Персональная история русскоязычного мира


Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

газета "Русский Инвалид", 1916, №№ 01-20

Год 1916 месяц Январь день 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Высочайшие приказы в №01 от 01.01.1916 за 19.12.1915 в №02 от 02.01.1916 за 19.12.1915 в №03 от 03.01.1916 за 19.12.1915 20.12.1915 в №04 от 04.01.1916 за 20.12.1915 21.12.1915 в №05 от 05.01.1916 за 21.12.1915 в №06 от 06.01.1916 за 21.12.1915 22.12.1915 23.12.1915 в №07 от 08.01.1916 за 23.12.1915 24.12.1915 в №08 от 09.01.1916 за 24.12.1915 25.12.1915 в №09 от 10.01.1916 за 26.12.1915 27.12.1915 28.12.1915 в №10 от 11.01.1916 за 28.12.1915 05.10.1915 в №11 от 12.01.1916 за 29.12.1915 22.11.1915 в №12 от 13.01.1916 за 30.12.1915 22.11.1915 в №13 от 14.01.1916 за 31.12.1915 01.01.1916 29.11.1915 в №14 от 15.01.1916 за 29.11.1915 13.12.1915 20.12.1915 02.01.1916 в №15 от 16.01.1916 за 03.01.1916 04.01.1916 13.12.1915 в №16 от 17.01.1916 за 05.01.1916 06.01.1916 13.12.1915 в №17 от 18.01.1916 за 07.01.1916 13.12.1915 в №18 от 19.01.1916 за 07.01.1916 в №19 от 20.01.1916 за 07.01.1916 08.01.1916 09.01.1916 в №20 от 21.01.1916 за 09.01.1916 10.01.1916 11.01.1916
См. также Высочайшие приказы о чинах военных 1812 г. генварской трети 1817 г. 1913 г. с.553-576 с.577-600 с.601-608 1914 г. с.1-16 с.17-32 с.33-40 с.41-48 1916 г. февраль декабрь 01-12 13-21 22-31

1-го Января

1916 г.                                                                                  Пятница № 1

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. Отбытие Его Императорского Величества в действующую армию. – Приказ армии и флоту. – Именные Высочайшие Указы. – От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайшем приказе от 19-го декабря. – Обеспечение подпрапорщиков и их семейств. – ВОЙНА. Военный обзор. – Война в 1915 г.Морской обзор. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ. Из картинок боя. В. Воронецкий. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

Официальный отдел

Его Величество Государь Император 30-го декабря 1915 года изволил отбыть из Царского Села к действующей армии.

Подписал: Министр Императорского Двора, генерал-адъютант граф Фредерикс.

 

ПРИКАЗ АРМИИ И ФЛОТУ

31-го декабря 1915 года.

Минул 1915 год, полный самоотверженных подвигов МОИХ славных войск. В тяжелой борьбе с врагом, сильным числом и богатым всеми средствами, они истомили его и своею грудью, как непреоборимым щитом Родины, остановили вражеское нашествие.

В преддверии Нового 1916 года, Я шлю МОЙ привет вам, МОИ доблестные воины. Сердцем и мыслью Я с вами в боях и окопах, призывая помощь Всевышнего на ваши труды, доблесть и мужество. Помните, что без решительной победы над врагом наша дорогая Россия не может обеспечить себе самостоятельной жизни и права на пользование своим трудом, на развитие своих богатств. Проникнитесь поэтому сознанием, что без победы не может быть и не будет мира. Каких бы трудов и жертв нам ни стоило это, мы должны дать Родине победу.

В недавние дни Я приветствовал некоторые полки на прославленных сентябрьскими боями полях Молодечно и Вилейки. Я сердцем чувствовал горячее стремление и готовность всех и каждого до конца исполнить свой святой долг защиты Родины.

Я вступаю в Новый год с твердою верою в милость Божию, в духовную мощь и непоколебимую твердость и верность всего русского народа и в военную доблесть Моих Армии и Флота.

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:

«НИКОЛАЙ».

 

ИМЕННЫЕ ВЫСОЧАЙШИЕ УКАЗЫ,

данные Правительствующему Сенату

1915 года, декабря 13-го. «Начальнику Главного Интендантского Управления и главному интенданту Военного Министерства, генералу-от-инфантерии Шуваеву – Всемилостивейше повелеваем быть главным полевым интендантом».

Декабря 18-го. «Нашего генерал-адъютанта, генерала-от-кавалерии Константина Максимовича – Всемилостивейше назначаем помощником командующего Императорскою Главною Квартирою, с оставлением генерал-адъютантом».

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

31-го декабря 1915 года

Западный фронт

В Галиции, на фронте Средней Стрыпы, противник, под прикрытием снежной бури, два раза делал попытки перейти в наступление в районе Доброполе, но оба раза был отбит огнем. В этом районе и в районе к северо-востоку от Черновиц, противник был вынужден очистить часть окопов, которые нами и заняты.

Черное море

29-го декабря, наши миноносцы уничтожали потерпевшую аварию у Анатолийского берега неприятельскую подводную лодку. Ими же уничтожено два парусных судна с углем.

Кавказский фронт

В долине р. Архаве, нашим огнем рассеян турецкий отряд, производивший работы по укреплению позиций. В районе Арджиша, у селения Хавсюнек, столкновения с значительными силами курдов.

 

 

Высочайшие награды,

Объявленные в Высочайшем приказе 19-го декабря 1915 года

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

За отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

В Корнеты:

По кавалерии:

Прапорщик армейской кавалерии, состоящий в 11-м драгунском Рижском полку, Прокопчук (Александр), с 6-го мая 1915 года.

В Подпоручики:

По пехоте:

Прапорщики армейской пехоты, состоящие:

В пехотных полках:

11-м Псковском Генерал-Фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленского, Мигаль (Пантелеймон), с 6-го мая 1915 года.

34-м Севском Генерала Графа Каменского, Моцак (Аким), с 6-го февраля 1915 года.

35-м Брянском Генерал-Адъютанта Князя Горчакова: Дедок (Потап), с 17-го декабря 1914 года и Паник (Никита), с 10-го марта 1915 года.

40-м Колыванском, Заорский (Станислав) с 1-го января 1915 года.

44-м Камчатском: Походенко (Евдоким), с 7-го ноября и Павленко (Трофим), с 11-го декабря – 1914 года.

45-м Азовском Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Дородных (Григорий), с 25-го мая 1915 года.

49-м Брестском Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича: Ангуладзе (Николай), с 19-го марта и Гаврилин (Герасим), с 7-го апреля – 1915 года.

50-м Белостокском, Купреев (Кирилл), с 4-го мая 1915 года.

52-м Виленском Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича, Коваленко (Григорий), с 6-го июня 1915 года.

53-м Волынском Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича, Раевский (Иван), с 6-го февраля 1915 года.

82-м Дагестанском Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича, Дьяконов (Владимир), с 5 июля 1915 г.

85-м Выборгском, Жилин (Иван), с 13-го декабря 1914 года.

126-м Рыльском: Белоцерковец (Иван) и Микульский (Архип), оба – с 17-го февраля 1915 года.

133-м Симферопольском: Черемухин (Дмитрий), с 26-го февраля и Перонко (Степан), с 7-го марта – 1915 года.

140-м Зарайском, Колесников (Павел), с 21-го февраля 1915 года.

149-м Черноморском, Бобровников (Федор), с 21-го февраля 1915 года.

168-м Миргородском, Яблонский (Ефим), с 6-го мая 1915 года.

176-м Переволоченском, Добронравов (Николай), с 26-го апреля 1915 года.

188-м Карсском, Бабенко (Ефим), с 20-го мая 1915 года.

– Константиноградском, Квитка (Пантелеймон), с 3-го декабря 1914 года.

– Купянском, Ткач (Филипп), с 3-го декабря 1914 года.

– Александрийском, Короткевич (Митрофан), с 16-го декабря 1914 года.

В стрелковых полках:

10-м: Нижерадзе (Дмитрий), с 11-го января и Поцелуев (Павел), с 28-го января – 1915 года.

16-м Императора Александра III, Бабин (Даниил), с 15-го декабря 1914 ода.

Сибирских:

2-м Генерал-Адъютанта Графа Муравьева-Амурского, Хомяк (Владимир), с 14-го февраля 1915 года.

4-м: Ковальчук (Карп), с 9-го ноября 1914 года и Ткаченко (Василий), с 3-го января 1915 года.

7-м, Данилин (Александр), с 14-го февраля 1915 года.

12-м Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, Дорохов (Иван), с 1-го марта 1915 года.

По казачьим войскам:

В Хорунжие:

Прапорщик Кубанского казачьего войска, состоящий в – Уманском полку того же войска, Ставицкий (Федор), с 27-го января 1915 года.

 

УТВЕРЖДАЮТСЯ:

Производство – 31-го декабря 1914 года, за отличия в делах против неприятеля:

По пехоте:

В Прапорщики армейской пехоты:

Подпрапорщик:

9-го гренадерского Сибирского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полка: Маркевича (Евгения), Кирпы (Григория), Кривуцы (Федора) и Москвичева (Ефима).

Пехотных полков:

17-го Архангелогородского Великого Князя Владимира Александровича: Копневого (Никиты), Стегниченко (Игнатия), Теслюка (Исидора) и Лося (Василия).

18-го Вологодского Его Величества Короля Румынского, Гордеева (Мартина).

19-го Костромского: Миронова (Василия), Дунаевского (Ивана) и Попова (Федора).

189-го Измаильского, Горбунова (Василия).

194-го Троицко-Сергиевского: Стерхова (Фаддея) и Оленчука (Савелия).

– Дрисского: Морозова (Федора) и Иевлева (Николая).

– Сибирского стрелкового полка: Стурова (Василия), Беседина (Василия) и Кожарова (Павла).

Унтер-офицера 17-го пехотного Архангелогородского Великого Князя Владимира Александровича полка Печеного (Василия).

По артиллерии:

В Прапорщики легкой артиллерии:

Артиллерийских бригад:

– Подпрапорщика Шелопаева (Якова).

48-й, фейерверкера Шапошникова (Николая).

По казачьим войскам:

В Прапорщики Донского казачьего войска, подхорунжего – Донской казачьей особой сотни Семилетова (Степана).

По запасу армии:

В Прапорщики запаса армейской пехоты:

Призванных из запаса:

В пехотные полки:

192-й Рымникский, зауряд-Прапорщика Прохорова (Якова) – по Чистопольскому уезду.

– Дрисский, подпрапорщика Булаева (Николая) – по Нижнеломовскому уезду.

189-й Измаильский, унтер-офицеров: Клементьева (Александра) и Долбасова (Евгения), обоих – по Cамарскому уезду.

Производство – 29-го марта 1915 года, за отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

По пехоте:

В Прапорщики армейской пехоты:

Зауряд-Прапорщика 7-го пехотного Ревельского Генерала Тучкова 4-го полка Яковлева (Михаила),

Подпрапорщиков:

Пехотных полков:

5-го Калужского: Соболя (Федора) Смыкова (Сергея),

всех троих – с 29-го марта 1915 года.

84-го Ширванского Его Величества: Еремина (Ивана), Лихобабы (Кондрата), обоих – с 27-го сентября 1914 года, Селегея (Никиты), с 28-го сентября 1914 года, Кононенко (Дмитрия) и Галушки (Дмитрия), обоих – с 29-го сентября 1914 года.

104-го Устюжского Генерала Князя Багратиона, Тарасова (Гавриила),

150-го Таманского: Блинова (Ивана) и Сапожникова (Алексея),

160-го Абхазского, Емельянова (Дмитрия), всех четверых – с 29-го марта 1915 года.

– Новоржевского Титенкова (Василия), с 12-го января 1915 года.

Сибирских стрелковых полков:

7-го, Манжании (Алексея), с 29-го марта 1915 года.

24-го: Эндакова (Игнатия), с 8-го декабря 1914 года и Давыдочкина (Ивана), с 11-го января 1915 года.

32-го: Гурского (Михаила) и Алексеева (Семена),

43-го: Никонова (Федора), Прийма (Ивана) и Тетерина (Еремея),

9-го Туркестанского стрелкового полка: Барабанова (Ивана), Шамшеева (Ивана), Кашицина (Василия) и Черняева (Федора),

Стрелковых полков:

14-го Сибирского, охотника, унтер-офицерского звания, Мордвинова (Константина),

20-го Туркестанского, унтер-офицера Базара (Николая),

всех одиннадцати – с 29-го марта 1915 года.

По артиллерии:

В Прапорщики легкой артиллерии, подпрапорщика 16-й артиллерийской бригады Корнева (Григория), с 29-го марта 1915 года.

По казачьим войскам:

В Прапорщики Оренбургского казачьего войска, вахмистра – Оренбургской казачьей особой конной сотни Верхошенцева (Николая), с 29-го марта 1915 года.

 

По запасу армии:

В Прапорщики запаса армейской пехоты:

Призванных из запаса:

В 151-й пехотный Пятигорский полк, зауряд-Прапорщика Видякина (Ильи), с 13-го февраля 1915 года.

 

Унтер-офицеров:

В пехотные полки:

38-й Тобольский Генерала Графа Милорадовича, Подкопая (Ивана),

150-й Таманский, Денисченко (Павла),

В Стрелковые полки:

27-й Сибирский, Попова (Василия),

20-й Туркестанский: Арефьева (Федора) и Сиротина (Михаила),

всех пяти – с 29-го марта 1915 года.

Производство – 1-го сентября 1915 года, за отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

По кавалерии:

В Прапорщики армейской кавалерии, унтер-офицера 12-го уланского Белгородского полка Троицкого (Василия), с 10-го июня 1915 года.

По пехоте:

В Прапорщики армейской пехоты:

Подпрапорщиков:

Пехотных полков:

61-го Владимирского: Сердюка (Гавриила), с 25-го декабря 1914 года, Борчана (Ивана), с 5-го июня 1915 года и Новожилова (Василия), с 17-го июня 1915 года,

90-го Онежского: Новикова (Тараса) и Кашина (Дмитрия),

12-го Стрелкового полка, Красникова (Афанасия),

всех троих – с 1-го сентября 1915 года.

 

По казачьим войскам:

В Прапорщики Донского казачьего войска, подхорунжих 7-го Донского казачьего Войскового Атамана Денисова полка: Ганина (Матвея) и Блинова (Ивана); обоих – с 1-го сентября 1915 года.

В Прапорщики Оренбургского казачьего войска, подхорунжего 1-го Оренбургского казачьего Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка Сгибнева (Дмитрия), с 26-го мая 1915 года.

По инородческим войскам:

В Прапорщики армейской кавалерии:

Урядников конных полков:

Кабардинского, Жантиева (Могомета), с 29-го мая 1915 года.

Татарского: Карангозова (Ивана), Князя Багратиона-Мухранского (Семена) и Князя Амилахвари (Вахтана), всех троих – с 1-го сентября 1915 года.

 

О составе Верховного военно-уголовного суда

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Высочайше соизволил назначить в состав Верховного военно-уголовного суда на 1916 год: Инженер-Генерала Князя Туманова, Генерала от Инфантерии Фролова, Генерала от Кавалерии Гершельмана и Генералов от Артиллерии Никитина и Чернявского.

 

О составе частного присутствия Военного Совета на 1916 год

Высочайше повелено: в частном присутствии Военного Совета в 1916 году быть председательствующим Генералу от Инфантерии Щербову-Нефедовичу и членами: Генералам от Инфантерии: Глазову, барону фон-Ашебергу, Романенко и Ольховскому, Генералу от Артиллерии Кузьмину-Короваеву и Генералам от Инфантерии: Гейсману и Саввичу.

 

 

 

Обеспечение подпрапорщиков и их семейств

В настоящее время подпрапорщики из сверхсрочнослужащих возбуждают ходатайства о выяснении прав на денежное довольствие от казны как их самих, так и их семейств.

Вследствие сего главное интендантское управление считает соответственным дать следующее разъяснение.

Призванные при мобилизации, а равно и состоявшие до начала войны на действительной военной службе подпрапорщики из сверхсрочнослужащих в армии по закону подлежат удовлетворению: на фельдфебельских должностях – усиленным жалованьем в размере 108 руб. в год (приказ по воен. вед. 1908 года № 416) и добавочным жалованьем – 342 руб. (или 402 руб., в зависимости от числа лет службы) в год (приказ по воен. вед. 1911 года № 446); на должностях взводных (старших) унтер-офицеров: усиленным жалованьем в размере 72 руб. и такими же добавочными (те же приказы).

В гвардии эти оклады увеличены: фельдфебелю – подпрапорщику полагается усиленного жалованья 117 руб. в год, подпрапорщику на должности взводного унтер-офицера – 81 руб. Добавочное жалованье производится им в таких же размерах, как и армейским подпрапорщикам.

Если подпрапорщикам поручено исполнение обязанностей младших офицеров, то они приобретают также право на суточные деньги, положенные в подлежащих случаях младшим офицерам их части, но в половинном размере, на порционы по 9 разряду и на прогонные деньги при командировках в размере, положенном обер-офицерам (приказ по воен. вед. 1911 года № 446).

Эвакуированные с театра военных действий за ранами или болезнями подпрапорщики за время увольнения, для поправления здоровья, в продолжительные отпуски сохраняют положенное денежное довольствие (прик. по воен. вед. 1915 год № 174).

Подпрапорщики, эвакуированные с занимаемых должностей младших офицеров за ранами, контузиями, увечьем в боях и отравлением удушливыми газами, состоя на учете эвакуационных пунктов или находясь в отпуску по последствиям ран, контузий, увечий или отравления удушливым газами, получают также суточные деньги, по 80 коп. в сутки (приказ по воен. вед. 1915 года № 529), но при этом они уже не имеют права на суточные деньги по 25 коп. в сутки, установленные уволенным в продолжительные отпуски нижним чинам (приказ по воен. вед. 1915 год № 297).

Для подпрапорщиков, не окончивших войсковых школ или произведенных в это звание по Георгиевскому Статуту, производство жалованья установлено двояким образом:

1) Произведенным на вакансии – штатное жалованье по званию и добавочное (342 или 402 руб. в год).

2) Произведенным без назначения на соответственные должности одно штатное жалованье по званию (приказ по воен. вед. 1915 года № 506).

Семьи подпрапорщиков имеют право получать за своих глав, выступивших в поход, часть их казенного денежного содержания, с согласия глав – в размере по личному их усмотрению, без согласия же имеют право требовать удержания в свою пользу не более одной трети получаемого главою содержания (ст. 894 кн. XIX, изд. 1910 г., С. В. II. 1869 г.).

Если подпрапорщик состоял на действительной военной службе в мирное время, перед мобилизацией, и его семья имела право на получение квартирных денег, то это право сохраняется за семьей также в военное время, в размере половинного оклада младшего обер-офицера (ст. 25 положения, объявленного в приказе по воен. вед. 1911 года № 446, и приказ по воен. вед. 1914 года № 718).

Семьи же подпрапорщиков, призванных из запаса при мобилизации, не имеют права на получение квартирных денег, так как на точном основании вышеприведенного приказа за № 718 семьям тех подпрапорщиков, которые, состоя в запасе, не пользовались правом на квартирные деньги для своих семей в мирное время, не принадлежит таковое право и во время похода.

Выдача денежного довольствия и квартирных денег семьям выступивших в поход подпрапорщиков производится порядком, указанным в циркуляре главного штаба 1914 года за № 193 (п. 14 сего циркуляра), но особым «аттестатам», выдаваемым уездными воинскими начальниками.

В отдаленных военных округах семьи подпрапорщиков могут, по желанию, возвращаться на казенный счет на родину из пунктов мирного квартирования частей, где их главы находились на службе до выступления на театр военных действий, а равно им предоставляется право обратного переезда, по окончании войны, к своим главам (приказ по воен. вед. 1914 года № 777).

 

ВОЙНА

Военный обзор

Чего достигли немцы и что могут предпринять в дальнейшем

Второй раз мы встречаем Новый Год на поле брани. Истекает полтора года, как началась европейская война. В начале её эта цифра казалась маловероятною, так как существовало мнение, что на такой срок современная война затянуться никак не может. Однако, признание факта дальнейшей длительности её уже не требует особых доказательств.

Война до «полной победы», вот лозунг, прозвучавший твердым и уверенным тоном по рядам армий согласия, а это указывает на то, что на окончание её потребуется еще не мало времени.

Война идет на истощение сильного врага, которое достижимо, конечно, не в короткое время.

Больше всего наш противник боится твердости нашего решения в достижении поставленной задачи, так как в этом он видит начало и основу «своего конца».

Начиная войну, Германия с Австро-Венгрией были сильнее своих врагов, так как обладали большою армией с сильными кадрами и, рассчитывая на молниеносное разрешение вопросов стратегии, бросали крупные массы на фронты, где намечались очередные операции большего масштаба. Такая система привела, к тому, что кадры германо-австрийских армий стали расходоваться полным темпом и этим как бы – намечалось, что о длительной войне у германского генерального штаба предположений не имелось.

Колоссальные цифры потерь наших противников, изображаемые разными источниками в разном виде, но указывающие на то, что они, во всяком случае, не малы, в большой мере подорвали общий запас людей, пригодных для пополнения их действующих армий. К концу 1915 года, осенью, когда общее наступление германо-австрийцев на нашем восточном фронте задержалось и обе стороны перешли к позиционной борьбе, по условиям напоминающей таковую же на фронте наших союзников, со стороны противника резко обрисовалась забота беречь людей, заменяя их везде, где только представляется возможным, техникой, машинами и применением сильных фортификационных сооружений, которые по своей виртуозности в некоторых случаях превзошли все возможные по этому вопросу представления и ожидания. Особенно в этом смысле германцы зарекомендовали себя на западном фронте наших союзников. Одним словом, быстро маневрировавшие в начале войны австро-германские армии вросли глубоко в землю и держатся за нее настолько сильно, насколько позволяют им это их технические способности и ухищрения.

Естественно, что атаки таких позиций должны стоить больших жертв и требовать громадной затраты жертв и времени.

Достигнув такого положения и состояния на главных двух европейских фронтах, австро-германцы, экономя живую силу, вынуждены вести дальнейшую войну с чрезвычайной осторожностью. Таким образом, теперь именно начинается самая опасная для противника фаза войны, где от него потребуется выдержать в полной мере испытание своих нервов. Конечно, всякие меры в этом отношении со стороны армий согласия будут все больше затруднять создавшееся для противника положение.

«Война только начинается», считает шведское общество, так как только теперь начинают вырисовываться с полной очевидностью сильные и слабые стороны борющихся сторон. До сего же времени эти глубоко-основные данные были затушеваны «громом побед», о которых император Вильгельм старался как можно шире оповещать весь мир.

Чем рельефнее стали выступать данные, указывающие на то, что силы русских, англичан и французов все более и более стали возрастать, воинственный тон германского общества начал заметно понижаться. К предстоящему 1916 году граждане Германской империи призываются к терпению и готовности вынести все тяготы, которые могут еще их постичь из-за условий войны. Видимо, надежды на скорый мир покинули головы даже самых больших германских оптимистов.

Итак, война на крайнее и решительное истощение; другого исхода не видно.

Русская армия верит в свои силы и спокойно взирает на будущее; то же переживание чувств она видит и в рядах наших доблестных союзников.

И это спокойствие, чуждое всякой рекламы, черпается в уверенности, что вся Россия живет единой мыслью: «победить, каких бы жертв это ни стоило»!

Логика вещей и поруганная честь говорит за то, что о другом конце противники императора Вильгельма не помышляют, да и помышлять не могут.

Создается впечатление, что германцы вновь хотят нанести удар нашим союзникам на франко-бельгийском фронте, и предположения на этот счет нами уже неоднократно высказывались. Это вполне логично и возможно. После очередь будет за нами, и все это отлично понимают; но надо не забывать, что время «тевтонских шквалов» прошло. Помышлять же о прежней молниеносности не приходится, а в этом до сего времени была главная сила наших врагов. Даже половинного масштаба удар противника по нашим позициям и по позициям наших союзников будет ему стоит гораздо больших жертв людьми, чем это обходилось ему раньше, когда он мог быстро и свободно маневрировать.

Атака трудна теперь и для нас, и для французов и англичан; в этом наше сходство с условиями положения противника, и военное счастье надо брать временем, измором, а в этом случае козыри не в руках фельдмаршалов германского императора.

Г. Клерже.

 

Война в 1915 г.

Начавшаяся 19-го июля 1914 г. европейская война продолжалась с прежним ожесточением в течение всего минувшего года, причем особенно тяжелые испытания выпали на долю России и нашей доблестной армии, явившей в самые трудные минуты борьбы против сильнейшего и снабженного в изобилии всеми техническими средствами противника присущие ей достоинства – самоотверженное мужество, крайнюю выносливость и беззаветную преданность своему долгу. Дальнейшее вторжение врага было остановлено под руководством Верховного Вождя Государя Императора, принявшего на Себя высшее командование армией 22-го августа и затем, в знак вящего единения с нею, возложившего на Себя по ходатайству Георгиевской Думы орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия, украшающий грудь стольких героев настоящей войны.

За истекший год в число воюющих держав вступили еще два государства: Италия, остававшаяся до того времени нейтральною, возмутившись неестественным союзным договором с немецкими державами, порвала связь с ними и, воодушевленная желанием освобождения из-под чужестранного владычества населенных итальянцами территорий, 11-го мая объявила войну Австро-Венгрии, а позднее Турции и Болгарии. Всеобщее негодование в славянском мире вызвало выступление 2-го октября на стороне наших врагов Болгарии, которую происки немецких агитаторов и немецкого ставленника Фердинанда Кобургского заставили вновь начать братоубийственную войну против Сербии, вовлекшую болгар также в столкновение с нашими союзниками французами и англичанами. В нейтральной Персии интриги германцев и турок, сопровождавшиеся подкупом и доставкой оружия, вызвали бунт жандармов, организованных шведскими офицерами, и образование вооруженных банд, с которыми наши отряды вели успешную борьбу, нанося им поражения и занимая важнейшие центры восстания.

Переходя к краткому очерку военных действий, остановимся прежде всего на нашем западном фронте, долгое время бывшем главным театром войны, в виду происходивших тут длительных военных операций. В обширном смысле военные действия здесь могут быть разделены на 3 крупных периода: 1) с начала года до половины апреля, когда началось большое наступление наших противников; 2) с середины апреля до середины сентября, в течение коего развивалась наступательная операция неприятеля и 3) с половины октября до конца года, когда она была остановлена и наши войска местами стали теснить противника и в конце периода предприняли в свою очередь наступательную операцию на южном участке фронта.

К началу отчетного года в Восточной Пруссии германцы занимали оборонительные линии по р. Ангерап и Мазурским озерам; в районе правого берега Вислы находились на нашей территории в районе Серпца; в Завислинском крае, после яростных попыток пробиться к Варшаве были остановлены впереди наших позиций на реках Бзуре и Равке до Пилицы, а южнее наши войска на р. Ниде положили предел наступлению австрийцев. В Галиции нами были достигнуты крупные успехи: против Кракова наши позиции тянулись вдоль р. Дунайца в 25 верстах от крепости, занят был важный проход через Карпаты у Дуклы, и на остальном протяжении Карпатского хребта наши войска подошли к перевалам у Лупкова, Ужка, южнее прочно занимали позицию у Козювки и Тухлы по направлению к перевалу Бескид, а также перевалы Вышков и Ворохта; наконец, нами занята была вся Буковина и войска наши утвердились здесь на пограничном с Венгрией перевале Карпат Кирлибаба. Крепость Перемышль была обложена особою армией.

В течение I периода в начале января в В. Пруссии было затишье; с 12-го января наши войска переходили в наступление в районе Пилькален и Мальвишкен – Ласденен, 20-го числа в одном пункте перешли р. Ангерап. В районе правого берега Вислы, они заняли Серпец. В Завислинском крае германцы неоднократно проявляли активность против наших позиций на Бзуре и Равке, главным образом, на участке Боржимов – Гумин – Воля-Шидловская, где 3-го января перешли в наступление 6 полками, а 18-го – 20-го января даже 7 дивизиями на фронте в 10 верст, но каждый раз были отбиваемы с большими потерями; на р. Ниде происходил преимущественно артиллерийский бой. В Галиции на фронте р. Дунайца было сравнительное затишье, от Дуклы и в долине р. Лаборец, у перевала Лупков, наши войска постепенно продвигались вперед. На прочих перевалах противник стал усиливаться и здесь появились германские части войск, главным образом, против позиции у Козювки и на перевале Кирлибаба, где 8-го января была нами отбита атака.

25-го января германцы из В. Пруссии перешли в наступление, получив подкрепления, по-видимому, в составе 4 свежих корпусов; сначала это четвертое крупное наступление германцев обозначилось на линии Хоржеле – Мышинец – Иоганисбург, затем на севере, в районе Тильзита и Юрбурга и, наконец, от фронта р. Ангерап и Мазурских озер к Вильковишкам, Августову и к крепости Осовцу. Одновременно на правом берегу Вислы, германцы в виде демонстрации, наступали через Серпец к линии Рационж – Плоцк, а на Карпатах 25-го января германцы в густых строях атаковали позицию у Козювки, а на Буковинской границе, австро-германские войска перешли в наступление значительными силами; у Козювки повторные атаки были отбиты, а в Буковине наши войска отошли на новые позиции и 3-го февраля отошли за р. Прут. В восточной Галиции противник занял Надворную и Станиславов, но 19-го февраля был остановлен и нами снова занят г. Станиславов.

На северном участке фронта наша X армия отходила под натиском противника, причем 20 корпус генерала Булгакова в Августовских лесах в течение нескольких дней геройски задерживал наступление германцев; 6-го февраля немцы направлялись к переправам через р. Неман и передовым укреплениям Гродны, но 13-го числа на этом участке перешли к обороне, а после целого ряда упорных боев к 19-го марта были оттеснены до линии Пильвишки – Мариамполь – Кальвария – Сувалки – Августов. На крайнем севере наш отряд с 5-го до 10-го марта занимал г. Мемель. Крепость Осовец вела мужественную борьбу с тяжелою артиллерию противника; несколько атак на передовые позиции были здесь отбиты. На фронте р. Нарева германцы развили сильное наступление, у Едвабно 6-го февраля доходили до реки, а от участка Хоржеле – Млава вели упорное наступление к г. Праснышу; с 10-го по 15-е февраля город два раза переходил из рук в руки, но остался за нами и в кровопролитных боях здесь было взято в плен до 10000 германцев.

На фронте р. Нарева после упорных боев, в которых были захвачены пленные, орудия и пулеметы, германцы к 15-му марта были оттеснены до линии Мышинец – Серафим – Вах в 10 – 15 в. от границы. В районе правого берега Вислы немцы дошли до линии Рационж – Пдоцк. Затем на всем северном участке происходили местные столкновенья особенно на Наревском фронте; германские цепеллины делали набеги на города, а наши «Ильи Муромцы» производили удачные ответные налеты.

14-го апреля германцы перешли в наступление на новом участке – к северу от р. Немана по 2 направлениям: от Тильзита на Шавли и от Юрбурга на Россиены; они заняли Россиены и 15-го апреля дошли до р. Дубиссы; 18-го числа немцы находились в районе Шавли, а 20-го апреля передовые отряды их находились впереди Либавы и Митавы. На Завислянском фронте во время описанных операций господствовало сравнительное затишье.

В Галиции на фронте Дунайца, после отражения нескольких атак противника у Заключина, было спокойно. В направлении Дукла – Бардеев, в районе перевала Лупков и перевала Ужок и на позиции Козювка происходили упорные бои. Под Перемышлем 6-го февраля и 8-го марта были отражены вылазки, а 9-го марта крепость сдалась армии генерала Селиванова с гарнизоном в 120000 человек и более 1000 орудиями. После этого наши войска продолжали наступление в районе Карпат, перевалили через хребет, захватывая пленных в районе Дуклы, Лупкова и Ужока и на этом фронте заняли прочные позиции на западных склонах Карпат; юго-восточнее наши войска удерживались на Козювке у Вышкова и в районе Залещиков. С 6-го по 30-е марта в Галиции было взято свыше 70000 пленных при 900 офицерах, более 30 орудий и 200 пулеметов. До половины апреля число пленных еще значительно возросло.

Во II периоде с 18-го апреля началось наступление австро-германцев очень значительными силами сначала в Галиции от Кракова и в районе Дуклы, под руководством фельдмаршала Макензена. Войска наши от р. Дунайца постепенно отходили на последовательные позиции, всюду оказывая энергичный отпор противнику, и к 1-му мая отошли за р. Сан, оставаясь на левом берегу её только на нижнем течении и в районе Перемышля. Сильный натиск в районе Дукла вызвал отход наших войск с перевалов Карпат. Одновременно австрийцы в Завислинском крае повели наступление на р. Ниде, но 4-го и 5-го мая в районе Опатова потерпели поражение, с потерею 5000 человек пленными.

На Сане 4-го мая германцам удалось переправиться на участке Ярослав-Лезахов и, применяя массовое построение клином, вдаться в наше расположение и затем распространиться на правом берегу реки; к югу от Перемышля части его также наседали между крепостью и Большим Днестровским болотом, 15-го мая частями 3 Кавказского корпуса на левом фланге немцев была произведена блестящая контратака, занято Синява и захвачено 7000 пленных; 18-го и 19-го мая противник сильно бомбардировал и атаковал западные форты Перемышля, доставлявшие лишь слабую защиту.

20-го мая наши войска очистили Перемышль и отошли на позицию на р. Вишне и в районе Мосциска. Южнее наши войска успешно отражали атаки австрийцев на р. Прут и отбросили их за реку; в районе между Днестровским болотом и долиной противник вел ожесточенные атаки, неоднократно отбиваемые с большими для него потерями; около 20-го мая он повел атаки большими силами против переправы у Микалаева и по обе стороны её на Днестре.

В северном районе нашего фронта германцы были вытеснены из Курляндии и 20-го апреля наши войска вновь заняли Шавли, противник только удержался в Либаве, занятой им 25-го апреля. На этом театре затем происходили ожесточенные бои на фронте р. Дубиссы и к западу от Шавли.

После 20-го мая в Галиции войска наши, во исполнение стратегического плана, отходили на несколько последовательных позиций с р. Вишни на Городокскую позицию, а на севере к р. Танев, затем на Львовскую и потом, очистив Львов 9-го июня, далее на восток и северо-восток, задерживая наступление противника на каждой новой позиции, производя контратаки и нанося неприятелю большие потери, причем к югу от Львова упорно оборонялись переправы на верхнем Днестре, на Гнилой Липе и затем на Золотой Липе, а переправа на Днестре у Залещиков была удержана нами. К 20-му июня выяснилось наступление главных сил противника к северу, по направлению на Люблин – Холм; они дошли до линии Аннополь – Красник – Тарногура. В соответствии с положением дел на правом берегу Вислы, наши войска на левом берегу реки отошли на фронт Юзефов – Сенно и до р. Пилицы. На средней Висле было сравнительно тихо, на фронте Нарева происходили местные столкновения, у Осовца продолжался огонь и отбиты атаки против позиции у Сосни. К северу от Немана было без перемен.

В двадцатых числах июня на фронте между Вислою и Бугом энергичными контратаками на участках Уржендов – Быхова и к востоку от Красника наступление противника к линии Люблин – Холм было остановлено; натиск его здесь видимо ослабел. В то же время стала обрисовываться новая наступательная операция германцев на Наревском фронте против другого фланга нашего центрального расположения на Висле. Она началась 24-го июня атакою у Еднорожца, на р. Оржиц и постепенно развивалась на всем фронте Нарева, особенно на участке Еднорожец – Прассныш, а также в районе Цеханова; 1-го июля наши войска отошли к югу от Прасныша на второлинейные позиции.

Производя энергичные контратаки, войска наши 4-го июля заняли более близкие к Нареву позиции. Германцы 7-го июля приблизились к реке на участке Рожаны – Пултуск и обстреливали Остроленку; 10-го числа после упорных боев, в которых немцы применяли удушливые газы, им удалось переправиться южнее Рожан; 12-го и 13-го июля шли упорные бои на линии от Доброленки (8 вер. ю.-з. от Остроленки до района Новогеоргиевска). Ожесточенные бои продолжались на левом берегу р. Нарева в направлении на Ломжу и в районе крепости Новогеоргиевска.

Одновременно с натиском на обоих флангах нашего центрального расположения Варшава – Ивангород, противник и на этом фронте перешел к активным действиям: 24-го июня он атаковал на Болимовском направлении в районе Гумина; с 10-го июля начались атаки передовых позиций в районе Ивангорода; 17-го июля противнику удалось переправиться через Вислу в районе Мациевицы; но он встретил на правом берегу упорное сопротивление. На Варшавском фронте в виду натиска противника с обоих флангов, войска наши с фронта Бзуры и Равки сначала 4-го июля были отведены на позиции Блоне – Надаржин, а 20-го июля на Варшавскую позицию.

Между Вислою и Бугом противник 3-го июля вновь перешел в наступление в Люблинском и Холмском направлениях; после упорных боев, в которых наши войска оказывали энергичное сопротивление, они 17-го июля по приказанию очистили Люблин и перешли на новые позиции; 19-го числа они отошли к северу от Холма. На верхнем Буге, Золотой Липе и Днестре наши войска удерживали свои позиции и отражали атаки противника.

На северных участках нашего фронта германцы также предприняли активные действия: к западу от р. Немана они от фронта Пильвишки – Кальвария – Сувалки 1-го июля стали продвигаться вперед, 8-го числа происходили бои на р. Еси к западу от Ковны.

Между Неманом и морем 24-го июня противник атаковал в районе ст. Муравьева, к северу от Шавли; 1-го июля он здесь усилился и перешел в наступление от Либавы на Туккум; после упорных боев под Шавли, наши войска стали отходить на северо-восток; южнее противник от р. Дубиссы наступал к Поневежу; 21-го июля они на северном участке находились на берегу р. Миссы и к востоку от Поневежа.

Главною целью крупной наступательной операции наших противников был стратегический обход с обоих флангов нашего центрального расположения в районе Варшавы; противник хотел принудить нашу армию к генеральному сражению при крайне невыгодных для неё условиях.

Во избежание сего, 23-го июля было приказано очистить Варшаву и армии отходить на новый фронт Ковно – Гродно – Брест-Литовск. Трудная операция эта, вследствие натиска противника с обоих флангов, с севера по направлению на Белосток и с юга от Люблина и Холма была выполнена удачно при непрерывных арьергардных боях и контратаках на флангах.

М. Б.

(Продолжение следует).

 

Морской обзор

Деятельность военных флотов в 1915 году

Если в прошлом году на сухом пути военные действия велись с переменным успехом для воюющих сторон и до сих пор не определилось окончательно положение их на каком-либо из театров этой небывалой войны, то на море положение достаточно определилось за 1914 год и притом всецело в пользу держав четверного согласия. В продолжение 1915 года, как наш, так и союзные нам флоты продолжали закреплять достигнутое ими владение различными морями, противники же не достигли никакого успеха при редких и не имевших значения на ход событий этой войны выступлениях своих, большей частью незначительных, морских сил. Таким образом, если морские силы наших противников не имели значения на исход каких-либо военных операций, то флоты держав четверного согласия оказывали деятельное содействие своим армиям и почти ни одна операция не проходила без участия морских сил, которым сухопутные части во многом обязаны или своим успехом, или обеспечением своих тыла или флангов. В частности, по отдельным государствам и морям деятельность флота за минувший год представляется в следующем виде.

