже между коренными жителями Казани такая семья, въ которой не было бы одной или нѣсколькихъ ученицъ Елизаветы Эдуардовны. Безпредѣльно преданная своему дѣлу, неумолимая въ отношеніи къ себѣ самой до такой степени, что въ теченіи 18 лѣтъ службы своей опустила по крайне тяжкой болѣзни только 7 уроковъ (въ 1882/3 учебн. году), она и въ отношеніи къ ученицамъ не въ состояніи даже предположить какую либо причину уклоненія отъ своего долга. А потому и ея преподаваніе, въ отношеніи полнаго успѣха, можно считать поставленнымъ на степень безусловности.
Изъ этого краткаго перечня наукъ, преподающихся въ гимназіи, и личностей, трудящихся на поприщѣ ихъ преподаванія, можно видѣть, что гимназія даетъ молодому женскому поколѣнію солидное и широкое образованіе въ общей формѣ подготовки къ дѣятельности на разнообразныхъ жизненныхъ поприщахъ. Но на ряду съ этимъ гимназія не забываетъ и
123
частнаго, преимущественнаго назначенія дѣвицы — быть матерью и воспитательницею будущихъ поколѣній. Не остается и въ этомъ отношеніи пробѣла въ развитіи тѣхъ, которыя оканчиваютъ курсъ въ гимназіи. Съ VІІ класса въ общій курсъ предметовъ гимназическаго курса входитъ педагогика.
Такъ какъ преподавателемъ этого предмета въ Маріинской гимназіи имѣетъ честь быть авторъ этого очерка, то входить въ какую бы то ни было оцѣнку своей собственной дѣятельности онъ считаетъ неудобнымъ. Онъ оставляетъ только за собою законное право сказать, что, служа съ 1878 года, онъ постоянно имѣлъ счастіе пользоваться лестными для него отзывами Начальства и частно, при посѣщеніи начальствующими лицами его уроковъ, и оффиціально, въ годовыхъ отчетахъ по гимназіи. А это даетъ ему смѣлость думать, что и его посильные, беззавѣтно посвящаемые гимназіи, труды составляютъ хотя ничтожную, но все же благосклонно замѣчаемую каплю меду въ общихъ роскошныхъ сотахъ, созидаемыхъ въ этомъ ульѣ трудолюбивымъ и образцово-удачно составленнымъ роемъ преподавателей и преподавательницъ.
Сверхъ этихъ семи собственно гимназическихъ классовъ въ ихъ двухкомплектномъ составѣ, въ настоящемъ 1884 году заканчиваетъ двадцать второй годъ своего существованія при гимназіи приготовительный классъ, имѣющій своею цѣлью дать возможность недостаточнымъ людямъ за 15 руб. въ годъ, вносимыхъ притомъ по полугодіямъ, приготовить дѣвочку въ I классъ гимназіи. Окончательно сформировавшійся, какъ помнитъ читатель, въ 1862/3 учебномъ году изъ 10 малолѣтнихъ ученицъ, онъ въ настоящее время заключаетъ въ себѣ гораздо болѣе ста малютокъ (въ 1882/3 учебномъ году было въ немъ 121 ученица и въ 1883/4 111 ученицъ) и разбивается на два самостоятельныхъ отдѣленія: азбучное, куда могутъ поступать совершенно неграмотныя дѣти, и старшее, куда входятъ умѣющія только читать и писать. На поприщѣ подготовки этихъ малютокъ къ поступленію въ гимназію дѣйствуютъ въ настоящее время двѣ личности. Въ старшемъ отдѣленіи
124
всѣмъ предметамъ, требующимся для поступленія въ I классъ гимназіи, обучаетъ дѣтей состоящая на своей должности съ 1 Января 1868 года Ек. Мих. Малыхъ, учительница, выработавшая уже себѣ долголѣтнюю практичность и отличающаяся лично дорогимъ для этого класса и возраста свойствомъ дисциплинировать дѣтей, совершенно еще незнакомыхъ съ требованіями и порядками школьной жизни. Въ азбучномъ отдѣленіи обученіе дѣтей находится въ рукахъ Ю. А. Шмейстеръ съ 13 Января 1882 г. Хотя личность, обучающая дѣтей въ этомъ отдѣленіи, и называется оффиціально помощницею учительницы приготовительнаго класса, однако, въ силу многолюдства и въ этомъ классѣ, вызывающаго необходимость помѣстить азбучное отдѣленіе не только въ отдѣльномъ помѣщеніи, но даже и въ другомъ этажѣ зданія, ей приходится вести свое дѣло совершенно отдѣльно и самостоятельно. Вотъ почему и можно вполнѣ именовать ее учительницей азбучнаго отдѣленія. Въ этомъ отдѣленіи, наполненномъ большею частію дѣтьми, едва достигшими школьнаго возраста, отличительнымъ качествомъ учительницы болѣе, чѣмъ въ какомъ либо другомъ классѣ, должна являться, по нашему мнѣнію, полная и преобладающая надъ всѣмъ ея любовь къ дѣтямъ. Если можно такъ выразиться, учительница должна здѣсь проходить свою трудную обязанность болѣе сердцемъ своимъ, чтобы не сдѣлать для ребенка слишкомъ рѣзкимъ и убивающимъ переходъ отъ семьи къ школѣ. И въ этомъ отношеніи азбучное отдѣленіе приготовительнаго класса Маріинской гимназіи счастливо въ своихъ учительницахъ. Съ 1878 г. и по 1882 г. это отдѣленіе находилось въ рукахъ В. К. Войцеховичъ, которая должна быть помянута добрымъ словомъ, какъ личность, глубоко любившая дѣтей, находящихся подъ ея руководствомъ.
Тоже самое должно по справедливости сказать и о теперешней учительницѣ азбучнаго отдѣленія въ приготовительномъ классѣ, Ю. А. Шмейстеръ.
Таковъ общій видь постановки дѣла умственнаго разви-
125
тія учащихся въ Казанской Маріинский гимназіи. Этимъ обзоромъ можно закончить первую половину учебнаго дня въ гимназіи. И хотя дидактико-педагогическое правило постановки научныхъ занятій въ теченіи этой первой половины учебнаго дня не вполнѣ соблюдается въ Маріинской, да не соблюдается и ни въ какой другой гимназіи, т. е., хотя и невозможно, вслѣдствіе обилія научныхъ предметовъ, размѣстить ихъ всѣ по расписанію въ теченіи утреннихъ часовъ, какъ это требуется, однако будемъ думать, что занятія научными предметами мы видѣли именно въ эту первую половину дня и теперь, обозрѣвши ихъ, слышимъ звонокъ, возвѣщающій окончаніе третьяго утренняго урока (въ 12 часовъ) и начало большой получасовой перемѣны — отдыха между занятіями. Послѣ усиленныхъ трехчасовыхъ занятій, заведеніе даетъ дѣтямъ возможность вполнѣ оправдать пословицу „дѣло отдыхомъ спорится“. Ровно въ 12 часовъ дается имъ 30 минутъ для завтрака, для бѣготни, для свѣжаго, непритворнаго веселья, для полнаго отдыха. По прошествіи же этихъ 30 минутъ, снова начинаются классы и большею частью уже классы искусствъ.
Вполнѣ признавая непреложность той истины, что полное образованіе человѣка состоитъ въ стройномъ, гармоническомъ развитіи всѣхъ силъ его души, гимназическая программа присоединяетъ къ заботамъ о развитіи ума учащихся и заботы о развитіи ихъ сердца со стороны эстетической. Поэтому, во-первыхъ, рисованіе и входитъ въ ней въ кругъ такъ называемыхъ необязательныхъ предметовъ. Великое значеніе этого предмета въ дѣлѣ духовнаго развитія человѣка неопровержимо. Изученіе правильнаго, эстетически законнаго сочетанія линій есть могучее средство сообщенія представленіямъ человѣка ясности и точности, чувству — вкуса и благородства, общему складу человѣка — стремленій къ прекрасному и пониманія его. Рисованіе и даетъ эти средства. Въ этомъ искусствѣ руководитъ ученицъ Маріинской Гимназіи В. А. Тюфяевъ. Любовь этого преподавателя къ своему дѣ-
126
лу свидѣтельствуется каждый годъ тѣми прекрасными работами ученицъ, выполненными подъ его руководствомъ, какія выставляются въ залѣ Гимназіи ежегодно, въ день раздачи наградъ.
Другимъ могущественнымъ средствомъ эстетическаго развитія человѣка должно считаться пѣніе и преимущественно возвышающее душу пѣніе религіозное, церковное. Учителемъ этого искусства въ гимназіи состоитъ съ 23 Августа 1872 г. регентъ мѣстнаго архіерейскаго хора, Протоіерей Петръ Діомидовичъ Миловидовъ, глубокій знатокъ этого искусства.
Обученіе музыкѣ въ гимназіи упразднено, какъ вообще недостигающее своей цѣли въ многолюдныхъ школахъ, гдѣ на долю отдѣльныхъ личностей естественно выпадаетъ слишкомъ мало времени для занятій этимъ искусствомъ.
Чистописаніе преподаютъ: въ старшемъ приготовительномъ и въ параллельныхъ отдѣленіяхъ первыхъ четырехъ классовъ Ѳ. Н. Николаевъ, съ 19 Августа 1872 г., въ младшемъ же приготовительномъ и въ основныхъ отдѣленіяхъ первыхъ четырехъ классовъ М. А. Акатьева, окончившая курсъ въ Маріинской же гимназіи въ 1882 году.
Но во главѣ всѣхъ искусствъ, изучаемыхъ дѣвицей, безспорно должно быть поставлено изученіе женскихъ рукодѣлій. Въ немъ соединяется много такихъ качествъ, которыя многосторонне и въ высшей степени благотворно вліяютъ на развитіе женской души. Чтобы ни говорилось и даже ни писалось когда либо противъ этого занятія людьми, которыхъ легіоны возставали въ извѣстномъ лагерѣ, желавшемъ отнять у женщины ея женственность, рукодѣльныя занятія эти, будучи столько же древними на землѣ, какъ древне на ней существованіе женщины, безъ сомнѣнія и будутъ существовать до тѣхъ же поръ, пока будетъ существовать женщина, и будутъ совершенствоваться болѣе и болѣе. Въ женскихъ рукахъ искусство это есть какъ бы нѣчто прирожденное; ибо въ немъ соединилось, повторяемъ, многое, что такъ соотвѣтствуетъ качествамъ женской души — ея мягкосердечности, ея
127
глубинѣ чувства, ея неизмѣримо тонкому и глубокому вкусу, и прирожденно эстетическому настроенію. Строгость и красота рисунка, напримѣръ, въ вышиваньяхъ и вязаньяхъ вообще, сочетаніе цвѣтовъ, свѣта и тѣни въ работахъ бисеромъ, шерстями и шелками, самая нѣжность и, такъ сказать, деликатность матерьяла, съ которымъ въ этомъ случаѣ обращается женщина, все это способно развить ее недосягаемо высоко въ отношеніи вкуса, такта и сердечности; а потребность крайняго терпѣнія и аккуратности въ этихъ работахъ, начиная отъ простаго счета петель въ окружности чулка до тончайшаго, кропотливѣйшаго высчитыванья канвовыхъ клѣтокъ на какомъ-нибудь изумительномъ узорѣ шитья — все это возводитъ значеніе рукодѣлья собственно для воспитанія женской души на такую высокую степень, что не погрѣшимъ, думаю, если поставимъ это занятіе въ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ на ряду съ занятіями дѣвицы наукою.
Сознавая такую важность для дѣвицы, въ воспитательномъ отношеніи, рукодѣльныхъ работъ, каждое женское учебное заведеніе посвящаетъ имъ много средствъ и времени. И въ Маріинской гимназіи это искусство поставлено также на высокую степень совершенства. Благодаря отличному артистическому знанію дѣла учительницы этого искусства, О. В. Девицъ, занимающейся имъ съ ученицами гимназія съ 1867 года, работы ученицъ гимназіи, сколько мы знаемъ, всегда отличались изяществомъ и совершенствомъ; но со вступленіемъ С. П. Безобразовой въ должность начальницы гимназіи, это искусство здѣсь возвысилось еще болѣе. Будучи сама высоко развитою артисткою во всякого рода рукодѣльныхъ работахъ, госпожа Начальница не щадитъ ничего для своей цѣли — внушить ученицамъ любовь къ этимъ занятіямъ и довести результаты этихъ занятій въ гимназіи до возможной степени совершенства. И гимназія, благодаря такимъ выгоднымъ условіямъ постановки дѣла, заявляетъ себя въ этомъ отношеніи блестящими результатами. Не говоря уже о массѣ работъ, которыми съ истиннымъ наслажденіемъ можетъ полюбоваться
128
каждый въ день раздачи наградъ въ залѣ гимназіи — коверъ, вышитый совокупными трудами госпожи начальницы, служащаго женскаго персонала и ученицъ и пожертвованный въ Храмъ на мѣстѣ ужаснаго событія 1-го Марта, коверъ громадныхъ размѣровъ и чрезвычайно изящный, свидѣтельствуютъ о высокой постановкѣ рукодѣлія въ гимназіи.
Обзоромъ преподаванія и постановки искусствъ въ Казанской Маріинской женской гимназіи мы можемъ закончить обозрѣніе учебнаго гимназическаго дня. Въ половинѣ 3 часа пополудни всѣ уроки въ гимназіи оканчиваются. Какъ шумный рой изъ улья высыпаетъ изъ подъѣзда девятисотенная учащаяся масса, утомленная, но сіяющая; на мѣстѣ всего этого шума и кипѣнья, длившагося съ перерывами съ 8 часовъ утра, воцаряется полное безмолвіе. Гимназическій день кончился: матери-наукѣ отданы лучшіе часы молодой и цвѣтущей дѣвичьей жизни!
Заботы о поддержаніи порядка и благоустройства въ такой массѣ приходящаго учащагося населенія безспорно въ высшей степени сложны и громадны; успѣшное преподаваніе тоже составляетъ громадный трудъ, громадную задачу. Тѣмъ не менѣе устройство Казанской Маріинской гимназіи въ учебной и административной сторонахъ ея жизни можетъ быть названо вполнѣ образцовымъ. Благодаря самоотверженной преданности своему дѣлу, заявляемой со стороны личнаго состава правящихъ, учащихъ и воспитывающихъ силъ заведенія, ученицъ, исключаемыхъ за малоуспѣшность, нѣтъ и почти не бывало. Неслыханны также примѣры увольненія, причины котораго коренились бы въ несоотвѣтствующемъ заведенію направленіи дѣвицы. Лишь въ самыхъ младшихъ классахъ встрѣчаются и встрѣчались примѣры (и то весьма рѣдкіе) удаленія дѣвочекъ за проступки дѣтскіе, но печальные по послѣдствіямъ въ педагогическомъ отношеніи и нетерпимые въ школѣ. Но эти явленія, разумѣется, никогда и ни въ какомъ случаѣ не могутъ сколько-нибудь опечаливать заведеніе, какъ совершающіяся, можно сказать, на порогѣ его, въ младшихъ
129
классахъ. Что же касается до классовъ старшихъ, гдѣ вліяніе школы уже можетъ быть предметомъ обсужденія, то здѣсь настроеніе ученицъ, за рѣдчайшими исключеніями, неизбѣжными, какъ уже имѣли мы случай сказать, въ такой громадной семьѣ, не оставляетъ желать лучшаго. А составленныя вновь въ 1883 г., по иниціативѣ госпожи Начальницы, Педагогическимъ Совѣтомъ и неуклонно примѣняемыя правила поведенія ученицъ безслѣдно уничтожили и тѣ немногія уклоненія отъ формы, какія встрѣчались иногда, въ былые годы, въ костюмѣ и вообще во внѣшности учащихся. Трудолюбіе и преданность дѣлу, можно справедливо сказать, составляютъ отличительное качество громаднаго большинства ученицъ нашихъ. Масса наградъ, раздаваемыхъ, въ условіяхъ неизбѣжной при многолюдствѣ конкуренціи, по строгому выбору, свидѣтельствуетъ объ этомъ высокомъ уровнѣ хода учебнаго дѣла. Еще болѣе и нагляднѣе свидѣтельствуютъ объ этомъ своими высокими качествами тѣ замѣчательно свѣтлыя по образованію и по отношенію къ дѣлу труженицы, которыя, получивши образованіе въ Маріинской гимназіи, подвизаются теперь въ стѣнахъ той же гимназіи на поприщѣ преподавательницъ и классныхъ надзирательницъ. А ихъ тринадцать человѣкъ, т. е. болѣе половины всего служащаго въ гимназіи женскаго персонала, кромѣ Начальницы (Е. А. Северухина, В. Г. Крелленбергъ, А. Н. Аверьянова, В. Н. Сумцова, нынѣ Иванова, С. Н. Вешнякова, М. А. Акатьева — преподавательницы и С. В. Баутина, Е. В. Данилова, А. И. Альсонъ, нынѣ Смоленская, М. Ѳ. Глинка, нынѣ Денике, М. И. Веретенникова, М. А. Новикова, Н. К. Разумова и В. Н. Нечаева — классныя надзирательницы). Да и въ другихъ учебныхъ заведеніяхъ Казанской губерніи и даже Казанскаго Учебнаго Округа, начиная съ сестры своей, Гимназіи Ксеніинской, и кончая скромными сельскими школами, alma mater — гимназія Маріинская съ удовольствіемъ видитъ теперь на должностяхъ учительскихъ и начальническихъ многихъ и многихъ любимыхъ дочерей своихъ, кото-
130
рыхъ каждую по одиночкѣ и всѣхъ вообще въ теченіи двадцати пяти лѣтъ возлелѣяла она и отпустила съ благословеніемъ на жизненное поприще. Не безслѣдно, стало быть, для мѣстнаго края прошло ея 25 лѣтнее существованіе, поддерживавшееся и тысячнымъ вкладомъ купца именитаго, и ничтожною полукопѣйкой бѣднаго чиновника! Блестящіе же успѣхи ученицъ Маріинской гимназіи всецѣло засвидѣтельствованы всегда многими посторонними и высокопоставленными лицами, которыя каждый годъ удостоиваютъ почтить экзамены въ ея стѣнахъ своимъ присутствіемъ. Первыми изъ этихъ свидѣтелей мы должны поставить Архіепископовъ и Епископовъ Казанскихъ, ежегодно экзаменующихъ въ VII классѣ изъ Закона Божія Православнаго исповѣданія. Такъ въ 1881/2 учебномъ году Преосвященный Павелъ, тогдашній Викарій Казанской епархіи, а въ 1882/3 Высокопреосвященный Палладій и Викарій его, Преосвященный Кириллъ, сами, вызывая ученицъ и экзаменуя со всею строгостью, какой требуетъ важность предмета, не нашли возможнымъ поставить менѣе 5-ти ни одной ученицѣ! Такимъ образомъ, въ выполненіи коренной своей задачи, обученія религіознымъ истинамъ, гимназія удостоилась высшей похвалы отъ самихъ блюстителей этихъ истинъ, мѣстныхъ Іерарховъ.
На остальныхъ экзаменахъ присутствовавшіе — господинъ Попечитель Учебнаго Округа, П. Д. Шестаковъ, его Помощникъ, Окружный Инспекторъ и другіе интересующіеся ходомъ учебнаго дѣла (напримѣръ, Предсѣдатель и Члены Попечительнаго Совѣта) высказывали всегда свое полное удовольствіе отъ высокой постановки этого дѣла въ описываемомъ заведеніи.
Все это, взятое вмѣстѣ, заставляетъ только пожелать Казанской Маріинской женской гимназіи долгаго, долгаго на многія четверти столѣтій процвѣтанія въ той формѣ, въ томъ духѣ и направленіи, какихъ теперь достигла она, совершивши это первое двадцатипятилѣтіе своего многополезнѣйшаго существованія. И пусть еще, въ теченіи многихъ вѣковъ, дочери и дочери дочерей тѣхъ, которыя сейчасъ наполняютъ
131
эти стѣны — пусть учатся онѣ здѣсь правдѣ и добру и красотѣ истинной, и пусть говорятъ онѣ: въ этихъ стѣнахъ, на этихъ скамьяхъ, за этими партами сидѣли: мать моя и мать матери моей; здѣсь образовались въ нихъ та прекрасная душа и то прекрасное сердце, какими отличались онѣ въ жизни своей... О, дай же, Боже, и мнѣ быть такою же!
ОЧЕРКЪ Педагогическаго курса при Казанской Маріинской женской Гимназіи.
1869/70 учебный годъ составилъ для Казанскаго Маріинскаго женскаго училища новую эру не только въ томъ отношеніи, что училище переименовано было въ гимназію, но и въ томъ, что люди, заправлявшіе тогда ходомъ дѣлъ этого училища увидѣли возможность осуществленія своей давней и завѣтной мысли — открыть при заведеніи классы спеціально педагогической подготовки дѣвицъ, оканчивающихъ курсъ въ этомъ заведеніи. Но осуществленіе этой мѣры удалось не сразу, а постепенно, а потому и педагогическій курсъ при гимназіи имѣетъ свою, хотя непродолжительную и несложную, тѣмъ не менѣе самостоятельную исторію. А такъ какъ возникновеніе этой мысли въ Педагогическомъ и Попечительномъ Совѣтахъ училища совершилось гораздо прежде переименованія его въ гимназію, то и изложеніе исторіи этого курса должно захватить собою нѣсколько времени, предшествовавшаго превращенію училища въ гимназію.
О. А. Имшеникъ, какъ видѣлъ читатель въ началѣ нашего повѣствованія, имѣлъ своею мечтою сразу открыть училище съ шестилѣтнимъ курсомъ ученія; но этой мечтѣ не суждено было тогда осуществиться: училище было открыто, по недостатку средствъ, только на три класса; остальные же классы должны были открываться въ порядкѣ естественной послѣдовательности, съ каждымъ новымъ учебнымъ годомъ.
134
Въ силу этихъ, независѣвшихъ отъ Педагогическаго Совѣта, обстоятельствъ, возможность осуществленія этой мысли явилась только въ 1863 году, когда училище достигло полнаго комплекта классовъ по 1-му разряду заведеній. Въ этомъ году, при обсужденіи вопросовъ, касавшихся перваго выпуска окончившихъ курсъ ученицъ училища, Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта предложилъ на обсужденіе Совѣта, между прочимъ, слѣдующія свои мнѣнія и соображенія. Такъ какъ постоянно замѣчается въ обществѣ потребность въ способныхъ домашнихъ учительницахъ, то на Маріинскомъ училищѣ лежитъ священный долгъ позаботиться объ удовлетвореніи этой потребности. Чтобы насколько возможно удовлетворить этой потребности, онъ, Предсѣдатель, находитъ полезнымъ ввести при Маріинскомъ женскомъ училищѣ родъ педагогическихъ курсовъ, состоящихъ въ слѣдующемъ. 1) Къ числу необязательныхъ предметовъ присоединить въ VI классѣ новый учебный предметъ, подъ названіемъ «Начала Педагогики». 2) Ученицамъ, оканчивающимъ курсъ въ Маріинскомъ училищѣ, дозволить, если онѣ того пожелаютъ и если слушали педагогику, оставаться при училищѣ еще на годъ, въ качествѣ помощницъ учительницъ. Во время пребыванія въ училищѣ, эти дѣвицы обязаны посѣщать классы учителей, чтобы присмотрѣться къ методѣ преподаванія; имъ же можно поручить, по усмотрѣнію начальницы, исправленіе должности классныхъ надзирательницъ; имъ же можно дозволить, особенно въ низшихъ классахъ, заступать мѣсто отсутствующихъ учителей и заниматься повтореніемъ урока. Онѣ имѣютъ право пользоваться книгами изъ библіотекъ училища, и имъ рекомендуются Педагогическимъ Совѣтомъ полезныя для нихъ книги. Затѣмъ, подъ конецъ учебнаго года, должно поставить имъ въ обязательство прочитать не менѣе трехъ пробныхъ уроковъ въ присутствіи начальницы и учителя того предмета, по которому выбраны уроки. Наконецъ, по истеченіи года, онѣ должны, въ присутствіи Педагогическаго Совѣта и по его назначенію, дать окончательный пробный урокъ.
135
Основанія этого проекта заимствованы были изъ практики другихъ учебныхъ заведеній, напримѣръ, заведеній вѣдомства Императрицы Маріи и другихъ, и въ немъ былъ указанъ въ зародышѣ весь ходъ дѣла по организаціи педагогическаго курса въ томъ видѣ, въ какомъ онъ существуетъ въ настоящее время. Проектъ этотъ былъ заслушанъ и въ Попечительномъ Совѣтѣ, и большинство членовъ приняло его; но осуществленіе этого проекта было отложено на неопредѣленное время, по недостатку денежныхъ средствъ. Въ тѣ трудные годы, какіе переживало Маріинское училище въ первый періодъ своего существованія, думать о расширеніи въ немъ учебнаго дѣла было невозможно. Черезъ два года, впрочемъ, въ 1865 году, дѣло это двинулось впередъ, и открытіе курсовъ, по ходатайству Попечительнаго Совѣта, чрезъ посредство г. Попечителя Учебнаго Округа, получило утвержденіе Министра Народнаго Просвѣщенія въ томъ же году (см. предложеніе Попечителя Учебнаго Округа Попечительному Совѣту училища отъ 26 Августа 1865 года за № 3835).
Такимъ образомъ, педагогическій курсъ при училищѣ былъ открытъ de jure, но de facto открытіе его снова не состоялось и на этотъ разъ уже по причинамъ, отъ училища независѣвшимъ. Дѣло въ томъ, что, не смотря на приглашеніе и на публикацію въ мѣстныхъ Губернскихъ Вѣдомостяхъ (см. 1865 г. № 26), число желающихъ поступить на эти курсы въ слѣдующемъ учебномъ 1866/7 г. не взошло выше трехъ дѣвицъ; слѣдовательно, по пословицѣ, игра не стоила свѣчъ. Стараясь объяснить это явленіе, одно изъ лицъ, современныхъ этому, *) думаетъ видѣть главную причину его въ томъ, что никто не написалъ тогда въ Губернскихъ Вѣдомостяхъ ряда статей, которыя разъяснили бы публикѣ смыслъ, значеніе и пользу учреждаемыхъ курсовъ. Вполнѣ соглашаясь съ тѣмъ,
*) Г. Дерюжевъ, бывшій тогда дѣлопроизводителемъ Попечительнаго Совѣта и составившій ненапечатанный почему-то отчетъ о состояніи училища въ первое дѣсятилѣтіе.
136
что рядъ статей былъ бы весьма полезенъ, мы однако, съ своей стороны, имѣемъ, кажется, возможность сказать, что существеннѣе гораздо была та причина, которую указывалъ тогда Предсѣдатель Педагогическаго Совѣта, г. Имшеникъ. Въ одной изъ обязательно сообщенныхъ имъ составителю настоящаго очерка собственныхъ его бумагъ, Его Превосходительство объясняетъ это явленіе тѣмъ, что педагогическіе курсы въ ихъ первоначальномъ видѣ имѣли болѣе нравственнообразовательное значеніе, не давая учащимся никакихъ особенныхъ правъ и преимуществъ; вслѣдствіе чего родители не считали выгоднымъ для себя и платить за дочь, и содержать ее въ училищѣ еще цѣлый годъ, тогда какъ она уже окончила шестилѣтній курсъ училища. Справедливость этого мнѣнія не замедлила подтвердиться самымъ ходомъ дѣла. Лишь только, вмѣсто всякихъ статей, введено было распоряженіе Начальства о предоставленіи дѣвицамъ, выслушавшимъ педагогическій курсъ, права на званіе домашнихъ учительницъ безъ новаго экзамена, какъ и число желающихъ слушать эти курсы сразу превысило вдвое самыя ожиданія Совѣта *).
Но какъ бы то ни было, а Педагогическій Совѣтъ не разставался съ мыслью дать дѣвицамъ, кромѣ общаго образованія, возможно серьезную спеціальную подготовку къ высокимъ обязанностямъ матерей и воспитательницъ. Въ 1865 году Педагогическій Совѣть, по предложенію Предсѣдателя, и, имѣя основаніе въ утвержденіи курсовъ г. Министромъ, предложилъ преподавателю 2-й гимназіи г. Книзе послужить и Маріинскому училищу. Честный труженикъ съ полною готовностью откликнулся на это предложеніе, исходившее отъ
*) Предположено было открыть педагогическіе курсы даже въ томъ случаѣ, когда число желающихъ поступить на нихъ будетъ не менѣе осьми, а ихъ на первый разъ въ 1869/70 учебномъ году записалось 15. Записывались даже окончившія курсъ нѣсколько лѣтъ назадъ. Такова была, напримѣръ, теперешняя классная надзирательница VII класса С. В. Баутина, окончившая курсъ училища въ 1865/6 году и снова записавшаяся на вновь открытые курсы въ 1869/70 году (см. приложеніе).
137
его непосредственнаго начальника, и далъ согласіе преподавать педагогику въ Маріинскомъ училищѣ, не получая никакого на это вознагражденія. Жалованье г-ну Книзе положено было Попечительнымъ Совѣтомъ уже въ слѣдующемъ 1868 году.
Между тѣмъ, училище удостоилось быть переименованнымъ въ гимназію, а главное и средства, какими оно располагало, значительно возрасли къ этому времени, въ теченіи шести лѣтъ, съ 1863 года *). И вотъ, въ 1869 году 14 Февраля Педагогическій Совѣтъ вошелъ съ представленіемъ къ г. Попечителю Округа объ открытіи педагогическихъ курсовъ уже не въ видѣ приватныхъ занятій, какъ это было прежде, а на особыхъ самостоятельныхъ началахъ, сообразно ихъ спеціальному назначенію. Къ тому же времени и въ центрахъ управленія народнымъ образованіемъ окончательно разработана была благодѣтельная мысль о томъ, что женскія училища, давая дѣвицамъ общее образованіе и приготовляя образованныхъ труженицъ на всѣ, возможныя для женщины, поприща мирной гражданской дѣятельности, должны давать женщинѣ возможно глубокую и основательную подготовку къ тому поприщу, которое во всѣ вѣка составляло и будетъ составлять главное призваніе и главное, единственно высокое поприще дѣятельности женской души — къ воспитанію дѣтей. Поэтому въ новомъ Положеніи о женскихъ училищахъ, Высочайше утвержденномъ въ Іюнѣ 1870 года, обозначенъ былъ окончательно и остается въ дѣйствіи по настоящее время пунктъ объ учрежденіи въ женскихъ гимназіяхъ курса этой спеціальной подготовки женщины къ ея высокому званію матери и воспитательницы. Видоизмѣняя женскія училища 1 и 2 разрядовъ въ гимназіи и прогимназіи, съ семилѣтнимъ курсомъ въ первыхъ изъ нихъ, новое Положеніе учредило въ женскихъ гимназіяхъ VIIІ дополнительный классъ съ годичнымъ, а гдѣ окажется возможность, и двухгодичнымъ курсомъ спеціальныхъ теоретико-практическихъ занятій педагогіей, въ довольно обширномъ смыслѣ этого слова.
*) Съ 10000 руб. по отчету 1863 г. до 14500 р. по отчету 1869 г.
138
Будучи учрежденъ первоначально, какъ сказано въ Положеніи, только „для приготовляющихся къ педагогической дѣятельности“ въ тѣсномъ смыслѣ, т. е. для желающихъ быть учительницами или вообще служить по учебному вѣдомству, этотъ дополнительный классъ, какъ дающій право на званіе учительницы и на поступленіе въ высшіе женскіе курсы безъ экзамена, скоро сдѣлался на практикѣ въ Казанской Маріинской, да, вѣроятно, и во всѣхъ женскихъ гимназіяхъ, обыкновеннымъ, неотъемлемымъ классомъ, въ который переходятъ, за рѣдчайшими исключеніями (въ Маріинской, напримѣръ, гимназіи въ послѣдніе годы не болѣе двухъ-трехъ процентовъ), всѣ ученицы изъ VII класса гимназіи. Слившись, такимъ образомъ, съ общимъ курсомъ заведенія, педагогическій классъ потерялъ уже въ настоящее время и названіе это, а прямо зовется на языкѣ школы VIII классомъ. Уставъ его, изданный въ дополненіе къ Положенію 1870 г., безъ сомнѣнія извѣстенъ обществу изъ раздаваемой ученицамъ брошюры правилъ о поступленіи въ гимназіи и программъ гимназическаго курса. Но основанія, на которыхъ зиждется этотъ уставъ, такъ глубоки, такъ широки педагогическіе начала и взгляды, проводимые въ немъ, что нельзя не напомнить и здѣсь хотя главнѣйшихъ его положеній, каковы слѣдующія.
Ученицы, вошедшія въ составъ педагогическаго класса, обязываются въ теченіи цѣлаго года прослушать общеобязательно-теоретическій курсъ Педагогики и Дидактики и, сверхъ того, раздѣлиться, по собственному желанію, на группы для выбора спеціальнаго предмета, по которому каждая въ отдѣльности желаетъ подготовить себя къ учительскому поприщу. До сихъ поръ предметами спеціальнаго выбора были: русскій языкъ, математика, исторія, географія, французскій и нѣмецкій языки. Въ прошедшемъ 1882/3 учебномъ году въ Маріинской Казанской гимназіи, въ силу того обстоятельства, что, при массѣ ежегодно оканчивающихъ курсъ въ различныхъ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ города Казани, мѣста учительницъ въ высшей степени рѣдко и трудно достаются ищу-
139
щимъ, введено было, по ходатайству Педагогическаго Совѣта, въ кругъ спеціальностей изученіе бухгалтеріи, чтобы дать возможность дѣвицамъ занимать должности счетоводства. А съ настоящаго 1883/4 года, по распоряженію Министерства, въ кругъ общеобязательныхъ предметовъ въ VIII классѣ во всѣхъ женскихъ гимназіяхъ вошло еще изученіе методики преподаванія Закона Божія въ низшихъ школахъ.
Спеціальность дозволено уставомъ класса избирать только одну; но два года тому назадъ, въ силу вышеуказанныхъ же обстоятельствъ и въ силу многолюдства ученицъ Маріинской гимназіи въ VIII ея классѣ, исходатайствовано было для ея ученицъ исключеніе. Ученицы, имѣющія не менѣе 4 въ общемъ выводѣ при окончаніи курса въ VII классѣ, какъ зарекомендовавшія себя добросовѣстнымъ отношеніемъ къ дѣлу и успѣхами вообще, имѣютъ право избирать двѣ, а имѣющія въ томъ же выводѣ полный баллъ — даже три спеціальности.
По спеціальнымъ предметамъ ученицы въ теченіи перваго полугодія слушаютъ методику избраннаго предмета. При этомъ методика русскаго языка и математики по уставу должна быть слушаема всѣми общеобязательно, со внесеніемъ однако отмѣтки по занятіямъ этими предметами въ аттестаты только спеціалисткамъ. Остальные предметы, т. е. исторія, географія и новые языки, читаются только группамъ спеціалистокъ. Сверхъ этого, ученицы обязаны, по возможности, постоянно посѣщать уроки преподавателей и преподавательницъ избранныхъ ими предметовъ въ различныхъ классахъ гимназіи и учиться тамъ пріемамъ преподаванія дѣтямъ, наблюдая это преподаваніе въ его практическомъ ходѣ. Съ этою цѣлью недѣльное распредѣленіе уроковъ въ VIII классѣ составляется, по возможности, такъ, чтобы утро до 12-ти часовъ, т. е. до большой перемѣны уроковъ, у ученицъ VIII класса было свободно. Въ это то время онѣ и посѣщаютъ для вышеуказанныхъ цѣлей уроки преподавателей гимназіи. Это послѣднее требованіе устава, т. е. посѣщеніе ученицею VIII клас-
140
са уроковъ преподавательскихъ, составляетъ въ занятіяхъ ученицъ VIII класса переходъ отъ теоріи къ практическимъ занятіямъ. Собственно же практически-учебная сторона занятій ученицъ въ VIII классѣ состоитъ въ слѣдующемъ. Въ теченіи перваго полугодія каждая ученица VIII класса обязана возможно чаще, въ свободные отъ собственныхъ уроковъ часы, заниматься съ дѣтьми въ приготовительномъ классѣ гимназіи, подъ руководствомъ и наблюденіемъ учительницъ этого класса, и, сверхъ этого, нѣсколько разъ дать урокъ дѣтямъ этого класса, при наблюденіи Начальницы гимназіи и подъ руководствомъ преподавателя педагогики и дидактики. Въ то же время ученицы, по назначенію Начальницы гимназіи, замѣняютъ собою отсутствующихъ классныхъ надзирательницъ и преподавателей, причемъ исполняютъ обязанности первыхъ въ формѣ наблюденія за дѣтьми и веденія дѣтскихъ журналовъ и табелей, а вторыхъ — въ формѣ повторенія урока и разъясненія его для слабѣйшихъ. По прошествіи перваго учебнаго полугодія, т. е. въ Январѣ и Февралѣ, ученицы VIII класса даютъ уроки по своимъ спеціальностямъ въ младшихъ классахъ гимназіи, подъ наблюденіемъ и руководствомъ преподавателей методики этихъ спеціальностей. Это служить для нихъ частной подготовкою къ окончательному пробному уроку въ присутствіи Начальства. Въ концѣ же года, обыкновенно въ Мартѣ и Апрѣлѣ, каждая ученица VIII-го класса даетъ по своей спеціальности одинъ пробный, оффиціальный, окончательный урокъ, на которомъ присутствуютъ: Начальство Округа и члены Попечительнаго Совѣта, по ихъ желанію, Предсѣдатель же Педагогическаго Совѣта, Начальница гимназіи и преподаватель спеціальности — обязательно. Этотъ послѣдній урокъ служитъ для ученицы спеціалистки экзаменомъ на званіе домашней учительницы или наставницы, и баллъ за этотъ урокъ вносится въ ея выпускное свидѣтельство, причемъ получившія баллъ 5 получаютъ званіе домашнихъ наставницъ, 4 — домашнихъ учительницъ. Баллъ 3 лишаетъ ученицу правъ, пріобрѣтаемыхъ на VIII курсѣ.
141
Эти занятія составляютъ для ученицы средство подготовки собственно по учебной части.
Подготовка по части воспитательной. Каждая ученица педагогическаго класса обязана быть наблюдательницею за дѣтьми въ низшихъ классахъ гимназіи, помогать слабѣйшимъ изъ нихъ въ ихъ урокахъ и занятіяхъ, присматриваясь и примѣчая, отъ какихъ причинъ происходитъ эта ихъ слабость; обязана наблюдать за ними и занимать ихъ учебно-воспитательнымъ образомъ въ то время, когда нѣкоторыя изъ нихъ сидятъ въ залѣ, будучи свободны отъ классныхъ занятій, напримѣръ, тѣ, которыя не изучаютъ новыхъ языковъ. Она слѣдить за ними, предупреждаетъ и миритъ возникающія между ними дѣтскія ссоры и несогласія, а тѣмъ болѣе предупреждаетъ и останавливаетъ какія-либо шалости, а такимъ путемъ она присматривается къ дѣтскимъ характерамъ и изучаетъ ихъ. Она бесѣдуетъ съ дѣтьми въ каждую удобную къ тому минуту, направляя свои бесѣды къ тому, чтобы пріучить дѣтей къ аккуратности, а кого нужно — къ вѣжливости и исправности. Словомъ, по духу устава, она есть помощница классной надзирательницы, изучающая, подъ ея руководствомъ, великое дѣло управленія дѣтскою природой и направленія ея въ хорошую сторону. Въ своихъ бесѣдахъ съ дѣтьми она старается возможно всесторонне знакомиться съ природою дѣтей вообще и съ проявленіями дѣтскаго характера въ его индивидуальностяхъ. Наблюдая все эго, она дѣлаетъ, въ виду собственной практической пользы, соображенія, какъ поступить ей въ томъ или другомъ случаѣ и какія принять мѣры къ тому, чтобы укрѣпить и направить свѣтлыя проявленія дѣтской природы или подавить и исправить нежелательныя ея стороны. Эти соображенія свои она заявляетъ преподавателю педагогики для обсужденія и руководства. Таковъ, какъ мы понимаемъ его, общій духъ и смыслъ устава педагогическаго класса въ его общей постановкѣ. Сверхъ этого, по прямому уже и оффиціальному его требованію, ученицѣ педагогическаго класса предписывается избрать въ началѣ года одну или
142
двѣ дѣвочки изъ младшихъ классовъ гимназіи для спеціальныхъ наблюденій. Въ этихъ видахъ она должна совершенно сродниться душою съ своей избранницею, войти въ ея внутренній міръ, пріобрѣсти ея полную откровенность и довѣріе и изъ бесѣдъ съ нею, изъ внутренняго съ нею общенія, вывести данныя какъ для полнаго познанія ея характера, такъ и для мѣръ, какими, по ея мнѣнію, можно на подобнаго ребенка дѣйствовать. Своимъ наблюденіямъ и выводамъ она ведетъ запись въ формѣ дневника, въ которомъ, записывая факты своихъ наблюденій, уже письменно излагаетъ свои соображенія относительно наиболѣе выдающихся педагогическихъ вопросовъ, свидѣтельствуя тѣмъ о своей педагогической зрѣлости и серьезности своихъ взглядовъ на дѣло. Во второе полугодіе дневникъ каждой ученицы читается преподавателемъ педагогики въ классѣ, причемъ непремѣнно присутствуетъ г-жа Начальница гимназіи и приглашаются для подачи голоса надзирательницы тѣхъ классовъ, въ которыхъ состоитъ избранная для наблюденія ученица. Соображенія будущей воспитательницы, изложенныя ею въ ея дневникѣ, обсуждаются со стороны ихъ пригодности или непригодности, умѣстности или неумѣстности въ томъ именно случаѣ, противъ котораго наблюдавшая заносить на страницы своего дневника эти свои соображенія. Г-жа Начальница и надзирательницы высказываютъ при этомъ свои замѣчанія относительно того, правильно ли и мѣтко ли составлена характеристика дѣвочки и вѣрно ли указаны ея особенности. Составляется, такимъ образомъ, родъ педагогическаго собранія, предмету обсужденій котораго предписывается вести запись, напоминающую протоколы подобныхъ собраній.
Такова въ общихъ чертахъ постановка педагогическаго класса. Читатель видитъ, что основа плана занятій ученицъ въ этомъ классѣ и ихъ подготовка въ немъ къ будущей учительской и вообще педагогической дѣятельности задуманы и разработаны съ такой полнотою, съ такимъ глубокимъ пониманіемъ дѣла и его цѣлей, такъ важны во всѣхъ мельчай-
143
шихъ деталяхъ своихъ, что не оставляютъ съ этой юридической, такъ сказать, своей стороны желать ничего лучшаго.
Но выполненіе на практикѣ тѣхъ идей, какія положены въ основаніе устава VIIІ класса, даетъ возможность высказать нѣсколько соображеній относительно того, что необходимо, по нашему мнѣнію, для возможно полнаго преуспѣянія VIII класса и возможно совершеннаго достиженія имъ своихъ цѣлей.
Педагогическій классъ доселѣ, какъ и при первоначальномъ учрежденіи своемъ, считается дополнительнымъ; поэтому въ немъ прекращаются всѣ тѣ понуждающія и поощряющія учащихся мѣры, какія дѣйствуютъ въ предыдущихъ классахъ гимназіи. Здѣсь нѣтъ уже ни ежемѣсячныхъ табелей, ни отмѣтокъ поведенія въ классѣ — ничего того, съ чѣмъ ученица имѣла дѣло, можно сказать, только вчера, въ VII классѣ гимназіи. Весь ходъ дѣла, все начало и завершеніе его въ уставѣ педагогическаго класса, какъ отчасти уже видѣлъ читатель, разсчитаны единственно на собственное личное пониманіе ученицею всей глубины и широты ея дѣла и основаны на этомъ пониманіи, да на совѣсти ея. Въ силу этого-то обстоятельства, никакихъ внѣшнихъ понужденій, безъ которыхъ немыслима никакая школа (да и не вообще ли дѣятельность?) человѣческая, въ педагогическомъ классѣ уставомъ не предписано. Методика и Дидактика слушаются ученицами безъ внесенія балла въ свидѣтельство. Равно и всѣ практическія занятія, наблюденія и пр. оставляются вполнѣ на собственную волю, усердіе и совѣсть ученицы, тоже безъ внесенія въ свидѣтельство.
Но ученица, окончившая курсъ въ VII классѣ и переходящая въ VІІІ, есть дѣвица очень и очень молодая; самый крайній maximum ея возраста — 19 лѣтъ (20-ти лѣтнія составляютъ рѣдкость и почти исключеніе); а были у насъ и переходившія по шестнадцатому году, слѣдоват., пятнадцати лѣтъ. Требовать отъ совѣсти человѣка въ этомъ возрастѣ такого глубокаго отношенія къ дѣлу, требовать отъ ума его такого всесторонняго пониманія
144
этого дѣла и его цѣлей, на какое разсчитываетъ уставъ класса, не только преждевременно, а даже какъ бы и противоестественно. И вотъ, въ Маріинской гимназіи, въ виду сознанной необходимости какихъ-либо понужденій къ дѣлу, состоялось въ 1883 году ходатайство Педагогическаго Совѣта предъ высшимъ Начальствомъ о томъ, чтобы баллъ занятій ученицы VIII-го класса въ теченіи года вносился ей въ свидѣтельство и чтобы баллъ этотъ былъ не менѣе 4-хъ. Нечего и говорить, что мѣра эта оказала благотворное вліяніе на молодыя несозрѣвшія силы и принесла благіе результаты.
Въ силу этихъ обстоятельствъ, было бы въ высшей степени желательно, чтобы VIII классъ, совершенно слившійся въ настоящее время съ предыдущими классами и de facto съ ними нераздѣльный, былъ и de jure не дополнительнымъ классомъ, со своими особенными порядками, а неотъемлемымъ продолженіемъ предыдущихъ классовъ. Пусть дѣйствуютъ и въ VIII классѣ тѣ же правила, какія дѣйствуютъ и во всей гимназіи; пусть будетъ и здѣсь, какъ тамъ, на счету каждый шагъ, каждое дѣйствіе ученицы; пусть имѣетъ вліяніе на ея окончательный аттестатъ и отношеніе ея къ своему дѣлу и пусть вносится въ него обстоятельная отмѣтка по всему, надъ чѣмъ работала ученица въ этотъ послѣдній, самый важный годъ своей гимназической жизни. Весьма желательно было бы, чтобы и медали давались, по примѣру мужскихъ гимназій, въ VІІІ классѣ. Вѣдь во всемъ остальномъ своемъ строѣ гимназія женская сообразуется съ мужскою.
При такомъ порядкѣ дѣла можно будетъ ожидать, что такъ называемая на школьномъ жаргонѣ „педагогистка“, т. е. ученица VIII класса, постарается, дѣйствительно, подготовиться къ ожидающему ее жизненному поприщу!
КОНЕЦЪ.
ПРИЛОЖЕНІЕ.
Списокъ учившихся и учащихся въ Казанской Маріинской Женской гимназіи со времени ея основанія по 1884 годъ.
Объясненіе сокращеній.
ПЕД. значитъ была въ педагогич. классѣ;
ВЫБ. — выбыла до окончанія курса;
не оконч. — тоже.
Окончившія курсъ напечатаны курсивомъ;
окончившія съ медалью — жирнымъ шрифтомъ.