Русский флот на Балтийском море встретил 1915 год при вполне подготовленном театре военных действуй, при выяснившейся малой предприимчивости своего врага и при усилившемся своем судовом составе. В первые месяцы этого года было мало сведений о деятельности наших судов и только официально сообщалось, что «операции, предпринятые русским флотом у неприятельского побережья, пока не подлежат оглашению»; «можно сказать, что результат не замедлил резко отразиться на деятельности врага, который понес весьма ощутительные потери в судовом составе и увидел сильно стесненным свое передвижение вдоль собственных берегов, так как потерял несколько транспортов с военным грузом». Кроме того, 14-го января, у острова Рюген английская подводная лодка сильно повредила германский легкий крейсер «Газелле», а 16-го января такая же лодка потопила у острова Мэн германский миноносец. Затем 12-го января у Либавы был нами подбит германский дирижабль типа Парсеваль № 19. В марте германский флот начал проявлять свою деятельность, причем 10-го марта несколько судов этого флота обстреливали деревню и береговые здания у Полангена и 15-го и 16-го бомбардировали Либаву.

Затем конец этого месяца и весь апрель прошли в частых появлениях германских судов у нашего побережья, главным образом у Либавы, и 25-го апреля немецкие войска заняли этот очищенный нами порт при содействии своего флота. За это время сообщалось о нескольких перестрелках наших миноносцев с германскими, а 27-го апреля у Либавы был потоплен английской подводной лодкой большой германский транспорт. 7-го мая наш флот понес тяжелую потерю, так как скончался в Ревеле его начальник адмирал Н. О. Эссен; отдав последний долг своему покойному вождю, который подготовил наши морские силы для их успешной борьбы с сильным врагом, его помощники продолжали под начальством нового командующего флотом вице-адмирала В. А. Канина свою плодотворную, пока еще мало нам известную, деятельность. В этом месяце неприятель продолжал появляться у наших западных берегов, преимущественно у Виндавы, что имело связь с наступлением германских войск в Курляндию и из наиболее выдающихся событий этого месяца были бои у Виндавы и у входа в Рижский залив 21-го и 22-го мая, причем за эти дни было нами потоплено и повреждено 3 неприятельских судна и среди них был подорван германский легкий крейсер, отведенный в Либаву. Затем 21-го мая между Виндавой и островом Готланд наша подводная лодка «Окунь» атаковала эскадру из 10-ти германских линейных кораблей и сильно повредила один из них, а у Либавы: был потоплен нашей подводной лодкой германский пароход «Гинденбург».

Мы потеряли 21-го мая заградитель «Енисей», потопленный германской подводной лодкой. После этого 15-го июня германские суда бомбардировали Виндаву, причем один из неприятельских миноносцев погиб около этого порта на мине, а 19-го у острова Готланд произошел бой между нашим и германским отрядами крейсеров, причем германские суда спешно отступили, потеряв заградитель «Альбатрос», а броненосный крейсер «Роон» получил очень серьезные повреждения. Все же атаки германских подводных лодок на наши суда кончились для них неудачно и одна из них была протаранена нашим миноносцем «Внимательный». В тот де день английская подводная лодка Е. 9 атаковала у Данцигской бухты германскую эскадру линейных кораблей и потопила один из них – «Поммерн». Наконец, в этом же месяце английская лодка Е. 4 потопила в Балтийском море германский вооруженный пароход. В июле, 5-го числа, мы очистили Виндаву и немцы заняли ее; 11-го наши суда в Рижском заливе остановили наступление германских войск у Шлока, а 17-го английская подводная лодка Е. 1 потопила большой германский транспорт. 20-го июля у Виндавы наши гидропланы атаковали германское посыльное судно и заставили его выброситься на берег, а 26-го произошел бой между нашими и германскими судами у входа в Рижский залив, причем немцы потеряли на наших минах 1 крейсер и 2 миноносца и должны были отступить. 28-го июля германские суда опять подходили ко входу в Рижский залив, а также и к Аландским островам, причем в обоих пунктах были отбиты, а у вторых их линейные крейсера «Зейдлиц», «Мольтке» и другие были отогнаны огнем наших батарей на острове Уте. В начале августа немцы проявили большую энергию, пытаясь завладеть Рижским заливом, но хотя после 2-х дневного боя у наших минных заграждений у входа в этот залив они вошли в него 5-го августа, но к 8-му они должны были его очистить, причем за эти дни произошел ряд боев с нашими судами, во время которых они потеряли 2 крейсера, 8 миноносцев и 1 вспомогательный крейсер, а мы канонерскую лодку «Сивуч». Кроме того, немцы в эти же дни пытались высадиться у Пернова, но были отбиты нашими войсками и были потоплены их транспорты. Также в эти дни в Балтийском море английской подводной лодкой был сильно поврежден германский минный крейсер «Мольтке», все-таки дошедший до Киля. После этого немцы отказались от активной деятельности и только производили в Рижском заливе разведки при помощи аэропланов, а наши суда обстреливали германские позиции на берегу этого залива, что продолжалось в сентябре и октябре, всегда с большим успехом для наших судов.

В конце сентября наши и английские подводные лодки начали систематическое уничтожение германских торговых пароходов, плавающих между портами Швеции, Дании и Германии, и достигли во время этой деятельности прекрасных результатов, т. к. было потоплено по одним сведениям около 40 пароходов, а по другим около 80-ти, причем большинство из них было с грузом железной руды, столь необходимой в Германии. Благодаря этому немецкие порты оказались в блокаде, торговые суда не решались выходить в море и паромное сообщение между Трелеборгом и Засницом и Гейдзером и Варнемюнде часто прекращалось. О такой деятельности этих подводных лодок сообщалось до конца ноября и пока точные её результаты неизвестны. Кроме того с начала октября и до конца года были потоплены следующие германские военные суда: около 1-го октября около бухты Факсе английская подводная лодка потопила германский миноносец, 10-го октября у Либавы такая же лодка потопила броненосный крейсер «Принц Адальберт», 25-го октября такая же лодка потопила между Тралеборгом и Засницем легкий крейсер «Ундине», в начале ноября подводной лодкой у шведских берегов был потоплен легкий крейсер «Фрауенлоб», 7-го ноября наши миноносцы потопили германское сторожевое судно в 3000 тонн у Виндавы и взяли в тень часть его экипажа, 4-го декабря в восточной части Балтийского моря английская подводная лодка потопила легкий крейсер «Бремен» и большой миноносец и 5-го декабря в южной части Большого Бельта погибло германское посыльное судно «Блитц». Конечно, этими сведениями деятельность, нашего Балтийского флота не ограничивается, так как многое пока не подлежит оглашению, но нерешительная деятельность германского флота на Балтийском море несомненно может быть объяснена только успешными выступлениями наших судов, которые доказали, что владение этим морем находится отнюдь не в руках Германии и что наш сравнительно слабый флот не только способен отстоять от покушений неприятеля те воды, которые он должен защищать, но он может наносить весьма чувствительные удары врагу в его водах, на владение которыми претендовали немцы в виду численного превосходства своих морских сил над нашими.

На Черном море наш флот также встретил минувший год при весьма благоприятной обстановке, так как достаточно выяснилось, что все выступления германо-турецких крейсеров против некоторых из наших портов не могут повлиять на ход военных действий и заставить наши морские силы отказаться от операций у турецких берегов. Кроме того, из турецких судов «Гебен» и «Гамидие» чинились, подорванные у Босфора на наших минах 13-го декабря и 23-го ноября. В январе 1915 года наши суда преимущественно проявляли свою деятельность у восточной части анатолийского побережья, тоня неприятельские паровые и парусные суда, причем 14-го января произошла встреча наших судов с крейсером «Меджидие», кончившаяся перестрелкой на дальнем расстоянии; 15-го января наш миноносец «Живой» вел бой с турецкими батареями у Ризе и Трапезонда и 26-го наши крейсера бомбардировали Транезонд, а миноносцы Ризе и Платену. Что касается неприятельских судов,


 


2-го Января

1916 г.                                                                                  Суббота № 2

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Именные Указы Государственному Совету. – Высочайший рескрипт. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайшем приказе от 19-го декабря 1915 года. – Разъяснение Главного интендантского управления. – ВОЙНА. Военный обзор. – Война в 1915 г. (окончание). – Боевые эпизоды. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ: Одна из важнейших мер помощи увечным воинам. – Новый труд о Суворове. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

1-го января 1916 года.

Западный фронт

Без перемен.

Кавказский фронт

В происходивших на фронте боях нами взято в плен свыше 300 турецких аскеров и захвачены 4 неприятельских орудия с большим числом зарядных ящиков и боевых припасов. Курдский отряд, наступавший в районе северо-западнее г. Адржиша, отброшен нами к западу.

 

ИМЕННЫЕ УКАЗЫ ГОСУДАРСТВЕННОМУ СОВЕТУ

I.

На основании статья 3 Учреждения Государственного Совета, Председатель Совета назначается ежегодно Высочайшею Властью из числа членов Совета по Высочайшему назначению.

Сообразно с сим, признали Мы за благо назначить на 1916 год статс-секретаря, действительного тайного советника. Куломзина Председателем Государственного Совета.

II.

На основании статьи 3 Учреждения Государственного Совета, вице-председатель Совета назначается ежегодно Высочайшего Властью из числа членов Совета по Высочайшему назначению.

Сообразно с сим, признали Мы за благо назначить на 1916 год статс-секретаря, действительного тайного советника Голубева вице-председателем Государственного Совета.

III.

На основании статьи 66 Учреждения Государственного Совета, в составе Совета, состоят два департамента: первый и второй, образуемые ежегодно, согласно статье 67 сего Учреждения, из председателей и членов из числа членов Государственного Совета по Высочайшему назначению.

Вследствие сего признали Мы за благо образовать департаменты Государственного Совета на 1916 год в следующем составе:

Первый департамент:

Председатель: статс-секретарь, действительный тайный советник Сабуров 1-й.

Члены:

Действительный тайный советник Платонов, действительный тайный советник барон фон-Гойнинген-Гюне, действительный тайный советник Игнатьев, действительный тайный советник Стишинский, действительный тайный советник Кобылинский, обер-егермейстер граф Толь, гофмейстер Штюрмер, гофмейстер князь Ширинский-Шихматов, тайный советник Зверев, тайный советник Мясоедов и тайный советник барон Дистерло.

Второй департамент:

Председатель: статс-секретарь, действительный тайный советник граф Коковцов.

Члены:

Действительный тайный советник Сабуров 2-й, действительный тайный советник Дмитриев, статс-секретарь, действительный тайный советник барон Икскуль-фон-Гильденбандт, гофмейстер фог-Экеспарре, статс-секретарь, тайный советник Тимашев, тайный советник Немешаев, тайный советник Вебер и тайный советник Покровский.

IV.

На основании статьи 96 Учреждения Государственного Совета, Особое Присутствие Совета по делам о принудительном отчуждении недвижимых имуществ и вознаграждении их владельцев состоит их четырех членов из числа членов Государственного Совета по Высочайшему назначению, с возложением на одного из них, по Высочайшему усмотрению, обязанностей председателя.

Вследствие сего признали Мы за благо образовать означенное присутствие на 1916 год в следующем составе:

Председатель: действительный тайный советник Шмеман.

Члены:

Статс-секретарь, действительный тайный советник барон Икскуль-фон-Гильденбандт; шталмейстер Зиновьев 3-й и тайный советник Лыкошин.

V.

На основания статьи 9-й Учреждения Государственного Совета, состав призываемых к присутствованию в Совете членов по Высочайшему назначению определяется Высочайшею Властью.

Вследствие сего признали Мы за благо назначить на 1916 год к присутствованию в Государственном Совете членов совета: генерала-от-инфантерии Роопа, статс-секретарей, действительных тайных советников: Куломзина, Горемыкина, Ермолова и Сабурова 1-го, действительных тайных советников: Зиновьева 1-го и Шрейбера, инженер-генерала Петрова, генерал-адъютанта, генерал-от-кавалерии – графа Фредерикса, статс-секретаря, действительного тайного советника Голубева, действительных тайных советников: Сабурова 2-го и Таганцева, генерал-адъютанта, адмирала Алексеева, генерала-от-инфантерии Фрезе, генерал-адъютанта, генерала-от-инфантерии Пантелеева, обер-егермейстеров: Балашева и графа Шереметева, статс-секретарей, действительных тайных советников: Десятовского и графа Коковцова, генерала-от-кавалерии Сухотина, действительного тайного советника Зиновьева 2-го, инженер-генерала Унтербергера, статс-секретаря, обер-гофмейстера Танеева, действительного тайного советника Платонова, генералов-от-инфантерии: Палицына, Редигера и Селиванова, действительного тайного советника барона фон-Гойнинген-Гюно, обер-гофмейстера фон-Кауфмана-Туркестанского, генерала-от-инфантерии Шатилова, генерал-адъютанта, генерала-от-кавалерии Трепова 1-го, действительных тайных советников: Кони, барона Корфа, Шмемана, Шлиппе, Игнатьева и Дмитриева, генерала-от-инфантерии Поливанова, генерал-адъютанта, адмирала Григоровича, статс-секретарей, действительных тайных советников: барона Икскуля-фон-Гильденбандта, Харитонова и Рухлова, адмирала Воеводского 1-го, действительных тайных советников: Стишинского, Кобылянского, Дейтриха, князя Голицына 1-го и Манухина, обер-егермейстера графа Толя, статс-секретаря, действительного тайного советника Щегловитова, гофмейстера графа Бобринского, шталмейстера князя Оболенского 1-го, статс-секретаря, гофмейстера Булыгина, гофмейстера Штюрмера, шталмейстеров: князя Куракина, Лазарева, тайного советника князя Оболенского 2-го, Трубникова и князя Васильчикова, гофмейстеров: барона Розена, князя Ширинского-Шихматова, Струкова, тайного советника Роговича и графа Модема, егермейстеров: Мамантова и Трепова 2-го, шталмейстеров: Римского-Корсакова и Зиновьева 3-го, статс-секретаря, гофмейстера Кривошеина, гофмейстеров: Гербеля, Сазонова, фон-Экеспарре, Извольского 2-го и Маклакова, статс-секретаря, тайного советника Тимашева, тайных советников: Щербачева, Новицкого, Зверева, Шипова, Хвостова, Лукьянова, Немешаева, Мясоедова, Гарина, Вебера, Никольского, Иваницкого, Макарова, Крашенинникова, Лыкошина, князя Голицына-Муравлина, Герье, барона Дистерло, Покровского и Барка, в должности гофмейстера, действительного статского советника Нейдгарта, в звании камергера, действительного статского советника Муратова и в должности егермейстера, действительного статского советника Самарина.

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано:

«НИКОЛАЙ».

В Царском Селе,

30-го декабря 1915 года.

 

 

 

 

ВЫСОЧАЙШИЙ РЕСКРИПТ,

данный на имя члена Государственного Совета генерал-адъютанта Чихачева.

Николай Матвеевич.

Расстроенное многолетними усиленными занятиями здоровье препятствует вам продолжать в будущем участие в заседаниях Государственного Совета, в качестве присутствующего его члена.

В сегодняшний день, когда вы впервые воспользуетесь заслуженным отдохновением от служебных трудов ваших, Мне отрадно вспомнить ваши выдающиеся заслуги. Еще молодым офицером вы удостоились боевой награды за отличие, оказанное во время доблестных действий отечественного флота в водах Тихого океана в Крымскую кампанию. Впоследствии, будучи поставлены во главе учрежденного в Черном море Русского общества пароходства и торговли, вы с успехом содействовали развитию русского торгового мореплавания в южных морях.

Отличные познания ваши в морском деле побудили Моего Незабвенного Родителя привлечь вас к ближайшему заведыванию военным флотом в качестве Начальника Главного Морского Штаба, а затем и Управляющего Морским Министерством. Состоя в этих должностях, вы с неослабным рвением прилагали свои блестящие способности к важному делу обеспечения морской обороны государства. Когда же вы были назначены Мною членом Государственного Совета, обширная служебная опытность ваша, особенно ценная в вопросах, относящихся до военного и торгового флота, оказывала существенную помощь правильному разрешению дел, рассматриваемых в этом высшем государственном установлении.

Расставаясь в лице вашем с одним из заслуженных государстве-пых деятелей страны, Я считаю справедливым выразить вам за продолжительное и ревностное служение Престолу и Отечеству Мою глубокую признательность.

Пребываю к вам неизменно благосклонный

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:

«и уважающий вас

НИКОЛАЙ».

 

Высочайшие награды,

Объявленные в Высочайшем приказе 19-го декабря 1915 года

УТВЕРЖДАЮТСЯ:

Производство – 1-го сентября 1915 года, за отличия в делах против неприятеля:

По отдельному корпусу пограничной стражи:

В Прапорщики армейской пехоты, подпрапорщика – пограничного Заамурского пехотного полка Чумака (Степана), с 3-го июля 1915 года.

В Прапорщики армейской кавалерии, унтер-офицера – пограничного Заамурского конного полка Белогуба (Дмитрия), с 4-го мая 1915 года.

По запасу армии:

В Прапорщики запаса армейской пехоты:

Призванных из запаса:

В пехотные полки:

– Павлоградский, подпрапорщика Горишняго (Акима) – по Бахмутскому уезду, с 31-го мая 1915 года.

– Ветлужский, фельдфебеля Даниленко (Андрея) – по Лебединскому уезду, Харьковской губернии, с 24-го января 1915 года.

Производство, на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По пехоте:

Прапорщика лейб-гвардии 4-го Стрелкового Императорской Фамилии полка Евреинова (Михаила) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года.

Прапорщиков армейской пехоты, состоящих:

В пехотных полках:

87-м Нейшлотском, Гольштейна (Андрея),

96-м Омском, Петерсона (Эдуарда-Александра).

В Сибирских стрелковых полках:

3-м, Наградова (Дмитрия),

8-м, Хоцько (Кузьмы),

всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По инженерным войскам:

Прапорщика инженерных войск, состоящего лейб-гвардии в Саперном батальоне, Барона Вреде (Николая) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по инженерным войскам.

По запасу армии:

Прапорщиков запаса армейской пехоты, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в пехотные полки:

87-й Нейшлотский: Новгородскому, Георгиевского (Георгия) и Петроградскому: Мареша (Николая), Спицына (Алексея),

88-й Петровский, Петроградскому, Анисимова (Ивана),

96-й Омский: Петроградскому: Коблянского (Николая), Красноленского (Бориса), Фирфарова (Ивана), Смирнова (Василия), Старикова (Дмитрия), Федосеева (Нифонта), Семенова (Филиппа), Вателя (Валентина), Николаева (Николая), Виноградова (Петра), Пржиборы (Людвига) и Опочецкому, Лешенкова (Евгения),

всех шестнадцати – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тем же уездам.

Прапорщиков запаса инженерных войск, состоящих на учете по Петроградскому уезду и призванных на службу:

Лейб-гвардии в Саперный батальон: Кучерова (Льва), Гнедича (Сергея), Кочкурова (Николая), Мясоедова (Дмитрия),

В 1-й саперный батальон, Горева (Михаила), всех пяти – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск по тому же уезду.

Производство, – на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По пехоте:

Прапорщиков армейской пехоты, состоящих в пехотных полках:

– Переяславском, Ситника (Амвросия),

– Сурском, Кузьмина (Ивана),

обоих – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По артиллерии:

Прапорщика легкой артиллерии, состоящего в – артиллерийской бригаде, Кобылянского (Владислава) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой легкой артиллерии.

По запасу армии:

Прапорщиков запаса армейской пехоты, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в пехотные полки:

106-й Уфимский, Шуйскому, Киселева (Владимира),

107-й Троицкий: Московскому, Борисова (Вячеслава), Добротворского (Степана), Реклайтиса (Владислава-Иосифа), Саватьева (Михаила) и Шавельскому, Топалова (Константина),

– Переяславский: Ялтинскому, Евдокимова (Владимира), Петроградскому: Вейденбаха (Александра), Елизарова (Михаила), Иванова (Александра), фон-Кубе (Вольдемара-Эрнеста), Стрекачева (Николая) и Переяславскому, Полтавской губернии, Моркотуна, (Александра),

– Кромский: Петроградскому, Григорьева (Михаила), Ефремова (Михаила), Пикеля (Аполлинария), Савельева (Ивана), Юрьева (Михаила), Золотоношскому, Димары (Феофила) и Пирятинскому, Рубцова (Николая),

– Лохвицкий: Петроградскому: Алонкина (Александра), Бражникова (Василия), Губбен-Губиса (Теодора), Ефимова (Александра), Зиверта (Рейнгольда-Оскара), Роттермана (Николая) и Швайковского (Леонида), Кролевецкому, Гребеника (Василия), Нежинскому, Дьяконова (Константина), Лохвицкому, Капустянского (Евграфа) и Ялтинскому, Эрака (Соломона),

– Сурский: Тверскому, Дюкарева (Василия) и Петроградскому, Топильского (Владимира),

всех тридцати трех – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты по тем же уездам.

Прапорщиков запаса легкой артиллерии, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в артиллерийские бригады:

– Киевскому, Бунакова (Георгия), Гудима-Левковича (Михаила), Гудима-Левковича (Николая), Даценко (Бориса), Долгополова (Стефана), Ковальчука-Ковалевского (Николая), Козакевича (Тадеуша), Макарова (Александра), Сулержицкого (Антона), Супруненко (Петра), Шульборского (Витольда), Винницкому, Винтера (Иоганна-Фридриха), Переяславскому, Полтавской губернии, Ветра (Василия), Лубенскому, Емельянова (Алексея), Назаренко (Андрея), Калужскому, Кологривова (Виктора), Золотоношскому: Куницы (Сергея), Кучмина (Василия), Конотопскому, Константинова (Бориса), Одесскому, Николюка (Аркадия), Сосницкому, Поволоцкого (Николая), Ахтырскому, Яковлева (Николая) и Гадячскому, Чижевского (Григория),

– тяжелую: Киевскому, Веллера (Александра), Васильковскому, Врублевского (Станислава) и Виленскому, Ильенко (Гавриила),

всех двадцати шести – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии, по тем же уездам.

Прапорщика запаса конной артиллерии, состоящего на учете по Лохвицкому уезду и призванного на службу в – артиллерийскую бригаду, Андрияшева (Леонида) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением в запас легкой артиллерии, по тому же уезду.

Прапорщика запаса инженерных войск, состоящего на учете по Московскому уезду и призванного на службу в – отдельную саперную роту, Горбушина (Андрея) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Московскому уезду и находящегося на службе в – пехотном Лохвицком полку, Бахвалова (Алексея) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской кавалерии, состоящего на учете по Везенбергскому уезду и находящегося на службе лейб-гвардии в Конно-Гренадерском полку, фон-Ренненкампфа (Отто) – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии, по тому же уезду.

Прапорщика запаса инженерных войск, состоящего на учете по Киевскому уезду и находящегося на службе в – корпусном авиационном отряде, Котлярова (Сергея) – в Подпоручики, в 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Московскому уезду и призванного на службу в – пехотный Бронницкий полк, Чекова (Александра) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

– пехотного Аккерманского полка Прапорщика Борзякова (Владимира) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать за отличия в делах против неприятеля:

 

Ордена:

 

Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени с мечами:

Командиру 13-й артиллерийской бригады, Генерал-Майору Константину Пилкину.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени с мечами:

Полковникам:

Бывшему начальнику штаба 1-й Финляндской стрелковой дивизии, ныне командиру 147-го пехотного Самарского полка, Александру Фалееву.

13-го пехотного Белозерского Генерал-Фельдмаршала Князя Волконского полка, Юрию Журавскому.

Командиру 2-го дивизиона 23-й артиллерийской бригады, Михаилу Добророльскому.

Бывшему командиру 1-й батареи 23-й артиллерийской бригады, ныне командиру 1-го Финляндского стрелкового артиллерийского дивизиона, Сергею Гросману.

 

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

Призванному из запаса инженерных войск в – отдельную телеграфную роту, Штабс-Капитану Павлу Невраеву.

 

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Полковникам:

13-го Финляндского стрелкового полка, Ивану Яковцу.

Артиллерийских бригад:

23-й, командиру 1-го дивизиона, Петру Грибунину.

34-й, командующему 3-ю батареей, Михаилу Гончарову.

Подполковникам:

Пехотных полков:

49-го Брестского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича, Константину Певному.

50-го Белостокского, Михаилу Пельцигу.

 

Главное интендантское управление разъяснило, что за время состояния на учете эвакуационных пунктов нижние чины должны получать жалованье из основных окладов, согласно ст. 903 кн. XIX С. В. II. 1869 г., изд. 1910 г.[1]

За все время состояния в отпусках по болезни эвакуированные нижние чины должны удовлетворяться жалованьем согласно приказу по воен. ведом. сего года за № 174[2], но не далее года. Приказы же по воен. ведом. 1914 г. за № 670[3] и сего года № 392[4] никакого отношения к денежному довольствию нижних чинов не имеют, а в них указаны лишь сроки, на которые нижние чины могут увольняться, по выписке из лечебных заведений, в отпуски.

Приказ же по воен. вед. сего года за № 388[5] имеет целью подтвердить местному начальнику, что эвакуированные нижние чины должны своевременно удовлетворяться всем причитающимся им от казны денежным довольствием.

 

ВОЙНА

Военный обзор

На главном русском фронте

В районе Рижского залива крупных событий уже давно не происходило. Последние сообщения штаба Верховного Главнокомандующего отмечают в районе Митавского шоссе лишь небольшие попытки разведывательных частей противника проникнуть на правый берег реки Миссе между Олаем и Вейком, но под огнем наших передовых частей отогнанных обратно в свое расположение. Наши разведчики производили довольно энергичные поиски, связанные с рукопашными схваткам в районе озера Кангер и восточнее Олая у д. Плаканен (на реке Миссе). Столкновение наши разведчики выдерживали с превосходными по силам партиями противника, и успех в этих столкновениях неизменно оставался на стороне наших разведчиков.

Не взирая на замерзание прибрежной полосы Рижского залива, наши части на самом правом фланге этого фронта не покинули своих позиций и по-прежнему продолжают оставаться в районе озера Кангер. где производят поиски, тревожащие противника в районе, расположенном от Туккума в расстоянии 12 – 14 верст.

На остальном фронте р. Двины вплоть до двинской укрепленной позиции наши отважные разведчики, пробравшись в районе поневежской железной дороги (южнее м. Иллукста, к северо-западу от Двинска) перерезали недавно два ряда германских проволочных заграждений и, действуя ручными гранатами, выбили германцев из своих окопов.

По сведениям печати, несколько дней тому назад из Германии в г. Митаву было доставлено около десяти огромных бронированных автомобилей, приспособленных для движения по глубокому снегу. Вслед за этим туда же, по-видимому, главным образом, для Рижского фронта, началась усиленная доставка пулеметов. Снова германцы усиливают свою механическую силу на этом фронте за счет недостатка людей. На этой почве, по словам того же источника, произошел интересный случай: один из германских солдат, выгружавших эти автомобили, сделал замечание, что вместо машин «лучше привезли бы людей». Механик, привезший автомобили, ответил, что такого материала в Германии осталось «очень мало». За распространение ложных слухов механик был осужден военным судом и расстрелян, а солдат, затеявший этот разговор, отправлен на передовые позиции.

Случай этот, надо полагать, вполне правдоподобен, так как о работах германцев в этом направлении уже неоднократно указывалось. Кроме того, вышеизложенный эпизод является чрезвычайно яркой характеристикой переживаемого германцами положения на нашем главном фронте.

В Галиции, на фронте Средней Стрыпы, противник, под прикрытием снежной бури, два раза делал попытку перейти в наступление в районе д. Доброполе, но оба раза был отбит огнем. В этом районе и в районе к северо-востоку от Черновиц, противник вынужден был очистить часть окопов, которые нами и заняты.

Взятые нашими войсками австро-германские окопы иа р. Стрыне поражают своим блогоустройством к свидетельствуют об уверенности противника, что ему придется провести в этих окопах всю зиму. Все внутренние скаты и отлогости окопов и блиндажей тщательно обшиты досками или, в крайнем случае, хворостом. Оборудование внутри настолько обставлено удобствами, что представление о подземном убежище получается как б обыкновенной комнате с окнами, дверями, печами, стенами и полом.

Помещения для офицеров вынесены несколько назад и обставлены еще более комфортабельно. Здесь и кровати с пружинными матрацами, и умывальники, письменные принадлежности, полки с книгами и даже мягкая мебель. По всем окопам проведено множество телефонов и сигнальных звонков. Бойницы для стрельбы снабжены стальными щитами.

Кроме того, в окопах было обнаружено большое количество патронов и ручных гранат.

Таким образом, из изложенного надо согласиться, что австро-германцы действительно решили прочно обосноваться на зиму на берегах реки Стрыпы, но наше наступление нарушило их расчеты в этом отношении и заставило во многих местах покинуть столь прекрасно оборудованные окопы.

Известие о начавшемся нашем наступлении, как теперь свидетельствуют некоторые источники, на Фронте Галиции и Буковины произвело на австрийское население весьма большое впечатление. Паника возникла вплоть до самого города Львова, где многие под настроением возможного появления русских снова в Галиции начали покидать Львов и выезжают в сторону Кракова и Вены.

По словам пленных, прибывающих с берегов Стрыпы, наша артиллерия причиняла противнику весьма громадные потери, сметая перед собой целыми рядами проволочные заграждения и укрепленные линии. В некоторых случаях даже германские полки не выдерживали напора наших войск и обращались временами в бегство. Указывают, что австрийцы в этом, случае открывали огонь по отступающим германским частям, как бы отплачивая своим собратьям по оружию тем же способом, который германцы так часто практиковали в боях под Двинском, Чарторийском и во многих других случаях над австрийцами.

По сведениям пленных австро-германцы не оставляют мысли о новых атаках на фронте реки Стыри и продолжают подтягивать туда свои резервы.

Между прочим, ими проводится железная дорога в районе севернее существующей линии Ковель – Сарны в направлении Лешневка – Трояновка – Гулевичи. Надо думать, что в этом районе в направлении Рафаловки австро-германцы и будут вновь производить свои дальнейшие атаки.

Г. Клерже.

 

Война в 1915 г.

(Окончание)

Крепость Осовец, столь доблестно выполнявшая свою задачу в течение многих месяцев, после эвакуации артиллерии и уничтожения укреплений и складов, была очищена 9-го августа. Натиск противника на северном участке нашего фронта обусловил дальнейший отход наших войск. 19-го июля наши войска на севере отошли от Митавы на р. Экау, а затем на р. Миссу. Упорные бои происходили в этом районе на путях к Риге; германский флот 3 – 7-го августа появлялся в Рижском заливе, но был вытеснен оттуда нашими судами. На Двинском фронте противник подошел к районам Фридрихштадта и Якобштадта, а здесь в середине августа происходили ожесточенные бои. Из Поневежа и Вилькомира он подвигался к Двинску и Вильне; наши войска со стороны Вилии задерживали его наступление.

Крепость Новогеоргиевск, после отхода наших войск на Нарев и из Варшавы подверглась ожесточенному штурму противника с юга и особенно с севера со стороны р. Вкры и Нарева; 5-го августа укрепления правого берега Вислы и Нарева подверглись атаки; 6-го числа гарнизон отошел на линию старых фортов; в ночь на 7-е августа шел упорный бой; германцы атаковали цитадель. С тех пор из крепости не было известий.

Под Ковной германцы после ожесточенного бомбардирования крепости крупными калибрами вплоть до 16-дюймового, 3-го августа произвели штурм западного фронта; 4-го числа после одиннадцати дневных боев им удалось утвердиться в укреплениях левого берега Немана; крепость была очищена нами и Ковно 5-го августа занято немцами. Затем войска наши на путях от Ковны к Вильне оказывали упорное сопротивление наступлению противника у Кошедар и Н. Трок. Между Вилией и Неманом войска наши задерживали наступление противника у Олиты и Оран (на р. Меречанке), но 18-го августа немцы заняли Ораны. В виду сего решено было очистить Гродно и после геройской контратаки войска наши 20-го августа очистили Гродно. – Далее к югу наши войска 3-го и 4-го августа отражали ожесточенные атаки противника на Белосток и Бельск, в районе Клещелb и передовых укреплений Брест-Литовска; 12-го августа по приказанию наши войска стали отходить от линии Белосток-Бельск – Брест-Литовск: 13-го числа в Бресте были взорваны мосты и укрепления и крепость очищена. Войска наши сначала отошли на линию Волковыск – Пружаны, а затем к 28-му августа наш главный фронт тянулся от Риги к Двинску – Свенцян – ст. Подберезье – Н. –Троки – Лида – Слоним-Пинск. К югу от Припяти после многочисленных столкновений с противником войска наши отошли на фронт р. Стыри, на границе занимали Радзивилов, а в Галиции удерживались в районе рек Серета и Стрыны, а южнее на Днестре у Залещиков.

С

27-го августа значительные силы германских войск под руководством фельдмаршала Гинденбурга предприняли наступление от Поневежа и Вилькомира на участок Двинск – Вильна с целью прорыва нашего расположения и окружения Виленском группы наших войск. 30-го августа немцы овладели ст. Н. Свенцяны и прервали железнодорожное сообщение Двинск – Вильна; отсюда войска их, предшествуемые сильною кавалерией, стали распространяться в районе Видзы – Глубокое – Молодечно – р. Вилия; 2-го сентября кавалерия их появилась в районе железной дороги Молодечно-Полоцк. В то время, как на северном участке Рига – Якобштадт происходили местные столкновения, германцы вели ожесточенные атаки против Двинска у Илукста и Н. Александровки, а южнее происходили напряженные бои: к юго-востоку от Меймаголы противник наступал к Вильне; 4-го сентября здесь происходили ожесточенные бои вблизи города, который затем был очищен нашими войсками. В центре германцы также вели упорное наступление, но были остановлены на фронте Баняканы – Лида. В тылу Виленской группы войск германцы переправились через р. Вилию и заняли Сморгонь. Однако германская контратака Сморгони и упорная оборона на линии Баняканы – Лида дали возможность отойти нашей Виленской группе войск. С подходом подкреплений со стороны Полоцка германцы были вытеснены из района ж. д. Полоцк – Молодечно, понеся громадные потери; 10-го сентября немцы были выбиты из Вилейки и к половине сентября наш фронт к югу от Двинска был восстановлен и тянулся: Дрисвяты, Брянское, Миадзиол, Нароч к Сморгони и отсюда на юг до р. Припяти восточнее Пинска.

Пока описанные операции происходили на северном участке нашего западного фронта, к югу от Припяти и до Залещиков на Днестре имели место непрерывные боевые столкновения между р.р. Стырь и Горынь, на р. Икве и в Галиции в районе Радзивили и Алексинца (на границе) и на р. Серете. Противник сначала пытался наступать в северном районе к Ровно на фронте Дсражно – Олыка – Млынов, а также на Дубно, но был отбить. 25-го августа он намеревался перейти в наступление на р. Серете, но под Тарнополем был предупрежден нашими войсками и разбит, причем захвачено 8000 пленных; 26-го числа у Трембовла на Серете взято 7000 человек.

Затем по всему фронту продолжались бои, причем наши войска на р. Стыри заняли м. Чарторийский и имели успешные бои у Колки, на границе отражали частые атаки у Алексинца и в Галиции отбросили противника к р. Стрыпе, захватывая пленных.

III период военных действий на нашем западном фронте в минувшем году является для нас более отрадным: с одной стороны – Благодаря мобилизации промышленности в стране и большим заказам в союзных государствах наша армия могла быть обильно снабжена вооружением, боевыми припасами и техническими усовершенствованиями. Сохранив целость и дух свой, закаленная непрерывными боями и пополненная из неисчерпаемого запаса людей, армия наша могла оказать упорное сопротивление противнику, на всем фронте развивать подавляющий артиллерийский огонь и сама предпринимать наступательные операции.

С другой стороны – наши противники, изнуренные форсированным наступлением в течение 5 месяцев с непрерывными боями и понесшие громадные потери в бесчисленных лобовых атаках, стали проявлять явные признаки утомления. Кроме того, в Германии и Австро-Венгрии, как показал призыв на службу последних возрастных классов запаса, последний по-видимому истощился. Убедившись в невозможности достигнуть на нашем фронте решающего результата, наши противники, соблазнив Болгарию завоеванием для неё сербской части Македонии, вместе с болгарами затеяли более легкую операцию нападения на Сербию.

В начале периода германцы на нашем западном фронте еще проявляли активность, особенно на северном участке его на путях к Риге, в районе Фридрихштадта и против Двинского района. В фронте озер к югу от Двинска происходили частые столкновения. 6-го октября обозначилось наступление противника к Риге; в районе Олая, на полпути между Ригой и Митавой, начались ожесточенные бои, но противник всюду был оттеснен; 10-го числа возобновились бои к западу от Илукста; 11-го числа возник сильный бой на левом берегу Двины, против ст. Икскюль, но немцы были отбиты; 20-го октября была отбита атака германцев со стороны Кеммерна; 22-го числа они были отбиты у Платоновки, южнее оз. Свентен (к западу от Двинска); 26-го и 27-го октября наши войска на севере повели наступление, заняли Кеммерн и здесь закрепились; 28-го числа происходили в районе Икскюля ожесточенные бои за обладание мызою Берземюнде, которая осталась за нами.

3-го и 9-го ноября в районе оз. Свентен германцы вынуждены были уйти из своих окопов, а 6-го числа они подались назад в районе Поневежской железной дороги; 10-го числа на севере они отошли назад, западнее оз. Кангер; в этот день немцы снова атаковали мызу Берземюнде, взяли ее, но снова были выбиты. Наши войска в боях стали захватывать пленных, имевших крайне истощенный вид. Наши «Ильи Муромцы» бросали бомбы в тылу германцев. После краткого затишья, немцы 15-го ноября атаковали в районе Илукста и д. Казимиришки, но были отбиты, и наши войска заняли эту деревню и восточную окраину Илукста.

На северном участке затем наступил период затишья.

Слабые попытки противника к наступлению были легко отражаемы; местами были лихие набеги наших партизанов, и до конца года здесь не произошло ничего выдающегося.

На участке от Припяти до Румынской границы в течение третьего периода происходили частые и упорные бои на Стыре, где м. Чарторийск несколько раз переходило из рук в руки, между Дубно и Луцком, где войска наши захватывали пленных, в районе м. Алексинец, где в начале октября захвачено было 7500 пленных, в районе к востоку от р. Стрыпы, где в боях было захвачено много пленных (в районе Семиковце и на оз. Ишкув к 20-му октября взято 8500 человек).