Въ 1859 году при открытіи училища поступило.
Въ I классъ.
1. Агурусова Надежда, выб. 1863 г.
Александрова Елизавета, выб. 1869 г.
Альбинская Елизавета, выб. 1862 г.
Бакаева Анна, выб. 1867 г.
5. Банарцева Александра, выб. 1863 г.
Галимская Анна, выб. 1863 г.
Далина Олимпіада, выб. 1862 г.
Дмитріева Прасковья, выб. 1863 г.
Захарова Варвара, выб. 1863 г.
10. Иванова Марія, выб. 1863 г.
Караулова Екатерина, выб. 1862 г.
Козакъ Елизавета, выб. 1862 г.
Комарова Анна, выб. 1863 г.
Кочетова Татьяна, выб. 1862 г.
15. Лаврова Сусанна, выб. 1862 г.
Лобанова Лидія, выб. 1863 г.
Малова Екатерина, конч. 1865 г.
Малова Любовь, конч. 1865 г.
Михайлова Марія, выб. 1862 г.
20. Набокова Марія, конч. 1865 г.
146
Никольская Глафира, выб. 1863 г.
Орлова Евгенія, оконч. 1865 г.
Пискунова Серафима, выб. 1862 г.
Попова Лидія, конч. 1865 г.
25. Попова Надежда, выб. 1864 г.
Румянцева Марія, выб. 1863 г.
Скачкова Елена, выб. 1860 г.
Смирницкая Лидія, выб. 1865 г.
Соловьева Александра, выб. 1862 г.
30. Степанова Анна, выб. 1863 г.
Стратонова Клавдія, выб. 1862 г.
Танаевская Надежда, выб. 1864 г.
Троицкая Юлія, выб. 1865 г.
Усольцева Ирина, выб. 1864 г.
35. Флеринская Елизавета, выб. 1862 г.
Якимова Марія, выб. 1861 г.
Якобсонъ Елизавета, выб. 1862 г.
Яковлева Антонина, выб. 1869 г.
39. Яндашевская Лидія, выб. 1863 г.
Во ІІ-й классъ.
40 — 1. Андреева Екатерина, выб.
Агурусова Анна, выб. 1862 г.
Банкъ Елена, выб. 1863 г.
Баранова Александра, выб. 1863 г.
5. Барминская Ольга, оконч. 1865 г.
45 — Блохина Александра, выб. 1863 г.
Васильева Марія, выб. 1862 г.
Галимская Марія, выб. 1863 г.
Гизлеръ Магдалина, выб. 1862 г.
10. Дьяконова Вѣра, выб. 1861 г.
50. — Зельтеръ Софья, выб. 1860 г.
Караулова Софья, выб. 1860 г.
Карташова Ольга, выб. 1862 г.
147
Котельникова Марія, выб. 1862 г.
15. Лебедевичъ Екатерина, выб. 1862 г.
55. — Лебедевичъ-Драевская Елена, выб. 1862 г.
Мешина Агнія, конч. 1864 г.
Мирцева Александра, выб. 1862 г.
Миттерманъ Франциска, выб. 1865 г.
20. Октаева Марія, выб. 1862 г.
60. — Орлова Александра, выб. 1861 г.
Прокофьева Анна, выб. 1863 г.
Рубинская Ольга, оконч. 1864 г.
Рукавишникова Клавдія, выб. 1862 г.
25. Степанова Елизавета, выб. 1862 г.
65. — Тимина Марія, оконч. 1864 г.
Тимьянская Антонина, выб. 1860 г.
Хлопина Юлія, выб. 1862 г.
Чиркова Надежда, выб. 1863 г.
Яковлева Ольга, выб. 1862 г.
70 — 31. Яровова Екатерина, выб. 1861 г.
Въ III-й классъ.
1. Агурусова Александра, конч. 1863 г.
Банкъ Софья, конч. 1864 г.
Иванова Наталья, оконч. 1863 г.
Кирьянова Марія, оконч. 1863 г.
75 — 5. Красицкая Зинаида, выб. 1863 г.
Лохтина Варвара, оконч. 1863 г.
Лохтина Наталья, оконч. 1863 г.
Миттерманъ Клементина, выб. 1863 г.
Нессинъ Екатерина, конч. 1863 г.
20 — 10. Попова Евдокія, выб. 1862 г.
Ситнова Марія, оконч. 1863 г.
Шмидтъ Софія, оконч. 1863 г.
Итого вь годъ открытія поступили 82 ученицы.
148