К юго-западу от Пинска в Невеле 15-го ноября наши партизаны захватили штаб 82 германской дивизии с 2 генералами.

В конце ноября и до половины декабря на южном участке нашего фронта господствовало сравнительное затишье.

С 14-го декабря по всему фронту начались бои, принимавшие ожесточенный характер. От 19-го декабря официально сообщалось, что на р. Стыри наши войска между ж. д. Ковель – Сарны и м. Чарторийск перешли на правый берег реки, противник был отбит к ю.-в. от Колки и у Олыки. На р. Стрыпе наши войска заняли 2 линии неприятельских траншей, а в районе Усечко отбросили противника на правый берег Днестра.

В районе к с.-в. от Черновиц наши войска овладели командующими высотами и захватили 870 пленных; 20-го числа здесь они продолжали продвигаться вперед и взяли 782 пленных; 21-го числа вновь захвачено 1060 пленных; 24-го числа была отбита здесь контратака; войска наши закрепились на новых позициях. Таким образом развивалась наступательная операция наших войск между Днестром и Прутом.

М. Б.

 

Боевые эпизоды

В районе м. Спягла, с целью захвата пленных, был организован ночной поиск разведчиков одного из наших полков. В этом поиске кроме команды разведчиков приняли участие и разведчики под командой прапорщика Юдина. По пути своего движения прапорщик Юдин решил захватить немецкую пехотную заставу, находившуюся севернее м. Спягла. Застава занимала несколько землянок, впереди которых имелся окоп, окруженный со всех сторон проволочными заграждениями. Подобравшись к заграждениям, прапорщик Юдин приказал бросить несколько бомб в немецкого часового, который тут же был убит; тогда наши молодцы, пользуясь переполохом, быстро перерезали заграждения и ворвались в одну из землянок, где захватили шесть немцев и девять винтовок; между тем из соседней землянки немцы успели открыть огонь, но наши молодцы, бросив несколько бомб, подожгли землянку, которая обрушившись похоронила всех находившихся в ней немцев. К этому времени немцы уже развили сильный огонь тыловых своих позиций. Наши разведчики, захватив шесть пленных 1-го Егерского батальона и оружие, благополучно отошли на свои позиции. Герой прапорщик Юдин и два наших стрелка оказались легко ранеными. Для поимки контрольных пленных, одним из наших полков произведен ночной поиск в районе о. Скорно; охотниками вызвались прапорщики Иванов и Шапрановский; получив указания, охотники двинулись около 2 час. ночи в сторону противника. В это время луна зашла, ночь была звездная, морозная. Продвижение происходило медленно, так как снег сильно хрустел. Около 4 час. ночи со стороны противника раздалось несколько выстрелов, тотчас вся местность была освещена им ракетами. Наши разведчики заметили трех убегающих немцев, немедленно бросились за ними. При преследовании немцев прапорщик Шапрановский выстрелом из револьвера ранил одного, рядовой Конахин и старший унтер-офицер Гонт догнали его и захватили в плен. Затем разведчики, во главе с прапорщиками Ивановым и Шапрановским, достигли проволочных заграждений перед главными окопами противника, но вследствие сильнейшего огня вынуждены были начать отход. При возвращении они перерезали немецкие телефонные провода, подобрали много патронов и несколько ружей, брошенных противником.

 

Телеграммы

(Петроградского Телеграфного Агентства)

Франко-англо-бельгийский фронт

ГАВР, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Бельгийское сообщение: «В течение вчерашнего дня артиллерийский поединок значительно ослабел».

ПАРИЖ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января.) Официальное сообщение от 3 ч. дня: «Между Соммой и Авром неприятель пытался, в течение ночи, внезапно овладеть одним из наших небольших постов, но потерпел неудачу. В Шампани две атаки, произведенные германцами при помощи ручных гранат против наших двух позиций, одной – к северу от Менильского холма, и другой – у Мезон-де-Шампань, были быстро парализованы действием нашего заграждающего огня. Дополнительные сведения, поступившие об атаке, произведенной вчера германцами, с применением удушливых газов, в секторе Форж, позволили установить, что во время этой операции внезапная перемена направления ветра отнесла газовую завесу на неприятельские траншеи, после чего мы подвергли весьма сильной бомбардировке германские линии».

ПАРИЖ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Официальное сообщение от 11 ч. вечера: «В Артуа наша артиллерия энергично бомбардировала неприятельские позиции на Лилльской дороге, разрушив в некоторых местах неприятельские траншеи и прикрытия. Между Соммой и Уазой германская колонна, численностью приблизительно в один полк, попала под наш огонь в тот момент, когда она входила в Руа. К северу от Эна наша артиллерия повредила неприятельский наблюдательный пункт и пулеметное прикрытие, заставив также замолчать неприятельскую батарею «105», на Воклерской возвышенности. В Шампани мы рассеяли большой неприятельский обоз в районе Гратуй. В Аргоннах мы взорвали мину у Филльморта и две других – у Вокуа».

Восточный фронт. Ничего значительного не произошло. На греческой границе в силу необходимости, вызванной нашим общим планом обороны, мы были вынуждены взорвать железнодорожные мосты у Демир-Гиссара и Килиндира».

ЛОНДОН, 1-го (14-го) января. Генерал Гэг доносит: «Неприятель взорвал мину близ Живанши. Вслед за этим последовала атака бомбами, которая была отражена. 31-го декабря неприятельская артиллерия некоторое время обстреливала Живанши, но день в общем прошел спокойнее. Вылетевшие вчера четыре наша аэроплана не вернулись».

 

Итальянский фронт

РИМ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Официальное сообщение от 31-го декабря. В верхнем Валькамоника 29-го декабря огнем нашей артиллерии были разрушены неприятельские прикрытия и посты в зоне между вершиною Роавалло и Тонале. В долине Лагарина неприятель вечером 29-го декабря после артиллерийской подготовки пытался атаковать наши позиции у Кастелло-Данте, но был отражен, понеся потери. На остальном протяжении фронта до моря вчера продолжалась артиллерийская перестрелка. Летчики с обеих сторон проявили большую активность. Одна из наших воздушных эскадр при неблагоприятной погоде и сильном ветре произвела налет на Гардоло, к северу от Ренто и сбросила бомбы в неприятельский авиационный парк. Во время обратного полета эскадра сбросила несколько бомб на вокзалы Тренто и Роверето, а также на бараки около Бонано, после чего благополучно вернулась к нашим линиям. Неприятельские летчики сбросили бомбы на некоторые населенные пункты, расположенные в равнине Изонцо, однако не причинили никакого вреда.

РИМ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Главная квартира сообщает от 30-го декабря: «Вдоль всего фронта продолжалась деятельность артиллерии, поддержанная действиями летчиков. Неприятель направлял снаряды, преимущественно зажигательные, на наши позиции на Альтиссимо (между озером Гарда и рекой Адиж), в долине Терраньоло (Адиж) и на Борго (Валь-Сугана), не причинив никакого вреда. Наш артиллерийский огонь уничтожил неприятельские прикрытия к востоку от Коль-Орегона (на горном потоке Кордеволе) и на Висденде (Пиаве) и рассеял войсковые колонны и обозы неприятеля, передвигавшиеся в долине Родер (Гайль) и Зебах (Гайлиц). В секторе Яворчек (бассейн Плеццо) и на Сан-Мартино-дель-Карсо мы отразили незначительные атаки неприятеля. На нижнем Изонцо неприятельская артиллерия направляла огонь на Градиску, Саградо и Монфальконе. Наши летчики отвечали на это бомбардировкой Деветаки и неприятельских лагерей между Тионе и Брегуццо в долине Джудикария. Аппараты вернулись на наши линии без повреждений».

 

 

Сербский фронт

СОЛУНЬ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Англо-французские войска взорвали вчера мост на Струме, длиною в 350 метров, а также другие мосты но железной дороге Солунь – Царьград на греческой территории. Таким образом, восточная Македония совершенно отрезана от остальной Греции. Союзники приняли эту меру, чтобы помешать вторжению болгар через восточную границу, где замечались необычайные передвижения войск. В Люле-Бургасе болгарские войска 9, 10 и 11 дивизий переодеваются в германскую форму. Вчера были высажены здесь значительные отряды индусских войск, снабженные артиллерией, большим количеством снарядов, аэропланами и автомобилями. Из Марсели прибыл русский пароход «Одесса».

 

Турецкий фронт

ЛОНДОН, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). Из Дэли сообщают: «Силы генерала Эльмерса сосредоточились у Шейх-Саада. Турки отступают к северу вдоль Тигра. Погода холодная и ненастная».

СОЛУНЬ, 31-го декабря 1915 г. (13-го января). После эвакуации мыса Гелеса, англичане удержали острова Имброс и Лемнос и продолжают блокировать Дарданеллы.

 

Война на море

СЕВАСТОПОЛЬ, 31-го декабря. Русские миноносцы захватили в угольном районе Анатолии два груженных парусника, шедших в Царьград. Угольщики потоплены, турки взяты в плен.

 

ВНУТРЕННИЕ ИЗВЕСТИЯ

На всеподданнейшем докладе министра внутренних дел, с представлением верноподданнической телеграммы Казанского городского головы о том, что Казанская городская дума, выслушав доклад городского головы о дружной совместной работе Казанского городского общественного управления, представителей администрации, общественных организаций и отдельных граждан города Казани, направленной к оказанию помощи доблестной армии в трудном деле одоления врага, повергает к стопам Его Императорского Величества чувства беспредельной верноподданнической преданности и готовность отдать все свои силы для доведения борьбы с врагом до победного конца, – Государь Император Собственноручно начертать соизволил:

„Сердечно благодарю Обращаю внимание на необходимость дружной работы и в других местностях России“.

 

Телеграмма Её Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны на имя статс-секретаря Горемыкина, председательствующего в Верховном Совете по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов.

«В день наступления нового года Я испытываю душевную потребность от всего сердца поблагодарить Вас, членов и сотрудников состоящего под Моим председательством Верховного Совета и входящих в его состав установлений, а равно всех оказывающих трудом или пожертвованиями помощь нашим страдальцам воинам и их семьям. Мне отрадно сознание, что за истекшую годину войны при участии комитетов Великих Княгинь Марии Павловны и Елизаветы Фёдоровны и Великой Княжны Ольги Николаевны, комиссии Великой Княгини Ксении Александровны и многочисленных общественных и частных начинаний Россия покрылась сетью учреждений, облегчающих участь обездоленных семей воинов. Возвращающиеся на родину раненые снабжались одеждою и пособиями, увечные постепенно привлекались к посильному для них труду. Такая широкая помощь могла быть оказана лишь благодаря сердечной отзывчивости русских людей всякого состояния. Но война, навязанная России её врагами, по своим размерам беспримерна в истории, соответственно велики должны быть и жертвы, и эти жертвы, Я уверена, будут приноситься русскими людьми, доколе Господь не благословит наших богатырей воинов, проливающих свою кровь за Царя и Родину, полною победою над врагом. Молюсь, да поможет вам и вперед Всесильный Господь».

«АЛЕКСАНДРА».

 

Представление Государыне Императрице Марии Фёдоровне раненых воинов

31-го декабря Её Величеству Государыне Императрице Марии Фёдоровне в Аничковом Дворце имели счастье быть представлены отбывающие на родину ампутированные нижние чины, снабженные Мариинским приютом для ампутированных и увечных воинов протезами. Всех представлявшихся Государыне Императрице было 11 человек. Её Величество обходила воинов, удостаивая их милостивых расспросов. При представлении ампутированных присутствовал почетный попечитель Мариинского приюта, генерал-адъютант барон Мейендорф.

 

31-го декабря министром финансов П. Л. Барком осматривалось новое здание Главного Казначейства на Фонтанке у Чернышева моста. Сооружение этого здания уже закончено, и в нем остаются лишь незначительные недоделки. Операционный зал казначейства, площадью около 460 кв. с., является одним из самых больших зал в Петрограде, и в нем будут сосредоточены все операции Главного Казначейства по выдаче денег как пенсионерам, так и другим кредиторам казны. Перевод Главного Казначейства в новое здание состоится в непродолжительном времени. При осмотре здания министром финансов присутствовали товарищи министра финансов – А. И. Николаенко и В. В. Кузьминский, директор департамента казначейства П. Н. Кутлер, академик архитектуры Л. Н. Бенуа, члены строительной комиссии и некоторые контрагенты.

 

В виду появлявшихся за последнее время в газетах сообщений касательно возможности отправлять письма в местности Империи, временно занятые неприятельскими войсками, через посредство второго департамента министерства иностранных дел, второй департамент считает долгом вновь довести до всеобщего сведения, что, в виду отказа германских властей в передаче таковой корреспонденции, департамент лишен возможности доставлять переписку в указанные выше местности. Продолжающие же поступать письма отсылаются вторым департаментом в Петроградский почтамт, где с ними будет поступлено по закону.

В случае восстановления почтовых сношений с местностями Империи, временно занятыми неприятельскими войсками, второй департамент не преминет довести о том до всеобщего сведении путем публикации в газетах.


 


3-го Января

1916 г.                                                                            Воскресенье № 3

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 19-го и 20-го декабря 1915 года. – Из приказов по военным округам. – ВОЙНА. Военный обзор. – Морской обзор. – Боевые эпизоды. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ: Улучшение положения военнопленных. – Осенняя ночь на позиции. Н. Робачевский. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

2-го января 1916 года.

Западный фронт

Без перемен.

Кавказский фронт

В Персии, на пути к Карманшаху, нами занят город Кянгавер.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 19-го декабря 1915 года

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отличия в делах против неприятеля:

 

Ордена:

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Подполковникам:

Пехотных полков:

Командиру 2-й батареи, 34-й артиллерийской бригады, Александру Кочукову.

Бывшему командиру 5-й батареи 23-й артиллерийской бригады, ныне командующему – мортирным артиллерийским дивизионом, Владимиру Кипарскому.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте и состоящему в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, Генерал-Майору Иосифу Гоштовту.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени с мечами:

Служившему во Владивостокском крепостном саперном батальоне, ныне командиру 117-го пехотного Ярославского полка Полковнику Николаю Геммельману.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом:

119-го пехотного Коломенского полка, состоящему в – авиационном отряде, Поручику Трифону Галкину.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Прапорщикам:

Призванным из запаса армейской пехоты в пехотные полки:

136-й Таганрогский, Борису Романову.

– Златоустовский. Николаю Шуману.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с бантом:

Полковникам:

Командиру – саперного батальона, Леониду Осколкову.

22-го Сибирского стрелкового полка, Михаилу Хаскину.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

8-го Туркестанского стрелкового Генерал-Адъютанта фон-Кауфмана полка Капитану Георгию Готуа.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте и в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, ныне начальнику штаба – ополченской бригады Государственного ополчения, Полковнику Николаю Бондареву.

 

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

– пехотного Мариупольского полка Капитану Зубеир-Бей-Али-Мурза-Крымтаеву.

Св. Анны 2-й степени:

Призванным из запаса:

Инженерных войск, в – отдельную телеграфную роту, Штабс-Капитану Павлу Невраеву.

Армейской пехоты, в корпусный продовольственный транспорт 22-го армейского корпуса, Прапорщику Константину Иванову.

Св. Станислава 2-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в корпусный продовольственный транспорт 7-го армейского корпуса, Поручику Дмитрию Актарову.

Подпоручикам:

– отдельной телеграфной роты, Алексею Няге.

Призванному из запаса армейской пехоты в 22-й саперный батальон, Брониславу Чапскому.

Св. Анны 3-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в корпусный продовольственный транспорт 7-го армейского корпуса, Прапорщику Алексею Бабенко.

 

Утверждается пожалование:

За отличие в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 2-й степени с мечами:

Пограничных бригад:

Подполковником:

8-й Граевской – Ивану Квятковскому.

26-й Карсской, Виктору Иноземцеву.

Ротмистрам:

5-й Горждинской, Федору фон-Котену.

19-й Волочиской, Николаю Чернятынскому.

26-й Карсской, Михаилу Силичу.

27-й Эриванской, Григорию Карцивадзе.

– конно-пограничного полка Штабс-Ротмистру Якову Корицкому.

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Пограничных бригад:

Ротмистрам:

3-й Рижской, Александру Лобысевичу.

5-й Горждинской, Павлу Кригеру.

7-й Вержболовской, Александру Симоненко.

12-й Калишской, Василию Стоббе.

13-й Велюнской, Владимиру Лебедеву.

25-й Черноморской, Владимиру Жамову.

26-й Карсской, Михаилу Ярошевскому.

Служившему в 25-й пограничной Черноморской бригаде, ныне штаба Отдельного корпуса пограничной стражи, Глебу Семичову.

Штабс-Ротмистрам:

8-й Граевской: Александру Черкассову и Игорю Солнуеву.

15-й Новобржеской, умершему от ран, полученных в бою с неприятелем, Александру Шкуцько.

18-й Волынской, Сергею Заруцкому.

Поручикам:

13-й Велюнской, Александру Францелеву.

14-й Ченстоховской, Сергею Успенскому.

15-й Новобржеской, Петру Левандовскому.

Служившему в 16-й пограничной Сандомирской бригаде, ныне числящемуся по армейской пехоте, командиру корпусного обоза – армейского корпуса, Николаю Неделько.

Пограничных бригад:

17-й Томашевской, Петру Кочержевскому.

19-й Волочиской, Павлу Окуневу.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Пограничных бригад:

18-й Волынской, Подполковнику Викентию Антоновичу.

Ротмистрам:

10-й Рыпинской, Николаю Чумакову.

12-й Калишской, Владимиру Разнатовскому.

16-й Сандомирской: Петру Ершову, Виктору Давидовичу и Евгению Яковлеву.

17-й Томашевской, Владимиру Дарскому.

19-й Волочиской: Николаю Эрлиху и Анатолию Губеру.

20-й Хотинской: Борису Адасовскому.

26-й Карсской, Михаилу Ярошевскому.

Штабс-Ротмистрам:

5-й Горждинской, Григорию Родзяновскому.

16-й Сандомирской: Александру Войтенко, Павлу Моннэрот-дю-Мену, Петру Шистовскому и убитому в бою с неприятелем, Лаврентию Лелюку.

19-й Волочиской, Александру Гирсу.

20-й Хотинской: Алексею Левицкому и Никифору Мацкевичу.

26-й Карсской: Гавриилу Новицкому, Николаю Евецкому и Ивану Старчевскому.

Служившему в 9-й пограничной Ломжинской бригаде, ныне числящемуся по армейской пехоте, переводчику штаба – армии, Штабс-Капитану Николаю Куражеву.

Поручикам:

5-й Горждинской: Николаю Шабанову и Сергею Стратоновичу.

6-й Таурогенской: Николаю Полякову, Николаю Иванову и Дмитрию Пантелеймонову.

9-й Ломжинской, Петру Орловскому.

13-й Велюнской, Александру Францелеву.

18-й Волынской, Петру Коху.

26-й Карсской: Евгению Ватеркампфу и Ивану Комаревичу.

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

Пограничных бригад:

25-й Черноморской, Подполковнику Дмитрию Сташевскому.

Ротмистрам:

4-й Рижской: Василию Шарому и Владимиру Гемпелю.

5-й Горждинской, Петру Корролю.

12-й Калишской, Сергею Великопольскому.

25-й Черноморской, Ною Корошинадзе и служившему в той же бригаде, ныне штаба Отдельного корпуса пограничной стражи, Глебу Семичову.

5-й Горждинской, Штабс-Ротмистру Николаю ??

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Пограничных бригад:

Ротмистрам:

7-й Вержболовской, Александру Симоненко.

19-й Волочиской, Анатолию Губеру.

20-й Хотинской, Ивану Самойлову.

Штабс-Ротмистрам:

8 й Граевской, Игорю Солнуеву.

9-й Ломжинской: Евгению Наумову и Николаю Долгово-Сабурову.

19-й Волочиской, Александру Гирсу.

26-й Карсской, Николаю Евецкому.

Поручикам:

9-й Ломжинской, Александру Жуковскому.

16-й Сандомирской, Дмитрию Дмитриеву.

26-й Карсской, Петру Пенеско.

 

Мечей к имеющемуся ордену Св. Анны 2-й степени:

Исправляющему должность штаб-офицера для поручений при командире Отдельного корпуса пограничной стражи, Ротмистру Николаю Титкову.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

26-й пограничной Карсской бригады Ротмистру Георгию Кондратьеву.

Мечей к имеющемуся ордену Св. Станислава 2-й степени:

5-й пограничной Горждинской бригады Ротмистру Ивану Кащею.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

Пограничных бригад:

19-й Волочиской, Подполковнику Николаю Копчинскому.

25-й Черноморской, Штабс-Ротмистрам: Станиславу Краевскому и Алексею Кубалову.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 2-й степени:

Пограничных бригад:

21-й Скулянской, Полковнику Владимиру Ванслову.

Подполковникам:

21-й Скулянской, Василию Каппелю.

22-й Измаильской, Ярославу Заневскому.

25-й Черноморской, Виктору Крамаренко.

1-й Петроградской Императора Александра III, Ротмистру Владимиру Глебовичу.

Св. Анны 3-й степени:

Пограничных бригад:

Ротмистрам:

1-й Петроградской Императора Александра III: Платону Хотинскому, Федору Самонову и Павлу Чеховичу.

2-й Ревельской, Петру Бергу.

3-й Аренсбургской: Дмитрию Бончеву и Альфреду Вальтеру.

19-й Волочиской: Александру Вирскому и Николаю Карпову.

21-й Скулянской: Василию Сидорову и Ивану Зеленскому.

22-й Измаильской, Василию Соборницкому.

23-й Одесской, Алексею Петрашу.

25-й Черноморской, Якову Никурадзе.

29-й Бакинской: Борису Степанову и Александру Яголковскому.

Особого пограничного Беломорского отдела: Вячеславу Драшпилю. Леониду Мясоедову и Иосифу Заборщикову.

Штабс-Ротмистрам:

Пограничных бригад:

2-й Ревельской, Николаю Кричагину.

16-й Сандомирской, Петру Шистовскому и убитому в бою с неприятелем, Лаврентию Лелюку.

17-й Томашевской, Николаю Черному.

19-й Волочиской, Николаю Бакулю.

23-й Одесской, Анатолию Клембровскому.

25-й Черноморской: Ивану Казак-Казачковскому и Николаю Петрову.

Св. Станислава 2-й степени:

Подполковникам:

Пограничных бригад:

1-й Петроградской Императора Александра III, Александру Новоселову.

21-й Скулянской, Евгению Мельникову.

29-й Бакинской, Александру Едлинскому.

Ротмистрам:

Штаба Отдельного корпуса пограничной стражи, Ивану Столице.

Пограничных бригад:

1-й Петроградской Императора Александра III: Ивану Флоринскому и Семену Клеменову.

2-й Ревельской: Леопольду Ламзаки и Густаву Энквисту.

3-й Аренсбургской: Барону Александру фон-дер-Палену, Александру Златковскому и Владимиру Мельгунову.

21-й Скулянской, Терентию Харитонову.

22-й Измаильской: Петру Вирановскому, Сергею Завалишину и Льву Курганову.

28-й Елисаветпольской, Михаилу Кайтмазову.

29-й Бакинской, Григорию Четверткину.

2-й Ревельской, Штабс-Ротмистру Николаю Муфелю.

Св. Станислава 3-й степени:

Пограничных бригад:

Ротмистрам:

1-й Петроградской Императора Александра III, Виктору Альшевскому.

3-й Аренсбургской, Александру Винярскому.

16-й Сандомирской, Петру Ершову.

22-й Измаильской, Владимиру Янушковскому.

25-й Черноморской, Михаилу Вроблевскому.

Штабс-Ротмистрам:

2-й Ревельской, Сигизмунду Требуховскому.

16-й Сандомирской, Павлу Моннэрот-дю-Мену.

21-й Скулянской, Владимиру Ергину.

24-й Крымской Его Императорского Величества, Антону Бреусову.

3-го Заамурского железнодорожного полка пограничной стражи Штабс-Капитану Сергею Ждан-Пушкину.

29-й Бакинской пограничной бригады, командиру яхты «Кречет», Лейтенанту Константину Чарноцкому.

Поручикам:

Пограничных бригад:

21-й Скулянской, Алексею Васильеву.

27-й Эриванской, Ивану Евсееву.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшую Благодарность, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий, помощнику главного начальника Киевского военного округа, Генерал-Лейтенанту Ходоровичу.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшее благоволение:

За отличия в делах против неприятеля:

Полковникам:

Артиллерийских бригад:

Командующим батареями:

13-й, 1-ю, Федулаеву.

34-й, 6-ю, Васильеву.

62-го пехотного Суздальского Генералиссимуса Князя Суворова полка Подполковнику Сопоцько.

134-го пехотного Феодосийского полка Капитану Сулину.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Числящемуся по армейской пехоте, исправляющему должность штаб-офицера для поручений при начальнике этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Штабс-Капитану Дроговозу.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 20-го декабря 1915 года

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

За отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

В Корнеты:

Прапорщики запаса:

Армейской кавалерии, числящийся на учете по Валуйскому уезду и состоящий в 14-м драгунском Малороссийском полку, Дерюгин (Борис), с 13-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии по тому же уезду.

Армейской кавалерии, состоящий на учете по Петроградскому уезду, ныне призванный в 12-й драгунский Стародубовский полк, фон-Гавель (Бурхард), с 28-го октября 1914 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии по тому же уезду.

В Подпоручики:

Армейской пехоты, числящиеся на учете по уездам и состоящие:

В пехотных полках:

Киевскому, ?? (Семен), с 6-го мая 1915 года,

Киевскому, 56-м Житомирском Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича, Грабовский (Феодосий),

Тираспольскому, 56-м Житомирском Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича, Асташенко (Михаил),

оба – с 10-го марта 1915 года,

Изяславскому, 128-м Старооскольском, Чебыкин (Николай), с 8-го декабря 1914 года,

Житомирскому, 132-м Бендерском, Когутницкий (Владислав), с 23-го апреля 1915 года,

Верненскому, 206-м Сальянском Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, Буров (Григорий), с 12-го июля 1915 года,

Таращанскому, – Ветлужском, Лабунский (Яков), с 30-го марта 1915 года,

Кишиневскому, – Холмском, Кобылянский (Антон),

Московскому, – Холмском, Фурман (Антон),

оба – с 19-го апреля 1915 года,

Симбирскому, – Гатчинском, Колушев (Николай), с 5-го марта 1915 года,

В стрелковых полках:

Тюменскому, – Сибирском, Чистяков (Василий), с 14-го апреля 1915 года,

Одесскому, 2-м Финляндском, Романский (Георгий), с 23-го апреля 1915 года,

все двенадцать – с оставлением в запасе армейской пехоты по тем же уездам.

Армейской пехоты:

Состоящие на учете по уездам, ныне призванные в пехотные полки:

Гарволинскому, 60-й Замосцский, Доманский (Антон), с 26-го марта 1915 года,

Курскому, – Ветлужский, Соколовский (Александр), с 6-го июня 1915 года,

Белостокскому, – Дубненский, Шиманский (Леон),

Варшавскому, – Дубненский, Чоков (Иван), оба – с 5-го ноября 1914 года,

Режицкому, – Суражский, Калачинский (Иосиф), с 3-го февраля 1915 года.

все пять – с оставлением в запасе армейской пехоты по тем же уездам.

Легкой артиллерии, состоящий на учете по Петроградскому уезду, ныне призванный в – артиллерийскую бригаду, Каль (Януш), с 28-го февраля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии по тому же уезду.

УТВЕРЖДАЮТСЯ:

Производство – 26-го ноября 1914 года, за отличия в делах против неприятеля, в Прапорщики легкой артиллерии: подпрапорщика 17-го мортирного артиллерийского дивизиона Кунца (Тимофея) и фейерверкера 3-й артиллерийский бригады Флоренсова (Павла).

Производство – за отличия в делах против неприятеля:

В Прапорщики армейской пехоты, 22-го февраля 1915 года, подпрапорщика 51-го пехотного Литовского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка Агапова (Ивана).

В Прапорщики запаса армейской пехоты. 11-го ноября 1914 года, призванного из запаса в 49-й пехотный Брестский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича полк, унтер-офицера Рихтера (Константина) – по Ялтинскому уезду.

Производство – 31-го марта 1915 года; за отличия в делах против неприятеля со старшинством:

По пехоте:

В Прапорщики армейской пехоты:

Зауряд-Прапорщика 21-го Туркестанского стрелкового полка Лявдина (Ивана), с 31-го марта 1915 года.

Подпрапорщиков:

Лейб-гвардии Волынского полка: Чернышева (Алексея), Дементьева (Петра), Куликова (Матвея), всех троих – с 28-го февраля 1915 года и Фролова (Якова), с 4-го марта 1915 года.

Пехотных полков:

62-го Суздальского Генералиссимуса Князя Суворова, Корзуна (Ивана), с 11-го февраля 1915 года.

93-го Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича, Низяева (Василия), с 14-го августа 1914 года.

100-го Островского, Чистякова (Макара), с 3-го ноября 1914 года.

172-го Лидского, Троицкого (Леонида), с 31-го марта 1915 года.

Сибирских стрелковых полков:

7-го, Минзара (Луппа),

8-го, Лобика (Владимира),

37-го: Яковенко (Якова), Алексеева-Михайлина (Авксентия), Шеханина (Григория), Чмыха (Даниила), Трофимовича (Никифора), Чеботарева (Алексея), Зольникова (Прокопия), Срокина (Никиты), Якубука (Георгия), Волкова (Павла) и Волкова (Федора),

43-го, Передерия (Ивана),

Фельдфебеля 21-го Сибирского стрелкового Её Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны полка Алдахонова (Якова),

Унтер-офицеров:

– пехотного Елисаветградского полка: Гусакова (Павла) и Мельникова (Петра),

7-го Сибирского стрелкового полка: Завадского (Феликса), Шутца (Николая), Нижникова (Николая) и Завадского (Николая),

всех двадцати одного – с 31-го марта 1915 года.

По кавалерии:

В Прапорщики армейской кавалерии, охотника, унтер-офицерского звания, 4-го уланского Харьковского полка Цылова (Александра), с 14-го декабря 194 года.

По артиллерии:

В Прапорщики легкой артиллерии, подпрапорщиков 16-й ортилерийской бригады: Бурды (Марка), Мишаноза (Василия) и Знаезского (Михаила), всех троих с 31-го марта 19 5 года.

По инженерным войскам:

В Прапорщики инженерных войск, подпрапорщика 1-го саперного батальона Витковского (Ивана), с 31-го марта и9иэ года.

По казачьим войскам:

В Прапорщики Уссурийского казачьего войска, Уссурийского казачьего полка: подхорунжого Лихачева (Николая) и вахмистра Коренева (Ивана), обоих – с 31-го марта 1915 года.

По запасу армии:

??

Призванных из запаса:

В 12-й Туркестанский стрелковый полк, зауряд-Прапорщика Югова (Семена), с 19-го февраля 1915 года.

В – Елисаветградский пехотный полк: фельдфебелей: Бердичко (Евтихия), Козаченко (Степана) и унтер-офицера Шефера (Готлиба), всех троих – с 31-го марта 1915 года.

Производство – на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По кавалерии:

Прапорщика Приморского драгунского полка Голодолинского (Петра) – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года.

По запасу армии:

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Киевскому уезду и призванного на службу в 11-й Стрелковый полк, Гревцова (Александра) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщиков запаса армейской кавалерии, состоящих на учете по уездам и призванных на службу:

В 1-й лейб-драгунский Московский Императора Петра Великого полк, Московскому, Штекера (Вселовода),

В штаб 3-го армейского корпуса, Рижскому, Зиверта (Гаральда),

обоих – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии, по тем же уездам.

Производство – на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По артиллерии:

Прапорщика легкой артиллерии, состоящего в 15-й артиллерийской бригаде, Соколова (Ивана) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой легкой артиллерии.

По запасу армии:

Прапорщиков запаса легкой артиллерии, состоящих на учете по Одесскому уезду и призванных на службу в 15-ю парковую артиллерийскую бригаду: Коссаковского (Дмитрия), Яновского (Ивана), Бруна (Альфреда) и Анастасова (Александра), всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии, по тому же уезду.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать:

За отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени с мечами:

Числящемуся по армейской пехоте, бывшему начальнику – пехотной дивизии, ныне инспектору запасных войск – армии, Генерал-Лейтенанту Николаю Воропанову.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени с мечами:

Полковникам:

Генерального штаба, начальнику штаба 5-й Туркестанской стрелковой бригады, Ивану Пионтковскому.

Командиру – Ахульгинского пехотного полка, Федору Потто.

Служившему в 8-м Кавказском стрелковом полку, ныне командиру (6-го Кавказского стрелкового полка, Мовсесу Силикову.

Командирам стрелковых полков:

– Кавказского, Владимиру Гусаковскому.

– Кавказского, Михаилу Запольскому.

18-го Туркестанского, Сергею Вибергу.

Командиру 2-го Кавказского казачьего конно-артиллерийского дивизиона, Флегонту Урчукину.

Командиру 1-го Черноморского Полковника Бурсака 2-го полка Кубанского казачьего войска, Петру Филиппову.

Командиру – Сибирского казачьего полка, Ивану Борисевичу.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

17-го Туркестанского стрелкового полка Подполковнику Владимиру Лаймингу.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Состоящему по Забайкальскому казачьему войску, начальнику – отдельной Забайкальской казачьей бригады, Генерал-Майору Константину Стояновскому.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Командовавшему 17-м Туркестанским стрелковым полком, ныне состоящему по Кубанскому казачьему войску, начальнику – Кубанской пластунской бригады, Генерал-Майору Антону Крутеню.

Служившему в 5-м Туркестанском стрелковом артиллерийском дивизионе, ныне командующему 5-м Туркестанским стрелковым парковым артиллерийским дивизионом, Капитану Михаилу Тумковскому.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Ордена:

Св. Анны 1-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте, коменданту гор. Александрополя, Генерал-Лейтенанту Афанасию Ульянову.

Военному инженеру, помощнику инспектора инженерной части Кавказского военного округа, Генерал-Майору Владимиру Голицыну.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Призванному в войсковое ополчение Кубанского казачьего войска, командиру – особой сотни того же войска, Полковнику Николаю Лавровскому.

Св. Станислава 2-й степени:

Призванному из запаса стрелковых частей в штаб 2-го Туркестанского армейского корпуса, Поручику Алексею Попову.

Призванному из запаса армейской пехоты в – эксплуатационный батальон, Прапорщику Владимиру Вышинскому.

Св. Анны 3-й степени:

153-го пехотного Бакинского Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Михайловича полка, Подпоручику Севериану Гачечиладзе.

Св. Станислава 3-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте, прикомандированному к – Кавказскому армейскому военно-дорожному отряду, Прапорщику Ивану Майсурову.

Призванному из запаса легкой артиллерии в Сарыкамышский артиллерийский склад, Прапорщику Оганесу Багратунянцу.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Подполковникам:

Генерального штаба, бывшему старшему адъютанту штаба – армейского корпуса, ныне исправляющему должность штаб-офицера для поручений при штабе 6-го армейского корпуса, Владимиру Малеванову.

17-го Стрелкового полка, Василию Шаравскому.

16-го драгунского Тверского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка, Константину Ратиеву.

Капитанам:

– Чебоксарского пехотного полка, Ивану Горшкову.

Артиллерийских бригад:

Командующим батареями:

– 43-й, 3-ю, Ивану Железникову.

– 2-ю, Дмитрию Карповичу.

– Донского казачьего полка Есаулу Михаилу Пашкову.

Штабс-Капитанам:

Пехотных полков:

106-го Уфимского, состоящему в – авиационном отряде, военному летчику, Александру Бирко.

– Пореченского, Николаю Рудсону.

– Красносельского, Павлу Бладасову.

10-го Сибирского стрелкового полка, Георгию Коняеву.

Кавказской гренадерской Великого Князя Михаила Николаевича артиллерийской бригады, Владимиру Баранку.

1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска Подъесаулам: Павлу Кудрявцеву и Михею Золотухину.

Поручикам:

Военным летчикам, состоящим в – авиационном отряде: лейб-гвардии Волынского полка, Андрею Полякову и 111-го пехотного Донского полка, Николаю Базанову.

Пехотных полков:

171-го Кобринского: Анатолию Целицо и Филиппу Мезенцеву.

198-го Александро-Невского, Владимиру Кузьмину.

– Красносельского: Ивану Юнкуре и Николаю Азбукину.

– Спасского: Дмитрию Делакторскому, Ивану Бардинскому и Александру Володкевичу.

Призванному из запаса армейской пехоты в – пехотный Суражский полк, Алексею Аргамакову.

11-го Сибирского стрелкового Её Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка, Владимиру Кашину.

Драгунских полков:

8-го Астраханского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича: Сергею Аникиеву и Михаилу Корчагину.

18-го Северского Короля Датского Христиана IX, Принцу Нуси-Аге.

3-й гренадерской артиллерийской бригады, состоящему в – авиационном отряде, военному летчику, Николаю Бочарову.

Новогеоргиевской крепостной артиллерии, состоящему в – авиационном отряде, Якову Струкову.

Подпоручикам:

15-го гренадерского Тифлисского полка, Аполлону Карашевичу.

172-го пехотного Лидского полка: Александру Шереметевскому и Владимиру Шавырину.

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в – Духовщинском пехотном полку, Георгию Шульцу.

7-го Туркестанского стрелкового полка, Петру Купленникову.

Числящемуся по инженерным войскам, состоящему в 1-м Туркестанском саперном батальоне, Николаю Пименову.

Корнетам:

Драгунских полков:

8-го Астраханского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича, Николаю Смаглию.

Приморского, Борису Каньшину.

6-го гусарского Клястицкого Генерала Кульнева полка, Василию Цехановскому.

Отдельного Оренбургского казачьего дивизиона Хорунжему Александру Ситникову.

Прапорщикам:

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в – Горбатовский пехотный полк, Владимиру Струкову.

Легкой артиллерии:

В артиллерийские бригады:

– Александру Клечковскому.

– парковую, Борису Зеланду.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Подполковникам:

103-го пехотного Петрозаводского полка, Ивану Павлошевскому.

11-го Туркестанского стрелкового полка: Александру Беляеву и Георгию Галафееву.

Командиру 2-й батареи – артиллерийской бригады, Владимиру Коровину.

Капитанам:

Пехотных полков:

149-го Черноморского, Дмитрию Кривченко.

– Суражского, Сергею Тиссаревскому.

Стрелковых полков:

2-го Кавказского, Михаилу Петроченко.

11-го Туркестанского, Льву Числову.

8-го драгунского Астраханского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полка Ротмистру Владиславу Липпоману.

– Донского казачьего полка Есаулу Михаилу Сучкову.

Штабс-Капитанам:

11-го Туркестанского стрелкового полка: Павлу Емельянову и ??.

4-го Сибирского мортирного артиллерийского дивизиона, Эдуарду Шмидту.

Конно-артиллерийских батарей:

12-й, Алексею Прибыловичу.