Въ 1860 году.


Въ 1-й классъ.
1. Альсонъ Александра, выб. 1865 г.
Аристова Зинаида, выб. 1862 г.
85 — Аристова Софья, выб. 1862 г.
Баутина Софья, оконч. 1866 г.
5. Билярская Людмила, выб. 1863 г.
Боброва Зинаида, выб. 1863 г.
Бурагова Вѣра, выб. 1863 г.
90 — Бусыгина Анна, оконч. 1866 г.
Гизлеръ Анна, выб. 1860 г.
10. Голованова Антонина, оконч. 1867 г.
Егорова Лаодикія, оконч. 1867 г.
Казаринова Любовь, оконч. 1866 г.
95 — Каретникова Анна, выб. 1860 г.
Каретникова Елизавета, выб. 1860 г.
15. Комарова Олимпіада, выб. 1863 г.
Котлерова Александра, выб. 1861 г.
Кузьмина Ольга, выб. 1860 г.
100 — Милевичъ Софья, выб. 1862 г.
Пашина Анна, выб. 1860 г.
20. Плягге Елизавета, оконч. 1866 г.
Пушкова Марія, выб. 1863 г.
Сачева Екатерина, выб. 1860 г.
105 — Сергѣева Наталья, выб. 1861 г.
Соколова Марія, выб. 1863 г.
25. Софійская Серафима, выб. 1865 г.
Сѣдова Марія, выб. 1861 г.
Сѣдова Софья, выб. 1861 г.
110 — Тевяшева Софья, выб. 1863 г.
Тучкова Анна, выб. 1861 г.
30. Умова Вѣра, выб. 1862 г.
Умова Надежда, выб. 1862 г.
Умова Любовь, выб. 1862 г.
149
115 — Хваткова Александра, выб. 1866 г.
Чайковская Аделаида, оконч. 1866 г.
Во ІІ-й классъ.
1. Гудимъ Анна, выб. 1860 г.
Гудимъ Варвара, выб. 1660 г.
Демертъ Марія, выб. 1861 г.
120 — Крейденъ Елизавета, выб. 1865 г.
5. Протопопова Анна, оконч. 1864 г.
Ситнова Антонина, оконч. 1865 г.
Шераутская Марія, выб. 1861 г.
Шимановская Раиса, выб. 1862 г.
Въ ІІІ-й классъ.
125 — Аристова Александра, выб. 1863 г.
Итого 43 ученицы.

Въ 1861 году.


Въ І-й классъ.
1. Архипова Елена, выб. 1862 г.
Воинова Марія, выб. 1866 г.
Воронкова Александра, выб. 1864 г.
Воухсу (?) *) Екатерина, выб. 1863 г.
130 — 5. Дементьева Екатерина, выб. 1861 г.
Дементьева Марія, выб. 1861 г.
Денисова Надежда, выб.
Дечеверри Эмилія, выб. 1865 г.
Егорова Марія, оконч. 1867 г.
*) Вслѣдствіе нечеткаго письма въ записи, за вѣрность этой фамиліи (Воухсу) не ручаемся.
150
135 — 10. Звѣрева Елизавета, выб. 1862 г.
Звѣрева Надежда, выб. 1862 г.
Камчадалова Наталья, конч. 1867 г.
Клямурисъ Евдокія, выб. 1862 г.
Козакъ Марія, выб. 1864 г.
140 — 15. Костякова Елизавета, выб. 1862 г.
Лебедевичъ-Драевская Елизавета, конч. 1867 г.
Ломоносова Серафима, выб. 1866 г.
Любимова Марія, выб. 1865 г.
Максимова Марія, выб. 1866 г.
145 — 20. Матвѣевская Аполлинарія, выб. 1863 г.
Медвѣдева Вѣра, выб. 1863 г.
Михайлова Марія, выб. 1861 г.
Николаева Александра, выб. 1864 г.
Понизовская Ольга, выб. 1862 г.
150 — 25. Попова Александра, выб. 1862 г.
Романова Екатерина, выб. 1863 г.
Рудановская Марія, выб. 1865 г.
Рушко Ольга, выб. 1866 г.
Сидорова Ольга, выб. 1862 г.
155 — 30. Синицына Ирина, выб. 1865 г.
Смирновская Евгенія, выб. 1862 г.
Смирновская Надежда, выб. 1861 г.
Стрѣлкова Елизавета, выб. 1862 г.
Стрѣлкова Юлія, выб. 1862 г.
160 — 35. Циглеръ Наталья, выб. 1862 г.
Чернова Анна, выб. 1870 г.
Чернова Марія, выб. 1862 г.
Чудовичева Евстолія, конч. 1867 г.
Яблокова Юлія, выб. 1864 г.
165 — 40. Ястребова Ольга, выб. 1864 г.
Вл ІІ-й классъ.
1. Больцани Ольга, выб. 1862 г.
151
Гессъ Анна, конч. 1865 г.
Гессъ Елизавета, выб. 1865 г.
Готвальдъ Франциска, конч. 1867 г.
170 — 5. Карягина Антонина, выб. 1868 г.
Линдеръ Любовь, выб. 1868 г.
Любимова Евдокія, конч. 1867 г.
Малороссіянова Пелагія, выб. 1868 г.
Никифорова Александра, конч. 1867 г.
185 — 10. Понизовская Леонтина, выб. 1862 г.
Тимофеева Александра, выб. 1865 г.
Яннау Дарья, выб. 1862 г.
Итого 52 ученицы.

Въ 1862 году.


Въ приготовительный классъ.
1. Дмитріева Людмила, умерла 1870 г.
Дугина Екатерина, выб. 1863 г.
Егорова Екатерина, выб. 1866 г.
Іорданъ Ольга, выб. 1865 г.
5. Конышева Елена, выб. 1863 г.
Прокофьева Софья, выб. 1867 г.
181 — Рубцова Марія, конч. 1869 г.
Въ І-й классъ.
1. Андрамонова Екатерина, выб. 1863 г.
Бакаева Наталья, выб. 1867 г.
Берви Екатерина, выб. 1863 г.
Белетова Екатерина, конч. 1867 г.
5. Виноградова Александра, выб. 1868 г.
190. Доссеръ Лидія, выб. 1864 г.
Зайцева Ольга, выб. 1863 г.
Иванова Анна, выб. 1863 г.
152
Иванова Пелагія, выб. 1863 г.
10. Іорданъ Каролина, конч. 1868 г.
195. — Караулова Екатерина, выб. 1862 г.
Клинифманъ Елизавета, выб. 1863 г.
Козловская Анна, выб. 1867 г.
Коренева Надежда, выб. 1865 г.
15. Котелова Вѣра, конч. 1871 г.
200. — Котелова Евдокія, выб. 1867 г.
Кочкина Ольга, выб. 1865 г.
Лебедева Евгенія, выб. 1865 г.
Малова Александра, выб. 1865 г.
204 — 20. Никифорова Александра, конч. 1860 г.
Никифорова Лидія, выб. 1864 г.
Онацевицъ Елизавета, выб. 1862 г.
Санникова Елизавета, выб. 1869 г.
Сафайлова Зинаида, выб. 1862 г.
209 — 25. Серебренникова Елизавета, конч. 1868 г.
Тихонова Варвара, выб. 1864 г.
Фаддеева Варвара, выб. 1863 г.
Фаддева Евдокія, выб. 1863 г.
Фонъ-Шлихтенъ Клавдія, выб. 1863 г.
214 — 30. Частухина Прасковья, выб. 1865 г.
Чемодурова Ольга, выб. 1866 г.
Черепанова Марія, конч. 1868 г.
Чернышова Екатерина, выб. 1863 г.
— 34. Яковлева Ольга, выб. 1864 г.
Во ІІ-й классъ.
219. — Антюкова Анастасія, конч. 1866 г.
Іордань Элла, выб. 1865 г.
3. Шевицъ Марія, выб. 1863 г.
Въ ІІІ-й классъ.
Шереметевская Елена, выб. 1863 г.
Шлейснеръ Ольга, выб. 1867 г.
153
Въ IV-й классъ.
224. — Чегодаева Варвара, выб. 1863 г.
Чегодаева Марія, выб. 1863 г.
Итого 48 ученицъ.

Въ 1865 году.


Въ приготовительн. классъ.

1. Агапова Александра, выб. 1865 г.
Воробьева Анна, выб. по бол. 1870 г.
Дорогова Варвара, выб. 1864 г.
229. — Макаловская Ирина, выб. 1865 г.
5. Макаловская Пелагія, выб. 1865 г.
Николина Евдокія, выб. 1833 г.
Орлова Екатерина, выб. 1863 г.
Павлова Вѣра, выб. 1865 г.
234. — Серебренникова Юлія, выб. 1868 г.
10. Соломина Марія, выб. 1871 г.
Суворкина Агрипина, выб. 1863 г.
Троицкая Софья, выб. 1863 г.
Чернова Анастасія, выб. 1863 г.
Въ І-й классъ.
279. 1. Барминская Нина, выб. 1866 г.
Бѣлилина Александра, конч. 1869 г.
Валенъ Антонина, выб. 1865 г.
Гроссманъ Евгенія, выб. 1866 г.
5. Дорогова Марія, выб. 1864 г.
244. — Иванова Елена, выб. 1864 г.
Капустина Анна, выб. изъ VІ кл.
Мелехова Марія, Серебр. мед., педаг. 1873 г.
Малова Надежда, выб. 1866 г.
— 10. Медвѣдева Анна, выб. 1866 г.
154
249. — Медвѣдева Александра, выб. 1866 г.
Михайлова Марія, выб. 1868 г.
Моисеева Анна, выб. 1864 г.
Некрасова Александра, выб. 1863 г.
15. Немвридива Надежда, выб. 1863 г.
254. — Никифорова Ольга, конч. 1869 г.
Павленкова Прасковья, выб. 1863 г.
Павлова Вѣра, выб. 1864 г.
Павлова Надежда, выб. 1864 г.
20. Павлова Надежда, выб. 1868 г.
259. — Плодовская Антонина, выб. 1869 г.
Полякова Лидія, выб. 1865 г.
Рушко Софья, выб. 1866 г.
Сахарова Марія, выб. 1865 г.
25. Ситнова Лидія, оконч. 1870 г.
264. — Сидоренко Наталья, выб. 1864 г.
Софійская Елизавета, выб. 1864 г.
Татаринова Елизавета, выб. 1863 г.
Тимоѳеева Маріанна, оконч. 1869 г.
30. Фенколь Леонилла, выб. 1869 г.
269. — Херувимова Марія, выб. 1864 г.
Чегодаева Александра, оконч. 1869 г.
Чеснокова Ольга, выб. 1864 г.
Во ІІ-й классъ.
Дрееръ Софья, выб. 1864 г.
Прусакова Наталья, выб. 1867 г.
274. — Троицкая Варвара, выб. 1863 г.
Ульяновская Надежда, оконч. 1869 г.
Въ ІV-й классъ.
Порулина Маргарита, выб. 1867 г.
155
Въ V-й классъ.
Плотникова Вѣра, конч. 1864 г.
Плотникова Елена, конч. 1864 г.
Итого 58 ученицы.

Въ 1864 году.


Въ приготовительный классъ.
1. Арнольдова Любовь, выб. 1866 г.
280. — Арнольдова Марія, выб. 1866 г.
Брюшкова Марія, выб. 1870 г.
Васнецова Александра, выб. 1871 г.
5. Волонтоина Анна, выб. 1864 г.
Забѣлина Александра, выб. 1865 г.
285. — Знаменская Софья, выб. 1865 г.
Кириллова Людмила, выб. 1865 г.
Колесова Надежда, оконч. 1876 г.
10. Литвинова Надежда, конч. 1871 г.
Маркова Анна, конч. 1876 г.
290. — Мореплавцева Любовь, выб. 1865 г.
Николаева Екатерина, выб. 1865 г.
Новикова Марія, конч. 1874 г.
15. Попова Юлія, выб. 1864 г.
Хронусова Александра, выб. 1873 г.
Чегурская Анна, выб. 1864 г.
Ѳедорова Марія, выб. 1867 г.
Въ І-й классъ.
1. Алексѣева Екатерина, выб. 1869 г.
Альсонъ Анна, конч. 1873 г.
Баутина Анна, выб. 1865 г.
300. — Быстрова Вѣра, выб. 1865 г.
156
5. Варгина Варвара, выб. 1871 г.
Васнецова Марія, выб. 1871 г.
Введенская Екатерина, выб. 1869 г.
Воронкова Александра, выб. 1864 г.
Гамбурцева Ольга, конч. 1871 г.
10. Гусева Александра, выб. 1865 г.
Дорогова Серафима, выб. 1865 г.
Егорова Юлія, выб. 1867 г.
Жимуранова Александра, выб. 1864 г.
310. — Иванова Анна, выб. 1865 г.
15. Иванова Евгенія, выб. 1864 г.
Игумнова Александра, выб. 1864 г.
Квасникова Марія, выб. 1866 г.
Королева Софья, выб. 1864 г.
Катицкая Елена, выб. 1870 г.
20. Кулькова Екатерина, выб. 1865 г.
Литвинова Софья, конч. 1869 г.
Медвѣдева Александра, выб. 1866 г.
Мицкевичъ Клавдія, оконч. 1867 г.
Нагибина Александра, выб. 1865 г.
25. Нагибина Надежда, выб. 1869 г.
Оксанина Надежда, оконч. 1869 г.
Пахомова Пелагія, оконч. 1870 г.
Петрова Глафира, выб. 1865 г.
325. Пушникова Ольга, Сереб. мед. 1870 г.
30. Раутенбергъ Матильда, выб. 1867 г.
Санина Надежда, выб. 1866 г.
Хваткова Анна, выб. 1869 г.
Ястребова Вѣра, выб. 1868 г.
Во ІІ-й классъ.
Васнецова Екатерина, оконч. 1871 г.
Сергѣева Ольга, выб. 1865 г.
Севастьянова Софья, выб. 1867 г.
157
Въ III-й классъ.
Степанова Надежда, оконч. 1868 г.
Итого 55 ученицъ.

Въ 1865 году.


Въ приготовительный классъ.
1. Буткевичь Клавдія, выб. 1865 г.
Краснова Александра, выб. 1865 г.
Мелехова Екатерина, выб. 1873 г.
Попова Анна, выб. 1865 г.
5. Степанова Надежда, выб. 1869 г.
Юрьева Евдокія, выб. 1865 г.
Ягодинская Александра, выб. 1868 г.
Въ І-й классъ.
1. Антонова Александра, выб. 1872 г.
Боголюбова Юлія, выб. 1866 г.
Григорьева Анфиса, оконч. 1873 г.
Евсевьева Александра, выб. 1866 г.
5. Зефирова Анна, выб. 1870 г.
Золотницкая Вѣра, выб. 1866 г.
Іонова Александра, выб. 1866 г.
Каменская Елизавета, выб. 1871 г.
Кузьминская Марія, выб. 1865 г.
350 — 10. Лебедева Любовь, выб. 1872 г.
Лебедева Ольга, выб. 1866 г.
Литвинова Надежда, оконч. 1873 г.
Миловидова Елизавета, Серебр. мед. 1873 г.
Микунова Марія, выб. 1872 г.
15. Паціанская Марія, выб. 1872 г.
Пименова Марія, выб. 1864 г.
Смарагдова Варвара, выб. 1865 г.
158
Смарагдова Марія, выб. 1865 г.
Соколикъ Елена, выб. 1865 г.
20. Теселкина Софья, выб. 1871 г.
Во II-й классъ.
Гроссманъ Оттилія, выб. 1866 г.
Въ ІІІ-й классъ.
Ворожцова Марія, выб. 1863 г.
Николичъ Ольга, оконч. 1869 г.
Пономарева Александра, выб. 1870 г.
Самосатская Марія, оконч. 1869 г.
Шиманская Елена, выб. 1866 г.
Итого 33 ученицы.

Въ 1866 году.


Въ приготовительный классъ.
Войшинъ Софья, выб. в 1866 г.
Знайкова Евфалія, выб. в 1866 г.
Никифорова Маргарита, выб. в 1866 г.
Въ І-й классъ.
1. Александрова Любовь, выб. 1867 г.
Аристова Елизавета, выб. 1866 г.
Бахранъ Эмилія, оконч. 1873 г.
Борисова Антонина, выб. 1866 г.
5. Быстренина Фелицата, выб. 1867 г.
375 — Васильева Надежда, выб. 1872 г.
Дубинина Наталья, выб. 1869 г.
Ковнатская Ольга, выб. 1872 г.
159
Котелова Софья, серебр. мед. 1874 г.
10. Котельникова Елизавета, золот. мед. 1873 г.
Кривошеина Меланія, оконч. 1871 г.
Криницкая Варвара, выб. 1872 г.
Криницкая Марія, выб. 1870 г.
Кукъ Евгенія, выб. 1873 г.
15. Леберъ Франциска, выб. 1866 г.
Лукина Марія, выб. 1871 г.
Лукина Ольга, оконч. 1875 г.
Наумова Клавдія, выб. 1867 г.
Панова Вѣра, выб. 1873 г.
20. Пресъ Зинаида, выб. 1867 г.
Савина Екатерина, выб. 1873 г.
Симашко Надежда, оконч. 1873 г.
Смирнова Ольга, выб. 1871 г.
Соловьева Александра, выб. 1866 г.
25. Соловьева Марія, выб. 1866 г.
Спасская Елизавета, выб. 1868 г.
Спасская Екатерина, выб. 1868 г.
Тимофеева Вѣра, оконч. 1875 г.
Чиркина Александра, выб. 1869 г.
30. Чиркина Юлія, выб. 1869 г.
400 — Чиркова Анна, выб. 1867 г.
Во II-й классъ.
1. Гельфрейхъ Матильда, выб. 1866 г.
Инжевская Евдокія, оконч. 1870 г.
Камчадалова Варвара, выб. 1871 г.
Онучина Надежда, выб. 1869 г.
5. Охачинская Марія, выб. 1869 г.
Портнова Марія, выб. въ института.
Въ III-й классъ.
1. Ермашкевичъ Розалія, серебр. мед 1870 г.
Ковнатская Марія, оконч. 1870 г.
160
Куракина Марія, выб. 1868 г.
Фрезе Елизавета, зол. мед. 1870 г.
5. Хрущова Глафира, серебр. мед. 1870 г.
Хрущова Надежда, оконч. 1870 г.
Въ ІV-Й классъ.
Скорнякова Ольга выб. 1867 г.
Въ V-й классъ.
Нентцель Екатерина, оконч. 1868 г.
Нелидова Елизавета, выб. 1867 г.
Заринская Екатерина, выб. 1868 г.
Царевицкая Ольга, оконч. 1869 г.
Въ VІ-й классъ.
Войшинъ Ангелина, оконч. 1866 г.
Итого 52 ученицы.

Въ 1867 году.


Въ І-й классъ.
1. Арнольдова Марія, выб. 1870 г.
Барыбина Софья, выб. 1868 г.
Бахранъ Матильда, выб. 1871 г.
Васильева Ольга, выб. 1868 г.
5. Весновская Наталья, выб. 1870 г.
Внукова Ольга, выб. 1869 г.
425. — Волкова Александра, выб. 1868 г.
Готвальдъ Евгенія, выб. 1875 г.
Григорьева Марія, выб. 1868 г.
10. Дмитріева Надежда, выб. 1870 г.
161
Дмитріева Ольга, выб. 1871 г.
Зефирова Елена, выб. 1869 г.
Кельтау Амалія, выб. 1870 г.
Козина Наталья, выб. 1874 г.
15. Котицкая Надежда, выб. 1870 г.
Кочурова Евлампія, оконч. 1876.
Кузнецова Александра, выб. 1869 г.
Лаврова Августа, оконч. 1876 г.
Ловейко Антонина, выб. 1873 г.
20. Малехова Александра, выб. 1873 г.
Мурзаева Юлія, выб. 1873 г.
Мухина Клеопатра, выб. 1869 г.
Петрова Анастасія, неизвѣстно.
Романова Лариса, выб. 1870 г.
25. Савина Ольга, выб. 1872 г.
Сачкова Ольга, оконч. 1875 г.
Сперанская Надежда, выб. 1874 г.
Торбе Евгенія, оконч. 1875 г.
Усова Александра, оконч. 1876 г.
Усольцева Елизавета, выб. 1875 г.
Ушакова Юлія, выб. 1870 г.
450. — Фролова Глафира, выб. 1868 г.
Хваткова Марія, оконч. 1875 г.
Чиркова Татьяна, оконч. 1876 г.
35. Яковлева Марія, выб. 1868 г.
Ястребова Елизавета, выб. 1869 г.
Во ІІ-й классъ.
1. Аншельсонъ Розалія, выб. 1868 г.
Бебина Евдокія, выб. 1871 г.
Бутлерова Марія, выб. 1870 г.
Бѣляева Екатерина, выб. 1868 г.
5. Котелова Анна, оконч. 1875 г.
Крелленбергъ Вильгельмина, зол. мед. 1875 г.
162
Лушникова Анна, оконч. 1875 г.
Черноруцкая Зинаида, серебр. мед. 1875 г.
Шишкина Марія, выб. 1868 г.
10. Шнейдеръ Надежда, выб. 1871 г.
Въ ІІІ-й классъ.
1. Андреева Марія, серебр. мед. 1873 г.
Кирпичева Алевтина, выб. 1871 г.
Коханова Александра, выб 1871 г.
Ловейко Екатерина, оконч. 1875 г.
5. Игнаціусъ Софья, выб. 1869 г.
Нентцель Паулина, зол. мед. 1873 г.
Итого 52 ученицы.

Въ 1868 году.


Въ 1-й классъ.
1. Алферова Марія, выб. 1868 г.
Бекетова Ольга, выб. 1869 г.
Блохина Елизавета, выб. 1872 г.
Богданова Наталья, выб. 1869 г.
475 — 5. Блохина Зинаида, оконч. 1876 г.
Брюшкова Елизавета, выб. 1869 г.
Бутлерова Александра, выб. 1870 г.
Бѣлилина Глафира, оконч. 1877 г.
Васнецова Лидія, выб. 1871 г.
10. Веденяпина Марія, выб. 1870 г.
Виренъ Адель, выб. 1872 г.
Войцѣховичъ Вероника, оконч. 1876 г.
Гельманъ Олимпіада, выб. 1869 г.
Гиляровская Софья, выб. 1869 г.
15. Гусева Софья, неизвѣстно.
Дембровская Леонтина, оконч. 1877 г.
163
Зенковичъ Марія, выб. 1869 г.
Изергина Александра, оконч. 1877 г.
Карягина Юлія, выб. 1872 г.
20. Кельтау Каролина, выб. изъ VІІ кл. 1878 г. (см. 1274)
Китаева Елизавета, оконч. 1877 г.
Кошелева Лидія, выб. 1874 г.
Краснопольская Елизавета, сер. мед. 1877 г.
Кунавина Анна, выб. 1873 г.
25. Меллеръ Юлія, выб. 1869 г.
Мордвинова Елизавета, выб. 1868 г.
Никитина Елизавета, серебр. мед. 1876 г.
Никифорова Марія, выб. 1874 г.
Образцова Антонина, выб. 1873 г.
500 — 30. Орнатская Юлія, выб. 1869 г.
Остенъ-Сакенъ Лаура, выб. 1870 г.
Павлова Любовь, умерла 1869 г.
Разумова Надежда, зол. мед. 1876 г.
Северухина Елизавета, зол. мед. 1876 г.
35. Смоленская Софья, выб. 1871 г.
Толмачева Марія, оконч. 1876 г.
Третьякова Вѣра, выб. 1869 г.
Троицкая Глафира, оконч. 1876 г.
Тупицина Екатерина, неизвѣстно
40. Ульянова (она же Оникевичъ) Марія, оконч. 1877 г.
Успенская Софья, неизвѣстно.
Фатьковская Екатерина, оконч. 1877 г.
Филиппова Аграфена, выб. 1871 г.
Чирихина Елизавета, выб. 1873 г.
45. Шелатская Анна, выб. 1871 г.
Щеглова Анна, выб. 1870 г.
Юматова Юлія, выб. 1869 г.
Ѳедорова Любовь, умерла 1868 г.
Во ІІ-й классъ.
1. Андреева Варвара, выб. 1869 г.
164
Баршевская Вѣра, выб. 1872 г.
Баршевская Екатерина, выб. 1869 г.
Волкова Анна, золот. мед. 1874 г.
5. Гяркииа (Геркенъ?) Софья, оконч. 1875 г.
Зубарева Любовь, выб. 1869 г.
525. — Иванова Анна, неизвѣстно.
Казембекъ Александра, выб. 1869 г.
Комарницкая Ольга, выб. 1869 г.
10. Крутогорская Юлія, выб. 1870 г.
Масленникова Марія, выб. 1869 г.
Моисеева Евдокія, оконч. 1877 г.
Нефедьева Марія, выб. 1870 г.
Образцова Надежда, неизвѣстно.
15. Тризно Ольга, выб. 1869 г.
Хаборская Ольга, серебр. мед. 1875 г.
Въ ІII-й классъ.
Веденяпина Ольга, выб. 1870 г.
Долгова Елизавета, оконч. 1874 г.
Макарова Екатерина, выб. 1871 г.
Тихомирова Анна, оконч. 1874 г.
Въ ІV-й классъ.
Веденяпина Елизавета, выб. 1871 г.
Венедиктова Анна, выб. 1870 г.
Въ VІ-й классъ.
Германова Вѣра, оконч. 1869 г.
Итого 71 ученица.
165

Въ 1869 году.


Въ І-й классъ.
1. Алексѣева Анастасія, выб. 1870 г.
Алексѣева Марія, выб. 1872 г.
Андреева Анна, выб. 1873 г.
Антюкова Ольга, выб. 1869 г.
5. Башкова Лидія, неизвѣстно.
Бекетова Ольга, уволена 1870 г.
Благовидова Александра, выб. 1876 г.
Венеціанова Анна, оконч. 1876 г.
550. — Войцѣховичъ Клотильда, оконч. 1877 г.
10. Геркенъ Вѣра, выб. 1870 г.
Гуревичъ Александра, оконч. 1877 г.
Домбровская Марія, оконч. 1877 г.
Духова Евдокія, умерла 1875 г.
Егорова Марія, оконч. 1877 г.
15. Ермашкевичъ Пелагія, выб. 1871 г.
Зайцева Александра, выб. 1873 г.
Игумнова Александра, выб. 1873 г.
Кравцова Антонина, выб. 1872 г.
Краснопольская Наталья, оконч. 1877 г.
20. Кузнецова Надежда, выб. 1869 г.
Лебедева Зинаида, оконч. 1877 г.
Макарова Ольга, неизвѣстно.
Медвѣдева Екатерина, выб. 1871 г.
Мельгунова Варвара, выб. 1872 г.
25. Михайлова Вѣра, умерла 1872 г.
Михайлова Екатерина, неизвѣстно.
Мокшанская Капитолина, выб. 1870 г.
Никольская Ольга, выб. 1871 г.
Онучина Вѣра, оконч. 1877 г.
30. Пальмова Александра, оконч. 1871 г.
Паулина Эмма, выб. 1872 г.
166
Переверзева Юлія, оконч. 1878 г. пед.
Попова Вѣра, неизвѣстно.
575. — Потоцкая Антонина, Сер. мед. 1877 г. Пед.
35. Семкова Екатерина, выб. 1873 г.
Смѣлова Аграфена, Зол. мед. 1877 г. Пед.
Соколова Елизавета, выб. 1869 г.
Степанова Евгенія, неизвѣстно.
Тимонова Марія, выбыла 1871 г.
40. Тимонова Софья, выбыла 1871 г.
Угоницѣлова Наталья, выб. 1869 г.
Урванцова Вѣра, оконч. 1877 г.
Успенская Фаина, выб. 1870 г.
Хаборская Екатерина, оконч. 1877 г.
45. Хаборская Елизавета, выб.
Черноруцкая Марія, выб. 1870 г.
Чистякова Елизавета, выб. 1870 г.
Щелкунова Александра, выб. 1870 г.
Яковлева Марія, выб. 1871 г.
50. Ясницкая Вѣра, неизвѣстно.
Ястребова Вѣра, выб. 1878 г.
Ѳаддеева Людмила, окончила въ 1878 г. Пед.
Ѳаддеева Марія, окончила въ 1878 г. Пед.
Ѳедорова Марія, выб. 1871 г.
Во ІІ-й классъ.
1. Алексѣева Ольга, оконч. 1876 г.
Аквилянова Ольга, выб. 1874 г.
Вешнякова Софья, оконч. 1870 г.
Козлова Нина, оконч. 1876 г.
600. — 5. Крапивина Евгенія, оконч. 1875 г.
Савиничъ Нина, Сер. мед. 1876 г.
Смирнова Анна, оконч. 1874 г.
Смоленская Софья, выб. 1881 г.
Соколова Марія, оконч. 1876 г. Пед.
167
Въ ІII-й классъ.
Крапивина Клавдія, выб. 1873 г.
Миндалева Пелагія, выб. 1871 г.
Овсядовская Марія, выб. 1872 г.
Янкевичъ Любовь, выб. 1871 г.
Ѳаддеева Евдокія, окон. 1876 г.
Въ IV-й классъ.
Дравдетъ Софья, окон. 1875 г.
Кузнецова Марья, выб. 1871 г.
Въ V-й классъ.
Савиничъ Лидія, выб. 1871 г.
Въ VІ-й классъ.
Никифорова Ольга, выб. 1870 г.
Итого 72 ученицы.

Въ 1870 году.