22-й: Аркадию Бенуа, Владимиру Порохину и служившему в той же батарее, ныне числящемуся по полевой конной артиллерии, состоящему в подвижной починочной мастерской, Георгию Годжелло.

Вислянской речной минной роты, состоящему в – авиационном отряде, военному летчику, Анатолию Вальницкому.

Призванному на службу в Государственное ополчение и состоящему в 4-м Кавказском стрелковом полку, Валентину Савицкому.

Штабс-Ротмистрам:

15-го уланского Татарского полка, ныне умершему, Сергею Богаевскому.

Гусарских полков:

6-го Клястицкого Генерала Кульнева, Анатолию Тимофееву.

15-го Украинского Её Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны: Николаю Крыжановскому, Сергею Попову и Дмитрию фон-Фельдману.

– Донского казачьего полка Подъесаулу Константину Калиновскому.

Поручикам:

Пехотных полков:

61-го Владимирского, Николаю Федоровичу.

– Пореченского, Алевферию Киойбашу.

– Красносельского: Илье Субботе и Георгию Попову.

Туркестанских стрелковых полков:

7-го, Николаю Фирсову.

11-го: Николаю Ваганову, Виктору Половцеву, Аврааму Пыпчуку, умершему Николаю Горбунову и умершему от ран, полученных в сражении с неприятелем, Всеволоду Голосанову.

6-го мортирного артиллерийского дивизиона Георгию Красовскому.

1-го Кронштадтского крепостного артиллерийского полка, состоящему в – авиационном отряде, военному летчику, Льву Славскому.

– полевой воздухоплавательной роты, состоящему в – авиационном отряде, Михаилу Ивкову.

15-го уланского Татарского полка, Артемию Соловкину.

15-го гусарского Украинского Её Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны полка, Эриху Лилиенталю.

– Донского казачьего полка Сотнику Петру Сонину.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

172-го Лидского, Александру Левковичу.

11-го Туркестанского стрелкового полка: Павлу Свенцицкому, Александру Цветкову, Виктору Шилову, Георгию Газенкампфу, Григорию Авшарянцу, убитому в бою с неприятелем, Владимиру Зборовскому и служившему в том же полку, ныне 11-го Кавказского стрелкового полка, Константину Васильеву.

Корпуса военных топографов, состоящим:

В 13-м пехотном Белозерском Генерал-Фельдмаршала Князя Волконского полку, Леониду Ереминскому.

В – авиационном отряде. Петру Кононенкову.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в – пехотный Сенненский полк и состоящему в – пехотном Бобруйском полку, Владимиру Кржижевичу.

Легкой артиллерии, в – артиллерийскую бригаду, Григорию Литвененко.

Корнетам:

Приморского драгунского полка, Федору Логинову.

15-го уланского Татарского полка, Михаилу Сосновскому.

Призванному из запаса армейской кавалерии в 20-й драгунский Финляндский полк, состоящему в полку Офицерской кавалерийской школы, Александру Гюлиху.

Хорунжим:

Казачьих полков:

4-го Донского Графа Платова, Василию Никишину.

– Донского, Николаю Попову.

5-го Сибирского, Николаю Волосникову.

Прапорщикам:

– Донского казачьего полка, Владимиру Кулешову.

Состоящим:

Армейской кавалерии, в 15-м гусарском Украинском Её Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны полку, Льву Лобану.

Донского казачьего войска, в – Донском казачьем полку, Кузьме Карташеву.

Легкой артиллерии:

В Кавказской гренадерской Великого Князя Михаила Николаевича артиллерийской бригаде, Владимиру Хохлову.

В 15-й конно-артиллерийской батарее, Павлу Дмитриевскому.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В Стрелковые полки:

2-й Кавказский: Сергею Вильсону и Виктору Михайлову.

11-й Туркестанский, Петру Остроумову.

Армейской кавалерии, в 15-й драгунский Переяславский Императора Александра III полк, Георгию Литевскому.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Штабс-Капитанам:

Пехотных полков:

202-го Горийского: Александру Лопацинскому и Павлу Самолейко.

– Скопинского, Владимиру Петрову.

Стрелковых полков:

2-го Кавказского, Вячеславу Ганелю.

51-й артиллерийской бригады, Валериану Хаборскому.

Призванному из запаса армейской пехоты во 2-й Кавказский стрелковый полк, Ивану Гургенидзе.

Штабс-Ротмистрам:

12-го уланского Белгородского полка, состоящему в полку Офицерской кавалерийской школы, Августу Линдеману.

14-го гусарского Митавского полка, Дмитрию Назарову.

Поручикам:

15-го гренадерского Тифлисского полка, Князю Георгию Макаеву.

2-го Кавказского стрелкового полка, Илье Мирошкину.

Артиллерийских дивизионов:

4-го Сибирского мортирного: Константину Артамонову и Иулиану Лойко.

1-го конно-горного, состоящему в конной батарее Офицерской артиллерийской школы, Антону Пипко.

Новогеоргиевской крепостной артиллерии, состоящему в – авиационном отряде, Сергею Попову.

18-го драгунского Северского Короля Датского Христиана IX полка: Леониду Ермолову и Николаю Богданову.

Служившему в 112-м пехотном Уральском полку, ныне 1-го полевого жандармского эскадрона, Борису Блонскому.

Служившему в Уссурийском казачьем полку, ныне числящемуся по армейской кавалерии, обер-офицеру при военно-цензурном отделении штаба – армии, Борису Курбатову.

1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска Сотнику Ивану Глотову.

Подпоручикам:

Артиллерийских бригад:

20-й, состоящему в 51-й артиллерийской бригаде, Борису Селезневу.

25 й, состоящему в – авиационном отряде, Виктору Савицкому.

50-й, Евфимию Смирнову.

6-го мортирного артиллерийского дивизиона: Константину Крузе, Леониду Донбровскому и Константину Аммосову.

11-й конно-артиллерийской батареи, Георгию Новикову.

18-го драгунского Северского Короля Датского Христиана IX полка Корнету Князю Андрею Дадиани.

7-го Сибирского казачьего полка Хорунжему Семену Попову.

 

По возбужденному Инспектором инженерной части – округа ходатайству о предоставлении права на производство и перевод в инженерные войска прапорщикам разных категорий, состоящим в подведомственных ему частях, Главный Штаб предписанием 5 – 7-го декабря за № 118991 разъяснил:

1) Прапорщики, призванные из запаса или ополчения по обстоятельствам военного времени, а равно произведенные в этот чин, в порядке приказов по воен. ведом. 1914 года № 587 и 1915 г. № 110, если они несут службу в частях, не принимающих участия в военных действиях, воспользоваться производством в следующий чин не могут, так как для лиц этих категорий законом не установлено такового производства.

Для приобретения же права на это производство они могли быть командированы в Николаевское инженерное училище для держания офицерского экзамена.

Без держания офицерского экзамена, прапорщики, призванные из запаса и ополчения и произведенные в порядке приведенных выше приказов за №№ 587 и 110, воспользоваться производством в следующий чин могут единственно лишь за боевые отличия или на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, объявленного в приказе по воен. ведом. сего же года за № 368, т. е. в случае получения ордена Св. Георгия 4-й степени, Георгиевского оружия или вообще двух орденских боевых наград, полученных в чине прапорщика.

2) Такому же самому порядку производства в следующий чин подчиняются и прапорщики, выпущенные из Усть-Ижорской школы прапорщиков инженерных войск и из школ прапорщиков, учрежденных при пехотных запасных бригадах, так как положениями о сих школах, объявленными при приказах по воен. ведом. 1914 года за № 742 и 1915 года за № 189, производства в подпоручики за окончание курса школ, вовсе не установлено.

3) Производство за выслугу лет в следующие чины установлено для юнкеров, выпускаемых прапорщиками из военно-учебных заведений с ускоренными курсами, так как на основании положений об ускоренных курсах, объявленных при приказах по в. в. 1914 года № 689 и 756 юнкера, окончившие означенные курсы, пользуются всеми правами офицеров, окончивших военные училища в мирное время.

Вообще правом перевода в части инженерных войск Высочайшим приказом могут пользоваться лишь те из прапорщиков, которые прошли курс инженерного училища или хотя бы военного, но при выпуске из училища взяли вакансии в инженерные войска, или выдержали офицерский экзамен при Николаевском инженерном училище.

4) Прапорщики прочих категорий права на таковой перевод пока не имеют, но, за недостатком офицеров, могут нести службу в инженерных войсках.

5) Прапорщики запасных частей всех вообще родов войск, как выпущенные из инженерного и военных училищ, из школ прапорщиков, так и произведенные в округах, по экзамену в войсковых комиссиях, должны, собственно, числиться в переменном составе запасных частей, служащих источником пополнения вновь формируемых частей или некомплекта, образовавшегося в действующих частях на фронтах, а в постоянный состав запасных частей должны переводиться офицеры, эвакуированные из действующей армии и признанные комиссиями пригодными для службы при мирной обстановке.

 

На возбужденный вопрос Главное управление генерального штаба, согласно заключению Главного Штаба, сообщило, что назначение на службу в специальные войска юнкеров военных училищ с четырехмесячным ускоренным курсом, отчисляемых по разным причинам от пехотных училищ, допустимо лишь в тех случаях, если отчисляемые юнкера, до поступления в училища, проходили службу в специальных войсках, или же получили среднее или высшее техническое образование: в противном же случае этих юнкеров надлежало бы назначать на службу в пехоту.

Справка: сношение и. д. нач. моб. отд. гл. упр. генерального штаба 26-го ноября 1915 г. № 44748.

 

Несмотря на преподанные циркулярным распоряжением главного управления генерального штаба от 8-го октября сего года за № 37483, указания о недопустимости перевозки грузов, подлежащих оплате из хозяйственных сумм частей, по предложениям лит. А и Н, исключительно предназначенным, согласно п.п. 1 и 13 § 127 положения о перевозке войск, для перевозок в кредит, относимых на счет казны и оплачиваемых в порядке приказа по воен. вед. 1910 г. за № 496 из особо отпускаемого кредита, случаи незаконного применения указанных предложений для перевозки хозяйственных грузов учащаются и, как видно из имеющихся в отделе военных сообщении сведений, подобные нарушения практикуются в самых разнообразных видах, включая случаи выдачи чистых бланков предложений частным лицам и допущения заведомо незаконного использования перевозочных документов, что подтверждается случаями оплаты таких перевозок на станции назначения из хозяйственных сумм данной части, с оставлением на руках железнодорожных агентов использованных воинских предложений.

В целях окончательного прекращения в дальнейшем каких бы то ни было случаев незаконного использования воинских перевозочных документов, главное управление генерального штаба предложило:

1) Вновь подтвердить начальникам войсковых частей о необходимости строго руководствоваться при выдаче воинских предложений на перевозку грузов Высочайше утвержденным «Положением о перевозке войск по железным дорогам», с предупреждением, что виновные в обнаруженных нарушениях будут привлекаться, согласно § 136 указанного «Положения», к ответственности в полной мере ст. 474 улож. о нак. угол. и исправ. (т. XV ч. 1 св. зак.) и по ст. 232 кн. XXII св. воен. пост. 1869 г.

и 2) В случаях необходимости перевозки хозяйственных грузов частей, начальникам таковых надлежит обращаться к подлежащим наведывающим передвижением войск, распоряжением коих таковые грузы будут перевозимы в соответствии с имеющимися у них на этот счет распоряжениями.

 

9-го истекшего декабря последовало Высочайшее соизволение на бесплатную перевозку по воинским предложениям по железным дорогам и водным путям собственных вещей нижних чинов, в количестве не более 2-х пудов каждому, в места их жительства по увольнении на родину, вследствие ран и болезней, полученных на театре военных действий, каковые вещи были оставлены названными чинами на хранение в пунктах постоянного квартирования частей войск при выступлении их на войну.

 

Главное управление Российского общества «Красного Креста» сообщило, что ходатайствам о награждении лиц женского пола Высочайше утвержденным в 11 день июля сего года знаком отличия Святые Равноапостольные Княгини Ольги, в настоящее время, согласно преподанным указаниям Августейшей покровительницы общества, давать дальнейшего движения не предполагается.

В виду изложенного, представления о лицах, удостаиваемых награждения названным знаком отличия, надлежит заменять ходатайствами о других наградах.


 


4-го Января

1916 г.                                                                          Понедельник № 4

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 20-го и 21-го декабря 1915 года. – ВОЙНА. Военный обзор. – Война в 1915 г.Морской обзор. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ: Досужие мысли. Ф. Гершельман. – Разведка. М. Доманский. – ИЗ ГАЗЕТ. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

3-го января 1916 года.

Западный фронт

Без перемен.

Кавказский фронт

В происходивших на фронте 1-го января боях нами взято в плен до 20 турецких офицеров, более 400 нижних чинов, 6 орудий, из них одно тяжелое, 8 пулеметов, много артиллерийских и продовольственных припасов и запасы инженерного имущества.

В Персии в бою у Кянгавера – на полпути между Хамаданом и Керманшахом нами захвачены у противника пленные. Кроме того противником оставлено на поле сражения много убитых. Наши потери ничтожны. К юго-востоку от Хамадана отряд, навербованный немцами и турками, отброшен нами к Довлет-Абаду.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 20-го декабря 1915 года.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Призванным из запаса:

Подпоручикам:

Легкой артиллерии, в 26-ю парковую артиллерийскую бригаду, Владиславу Давидайтису.

Инженерных войск, в 27-й саперный батальон, Сергею Попову.

Прапорщикам:

Армейской пехоты, в пехотные полки:

– Гдовский, Павлу Макарову.

– Бобруйский, Валериану Ярмоловичу.

2-й Кавказский стрелковый, Петру Дорстеру.

Легкой артиллерии:

В артиллерийские бригады:

– Владимиру Васильеву, 1-ю Сибирскую тяжелую: Сергею Петрову и Владимиру Шредеру.

Парковые:

26-ю, Константину Толочко.

– Николаю Еркину и Николаю Шишокину.

В 6-й мортирный артиллерийский дивизион, Георгию Снесареву.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

20-го драгунского Финляндского полка Штабс-Ротмистру Николаю Иванову.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

20-го драгунского Финляндского полка Подполковнику Петру Исполатовскому.

7-го Туркестанского стрелкового полка Штабс-Капитану Владимиру Щелкану.

Штабс-Ротмистрам:

8-го драгунского Астраханского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полка, Ивану Сумовскому.

1-го полевого жандармского эскадрона, Николаю Никитину.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

Амурского казачьего Генерал-Адъютанта Графа Муравьева-Амурского полка Подъесаулу Григорию Шульгину.

Св. Станислава 3-й степени:

Сотникам:

Амурского казачьего Генерал-Адъютанта Графа Муравьева-Амурского полка: Михаилу Девелю, Георгию Соловьеву и Николаю Танаеву.

1-й Донской казачьей батареи, Георгию Казмичеву.

Прапорщикам:

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В дивизионный обоз 50-й пехотной дивизии, Ивану Белокурову.

В – Сибирский стрелковый полк, Сергею Шперлингу.

Легкой артиллерии, в 26-ю парковую артиллерийскую бригаду, Михаилу Шелепину.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

– артиллерийской бригады Поручику Владимиру Лукомскому.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

20-го саперного батальона Капитану Анатолию Шаврову.

Подпоручикам:

Стрелковых полков:

10-го Финляндского, Борису Новожилову.

4-го Кавказского: Михаилу Джапаридзе к Павлу Костанову.

Призванному из запаса армейской пехоты в 27-й Сибирский стрелковый полк, Григорию Афанасьеву.

Св. Станислава 3-й степени с минами и бантом:

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в резерве чинов при штабе Минского военного округа и в прикомандировании к – Юхновскому пехотному полку, Капитану Александру Островинскому.

Поручикам:

– Малоархангсльского пехотного полка, Алексею Бельскому.

– артиллерийской бригады, Александру Колтынюку.

Призванным из запаса армейской пехоты:

В 19-й Стрелковый полк, Подпоручику Льву Соколинскому.

В пехотные полки:

Прапорщикам:

97-й Лифляндский Генерал-Фельдмаршала Графа Шереметева, Яну Бредису.

– Рославльский, Николаю Морозову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоящему в – артиллерийской бригаде, Михаилу Бушуеву.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в корпусный продовольственный транспорт 22-го армейского корпуса, Прапорщику Константину Иванову.

Св. Станислава 3-й степени:

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты, в корпусные продовольственные транспорты армейских корпусов:

20-го, Федору Булдакову.

22-го: Валентину Федоровичу, Эдмунду Дес-Фонтейнесу и Михаилу Казанскому.

Армейской кавалерии, в корпусный продовольственный транспорт 20-го армейского корпуса: Вильяму-Роберту Бекману и Вернеру фон-Бланкенгагену.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Лейб-гвардии Уланского Его Величества полка Корнету Графу Адаму Замойскому.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Генерального штаба:

Полковникам: Борису Стаховичу, Владимиру Пиковскому, Николаю Корсуну, Петру Ассановичу и Сергею Трухачеву и Подполковникам: Александру Гаслеру, Виктору Моторному и числящемуся по армейской пехоте, Георгию Седову.

Гвардейского полевого жандармского эскадрона Ротмистрам: Борису Заржицкому и Константину Шенку.

Св. Анны 2-й степени:

Генерального штаба, – Полковнику Георгию Муханову и Подполковнику Александру Андерсу.

Капитанам:

Генерального штаба – Дмитрию Тихобразову.

Числящемуся по армейской пехоте – Ивану Жукову.

Призванному из запаса конной артиллерии, состоящему в Гвардейском полевом жандармском эскадроне, Борису Андерсу.

Фельдъегерского корпуса Штабс-Капитану Николаю Рейзенеру.

Призванным из запаса:

Армейской кавалерии, в Кавказскую парковую конно-железнодорожную бригаду, прикомандированному к Гвардейскому полевому жандармскому эскадрону, Поручику Андрею Чайковскому.

Армейской пехоты, – Прапорщику Николаю Бехтееву.

Св. Анны 3-й степени:

Штабс-Капитанам:

Числящемуся по армейской пехоте – Михаилу Шишмареву.

– Михаилу Лемке.

3-го железнодорожного батальона, Поручику Павлу Лемешинскому.

Св. Станислава 2-й степени:

Числящемуся по армейской кавалерии – Штабс-Ротмистру Ивану Толмачеву.

Поручикам:

Фельдъегерского корпуса: Михаилу Глебову.

148-го пехотного Каспийского Её Императорского Высочества Великой Княжны Анастасии Николаевны полка, Леониду Сарафанову.

Гвардейского полевого жандармского эскадрона: Виктору Анненкову и Борису Харламову.

Св. Станислава 3-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в штаб – пехотной дивизии, Прапорщику Петру Першину.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий, с 6-го декабря 1915 года:

Подарок с вензелевым изображением Имени Иго Императорского Величества:

Генерального штаба, Полковнику Владимиру Скалону.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшее благоволение, за отличия в делах против неприятеля:

Состоящему по Сибирскому казачьему войску, командиру Сибирской казачьей бригады, Генерал-Майору Раддацу.

Полковникам:

14-го Туркестанского стрелкового Генерал-Адъютанта Скобелева полка, Иванову.

Командиру 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка, Левандовскому.

Командиру 2-й батареи 2-го Кавказского стрелкового артиллерийского дивизиона, Подполковнику Никифорову.

Командиру 2-й Оренбургской казачьей батареи, Войсковому Старшине Лебедеву.

1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка Есаулу Рожневу.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 21-го декабря 1915 года

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

За отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

Из подполковников в Полковники:

По пехоте:

Пехотных полков:

101-го Пермского, Ростовцев, с 27-го февраля 1915 года.

134-го Феодосийского, Смоленский, с 8-го октября 1915 года.

29-го Сибирского стрелкового полка, Корсак, с 6-го сентября 1915 года.

По артиллерии:

Артиллерийских бригад:

Командующие дивизионами:

39-й, 1-м, Князь Салогов, с 31-го июля 1915 года,

– Кавказской стрелковой, 2-м, Кислинский, с 3-го июля 1915 года,

оба – с утверждением в занимаемых должностях.

Из Капитанов в Подполковники:

По пехоте:

Пехотных полков:

Невского Генерал-Фельдмаршала Графа Ласси, ныне Его Величества Короля Эллинов, Барташевич, с 26-го февраля 1915 года.

Можайского, Косаткин, с 11-го октября 1915 года.

– Белгорайского, Виноградов, с 6-го мая 1915 года.

– Ирбитского, Манучаров, с 19-го августа 1915 года.

3-го Кавказского стрелкового полка, Архангельский, с 24-го сентября 1914 года.

 

По артиллерии:

Артиллерийских бригад:

Командующие батареями:

2-й, 1-ю. Лыщинский, с 4-го августа 1915 года,

41-й, 1-ю, Горанский, с 23-го августа 1915 года,

– 2-ю, Осипов, с 3-го июля 1915 года,

– 5-ю, Исаков, с 21-го февраля 1915 года,

Командующий 2-ю батареей 1-го Кавказского стрелкового артиллерийского дивизиона, Кузнецов, с 22-го августа 1915 года,

все пять – с утверждением в занимаемых должностях.

Командир 23-й конно-артиллерийской батареи, Свечин, с 14-го июля 1915 года.

Командующий 13-ю парковою артиллерийскою бригадою, Яцевич, с 8-го октября 1915 года.

– тяжелой артиллерийской бригады, Фиренкранц, с 7-го мая 1915 года.

Сибирского тяжелого артиллерийского дивизиона, Трусов, с 14-го августа 1915 года.

Из Штабс-Капитанов в Капитаны:

По пехоте:

49-го пехотного Брестского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича полка, Милошевич, с 31-го августа 1915 года.

1-го Туркестанского стрелкового полка, Бутурлин, с 13-го июля 1915 года.

Из Подъесаулов в Есаулы:

По казачьим войскам:

1-го Верхнеудинского полка Забайкальского казачьего войска, Скопин (Лев), с 28-го марта 1912 года.

Из Поручиков в Штабс-Капитаны:

По пехоте:

Пехотных полков:

135-го Керчь-Еникольского: Гречко и Изотов, оба – с 8-го октября 1915 года.

169-го Ново-Трокского, Кириллов,

203-го Сухумского, Людаговский,

оба – с 7-го сентября 1915 года.

Из Подпоручиков в Поручики:

28-го Сибирского стрелкового полка, Гучмазошвили, с 15-го августа 1915 года.

По запасу армии:

Числящийся в запасе армейской пехоты и на учете по Александровскому уезду, ныне призванный в 135-й пехотный Керчь-Еникольский полк, Маевский, с 8-го октября 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты по тому же уезду.

В Корнеты:

Прапорщики запаса:

Армейской кавалерии, числящийся на учете по Московскому уезду и состоящий в 16-м уланском Новоархангельском полку, Левтеев (Григорий), с 4-го июня 1.915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии по тому же уезду.

В Подпоручики:

Армейской пехоты:

Состоящий в – Гдовском пехотном полку, Окропиридзе (Шалва), с 21-го февраля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты.

Числящиеся на учете по уездам и состоящие:

В пехотных полках:

Саранскому, 6-м Ливанском, Карташов (Дмитрий), со 2-го июля 1915 года.

Уманскому, 74-м Ставропольском, Мандзенко (Иосиф), с 16-го августа 1915 года,

Брест-Литовскому, 103-м Петрозаводском, Собещак (Генрих), с 12-го мая 1915 года,

Московскому, 122-м Тамбовском, Дударев (Михаил) с 19-го апреля 1915 года,

Хорольскому, 126-м Рыльском, Баранов (Павел), с 1-го сентября 1915 года,

Старобельскому, 127-м Путивльском Поленов (Александр), с 28-го сентября 1915 года,

Ачинскому. 207-м Новобаязетском, Никулин (Авакум), с 30-го мая 1915 года,

Московскому, – Горбатовском, Беклемишев (Александр), с 18-го мая 1915 года,

Арзамасскому, – Луковском, Гуляев (Федор), с 22-го мая 1915 года,

Верхотурскому, – Аккерманском Балуев (Николай), с 31-го января 1915 года,

Балахнинскому, – Клязминском, Проскурнин (Петр), с 23-го марта 1915 года.

В стрелковых полках:

Ямпольскому, 11-м Финляндском, Шинкарь (Николай), с 17-го августа 1915 года.

Петроградскому, 3-м Кавказском, Рогозин (Петр) с 8-го мая 1915 года, все тринадцать – с оставлением в запасе армейской пехоты, по тем же уездам.

Легкой артиллерии, числящийся на учете по Киевскому уезду, состоящий в – артиллерийской бригаде, Кухаренко (Иван), с 30-го мая 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии по тому же уезду.

Инженерных войск, числящийся на учете по гор. Владивостоку, состоящий в 6-м Сибирском саперном батальоне, Верещетин (Павел), с 3-го мая 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск по тому же городу.

Утверждается пожалование за отличия в делах против неприятеля, по удостоению Местной Думы из лиц, имеющих Георгиевское оружие:

Георгиевского Оружия:

121-го пехотного Пензенского Генерал-Фельдмаршала Графа Милютина полка Капитану Гавриилу Григорову за то, что 18-го декабря 1914 года, во время атаки неприятельской позиции у долины Оструши, видя трудное положение своего правого фланга, на который обрушилась контратака превосходных сил противника, ударил во фланг и тыл атакующему неприятелю во главе 1½ рот, выбил его с главной позиции, и успешно зайдя в тыл противника, решительным на него ударом с фланга и тыла выручил свой правый фланг, захватил 3 пулемета и взяв в плен 4-х офицеров, одного врача и 185 нижних чинов, а затем в виду превосходства неприятельских сил и невозможности удержаться на занятой позиции, штыками пробился обратно к своим.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

4-го Стрелкового полка Капитану Игнатию Ожизневскому.

5-го драгунского Каргопольского полка Поручику Николаю Пятницкому.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Подпоручикам:

Пехотных полков:

23-го Низовского Генерал-Фельдмаршала Графа Салтыкова: Олегу Зейдлицу, Борису Тверитинову и Александру Дусееву.

24-го Симбирского Генерала Неверовского: Александру Горбатюку, Николаю Георгиевскому, Льву Еременкову. Сергею Плаксину и Борису Боголюбову.

2-го Стрелкового полка, Николаю Григорьеву.

Состоящему в 1-м Стрелковом полку, Прапорщику армейской пехоты Евгению Оссибаху.

 

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному из запаса легкой артиллерии в 5-ю Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду, Подпоручику Константину Калискому.

Прапорщикам:

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в 159-й пехотный Гурийский полк, Ивану Кудрявцеву.

Армейской кавалерии, в 5-й гусарский Александрийский Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк, Гюнтеру фон-Бланкенгагену.

Утверждается пожалование:

За отличие в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Капитанам:

Пехотных полков:

109-го Волжского, Павлу Кичкину.

112-го Уральского, Вячеславу Мощенскому.

197-го Лесного, Борису Воршеву.

Штабс-Капитанам:

6-го гренадерского Таврического Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича полка, состоящим в прикомандировании к 111-му пехотному Донскому полку: Александру Шамотко и Николаю Мазурову.

Пехотных полков:

108-го Саратовского, Борису Бобровскому.

111-го Донского: Семену Барышникову и Андрею Бакуну.

 

 

 

 

ВОЙНА

Военный обзор

На главном русском фронте

Преддверие нового 1916 года ознаменовалось новым призывом Верховного Вождя к Российским армиям: «дать Родине победу».

– «Мы должны» это сделать «каких бы трудов и жертв нам ни стоило это», возвещает исторический приказ, вспоминая «полный самоотверженных подвигов», минувший 1915 год.

– «Мы будем воевать, пока останется хоть капля крови в наших жилах»..., прозвучало, как бы в ответ, отраженным эхом в рядах доблестных союзнических армий. – «Не может быть с вами (немцами) ни лживого перемирия ни обманчивых соглашений», – говорится в приказе по французским войскам, являющемся ответом на германские прокламации, разбрасываемые на западном фронте.

Бодро и с твердой верой в победу веет он спокойного и твердого тона в настроении, с каким встретили наступивший новый год ряды доблестных союзных войск, ведущих борьбу за правое дело.

Не могут, по-видимому, тем же уверенным спокойствием ответить на это наши противники. Сведения, полученные за последнее время из Голландии, Соединенных Штатов, Скандинавии и Швейцарии, говорят о том, что в настоящее время в Германии наблюдается полный упадок духа. Германцы сознают, что им необходимо нанести окончательный удар союзникам в возможно скором времени, ибо потом будет поздно. Между тем, несмотря на «блестящие победы», германцы за полтора года войны ни на шаг не приблизились к желанной окончательной победе.

Характеризуя создавшееся на нашем восточном фронте положение, один из указанных выше нейтральных источников, отмечает неуспех германцев в их наступлении. Хотя немцы и захватили некоторую территорию, но вряд ли их это очень радует. Для сохранения спокойствия в занятых областях германцы нуждаются в крупных военных силах. Целью германского наступления была не оккупация возможно большей территории России, а стремление покончить с одним из сильнейших врагов. Между тем в настоящее время русская армия усилена, прекрасно снабжена всем необходимым и готова перейти в наступление для изгнания врагов, вторгнувшихся в пределы России.

Концентрация на юге русских сил больших, чем предвиделось и инициатива, которую начали проявлять эти силы, нарушили германские планы. Германские войска на южном фронте под командой генералов Линсингена и Ботмера, видимо, оказались недостаточными для того, чтобы придать крепость австрийским войскам и удержать сильный напор наших войск и посему сюда были привлечены и силы армий Макезена с Балканского театра военных действий, которые перед этим несомненно имели другое назначение. Весьма возможно, что наше наступление на юг задержало все подготовительные меры германцев для открытия активных военных действий на западном фронте против наших союзников.

В последние дни на нашем южном фронте хотя и не отмечается штабом Верховного Главнокомандующего никаких перемен, но тем не менее, это не значит что боевых столкновений здесь не происходит.

По сведениям печати, противник, ободренный тем, что в течение некоторого времени на линии нашего фронта в районе Черновиц замечалось затишье, стал проявлять энергичную деятельность. Рассчитывая на перевес в своих силах и воспользовавшись к тому же непогодой, непроницаемой пеленой падавшего мокрого снега, неприятель, подержанный несколькими германскими отрядами, начал было наступление, с целью занять отданные нам укрепления. Но эти атаки были отбиты огнем нашей артиллерии и наши войска даже заняли новые укрепленные линии противника.

Неудача эта, по сведениям, полученным от захваченных в этом районе пленных, подействовала крайне угнетающе на дух армии противника.

Кстати, можно отметить, что по официальным австрийским сообщениям, относящимся к кануну нашего нового года, видно, что наступление наших войск на юге не прекращается, и они продолжают дружным напором на довольно широком фронте потрясать крепкие позиции австро-германцев.

По полученным новым сведениям, отступление неприятеля на правый берег Стрыпы было для него очень затруднительным. Неприятель, по-видимому, не ожидал такого энергичного напора и на фронте этой реки, протяжением около 30 верст, устроил только две мостовых деревянных переправы, по которым перешли австро-германская артиллерия и обозы. Переправа по рыхлому, во многих местах покрытому водой льду Стрыпы под нашим постоянным и действительным артиллерийским огнем представляла для противника громадные затруднения. Переправа одной дивизии продолжалась сутки и причем около половины её погибло убитыми и ранеными, утонувшими и попавшими к нам в плен.

Таким образом, успех нашего наступления, едва только начавшегося, сразу произвел громадное впечатление, как на противника, так и вообще заграницей.

Английские источники отмечают три главных факта, явившихся следствием нового наступления русской армии в Галиции и Буковине.

Во-первых, неприятель был принужден сосредоточить большие силы в этих районах; во-вторых, – в политическом отношении на нейтральные страны произведено сильное впечатление и ослаблена легенда, старательно распространяемая германцами, что немцам не грозит никакое, хотя бы даже местное наступление русских в течение многих месяцев; в третьих – новое наступление русских войск должно оказать сильнейшее давление на общественное мнение в Германии и Австро-Венгрии, где были убеждены, что три месяца тому назад была парализована на долгое время всякая попытка русских перейти в новое наступление.

Г. Клерже.

 

 

 

Война в 1915 г.

На франко-бельгийском фронте в минувшем году продолжалась длительная позиционная война и в расположении французской, британской и бельгийской армий произошли сравнительно небольшие перемены. Тем не менее на некоторых участках фронта произошли ожесточенные бои, окончившиеся в пользу наших союзников. Вообще на этом фронте замечалось ослабление активных действий германцев, особенно со второй половины апреля, когда они начали свое большое наступление на нашем фронте. Последний незначительный успех германцев относится к первым числам января, когда против г. Суасона французы вынуждены были отвести свои войска на левый берег р. Эн; затем в течение всего года успехи были на стороне наших союзников и немцам редко лишь временно удалось овладеть участком траншей. Явный перелом произошел также в силе артиллерийского огня: Благодаря мобилизации промышленности в Англии и Франции, огонь союзников постепенно усиливался и достиг своего апогея в конце августа месяца, перед большим наступлением в Артуа и Шампани 12-го сентября, и с тех пор артиллерия союзников сохранила перевес на своей стороне.

Не касаясь здесь большого числа местных столкновений, в том числе боев ручными гранатами, минной борьбы, мелких траншейных боев с применением противником удушливых и едких газов, горючей жидкости и пр., столкновений, в которых войска наших союзников выказали много геройства и выносливости, отметим главнейшие боевые столкновения до большего сентябрьского наступления союзников по участкам фронта, начиная с севера.

На участке французов на Изерскон канале на фронте Лангсмарк – Биксхота – Стенстрате 9-го апреля германцы впервые применили облака удушливых газов и повели затем ожесточенную атаку; под влиянием неожиданности французы отошли и примыкавший к Лангемарку обнаженный британский левый фланг также подался назад; немцы в течение 10-го и 11-го числа старались использовать свой успех, но контратакою канадской дивизии положение англичан было восстановлено; французы также, поддержанные на своем левом фланге бельгийцами, перешли в контратаку и после пятидневных боев фронт союзников на этом участке был восстановлен. Одновременно с этой атакой германцы произвели демонстрацию у Ла-Басе на фронте англичан и сильную атаку в Вевре на высоте Эпарж, но понесли здесь только большие потери. Наступление германцев на Изере было истолковано как желание пробиться к морю – к Калэ и Булонь, но оно скорее всего было демонстрацией для отвлечения внимания от нашего фронта, где немцы готовили свое большое наступление, начавшееся 18-го апреля.

Англичане 1-го января, продвинувшись вперед на 1 километр, овладели позицией германцев у Ла-Басе (против занятого немцами Лиля); 25-го февраля они двумя корпусами произвели наступление на протяжении 2½ килом. к северу от Ла-Басе, завладели Нев-Шапель и подошли к Обер, продвинувшись вперед на 2 кил. и захватив 1000 пленных. 2-го марта англичане взяли обратно селение С.-Элуа. потерянное ими 28-го февраля. К востоку от г. Ипра они 4-го апреля овладели важною высотою «60», отбив позднее несколько контратак. К северу от Ла-Басе, наступая от Фестюбера, они 9 – 13-го мая продвинулись к востоку, захватив 608 пленных.

Французы к северу от Арраса 2-го марта начали длительную операцию по выпрямлению фронта от Рокленкура до Лооса (на севере) на протяжении 15 километров. Сначала они заняли 3 траншеи на высоком гребне Нотр-Дам-де Лорет, 6-го марта – выступ на этом гребне, 2-го апреля – другой выступ, захватив 160 пленных и 2 пулемета; 26-го апреля они начали наступление на протяжении 7 кил., овладели на правом фланге д. Ла-Таржет и частью с. Невиль С.-Васт, взяв 2000 пленных и 6 орудий; 27-го числа в центре от Н. Д. де Лорет заняли дорогу между Каранси и Суше и взяли еще 1000 ч.; 28-го апреля окружили Каранси и отбили контратаки на левом фланге у Лооса и на правом у Невиль С.-Васт; 29-го у Каранси взяли 125 пленных, а 30-го апреля в Каранси сдалось 1500 немцев при 30 офицерах, с 5 орудиями и большими запасами; с 8 – 15-го мая на этом участке происходили ожесточенные бои, особенно в районе Невиль С.-Васт и к юго-востоку от него у «Лабиринта» (сильно укрепленного германцам участка местности), а также в центре у Аблена и С.-Назер, где было захвачено 650 пленных; 19-го мая французы подошли к с. Сушэ (к востоку от Каранси); до конца месяца и в июне здесь продолжались бои; 27-го мая французы окончательно овладели с. Невиль С.-Васт, захватив 1000 пленных и 1 орудие, а 6-го июня «Лабиринтом» (здесь за все время взято 1000 пленных; кроме того немцы потеряли 2000 ч.); затем до 15-го июля продолжались бои в районе Сушэ, и потом наступило здесь сравнительное затишье.

К югу от г. Араса французы 25-го мая заняли 2 линии неприятельских траншей близ. Этюберна. В угле между рр. Эн у Уаз они 24-го мая овладели неприятельскими траншеями на протяжении 1 километра в районе Тараси-ле-Мон и фермы Кеневьера, затем отражали здесь контратаки и взяли всего 550 пленных.

К северо-западу от Реймса на канале Марн-Эн близ Бери-о-Бак с 29-го августа по 6-е сентября происходили столкновения, причем немцы безуспешно пытались овладеть постом у Сапиньеля. В Шампани к востоку от Реймса французы медленно подвигались в течение февраля и марта на фронте Перт-Босежур. В Аргонах можно отметить повторные попытки германцев к наступлению 7, 19 и 31-го июня и 29-го июля на дороге Бинарвиль-Вьен ле Шать (западная часть Аргонского леса), но, несмотря на временное занятие немцами некоторых участков, атаки закончились неудачею для них. В Вевре французы 27-го марта овладели возвышенной позицией у Эпарж (к юго-востоку от Вердена), доставившей обстрел до дороги Мец-Верден; 7-го июня французы здесь еще продвинулись вперед. В конце июня происходили ожесточенные бои в Апремонском лесу к юго-востоку от С. Миэля. В июне и начале июля происходили удачные для французов бои в Вогезах к востоку от Люневиля у Паруа и Лентрэ, а также к северо-востоку от С. Диэ у Бан де Санта и Ла Фонтенеля.

В Эльзасе в северной части его французы продвигались в долине р. Фехт к городу Мюнстеру. В начале июня они здесь заняли с. Мецераль, а 14-го июля овладели сильною укрепленной позицией на высотах Ленж – Шратцманеле – Баренкопф (к северу от Мецераля), открывшую обстрел на г. Мюнстер и долине р. Иль. В среднем Эльзасе французы после ожесточенных боев заняли 14-го марта вершину массива Гарт-мансвейлеркопфа и отражали здесь частые контратаки. В верхнем Эльзасе они в начале года распространились к востоку от г. Тонн и здесь удерживали свои позиции.