Въ І-й классъ.
1. Александрова Серафима, сер. мед. 1870 г. Пед.
Алянская Елизавета, окон. 1879 г. Пед.
Андреева Татьяна, выб. 1871 г.
Аретинская Евгенія, выб. 1877 г.
5. Бестужева Варвара, выб. 1871 г.
Билетова Екатерина, выб. 1872 г.
Благовидова Серафима, умерла 1876 г.
Блосфельдъ Адель, выб. 1871 г.
Богданова Наталья, выб. 1871 г.
Васильева 1-я Александра, окон. 1878 г. Пед.
Васильева 2-я Александра, неизв.
625. — Васильева Марія, неизв.
168
Венедиктова Александра, окон. 1877 г.
Внукова Марія, выб. 1871 г.
Глинка Варвара, золот. мед. 1878 г. Пед.
Гайдкевичъ Софья, выб. 1870 г.
Гиргенсъ Вѣра, выб. 1870 г.
Данилова Надежда, выб. 1872 г.
Домбровская Юлія, оконч. 1880 г.
20. Залѣсская Анна, выб. 1870 г.
Звягина Агриппина, выб. 1871 г.
Иванова Клавдія, выб. 1871 г.
Иванова Евдокія, выб. 1875 г.
Иванова Варвара, неизв.
Красицкая Юлія, оконч. 1870 г. Пед.
Климова Елизавета, выб. 1873 г.
Комарова Раиса, выб. 1873 г.
Королева Августа, выб. 1873 г.
Кривошеина Зинаида, оконч. 1878 г. Пед.
30. Кроменъ Варвара, выб. 1873 г.
Крутогорская Варвара, неизвѣстно.
Кузнецова Глафира, оконч. 1879 г. Пед.
Кульгинская Вѣра, выб. 1874 г.
Лебедева Софья, выб. 1871 г.
Ложкина Александра, оконч. 1878 г. Пед.
Лощинская Екатерина, выб. 1870 г.
650. — Лѣнивцева Елена, выб. 1871 г.
Мазова Варвара, выб. 1871 г.
Маненькова Пелагія, выб. 1873 г.
Молоствова Александра, окон. 1878 г. Пед.
Некрасова Елена, оконч. 1880 г.
Никифорова Александра, неизвѣстно.
Остроумова Анна, оконч. 1878 г. Пед.
Павловская Марія, неизвѣстно.
Петрова Софья, выб. 1872 г.
45. Перцева Марія, выб. 1871 г.
Перминова Софья, оконч. 1879 г. Пед.
169
660. — Печникова Татьяна, выб. 1870 г.
Піунова Варвара, выб. 1871 г.
Піунова Наталья, выб. 1871 г.
50. Подольская Марія, выб. 1871 г.
Полиновская Надежда, выб. 1871 г.
Праксина Вѣра, оконч. 1878 г. Пед.
Праксина Любовь, оконч. 1878 г. Пед.
Сафайлова Людмила, выб. 1872 г.
Смоленская Лидія, окон. 1879 г. Пед.
56. Смышляева Евдокія, выб. 1871 г.
670. — Сокольская Елизавета, выб. 1878 г.
Табуре Наталья, выб. 1871 г.
Третьякова Вѣра, выб. 1874 г.
Трапперъ Валентина, выб. 1872 г.
Тукманова Марія, выб. 1870 г.
Тушнова Елена, оконч. 1877 г.
Угоницѣлова Наталья, выб. 1872 г.
Фосфорова Александра, выб. 1870 г.
Хаборская Елизавета, оконч. 1879 г. Пед.
680. — Чарыкова Варвара, выб. 1873 г.
Чорбова Александра, выб. 1871 г.
Шатунова Марія, оконч. 1878 г. Пед.
Шелацкая Елена, выб. 1871 г.
Элендъ Анна, выб. 1873 г.
Юденичъ Евдокія, выб. 1872 г.
Янкевичъ Надежда, выб. 1871 г.
74. Ѳедорова Ольга, выб. 1873 г.
Во ІІ-й классъ.
Аверина Анастасія, серебр. мед. 1877 г. Пед.
Антонова Лидія, выб. 1872 г.
690. — Аншельсонъ Ольга, выб. 1871 г.
Варганикъ Евгенія, серебр. мед. 1877 г. Пед.
5. Вейнштокъ Евгенія, выб. 1871 г.
Владимирова Александра, оконч. 1878 г. Пед.
170
Грахе Ольга, выб. 1874 г.
Данилова Екатерина, оконч. 1877 г. Пед.
Жбанникова Александра, выб. 1872 г.
10. Загоскина Любовь, выб. 1871 г.
Иванова Екатерина, выб. 1876 г.
Иванова Марія, неизвѣстно.
700. — Лѣнивцева Софья, умерла 1871 г.
Миллеръ Марія, выб. 1871 г.
15. Молоткова Марія, умерла 1875 г.
Моисеева Марія, окон. 1877 г. Пед.
Немыцкая Ольга, выб. 1872 г.
Ольшамовская Анна, выб. 1871 г.
Попкова Александра, выб. 1871 г.
Урванцова Анна, оконч. 1877 г. Пед.
Филимонова Марія, выб. 1871 г.
Шулеръ Лидія, оконч. 1876 г.
710. — Юматова Юлія, выб. 1871 г.
Ѳедорова Екатерина, выб. 1873 г.
25. Ѳедорова Марія, выб. 1873 г.
Въ IIІ-й классъ.
Адлеръ Анна, серебр. мед. 1875 г. Пед.
Баршевская Екатерина, выб. 1872 г.
Болгарская Вѣра, оконч. 1875 г. Пед.
Евтюгина Пелагія, выб. 1872 г.
Красицкая Лидія, оконч. 1875 г. Пед.
Кузнецова Александра, выб. 1871 г.
Микулина Марія, выб. 1874 г.
720. — Мосолова Марія, выб. 1870 г.
Ольшамовская Варвара, выб. 1871 г.
Пименова Марія, выб. 1873 г.
Соколова Варвара, серебр. мед. 1876 г.
Въ 1V-й классъ.
Адлеръ Надежда, золот. мед. 1874 г. Пед.
171
Вершинина Серафима, оконч. 1871 г. Пед.
Кукуранова Варвара, оконч. 1875 г. Пед.
Лѣнивцева Анна, выб. 1871 г.
Михалева Вѣра, выб. 1874 г.
Въ V-й классъ.
Антонова Елизавета, выб. 1872 г.
Каземъ-Бекъ (имя неизвѣстно), оконч. 1874 г. Пед.
Пед. Розентретеръ Евгенія, оконч. 1874 г.
Въ VI-й классъ.
Игнатовичъ Надежда, оконч. 1871 г.
733. — Рычкова Софья, оконч. 1871 г.
Итого 120 ученицъ.
Во вновь открывшійся VII-й классъ поступили для довершенія образованія изъ окончившихъ шестиклассный курсъ въ прежніе годы.
Окончили курсъ въ 1870—71 учебн. году съ званіемъ домашнихъ наставницъ и учительницъ.
Въ общій счетъ, какъ уже означенныя прежде, здѣсь не входятъ.
1. Антюкова Анастасія.
Баутина Софья.
Бѣлилина Александра.
Васнецова Екатерина.
5. Гамбурцева Ольга.
Германова Вѣра.
Инясевская Евдокія.
Іорданъ Каролина.
Камчадалова Наталья.
10. Котелова Вѣра.
Литвинова Софья.
Нентцель Екатерина.
Никифорова Александра.
Пахомова Пелагія.
172
15. Пушникова Ольга.
Рубцова Марія.
Степанова Надежда.
Тимофеева Александра, выбыла.
Фрезе Елизавета.
Царевицкая Ольга, выбыла.
21. Чегодаева Александра.
Итого до открытія VII класса, т. е. по 1870 г. включительно, въ Маріинскомъ женскомъ училищѣ учились 733.
Изъ нихъ по сословіямъ:
Дочерей дворянъ — 26.
Дочерей военныхъ высшихъ чиновъ — 39.
Дочерей нижнихъ чиновъ — 7.
Дочерей чиновниковъ — 370.
Дочерей духовенства — 45.
Дочерей купцовъ — 117.
Дочерей мѣщанъ — 91.
Дочерей крестьянъ — 5.
Дочерей иностранцевъ и евреевъ — 29.
Всего — 729.
Званіе остальныхъ четырехъ ученицъ, по недосмотру, въ книгѣ не обозначено.

Въ 1871 году.


Въ І-й классъ.
Алалыкина Елизавета, выб. 1874 г.
Александрова Надежда, выб. 1872 г.
Алексѣева Вѣра, выб. 1875 г.
Алексѣева Людмила, выб. 1875 г.
173
5. Алембергъ Аграфена, выб. 1873 г.
Акатьева Матрена, выб. 1872 г.
Андреева Марья, выб. 1872 г.
Андреянова Екатерина, оконч. 1879 г. Пед.
Аникина Александра, выб. 1872 г.
10. Барановичъ Ольга, выб. 1872 г.
Билюковичъ Марія, выб. 1872 г.
Болгарская Серафима, оконч. 1878 г.
Бальбурциновская Аделаида, выб. 1872 г.
Быстрова Анисья, оконч. 1879 г.
15. Быстренина Людмила, выб. 1875 г.
Бѣлилина Софья, оконч. 1878 г. Пед.
Вагнеръ Марія, выб. 1872 г.
Васильева Марія, неизвѣстно.
Верховская Александра, оконч. 1879 г. Пед.
20. Берцеліусъ Надежда, выб. 1873 г.
Виноградова Юлія, выб. 1872 г.
Глинская Анна, оконч. 1879 г. Пед.
Горская Екатерина, выб. 1871 г.
Грофе Евгенія, оконч. 1879 г. Пед.
Гуревичъ Надежда, золот. мед. 1879 г. Пед.
Евсевьева Марія, выб. 1872 г.
Егорова Пелагія, выб. 1871 г.
Завалишина Марія, выб. 1871 г.
Зацъ Александра, выб. 1877 г.
30. Иванова Марія, выб. 1878 г.
Иванова Ольга, выб. 1873 г.
Ильина Евдокія, выб. 1878 г.
Климентова Анна, выб. 1875 г.
Ковнатская Варвара, выб. въ Инстит.
35. Козырева Елизавета, выб. 1872 г.
Колесникова Марія, выб. 1874 г.
Комарова Раиса, выб. 1873 г.
Красинова Анастасія, выб. 1875 г.
Крылова Надежда, выб. 1876 г.
171
40. Кудряшова Анна, неизвѣстно.
Кузнецова Екатерина, неизвѣстно.
Кукушкина Антонина, окон. 1870 г. Пед.
Кукъ Аделаида, выб.
Кульменская Антонина, выб. 1875 г.
Кунавина Раиса, оконч. 1879 г. Пед.
Ловейко Анна, оконч. 1879 г. Пед.
Лѣнивцева Вѣра, выб. (см. 1874 г.).
Малахова Маріонилла, выб.
Малова Александра, оконч. 1879 г. Пед.
Мартынова Елена, оконч. 1879 г. Пед.
Масильская Марія, выбыла.
Мейеръ Аделаида, выбыла.
Мейеръ Амалія, выбыла.
Назарова Татьяна, оконч. 1879 г. Пед.
55. Нечаева Вѣра, выб. 1878 г.
Плохова Софья, окон. 1879 г. Пед.
Попова Валентина, неизв.
Попова Августа, неизв.
Петрова Прасковья, оконч.
60. Петрова Юлія, оконч.
Пчелина Алевтина, Серебр. мед. 1878 г.
Плотникова Ольга, выб. 1877 г.
Пылаева Анна, выб. 1878 г.
Родіонова Екатерина, не оконч.
65. Ромшина Евдокія, не оконч.
Сатрапинская Софья, не оконч.
Семенова Александра, не оконч.
Семкова Августа, не оконч.
Синцеровская Александра, 1879.
70. Снѣговая Серафима, не оконч.
Соколова Ольга, оконч. 1879 г. Пед.
Спасская Екатерина, оконч. 1879 г. Пед.
Счастливцева Вѣра, неизв.
Тимонина Лариса, не оконч.
175
75. Усова Татьяна, не оконч.
Филиппова Прасковья, неизв.
Шіянова Анна, неизв.
Шмагина Александра, неизв.
Чернова Зиновія, выб. 1879 г.
Янушкевичъ Генріэтта, выб. 1873 г.
81. Ѳедорова Елизавета, выб. въ Инст.
Во II-й классъ.
1. Алферова Марья, не оконч.
Арцыбышева Александра, сер. мед. 1877 г.
Бугровская Маргарита, неизв.
Буличъ Ольга, право на сер. мед. 1878 г. Пед.
5. Дурасова Ольга, не оконч.
Корсакъ Элеонора, не оконч.
Корсунская Ольга, оконч. 1878 г. Пед.
Криницкая Елизавета, окон. 1878 г. Пед.
90. — Лубягина Юлія, не оконч.
Миролюбова Марья, оконч. 1878 г. Пед.
Пахомова Прасковья, оконч. 1878 г. Пед.
Петтеръ Анна, не окон.
Понятовская Екатерина, выб. 1876 г.
Слатковская Валентина, окон. 1878 г. Пед.
Лохтина Юлія, не оконч.
Лѣнивцева Елена, не оконч.
17. Молотилова Марья, неизв.
Чемерзина Лидія, право на сер. мед. 1879 г. Пед.
Въ ІII-й классъ.
100. — 1. Бусыгина Елизавета, не оконч.
Веретенникова Екатерина, 1877 г. Пед.
Дочевская Надежда, не оконч.
Лукина Ироида, не оконч.
Овсядовская Октавія, сер. мед. 1876 г.
176
Филиппова Татьяна, неизв.
7. Смоленская Софья, неизв.
Въ ІV-й классъ.
Воробьева Анна, окон. 1875 г.
Глинка Марья, оконч. 1875 г. Пед.
Мамаева Вѣра, выб. 1874 г.
110. Фигнеръ Евгенія, выб. 1874 г.
Въ V-й классъ.
Лѣнивцева Анна, не оконч.
Мосолова Марья, не оконч.
Ребровская Вѣра, неизв.
Сумцова Варвара, Сер. мед. 1875 г. Пед.
Въ VІ-й классъ.
Рябова Екатерина, выб. 1873 г.
Въ VІІ-й классъ.
Залѣсская Варвара, оконч. 1872 г.
Итого 116 ученицъ.

Въ 1872 году.


Въ І-й классъ.
1. Александрова Надежда, неизв.
Аристовская Олимпіада, не оконч.
Арская Ольга, оконч. 1880 г. Пед.
120. — Архангельская Анна, неизв.
177
5. Барановичъ Лариса, не оконч.
Блохина Надежда, Зол. мед. 1879 г. Пед.
Венеціанова Антонина, окон. 1880 г. Пед.
Вилковиская Елизавета, пр. на с. м. 1879 г. Пед.
Вишневская Марья, оконч. 1880 г. Пед.
Григорьева Александра, оконч. 1880 г. Пед.
Горская Екатерина, не оконч.
Зейдель Марья, выб. 1878 г.
Игнатовичъ Ольга, выб. 1875 г.
130. — Каверская Софья, неизв.
Каврайская Анна, оконч. 1880 г. Пед.
Каминская Марья, выб. 1872 г.
Карташова Надежда, выб. 1873 г.
Козырева Елизавета, выб. 1873 г.
Кошкина Александра, неизв.
20. Красильникова Анна, выб. 1874 г.
Крутогорская Варвара, выб. 1875 г.
Левицкая Аполлинарія, оконч. 1880 г. Пед.
Меньшагина Вѣра, неизв.
140. — Микулина Ольга, выб. 1870 г.
Мулынкина Любовь, не оконч.
Набокова Татьяна, выб. 1870 г.
Нейгаусъ Юлія, неизв.
Некрасова Елена, оконч. 1879 г. Пед.
Никольская Софья, неизв.
Онучина Марья, оконч. 1880 г. Пед.
Плодовская Александра, оконч. 1880 г. Пед.
Сабанина Евгенія, не оконч.
Савельева Варвара, не оконч.
150. — Сахарова Марья, оконч. 1880 г.
Сергѣева Александра, 1880 г. Пед.
Соколова Елизавета, не оконч.
Суздальцева Любовь, оконч. 1880 г. Пед.
Тразанова Варвара, оконч. 1880 г. Пед.
Троицкая Екатерина, оконч. 1880 г. Пед.
178
40. Фосфорова Александра, не оконч.
Хмельницкая Екатерина, оконч. 1880 г. Пед.
Хронусова Софья, окон. 1880 г. Пед.
Цвѣткова Ольга, не оконч.
160. — Черноруцкая Елизавета, не оконч.
Чукачева Анна, оконч. 1880 г. Пед.
46. Чурская Вѣра, выб. 1873 г.
Эсмонтъ Елизавета, окон. 1880 г. Пед.
Во II-й классъ.
Арцишевская Цезарія, оконч. 1879 г. Пед.
Александрова Анна, не оконч.
Аристова Валентина, не оконч.
Арнольдова Вѣра, не оконч.
5. Барановичъ Ольга, не оконч.
Бобровникова Екатерина, не оконч.
170. — Вешнякова Варвара, оконч. 1880 г. Пед.
Вешнякова Марья, оконч. 1880 г. Пед.
Гиртентрей Анна, не оконч.
Жбиковская Софья, право на сер. м. 1877 г. Пед.
Корнухъ-Троцкая Софья, неизв.
Корсакъ Марья, выб. 1875 г.
Котелова Екатерина, оконч. 1879 г. Пед.
Крапивина Лидія, выб. 1875 г.
Кремлева Ольга, золот. мед. 1870 г. Пед.
Кюнъ Розалія, не оконч.
Лебединская Ольга, не оконч.
Мертваго Марья, оконч. 1870 г. Пед.
Нечаева Вѣра, выб. изъ VII класса.
Образцова Ольга, выб. 1876 г.
Окунькова Елизавета, выб. 1872 г.
Проворова Екатерина, выб. 1875 г.
Радлова Юлія, не оконч.
Садовень Лидія, умерла 1873 г.
179
Сатрапинская Софья, не оконч.
Семиградова Валентина, не оконч.
Сосновская Елена, не оконч.
Хаборская Елена, оконч. 1879 г. Пед.
Хохрякова Юлія, оконч. 1879 г. Пед.
Черняховская Елена, оконч. 1878 г.
Въ ІІІ-й классъ.
1. Банарцева Софья, оконч. 1877 г.
195. — Бауманъ Софья, оконч. 1877 г.
Бугровская Маргарита, оконч. 1879 г. Пед.
Горталова Софья, сер. мед. 1878 г. Пед.
Девятова Елизавета, оконч. 1878 г. Пед.
Девятова Калерія, оконч. 1878 г. Пед.
200. — Комаровская Матильда, оконч. 1878 г.
Кроткова Марья, оконч. 1877 г.
Левитская Надежда, неизв.
Мазингъ Анна, право на сер. мед. 1878 г. Пед.
Миллеръ Марья, не оконч.
Нечаева Любовь, не оконч.
Павловская Марья, не оконч.
Перцева Марья, оконч. 1879 г. Пед.
Сосновская Ольга, не оконч.
Стржелковская Вѣра, не оконч.
Сумцова Елизавета, неизв.
18. Щербакова Варвара, неизв.
Въ ІV-й классъ.
Александрова Евлампія, зол. мед. 1877 г. Пед.
Бабушкина Елизавета, выб. 1876 г.
Бугровская Юлія, выб. 1875 г.
Лобовикова Серафима, выб. 1873 г.
Макарова Ольга, оконч. 1877 г. Пед.
180
Наумова Марія, оконч. 1877 г. Пед.
Орлова Надежда, серебр. мед. 1877 г. Пед.
Въ V-й классъ.
Вальднеръ Анна, не оконч.
120. — Дружаева Анна, золот. мод. 1876 г. Пед.
Зарницына Фаина, не оконч.
Львова Анна, не оконч.
Рубцова Елизавета, оконч. 1876 г. Пед.
Чиркина Александра, выб. 1873 г.
Въ VІ-й классъ.
Дружаева Татьяна, оконч. 1875 г. Пед.
Котелова Вѣра, оконч. 1875 г. Пед.
Въ VIII-й классъ.
Фокъ Эмилія, оконч. 1873 г. Пед.
Итого 111 ученицъ.
Въ 1873 г.
Въ І-й классъ.
Александрова Софья, оконч. 1881 г. Пед.
Аристова Наталья, VII. 1880 г.
230. Благовѣщенская Александра, неизв.
Богородицкая Анна, неизв.
5. Бучинская Софья, неизв.
Бѣлицкая Марія, VII. 1880 г.
Васильева Юлія, оконч. 1882 г. Пед.
Веретенникова Мария, серебр. мед. 1881 г. Пед.
181
Владимирова Ольга, серебр. мед. 1881 г. Пед.
10. Вѣрина Надежда, выб. изъ VII класса.
Глинская Олимпіада, оконч. 1881 г. Пед.
Граве Софья, выб. 1874 г.
Денисова Елизавета, окон. 1881 г. Пед.
Дунаева Елена, выб. изъ VI класса.
Златолинская Марія, оконч. 1881 г. Пед.
Иванова Анисья, оконч. 1883 г. Пед.
Камчадалова Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Карпова Софья, неизв.
Кожевникова Марія, оконч. 1881 г. Пед.
Кондратовичъ Эмилія, оконч. 1881 г. Пед.
Кормильцева Юлія, оконч. 1881 г. Пед.
Котелова Марія, оконч. 1881 г. Пед.
250. — Крелленбергъ Александра, оконч. 1883 г. Пед.
Красильникова Варвара, оконч. 1881 г. Пед.
Лихачева Глафира, выб.
Лобанова Елена, выб. изъ VI класса.
Магницкая Раиса, оконч. 1881 г. Пед.
Манкевичъ Любовь, выб.
Манштедтъ Марья, выб.
Маркова Александра, выб.
Миролюбова Анфиса, оконч. 1880 г. Пед.
Некрасова Екатерина, оконч. 1881 г. Пед.
Орловская Варвара, выб. 1873 г.
Ольховская Евдокія, выб.
Петрова Екатерина, оконч. 1881 г. Пед.
Попова Клавдія, оконч. 1881 г. Пед.
Полочанинова Анна, выб.
Полякова Юлія, оконч. 1882 г. Пед.
Пятова Ольга, выб.
Симонова Надежда, выб.
Степанова Юлія, неизв.
Троянская Екатерина, выб. изъ VII класса.
270. — Толвинская Антонина, оконч. 1880 г.
182
Тюфяева Ольга, выб. въ Институтъ.
Урванцова Екатерина, оконч. 1881 г. Пед.
Урванцова Зинаида, сер. м. 1881 г. Пед.
Филиппузина Софья, оконч. 1881 г. Пед.
Хаборская Вѣра, оконч. 1881 г. Пед.
Чегодаева Евдокія, неизвѣстно.
Черняева Варвара, выбыла.
Черняева Марія, неизвѣстно.
Шестакова Александра, зол. мед. 1881 г. Пед.
Шидловская Елена, золот. мед. 1881 г. Пед.
Шумлянская Анастасія, оконч. 1881 г. Пед.
Янишевская Варвара, оконч. 1882 г. Пед.
Юматова Юлія, оконч. 1881 г. Пед.
57. Элендъ Варвара, неизвѣстно.
Во ІІ-й классъ.
285. — 1. Арцыбышева Ольга, выб. изъ VII кл.
Бабыкина Аграфена, выбыла.
Балкашина Лидія, выбыла.
Баршевская Варвара, оконч. 1883 г. Пед.
Гущина Клавдія, оконч. 1882 г.
Гомбинская Елена, выбыла.
Дадашева Нина, оконч. 1881 г. Пед.
Златолинская Александра, оконч. 1881 г. Пед.
Каташъ Александра, оконч. 1881 г.
10. Каѳарова Александра.
Кестеръ Ольга, выбыла.
Ковальская Михалина, оконч. 1880 г. Пед.
Курманаева Надежда, выбыла 1873 г.
Манкевичъ Елена, выбыла.
Манкевичъ Марія, выбыла.
300. — Масальская Марія, выбыла.
Межайкъ Александра, оконч. Пед.
Мейстеръ Вильгельмина, не оконч.
183
Молоствова Надежда, оконч. 1880 г. Пед.
Нагулла Лидія, оконч. 1880 г. Пед.
Нейманъ Наталья, выб. 1874 г.
Петерсонъ Матильда, изъ VІ кл.
Репьева Анна, оконч. 1879 г.
Редеръ Людмила, выб. изъ V кл.
Самарская Александра, оконч. 1881 г. Пед.
Селецкая Екатерина, выб. изъ VІ кл.
Серебренникова Ольга, оконч. 1881 г. Пед.
Соймонова Екатерина, выбыла.
Стружалковская Лидія, выбыла.
30. Усова Татьяна, выб. изъ VІ кл.
Въ III классъ.
315. — Алексѣева Наталья, неизв.
Алексѣева Прасковья, неизв.
Веригина Вѣра, выбыла.
Внукова Анна, оконч. 1879 г. Пед.
Гайдкевичъ Софья, выбыла 1874 г.
Добросмыслова Марія, выбыла.
Иванова Елена, оконч. 1881 г. Пед.
Кондратовичъ Ельвира, выб. въ консерв.
Мышкина Александра, выбыла.
Панфилова Елена, выб.
Персонъ Флоринда, оконч. 1879 г. Пед.
Псарева Софья, оконч. 1879 г. Пед.
Соколова Елизавета, выбыла изъ VІ кл.
Толвинская Людвига, оконч.
Троицкая Марія, неизвѣстно.
330. — 16. Толвинская Марія, выбыла.
Въ ІV-й классъ.
Косолапова Александра, оконч. 1878 г. Пед.
Татаринова Ольга, выб. 1874 г.
184
Ѳедорова Иларія, выбыла.
Въ V классъ.
Ольшамовская Анна, выбыла 1874 г.
Ольшамовская Варвара, выбыла 1874 г.
Плотникова Марія, оконч. 1878 г. Пед.
Тилле Елизавета, выб. 1873 г.
Юровская Зоя, оконч. 1878 г. Пед.
Въ VІ классъ.
Изергина Ія, выб. въ друг. гимназію.
Въ VІІ классъ.
Мѣшкова Надежда, оконч. 1875 г. Пед.
Въ VIІІ классъ.
Романова Ольга, оконч. 1874 г. Пед.
Итого 114 ученицъ.

Въ 1874 году.


Въ І-й классъ.
1. Алабова Марія, оконч. 1881 г.
Андреева Софья, неизвѣстно.
Аникина Евдокія, неизвѣстно.
45. — Бахранъ Юстина, оконч. 1882 г. Пед.
Берилова Анна, оконч. 1882 г. Пед.
Бровина Калерія, выбыла.
Булыгина Варвара, золот. мед. 1882 г. Пед.
Вадимова Анна, выбыла.
185
Васильева 1-я Екатерина, неизвѣстно.
10. Васильева 2-я Екатерина, неизвѣстно.
Васильева Капитолина, оконч. 1882 г. Пед.
Васильева Людмила, неизвѣстно.
Вельямова Капитолина, выбыла.
Ветошкина Зинаида, оконч. 1882 г. Пед.
Виноградова Екатерина, выб.
Виноградова Клеопатра, выб. изъ VI кл.
Вицина Зоя, оконч. 1882 г. Пед.
Власова Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Внукова Надежда, оконч. 1882 г. Пед.
Воронова Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Глиноецкая Лидія, выбыла.
Грофе Александра, выбыла.
Дадашева Анна, оконч. 1882 г. Пед.
365. — Демьянова Александра, выбыла.
Дмитріева Анна, выбыла.
Добронравова Елизавета, оконч. 1882 г. Пед.
Духновская Марія, выбыла.
Елисѣева Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Ермолаева Викторія, выб. въ инст.
Жеребкова Екатерина, выбыла.
Жеребкова Ольга, выбыла.
Залѣсская Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Златковская Антонина, выб. изъ II кл.
Иванова Александра, неизвѣстно.
Иванова 1-я Анна, неизвѣстно.
Иванова 2-я Анна, неизвѣстно.
Износкова Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Износкова Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
380. — Ильина Зинаида, неизвѣстно.
Иринархова Наталья, оконч. 1882 г. Пед.
Каврайская Варвара, оконч. 1882 г. Пед.
Каѳарова Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Каѳарова Августа, оконч. 1884 г. Пед.
186
Квашневская Надежда, выбыла.
Кіевская Марія, выбыла.
Корвякова Александра, выб. изъ III кл.
Корнухъ-Троцкая Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Кошелева Марія, выбыла.
Крашенинникова Александра, выбыла.
50. Кузьмина Татьяна.
Кузнецова Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Кузнецова Юлія, оконч. 1882 г. Пед.
Лебедева Марія, оконч. 1883 г. Пед.
Лебедева Наталья, оконч. 1882 г. Пед.
Львова Анна, выбыла.
Любимова Елизавета, оконч. 1882 г. Пед.
Магницкая Антонина, учится *).
Максимова Екатерина, выбыла.
400. — Максимовичъ Софья.
60. Межайкъ Августа.
Моисеева Анна, выбыла.
Мудрова Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Мухина Клавдія, оконч. 1882 г. Пед.
Назарова Екатерина.
Никитина Валентина.
Никитина Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Никитина Марія.
Нелидова Екатерина, оконч. 1882 г. Пед.
Никифорова Евдокія, выб. изъ V кл.
Николичъ Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Носова Татьяна, оконч. 1882 г. Пед.
Обручешникова Анна, умерла.
Образцова Ольга, выбыла.
Пальмирская Марія, оконч. 1881 г.
Петрова Елизавета, выб. изъ VI кл.
Петрова Ксенія, оконч. 1882 г. Пед.
*) Съ этого года ученицы, не обозначенныя словами „выбыла“ или „оконч.“, находятся еще въ гимназіи.
187
Подернъ Елизавета, выбыла.
Попова Алевтина.
420. — Поташова Людмила, выбыла.
Пучкова Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Розова Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Ронгинская Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Рустицкая Елизавета, оконч. 1882 г. Пед.
Сазанова Татьяна, оконч. 1882 г. Пед.
Смирнова 1-я Анна, оконч. 1882 г. Пед.
Смирнова 2-я Анна, оконч. 1882 г. Пед.
Смоленская Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Соловьева Любовь, оконч. 1882 г. Пед.
Соловьева Раиса, выбыла.
Степанова Елизавета, оконч. 1884 г. Пед.
Тимоѳеева Анна, оконч. 1882 г. Пед.
Тихановская Елизавета, выбыла.
Толвинская Елена, оконч. 1882 г. Пед.
Торбе Варвара, выбыла.
Тюрина Вѣра, зол. мед. 1882 г. Пед.
Тюфилина Ольга.
Ульянова Агриппина, выбыла.
Ульянова Анастасія, выбыла.
Успенская Вѣра, оконч. 1882 г. Пед.
Устинова Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Филимонова Юлія, выбыла.
Филиппова Надежда, оконч. 1881 г.
Чембулатова Антонина, оконч. 1882 г. Пед.
Чепарина Ольга, выб. изъ IV кл.
Чиркова Прасковья.
Щербакова Вѣра, выб. въ инст.
Щукина Варвара, серебр. мед. 1881 г.
Элендъ Екатерина.
450. Эсмонтъ Наталья, оконч. 1882 г. Пед.
Яльцева Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Янишевская Екатерина, оконч. 1882 г. Пед.
188
Ясницкая Любовь, оконч. 1882 г. Пед.
113. Ѳаддеева Анна, оконч. 1882 г.
Во ІІ-й классъ.
Андреева Екатерина, оконч. 1881 г. Пед.
Андреева Марія, VII 1884 г.
Бечко-Друзина Александра, оконч. 1881 г. Пед.
Беймельбургъ Эмилія, выбыла.
5. Высоцкая Марія, выбыла.
Гласко Зинаида, оконч. 1881 г. Пед.
Горталова Елена, Зол. мед. 1882 г. Пед.
Ермолаева Наталья, оконч. 1881 г. Пед.
Зайфманъ Антонина, выбыла.
10. Кермикъ Юлія, выбыла.
Кривошапкина Юлія, оконч. VII кл. 1881 г.
Кузнецова Елизавета.
Курманаева Нина, выб. 1875 г.
Локке Маргарита, выбыла.
Лѣнивцева Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
470. Мейеръ Марія, выбыла.
Меньшикова Ироида, оконч. 1881 г. Пед.
Миляева Лидія, выбыла.
Нелидова Зинаида, оконч. 1881 г. Пед.
Петрова Софья, Золот. мед. 1881 г. Пед.
Плотникова Наталья, выб. 1877 г.
Поникарова Евгенія, оконч. 1881 г. Пед.
Решъ Марія, выбыла.
Селецкая Марія, оконч. 1881 г. Пед.
25. Семенова Евлалія, VII 1880 г.
Снѣговая Марія, оконч. 1881 г. Пед.
Усова Софья, окон. 1881 г. Пед.
Хохрякова Александра, VІІ 1880 г.
Черкасова Екатерина, выбыла.
30. Шигалевская Юлія, оконч. 1881 г. Пед.
189
385. — Шулинская Ольга, оконч. 1881 г. Пед.
Въ III-й классъ.
Букулевская Софья, VII 1879 г.
Думбергъ Елена, выбыла 1878 г.
Завалишина Марія, оконч. 1880 г. Пед.
Кошкина Александра, выбыла.
Кривошапкина Евгенія, Золот. мед. 1880 г. Пед.
Коткова Елизавета, выб. 1876 г.
Малченко Екатерина, выб. въ инст.
Осокина Варвара, выб. изъ VIII кл.
Россихина Юлія, выбыла.
Рукавишникова Софья, оконч. 1880 г. Пед.
Сумцова Софья, оконч. 1880 г. Пед.
12. Шишкина Наталья, оконч. 1880 г. Пед.
Въ IV классъ.
Быковская Екатерина, выб.
Виценъ Лидія, выбыла изъ VI кл.
Виценъ Софья, выбыла изъ VI кл.
Кельтау Каролина, выб. изъ VII кл.
Лѣнивцева Вѣра, выб.
Успенская Надежда, оконч. 1879 г. Пед.
504. — Чертова Варвара, выб. 1874 г.
Въ V-й классъ.
Брянцева Екатерина, оконч. 1878 г. Пед.
Кермикъ Ольга, оконч. 1878 г. Пед.
Лѣнивцева Елена, выб. 1877 г.
Остроменцкая Ядвига, оконч. 1878 г. Пед.
Въ VІ-й классъ.
Ѳедорова Екатерина, оконч. 1877 г. Пед.
190
Ѳедорова Марія, оконч. 1877 г. Пед.
Въ VII-й классъ.
Остроменцкая Габріеля, оконч. 1876 г. Пед.
Остроменцкая Марія, оконч. 1876 г. Пед.
Кермикъ Лина, оконч. 1876 г. Пед.
Въ VIII-й классъ.
514. Лѣнивцева Анна, оконч. 1875 г. Пед.
Итого 173 ученицы.

Въ 1875 году.


Въ І-й классъ.
Абрамова Анна, оконч. 1884 г. Пед.
Абрамова Варвара, неизвѣстно.
Акатьева Марія, Зол. мед. 1883 г. Пед.
Александрова Ольга, неизв.
Александрова Софья, оконч. 1884 г. Пед.
Астрономова Клавдія, VII 1882 г.
Блосфельдъ Софья, оконч. 1883 г. Пед.
Викторова Надежда, оконч. 1883 г. Пед.
Володина Ольга, выб.
Густъ Екатерина, умерла 1876 г.
Змѣева Софья, выб.
Клинкерманъ Анна, оконч. 1883 г. Пед.
Кожухина Надежда, неизв.
Кульгинская Антонина, выб.
Кузнецова Елена, оконч. 1883 г. Пед.
Матвѣева Вѣра, оконч. Пед.
Муравьева Наталья, Сер. мед. 1883 г. Пед.
Мясоѣдова Вѣра, выб.
191
Ольшевская Марія, оконч. 1883 г. Пед.
Пчелинцева Клавдія, оконч. 1883 г. Пед.
535. — Сажина Марія, выб.
Сапожникова Елена, оконч. 1883 г. Пед.
Соловьева Нимфодора, оконч. 1883 г. Пед.
Сумцова Вѣра, Зол. мед. 1883 г. Пед.
Трофимова Ольга, оконч. 1883 г. Пед.
Урванцова Лидія, VII 1882 г.
Хохрякова Марія, выб.
Чугунова Надежда, оконч. 1883 г. Пед.
Шестакова Надежда, Зол. мед. 1883 г. Пед.
30. Щевелева Лидія, выб.
Во ІІ-й классъ.
Березина Екатерина, оконч. 1882 г. Пед.
Бѣлоруссова Александра, Сер. мед. 1882 г. Пед.
Бѣляева Евдокія, неизв.
Елагина Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Жабицкая Антонина, неизв.
Комлева 1 Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Лебедева 2 Марія, оконч. 1883 г. Пед.
Нагайцева Юлія, выб. изъ VI клас.
Петерсонъ Марія, оконч. 1882 г. Пед.
Трофимова Александра, оконч. 1882 г. Пед.
Ушакова Надежда, оконч. 1882 г. Пед.
Филиппова Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Чиркина Антонина, оконч. 1882 г. Пед.
14. Ѳаддеева Ольга, неизв.
Въ III-й классъ.
Акрамовская Марія, оконч. 1881 г. Пед.
Рамихъ Елизавета, оконч. 1881 г. Пед.
Тверитинова Александра, оконч. 1881 г. Пед.
192
Тимоѳеева Александра, Пед.
Въ IV-й классъ.
Ямбикова Александра, оконч. 1880 г. Пед.
Шогина Ольга, умерла 1876 г.
Въ VІ-й классъ.
565. Мѣняева Маргарита, выб.
Итого 51 ученица.
Въ 1876 году. (*)
Въ приготовительный.
Александрова Лидія, VІІ 1881 г.
Астрономова Валентина.
Брызгалова Екатерина.
Бужинская Калерія, выбыла.
Бучинская Надежда, выб. въ Инст.
Вернеръ Марія.
Воронкова Анна.
Гейнрихсонъ Александра, VІІ 1884 г.
Горская Вѣра, выб.
Грошева Екатерина, выб.
Гутманъ Пелагія, VІІ 1884 г.
Дунаева Марія, выб.
Ермолаева Александра, VІІ 1884 г.
Жарова Анна, выб.
580. — Каѳарова Зоя.
Кроменъ Марія, выб.
*) Съ этого года ученицы, не обозначенныя никакою помѣткою, находятся еще въ гимназіи.
193
Кузнецова Варвара, Сер. мед. VІІ 1884 г.
Кунинская Антонина, VІІ 1884 г.
Кунинская Марія, VІІ 1884 г.
Лёве Екатерина, VІІ 1884 г.
Любова Вѣра.
Макарова Марія.
Мартюкова Елизавета.
Михайлова Марія.
Почуева Людмила, выб.
Раскатова Марія.
Ронгинская Варвара, в. въ Инст.
Сатрапинская Юлія, выб.
Сиріусова Марія.
Соломина Ольга, выб.
Сосунцова Анна.
Суворова Ольга.
Тимоѳеева Пелагія.
Топорова Любовь, VІІ 1884 г.
600. — Тушнова Александра, VІІ 1884 г.
Фанагорская Марія, VII 1884 г.
Филатова Анфиса, выб.
Хмельницкая Вѣра, выб.
Шубина Надежда, выб.
Языкова Любовь, VІІ 1884 г.
Ѳедорова Евдокія, умерла.
Ѳедорова Марія, умерла.
43. Ѳомина Марія, VІІ 1884 г.
Въ І-й классъ.
Ардашева Евдокія, оконч. 1884 г. Пед.
Аристова Варвара, в. въ Инст.
Ахмаметьева Надежда, в. въ Инст.
Берстель Прасковья, оконч. 1884 г. Пед.
Буличъ Марія, VІІ 1883 г.
194
Зиновьева Марія.
Изергина Олимпіада, Зол. мед. VII 1881 г.
Кожевникова Любовь, оконч. 1884 г. Пед.
Колпакова Марія.
Кремлева Вѣра.
Лентовская Ольга, выб.
Нелидова Любовь, оконч. 1884 г. Пед.
Новокшанова Зинаида, оконч. 1884 г. Пед.
Пафикова Александра, выб.
Петонти Марія, выб.
Постъ Ольга, оконч. 1884 г. Пед.
Сапожникова Александра, оконч. 1884 г. Пед.
Спиридонова Александра, оконч. 1884 г. Пед.
Степанова Варвара, оконч. 1884 г. Пед.
Суворова Марія, выб.
Формаковская Антонина, Зол. мед. 1884 г. Пед.
Чирикова Марія, выб.
Шидловская Марія, оконч. 1884 г. Пед.
Шулинская Лидія, VII 1883 г.
26. Ѳаддеева Вѣра, VII 1883 г.
Ѳирсова Ольга, оконч. 1884 г. Пед.
Во II классъ.
635. Бечко-Друзина Елена, оконч 1882 г. Пед.
Венценовичъ Евгенія, выб.
Думбергъ Юлія, выб.
Шкловская Марія, выб.
Въ IV классъ.
Думбергъ Софья, выб.
Китаева Варвара, оконч. 1881 г. Пед.
195
Въ V классъ.
Венценовичъ Юлія, оконч 1881 г. Пед.
Попова Клавдія, оконч. 1880 г. Пед.
Въ VІ классъ.
643. Студенецкая Софья, VII 1878 г.
Итого 78 ученицъ.

Въ 1877 году.