В августе месяце британские войска, по заявлению лорда Китченера, во Франции были усилены 11 дивизиями и британский фронт удлинился на 25 кил. (от Ла Басе до Лооса). В конце августа и начале сентября союзники подвергали ожесточенному обстрелу позиции германцев по всему фронту, а 12-го сентября после 3-часовой специальной артиллерийской подготовки перешли в наступление в Артуа и Шампани: англичане на протяжении 7½ кил. на фронте Гюлюс-Лоос, французы южнее до района Араса на протяжении 15 кил., а в Шампани к востоку от Реймса на протяжении 25 кил. от Оберив до Виль сюр Турб. Англичане заняли с налета Лон и Гюлюх, на следующий день высоту «70» к востоку от Лооса, а на левом фланге Гогенцолернский редут, продвинувшись в общем на 3½ кил. (у Лооса) и захватив 2800 пленных, 18 ор. и 82 пулемета; французы в Артуа 12-го сентября заняли близ Сушэ замок Карлейль и кладбище, а 18-го числа с. Сушэ и высоты к востоку от него; южнее они овладели высотою «140» близ Виши и фермою Ла Фоли, захватив 1000 пленных; в Шампани стремительная атака была блестящею и французы по всему фронту овладели первою оборонительною позицией германцев, на правом фланге высотами Массиж (La Main de Massige), затем холмом Мениль, высотами у Тагюра, фермою Наварен и на левом фланге продвинулись впереди Суэна; в последующие дни они закрепили за собою завоеванные позиции и местами продвигались вперед; в общем они продвинулись на 3 – 4 километра, в 2 дня здесь было захвачено 16000 пленных. В общем за три дня союзники взяли 28000 пленных и 120 орудий (из коих 23 – англичане); потери германцев были громадны и исчисляются в 140000 человек. Это наступление имело большое значение; оно пошатнуло положение германцев на франко-бельгийском фронте вообще, поколебало веру в неприступность их позиций и, в виду больших потерь, заставило их притянуть сюда войска с нашего фронта, чем, в связи с балканской операцией, несомненно наше положение было облегчено. После сентябрьского наступления и вплоть до 1-го ноября главнейшие столкновения происходили на участках Артуа и Шампани, где немцы сначала делали ожесточенные, а потом слабые попытки вернуть утраченные позиции, а союзники, особенно французы в Шампани, овладевали новыми траншеями и укреплениями с целью упрочить свое положение.

После 1-го ноября столкновения на фронте стали заметно ослабевать и главная роль перешла к артиллерии, которая у союзников сохраняла перевес.

Можно отметить еще бои в Эльзасе: 29-го сентября немцы атаковали позиции на Ленж и Шратцманеле (к с. от Мецераля), но лишь временно овладели участкам траншей и на другой день были выбиты; на Гартмансвейлеркопфе французы 8-го декабря овладели частью укреплений противника и взяли 1400 пленных; 15-го декабря они там же овладели участком траншей между Рефельзеном и Гирцштейном.

В течение минувшего года германцы неоднократно бомбардировали города Ипр, Аррас, Суасон, Реймс и др., дальнобойными орудиями стреляли в Дюнкерк, Верден и Нанси; французы обстреливали передовые позиции Меца. Летчики, особенно наших союзников, проявили оживленную деятельность как на фронте, так и в тылу противника; отряды французских аэропланов совершали набеги на Карлсруэ и Штутгард, на германские заводы, на Мець и многочисленные вокзалы в тылу противника. Цепеллины неоднократно посещали английское побережье и 30-го сентября бросали бомбы в Лондон, причинив разрушения и вызвав жертвы среди обывателей.

Из ряда особых событий можно отметить, что в Англии, несмотря на блестящие результаты набора людей по системе лорда Дерби, доставившего в 9 недель до 2½ миллионов добровольцев, в палаты в конце года внесен был проект о введении обязательной повинности для людей холостых и вдовцов определенного возраста. Во Франции 24-го ноября состоялось первое заседание высшего военного совета с участием представителей от всех союзных армий. В конце ноября фельдмаршал Френч, назначенный командующим войсками в самой Англии, сдал командование действующею британскою армией во Франции генералу сэру Дугласу Хегу.

 

Следует отметить также успехи наших союзников в германских колониях: войсками генерала Бота 29-го апреля был занят главный город колонии юго-западной Африки Виндхук, а 27-го июня довершено овладение всею колонией; в Камерун французы и англичане вторглись с нескольких сторон и проникли вглубь её, а в колонии восточной Африки англичане и бельгийцы одерживали успехи в западной части её.

М. Б.

 

Морской обзор

(Окончание)

В океанах и колониях в минувшем году операции союзных судов и их колониальных войск продолжались, хотя главные операции по очищению морей от германских крейсеров и занятию бывших германских колоний были закончены еще в 1914 году. Из германских крейсеров к началу 1915 года оставались только крейсера «Карлсруе» и «Дрезден» и вспомогательные «Принц Эйтель Фридрих» и «Кронпринц Вильгельм».

Из них относительно первого стало известным в марте, что приблизительно в январе этот крейсер взорвался у берегов Вест-Индии и часть его экипажа добралась до Германии, а 2-й 1-го марта был обнаружен английскими крейсерами у острова Хуан-Фернандеца в Тихом океане и был ими уничтожен. Что же касается вспомогательных крейсеров, то они, преследуемые союзными судами, пришли в Ньюпорт-Ньюс, первый 27-го февраля, а второй 29-го марта, и разоружились и таким образом к апрелю месяцу океаны были окончательно очищены от германских крейсеров, и война Германии против морской торговли на морях всего мира была закончена. Затем надо еще сказать, что 21-го и 28-го июня английские мониторы окончательно уничтожили в реке Руфиджи германский крейсер «Кенигсберг», заблокированный там 28-го октября 1914 года.

Из германских колоний к началу 1915 года оставались не завоеванными окончательно только африканские владения Германии: юго-западная Африка, восточная Африка и Камерун, причем все береговые пункты находились в руках союзников и из этих колоний была окончательно завоевана в минувшем году английскими войсками юго-западная Африка, где операции этих войск под начальством генерала Бота закончились в конце июня капитуляцией германских войск, а в остальных двух колониях военные действия продолжаются, причем немецкие отряды загнаны в глубь страны и окончательное очищение от германских войск этих бывших немецких владений является только вопросом времени.

Затем в Персидском заливе и Красном море английские суда в первом содействовали сухопутным войскам, ведшим наступление в Месопотамии, а во втором наблюдали за берегами Аравии и не допускали турок использовать это море для перевозки войск.

Французский флот главным образом, также как в 1914-м году, был сосредоточен в Средиземном море и действовал совместно с английским, причем его наиболее значительные силы до выступления Италии были сосредоточены в Адриатическом море и парализовали деятельность австрийского флота. Затем часть французских сил находилась у Дарданелл и в восточной части Средиземного моря. В Северном море и Английском канале, а также и в океанах, находились некоторые французские суда, действовавшие в полном согласии с английскими. Из выдающихся событий в деятельности этого флота следует отметить: гибель 11-го февраля эскадренного миноносца «Даг» в Адриатическом море на австрийской мине у Антивари, потопление австрийской подводной лодкой в том же море крейсера «Леон Гамбета» 14-го апреля и гибель 22-го мая заградителя «Касабиянка» на мине в одной из бухт Эгейского моря. В сентябре состоялась перемена в командовании главными силами французского флота и вместо адмирала Буэ-де-Лапейрера был назначен вице-адмирал Дартиж Фурне. В июле и августе французские миноносцы, между ними «Биссон», и подводные лодки отличились в Адриатическом море, где они совместно с итальянскими судами оперировали у островов Далматинского побережья и потопили 2 австрийских подводных лодки и миноносец. 9-го августа 2 французских миноносца после ночного боя у Остенде потопили большой германский миноносец. 19-го августа французы заняли остров Руад у берегов Сирии.

Наконец в минувшем году во время перемен в составе французского кабинета министров вместо Оганьера был назначен морским министром контр-адмирал Ляказ.

Итальянский флот с начала минувшего года находился в боевой готовности, но официально его мобилизация была объявлена 9-го мая, а в день начала войны с Австрией, 11-го мая, итальянцы быстро справились с набегом некоторых австрийских крейсеров и миноносцев на их порта, причем они потопили эскадренный миноносец «Сцепель», миноносец № 80 и подводную лодку, потеряв один миноносец «Турбине». После этого итальянский флот начал операции у берегов Австрии, которые свелись, во-первых, к их блокаде, объявленной 13-го мая, а затем он разрушал австрийские наблюдательные пункты и базы для подводных лодок и 13-го июля занял остров Пелагоза. Кроме того, проявили усиленную деятельность воздушные суда, нападая на различные австрийские порта, хотя австрийцы также часто производили воздушные набеги на итальянские города. Наиболее энергичная деятельность итальянских судов в Адриатическом море продолжалась до конца августа, после чего наступило некоторое затишье и только в ноябре и декабре опять это море привлекает всеобщее внимание, что находится в связи с посылкой Италией экспедиционного корпуса в Албанию, когда австрийские суда пытались помешать перевозке этих войск и 21-го ноября и 16-го декабря австрийцы производили набеги в первом случае на Сан-Джиовани-ди-Медуа, а втором на Дураццо, причем у первого порта они потопили 2 парохода, 10 черногорских парусных судов и французскую подводную лодку «Френе», а у второго австрийцы потеряли миноносцы «Лика» и «Триглав», потопив в свою очередь у Каттаро французскую лодку «Монж». Затем в конце ноября на австрийских минах у Валлоны, во время высадки там итальянских войск, погибли миноносец «Интрепидо» и 1 транспорт. Что же касается других потерь итальянского флота, то 26-го июня австрийская подводная лодка потопила броненосный крейсер «Амальфи» вблизи Венеции, а 5-го июля у Каттаро такая же лодка потопила броненосный крейсер «Гарибальди». 3-го июня австрийская лодка потопила итальянскую «Медуза» и, наконец, 14-го сентября в Бриндизи произошел взрыв на броненосце «Бенедето Брин» и так как он затонул на мелком месте, то в настоящее время он вероятно поднят. В общем итальянский флот проявил весьма оживленную деятельность, подробности которой нам неизвестны, но тот факт, что главные силы австрийского флота ни разу не пытались выйти в море, доказывает, что положение на Адриатическом море аналогично с таким же на Северном и итальянский флот, также, как и английский, находятся в полной готовности уничтожить неприятельские морские силы если они когда-нибудь покинут свои укрепленные порта.

Японскому флоту не пришлось в минувшем году принять участие в военных действиях и из его деятельности следует только отметить посылку судов в Сингапур в феврале, когда там был бунт туземных войск, организованный немцами, затем посылку военных судов в Китай в апреле, когда Япония предъявила этому государству ультиматум и в ноябре, когда в Шанхае была революционная вспышка. Затем в октябре были произведены большие маневры этого флота, а 21-го ноября в Иокогаме состоялся грандиозный смотр японским морским силам по случаю коронации их императора. Наконец 21-го января у берегов Мексики разбился броненосный крейсер «Азама», но летом минувшего года он был снят с камней и по исправление пришел осенью в Японию.

О деятельности германского флота наиболее существенное было сказано при обзорах деятельности нашего и английского флотов и к этому только следует прибавить, что главные силы этого флота совсем не показывались в Северном море, а в Балтийском после неудач в Рижском заливе, в начале августа, они также заперлись в своих портах, хотя по временам морской генеральный штаб и объявлял, что флот выходил в море, но не встретил неприятеля, чему не верили не только противники Германии, но и нейтральные державы. Некоторую деятельность германские суда проявили в датских проливах и в западной части балтийского моря начиная с августа, причем в начале сентября Германия поставила минные заграждения в южной части Зунда в датских территориальных водах, но все выступления германских судов не помешали нашим и английским подводным лодкам топить германские пароходы и те военные суда, которые они встречали. Затем германские суда зарекомендовали себя многими случаями нарушения нейтралитета Дании и Швеции захватывая в территориальных водах торговые пароходы, обстреливая шведскую подводную лодку и пытались задерживать даже суда, конвоируемые шведскими военными судами. В высшем командном составе германского флота произошло много перемен и часто сообщалось то об отставке, то о сокращении полномочий адмирала Тирпица, но насколько все эти сведения верны сказать трудно. Затем начальником морского генерального штаба был назначен в сентябре адмирал Гольцендорф вместо адмирала Бехмана. а летом командующим «флотом открытого моря» вместо адмирала Ингеноль – адмирал Поль, но все эти перемены не повлияли на деятельность этот флота и не оправдали надежд нейтральных держав на изменение тактики германских подводных лодок при потоплении ими пассажирских пароходов. Вообще за минувший год германский флот доказал свою полную бездеятельность и не имел никакого влияния на ход событий войны и если исключить выступления германских подводных лодок, главным образом против торговых судов, то можно сказать, что война велась без участия германского флота и если бы его совсем не существовало, то стратегическая обстановка на всех театрах войны не изменилась бы хотя бы в самой незначительной степени.

О деятельности австрийского и турецкого флотов также уже было сказано выше и особенно интересного прибавить нечего, а болгарский флот не проявил своей деятельности, кроме редких выходов из Варны его миноносцев, не удалявшихся далеко от береговых батарей и понятно, что он не мог иметь никакого значения на ход событий войны.

 

Потери флотов воюющих держав в 1915 году

Русский флот потерял за 1915 год 1 заградитель («Енисей»), 1 канонерскую лодку («Сивуч») и 2 миноносца, а в 1914 году 1 броненосный и 1 легкий крейсера и 1 транспорт.

Английский флот потерял: 6 броненосцев, а в 1914 году – 2 (1 погиб от взрыва), итого 8 судов этого типа. 2 броненосных крейсера (от взрыва и крушения), а в 1914 – 5, итого 7 судов этого типа. В числе легких крейсеров потерь не было, а в 1914 году было потеряно 5, итого 5. 4 истребителя миноносцев (1 при крушении), а в 1914 году – 3, итого 7 судов этого типа. 3 миноносца, а в 1914 году потерь в числе этих судов не было, итого – 3. 6 подводных лодок (1 при крушении), а в 1914 году – 6, итого 12 судов этого типа. 6 вспомогательных крейсеров, а в 1914 году – 2, итого 8 судов этого типа.

Французский флот потерял: 1 броненосец. 1 броненосный крейсер. 2 истребителя миноносцев, а в 1914 году – 1, итого 3. 1 заградитель. 1 миноносец, а в 1914 году – 2, итого 3. 1 канонерскую лодку в 1914 году. 6 подводных лодок, а в 1914 году – 1, итого 7.

Итальянский флот потерял: 2 броненосных крейсера, 2 истребителя миноносцев и 1 подводную лодку.

Германский флот потерял: 1 броненосец из 20-ти. 2 броненосных крейсера, а в 1914 году – 4, итого 6 судов из 9. 8 легких крейсеров, а 1914 году – 9, итого 17 из 45-ти. Приблизительно 16 – 20 миноносцев, а в 1914 году около 12-ти, итого 28 – 32 судна из приблизительного числа в 160 судов этого типа. Подводных лодок около 18-ти по официальным сведениям союзников и 60-ти по частным, а в 1914 году около 10-ти, итого 28 – 70 судов из неизвестного даже приблизительного общего числа этих судов, бывших до этой войны и построенных во время неё. 6 вспомогательных крейсеров, а в 1914 году около 7-ми, итого около 13-ти, но эти потери должны быть больше. 2 посыльных судна. 1 заградитель из 3-х. И, наконец, в 1914 году: 2 не броненосных, старых крейсера, 6 мореходных канонерских лодок и 2 речных.

Австрийский флот – 3 истребителя миноносцев из 18-ти. 3 миноносца, а в 1914 году – 1, итого 4. Затем в 1914 году: 2 легких и бронепалубных крейсера, а из подводных лодок в 1915 году не менее 5-ти, в 1914 году – 1, итого 6 судов и не менее 2-х речных мониторов, а в 1914 году 1, итого 3 из 8-ми.

Турецкий флот потерял 1 броненосец, а в 1914 году – 1, итого 2 из 3-х. 1 легкий крейсер из 4-х. 3 старых минных крейсера, называемых канонерскими лодками из 3-х. Не менее 8-ми канонерских лодок, а в 1914 году 4, итого не менее 12-ти из 30-ти судов этого типа. Не менее 3-х миноносцев из 19-ти и много военных транспортов и вооруженных пароходов. По поводу этих цифр следует сказать, что если относительно союзных нам флотов они должны быть верными, так как основаны на официальных сведениях, то относительно наших противников они довольно приблизительны и должны быть больше, особенно в числе подводных лодок и миноносцев, но проверить их очень трудно, так как наши противники усиленно скрывают свои потери и достоверно только то, о чем сообщалось в официальных, значит проверенных, сообщениях. Затем следует сказать, что флоты наших союзников значительно увеличились за время войны в своем судовом составе, почему потеря большей частью устаревших судов давно пополнена, а что касается увеличения морских


 


5-го Января

1916 г.                                                                                  Вторник № 5

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 21-го декабря 1915 года. – От особого отделения Главного Штаба по сбору сведений о потерях в действующих армиях. – ВОЙНА. Военный обзор. М. Б.Морской обзор. В. Э. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – ИЗ ГАЗЕТ. – БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ. ФЕЛЬЕТОН. Микитка. Н. Бутовский. – СТАТЬЯ. В траншеях. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

4-го января 1916 года.

Западный фронт

Немецкие аэропланы совершили налеты на Шлок, Куртенгоф и Двинск. В районе Плаканена к югу от Риги (Коккенхузена), восточнее Фридрихштадта и Иллукса, артиллерийская перестрелка. Отмечены удачные действия нашей артиллерии против д. Лавренской и по району Дубелишек (северо-западнее Двинска).

Кавказский фронт

Турки дважды пытались перебраться на правый берег р. Архаве, но оба раза была отбиты. В боях 2-го января нашими войсками взято в плен 167 нижних чинов и захвачено в турецком артиллерийском складе в Ситоуте, северо-западнее г. Хоросана, около одного миллиона ружейных патронов и несколько тысяч орудийных снарядов.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 21-го декабря 1915 года.

Утверждается пожалование:

За отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Штабс-Капитанам:

Пехотных полков:

112-го Уральского. Андрею Шило.

– Кремлевского, состоящему в прикомандировании к 111-му пехотному Донскому полку, Якову Федорову.

28-й парковой артиллерийской бригады, Зенону Стрельбицкому.

2-го Кавказского отдельного артиллерийского дивизиона, Степану Гассану-Ага-Оглы.

Числящемуся по армейской пехоте, управления дивизионного интенданта 28-й пехотной дивизии, Константину Войлочникову.

Призванному из запаса конной артиллерии в – артиллерийскую бригаду, Николаю Чирикову.

Поручикам:

Пехотных полков:

106-го Уфимского: Хрисанфу Курдюмову и Николаю Нечаеву.

107-го Троицкого, Николаю Покровскому.

108-го Саратовского: Василию Барышникову, Матвею Ваннагу, Михаилу Борисоглебскому, Василию Иванову и Андрею Шульцу.

109-го Волжского: Ивану Белецкому, Якову Ильзину, Дмитрию Корытову и Ивану Некрасову.

112-го Уральского: Алексею Кисленко, Николаю Козляковскому и Иоанникию Селецкому.

– Сухаревского, Алексею Ряднову.

28-й артиллерийской бригады: Александру Владимирцеву и Николаю Комылевичу.

Призванному из запаса легкой артиллерии в 1-ю тяжелую артиллерийскую бригаду, Николаю Савкову.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

105-го Оренбургского: Брониславу Садовскому и Вильгельму Ро.

106-го Уфимского: Петру Затрапезнову и состоящему в прикомандировании к 27-й артиллерийской бригаде, Сергею Попову.

107-го Троицкого, Николаю Меньчукову.

108-го Саратовского: Борису Лапину и Петру Верику.

109-го Волжского, Болеславу Дакшевичу.

112-го Уральского, Порфирию Березнякову и призванным из запаса армейской пехоты в тот же полк: Георгию Соколову, Константину Сорокину, Павлу Белову и Михаилу Торочешникову.

Артиллерийских бригад:

27-й: Анатолию Сухину и призванному из запаса легкой артиллерии в ту же бригаду, Виктору Верницкому.

28-й, Леониду Кудрякову, легкой артиллерии, состоящему в той же бригаде, Владимиру Валачевскому и призванным из запаса легкой артиллерии в ту же бригаду: Вольдемару-Эмилию Резелю и Эдгару-Эмилию Шиллингу.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Легкой артиллерии, в артиллерийские бригады:

28-ю, Александру Николаеву.

– Михаилу Беляеву.

28-ю парковую, Казимиру Рымкевичу.

Армейской пехоты, в дивизионный обоз 28-й пехотной дивизии, Антону Грудзинскому.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Капитанам:

107-го пехотного Троицкого полка: Рафаилу Орлову и Иогану Имаку.

27-й артиллерийской бригады, Николаю Ханыкову.

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в резерве чинов при штабе Двинского военного округа и в прикомандировании к 111-му пехотному Донскому полку, Леониду Ушакову.

Штабс-Капитанам:

112-го пехотного Уральского полка, Антонию Селецкому.

27-й артиллерийской бригады, Николаю Дурново.

Числящемуся по полевой легкой артиллерии, состоявшему в резерве чинов при штабе Думского военного округа и в прикомандировании к – тяжелой артиллерийской бригаде, ныне исправляющему должность столоначальника Главного артиллерийского управления, Владимиру Софиано.

Поручикам:

Пехотных полков:

107-го Троицкого, Владимиру Сварре.

110-го Камского Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го: Гарегину Тер-Никогосянцу, Александру Ланцу и числящемуся по армейской пехоте, состоящему в резерве чинов при штабе Минского военного округа и в прикомандировании к тому же полку, Константину Рубцу.

112-го Уральского: Петру Панову, Ивану Габриаловичу и Ромуальду Новицкому.

28-й артиллерийской бригады, состоящему в прикомандировании к 28-й парковой артиллерийской бригаде, Георгию Талят-Келпшу.

Числящимся по армейской пехоте, состоящим в резерве чинов при штабе Двинского Военного округа и в прикомандировании к 111-му пехотному Донскому полку: Феофилу Островскому и Андрею Медведеву.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

109-го Волжского: Николаю Смирнову, числящемуся по армейской пехоте, состоящему в том же полку, Борису Ефремову и призванным из запаса армейской пехоты в тот же полк: Петру Дворникову-Дворцову, Павлу Алексинскому, Михаилу Агафонову, Сергею Иевлеву и Павлу Якиманскому.

110-го Камского Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го: Давиду Мачавариани, Александру Пискунову, числящимся по армейской пехоте и состоящим в том же полку: Князю Александру Туманову, Николаю Лапину и Владимиру Францкевичу.

111-го Донского. Сергею Мителеву, числящимся по армейской пехоте, состоящим в том же полку, Евгению Пушкарскому, Владимиру Степанову и призванным из запаса армейской пехоты в тот же полк: Михаилу Воскресенскому, Сергею Марину, Фердинанду-Альберту Гиндерзину, Павлу Морозенкову и Стефану Наркевичу.

112-го Уральского: Митрофану Никульцеву, Роберту Гаусману, Сергею Прокофьеву и призванным из запаса армейской пехоты в тот же полк: Дмитрию Кислову, Аркадию Цивинскому, Станиславу Ивановскому, Густаву Ямонту, Александру Парибоку, Станиславу Петрашкевичу и Казимиру Стецкевичу.

13-го саперного батальона: Михаилу Тауту, Петру Зальцману и числящимся по инженерным войскам, состоящим в том же батальоне: Евгению Ермольеву и Алексею Скотникову.

Призванному из запаса легкой артиллерии в 28-ю парковую артиллерийскую бригаду, Эмилию Шварцкопфу.

Прапорщикам:

Служившему в 105-м пехотном Оренбургском полку, ныне числящемуся по армейской пехоте, состоящему в резерве чинов при штабе Кавказского военного округа Георгию Матееву.

Армейской пехоты, состоящему в 109-м пехотном Волжском полку, Ванифатию Мателенку.

Легкой артиллерии, состоящему в 28-й артиллерийской бригаде, Станиславу Монкелевичу.

Призванных из запаса:

Армейской пехоты в пехотные полки:

110-й Камский Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го, Василию Тарасову.

111-й Донской: Василию Чудновскому и Якову Губину.

112-й Уральский, Леопольду Мальму.

– Кремлевский: Борису Федотову и Алексею Зубареву.

Легкой артиллерии, в 1 – тяжелую артиллерийскую бригаду, Александру Лапчинскому.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Тверской дружины, состоящему в прикомандировании к 28-й артиллерийской бригаде Капитану Сергею Ничику.

Штабс-Капитанам:

7-го гренадерского Самогитского Генерал-Адъютанта Графа Тотлебена Полка, Сергею Фролову.

Пехотных полков:

111-го Донского, Александру Рымареву.

– Устюгского, состоящему в прикомандировании к 110-му пехотному Камскому Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го полку, Михаилу Аловскому.

Поручикам:

Пехотных полков:

109-го Волжского: Сергею Гаврилову и Павлу Мацылеву.

110-го Камского Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го: Павлу Волкогону и Алексею Волчкову.

112-го Уральского: Алексею Кисленко и Иоанникию Селецкому.

– Устюгского, состоящему в прикомандировании к 110-му пехотному Камскому Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го полку, Александру Касаткину.

Артиллерийских бригад:

27-й, Петру Ясевичу.

28-й: Леониду Шематурову. Александру Третескому и Николаю Бржезинскому.

– Виктору Федорову и Георгию Федорову.

– тяжелой, Николаю Степанову.

– Донской казачьей отдельной сотни, Сотнику Константину Мишареву.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

109-го Волжского: Максу Вагнеру, Петру Агаркову и числящемуся по армейской пехоте, состоящему в том же полку, Михаилу Логунову.

110-го Камского Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го: Вячеславу Заварзину, Владимиру Алатырцеву, Петру Пушкареву и числящемуся по армейской пехоте, состоящему в том же полку, Ивану Петрову.

111-го Донского: Виктору Трусевичу, Владимиру Шимановскому, Борису Воробьеву и призванному из запаса армейской пехоты в тот же полк, Стефану Наркевичу.

112-го Уральского: Николаю Грецкому, Роберту Гаусману, Александру Мисюревичу и призванным из запаса армейской пехоты в тот же полк: Казимиру Стецкевичу, Константину Сорокину, Павлу Белову, Михаилу Торочешникову. Густаву Ямонту и Аркадию Цывинскому.

28-й артиллерийской бригады: Борису Зенкевичу, Вячеславу Аргентову и призванному из запаса легкой артиллерии в ту же бригаду, Карлу Де-Гауке.

4-го Сибирского казачьего полка Хорунжему Георгию Катанаеву.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты, в пехотные полки:

110-й Камский Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го, Евгению Троицкому.

112-й Уральский: Ипполиту Коликову, Владимиру Влезкову и Филарету Тарасову.

В дивизионный обоз 28-й пехотной дивизии: Александру Селезневу и Михаилу Вакурову.

Легкой артиллерии, в артиллерийские бригады:

28-ю, Францу-Рейнгольду-Иоаганессу Кастровскому.

28-ю парковую: Николаю Казакину и Генриху Бартошинскому.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Пехотных полков:

109-го Волжского: Подполковнику Владиславу Дашкевичу и Капитану Николаю Зеновичу.

110-го Камского Генерал-Адъютанта Графа Толя 1-го, Капитану Петру Карлову.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

28-й артиллерийской бригады, состоящему в прикомандировании к 28-й парковой артиллерийской бригаде, Поручику Александру Полторжицкому.

Призванному из запаса легкой артиллерии в 28-ю парковую артиллерийскую бригаду, Прапорщику Ромео Фельдбаху.

Св. Станислава 3-й степени:

Поручикам:

112-го пехотного Уральского полка, Сергею Кравцову.

28-й артиллерийской бригады, состоящему в прикомандировании к 28-й парковой артиллерийской бригаде, Александру Попову.

Призванному из запаса, легкой артиллерии в 28-ю парковую артиллерийскую бригаду, Прапорщику Александру Денисову.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному из запаса армейской пехоты в – Царевский пехотный полк, Прапорщику Ивану Афанасьеву.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Числившемуся по армейской пехоте, состоявшему в резерве чинов при штабе Киевского военного округа и в прикомандировании к Царевскому пехотному полку, умершему, Капитану Михаилу Верхоглядову.

Призванным из запаса:

Поручикам:

Гвардейской пехоты, в – Белгорайский пехотный полк, Дмитрию Скарятину и армейской пехоты, в тот же полк, Сергею Канищеву.

Прапорщикам:

Армейской пехоты:

В пехотные полки:

– Царевский, Михаилу Меркулову.

– Белгорайский, Павлу Немилову.

– Корсунский: Александру Малыке, Павлу Протасову и Дмитрию Верову.

– Новоузенский, Фридриху Якоби.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Призванным из запаса:

Поручикам: Стрелковых частей, в – Белгорайский пехотный полк, Дмитрию Никифорову и армейской пехоты, в тот же полк, Сергею Канищеву.

Прапорщикам:

Армейской пехоты, состоящему в – Корсунском пехотном полку, Николаю Недорубову.

Инженерных войск, состоящему в – воздухоплавательной роте, Александру Качевскому.

 

От Особого отделения

ГЛАВНОГО ШТАБА

по сбору сведений о потерях в действующих армиях. (Адрес отделения: Петроград, Караванная улица № 1)

УБИТЫ: прапорщик Гальвидис Иосиф Юрьевич, прапорщик Геннинг Макс Федорович, прапорщик Гирш Мартин Мартинович, прапорщик Гневышев Сергей Николаевич, прапорщик Григорович Николай Владимирович, прапорщик Гринев-Гуменный Василий Семенович, прапорщик Крачкевич Тадеуш Поликарпович, прапорщик Мануйлов Илья Степанович, прапорщик Миклашев Андрей Иванович, прапорщик Михеев Иван Евстратьевич, прапорщик Навроцкий Николай Стефанович, прапорщик Пивоваров Иван Николаевич, прапорщик Раевский Сергей Семенович, прапорщик Рушко Юлиан Францевич, прапорщик Солдатченков Леонид Николаевич, прапорщик Фельчолин Павел Петрович, прапорщик Цисарь Даниил, подполковник Шимов Борис Глебович.

УМЕРЛИ ОТ РАН: корнет Ахматов Алексей, прапорщик Головчанский Арсений Никанорович, прапорщик Коптелев Иван Федорович, подпоручик Смирнов Сергей Николаевич, прапорщик Стрельцов, прапорщик Тимофеев Матвей Тихонович.

РАНЕНЫ: прапорщик Антонов Иван Антонович, прапорщик Бережный Гавриил Николаевич, прапорщик Березин Николай Матвеевич, прапорщик Беленьков Алексей Митрофанович, прапорщик Бондаренко Артемий Яковлевич, штабс-капитан Булатов Алексей Григорьевич, штабс-капитан Войнарский Константин Евдокимович, прапорщик Волошин Василий Григорьевич, прапорщик Гусев Михаил Родионович, прапорщик Демкин Иван Егорович, прапорщик Егоров Андрей Сергеевич, прапорщик Едерт Карл Иоганнович, прапорщик Карнаухов Петр Михайлович, прапорщик Кауальников Максим Федорович, прапорщик Кульбовский, прапорщик Левицкий Алексей Григорьевич, прапорщик Лианозов Рублен Николаевич, штабс-капитан Лопушанский Александр Юлианович, прапорщик Матияш Илларион Акимович, капитан Молдованов (остался в строю) Иван Семенович, прапорщик Назарчик Александр Андреевич, прапорщик Нестерович Люциан Лаврентьевич, прапорщик Новаковский Николай Антонович, прапорщик Ольховиков (остался в строю) Николай Алексеевич, прапорщик Пасховер Николай Иосифович, капитан Писарев Николай Владимирович, подпоручик Попов Григорий Семенович, прапорщик Резников Михаил Тимофеевич, прапорщик Риттершпорн Фридрих Георг Александр Петрович, прапорщик Соколов Яков Иванович, прапорщик Сосин Георгий Александрович, прапорщик Трусенко, прапорщик Яценко Семен Яковлевич, прапорщик Харкевич Антон Михайлович, прапорщик Хомкин Яков Александрович, прапорщик Чекунов Сергей Александрович, прапорщик Чикин Василий Александрович, прапорщик Швецов Леонид Николаевич, прапорщик Шусненко Михаил Федорович.

КОНТУЖЕНЫ: прапорщик Балан (остался в строю) Диомид Макарьевич, капитан Вышенский Александр Патрикеевич, прапорщик Дельцов Михаил Васильевич, прапорщик Дмитренко Тимофей Сергеевич, прапорщик Жигалов Павел Евгеньевич, прапорщик Жук Назарий Тимофеевич, поручик Кагадеев Владимир Павлович, подпоручик Кизилов Тихон Алексеевич, прапорщик Красовский Павел Иванович, прапорщик Кузьминский Нестор Михайлович, поручик Левкович (остался в строю) Василий Иванович, прапорщик Линдау (остался в строю) Роман, прапорщик Максимович Анатолий Иванович, прапорщик Меткалев Леонид Григорьевич, подпоручик Михайловский Василий Васильевич, прапорщик Михайлов Петр Петрович, подполковник Неймирок (остался в строю) Николай Захарович, прапорщик Низеев Вячеслав Владимирович, прапорщик Никитин Григорий Аполлинариевич, прапорщик Платонов Никита Владимирович, прапорщик Ревицкий Дмитрий Семенович, прапорщик Рождественский Владимир Михайлович, подполковник Степанов Дмитрий Семенович, прапорщик Тимченко Аполлон Афанасьевич, прапорщик Шпрингер (ост. в стр.), Владимир Александрович.

ВЕЗ ВЕСТИ ПРОПАЛИ: прапорщик Антонов Алексей Павлович, прапорщик Битный Николай Иванович, прапорщик Битный Франц Иванович, прапорщик Вильков (ранен) Николай Платонович, прапорщик Гришин Афанасий Федорович, прапорщик Иноземцев Дмитрий Сергеевич, прапорщик Пиотровский (ранен), Николай Генрихович, прапорщик Тюрин (контужен) Петр Ильич.

 

ВОЙНА

Военный обзор

Война в 1915 г.

На итало-австрийском фронте военные действия начались после 11-го мая. Самая идея войны – отторжение от Австрии населенных итальянцами территорий – указывала на необходимость наступательных действий со стороны итальянцев и притом в двух главных направлениях – на северном фронте в бассейне р. Адижа, в так называемом Третино, вдоль железной дороги на Роверето и Триент, а также на восточном фронте на нижнем течении р. Изонцо с целью овладения побережьем и г. Триестом. Действительно, с первых дней войны обозначилось энергичное наступление итальянцев в этих двух направлениях: в долине Адижа они 12-го мая заняли г. Ала, а затем севернее его в районе западного берега Адижа командующую высоту Монте Альтиссимо и в районе восточного берега высоту Пасубио и севернее последнего два плато-фольгариа и Ловарно (восточнее Роверето); вместе с тем к западу от озера Гарда они продвинулись вперед в долине р. Киезе к северу от оз. Ядро и к северо-западу от него в долине р. Даоне.

На восточном фронте итальянцы в первые дни войны перешли границу в южной части её и через пограничную р. Юдрио и подошли к оборонительной линии австрийцев на р. Изонцо; они на нижнем течении её переправились у Сагродо и 27-го мая заняли г. Монфальконе, важный узел железных дорог с обширными складами, заводами и верфями.

После этого первого наступательного порыва военные действия на обоих фронтах затянулись вследствие особенностей театра военных действий: на северном фронте он имеет характер трудно доступной альпийской местности с целыми рядами горных массивов значительных высот, разъединенных многочисленными долинами горных рек; на восточном фронте восточный берег верхнего и среднего Изонцо также представляет собою чрезвычайно пересеченную горную местность, а нижнее течение реки, хотя плоское и низменное, но к востоку от Манфальконе от р. Изонцо (севернее Саградо) на юго-восток тянется возвышенное плоскогорье Карсо, покрытое лесом, изобилующее холмами, рытвинами и представляющее большие удобства для упорной обороны; она служила австрийцам сильною фланговою позицией по отношению к пути наступления итальянцев на Триест.

Рассмотрим военные действия на различных участках фронта, начиная, с запада до 8-го октября, когда итальянцы, в виду начавшейся австро-германско-болгарской операции на Балканском полуострове, переходили в наступление «по всему фронту». На северо-западной границе на альпийских горных массивах Ортлер и Топала, где появились австрийцы, в виде демонстрации угрожая вторжением в долины Адды и Оглио, происходили летом удачные для итальянцев столкновения малыми отрядами, причем по мере наступления сурового времени года, они постепенно замирали.

В районе по обе стороны озера Гарда поддерживался артиллерийский огонь; 26-го июня австрийцы пытались атаковать итальянские позиции в долине Даоне, но были отбиты; 8-го сентября итальянцы здесь произвели удачную усиленную разведку, разрушив укрепления противника; в ночь на 31-е сентября итальянцы на зап. берегу оз. Гарда подошли к проволочным заграждениям укрепленной позиции у Прегазино (5 к. южнее крепости Рива), 2-го октября штурмовали и заняли ее, дойдя до долины р. Ледро; в тоже время на восточном берегу озера они спустились с М. Альтиссимо и 5-го числа дошли до дороги Наго-Мори (из Рава в Роверето).

К востоку от Роверето итальянцы постепенно медленно продвигались вперед в долинах Астико и Тераниала. и подошли к Роверето на расстояние 10 кил. К востоку от Триента, подвигаясь в долине Сугано (часть долины Бренты), они заняли Борго, в 22 кил. от Триента. К востоку от Боцена, двигаясь в долине Кордеволе они 28-го июля подошли к перевалу Коль-ди-Лано и заняли лежащий севернее его Фальцарего (40 кил. от Боцена).

Далее на северо-восток в горной местности Кадара итальянцы в верхней долине р. Бойте (приток Пиаве, текущей в Венецианский залив) в мае месяце заняли Кортина д’Ампеццо, а на нравом фланге Монте Пиано; отсюда они медленно с частыми боями продвигались на север к долинам рек Дравы и Риенца, овладели верхн. Риенцом и заняли позиции, с которых обстреливали долину Дравы. Далее на восток от М. Кроче до Понтафеля (у с.-в. угла границы) в горах и долинах происходили столкновения в пограничном районе без особого результата. В Карнии в с.-в. угле границы итальянцы 1-го июня подошли к крепости Мальбаргето и бомбардировали её форты, заняв позиции на Паль-Гранде и Паль-Пиколо, где временами происходили столкновения без особого значения.