Въ приготовительный.
Акатьева Олимпіада, выб.
Артемьева Александра, выб.
Ауманъ Марія, выб.
Баратова, Ольга.
Бородулина Людмила.
Булыгина Евгенія.
Васильева Вѣра.
Ветошкина Анна.
Виноградова Софія.
Горинова Марія, умерла 1882 г.
Граве Александра.
Григорьева Елена, VІІ 1884 г.
Григорьева Елизавета.
Громова Вѣра, выб.
Дунина Марія.
Ивакина Зинаида.
Иванова Анна.
Капницеръ Марія, выб.
Католинская Екатерина.
Коръ Паулина, выб.
196
Крелленбергъ Марія.
Кузнецова Вѣра.
Лазарева Устинія.
Леонтьева Вѣра.
Лихачева Римма, умерла 1883 г.
Майкова Анна.
Майкова Лидія.
Маломѣркова Ольга.
Меньшикова Юлія.
Мешина Софья.
Молоткова Любовь.
Назарова Марія.
Новикова Клавдія.
Носова Клавдія.
Ольшевская Марія.
Павловичъ Валентина.
Парамонова Анна.
Платунова Марія.
Пронина Анастасія.
Раскатова Александра.
Самойлова Агнія.
Самойлова Марія.
Серебрякова Софія.
Темина Марія.
Толмачева Александра.
Ураевская Зинаида.
Ухтомская Марія, выб. въ Смольн.
Чистосердова Александра.
Целерицкая Екатерина, выб.
Шумкова Ольга, выбыла.
52. Юнгъ Екатерина.
Ѳирсова Марія.
Въ 1-й классъ.
Александрова Анна, выб.
197
Альгина Капитолина, VII 1884 г.
Балаченко Лидія, выб. въ инстит.
Батуева Елизавета, VII 1884 г. Сер. мед.
700. — Гаврилова Александра, VII 1884 г.
Глинка Зинаида, VII 1884 г.
Громова Фаина, выбыла.
Ермолаева Елизавета.
Жирнова Евдокія.
Засыпкина Александра, выб.
Зепфманъ Іоганна, выб.
Капницеръ Анна, выбыла.
Кардапольцева Людмила, VII 1884 г.
Кермикъ Серафима, VII 1884 г.
Кидалинская Людмила, VII 1884 г.
Кошкина Серафима, выбыла.
Красина Наталья, Зол. мед. VII 1884 г.
Кузнецова Александра, VII 1884 г.
Лезиръ Зинаида, выбыла.
Лисовская Александра.
Лѣнивцева Надежда, выбыла.
Матвѣева Надежда, VII 1884 г.
Орлова Екатерина, VII 1884 г.
Пашина Марія, выб. въ Инстит.
Петрова Екатерина, VII 1884 г.
Петрова Марія, VII 1884 г.
Попова Софія.
Садикова Марія, выб.
Селецкая Августа, VII 1884 г.
Сергѣева Калерія.
Сергѣева Марія, VII 1884 г.
Спасская Елизавета, Сер. мед. VII 1884 г.
Табуре Марія, выб.
Тарновская Ванда, VII 1884 г.
Тарновская Викторія, VII 1884 г.
Тарханова Екатерина, VII 1884 г.
198
Ухтомская Вѣра, выб. въ Инстит.
Чирикова Варвара, выб.
Эсмонтъ Татьяна, Сер. мед. VІІ 1884 г.
40. Ѳедорова Маріонилла, VІІ 1884 г.
Во ІІ-й классъ.
Арцыбышева Марія, VІІ 1883 г.
Дубинина Лидія, Сер. мед. 1884 г. Пед.
Лисовская Анна, Зол. мед. 1884 г. Пед.
Миролюбова Евфалія, оконч. 1884 г. Пед.
Михайлова Александра, выб.
Нарбутъ Надежда, выб.
Новикова Екатерина, VІІ 1884 г.
Шапшинская Софья, выб.
Въ III-й классъ.
Пригоровская Софья, VІІ 1882 г.
Въ ІV-й классъ.
884. — Залежская Ольга, оконч. 1882 г. Пед.
Шогина Серафима, ок. 1882 г. Пед.
Эмуратова Евгенія, выбыла.
Въ V-й классъ.
Дохтурова Надежда, ок. 1881 г. Пед.
Меньшикова Ироида, ок. 1881 г. Пед.
Въ VІІ-й классъ.
Гуляева Римма.
Михайлова Евгенія.
199
Въ VIII-й классъ.
Плотникова Марія.
Итого 109 ученицъ.

Въ 1878 году.


Въ приготовительный.
Аквилянова Марія.
Аникина Евгенія.
Аплавина Анна.
Аронова Евгенія, выб.
Бентхенъ Софья.
Бечко-Друзина Евгенія.
Блосфельдъ Эмилія, выб.
Бочарова Елизавета.
Бочарова Ольга.
Бучинская Александра, выб.
Виноградова Надежда, выб.
Виноградова Клавдія.
Внукова Любовь.
Гейнрихсонъ Вѣра, выб.
Денике (Готлибъ) Юлія.
Дмитріева Софья.
Жабицкая Юлія.
Зарѣцкая Марія.
Кожевина Екатерина.
Кохановская Евгенія.
Кузьмина Марія.
Купріянова Лидія.
200
Локтина Анна.
Макашина Анна.
Манассеина Вѣра.
Майкова Александра.
Меѳодьева Антонина.
Моллесонъ Вѣра.
Морева Анна.
Никольская Ольга, выб.
Осокина Анна.
Павлова Юлія.
Патара Александра.
Петрова Аполлинарія.
Петрова Вѣра.
Печатникова Любовь.
Попова Варвара.
Ронгинская Анна.
Савелова Ольга.
Свенцицкая Ядвига.
Сережникова Марія.
Софійская Надежда.
Спасская Ольга.
Стасенко Агриппина.
Суворкина Марія.
Тарновская Эмилія, выб.
Темина Аполлинарія.
Урванцова Елена.
Фишеръ Юлія.
Хальванская Антонина.
Хворова Евгенія.
Чиркова Анна.
Чистосердова Екатерина.
Шапошникова Александра.
Шумлянская Софья.
56. Элендъ Александра.
201
Въ І-й классъ.
Абуткова Лидія.
Арцыбышева Варвара.
Бауманъ Екатерина.
Богословская Варвара.
Болотова Елена.
Борисова Ольга.
Буличъ Людмила.
Бухарина Марія.
Бѣлоруссова Лидія.
Васильева Александра.
Дехтерева Марія.
Дорогова Марія.
Егорова Александра, выб.
Жуковская Варвара.
Ипатова Лидія.
Казаринова Ольга, выбыла.
Камчадалова Антонина.
Котелова Марія, выбыла.
Краснова Людмила.
Кузнецова Софья.
Купріянова Наталья.
Лисовская Зинаида.
Мануйлова Антонина.
Мрачко Елена.
Некрасова Ольга.
Нелидова Марія.
Нефедьева Вѣра.
Орлова Антонина, выб.
Переплетчикова Римма, выб.
Петрова Елизавета.
Польская Александра, выб.
Преображенская Людмила, выб.
Распопова Римма.
Ростова Александра.
202
Сапожникова Софія.
Соколова Леонилла.
Соколова Ольга.
Соловьева Софья.
Степанова Серафима.
Таябинская Варвара.
Трубникова Марія.
Филиппова Юлія.
Хрисогонова Варвара.
Цибуръ Анна.
Чиркова Александра, умерла 1880 г.
Широкова Прасковья.
47. Шулинская Александра.
Во ІІ-й классъ.
Агальцева Надежда, VII 1884 г.
Вейнбергъ Валерія, VІІ 1884 г.
Егорова Марія, выбыла.
Козлова Марія, выбыла.
Комарова Александра.
Короткова Ольга.
Кулезенина Евлампія.
Лучинская Варвара, VІІ 1884 г.
Маслова Варвара, VІІ 1884 г.
Моллесонъ Надежда, выбыла.
Окулова Ольга, Серебр. мед. VІІ 1884 г.
Пальчикова Елизавета, VІІ 1884 г.
Пальчикова Ксенія, умерла.
Парамонова Александра, Сер. мед. VІІ 1884 г.
Петропавловская Варвара, VІІ 1884 г.
Смирнова Ольга.
Станиславская Надежда, выбыла.
Тилли Паулина, выбыла.
Тихова Анастасія.
203
Фишеръ Марія.
Цвирко Софія, оконч. 1884 г. Пед.
22. Челнокова Елизавета.
Въ III-й классъ.
Агальцева Марія, выбыла.
Арцишевская Владислава, оконч. 1884 г. Пед.
880. — Козакова Марія, оконч. 1884 г.
Кулагина Юлія, выбыла.
Малченко Людмила, оконч. 1884 г. Пед.
Нагибина Лидія, VII 1884 г.
Неклепаева Варвара, оконч. 1884 г. Пед.
Сокольская Марія, оконч. 1884 г. Пед.
9. Спасская Ольга.
Въ ІV-й классъ.
Васильева Екатерина, выбыла.
Карпова Фива, Золот. мед. 1883 г. Пед.
Леонтьева Маргарита, оконч. 1883 г. Пед.
Семакина Антонина, 1883 г. Пед.
Соболева Надежда.
Трапперъ Калерія, оконч. 1883 г. Пед.
Хлѣбникова Юлія, VII 1882 г.
8. Юмашева Марія, выбыла.
Въ V-й классъ.
Архипова Варвара, VII 1881 г.
Захарова Наталья, оконч. 1882 г. Пед.
Ротъ Екатерина, оконч. 1882 г. Пед.
Унженина Елена, оконч. 1882 г. Пед.
204
Въ VІ-й классъ.
Кирьянова Елизавета, оконч. 1881 г. Пед.
Ротъ Марія, оконч. 1881 г. Пед.
Въ VІІ-й классъ.
Бергенъ Элеонора, Золот. мед., оконч. 1880 г.
Въ VІІI-й классъ.
903. — Вѣрнѣева Лариса, оконч. 1879 г. Пед.
Ольховская Евгенія, оконч. 1879 г. Пед.
Итого 151 ученица.

Въ 1879 году.


Въ приготовительный.
Абуткова Елизавета.
Аквилянова Ольга.
Алексѣева Ольга.
Богдановская Наталья.
Борисова Татьяна.
Борицкая Нина, выбыла.
Бородулина Марія.
Брызгалова Пелагія.
Бѣлова Елизавета.
Бѣлокурова Зинаида, выбыла.
Вадимова Марія, выбыла.
Вадимова Ольга, выбыла.
Вершинина Екатерина.
Вершинина Раиса.
Власова Елизавета.
205
Гольденбергъ Варвара.
Гортинская Лидія.
Гортинская Надежда.
Григорьева Любовь.
Григорьева Софія.
Гринбергъ Марія, выбыла.
Гуськова Анна.
Далматова Клавдія.
Дмитріева Зинаида.
Добротворская Марія, выбыла.
Захарова Нонна.
930. — Зернова Ольга.
Златолинская Софія.
Иванова Серафима.
Іонова Наталья, выбыла.
Колчина Варвара, выбыла.
Копачинская Александра.
Копачинская Софья.
Королева Александра.
Крылова Марія.
Кузнецова Лидія.
Кузнецова Марія.
Кухмакова Анна.
Латышева Степанида.
Леонтьева Елена.
Леруайе Маргарита, выбыла.
Мартынова Софья.
Ментова Варвара.
Миролюбова Антонина.
Молдавская Анна.
Моллесонъ Ольга, выбыла.
Молоткова Елизавета.
Мягкова Анастасія, выбыла.
Назарова Нина.
Окулова Анна, выбыла.
206
Пальчинская Лина.
Парамонова Марія.
Петрова Александра.
Полякова Марія.
Попоротская Анастасія.
Прасолова Вѣра.
Преображенская Ольга.
Романова Александра.
Ротъ Ольга, выб. въ Инстит.
Сельская Александра.
Слесарева Екатерина.
Соловьева Лидія.
Софотерова Вѣра.
Степанова Капитолина, выб.
Столбова Елизавета.
Столбова Людмила.
970. — Студенецкая Ольга.
Ступишина Любовь.
Таябинская Лидія.
Толчинская Елизавета.
Тюганова Марія, выб.
Ураевская Лидія.
Усова Варвара, выб.
Частухина Марія.
Юнгъ Алевтина.
Якоби Зоя.
77. Ѳедорова Аграфена.
Въ І-й классъ.
Абрамова Ольга.
Аквилянова Вѣра.
Аристова Антонина.
Бёме Антонина.
Волкова Анна, выбыла.
207
Галахова Александра.
Гертикъ Елизавета.
Гласко Ванда.
Гласко Софья.
Гисси Наталья.
Гурьянова Александра.
Зайцева Марія, выбыла.
Каратаева Елизавета.
Короткова Капитолина.
Кудряшева Татьяна.
Кукина Марія.
Кусакова Марія.
Левоневская Софья.
Леруайе Габріэля, выбыла.
1000. — Махновецъ Елена.
Махновецъ Софья.
Меркурьева Анна.
Миллеръ Ольга.
Миротворцева Наталья.
Наумова Марія.
Невзорова Екатерина.
Нелидова Надежда.
Польская Елизавета, выб.
Пронина Елена.
Савицкая Маргарита.
Сергѣева Валентина.
Смирнова Зинаида.
Студенецкая Елизавета.
Ступишина Варвара.
Сулоева Ольга.
Сумцова Ольга.
Сундырская Валентина.
Суроэнко Екатерина.
Троицкая Христина.
Унженина Марія.
Фанагорская Ироида.
208
Эрахтина Елизавета.
Янишевская Александра.
Яхонтова Елена.
45. Ѳаддеева Софья.
Во ІІ-й классъ.
Артемьева Александра.
Барабанщикова Клавдія.
Брюно Лидія.
Ведерникова Клавдія.
1030. — Венценовичъ Олимпіада, выб.
Греве Евгенія.
Длинбергъ Марія.
Дунина Любовь.
Ермолина Зинаида.
Иванова Елизавета.
Калашникова Серафима.
Кнорингъ Серафима.
Коржавина Надежда.
Королева Наталья.
Крамеръ Надежда.
Латышева Александра.
Лебедева Александра, умерла.
Назаровская Екатерина.
Неклепаева Екатерина.
Писарева Софья, выб.
Полиновская Марья.
Сперанская Александра.
Суроэнко Надежда.
Ухова Анна.
1050. — Шатилова Софья.
26. Щербакова Лидія.
209
Въ III-й классъ.
Дохтурова Марія, выб.
Крамеръ Вѣра, VII 1884 г.
Крылова Лидія.
Кузьмина Елизавета, VII 1884 г.
Образцова Валентина.
Снѣговая Татьяна, VII 1884 г.
Франценъ Ольга.
Чередѣева Рапса.
Шафалицкая Гизелла, выб.
Шемаева Надежда, выб.
Въ ІV-й классъ.
Артемьева Ольга.
Пиѳіева Марья, выб.
Струзеръ Анна, VII 1883 г.
Травкина Валентина, Зол. м. 1884 г. Пед.
Ухова Наталья, VII 1883 г.
Шатилова Наталья, Сер. м. 1884 г. Пед.
Въ V-й классъ.
Аменицкая Марья, оконч. 1883 г. Пед.
Дудкина Лидія, оконч. 1883 г. Пед.
Баратынская Ольга, Зол. мед. 1883 г. Пед.
Кособрюхова Антонина, ок. 1883 г. Пед.
Старкова Ольга, оконч. 1883 г. Пед.
Шапилова Елена, оконч. 1883 г. Пед.
Въ VІ-й классъ.
Шатилова Юлія, Зол. мед. 1882 г. Пед.
210
Въ VІІ классъ.
1075. — Соболева Юлія, выб.
Въ VIII классъ.
Порѣцкая Людмила, оконч. 1880 г. Пед.
Итого 173 ученицы.

Въ 1880 году.


Въ приготовительный.
Аврехъ Марья.
Александрова Александра.
Алексѣева Зинаида.
Андреева Александра.
Аронова Сарра.
Астрономова Надежда.
Аѳанасьева Марья.
Бабыкина Вѣра.
Бендеръ Ольга.
Березина Марья.
Борисова Марья.
Бѣльская Юлія.
Вайнеръ Прасковья.
Воскресенская Ольга.
Гассаръ Александра.
Головкина Елизавета.
Дорочинская Хана, выб.
Дорочинская Хая.
Егорова Александра, выб.
Елисѣева Татьяна.
Жегина Магдалина.
211
Изергина Юлія.
Калашникова Ольга.
1100. — Капницеръ Александра, выб.
Клюева Марья.
Коровина Елизавета.
Коровина Марья.
Королева Анна.
Крамеръ Марья.
Красовская Марія.
Кремлева Марія.
Кремлева Софья.
Крупнова Марья.
Кузнецова Вѣра.
Кузнецова Клавдія.
Кузнецова Марія.
Кузнецова Ольга.
Левоневская Екатерина, выб.
Левоневская Марья, выб.
Лобанова Анна.
Локке Елена.
Макаловская Елизавета.
Малинина Надежда.
Мещерякова Александра.
Митрофанова Анна.
Овчинникова Вѣра.
Петрова Евгенія.
Пецъ Александра.
Птицына Ольга.
Ронгинская Валентина.
Селюгина Екатерина.
Скворцова Марія.
Срѣтенская Варвара.
Трефилова Лидія.
Тринитатова Марія.
Троицкая Марія, выб.
212
Тюфяева Антонина.
Фортунатова Марія.
1135. — Худзинская Вѣра.
Широкова Елена.
Шубина Ольга.
Щеголева Вѣра.
63. Щеголева Софья.
Въ І-й классъ.
Ананьева Елизавета.
Антропова Екатерина.
Берстель Анна.
Богомолова Елена.
Бурляндъ Анна.
Григорьева Софія.
Дженѣева Евгенія, выб.
Казарина Марія.
Киселева Ольга.
Корнухъ-Троцкая Любовь.
Костина Варвара.
Князева Лидія, выб.
Краковская Евфалія.
Красина Марія.
Кремлева Юлія.
Крылова Лидія.
Кунинская Юлія.
Леонтьева Юлія.
Лукоянова Евгенія.
Лундштремъ Елена.
Львова Елизавета.
Малова Марія.
Матвѣева Марія.
Меньшикова Антонина.
Миротворцева Екатерина.
213
Миттерманъ Екатерина.
Мудрова Надежда.
Нелидова Антонина.
Нефедьева Надежда.
Никитина Екатерина.
Осинина Васса.
Пенчковская Анна.
Петрова Вѣра.
Попова Антонина.
Портнова Зоя.
Пронина Екатерина.
Рубановичъ Софья.
Рѣшетина Ольга.
Савельева Софья, выб.
Сазыкина Зинаида.
Селюкова Юлія, выб.
Спасская Ольга.
Спивакова Валентина, выб.
Стопани Наталья, выб.
Тупицына Варвара.
Хмельницкая Вѣра, выб.
Худзинская Елена.
Экстремъ Вильгельмина.
49. Ярковская Марія.
Во ІІ-й классъ.
Александрова Елизавета.
Амбразанцева Ольга.
Гельмъ Ольга.
Громова Вѣра.
Громова Фаина.
Дженѣева Ольга, выб.
Котелова Надежда.
Крылова Лидія.
Кудряшева Елизавета.
214
Кузьминская Марія.
Леонтьева Ольга.
Лобанова Софья.
Мандельштамъ Евгенія.
Мерингъ Надежда.
Мессарошъ Вѣра.
Парамонова Вѣра.
Попова Варвара.
Разумова Марія.
Римская-Корсакова Екатерина.
Терпиловская Варвара.
Филиппова Марія.
Царевская Прасковья.
23. Шварцбахъ Эмилія.
Въ ІІI-й классъ.
Александрова Анна.
Ананьева Марія.
Гельмъ Наталья.
Дунаева Марія.
Еленева Ольга.
Ключникова Хіонія.
Коробова Прасковья, выб.
Лаптева Александра.
1220. — Максимовичъ Раиса, Сер. мед. VII 1884 г.
Попова Наталья.
Портнова Анна.
Смирнова Ольга.
Стрижева Серафима.
Таліева Лидія.
Щеголева Александра.
16. Якобсонъ Софья.
Въ IV классъ.
Алексѣева Пелагія.
215
Бушманова Александра, Сер. мед. VII 1884.
Кононникова Елизавета, выбыла.
Книзе Агнія, Зол. мед. VII 1884.
Кудрявцева Юлія.
Лукьянова Дарья, Зол. мед. VII 1884.
Покровская Калерія, выб.
1235. — 8. Стопани Марія.
Въ V-й классъ.
Богатырева Марія, оконч. 1884. Пед.
Геркенъ Марія, оконч. 1884. Пед.
Зигернъ-Корнъ Михалина, VII 1883.
Кругликова Екатерина, VII 1884.
Латышева Дарья, оконч. 1884. Пед.
Покровская Марія, VII 1883.
Въ VІ-й классъ.
Паттонъ Анастасія, VII 1882.
Въ VII-й классъ.
Рыхликъ Викторія, оконч. 1882. Пед.
Троянская Екатерина, оконч. 1882 г. Пед.
Въ VIII классъ.
Вишневская Марія, оконч. 1881. Пед.
Андроникова Татьяна, оконч. 1881. Пед.
Итого 170 ученицъ.