Более важные военные действия производились в районе всего течения р. Изонцо. На верхнем Изонцо итальянцы в конце мая переправились через реку у Капорето и повели атаку на горный массив Монте Неро, вершины которого они заняли 7-го июня; австрийцы отошли на восток и частью на север к Плеццо (на Изонцо); последний пункт итальянцы заняли 15-го августа, а австрийцы отошли на с.-в. к перевалу Предал; в районе Монте-Неро и Плеццо, затем происходили частые бои и были отбиты атаки противника 24-го августа, 26-го и 30-го сентября; итальянцы медленно продвигались от М. Неро на восток к Водилю и на юг к Тольмино (правый фланг оборонительной линии австрийцев Тольмино-Горица на р. Изонцо). Против Тольмино итальянцы 3-го августа и 17-го сентября атаковали высоты С. Марса и С. Лучиа (на зап. берегу Изонцо) и заняли траншеи на склонах. Южнее в районе Плавы (10 в. к с. от Горицы) итальянцы еще в ночь на 28-е мая переправились через р. Изонцо, возвели предмостное укрепление и постепенно стали медленно распространяться на восточном берегу реки, отражая контратаки противника. Против Горицы, они 7-го июля заняли несколько высот и развивали здесь артиллерийский огонь.

Особенно ожесточенные бои происходили на плоскогорье Карсо, где итальянцы шаг за шагом продвигались к позициям противника у горы С. Микеле (левый итальянский фланг) с. Мартино, Добредо, Сен-Бусси и Зельц (правый флаг); 20-го июня они отбили атаку и взяли 2 орудия и 500 пленных; 21-го – 400 пленных, вбоях 5 – 7-го июля захватили 3478 пленных, а с 8-го по 13-е июля – 2100 человек; 14-го июля они овладели высотою Сен-Бусси и взяли еще 1000 пленных; бои продолжались до 13-го августа при постоянном захвате итальянцами пленных, но затем австрийцы, видимо, усилились и наступило сравнительное затишье; 5-го сентября итальянцы овладели лесом в районе С. Микеле, а 29-го сентября отразили атаку.

Начавшееся 8-го октября наступление итальянцев выразилось в районе оз. Горда-Адиж выразилось занятием к западу от озера долины р. Кончея (10 кил. западнее озера) и части долины Джудикариа (20 к. от озера); 21-го октября здесь были отбиты атаки противника; 23-го числа происходил бой на новых позициях, а затем лишь артил. огонь. На вост. берегу оз. Горда они утвердились на дороге Наго-Мори и затем несколько продвинулись на восток на обоих берегах Адижа. К востоку от Бацена они к 10-му октября окружили возвышенность Коль-ди-Лани, постепенно овладевали здесь укреплениями и 16-го октября заняли сильный перевал. В долине Риенца итальянцы овладели массивом Монте-Кристалло. На фронте от М. Пиано до с.-в. угла границы происходили столкновения без перемены положения. В районе Мальборгето итальянцы бомбардировали и зажгли два города. В районе Монте-Неро они продвигались на склонах вершин Мрзли и Водиля, 16-го октября заняли здесь траншеи, отражали атаки; 13-го ноября при новой атаке взяли 120 пленных, а 15-го числа участок траншей. Они продвигались также вперед на высотах С.-Мариа и С.-Лучия против Тольмино, а также в районе Плавы. Главная атака была ведена в районе против Горицы на высоту М. Соботино, с. Ославия, М. Кальвария и гору Подгора; здесь происходили ожесточенные бои; 10-го октября итальянцы овладели несколькими окопами на Соботино и Подгоре и взяли 153 пленных; 17-го, 18-го и 25-го числа на Подгоре были отбиты сильные контратаки аветрийцев; 30-го октября были бои вокруг. с. Ославия, а с 31-го по 4-е ноября на всем фронте М. Соботино – Ославия – М. Кальварио; 1-го ноября итальянцы обстреливали главные позиции у Горицы, 4-го числа они взяли укрепление, 208 пленных и бомбардировали Горицу; 7-го ноября они взяли штурмом с. Ославия и 459 пленных; 8-го числа высоту «188» близ этого селения. Ожесточенные бои в этом районе продолжались до 20-го ноября, итальянцы захватывали пленных, почти доходили до р. Изонцо, обстреливали мосты г. Горицу, но овладеть им не могли.

Не менее ожесточенные бои происходили на плоскогорье Карсо: 9-го октября в атаке по всему фронту итальянцы взяли 2015 пленных, особенно много в районе С.-Мартино; 10-го числа на левом фланге и в центре отбили контратаки и захватили 1019 человек; после первого порыва здесь стало тише; 23-го октября итальянцы снова атаковали в районе С.-Микеле и взяли 154 пленных, а 24-го числа 212 человек. 31-го октября бои возобновились на всем фронте в 10 километров; итальянцы приступом взяли траншею у С.-Мартино; 1-го ноября, еще 2 траншеи и 278 пленных, 5-го ноября у С.-Микеле 175 человек и до 10-го ноября продолжали захватывать укрепления и пленных. Затем на фронте был сильный артиллерийский огонь; 15-го ноября итальянцы вновь атаковали у С.-Мартино и взяли 264 пленных, 20-го числа отражали атаки. Затем наступило сравнительное затишье; с одной стороны австрийцы значительно усилились, быть может войсками с сербского фронта, с другой итальянцы занялись перевозкой войск в Албанию, в Валону и Санти-Каранта (по слухам перевезено 50000 человек). С этого времени главная роль переходит к артиллерии, причем противник усиленно обстреливал населенные пункты в тылу итальянских позиций; итальянские батареи деятельно отвечали на огонь. Из боевых столкновений можно отметить занятие итальянцами 27-го ноября в долине Джудикарии высоты Виес впереди австрийской укрепленной позиции у Лардаро; 16-го декабря в районе Коль-ди-Лано происходила борьба за окрестные возвышенности. Итальянские разведчики производили удачные поиски в бассейне Адажа, а на Изонцо было отбито несколько слабых атак противника в районах М. Неро, Горицы и на Карсо.

В течение лета и осени итальянские летчики проявили значительную деятельность, бросая бомбы в тылу неприятельских позиций на Изонцо, в вокзалы, в лагери и аэродром Айсовицу. Австрийские летчики по одиночке делали набеги на итальянские города, иногда причиняя некоторые разрушения и вызывая жертвы среди обывателей.

 

На сербско-черногорском фронте в течение января и февраля месяцев, после разгрома сербами армии генерала Патиорака, господствовало полное затишье. В марте месяце можно отметить 3-го числа артиллерийские бои у Белграда, Смедерево и Оршовы и 4-го и 5-го числа у черногорцев в районе Грахова; австрийские летчики 17-го и 25-го числа бросали бомбы в Антивари и Подгорицу; 24-го и 25-го числа австрийская артиллерия с Бежани выпустила 58 снарядов по Белграду. На юго-восточной границе Сербии у Радовшиты и от Валандова 3-го и 20-го марта нападали болгарские банды, а из Албании в Сербию вторгались банды арнаутов, но эти попытки были подавлены. В апреле были только перестрелки на Дунае и в Албании по слухам собирались банды. В июне месяце сербы организовали экспедицию в Албанию и заняли Эльбазан, а черногорцы – Скутари.

В августе происходили стычки и артиллерийский огонь на Дунае и Саве, но в конце месяца появились тревожные слухи об усилении австрийских войск на Дунае, Саве и Дрине; 10-го сентября была объявлена мобилизация в Болгарии; к 20-му числу сосредоточены болгарские войска на сербской границе и выяснилось намерение австрийцев и болгар, при содействии германцев, подвозимых к Оршове, произвести нападение на Сербию. С 21-го августа усилился огонь на Дунае и Саве и участились стычки на этом фронте и на Дрине, а также полеты неприятельских аэропланов. В виду надвигавшейся на Сербию грозы наши союзники французы и англичане, войдя в соглашение с греческим правительством Венизелоса, с 19-го сентября начали высадку войск в Солуни, постепенно развивавшуюся. На Дунае и Саве после нескольких дней усиленного артиллерийского обстрела, австро-германцы, в составе 2-х армий, австрийского генерала Кевеса на правом фланге и германской генерала Гольвица на левом фланге под общим руководством фельдмаршала Макензена 23-го – 25-го сентября, численностью по слухам свыше 250000 человек перешли в наступление, переправившись через Саву у Жарки, Прогорной Ады и Забрежья (в районе Обреноваца) и через Дунай у Белграда на фронте Смедерево – Ром – Градище; после ожесточенных боев 25-го – 28-го сентября у Обреноваца, Белграда и Рама, сербы очистили столицу и отошли на новые позиции; германцы стали высаживаться у Оршовы, заняли Текию и направлялись отсюда к Клодову и Брза-Паланке на соединение с болгарами. Последние, начавшие нападение на сербские посты еще 28-го сентября, 2-го октября объявили войну Сербии и по слухам в составе 350000 человек, начали наступление по всему фронту. Подробности операций против Сербии до сего времени в точности неизвестны. Сербы мужественно оборонялись на границе в районе Неготина, Зайчара и Княжеваца, но армия их не могла бороться на два фронта (а также на Дрине, где демонстрировали австрийцы) против громадного численного превосходства противника. Оказывая упорное сопротивление, сербская армия на севере отходила к западной Мораве, причем 19-го октября немцами был занять Крагуевац, а на востоке к южной Мораве, где болгары 20 октября подошли к Нишу; еще ранее они овладели Враньей, а на юге Скоплие и Велесом. Сербы перешли через западную Мораву и к 28-му октября занимали позицию к югу и востоку от Кральева (в устье Ибара) и на восток от Иваницы (40 в. к юго-западу от Кральева). Они оставили Ниш и отошли на левый берег южной Моравы. После геройских контратак у Лесковаца, где болгарам были нанесены большие потери, и у перевала Качаника на Вардарской железной дороге, главные силы сербской армии из района Ново-Базар – Митровица – Приштина с непрерывными арьергардными боями продолжали отходить через Ипек, Китчево и Призрен в пределы Черногории и Албании, а от Скоплие и Валеса через Дибру и Охриду в Албанию, где противник сербов не преследовал. Часть сербской армии от Велес отходила на юг через Прилеп по дороге в Монастырь. Между тем французы из Солуни продвинулись к болгарской границе у Валандова и Раброва и в долине Вардара до Криволака. Здесь они с 8-го октября постепенно закрепились в треугольнике реки Черная – Криволак – Вардар и далее на юго-восток к болгарской границе до озера Дойран; на правом фланге их заменили англичане; союзники на этих позициях выдерживали ожесточенные атаки болгар; от фронта р. Черной они продвинулись на северо-запад к позиции Бабуна, где сербы задерживали болгар. Несмотря на упорные бои французам не удалось соединиться с сербами, которые отошли к Прилепу и затем к Монастырю, а 19-го ноября очистили Монастырь и через Реслу ушли в Албанию. Тогда генерал Сарайль, командующий войсками союзников, получил приказание очистить территорию Сербии и увезти армию через греческую границу; эта трудная операция, подверженная атакам болгар с обоих флангов, была удачно выполнена с 20-го ноября по 1-е декабря; с непрерывными арьергардными боями французы и англичане, увезя всю материальную часть и запасы, к 28-му ноября отошли на позицию Смоквица – оз. Дойран, а 2-го числа вся армия находилась на греческой территории, болгары же остановились на границе. Затем союзники, продолжая подвоз подкреплений и вооружения в Солунь, стали возводить здесь укрепленный лагерь, распространив свои позиции на весь Халкидонский полуостров и взорвав в конце года мосты на р. Струме. Остается еще упомянуть о доблестной обороне черногорской армии. С самого начала балканской операции австрийцы атаковали черногорцев на верхней Дрине на фронте Вышеград – Горазда – Фоча и на пограничном районе вплоть до Катаро. После мужественной обороны с многочисленными контратаками, черногорцы с 15-го октября стали отходить от Вышеграда и сосредоточили свою армию в Санджаке против австрийцев, наступавших на фронте Плевлье – Белополье – Ипек. Здесь в течение 2-х месяцев в ноябре и декабре черногорцы геройски оборонялись, временами переходя в наступление, нанося большие потери противнику и захватывая пленных. Но под давлением подавляющего численного превосходства противника к концу года черногорцы отошли за пограничную р. Шару, а на юге австрийцы 28-го декабря заняли Берану. На западном фронте, кроме ожесточенных атак у Грахова, австрийцы от Катаро вели целый ряд повторных атак на позицию черногорцев на горе Ловчен и подвергали ее ожесточенному обстрелу с фортов Катаро. С 24-го но 28-е декабря противник вел непрерывную атаку на гору Ловчен и в конце года овладел этою позицией, открывающею путь к столице Черногории. Геройская оборона черногорцев своей родины навсегда останется блестящею страницею в истории войн.

М. Б.

Морской обзор

У Каттаро

В связи с наступлением австрийских войск в Черногорию оживились и операции австрийских боевых судов, находившихся в заливе Каттаро, которые могли не выходя из этого залива и в полной безопасности от союзного флота оказать большое содействие своим сухопутным силам при взятии черногорских позиций на горе Ловчен. Относительно судов австрийского флота, находившихся в этом заливе, вообще имелось мало сведений. Было только известно, что в начале войны здесь находились старые броненосцы типа «Монарх», миноносцы и разумеется, подводные лодки. Затем во время военных действий против Италии, а особенно во время последних набегов на побережье Албании и Черногории австрийских судов в ноябре и декабре прошлого года, на этот порт базировались лучшие австрийские легкие крейсера типа «Новарра» и наиболее быстроходные миноносцы. Наконец, в настоящее время при известии о взятии австрийцами горы Ловчен сообщалось, что в Каттаро находятся два австрийских дреднота и 4 новых германских подводных лодки большего размера, собранных в Поле. Понятно, что австрийские дредноты, вооруженные каждый 12-ю 12-ти дюймовыми орудиями, оказали весьма существенную помощь при обстреле черногорских позиций на этой горе, т. к. действие 24-х 12-ти дюймовых орудий, бросающих каждую минуту снаряды весом 27 пудов каждый, должно было произвести страшное разрушение в черногорских укреплениях, тем более, что гору Ловчен можно было обстреливать с расстояния около 9 верст или 5-ти м. миль, когда меткость морских орудий бывает очень велика. Отсюда видно, что австрийцы, несмотря на присутствие в Адриатическом море значительных союзных морских сил, решились рискнуть своими лучшими судами и послать их из Полы, или Себенико, где они большей частью находились до этого времени, в Котарро, что было сравнительно не трудно сделать, так как из северных австрийских портов в Катарро можно пройти, прикрываясь островами Далматинского архипелага, выбирая ночное время и благодаря этому избегнуть встречи с неприятельскими разведочными судами. Таким образом австрийский флот в первый раз за все время, этой войны предпринял операцию, имеющую важное стратегическое значение, и хотя австрийский успех в Черногории не может иметь никакого влияния на ход этой войны, но все-таки надо сказать, что австрийцы в этом случае обязаны своей сомнительной победой, когда их 200-тысячная армия заставила отступить 80 тысяч черногорцев, содействию флота, что является новостью в деятельности морских сил не только двуединой монархии, но и её союзницы, обладающей вторым в мире по силе флотом, который ни разу за 17½ месяцев войны не сумел подержать операции своих сухопутных сил у берегов, как Северного, так и Балтийского морей.

С другой стороны, союзные нам суда ничем не могли предотвратить подобное содействие австрийских судов своей армии, так как вероятно

 

 

ФЕЛЬЕТОН

Микитка

(Очерк).

Как раз перед нынешней войной Микитке минуло 13 лет. Сын вдовы солдатки, живущей поденной работой, он рос без всякого надзора. Ареной его шалостей была улица, где, со своими приятелями, он гонялся за собаками, прицеплялся к задкам экипажей, дрался и всегда ходил с синяками на лице, отворачиваясь от матери, которая не сердилась, а только замечала: «ежели не в глаз, то ничаво». – «А я, мамка, норовлю прямо в глаз бить, потому меня и боятся», отвечал матери Микитка.

Во время беспорядков детская Шайка Микитки всегда предшествовала толпе и, запасаясь камнями, швыряла ими в окна трамваев и в мирную публику, наслаждаясь своим искусством не попасть в руки полиции. Глубокомысленный наблюдатель народных волнений, усматривающий в образе Микитки будущего революционера, обыкновенно попадает пальцем в небо: тут никакого «образа мыслей», кроме самого обыкновенного озорства, нет, и это озорство волнует детскую душу порывом к тому отрицательному героизму, который свойствен всем малышам, абсолютно лишенным воспитания.

Словом, – из Микитки вырабатывался хулиган самого распространенного типа, и нужен был сильный нравственный толчок, чтобы повернуть этого далеко еще не погибшего мальчика на другую дорогу и дать его героической жилке иное приложение. Этот толчок дала война, выведшая многих запутавшихся в безобразной жизни людей на арену славы и чести.

 

Неграмотный Микитка, живя на улице, узнавал новости от маленьких продавцов газет. Особенно его интересовала хроника мелкой прессы, в которой смаковались городские скандалы... Вдруг утром 19-го июля 1914 года газетные мальчики, тоже любящие похулиганить, стали серьезными и торжественно выкрикивали объявление войны. У Микитки екнуло сердце, сдвинулись брови и первое, что пришло ему в голову, была радостная мысль о том, что война без него, Микитки, никак не может обойтись.

Завидев шествие с флагами, услыхав пение гимна и «спаси, Господи, люди твоя», Микитка почувствовал радостное, уносящее в неведомый и прекрасный мир, трепетание сердца. На дне детского сердца, до сих пор казавшегося пустым, зашевелилась великая любовь не только к своей, обиженной врагом России, но и к её союзникам, перед посольствами которых Микитка, вместе с толпой, изо всей силы кричал «ура!» и вытирал кулаком обильно выступающие слезы. Пристроившись к манифестирующей толпе, он шел с открытым от радости ртом, стоял на коленях перед Зимним дворцом, охрип от возгласов и только к вечеру вспомнил, что ему до смерти хочется есть.

Встретив команду мобилизованных солдат, выглядевших удальцами, которым публика кричала «ура!», Микитка сразу забыл манифестантов и прилепился думой к военной команде. Он втерся в строй, умоляюще заглядывал в лица будущих героев, как бы прося их, чтобы они его не прогоняли. Когда же один из солдат приласкал его приветливым словом, он крепко схватил его за руку, а потом стал любовно гладить солдатское ружье, мечтая когда-нибудь получить его, как лучший подарок в своей жизни.

 

Через неделю Микитка лежал, свернувшись калачиком, под скамейкой солдатского вагона, утопая в мечтах о походах и сражениях.

– Смирно лежи, молодец, поучал его, прикрывая полотнищем палатки, тот самый солдат, отделенный ефрейтор Парфенов, которым он был обласкан во время следования команды. – Ежели начальство, а особливо жандармы, – ни мур-мур. Приедем на позицию – там повинимся, что ребенка привезли... У нас ротный добрый – покричит, а опосля пожалеет... Мундир тебе сошьем из «защитки».

– Мундир? О, Господи, как хорошо! Мне, дяденька, все это ровно как во сне видится... А ружье?

– А то как же? Настоящим солдатом будешь, Егория заслужишь...

– Дяденька! а далеко отселева до немца?

– Верст двести, а то и триста наберется.

Мне бы поскорей... Очень занятно...

– Ты чего там расходился? окликнул Микитку взводный Василий Павлович. – В стражение хочешь, что-ль? Будешь чай нам заваривать, да растопку собирать. Будет с тебя... Не выпустить ли его, братцы, пока не поздно?

– Нет, нет, нет!! взмолился Микитка жалобным голосом и, всхлипывая, завернулся с головой в полотнище походной палатки.

 

В первое время по прибытии на позиции N-й полк остановили несколько в тылу и учили маневрировать и стрелять. Микитка, уже одетый с разрешения ротного командира с солдатскую «защитку» и получивший заручное ружье, быстро схватывал солдатское ремесло и военные манеры, которые особенно сказывались в усердном отдании чести офицерам и дядькам.

Недели через три полк двинули вперед на смену другим частям, уже имевшим несколько дел. Оттуда привозили раненых, которым Микитка завидовал. – «Уж лучше пусть ранят, только бы скорее в дело».

Прибыв на передовую позицию, N-й полк первым делом организовал разведки. В одной из них, высланной темной ночью под начальством совсем юного подпоручика Молова, участвовал Микитка. Там же были отделенный Парфенов и взводный Василий Павлович, от которого Микитка прятался, боясь, чтобы его не вернули назад. Однако, взводный заметил его, сердито покачал головой, но ничего не сказал.

– Держись ближе ко мне, участливо наставлял Парфенов, а если что – хоронись за мою спину.

– Так вот и буду прятаться, обиделся Микитка, вишь чего захотели...

Пробирались густым лесом, на опушке которого «заприметили» неприятельскую заставу. Все припали к земле и тихонько поползли к ней. По дороге ловко прикололи двоих полудремлющих часовых, не дав им ни выстрелить, ни накричать.

Два бомбометчика шли впереди, разрезали ножницами колючую проволоку и, достигнув окопа, бросили в нутро его снаряды. Немцы выскочили полуодетые, без касок, и наткнулись на наши штыки.

Произошла свалка, в которой Микитка, приготовившийся колоть, ничего в темноте не мог разобрать. В трех шагах от него промелькнула фигура Василия Павловича, сцепившегося с немецким солдатом. Сбоку подскочил другой немец, толстый, похожий на мясника. Он бежал, наклони голову, на манер взбесившегося быка. Еще мгновение, и взводный был бы заколот; но Микитка подскочил к немцу, как зверенок, и от всего сердца всадил ему в брюхо штык по самую рукоятку. Немец выронил ружье, взмахнул руками и шлепнулся спиной о землю.

Когда все было кончено и преследовавшие неприятеля, запыхавшиеся солдаты вернулись назад, юный красивый офицерик Молов окликнул Ми-витку и стал целовать его.

– Молодец! сказал он. Понимаешь ли, какой ты подвиг совершил? Ты спас жизнь своего начальника и будешь представлен к георгиевскому кресту.

– Спасибо, сыночек, промолвил суровый Василии Павлович. Теперь уже не скажу тебе ни слова, что хошь делай, потому – ты настоящий солдат.

Разведчики, переглянувшись, подхватили Микитку и стали качать его.

Ни эту, ни следующую ночь Микитка не мог уснуть. Ему рисовался «Георгий», то пришпиленным к маленькой детской груди, то лежащим в коробочке под головой... И как мать обрадуется и с каким уважением будут осматривать его уличные приятели!..

Под утро, в полусне, Микитке казалось, что он уже умер и что все это происходит в раю.

 

Протекала обычная окопная жизнь. Шла малая позиционная война. То мы немцев тревожили, то они нас. Захватывали пленных, и если это бывало ночью, то выдерживали их под караулом в землянке, чтобы утром представить в штаб. Был случай, когда один из таких узников схватил наше ружье и хотел пробить себе дорогу для бегства. Легко ранив часового, он был поднят на штыки. С тех пор стали легонько связывать руки пленным, чтобы не озорничали.

Микитку тоже, ставили на часы. Его бравый вид очень занимал пленных. Один сантиментальный немец хотел ласково погладить его, но получил шлепок по руке.

– Я те покажу, немецкая харя! вскипел Микитка.

В окопах шли нескончаемые разговоры о бывших и предстоящих делах.

– Мы «под Рузским» на Львов наступали, рассказывал солдат, переведенный из другого полка. – Две недели без отдыху бились... Ему докладывают, что больше половины солдат пристало, а он ж – вперед да вперед... Так, значит, на плечах у «него» (неприятеля) и во Львов вступили, почитай, что без потерь, потому – «ён» не может стрелять: своих перебьет.

– Это верно. Так и «под Суворовым», сказывают, ходили.

Микитка, сдружившийся с Парфеновым выкладывал перед ним свою душу.

– Мне, дяденька, ровно как скучно, ежели долго не ведут в бой... Так вот прицелиться в «него» хочется, а еще пуще – кольнуть штыком.

– Да, это каждому; а по первоначалу страшно бывает – кто не обошелся на войне.

– Не то, что страшно, а только холодок по спине пробегает... и боязно, и радостно.

– Да, кому как... Иной таким родится, что сам рвется в бой, а иной – по присяге.

– Мне, дяденька, цыганка сказывала: «будешь солдатом, найдешь свое счастье на войне, но там и смерть твоя будет»; а я все-таки пошел, потому – не утерпеть... Что я такое дома? – дрянь! Только, бывало, собак гоняешь, либо подкрадешься ночью к прохожему человеку да по кошачьи закричишь, чтобы напужать его.

– Цыганки врут, заметил Парфеновы

– И я так думаю, что врут; ну, а придется помереть – ничего...


 


6-го Января

1916 г.                                                                                      Среда № 6

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

Следующий № «Русского Инвалида» выйдет 8-го Января.

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайший рескрипт на имя Эмира Бухарского. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах 21-го, 22-го и 23-го декабря 1915 года. – ВОЙНА. – Военный обзор. – Морской обзор. – Боевые эпизоды. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

5-го января 1916 года.

Западный фронт

Без перемен.

Кавказский фронт

В боях 3-го января нами взято в плен 24 турецких офицера и более 200 нижних чинов, а также захвачено одно орудие, много винтовок, артиллерийских запасов, палаточный лагерь, хлебопекарня и большие запасы сухарей и муки.

 

ВЫСОЧАЙШИЙ РЕСКРИПТ,

данный на имя Его Высочества Сеид-Алима Эмира Бухарского.

Ваше Высочество

Со времени вступления в 1910 году в управление Бухарским ханством Ваше Высочество неизменно проявляли заботы к поддержанию порядка и спокойствия в этой стране и к сохранению установленных дружеских отношений к России. С началом настоящей войны Ваше Высочество выказали в этом отношении особое старание и проявили большое участие к нуждам войны, делая крупные пожертвования и оказывая доброжелательное содействие по разным мероприятиям Русского Правительства в ханстве, связанным с войною.

В воздаяние таких заслуг Ваших и в знак особенного Моего к Вам благоволения, жалую Вашему Высочеству чин генерал-лейтенанта и назначаю Вас Моим генерал-адъютантом, в твердой уверенности, что Вами и впредь будут приниматься все меры к сохранению в ханстве Вашем порядка и спокойствия.

Пребываю к Вам неизменно благосклонный

На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:

«НИКОЛАЙ».

В Царском Селе,

30-го декабря 1915 года.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 21-го декабря 1915 года.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Прапорщикам:

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В пехотные полки:

– Царевский, Михаилу Меркулову.

– Корсунский: Харлампию Карпову и Михаилу Макарову.

Инженерных войск, в – отдельную саперную роту, Николаю Левитскому.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Брест-Литовской крепостной артиллерии, состоящему в – полку Осадной артиллерийской бригады, Капитану Сергею Саратову.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

– артиллерийской бригады, состоящему в – парковой артиллерийской бригаде, Поручику Михаилу Данилевичу.

Св. Станислава 3-й степени:

Призванному из запаса крепостной артиллерии в – тяжелую артиллерийскую бригаду, Поручику Михаилу Аршукову.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 22-го декабря 1915 года

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

На основании С. В. II. 1869 г. VIII (изд. 3), 59, в Подпоручики, со старшинством:

По запасу армии:

Прапорщики запаса армейской пехоты, состоявшие на учете по уездам, ныне находящиеся на службе в пехотных полках:

Тираспольскому, 12-м Великолуцком, Малец (Александр), с 11-го июля 1915 года,

Прилукскому, – Константиноградском, Магеровский (Борис), с 11-го мая 1915 года,

оба – с оставлением в запасе армейской пехоты по тем же уездам.

 

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля, по удостоению Местной Георгиевской Кавалерской Думы:

Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й- степени:

Ижорского пехотного полка, назначенному, за болезнью, в резерв чинов при управлении дежурного генерала штаба – армии, Полковнику Алексею Николаеву за то, что 12-го февраля 1915 года, командуя правым боевым участком 1-й бригады – пехотной дивизии под м. Рознатово, под сильным ружейным и артиллерийским огнем лично руководил обороной участка, будучи ранен и несмотря на большие потери, отбив неоднократные атаки, удержал высоту 425, чем дал возможность нанести противнику полное поражение.

Подполковникам:

Пехотных полков:

54-го Минского: Никанору Куртукову за то, что 23-го ноября 1914 года, при переправе через р. Дунаец, защищаемую противником, первым бросился в реку и увлек за собой батальон, по грудь в ледяной воде, перешел ее и штыками выбив противника с позиции противоположного берега, укрепился на ней и удержал ее за собой, чем значительно облегчил переправу авангарда и главных сил, и

Александру Гепецкому за то, что 21-го мая 1915 года, в бою у д. Старжава, стремительным наступлением батальона во фланг и тыл австро-германцев, выбил их из д. Старжава, продвинулся вперед и занял высоты. Несмотря на упорные контратаки превосходного в силах противника и на беспрерывный огонь его артиллерии, удержал за собою этот важный боевой участок, чем способствовал общему успеху.

57-го Модлинского Генерал-Адъютанта Корнилова, Павлу Богаевскому за то, что в бою 15-го мая 1915 года у д. Накло, получив важнейшую задачу не допустить прорыва австро-германцев на шоссе Львов – Перемышль, блестяще выполнил ее; перешел в решительное наступление, чем остановил напор во много раз сильнейшего противника и заставил его перейти к обороне. После этого удержал позицию до подхода подкреплений, чем отстранил опасность прорыва и окружения частей, находящихся на Левом берегу р. Сан.

59-го Люблинского, Петру Де-Спиллеру за то, что в бою 27-го и 28-го января 1915 года у ст. Новый-Лубков, командуя 2-мя батальонами, после упорного боя с превосходным в силах противником занял весьма важный пункт неприятельского расположения, с занятием коего сражение приняло решительный оборот в нашу пользу. Заняв ст. Новый-Лубков, дал возможность другим частям занять ст. Старый-Лубков. В этом бою было взято в плен и офицеров, 560 нижних чинов, 3 паровоза, несколько вагонов и вагонеток, много оружия и снаряжения.

Капитанам:

Пехотных полков:

59-го Люблинского, Владимиру Казанли за то, что в бою 17-го марта 1915 года, при взятии высоты 860, по личной инициативе, вышел во фланг противника и блестящей атакой овладел окопами, отразил 3 его контратаки и захватил в плен 6 офицеров, около 500 нижних чинов, 1 пулемет и полковое знамя 32 гонведного полка.

139-го Моршанского, Петру-Эдуарду Бауману за то, что в ночь с 8-го на 9-е марта 1915 года атаковал укрепленную позицию австрийцев в Карпатах к востоку от д. Раббе, выбил штыками противника, захватил 2 действующих пулемета, много пленных и, в боях 16-го, 17-го и 18-го марта, командуя последовательно батальоном и всем боевым участком, захватил за это время высоты 660 – 783 и 1001, а также 600 пленных и еще пулемет.

9-го Стрелкового полка, Леониду Бараневичу за то, что в бою 24-го мая 1915 года у д. Чернявы, когда все части 35-й и 38-й пехотных дивизий получили приказание отходить, Капитан Баранович, с целью прикрыть отход этих дивизий, остался на позиции, стремительно бросился в атаку и, подавая пример, выбил противника из д. Чернявы и преследовал его на протяжении 1½ верст, выбивая из окопов штыками. Этим своим подвигом он дал возможность 2-м дивизиям спокойно отойти и устроиться на новых позициях.

– Сибирского горного артиллерийского дивизиона, Николаю Цвиленеву за то, что в бою 21-го мая 1915 года, когда 16-й Стрелковый полк, атакованный и обойденный справа значительными силами германцев, вынужден был очистить свои окопы, по собственному почину, выехал с полубатареей на открытую позицию и, находясь под губительным ружейным и артиллерийским огнем, меткой стрельбой выбил противника из занятых им окопов, чем дал возможность 16-му Стрелковому полку устроиться на новых позициях, причем, будучи контужен, остался в строю.

10-го драгунского Новгородского полка: Ротмистру Георгию Отрохову за то, чту находясь с 23-го по 25-е сентября 1914 года с разъездом в тылу противника, в условиях крайней опасности, обнаружил наступление 2-х австрийских корпусов и давал точные сведения о их передвижениях, благодаря чему дивизия успешно выполнила задачу и отошла, не будучи прижата к р. Сан, и

Штабс-Ротмистру Василию Кобеляцкому за то, что находясь в течение 3-х дней с 23-го по 25-е сентября 1914 года с разъездом в тылу противника, в условиях крайней опасности, обнаружил наступление 2-х австрийских корпусов и дал точные сведения о их передвижении, чем способствовал дивизии успешно выполнить свою задачу.

126-го пехотного Рыльского полка Подпоручику Федоту Шаповалову за то, что 17-го февраля 1915 года, во время боя у д. Слобода-Небыловская, стремительной штыковой атакой во фланг, выбил противника из окопов и захватил 2 действующих пулемета.

Прапорщикам запаса армейской пехоты, состоящим в пехотных полках:

12-м Великолуцком, Александру Мальцу за то, что 11-го июля 1915 года, при штурме позиций австро-германцев, западнее д. Халупки, бросился в атаку и, увлекая за собой роту, ворвался в окопы противника, взял в плен одного офицера, 100 нижних чинов и захватил 1 действующий пулемет, причем лично зарубил пулеметчика, а после этого преследовал противника на протяжении 1½ версты.

– Константиноградском, Борису Магеровскому за то, что во время атаки д. Старая-Буржица и высоты 274, в ночь с 10-го на 11-е мая 1915 года, под сильным ружейным и пулеметным огнем, подавая пример отваги, повел свою роту, первым ворвался в окопы и захватил действующий пулемет. Будучи ранен брошенной в него ручной гранатой, остался в строю до конца боя.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени с мечами:

Генерал-Майорам:

Бывшему начальнику 5-й стрелковой бригады, ныне командующему – пехотною дивизией, Василию Новицкому.

Командиру бригады – пехотной дивизии, Якову Амасийскому.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом:

– Сквирского пехотного полка Подполковнику Эдмунду Кочоровскому.

Лейб-гвардии Гродненского гусарского полка Ротмистру Сергею Готовскому.

43-го пехотного Охотского полка Капитанам: Дионисию Буржинскому и Александру Боровикову.

– Сибирского стрелкового полка Поручику Вячеславу Войтяховскому.

Призванным из запаса-армейской пехоты в – Бахчисарайский пехотный полк Подпоручикам: Владимиру Дзантиеву-Гучмазову и Сергею Кузьмину.

Св. Анны 2-й степени с мечами:

4-го Туркестанского стрелкового полка Штабс-Капитану Андрею Олейнику.

Поручикам:

155-го пехотного Кубинского полка, Александру Алавидзе.

15-й артиллерийской бригады, Павлу Митаки.

Св. Анны 2-й степени с мечами и бантом:

Числящемуся по армейской пехоте, прикомандированному к – корпусному авиационному отряду, Подпоручику Ивану Лойко.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Командующему 1-ю батареей 30-й артиллерийской бригады, Полковнику Владимиру Матвееву.

1-го Туркестанского саперного батальона Поручику Михаилу Шадскому.

Призванному в 1-й Туркестанский саперный батальон, Прапорщику запаса инженерных войск Михаилу Якимову.

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

Числящемуся по армейской пехоте и в резерве чинов при штабе Кавказского военного округа и прикомандированному к 7-му Кавказскому стрелковому полку, Капитану Герману Бьеркману.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

93-го пехотного Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка Подполковнику Митрофану Косыреву.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Анны 2-й степени:

Командиру – Донского казачьего артиллерийского дивизиона, – Полковнику Ивану Ажинову.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Подполковникам:

Бывшему командиру 4-й батареи 14-й артиллерийской бригады, ныне числящемуся по полевой легкой артиллерии и состоящему в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, Василию Димчевскому.

– Павлоградского пехотного полка, Федору Сибирко.

3-го Кубанского пластунского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича батальона Есаулу Михаилу Косякину.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Станислава 2-й степени:

– отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона Подполковнику Павлу Ковальскому.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

20-го драгунского Финляндского полка Ротмистру Александру Бернову.

– Хоперского полка Кубанского казачьего войска Есаулу Степану Калаушину.

9-й артиллерийской бригады Штабс-Капитану Петру Глотову.

Утверждается пожалование за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Генерального штаба, исправляющему должность начальника штаба Уссурийской конной дивизии, Подполковнику Михаилу Леонтьеву.

Капитанам:

Пехотных полков:

65-го Московского Его Величества, состоящему в – этапном батальоне, Ивану Эрдману.

67-го Тарутинского, состоящему в – этапном батальоне, Семену Колковскому.

Командующему 4-ю батареей 9-й Сибирской стрелковой Генерал-Фельдцейхмейстера Великого Князя Михаила Николаевича артиллерийской бригады, Федору Гельтзлю.

– Донского казачьего полка Есаулу Вячеславу Какурину.

Призванному на службу в Государственное ополчение, бывшей – Калужской пешей дружины, состоящему в – Мещовском пехотном полку, зауряд-Капитану Александру Ипатову.

Штабс-Капитанам:

Пехотных полков:

68-го лейб-Бородинского Императора Александра III, состоящему в – этапном батальоне, Григорию Мицкевич-Рынвиду.

81-го Апшеронского Императрицы Екатерины Великой, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича, Павлу Морозову.

150-го Таманского, Ивану Дурново.

151-го Пятигорского, состоящему в – этапном батальоне, Петру Крыжановскому.

Сибирских стрелковых полков:

33-го, Николаю Борейко.

37-го, Александру Фаворову.

2-й парковой артиллерийской бригады, Никифору Бендеровскому.

– полевой воздухоплавательной роты, Сергею Девелю.

Подъесаулам:

– Донского казачьего полка, Ефиму Полякову.

Уссурийского казачьего полка: Валентину Мазуркевичу и Константину Черемисинову.

Поручикам:

Пехотных полков:

39-го Томского: Анатолию Шелехову и Георгию Лепко.

150-го Таманского: Борису Зедгинидзе и Михаилу Иванову.

Сибирских стрелковых полков:

33-го, Владимиру Яскевичу.

39-го, Владимиру Просекову.

4-го Сибирского саперного батальона, Рафаилу Мольскому.

– полевой воздухоплавательной роты, Казимиру Базаревичу.

Состоявшему в прикомандировании к 33-му Сибирскому стрелковому полку, ныне обер-офицеру корпуса военных топографов штаба – армейского корпуса, Валентину Шноору.

Сотникам:

Донских казачьих полков:

4-го Графа Платова, Александру Иванову.

– Александру Нарышкину.

2-го Уральского казачьего полка, Хузе-Ахметь-Абдулу Азимуратову.

1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска, Георгию Войту.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

23-го Низовского Генерал-Фельдмаршала Графа Салтыкова, Леониду Пясецкому.

39-го Томского: Анатолию Морковину, Сергею Феоктистову, Сергею Якубовскому и Василию Ламину.

150-го Таманского: Борису Обухову и Казимиру Польковскому.

33-го Сибирского стрелкового полка, Григорию Портянникову.

Уссурийского казачьего полка Хорунжему Михаилу Архипову.

Призванным из запаса:

Инженерных войск, в – полевую воздухоплавательную роту, Подпоручику Богдану Рущицу.

Армейской кавалерии, в 4-й уланский Харьковский полк, Корнету Эммануилу Борелю.

Прапорщикам:

Армейской пехоты, состоящему в 39-м пехотном Томском полку, Александру Безделину.

Легкой артиллерии, состоящему в 10-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригаде, Ромуальду Веберу.

Призванным из запаса армейской пехоты в – Землянский пехотный полк: Константину Федорову и Николаю Розенштейну.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

39-го пехотного Томского полка: Подполковникам: Владимиру Горяинову, Барону Владимиру фон-Таубе, Николаю Зайченко и Капитанам: Кришу Кюке и Александру Мисаковскому.

Штабс-Капитанам:

40-й артиллерийской бригады, состоящему в – авиационном отряде, Николаю Гуляеву.

Мортирных артиллерийских дивизионов:

25-го, Владимиру Кардашевскому.

4-го Сибирского: Владимиру Акатову и Николаю Петрини.

– полевой воздухоплавательной роты, Георгию Голубеву.

Уссурийского казачьего полка Подъесаулу Ивану Антонову.

Поручикам:

38-го Сибирского стрелкового полка, состоящему в корпусном продовольственном транспорте 4-го Сибирского армейского корпуса, Ивану Яворскому.

Артиллерийских бригад:

38-й, Александру Дубоносу.

– Александру Андрееву.

10-й Сибирской стрелковой, Сергею Нефедову.

57-й парковой, Владимиру Утехину.

4-го уланского Харьковского полка; Константину Иванову и Владимиру Рихтеру.

Приморского драгунского полка, состоящему в бригадной конно-саперной команде Уссурийской конной бригады, Вениамину Гнедичу.

Уссурийского казачьего полка Сотнику Валентину Зубовскому.

Подпоручикам:

150-го пехотного Таманского полка, Владимиру Земледух-Волковичу.

33-го Сибирского стрелкового полка: Людовику Сидоровичу, Александру Краснову, Павлу Розенталю и призванному из запаса армейской пехоты в тот же полк, Виталию Гресселю.

10-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады: Николаю-Георгу Шкутте, Александру Осипову и Борису Вецелю.

Сибирских саперных батальонов:

3-го, Павлу Петрову.

4-го, Николаю Горбунову.

20-го драгунского Финляндского полка Корнету Георгию Филиппову.

Уссурийского казачьего полка Хорунжему Алексею Бирюкову.

Прапорщикам:

Числящемуся в комплекте Донских казачьих полков, состоящему в 4-м Донском казачьем Графа Платова полку, Константину Попову.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в пехотные полки:

39-й Томский, Степану Дзвонковскому.

– Землянский, Василию Любимскому.

Легкой артиллерии, в – парковую артиллерийскую бригаду, Сергею Шлиппе.

 

Инженерных войск:

В 4-й Сибирский саперный батальон, Пантелеймону Оловянишникову.

– отдельную полевую саперную роту, Иогану Грюнбергу.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Командиру 2-й батареи 4-го Сибирского мортирного артиллерийского дивизиона, Подполковнику Николаю Кущу.

Штабс-Капитанам:

39-го пехотного Томского полка, Ефиму Шкаленко.

33-го Сибирского стрелкового полка: Михаилу Корешову и Михаилу Лисовскому.

Артиллерийских бригад:

9-й Сибирской стрелковой Генерал-Фельдцейхмейстера Великого Князя Михаила Николаевича, Александру Черногубову.

17-й парковой, Николаю Томилову.

4-го уланского Харьковского полка Штабс-Ротмистру Сергею Скачкову.

Поручикам:

– Ливонского пехотного полка, Сергею Захарьевскому.

Артиллерийских бригад:

7-й, Борису Орфенову.

10-й Сибирской стрелковой: Михаилу Жиганову и Александру Кузнецову.

Приморского драгунского полка, Александру Маньковскому.

4-го Донского казачьего Графа Платова полка Сотнику Якову Донскову.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

23-го Низовского Генерал-Фельдмаршала Графа Салтыкова, Алексею Забелину.

150-го Таманского, Александру Комаревскому.

33-го Сибирского стрелкового полка, Алексею Петрову.

Корпуса военных топографов, прикомандированному к 39-му пехотному Томскому полку, Адриану Ляховке.

10-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады: Владимиру Лейцингеру и Николаю Малявину.

4-го Донского казачьего Графа Платова полка Хорунжим: Дмитрию Полухину, Ивану Попову и умершему Борису Курносову.

Прапорщикам:

Приморского драгунского полка, Петру Голододинскому и армейской кавалерии, состоящему в том же полку, Ивану Попову.

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в 23-м пехотном Низовском Генерал-Фельдмаршала Графа Салтыкова полку, Сигизмунду Лозинскому.

Числящемуся в комплекте Донских казачьих полков, состоящему в – Донском казачьем полку Александру Доманскому.

Призванным из запаса армейской пехоты:

В пехотные полки:

88-й Петровский, Михаилу Комарову.

– Землянский, Ивану Трунину.

Сибирские стрелковые полки:

37-й, Дмитрию Дрюкову.

39-й, Владимиру Сазанову.

В – Усть-Двинский сводный батальон, Борису Арефьеву.

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоящему в 96-м пехотном Омском полку, Федору Петерсену.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Полковникам:

39-го пехотного Томского полка, умершему, Александру Васильеву.

Командиру 2-го дивизиона 38-й артиллерийской бригады, Александру Хоникевичу.

 

Подполковникам:

Пехотных полков:

27-го Витебского, Владиславу Вольбеку.

67-го Тарутинского, Степану Ващуку.

68-го лейб-Бородинского Императора Александра III: Виктору Буйновскому и Юлиану Шулякевичу.

Генерального штаба, бывшему старшему адъютанту штаба 4-й кавалерийской дивизии, ныне исправляющему должность помощника начальника отделения управления генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями – фронта, Капитану Николаю Карпинскому.

Офицерской кавалерийской школы, состоящему в полку Офицерской кавалерийской школы, Ротмистру Николаю Рыльскому.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

Полковникам:

Командиру 40-го Сибирского стрелкового полка, Александру Эссену.

Командующему лейб-гвардии Атаманским Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полком, Тимофею Михайлову.

Бывшему командиру – Донского казачьего полка, ныне состоящему, за ранами, в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, числящемуся в комплекте Донских казачьих полков, Петру Полякову.

– Донского казачьего полка Войсковому Старшине Ивану Ермакову.

Поручикам:

37-го Сибирского стрелкового полка, Александру Котульскому.

– полевой воздухоплавательной роты, военному летчику, Дмитрию Коровникову.

За отлично-усердную службы и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

Капитанам:

9-го пехотного Ингерманландского Императора Петра Великого полка, состоящему в – вольнонаемном обозном батальоне, Константину Лихачеву.

Корпуса военных топографов, обер-офицеру для поручений при отделе генерал-квартирмейстера штаба – армии Петру Напалкову.

Штабс-Капитанам:

184-го пехотного Варшавского полка, состоящему в – этапном батальоне, Родославу Стокальскому.

Усть-Двинской крепостной артиллерии, Петру Корсаку.

1-го Сибирского саперного батальона, Сергею Войтовичу.

Призванному из запаса армейской кавалерии в – вольнонаемный обозный батальон, Штабс-Ротмистру Владимиру Кучинскому.

Поручикам:

1-го Сибирского саперного батальона: Борису Чебышеву и Дмитрию Каманову.

Призванным из запаса армейской пехоты:

В – этапный батальон, Константину Петропавловскому.

– В – вольнонаемный обозный батальон, Павлу Исаеву.

17-го саперного батальона Подпоручику Казимиру Сосновскому.

Прапорщикам:

Призванному из запаса армейской пехоты в продовольственный транспорт – армейского корпуса, Ивану Новинскому.

Призванному на службу в Государственное ополчение и состоящему в – Усть-Двинском сводном батальоне, Павлу фон-Ридигеру.

Св. Станислава 3-й степени:

Призванному на службу в Государственное ополчение, бывшей – пешей Вологодской дружины, состоящему в – Пудожском пехотном полку, зауряд-Капитану Иосифу Барташевичу.

 

 

Штабс-Капитанам:

11-го гренадерского Фанагорийского Генералиссимуса Князя Суворова, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Димитрия Павловича полка, состоящему в – этапном батальоне, Илье Сушкову.

182-го пехотного Гроховского полка, состоящему в – этапном батальоне, Владимиру Коншину.

Поручикам:

10-го гренадерского Малороссийского Генерал-Фельдмаршала Графа Румянцева-Задунайского полка, состоящему в – этапном батальоне, Евгению Глинке.

Пехотных полков:

Состоящим в – этапном батальоне:

66-го Бутырского Генерала Дохтурова, Онуфрию Котлярову.

68-го лейб-Бородинского Императора Александра III, Петру Лужнову.

149-го Черноморского, Сергею Лукьянову.

Служившему в 11-м гренадерском Фанагорийском Генералиссимуса Князя Суворова, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Димитрия Павловича полку, ныне командующему – военным транспортом, Ивану Солодушенкову.

Призванным из запаса:

В вольнонаемные обозные батальоны:

Армейской пехоты, – Георгию Сервианову.

Армейской кавалерии, – Георгию Танутрову.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

Состоящим в – этапном батальоне:

66-го Бутырского Генерала Дохтурова, Владимиру Бернасовскому.

150-го Таманского, Глебу Кокошинскому.

152-го Владикавказского Генерала Ермолова, Владимиру Беденко.

Усть-Двинской крепостной минной роты, Иоанну-Эдуарду Флаксу.

 

Корнетам:

Призванным из запаса армейской кавалерии в вольнонаемные обозные батальоны:

– Петру Квашнину-Самарину.

– Александру Кобеляцкому.

Прапорщикам:

Инженерных войск, состоящему в 3-м Сибирском саперном батальоне, Михаилу Коту.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В – мотоциклетную роту, Георгию Пономареву.

В продовольственный транспорт – армейского корпуса, Петру Шкурикову.

Легкой артиллерии, в – парковую артиллерийскую бригаду, Александру Муратову.

Крепостной артиллерии, в Усть-Двинскую крепостную артиллерию: Евгению Шлейхеру, Микелю Сиксне и Леонгарду Шлейхеру.

Призванным на службу в Государственное ополчение, штаба – бригады Государственного ополчения, состоящим в штабе – пехотной дивизии: Алексею Волоскову и Алексею Фиглеву.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшее благоволение:

За отличия в делах против неприятеля:

Полковникам:

Командирам полков:

– Глазовского пехотного, Есипову.

3-го уланского Смоленского Императора Александра III, Никифорову.

Командирам дивизионов артиллерийских бригад:

1-го, 19-й, Болховитинову.

1-го, 31-й, Петрову.

Подполковникам:

– Краснинского пехотного полка, Чекатовскому.

37-го Сибирского стрелкового полка, Завальниковскому.

Командирам батарей 14-й артиллерийской бригады: 5-й, Лалевичу и 6-й, Черницкому.

Капитанам:

66-го пехотного Бутырского Генерала Дохтурова полка, Гребеннику.

7-й артиллерийской бригады, Маевскому.

3-го Сибирского понтонного батальона, Курковскому.

54-го пехотного Минского полка Штабс-Капитану Стрыхарю.

Служившему в – Донской казачьей отдельной сотне, ныне числящемуся по армейской кавалерии, обер-офицеру для делопроизводства при заведывающем этапно-транспортной частью штаба – армии, Штабс-Ротмистру Бойченкову.

Поручикам:

– Солигаличского пехотного полка, Куриленко.

– артиллерийской бригады, Печерскому.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Подполковникам:

Числящимся по армейской пехоте:

Исправляющему должность помощника дежурного генерала штаба – армии, Сигаеву.

Бывшему командиру этапного батальона – армейского корпуса, ныне начальнику штаба – запасной бригады, Макутину.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 23-го декабря 1915 года

В ознаменование особого Монаршего благоволения за верность и преданность Престолу и Отечеству 2-го полевого жандармского эскадрона, коему 27-го августа 1915 года исполнилось сто лет со времени его учреждения, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше жалует эскадрону сему серебряную трубу с юбилейною лентою и надписью «1815 – 1915».

 

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

Из Прапорщиков в Подпоручики, на основании прик. по воен. вед. 1914 года № 756.

По артиллерии:

1-го Сибирского мортирного артиллерийского дивизиона: Иценко, Кочетов, Цуриков и Таракус.

Из Прапорщиков в Хорунжие, на основании прик. по воен. вед. 1914 года № 689.

По казачьим войскам:

7-го Сибирского казачьего полка, Кузубов.

В Прапорщики легкой артиллерии:

По артиллерии.

Фейерверкеры:

Сибирской отдельной запасной мортирной артиллерийской батареи: Архангельский (Виктор), Грибунин (Владимир), Овчинников (Анатолий) и Фокин (Иван).

В Прапорщики горной артиллерии:

Сибирской отдельной запасной горной артиллерийской батареи: Саратовкин (Дмитрий) и Тюменцев (Ростислав).

В Прапорщики крепостной артиллерии:

Свеаборгского крепостного артиллерийского полка, Таякин (Владимир).

В Прапорщики инженерных войск:

По инженерным войскам:

Унтер-офицеры:

Свеаборгской крепостной саперной роты, Бишард (Роман).

Свеаборгской крепостной воздухоплавательной роты, Марк (Юлий).

За отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

Из Полковников в Генерал-Майоры:

По пехоте:

Числящийся по армейской пехоте, командующий 2-ю бригадою 33-й пехотной дивизии, Чернов, с 13-го ноября 1914 года и с утверждением в занимаемой должности.

Командиры пехотных полков:

133-го Симферопольского, Снесарев, с 24-го августа 1915 года.

– Бронницкого, Иванов, с 17-го сентября 1915 года.

По инженерным войскам:

Командир 14-го саперного батальона, Пушечников. с 12-го июля 1915 года.

Из Ротмистров в Подполковники:

По кавалерии:

Состоявший в 16-м гусарском Иркутском Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича полку, ныне командир – вольнонаемного транспорта, Коссович. с 4-го февраля 1915 года.

Числящийся по армейской кавалерии и в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, состояний в 7-м гусарском Белорусском Императора Александру 1 полку, Карбовский, с 7-го июля 1915 года.

Из Капитанов в Подполковники:

По пехоте:

Пехотных полков:

131-го Тираспольского, Луценко, с 22-го июля 1915 года.

140-го Зарайского, Иванов (Николай), с 3-го июня 1915 года.

182-го Гроховского, Скоропостижный, с 26-го июня 1915 года.

– Краснинского, Раевский, с 10-го мая 1915 года.

Числящийся по армейской пехоте, комендантский адъютант штаба Осовецкой крепости, Лок, с 9-го августа 1915 года.

По инженерному корпусу:

Помощник корпусного инженера 5-го Сибирского армейского корпуса, военный инженер, Яковлев, с 21-го января 1915 года.

Из Штабс-Капитанов в Капитаны:

По пехоте:

199-го пехотного Кронштадтского полка, Новиков, с 22-го августа 1915 года.

По инженерным войскам:

– полевой воздухоплавательной роты, Коновалов, с 5-го июля 1915 года.

Из Подъесаулов в Есаулы:

По казачьим войскам:

– Запорожского полка Кубанского казачьего войска, Прага (Михаил), с 15-го января 1911 года.

Из Поручиков в Штабс-Капитаны:

По пехоте:

Пехотных подков:

– Изюмского, Корниенко, с 12-го августа 1915 года.

– Валуйского, Растрепин, с 7-го июля 1915 года.

– Шацкого, Васильев-Яковлев, с 18-го июня 1915 года.

Из Подпоручиков в Поручики:

Числящийся по армейской пехоте и состоящий в 128-м пехотном Старооскольском полку, Тер-Акобян, с 13-го февраля 1915 года.

На основании Георгиевского Статута (ст. 49 и 54), со старшинством:

Из Генерал-Майоров в Генерал-Лейтенанты:

По артиллерии:

Числящийся по гвардейской легкой артиллерии, исправляющий должность инспектора артиллерии 20-го армейского корпуса, Сиверс, с 7-го октября 1915 года и с утверждением в занимаемой должности.

По генеральному штабу:

Исправляющий должность начальника штаба – армии, Баиов, с 6-го декабря 1915 года и с утверждением в занимаемой должности.

Из Полковников в Генерал-Майоры:

По кавалерии:

Числящийся по армейской кавалерии, командующий 2-ю бригадою 7-й кавалерийской дивизии, Колзаков, с 28-го апреля 1915 года и с утверждением в занимаемой должности.

По пехоте:

Командиры полков:

169-го пехотного Ново-Трокского, Николаев, с 10-го февраля 1915 года.

28-го Сибирского стрелкового, Алянчиков, с 6-го декабря 1915 года.

Из Подполковников в Полковники:

– пехотного Грайворонского полка, Савицкий, с 4-го октября 1915 года.

По артиллерии:

– артиллерийской бригады, командиры батарей: 2-й, Погребной, с 14-го августа и 6-й, Орлов, с 25-го августа – 1915 года.

23-й артиллерийской бригады, Грибовский, с 23-го сентября 1915 года.

Из Капитанов в Подполковники:

По пехоте:

82-го пехотного Дагестанского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича полка, Колупайлов, с 26-го августа 1914 года.

8-го Сибирского стрелкового полка, Медведев, с 6-го ноября 1914 года.

 

УТВЕРЖДАЮТСЯ:

По пехоте:

Производство Главнокомандующим армиями – фронта, 10-го января 1915 года, за отличия в Делах против неприятеля, в Прапорщики армейской пехоты подпрапорщика 60-го пехотного Замосцского полка Бурковского (Анисима).

Производство Главнокомандовавшим армиями – фронта, 25-го февраля 1915 года, за отличия в Делах против неприятеля, в Прапорщики армейской пехоты унтер-офицеров – Сибирского стрелкового полка: фон-Радена (Владислава) и Рудакова (Ивана).

Производство на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По пехоте:

Прапорщиков армейской пехоты, состоящих в гренадерских полках:

3-м Перновском: Егина (Евгения) и Орлова (Дмитрия),

4-м Несвижском Генерал-Фельдмаршала Князя Барклая-де-Толли, Дарвойда (Константина),

8-м Московском, Базарова (Петра),

всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По запасу армии:

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Одесскому уезду и призванного на службу в 5-й гренадерский Киевский Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк, Гинкула (Аполлония) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Александрийскому уезду, Херсонской губернии, и находящегося на службе в 3-м гренадерском Перновском полку, Шморатова (Терентия) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщика запаса инженерных войск, состоящего на учете по Московскому уезду и находящегося на службе в Гренадерском саперном Его Императорского Высочества Великого Князя Петра Николаевича батальоне, Петрова (Павла) – в Подпоручики, с19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Московскому уезду и призванного на службу в – пехотный Котельничский полк, Махрова (Парфения) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщиков запаса легкой артиллерии, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в – артиллерийскую бригаду: Московскому, Булошникова (Николая), Одесскому, Павловского (Георгия) и Петроградскому, Шабельского (Мстислава), всех, троих – в Подпоручики, 19-го июля 1915 годам с оставлением в запасе легкой артиллерии, по тем же уездам.

Прапорщика запаса легкой артиллерии, состоящего на учете по Владикавказскому округу и призванного на службу в – артиллерийскую бригаду, Корчица (Станислава) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии, по тому же округу.

По пехоте:

Прапорщика армейской пехоты, состоящего в 132-м пехотном Бендерском полку, Власьева (Николая) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По артиллерии:

Прапорщика легкой артиллерии, состоящего в 33-й парковой артиллерийской бригаде, Краевича (Константина) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой легкой артиллерии.

По инженерным войскам:

Прапорщика инженерных войск, состоящего в – саперном батальоне, Орловского (Георгия) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по инженерным войскам.

По запасу армии:

Прапорщиков запаса армейской пехоты, состоящих на учете по уездам и призванных на службу:

В пехотные полки:

132-й Бендерский: Балашовскому, Безбородова (Антона), Полтавскому, Хильчевского (Павла) и Петроградскому, Файвишевича (Леонида),

– Константиноградский: Хорольскому, Гусева (Александра) и Харьковскому, Сыпачевсвого (Митрофана),

– Кавказский стрелковый полк. Ялуторовскому Сикорского (Владислава).

всех шести – в Подпоручики, с 19-го июля 19-го года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тем же уездам.

Прапорщиков запаса легкой артиллерии, состоящих на учете по Киевскому уезду и призванных на службу в 33-ю парковую артиллерийскую бригаду: Иевлева (Ивана), Мержанова (Николая), Теске (Эдуарда) и Фузика (Вениамина), всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии по тому же уезду.

Прапорщиков запаса инженерных войск, состоящих на учете по уездам и призванным на службу в – саперный батальон: Петроградскому, Кульдвера (Леонарда), Вейсеншнтейнскому, Курберга (Эвальда) и Тихвинскому, Шапошникова (Георгия), всех троих – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тем же уездам.

Прапорщика запаса армейской кавалерии, состоящего на учете по Варшавскому уезду и призванного на службу в – тяжелую артиллерийскую бригаду, Шатова (Николая) – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии, по тому же уезду.

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по Царскосельскому уезду и находящегося на службе в 67-м пехотном Тарутинском полку, Рыбкина (Федора) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

По государственному ополчению:

Прапорщика саперного ополчения, призванного на службу в – саперный батальон, Орлова (Константина) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в том же ополчении.

 

 

По пехоте:

Прапорщика армейской пехоты, состоящего в 104-м пехотном Устюжском Генерала Князя Багратиона полку, Штромберга (Вильгельма) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По запасу армии:

Прапорщика запаса армейской пехоты, состоящего на учете по гор. Владивостоку и призванного на службу в 5-й Сибирский стрелковый полк, Яроша (Никиты) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты по тому же городу.

Прапорщиков запаса инженерных войск, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в отдельные телеграфные роты:

5-ю: Аккерманскому, Демирова (Георгия), Одесскому, Каминского (Станислава), и Селевича (Леонарда),

7-ю, Петроградскому, Колошина (Дмитрия),

всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тем же уездам.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Подполковникам:

Генерального штаба, бывшему штаб-офицеру для поручений при штабе – армейского корпуса, ныне исправляющему должность начальника штаба Забайкальской казачьей дивизии, Георгию Эверту.

– Грайворонского пехотного полка, Владимиру Савицкому.

– Сибирского стрелкового полка, ныне уволенному от службы, за болезнью, Владимиру Ушаковскому.

10-го Стрелкового полка, Александру Лещинскому.

Штаб-офицеру для поручений инженерного управления – армии, военному инженеру, Андрею Пуковскому.

– Донского казачьего полка Войсковому Старшине Петру Лекареву.

 

Капитанам:

Служившему в 59-м пехотном Люблинском полку, ныне генерального штаба, обер-офицеру для поручений при штабе – армейского корпуса Всеволоду Змиенко.

Пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Владимиру Дубинскому.

48-го Одесского Императора Александра I: Федору Попову и Леониду Варфоломееву.

58-го Прагского, Михаилу Шмелеву.

134-го Феодосийского, Николаю Шевердину.

191-го Ларго-Кагульского, Сергею Чаушанскому.

192-го Рымникского, Федору Жулину.

194-го Троицко-Сергиевского: Владимиру Свидзинскому и Ивану Рогожникову.

– Ветлужского, Тимофею Грищенко.

Сибирских стрелковых полков:

– Борису Антипину.

– Гавриилу Анциферову.

– Якову Браучу.


 


8-го Января

1916 г.                                                                                  Пятница № 7

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 23-го и 24-го декабря 1915 года. – Приказ Верховного Начальника Санитарной и Эвакуационной части, № 104. – Приказ Сибирскому казачьему войску, № 427. – ВОЙНА. – Военный обзор. – Вести из Великобритании. – Морской обзор. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

6-го января 1916 года.

Западный фронт

На фронте Рига-Двинск германские авиаторы предпринимали частые полеты. Их аэропланы появлялись в районе нижнего течения р. Аа Курляндской, у Скотеля (западнее Фридрихштадта) и над Двинском, где германцами было сброшено несколько бомб. Попытка немцев спуститься к берегу реки Двины против Ленневадепа, ниже Фридрихштадта, была отбита огнем. К юго-востоку от Фридрихштадта, около Самена, немцами были пущены удушливые газы в нашу сторону. На Двинских позициях усилился артиллерийский огонь в районе Тенненфельда, после чего немцы два раза переходили здесь в атаку, но оба раза были отряжены нашим огнем.

Кавказский фронт

В результате нашего стремительного и неожиданного удара расстроенный центр турецкой армии был сбит с сильных, заблаговременно укрепленных позиций на фронте от района озера Тортум-Геля до района реки Шариян-Су (к северу от Мелязгерта), т. е. на протяжении более 100 верст, и отступает в направлении к Эрзерумской укрепленной равнине. Местами это отступление носит характер панического бегства. Некоторые турецкие части нами почти совершенно уничтожены, причем по пути нашего наступления трупы турецких аскеров лежат сотнями. Нашим войскам местами приходится настукать по заоблачным высотам, с прокладкой траншей в глубоком снегу, при сильном снежном буране. Нами занято селение Кепри-Кей (на р. Араксе, в 50 верстах к востоку от Эрзерума). В боях за 4-е января нами взято в плен 5 офицеров, 208 нижних чинов и захвачено много оружия, пулемет, патронов, снаряжения и артиллерийских ящиков со снарядами. в районе р. Шариян-Су, в сел. Турнагель, нами захвачен турецкий склад патронов и ручных бомб.

В Персии, у юго-западной оконечности Урмийского озера – столкновения с курдами, которые отброшены к югу.

7-го января 1916 года.

Западный фронт

В районе Двинска наша артиллерия удачно обстреляла колонну противника, подходившую с запада к Шлосбергу.

В Галиции, на средней Стрыпе, отражены попытки небольших частей противника приблизиться к нашим окопам.

К северо-востоку от Черновиц, в районе Раранче, мы овладели участком неприятельской позиции. С целью возвратить обратно этот участок, противник произвел 5 ожесточенных контратак, но все они были отбиты с громадными для врага потерями.

Черное море

4-го января наши миноносцы сделали набег на восточное побережье Анатолии, причем уничтожено 163 парусных судна, из коих 72 груженных провиантом. 31 человек взято в плен, остальные, при приближении наших миноносцев, бежали на берег.

Кавказский фронт

Преследование центра расстроенной турецкой армии нашими кавказскими войсками продолжается. Несмотря на большие турецкие силы и на чрезвычайно тяжелые местные условия, наши войска сумели развить первоначальный свой удар в значительный успех. Сбитый со своих позиций и отступающий неприятель понес тяжкие потери как людьми, так и всякого рода боевыми средствами. По только что полученным сведениям, на Эрзекумском направлении нами взята укрепленная Кепри-Кейская позиция турок, причем захвачены орудия, артиллерийские припасы и пленные.

Государь Император, получив донесение, о нанесенном туркам ударе, повелел передать доблестным войскам кавказской армии сердечную Его Высочайшую Благодарность за самоотверженную службу и совершенные подвиги, выразив уверенность, что эти испытанные войска с тою же настойчивостью доведут дело до конца.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 23-го декабря 1915 года.

Утверждается пожалование за отличия в делах против неприятеля:

Ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Капитанам:

Стрелковых полков:

9-го, Василию Поспелову.

10-го, Захарию Стефановскому.

4-го стрелкового артиллерийского дивизиона, Алексею Пашкову.

10-го драгунского Новгородского полка Ротмистру Михаилу Дудоркину.

Есаулам:

– Донского казачьего полка, Иосифу Косову.

Оренбургских казачьих полков:

– Аркадию Печенкину.

– Василию Пастухову.

Штабс-Капитанам:

Генерального штаба, бывшему обер-офицеру для поручений при штабе – армейского корпуса, ныне старшему адъютанту штаба того же корпуса, Николаю Самохвалову.

Пехотных полков:

49-го Брестского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича: Владимиру Марцынкевичу и Александру Сычикову.

136-го Таганрогского, Александру Попову.

189-го Измаильского, Борису Фролову.

194-го Троицко-Сергиевского, Александру Шубину.

195-го Оровайского, Михаилу Гутору.

– Ветлужского, Сергею Пухальскому.

– Васильковского, Ашоту Тониеву.

 

Сибирских стрелковых полков:

– Никифору Имерову и Николаю Приорову.

– Григорию Яковлеву и Семену Граблевскому.

– Владимиру Максимовичу и Павлу Куркутову.

– Александру Прусиновсхому.

Стрелковых полков:

9-го, Николаю Легину.

10-го: Ивану Дуднику, Николаю Фурману, Дмитрию Петунину и умершему от ран, полученных в бою с неприятелем, Петру Субботину.

12-го, Михаилу Головину,

14-го Генерал-Фельдмаршала Гурко: Иосифу Самополенко и Александру Пляшкевичу.

4-го Туркестанского стрелкового полка, военному летчику, прикомандированному к – авиационному отряду, Андрею Олейнику.

Артиллерийских бригад:

52-й, Василию Кубышкину.

12-й Сибирской стрелковой, Людвигу Юркевичу.

3-го стрелкового артиллерийского дивизиона: Александру Мастицкому и Иосифу Кржижановскому.

1-го конно-горного артиллерийского дивизиона, Николаю Шинкаренко.

12-го саперного батальона, Владимиру Саблину.

– отдельной саперной роты, Петру Проценко.

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоящему в 48-й артиллерийской бригаде, Николаю Перекрестову.

10-го драгунского Новгородского полка Штабс-Ротмистрам: Михаилу Лаврову и Сергею Свекольникову.

Подъесаулам:

– Донского казачьего полка: Григорию Попову, Владимиру Клочкову и служившему в том же полку, ныне помощнику начальника Новочеркасской военной ремесленной школы, состоящему по Донскому казачьему войску, Иоакиму Прохорову.

1-го Волгского полка Терского казачьего войска, Александру Хетагурову.

– Донской казачьей батареи: Валериану Попову и Сергею Свеколкину.

Поручикам:

Пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Тихону Реве.

49-го Брестского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича, Николаю Пятницкому.

52-го Виленского Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича: Константину Злобину и Павлу Обоймакову.

55-го Подольского, Владимиру Богуславскому.

58-го Прагского: Василию Вотчакину и Ивану Нефедову.

59-го Люблинского: Борису Вишневскому, Илье Миляеву и Александру Иванову-Кошелеву.

73-го Крымского Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича, Казимиру Соколовскому.

134-го Феодосийского: Федору Редькину и умершему Алексею Стадницкому.

135-го Керчь-Еникольского, Афанасию Гончаренко.

189-го Измаильского: Виктору Довгому и Василию Евдокимову.

190-го Очаковского, Николаю Минервину.

193-го Свияжского, Борису Бехтереву.

– Ветлужского: Александру Фаевцеву и Ефимию Макарову.

Служившему, в 194-м пехотном Троицко-Сергиевском полку, ныне Чеченского конного полка, Сагдулу Тагирову.

Служившему в – Сибирском стрелковом полку, ныне числящемуся по армейской пехоте и состоящему в Иркутском интендантском вещевом складе, Александру Волохину.

– Сибирского стрелкового полка, Петру Крейденкову.

Стрелковых полков:

9-го: Георгию Александровичу и Анатолию Крушельницкому.

10-го: Владимиру Сперанскому, Леониду Бакрадзе и Михаилу Таужнянскому.

11-го: Георгию Бонташу, Анатолию Боровскому, Николаю Меньщикову, Льву Иванову-Алексееву, Павлу Евдокимову, Николаю Васильеву, Николаю Анкудовичу и Александру Демяху.

12-го, Владимиру Козловскому.

13-го Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича, Сергею Зеленевскому.

14-го Генерал-Фельдмаршала Гурко: Николаю Введенскому, Михаилу Гуртиху, Всеволоду Галушко, Владимиру Колосову и Сергею Андросову.

15-го Его Величества Короля Черногорского Николаю I: Сергею Лейдениусу, Петру Мельникову, Льву Сухомелю и Аркадию Третьякову.

Призванному из запаса армейской пехоты в – Дрогичинский пехотный полк, Алексею Алексеенко-Лукьянчуку.

9-го гусарского Киевского Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полка: Алексею Иванжину и Константину Матвеенко.

10-го драгунского Новгородского полка, Дмитрию Трингаму.

10-го уланского Одесского полка: Павлу Пазушко и Василию Корнилову.

Артиллерийских бригад:

12-й: Александру Станкевичу и Владимиру Шредеру.

15-й, состоящему в 15-й парковой артиллерийской бригаде, Петру Лукину.

48-й: Владимиру Стафиевскому и Григорию Жаданову.

12-й Сибирской стрелковой: Михаилу Завьялову и Федору Щидловскому.

Служившему в 12-й артиллерийской бригаде, ныне – артиллерийской бригады, Алексею Пухину.

3-го стрелкового артиллерийского дивизиона: Владимиру Козловскому, Андрею Филатову и Евгению Кривцову.

Сотникам:

1-го Линейного Генерала Вельяминова полка Кубанского казачьего войска, Михаилу Асееву.

Полков Терского казачьего войска:

2-го Горско-Моздокского: Федору Келлеушеву и Илье Пототне.

2-го Сунженско-Владикавказского: Дзанчеку Мистулову, Константину Косякину и Павлу Мигузову.

2-го Кизляро-Гребенского, Алексею Гладкову.

1-го Уральского казачьего полка: Виктору Асташкину и Константину Акутину.

Призванному из запаса армейской кавалерии в – Донской казачий полк, Поручику Барону Михаилу Врангелю.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Ричарду Теру.

49-го Брестского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Михайловича: Даниилу Васильеву и Анатолию Трескину.

51-го Литовского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, Петру Суховерхо.

60-го Замосцского, Александру Львову.

76-го Кубанского, Якову Мельникову

135-го Керчь-Еникольского, Михаилу Евстратову.

– Ветлужского, Александру Алексееву.

Стрелковых полков:

9-го, Александру Чернявскому.

10-го: Николаю Тимошевскому и Виссариону Оржоникидзе.

11-го, Клименту Зарембе.

3-го стрелкового артиллерийского дивизиона: Сергею Кубареву и Льву Карузо.

Числящемуся по полевой легкой артиллерии, состоящему в 15-й артиллерийском бригаде, Федору Панченко-Чаленко.

Корнетам:

10-го драгунского Новгородского полка, Александру Решетинскому.

10-го уланского Одесского полка, Михаилу Стеллецкому.

– Донского казачьего полка Хорунжему Георгию Хрипунову.

Призванным из запаса:

Подпоручикам:

Армейской пехоты:

В пехотные полки:

55-й Подольский, Альфонсу Крафту.

135-й Керчь-Еникольский, Александру Щербакову.

– Грайворонский: Александру Семенову, Федору Новохацкому, Павлу Рудвицкому и Михаилу Гусаковскому.

– Ветлужский: Ельпидифору Филиппову, Александру Стычинскому, Виктору Соколовскому, Езре Максимаджи, Николаю Логвинову, Ивану Долженко и Пантелеймону Белозерову.

– Новомосковский, Василию Соболевскому.

В Сибирские стрелковые полки:

– Николаю Доможирову.

– Генриху Раузеру.

В 9-й стрелковый полк: Валериану Кржимовскому и Александру Романцову.

В штаб – пехотной дивизии, Владимиру Середницкому.

Стрелковых частей, в 14-й стрелковый Генерал-Фельдмаршала Гурко полк, Михаилу Потоцкому.

Легкой артиллерии, в 34-ю артиллерийскую бригаду, Юфуде Мангуби.

Инженерных войск, в 5-й саперный батальон: Тихону Любицкому, Валериану Васильеву, Михаилу Кострюкову, Сергею Арцыбушеву и Дмитрию Обновленскому.

Армейской кавалерии, в корпусный продовольственный транспорт – армейского корпуса, Корнету Николаю Тузини.

Прапорщикам:

Числящемуся по армейской пехоте и состоящему в 75-м пехотном Севастопольском полку, Викентию Якубовскому.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В пехотные полки:

48-й Одесский Императора Александра I: Михаилу фон-Раевскому, Сафронию Шляхову, Мариану-Карлу Круковскому Николаю Ильину.

52-й Виленский Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича: Александру Крылову и Евгению Остроумову.

73-й Крымский Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича, Максиму Калашникову.

76-й Кубанский: Рудольфу Бендлину и Андрею Полякову.

136-й Таганрогский, Борису Романову.

193-й Свияжский, Константину Ермоловичу.

– Константиноградский, Александру Гусеву.

– Ваврский: Владимиру Ромашкевичу-Горбу, Евлампию Бондаренко, Леониду Шоффе, Павлу Искрицкому и Станиславу Бачанскому.

– Кишиневский, Рудольфу Аппину.

– Овручский, Николаю Кучминскому.

В Сибирские стрелковые полки:

– Александру Полякову.

– Рудольфу-Адольфу-Альберту Абрамсону и Петру Аксенову.

В стрелковые полки:

9-й, Игнатию Карачевскому.

10-й: Николаю Зайкевичу и Георгию Киселеву.

14-й Генерал-Фельдмаршала Гурко, Гарегину Саакяяцу.

Легкой артиллерии:

В артиллерийские бригады:

– Ивану Грабовскому, Клименту Гоголю, Евгению Гуляеву, Кириллу Арендту, Борису Залейщикову и Леониду Троицкому.

– Алексею Таранскому.

– Сибирскую стрелковую, Валериану Грацианову.

– тяжелую, Антону Зозулинскому.

В 3-й стрелковый артиллерийский дивизион, Владимиру Горошко.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Полковникам:

Командирам пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Иосифу Белевичу.

73-го Крымского Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича, Петру Тимонову.

Бывшему командиру 76-го пехотного Кубанского полка, ныне состоящему, за болезнью, в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, числящемуся по армейской пехоте, Сергею Червинскому.

50-го пехотного Белостокского полка, Семену Дмитриеву.

Командиру 11-го стрелкового полка, Ивану Ковердынскому.

Бывшему командиру 1-го дивизиона 12-й артиллерийской бригады, ныне состоящему, за ранами, в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, числящемуся по полевой легкой артиллерии, Иосифу Кондратовичу.

Командиру 2-го дивизиона 14-й артиллерийском бригады, Михаилу Батогу.

15-й артиллерийской бригады, командующим батареями: 3-ю, Василию Войнову и 5-ю, Георгию Безкороваеву.

Подполковникам:

Пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича, Николаю Москвину.

50-го Белостокского: Александру Канаки, Михаилу Пельцигу и Ивану Козякину.

56-го Житомирского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича: Валериану Крамаренко и Николаю Третьякову.

59-го Люблинского, Александру Перкову.

136-го Таганрогского, Григорию Терзи.

Корпуса военных топографов, состоящему в 76-м пехотном Кубанском полку, Константину Никольскому.

14-го стрелкового Генерал-Фельдмаршала Гурко полка, Николаю Лущицкому.

Командиру 3-й батареи 6-го стрелкового артиллерийского дивизиона, Владимиру Добровольскому.

Командиру 1-й батареи 8-го мортирного артиллерийского дивизиона, Ивану Орлову.

5-го саперного батальона, Митрофану Критскому.