Въ 1881 году.


Въ приготовительный.
Андреева Александра.
216
Антипина Анна.
Бергъ Александра.
Бердникова Валентина.
Буличъ Надежда.
Булыгина Ольга.
Бѣлинская Александра.
Бѣлинская Хіонія.
Бѣляева Марія.
Васильева Раиса.
Вахонина Анастасія.
Веніаминова Александра.
Веніаминова Варвара.
Вернеръ Елизавета.
Вишневская Надежда.
Воскобойникова Вѣра.
Голосницкая Екатерина.
Голосницкая Елизавета.
Григорьева Дарья.
Гроссъ Марія, выбыла.
Губова Александра.
Десницкая Нина, умерла.
Драгайцева Вѣра.
Дувингъ Анна.
Елисѣева Ольга.
Жабровская Надежда.
Зарубина Ольга.
Иванова Прасковья.
Ипатьева Серафима, выбыла.
Калашникова Марія.
Кедрова Екатерина.
Ключевская Елена.
Козьмина Пелагія.
Коновалова Александра.
Коровякова Варвара.
Королева Александра.
217
Крелленбергъ Генріэтта.
Кузнецова Вѣра.
Курочкина Александра.
Кутырева Наталья.
Лисицина Александра.
Макарова Екатерина.
Меньшикова Вѣра.
Михалкина Марія.
Михайлова Надежда.
Нагаткина Людмила.
Назаровская Елизавета.
Никитская Анна.
Никитская Софья.
Никифорова Христина.
Павлова Евгенія.
Паттонъ Анна, выбыла.
Петрова Елизавета.
Петрова Надежда.
Пецъ Раиса, выбыла.
Плюснина Антонина.
Плюснина Калерія.
Попова Юзя.
Раскатова Надежда.
Решъ (Кузнецова) Софья.
Рождественская Валентина.
Розова Александра.
Рукавишникова Анна.
1310. — Рыбушкина Лидія.
65. Сапожникова Вѣра.
Сергѣева Александра, выбыла.
Ситтаки Александра.
Славензонъ Марія.
1315. — Смирнова Татьяна.
Соколова Анна.
218
Соловьева Серафима.
Срѣтенская Вѣра.
Темина Александра.
Тимирчинская Серафима.
Тимоѳеева Пелагія.
Тюганова Марія, выбыла.
Филатова Валентина, выбыла.
Филиппова Анна.
Филиппова Елизавета.
Фирковичъ Анна.
Хмельницкая Марія.
Чембулатова Надежда.
Шевелева Ольга.
Шмонина Елизавета.
Штейнбергъ Софья.
Щеголева Евгенія.
Эдельштейнъ Марія.
Якимова Вѣра, выбыла.
89. Ѳедосова Юлія.
Въ І-й классъ.
Абрамова Марія.
Азановская Марія.
Алексѣева Анна.
Благодатнова Екатерина.
Блей Аделаида.
Блейншмидтъ Марія.
Брайнина Марія.
Гаврилова Вѣра.
Гольдшмидтъ Марія.
Горинова Любовь.
Гроссъ Анна, выбыла.
Кругликова Елизавета.
Лапина Александра.
219
Лобанова Софья.
Львова Клавдія.
Магницкая Марія.
Макарова Калерія.
Малышева Евгенія.
Матвѣевская Софья.
Машкова Ѳедосья.
Меньшикова Анна.
Мосолова Александра.
Назарова Варвара.
Орлова Александра.
Павлова Александра.
Петрова Марія.
Петропавловская Зинаида, выбыла.
Плянеръ Тереза.
Розенштейнъ Екатерина.
Ростъ Варвара.
Самойлова Ироида.
Свѣчникова Юлія.
Сергѣева Фаина.
Ситтаки Марія.
Славензонъ Елизавета.
Смирнова Вѣра.
Соколова Софья.
Стрижева Сусанна, выбыла.
Тарасевичъ Лидія.
Тихонова Екатерина.
Фирковичъ Батшева.
Фіалковская Елена.
Флеринская Вѣра.
Чарушина Вѣра, выбыла.
Чепурина Ольга.
Шведенбергъ Нина.
Шурыгина Ѳедосья.
Юшкова Марія.
220
Ярославская Александра.
50. Ясницкая Александра.
Во ІІ-й классъ.
Баратынская Екатерина.
Бѣлинская Антонина.
Вешнякова Александра.
Вяткина Людмила.
Гольдшмидтъ Лидія, выбыла.
Гроссъ Ольга.
Михайлова Елена.
Славинская Анна.
Смирнова Марія.
Сокольская Лидія.
Студенцова Надежда.
Тихонова Елизавета.
Филатова Анфиса.
14. Холостенко Наталья.
Въ ІІІ-й классъ.
1400. — Амосова Марія.
Заленская Александра.
Канонникова Клавдія.
Котовщикова Надежда.
Навашина Александра.
Навашина Варвара.
7. Троицкая Зинаида.
Въ ІV-й классъ.
Казарина Ольга.
Малченко Ольга.
Михайлова Варвара.
221
1410. Никольская Александра.
Плеткина Людмила.
Скуратова Варвара.
Успенская Вѣра.
Въ V классъ.
Валуева Вѣра.
Ласточкина Анна, VII 1884 г.
Мартюкова Елизавета.
Михайлова Антонина, VII 1884 г.
Плюснина Ольга.
Роборовская Анна, VII 1884 г.
Яковлева Прасковья, VIІ 1884 г.
Въ VІ-й классъ.
Никифорова Софья, оконч. 1884 г. Пед.
Ольшевская Ядвига, VIІ 1883 г.
Фонъ-Гленъ Людмила, оконч. 1884 г. Пед.
Въ VII-й классъ.
Жданова Анна, оконч. 1883 г. Пед.
Жданова Елизавета, оконч. 1883 г. Пед.
Иванова Анна.
Итого 180 ученицъ.

Въ 1882 году.


Въ приготовительный классъ.
Абдрина Марія.
Абуткова Олимпіада, выб.
Адамюкъ Надежда.
222
Аквилянова Александра.
Атаманова Александра.
Березкина Аполлинарія.
Блюменталь Анна.
Бреннеръ Софья.
Бургеръ Ольга.
Винокурова Анна.
Вишневская Ольга.
Вишневская Юлія.
Григорьева Софья.
Дубровина Марія.
Жилякова Лидія.
Земляницкая Архелая.
Иванова Елена.
Иванова Елизавета.
Калинина Лидія.
Кедрова Софья.
Кидалинская Евгенія.
Колесникова Клавдія.
Корнрумфъ Маргарита.
1450. — Котляревская Зинаида.
Крамеръ Ольга.
Краснова Елизавета.
Кремлева Наталья.
Леваневская Марія.
Любимова Анна.
Максимова Анна.
Менделевичъ Хая.
Михайлова Марія.
Монастырская Вѣра.
Нефедьева Екатерина.
Орлова Клавдія.
Пальчикова Екатерина.
Парамонова Ольга.
Пацевичъ Алла.
223
Петрова Вѣра.
Печатникова Ева.
Плаксина Марія.
Полякова Анна.
Потапова Екатерина.
Предтеченская Лидія.
Простнева Марія.
Розенштейнъ Ольга.
Савчукова Марія, выб.
Сатрапинская Вѣра.
Соловьева Марія.
Трескина Елизавета.
Троицкая Марія.
Фирковичъ Анна.
Шнейдеръ Софья.
Эсмонтъ Ольга.
Яхонтова Екатерина.
56. Ѳедорова Екатерина.
Въ І-й классъ.
Аквилянова Надежда.
Алексѣева Ольга.
Астрономова Зинаида.
Богданова Екатерина.
Братолюбова Марія.
Брюно Надежда.
Васина Антонина.
Вешнякова Вѣра.
Владимірова Евдокія.
Гиляровская Ольга, выб.
Горлецкая Александра.
Ермолаева Елена, умерла.
Златолинская Надежда.
Иванова Антонина.
224
Калашникова Ольга.
Каргополова Марія.
Кожухина Людмила.
1500. — Кроль Марія.
Лисовская Елена.
Мануйлова Клавдія.
Молотилова Надежда.
Мосолова Марія.
Некрасова Анна.
Ольшевская Станислава.
Опарина Александра, выб.
Пальчикова Нина.
Панфилова Надежда.
Пацковская Зоя.
Песлякъ Зинаида.
Пикерсгиль Лидія.
Питерская Екатерина.
Рыбакова Марія.
Свѣчникова Елена.
Сергѣева Павла.
Симоненко Елена.
Сметанина Елизавета.
Смирнова Клеопатра.
Формаковская Евгенія.
Циновская Ольга.
Чемезова Софья, выб.
Шмейсеръ Александра.
12. Янкина Елизавета.
Въ II-й классъ.
1525. — Буторова Антонина, выб.
Буторова Варвара, выб.
Бисконтъ Адель.
Горячева Наталья.
225
Григорьева Маріонилла.
Де-Босодръ Екатерина, выб.
Кириллова Любовь.
Коровина Евдокія.
Кроль Татьяна, выб.
Лаптева Ольга.
Мосолова Анастасія.
Орленкова Александра.
Петрова Екатерина.
Пиѳіева Надежда.
Спичакова Валентина.
Таршина Надежда.
17. Шигалевская Анна.
Въ ІII-й классъ.
Григорьева Анна.
Кюнъ Луиза.
Тихонова Вѣра, выб.
Ханыкова Лидія.
Ярковская Марія.
Въ ІV-й классъ.
Воецкая Вѣра.
Каткова Александра.
Земляницкая Калерія,
1550. — Маклакова Татьяна.
Никольская Ольга.
Петрова Анна.
Попова Анна.
Въ V-й классъ.
Коржавина Надежда.
226
Кузнецова Лидія.
Назарова Клавдія.
Шаффолицкая Гизелла.
Въ ІV-й классъ.
Плотникова Лидія, Сер. мед. VII 1884 г.
Итого 132 ученицы.

Въ 1883 году.


Въ приготовительный.
Аврехъ Любовь.
Александрова Анастасія.
Александрова Анна.
Алексѣева Варвара.
Антонова Екатерина.
Аполлонова Екатерина.
Бабыкина Александра.
Бауэртъ Зоя.
Бердникова Марія.
10. Бычина Елизавета.
Бѣляева Раиса.
Вершинина Ольга.
Гаврилова Марія.
Гертикъ Эстеръ.
Гладышева Александра.
Григорьева Валентина.
Григорьева Людмила.
Громова Ольга.
Державина Марія.
20. Дубровина Варвара.
Дубинина Софья.
Евдокимова Варвара.
Жебровская Вѣра.
227
Заткевичъ Надежда.
Иванова Александра.
Иванова Вѣра.
Иванова Елизавета.
Иванова Ирина.
Иванова Марія.
30. Изергина Надежда.
Иринархова Марія.
1590. — Кабанова Елизавета.
Кабанская Александра.
Калачева Зоя.
Каменская Юлія.
Кельтау Адель.
1595. — Князькина Надежда.
Кононова Варвара.
Кочергинская Сарра.
40. Красицкая Юлія.
Крылаева Лидія.
Куваева Серафима.
Лебедева Надежда.
Лисицына Татьяна.
Ля-Фонъ Анна.
Макашина Ольга.
Марьинская Ольга.
Мельникова Александра.
Мировичъ Анна.
50. Муравьева Серафима.
Мурзаева Марія.
Надеждинская Ольга.
Назаровская Елизавета.
Никифорова Клавдія.
Никольская Марія.
Осипова Антонина.
Платонова Александра.
Попова Марія.
228
Прохорова Марія.
60. Псарева Анна.
Пудвинская Александра.
Ростковская Анна.
Рѣдникова Алевтина.
Свѣдомская Татьяна.
Свѣчникова Лидія.
Соломина Софья.
Стахѣева Елизавета.
Степанова Варвара,
Сущинская Вѣра.
70. Сущинская Екатерина.
Трубникова Ольга.
Туленкова Надежда.
Туркевичъ Юлія.
Фирковичъ Вѣра.
Чеботкевичъ Ольга.
Черняева Клавдія.
Шилова Екатерина.
Щербакова Марія.
Элпидина Екатерина.
Эрахтина Антонина.
Эсмонтъ Зинаида.
1640. — Ягодинская Елизавета.
83. Ямпольская Елизавета.
Въ І-й классъ.
Аверьянова Ольга.
Агенорова Елизавета.
Бауманъ Елена.
Беренсъ Анна.
Билярская Лидія.
Богдановская Надежда.
Вальцъ Ванда.
229
Васильева Александра.
Василькова Нина.
10. Введенская Раиса.
Венеціанова Фаина.
Виленская Вѣра. .
Витевская Зинаида.
Гаевичъ Марія.
Гортинская Надежда.
Гранская Марія.
Грибель Людмила.
Григорьева Анастасія.
Дмитріева Ольга.
20. Загоскина Ольга.
Золотницкая Наталья.
Иванова Александра.
Книзе Александра.
Комаровская Александра.
Комлева Александра.
Коновалова Ольга.
Корнилова Евдокія.
Кувшинская Ольга.
Лукина Марія.
30. Магницкая Нина.
Макарова Марія.
Макарова Софья.
Мильманъ Марія.
Михайлова Вѣра.
Морозовичъ Марія.
Некрина Марія.
Орленкова Софья.
Плянеръ Маргарита.
Платонова Елизавета.
40. Пронина Александра.
Розеновичъ Елена.
Розенъ Марія.
230
Рухлядева Варвара.
Самойлова Ольга.
Серафимова Клавдія.
Соколова Марія.
Тихова Марія.
Феопемптова Манефа.
1690. — Фрейтагъ Наталья.
50. Хрисогонова Вѣра.
Чепурина Лидія.
Шапурова Зинаида.
Элькенъ Аграфена.
Яковлева Вѣра.
Во ІІ-й классъ.
Алексѣева Ольга.
Бенингъ Ольга.
Волкова Александра.
Гуричкова Ольга.
1700. — Изергина Олимпіада.
Крогіусъ Алиса.
Кусакова Надежда.
Матвѣева Ольга.
Нагорбина Ольга.
Новакова Вѣра.
Пашковская Александра.
Пичугина Александра.
Прокофьева Анна.
Розенъ Марія.
Снѣгирева Александра.
Сорокина Софья.
Тихомирова Антонина.
Филатова Валентина.
Фортунатова Марія.
Чертова Марія.
231
Шатова Надежда.
22. Шацманъ Надежда.
Въ ІІІ-й классъ.
Вараксина Вѣра.
Васильева Софья.
Гейслеръ Марія.
Жукова Марія.
Кондакова Александра.
Крохмаль Ольга.
Митрофанова Марія.
Орлова Екатерина.
Тельпугова Ольга.
Таршина Надежда.
11. Черецкая Наталья.
Въ ІV-й классъ.
Гельманъ Ольга.
Иванова Евгенія.
Савицкая Маргарита.
Ѳоминыхъ Лидія.
Въ V-й классъ.
Кошурникова Наталья.
Липская Жозефина.
Липская Марія.
Въ VII-й классъ.
Кузнецова Олимпіада.
Итого 178 ученицъ.
232

Въ 1884 году (въ Январѣ).


Въ приготовительный.
Панкратова Надежда.
Петцольдъ Герта.
Петцольдъ Клара.

Поправка. Въ своемъ мѣстѣ, по ошибкѣ, пропущены поступившія:

Въ 1880 году.


Въ І-й классъ.
Егорова Антонина.

Въ 1881 году.


Въ ІІІ-й классъ.
Бѣлинская Марія.
Лазарева Устинія.
Въ ІV-й классъ.
Александровичъ Софья, VІІ 1884.

Въ 1882 году.


Во II-й классъ.
1744. Сатовская Антонина.
Итого съ 1871 года по Январь 1884 года включительно въ Казанской Маріинской женской гимназіи училось дѣвицъ 1744.
233
Изъ нихъ по сословіямъ:
Дочерей дворянъ — 138.
Дочерей чиновниковъ — 729.
Дочерей военн. высшихъ чин. — 62.
Дочерей военн. нижн. чин. — 56.
Дочерей духовныхъ лицъ — 128.
Дочерей купцовъ — 290.
Дочерей мѣщанъ — 245.
Дочерей крестьянъ — 49.
Дочерей иностранцевъ — 32.
По недосмотру не обозначено званіе у — 15.
Итого — 1744.
А всего въ теченіе двадцати пяти лѣтъ, считая съ основанія заведенія, въ немъ училось дѣвицъ 2477.
Изъ нихъ по сословіямъ:
Дочерей дворянъ — 161.
Дочерей чиновниковъ — 1099.
Дочерей военн. высш. чиновъ — 101.
Дочерей военн. нижн. чиновъ — 63.
Дочерей духовныхъ лицъ — 173.
Дочерей купцовъ — 407.
Дочерей мѣщанъ — 336.
Дочерей крестьянъ — 54.
Дочерей иностранцевъ — 61.
По недосмотру въ книгахъ званіе не обозначено у — 19.
Итого — 2477.

Важнѣйшія опечатки:

Стран.стр.Напечатано.Должно быть.
Загл. лис.5(1859—1384)(1859-1884)
6 снизу4ещеаще
8 —2СтогонинъСтоюнинъ
18 —5питомцамъпитомицамъ
20 свер.12АѳонасійАѳанасій.
22 —1666-ю60-ти
29 —416—7616.
30 —15по предметупо-прежнему
33 снизу5ЕгоЕя
35 свер.10НаступилъНаступалъ
— —13матерійматерей
37 —14ухитрилисьухитрялись
— —17суммысуммъ
38 снизу63123112
— —81250
39 свер.2исправленіемънаправленіемъ
40 —1представитьпредоставить
— —13поднимаетсяподнимется
41 снизу10приводилъпроводилъ
12 —7назнанійназваній
19 —4егоею
— —3родъходъ
51 —8училищузаведенію
53 —13читаемъ 1/2читаемъ: 1/2
55 свер.14вообще, длявообще, и для
59 сниз.4воспоминанія его.воспоминанія, его
II
Стран.Стр.Напечатано.Должно быть.
61 сверху14не имѣетъне имѣется
62 —587898389
— —12наградитьнаграждать
68 —1ВладіміраВладиміра
75 —11взродившаясявозродившаяся
77 —10такжетакого
83 —11замѣчательнозамѣчательною
83 снизу9подчеркъпочеркъ
— —2егоею
85 сверху15еяего
87 —7видаливидѣли
— —22но 1878но до 1878
90 —8былибили
97 —11ѲедоровнойѲеодоровной
101 —1ИскасовичъИскаковичъ
104 снизу13176517665
105 —9(отъ(отч.
117 —14предданныяпреданныя
120 —6традиціятрадиціи
125 —2руковидитъруководитъ
129 —4КсеніевскойКсеніинской
— —11СунцоваСумцова
138 сверху15языкъязыкѣ
144 —14недополнительнымъне дополнительнымъ
— —8жарюнѣжаргонѣ
147 —13АѳодикіяЛаодикія
— —22ПлягчеПлягге
157 снизу7ЛетвиноваЛитвинова
161 —6АнтельсонъАншельсонъ
163 сверху2ЩергинаИзергина
167 снизу11АлдинскаяАлянская
170 —10ЕвтогинаЕвтюгина
178 —16ГиршентрейГиртентрей
179 сверху11ГарталоваГорталова
III
Стран.Стр.Напечатано.Должно быть.
184 сверху9ЩергинаИзергина
188 —9ГлазкоГласко
189 —8КошковаКоткова
191 —3СаолинаСажина
197 —16К синаКрасина
198 —13ШаишинскаяШапшинская
199 —8(Готлидъ)(Готлибъ)
209 —8ФраценъФранценъ
209 —11ГителлаГизелла
211 —1ЩергинаИзергина
— —3КайницеръКапницеръ
212 снизу2МеньшковаМеньшикова
213 сверху16СемоковаСелюкова
214 —6МессаромъМессарошъ
216 —6ВѣлинскаяБѣлинская

Сверхъ этого фамилія архитектора, строившаго зданіе гимназіи, вездѣ напечатана Хрщоновичъ; слѣдуетъ читать: Хрщоновичъ.

Историческій очеркъ Казанской Маріинской Женской Гимназіи за двадцать пять лѣтъ ея существованія (1859-1884 г.г.)
© П. Смирновъ 1884
© сетевая версия - Борис Алексеев 2014


Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

СчетчикиПомощь / Donate
Рейтинг@Mail.ru


R221761093948
Z842053966555


PayPal


Комментарии приветствуются webmaster@personalhistory.ru.
© 2014 Борис Алексеев. Использование, иное, чем для персональных образовательных целей, требует согласования.
Последнее изменение 25.09.2014 20:15:58