– Сунженско-Владикавказского полка Терского казачьего войска Войсковому Старшине Ивану Глазкову.

Капитанам:

Генерального штаба, бывшему старшему адъютанту штаба 3-й Кавказской казачьей дивизии, ныне исправляющему должность штаб-офицера для поручений при штабе – армейского корпуса, Александру Закариадзе.

Пехотных полков:

45-го Азовского Генерал-Фельдмаршала Графа Головина, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Бориса Владимировича: Федору Стукову, Николаю Щербакову и Александру Гловачевскому.

59-го Люблинского, Владимиру Казанли.

136-го Таганрогского, Александру Аксенову.

194-го Троицко-Сергиевекого, Василию Иванову.

Стрелковых полков:

11-го, Федору Зайковскому.

12-го, Дмитрию Шредеру.

Командующему 5-ю батареей 12-м-артиллерийской бригады, Михаилу Иванову.

58-й артиллерийской бригады, Брониславу Кучевскому.

11-го уланского Чугуевского Её Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка, Ротмистру Михаилу Немсадзиеву.

– Кизляро-Гребенского полка Терского казачьего войска, убитому в сражении с неприятелем, Есаулу Александру Астахову.

3-го стрелкового артиллерийского дивизиона Штабс-Капитану Евгению Галущинскому.

Утверждается пожалование начальником штаба Верховного Главнокомандующего, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Призванному на службу в Государственное ополчение, помощнику штаб-офицера контрольно-статистического делопроизводства части почтово-телеграфной и этапно-транспортной Главного управления военных сообщений, Прапорщику Николаю Ковалевскому.

 

 

Св. Анны 2-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте, обер-офицеру для поручений при Главном начальнике военных сообщении, Штабс-Капитану Виктору Езерскому.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 24-го декабря 1915 года.

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

За отличие по службе:

По казачьим войскам:

1-й Кубанской казачьей Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича батареи Есаул Черник (Владимир) – в Войсковые Старшины, с назначением командиром 6-й Кубанской казачьей батареи.

Утверждается пожалование за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Поручикам:

Пехотных полков:

69-го Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына, Николаю Немченкову.

70-го Рижского, Константину Таранцу.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

69-го Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына, Александру Шевчукову.

70-го Рижского, Михаилу Кулеше.

71-го Белевского, Петру Дмитриеву.

72-го Тульского, Александру Горбунову.

187-го Аварского, Борису Алексееву.

188-го Карсского, Алексею Каминскому.

 

Св. Анны 4-й степени с подписью «за храбрость»:

69-го пехотного Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына полка Капитану Ивану Добровольскому.

– тяжелой артиллерийской бригады Штабс-Капитану Дмитрию Власову.

Поручикам:

70-го пехотного Рижского полка, Михаилу Малаксианову.

8-го саперного батальона, Вольдемару Рибергу.

1-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска Сотнику Петру Мунгалову.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

69-го Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына, Алексею Наумову и армейской пехоты, состоящему в том же полку, Константину Иваницкому-Василенко.

70-го Рижского: Федору Водзинскому, Ивану Марченко и Казимиру Ладыго.

185-го Башкадыкларского, Владимиру Поплавскому-Сабесюку.

187-го Аварского: Сергею Иванову, Сергею Александрову и Михаилу Ассорьеву.

Числящимся по армейской пехоте и состоящим в пехотных полках:

69-м Рязанском Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына, Владимиру Макееву.

70-м Ряжском: Евгению Бейеру и Анатолию Воробью.

71-му Белевском, Александру Яковлеву.

187-м Аварском: Стефану Космину, Алексею Соловьеву и Александру Лисенко.

– Ковельском, Всеволоду Одоевцеву.

Призванному из запаса армейской пехоты в 72-й пехотный Тульский полк, Петру Новикову.

– Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска Хорунжему Якову Тонких.

Прапорщикам:

Числящимся по армейской пехоте и состоящим:

В 4-м гренадерском Несвижском Генерал-Фельдмаршала Князя Барклая-де-Толли полку, Александру Матковскому.

В пехотных полках:

72-м Тульском, Юлиану Зелинскому.

– Ковельском, Николаю Лотоцкому.

Призванным из запаса армейской пехоты:

В 10-й гренадерский Малороссийский Генерал-Фельдмаршала Графа Румянцева-Задунайского полк, Алексею Жукову.

В пехотные полки:

69-й Рязанский Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына: Митрофану Плотникову и Сергею Житкову.

70-й Ряжский: Киру Корси и Григорию Горбу.

71-й Белевский: Владимиру Базилевичу и Петру Черноглазову.

72-й Тульский: Казимиру Можелису и Дмитрию Миловзорову.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

69-го пехотного Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына полка Штабс-Капитану Якову Ткаченко.

Сотникам:

Полков Забайкальского казачьего войска:

1-го Читинского: Евгению Костенскому и Павлу Федосееву.

1-го Верхнеудинского, Борису Русских.

– Забайкальской казачьей батареи, Василию Токмакову.

69-го пехотного Рязанского Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына полка Подпоручикам: Тадеушу Регальскому и Николаю Изумрудову.

1-го Верхнеудинского полка Забайкальского казачьего войска Хорунжему Князю Василию Аргутинскому-Долгорукову.

Прапорщикам:

Армейской пехоты, состоящим:

В 3-м гренадерском Нерновском полку, Евгению Егину.

В пехотных полках:

70-м Ряжском, Дмитрию Никитову.

187-м Аварском, Константину Помазу.

188-м Карсском, Ефиму Телятникову.

Призванным из запаса армейской пехоты в пехотные полки:

69-й Рязанский Генерал-Фельдмаршала Князя Александра Голицына: Митрофану Плотникову и Александру Пржибылоку.

187-й Аварский, Науму Андрееву.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

187-го пехотного Аварского полка Подполковнику Николаю Емоховичу.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

Командиру 187-го пехотного Аварского полка Полковнику Льву Зоре.

1-го Верхнеудинского полка Забайкальского казачьего войска Есаулу Сергею Кривцову.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3 й степени:

Капитанам:

5-го гренадерского Киевского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка, Евгению Ткачеву и того же полка состоящим в – пехотном запасном батальоне: Ефиму Андрееву, Эмилию фон-Брикнеру Дмитрию Дрязгину.

 

Пехотных полков:

9-го Ингерманландского Императора Петра Великого, Василию Навоеву.

132-го Бендерского, состоящим в – пехотном запасном батальоне: Михаилу Максимовичу и Григорию Табучу.

133-го Симферопольского, состоящим в – пехотном запасном батальоне: Евдокиму Бородаю и Вильгельму Рудницкому.

134-го Феодосийского, состоящему в – пехотном запасном батальоне, Алексею Михайлову.

139-го Моршанского, Александру Кондратовичу.

205-го Шемахинского, состоящему в – Кавказском этапном батальоне, Карлу Гертхену и состоящему в том же батальоне, 307-го Новобаязетского, Владимиру Азарову.

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в резерве чинов при штабе Минского военного округа, Василию Комашко.

Штабс-Капитанам:

Пехотных полков:

12-го Великолуцкого, Михаилу Соболеву.

133-го Симферопольского, состоящему в – пехотном запасном батальоне, Иоакиму Митрохину.

134-го Феодосийского, состоящему в – пехотном запасном батальоне, Григорию Чименному.

135-го Керчь-Еникольского, состоящему в – пехотном запасном батальоне, Константину Межекову.

Автомобильных рот:

– Николаю Бенуа и служившему в той же роте, ныне числящемуся по железнодорожным войскам, помощнику начальника Киевской тыловой автомобильной мастерской, Константину Шеляховскому.

– Владимиру Мельдау.

 

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в – обозный вольнонаемный батальон: Аркадию Лехницкому и Василию Стоянову.

Армейской кавалерии, в – обозный батальон военного времени, Штабс-Ротмистру Люциану Хоецкому.

 

ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО НАЧАЛЬНИКА САНИТАРНОЙ И ЭВАКУАЦИОННОЙ ЧАСТИ.

29-го декабря 1915 г., № 104.

Инспектор лечебных заведений по гор. Казани генерал-лейтенант Язвин назначается главным инспектором лечебных заведений Казанского военного округа.

Подписал: Генерал-Адъютант

Принц Александр Ольденбургский.

 

ПРИКАЗ СИБИРСКОМУ КАЗАЧЬЕМУ ВОЙСКУ.

Декабря 7-го дня 1915 года, № 427.

Казак 3-го военного отдела станицы Антоньевской, поселка Маральевского Михаил Спиридонов Пучкин в начале августа с. г., потеряв честь и совесть, забыв свой долг и присягу, бежал со службы из 2-й Сибирской отдельной казачьей сотни в до сего времени из бегов не явился. Он не захотел разделить боевой страды со своими товарищами, с которыми у себя в поселке вместе пользовался всеми казачьими правами и преимуществами. Одностаничники казака Пучкина, видя в нем клятвопреступника в изменника традициям казачества, вполне заслуженно и справедливо возбудили ходатайство об исключении его, как труса, позорящего воинское звание казака, из их среды, о чем и постановили приговор.

Признавая ходатайство общественников заслуживающим уважения, приказываю исключить казака Михаила Пучкина из войскового сословия.

Общественникам поселка Маральевского за здравый взгляд на присягу и на долг службы Царю и Родине объявляю мое атаманское «спасибо».

Поселкового атамана отставного казака Бычкова за подержание в среде общественников истинно-казачьих традиций и духа переименовываю в приказные.

Приказ этот прочесть на всех станичных и поселковых сходах.

Подписал: Войсковой Наказный Атаман

Генерал-Лейтенант Сухомлинов.

 

По разъяснению Канцелярии Военного министерства, все дела о возмещении военнослужащим убытков за имущество, оставленное в местах постоянного жительства и погибшее по обстоятельствам военного времени (не то, которое военнослужащий имеет при себе или в обозе), надлежит направлять в отдел Особого Совещания по устройству беженцев Министерства внутренних дел, так как в отношении имущества, оставленного военнослужащими в местах постоянного жительства, они рассматриваются как частные лица (население).

 

По сделанному сношению о праве призванных в ополчение на производство им за время состояния на службе в ополчении выслуженных ими особых (Амурских) пеней за службу в наиболее отдаленных местностях Империи, Министерство финансов, отзывом от 4-го сентября 1915 года за № 7982, уведомило, что, по его мнению, право офицерских чинов Государственного ополчения, получавших амурские пенсии, на сохранение этих пенсий во время нахождения их на действительной службе не может вызывать каких-либо сомнений, и эти пенсии названным Министерством разрешаются к выдаче беспрепятственно.

Государственный Констролер, отзывом от 6-го ноября 1915 года за № 434, согласился с мнением Министерства финансов.

 

ВОЙНА

Военный обзор

На главном русском фронте

На фронте Рижского района германцы неустанно производят воздушную разведку, выясняя происходящие на нашей стороне перемещения частей. Их аэропланы появлялись здесь на северной оконечности района на нижнем течении реки Курляндская Аа (около озера Бабит). Воздушные германские разведчики обнаруживались также в районе западнее Фридрихштадта (у Скотеля, в 15 верстах к северо-западу от г. Фридрихштадта) и над городом Двинском, где ими сбрасывались даже бомбы.

В следующем сообщении штаба Верховного Главнокомандующего можно заметить, что району города Фридрихштадта германцы начинают уделять сравнительно большее внимание, чем это наблюдалось до настоящего времени. Ниже и выше этого города по течению реки Западной Двины, где позиции германцев близко подходят к левому берегу реки, обнаруживаются хотя пока небольшие, но все же попытки проявить свою деятельность, не исключающую даже случая применения удушливых газов. Последние германцами были выпущены около Самена, местечка находящегося в 10 верстах к юго-востоку от названного города, на правом берегу реки Двины. Кроме того, германцы пытались спуститься к самому берегу реки против Ленневадена, находящегося в 20 верстах к северо-западу от Фридрихштадта, в районе местечка Менден. Однако, попытка эта была остановлена огнем наших частей.

На фронте Двинской укрепленной позиции усилился артиллерийский огонь в районе Тенненфельда, расположенного севернее Поневежской железной дороги и южнее местечка Иллукста. Здесь германцы дважды переходили в атаку против наших позиций, но каждый раз были отбиваемы только одним нашим огнем.

Таким образом, германцы на нашем северном фронте между Ригой и Двинском вновь начинают проявлять свою деятельность, которая, однако, тем не менее, не имеет характера более или менее решительной операции. Скорее это можно назвать нервностью германцев, не могущих оставаться спокойными на крайнем своем левом фланге, в то время, как на правом – на юге России назревают крупные события. Производимые противником небольшие атаки на фронте от Риги и до Двинска носят отпечаток его стремлений сохранить за собой активное положение. Атаки эти пользы германцам не приносят, но в то же время стоят им больших жертв.

Хотя фельдмаршал Гинденбург и получил значительные подкрепления, однако он, по-видимому, не намерен предпринимать серьезных активных операций. Напротив, на фронте реки Западной Двины немцы усиленно возводят укрепленные линии, устанавливая на них громадное количество бомбометов, минометов и пулеметов и применяя в большом числе ручные бомбы.

На южном нашем фронте упорные бои принимают все более и более ожесточенный характер и, в связи с тяжелыми потерями, которые наносит австро-германцам прекрасно работающая, богато снабженная снарядами, наша артиллерия, противник здесь испытывает большие лишения и неудобства от плохого состояния дорог, распускающихся в непролазную трясину в моменты наступления неожиданной оттепели.

Командиры австро-германских частей, расположенных в районе Пинска сильно жалуются на вышеотмеченные условия местности. Несмотря на все принятые меры, отводные канавы, а местами даже трубы, в большинстве окопов выступила подпочвенная вода, вследствие чего местами дальнейшее пребывание австро-германских солдат в окопах стало невозможным. Благодаря размыву почвы проволочные заграждения, укрепленные на особых рогатках, скрепление с землей почти потеряли и по сему легко уносятся ночью нашими разведчиками, производящими с этой целью специальные налеты. Один из командиров частей доносит своему начальнику, что у него в одну ночь исчезло проволочное заграждение перед фронтом двух рот, которое особыми приемами русских солдат было перетянуто на свою сторону и установлено против их окопов.

Даже хорошо вымощенные австро-германцами дороги в низких местах покрыты водой на аршин и даже местами более. Малейшее уклонение в сторону от такой дороги грозит неминуемей гибелью. У противника уже погибло много повозок и даже автомобилей, застрявших в подобных дорожных трясинах. Такое состояние путей сообщения на нашем южном фронте и особенно в районе Полесья и реки Стыри, заставляет австро-германцев быть очень осторожными в пользовании на этих участках тяжелой артиллерией.

После неудачных боев на берегах Стыри под Чарторийском генерал Линсинген просил об усилении имеющейся у него тяжелой артиллерии присылкой новых батарей. Однако, главная германская квартира отказала в этом, отметив, что местность, на которой оперируют армии Линсингена, по своим природным свойствам представляет опасность для значительной массы тяжелой артиллерии. Эта неблагоприятная данная обстановки может особенно усилиться с наступлением ранней весенней оттепели.

Не имея возможности, усилить огонь своей артиллерии, германцы в боях на юго-западном фронте несут громадные потери от огня нашей артиллерии, нанесшей им особенно сильно потери в районе Чарторийска и к западу от Олыка (юго-западнее Чарторийска). Ряды войск противника буквально таяли под нашим ураганным огнем.

На Дубно-Ровенском направлении противник под давлением последних причин, оказался вынужденным отойти на вторую линию возведенных им укреплений.

– «Русская артиллерия – отмечают сами немцы, – впервые, пожалуй за всю войну, сумела довести ураганный огонь до наивысшего напряжения». Если судить по отзывам, исходящим из того же источника, то русские выбирают для наступления такие позиции, которые могут дать, в случае успеха, дальнейшую возможность наступления, независимо от линии реки Днестра, представляющего в данной обстановке довольно серьезное препятствие для движения в западном направлении.

Русские не только надежно закрепили свой фронт, но готовы, по мнению немецкой печати, вести дальнейшие широкие наступательные операции. Относительно того, какими средствами для этой цели обладает русская армия, по мнению той же печати, можно судить по последним кровопролитным боям на берегах Стрыпы и в Черновицком районе, достигшим своего наивысшего напряжения в районе д.д. Топорувца и Раранче.

Г. Клерже.

 

Вести из Великобритании

Работу Англии в целях достижения конечной победы в газете «Times» очерчивает «нейтральный друг согласия», совершивший объезд Англии в декабре минувшего года.

Он говорит что в Германии с большим вниманием прислушиваются ко всему, что происходит в Англии, ибо там считают ее очень серьезным противником. Общественное мнение в континентальных странах недостаточно понимает значение британского флота и полагает, что так как германский флот не показывается в море, то деятельность британского флота чисто пассивная. Многие, принимая во внимание короткое протяжение фронта английских войск в Бельгии и Франции, считают, что Англия не вносит достаточной лепты в деле борьбы с общим врагом. Однако британский флот выполняет в тиши исполинскую задачу, именуемую свободою всех морей на пользу согласия.

С другой важной задачей, выполняемой Англией, можно познакомиться при объезде страны и убедиться, что заводы работают в течении 24 часов в сутки и без перерыва 7 дней в неделю над изготовлением снарядов, пользуясь тысячами рабочих в том числе и женщинами. Он видел целый ряд заводов, изготовляющих аэропланы, видел как куются орудия под гидравлическим давлением в 12000 тон и гаубицы из стали, в течение 16 часов подвергаемые нагреванию до наивысшей температуры. Изготовлено громадное число грузовиков, которые собственными силами прибыли со всех концов Англии, готовые к отправлению на фронт, а также большое число темно-коричневых штабных автомобилей, без претензий на роскошь, но с практическими приспособлениями, как например, откидными столами. Снаряды меньшего калибра, главным образом 18 фунтовые, обрабатываются на станках молодыми девушками 16 – 18 лет и постепенно складываются в громадные пирамиды. Автор видел сотни пулеметов в работе и тысячи винтовок самой тщательной выделки. Он видел громадные запасы сукна «хаки» и всевозможных изделий из него.

Весь север страны превращен в громадный арсенал, а в средней Англии дым от заводских труб застилает небо – это истинная мобилизация промышленности. Все заводы работают под контролем правительства. В отличие от Германии, где заводы различных отраслей промышленности были обращению в военные и где, например, фабрика, изготовлявшая карандаши, превращена в завод для выделки шрапнелей, в Англии была принята другая система и было оборудовано множество новых военных заводов. Все это сделано в течение последнего года и предстоит еще дальнейшее развитие этого дела.

Имперское владение Канада дает пример горячего патриотизма. В настоящее время число выставленных ею солдат составляет 200000 человек на континенте Европы, в Англии и в обучении в Канаде; вскоре оно будет увеличено до 250000, но этим не предполагают ограничиться и весьма вероятно, что контингент будет доведен до 500000 человек. В армию в качестве рядовых вербуются много молодых людей из высшего общества и достаточных классов населения. Число офицеров, подготовляемых к своим обязанностям, теперь в стране более, чем когда-либо; в новых полках от 40 до 70% офицеров – уроженцы Канады. В качественном отношении новые полки, получившие самую тщательную подготовку, стоят выше первоначальных; люди эти знают, на что идут и не делают себе иллюзий, но все с увлечением готовы принести себя в жертву на общее дело.

Но Канада жертвует не одними людьми; множество лиц несут свои сбережения на пользу армии и особенно пострадавших на войне; прибывающие сотнями раненые пользуются самым лучшим уходом и теплою заботою.

Призыв британского «Красного Креста» получил обильный отклик в Канаде, где одна провинция Онтарио собрала 260000 ф. ст., а во всей стране подписка достигла 400000 ф. ст.

 

В Австралии также ведется усиленная кампания по вербовке в войска; все магистраты приняли на себя обязанности призывных присутствий; общее число годных для военной службы людей исчисляется в Австралии в 650000 человек и правительство её намерено настоять на том, чтобы все лица в возрасте, пригодном для поступления в армию, были призваны на службу.

М. Б.

Морской обзор

Подводные лодки в Средиземном море

Морской обозреватель газеты «Times» говорит по поводу потопления германской подводной лодкой пассажирского парохода «Персия» и других судов, что создавшееся на Средиземном море положение не может служить предметом изучения морскими стратегами, но заслуживает самого серьезного внимания, т. к. неприятель на этом море в третий раз за время этой войны пытается внести расстройство в английскую морскую торговлю. Поэтому морские силы союзников должны позаботиться не только о защите транспортов, перевозящих войска и боевой материал по этому морю, но и обеспечить безопасность морских путей сообщения для всех судов, так как только этим достигается полное владение морем. «Не может быть никакого сомнения, – говорит обозреватель «Times», – что расстройство морской торговли представляет для нас весьма серьезную опасность, которую необходимо предотвратить, как это было сделано с первыми двумя попытками неприятеля прервать наши морские пути сообщения и уничтожить наш торговый флот. Разбираясь в предыдущих попытках неприятеля в этом направлении, мы видим, что каждый план нападения на нашу торговлю был разработан самостоятельно, и если попытки не удались, то этим мы обязаны энергии и организационным способностям британских моряков.

Теперь неприятель предпринимает в Средиземном мире третью попытку бороться против нашей морской торговли и хотя здесь борьба с ним поставлена несколько в иные условия, чем прежние, но необходимо, чтобы и это выступление неприятельских судов постигла та же участь, как и остальные. Что касается первой попытки борьбы против английской морской торговли, то перед началом этой войны неприятель сделал весьма обширные приготовления для нападения на английские торговые суда на океанских путях сообщения между странами всего мира. Затем, так же, как наш «Grand Fleet» является щитом, прикрывающим деятельность всех других судов нашего флота, так и находившиеся в океанах германские крейсера находились под защитой сильной эскадры адмирала фон-Шпее. Эта эскадра являлась большим препятствием для тех английских судов, которые должны были парализировать деятельность неприятельских крейсеров и тогда было принято предложение лорда Фишера. Он пришел в адмиралтейство и объяснил, что линейные крейсера им созданы для уничтожения вспомогательных эскадр германского флота, почему следует их пустить в дело.

Был послан адмирал Стерди выполнить это поручение, исполненное им с замечательным умением и в самый короткий срок. Поэтому первая попытка неприятеля внести расстройство в нашу морскую торговлю была уничтожена благодаря предвидению, энергии и стратегическому чутью британских моряков, находящихся в адмиралтействе.

Затем, когда первое выступление германских судов в этом отношении не удалось, фон-Тирпиц приступил к выполнению своего второго плана, который заключался в замене крейсеров подводными лодками и перенесению района их деятельности с океанских путей ко входам в английские порты. Этот план борьбы с нашей морской торговлей мог дать желательные для неприятеля результаты, если бы подводные лодки опирались бы на свой флот. Однако, действительность показала, что каждое такое судно действовало вполне самостоятельно, и в результате – английские моряки с мистером Бальфуром и адмиралом Джексоном во главе так же хорошо справились с этой опасностью, как их преемники – мистер Черчилль и адмирал Фишер справились с германскими крейсерами. После этого, видя, что в наших водах подводные лодки подвергаются только большому риску и их выступления не влияют на нашу торговлю, неприятель сосредоточил все свои усилия на Средиземном море и начиная с сентября (н. стиля) он приступил к выполнению нового плана нападения на наши торговые суда, для чего увеличил в значительной степени число своих подводных лодок, находящихся в этом море. Главным районом для действия этих судов были избраны берега Триполи и Египта на пути в Суэцкий канал, затем района у берегов морей и к западу от острова Мальта. При этом наши вспомогательные суда и военные транспорты пострадали очень мало, и главное внимание неприятеля


 


9-го Января

1916 г.                                                                                  Суббота № 8

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. Именной Высочайший Указ. – От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 24-го, 25-го и 26-го декабря 1915 года. – Объявленные в дополнении к Высочайшему приказу, отданному 6-го декабря 1915 года. – ВОЙНА. – Военный обзор. – Морской обзор. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ: Пулеметная школа. – Атака подводной лодки. Подготовка исполнений. И. В. Свирчевский.  – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

 

ИМЕННОЙ ВЫСОЧАЙШИЙ УКАЗ,

данный Правительствующему Сенату.

1916 года, января 1-го. «Членов Военного Совета: генерала-от-артиллерии Яцкевича, генерала-от-инфантерии Белявского и инженер-генерала Свищевского, за истечением установленного законом шестилетнего срока прерывания в составе Военного Совета, – Всемилостивейше увольняем от службы с мундиром и с пенсией».

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

8-го января 1916 года.

Западный фронт

В Двинском районе отмечается удачное действие нашей артиллерии. В районе станции Вилейка захвачен германский аэроплан.

К северу от Чарторийска противник пытался овладеть занятой нами высотой, но был отбит. В районе северо-западнее Збаража сорвавшийся воздушный шар неприятеля сгорел в воздухе. Его корзина упала в расположение наших войск.

Кавказский фронт

В приморском районе турки на широком фронте пытались потеснить наши войска, но с большими потерями были отброшены назад. Наши части, преследуя противника, заняли с боя город Гассан-Калу и гнали затем бегущего врага до фортов Эрзерумской крепости, изрубив при этом и захватив в плен более 1500 нижних чинов и взяв орудия, много боевых припасов и большой палаточный лагерь. По всем направлениям турки поспешно отходят под защиту Эрзерумской крепости, оставляя в наших руках артиллерийские и продовольственные склады и большие запасы топлива. Повсюду брошены патроны, снаряжение и бродят отсталые. На южном берегу Ванского озера наши войска потеснили турок к западу от Вастана.

К югу от Урмийского озера мы вновь отбросили курдский отряд за реку Джагату.

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 24-го декабря 1915 года.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени:

Поручикам:

Пехотных полков:

132-го Бендерского, состоящим в – пехотном запасном батальоне: Владимиру Василенко и Алексею Овсянникову-Овсиенко.

207-го Новобаязетского, состоящему в – Кавказском этапном батальоне, Александру Назарбекову.

– автомобильной роты, Георгию Раутсману.

8-го отдельного полевого инженерного парка, Павлу Гюббенету.

3-го обозного кадрового батальона, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Василию Попову.

Числящемуся по инженерным войскам, обер-офицеру для делопроизводства при заведывающем инженерною частью штаба – армии, Владимиру Бажанову.

Служившему в – автомобильной роте, ныне числящемуся по железнодорожным войскам, состоящему в резерве чинов при штабе Минского военного округа, Александру Чебыкину.

Призванным из запаса армейской пехоты в – пехотный запасный батальон: Поручику Павлу Пилипченко и Подпоручику Степану Важинскому.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В – автомобильную ротт, Павлу Потемину.

В этапно-хозяйственный отдел штаба – армии: Эмилю Гамбургеру и Семену Кивенко.

В – пехотный запасный батальон, Платону Волчкову.

В – Кавказский этапный батальон: Василию Варагушину и Валентину Пагиреву.

В – обозный батальон военного времени, Петру Васильеву.

Легкой артиллерии:

В легкие местные артиллерийские парки:

– Генриху Гриминскому.

– Михаилу Чарноцкому.

В – автомобильную роту, Василию Барышникову.

Инженерных войск, в – автомобильную роту, Чеславу Якобневичу.

Св. Станислава 3-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в – этапный батальон, Подполковнику Андрею Жукову.

Капитанам:

138-го пехотного Болховского полка, Владимиру Виноградову.

186-го пехотного Асландузского полка, состоящему в – этапном батальоне, Виктору Лаворко.

– обозного кадрового батальона, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Сергею Тихонову.

– Донской казачьей особой конной сотни, Есаулу Николаю Ханженкову.

Штабс-Капитанам:

Гренадерских полков:

2-го Ростовского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Аркадию Коринфскому.

4-го Несвижского Генерал-Фельдмаршала Князя Барклая-де-Толли, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Владимиру Блажевичу.

5-го Киевского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, состоящему в – пехотном запасном батальоне, Алексею Токареву.

7-го Самогитского Генерал-Адъютанта Графа Тотлебена, состоящему в этапном батальоне, – Евгению Петрову.

Пехотных полков:

Состоящим в пехотных запасных батальонах:

133-го Симферопольского, – Константину Фриауфу, Георгию Степанову, Сергею Горбикову и Александру Бакулину.

134-го Феодосийского: Александру Агапову, Михаилу Шевякову и Дмитрию Словогородскому.

135-го Керчь-Еникольского: Евлампию Виноградову, Александру Шмигельскому и Петру Скарлато.

136-го Таганрогского: Захарию Хамко, Петру Яценко и Фоме Карповичу.

137-го Нежинского Её Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны, состоящему в – этапном батальоне, Ивану Воскресенскому.

161-го Александропольского, состоящему в – этапном батальоне, Алексею Чебурову.

187-го Аварского, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Тихону Игнатьеву.

188-го Карсского, состоящему в – этапном батальоне, Квинтилиану Богдановскому.

206-го Сальянского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, состоящему в – Кавказском этапном батальоне, Николаю Владинскому.

3-го обозного кадрового батальона, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Семену Кузьмину.

Числящемуся по полевой легкой артиллерии, состоящему в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, Сергею Ефимову,

Призванному из запаса стрелковых частей в – обозный батальон военного времени, Николаю Хренову.

Поручикам:

Гренадерских полков:

1-го лейб-Екатеринославского Императора Александра II, состоящему в этапном батальоне – Владимиру Беку.

5-го Киевского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, состоящим в – пехотном запасном батальоне: Ивану Войнару и Василию Ледневу-Щукину.

6-го Таврического Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Ивану Шубину.

8-го Московского, состоящему в этапном батальоне – Василию Дубакину.

Пехотных полков:

10-го Новоингермакландского, состоящему в – этапном батальоне, Стефану Савчуку.

Состоящим в пехотных запасных батальонах:

132-го Бендерского, – Михаилу Ходаковскому, Яну Аугсткальну и Алексею Петрову.

133-го Симферопольского, Сергею Баташеву.

135-го Керчь-Еникольского, Дмитрию Морозову.

136-го Таганрогского, Борису Ермакову,

140-го Зарайского, состоящему в – этапном батальоне, Ивану Аляпкину.

Состоящим в – этапном батальоне:

162-го Ахалцыхского, Павлу Ушейкину.

164-го Закатальского, Николаю Сысоеву.

208-го Дорийского, состоящему в – Кавказском этапном батальоне, Андрею Воскресенскому.

3-го обозного кадрового батальона, состоящим в обозных батальонах военного времени: Дмитрию Чекало и Григорию Снежко.

Подпоручикам:

Пехотных полков:

11-го Псковского Генерал-Фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленского, состоящему в – этапном батальоне, Константину Хочеховскому.

Состоящим в – Кавказском этапном батальоне:

82-го Дагестанского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича, Харитону Такоеву.

83-го Самурского, Ивану Трофимовскому.

84-го Ширванского Его Величества, Хамби Тулатову.

208-го Лорийского, состоящему в – Кавказском этапном батальоне, Андрею Пивненко.

Числящимся по армейской пехоте и состоящим в – пехотном запасном батальоне: Михаилу Назарову и Николаю Ткаченко.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В – Дрисский пехотный полк, Владимиру Юрьевичу.

В – пехотный запасный батальон, Алексею Лысенко.

Армейской кавалерии, в – обозный вольнонаемный батальон, Корнетам: Петру Стрельченко и Евгению Чибисову.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В пехотные запасные батальоны:

– Михаилу Моисеенко и Диомиду Гулаю.

– Алексею Горяинову.

– Петру Вакуленко и Федору Бабенко.

– Николаю Скачковскому, Николаю Сергееву, Андрею Архангельскому, Константину Гибшману и Константину Переверзеву.

– Михаилу Сагайдаку и Петру Стеклову.

– Алексею Молчанову, Афанасию Мошкину, Николаю Хабарину, Ивану Короткову, Владимиру Ганыкину и Сергею Заседателеву.

В этапные батальоны:

– Василию Камзолкину, Алексею Лаврову, Валентину Сумкину. Федору фон-Петкевичу и Владимиру Полетике.

– Аркадию Кирпишникову, Николаю Дауэнгауэру, Михаилу Цивилеву, Николаю Дагаеву, Николаю Иваницкому, Ивану Сафонову, Георгию Абросимову и ныне уволенному в отставку, по болезни, Павлу Батракову.

– Владимиру Маслову, Владимиру Котрбе, Михаилу Ченцову. Александру Туган-Барановскому, Вениамину Краузе и Евгению Чредину.

– Кавказский: Василию Ермолаеву, Аркадию Обуховскому, Ивану Жаркову и Николаю Бабкину.

– Кавказский: Церону Асмаеву, Петру Смыслову, Аврааму Форостову и Луке Василевскому.

В обозные батальоны военного времени:

– Николаю Коржевскому и Михаилу Пионтковскому.

– Филадельфу Кравец-Боремскому, Родиону Шемаеву и Леониду Писареву.

– Николаю Пимонову.

– вольнонаемный: Константину Чванову. Николаю Третьяков и Семену Пембеку.

В этапно-хозяйственный отдел штаба – армии: Константину Ливанскому и Сергею Максину.

В – полевую подвижную хлебопекарню – армии, Сергею Рыбчинскому.

Армейской кавалерия:

В – Донскую казачью особую конную сотню, Бернарду Картенбеку.

В обозные батальоны военного времени:

– Евгению Дембинскому-Пиоро, Барону Готгарду-Иоганесу фон-Зеефельду, Рудольфу Холовецкому и Брониславу Шалькевичу.

Барону Арнольду Фитингоф-Шелю, Василию Очкину, Барону Максу Фитингоф-Шелю и Владимиру Василевскому.

– Владимиру Мейеровичу.

– вольнонаемный, Аркадию Клиодту.

Легкой артиллерии, в этапно-хозяйственные отдел штаба – армии, Дионисию Каяндеру.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Капитанам:

Пехотных полков:

– Черноярского, Григорию Сигалю.

– Бузулукского, Ивану Виридарскому.

Подпоручикам:

Призванным из запаса армейской пехоты:

В пехотные полки:

183-й Пултуский, Владимиру Щербину.

– Черноярский, Николаю Волкову.

Св. Анны 4-й степени с подписью «за храбрость»:

– Черноярского пехотного полка Капитану Григорию Сигалю.

Подпоручикам армейской пехоты, состоящим лейб-гвардии в Семеновском полку: Льву Воеводскому и Николаю Барановскому.

Прапорщикам:

Армейской пехоты, состоящему в 137-м пехотном Нежинском Её Императорского Высочества Великой Княгини Мария Павловны полку, Федору Траму.

Призванным из запаса армейской пехоты в пехотные полки:

– Черноярский, Дмитрию Смирнову.

– Бугульминский: Александру Иванову и Ивану Соболеву

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

– Орского пехотного полка Поручику Давиду Ломтадзе.

Подпоручикам:

– Златоустовского пехотного полка, Владимиру Кисель-Загорянскому.

Призванным из запаса армейской пехоты:

В 9-й гренадерский Сибирский Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Николая Николаевича полк, Фоме Печникову.

В – Черноярский пехотный полк, Николаю Волкову.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты, в пехотные полки:

– Черноярский, Дмитрию Смирнову.

– Бугульминский, Александру Иванову.

Легкой артиллерии, в артиллерийские бригады:

– Евгению Охитовичу.

– ныне уволенному в отставку, по болезни, Виктору Поликарпову.

Мечей и банта к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Лейб-гвардии Егерского полка Полковнику Василию Бутенко.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Ордена Св. Анны 3-й степени:

Призванному на службу в Государственное ополчение и состоявшему при штабе – армии, Подполковнику Михаилу Велецкому.

41-го Сибирского стрелкового полка Капитану Василию Спасокукотскому.

Призванному из запаса легкой артиллерии лейб-гвардии в 1-ю парковую архиерейскую бригаду, Прапорщику Николаю Шеманову.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Числящемуся по армейской пехоте, корпусному интенданту 11-го армейского корпуса, Полковнику Ансу Штрейману.

Утверждается пожалование – за отличия в делах против неприятеля:

Ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Числящемуся по армейской пехоте, обер-офицеру для поручений управления дивизионного интенданта 34-й пехотной дивизии, Капитану Георгию Лоскутову.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшее благоволение числящимся по армейской пехоте, Полковникам: заведывающему интендантской частью этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Вакару, корпусному интенданту 7-го армейского корпуса, Иващенко и дивизионному интенданту 1-й Кавказской стрелковой дивизии, Кипшидзе, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 25-го декабря 1915 года.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени с мечами:

Командиру 15-го армейского корпуса, Генерал-Лейтенанту Федору фон-Торклусу.

Командовавшему – пехотною дивизией, ныне исправляющему должность начальника штаба – армии, Генерал-Майору Владимиру Беляеву.

Св. Анны 1-й степени с мечами:

Бывшему командиру 2-й бригады 33-й пехотной дивизии, ныне командующему – Сибирскою стрелковою дивизией, Генерал-Майору Ивану Эфирову.

Св. Станислава 1-й степени с мечами:

Командовавшему 1-м Донским казачьим Генералиссимуса Князя Суворова полком, ныне командиру 1-й бригады 15-й кавалерийской дивизии, Генерал-Майору Константину Желтухину.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени с мечами:

Полковникам:

Генерального штаба, исправляющему должность начальника штаба 7-й пехотной дивизии, Алексею Беловскому.

Командирам пехотных полков:

7-го Ревельского Генерала Тучкова 4-го, Макарию Желенину.

28-го Полоцкого, Алексею Штубендорфу.

– Торопецкого, Михаилу Уварову.

– Клинского, Петру Щеткину.

– Вилькомирского, Владимиру Любимову.

Бывшему командиру 10-го Стрелкового полка, ныне числящемуся по армейской пехоте и состоящему, за болезнью, в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, Николаю Бреслеру.

Командиру 12-го Кавказского стрелкового полка, Евгению Имнадзе.

Командиру 5-го уланского Литовского Его Величества Короля Виктора-Эммануила III полка, Константину Сычеву.

Лейб-гвардии Волынского полка, Петру Тишевскому.

6-го Сибирского стрелкового полка, Александру Боровскому.

1 то лейб-драгунского Московского Императора Петра Великого полка, Виктору Конради.

Командиру 38-й парковой артиллерийской бригады, Петру Добровольскому.

Командирам дивизионов артиллерийских бригад:

1-го, 38-й, Александру Богданову.

2-го, – Всеволоду Гололобову.

2-го, – тяжелой, Александру Машкову.

Командиру 1-го мортирного артиллерийского дивизиона, Георгию Уварову.

Командовавшему 3-ю батареей 33-й артиллерийской бригады, ныне командиру – отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона, Николаю Порохонскому.

Командующему 3-ю батареей 24-й артиллерийской бригады, Алексею Витту.

Командовавшему 1-ю батареей 1-го мортирного артиллерийского дивизиона, ныне числящемуся по полевой легкой артиллерии и состоящему, за болезнью, в резерве чинов при штабе Минского военного округа, Василию Авербургу.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом:

Прапорщику армейской пехоты, состоящему в 28-м Сибирском стрелковом полку, Антону Слепченкову.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

Командиру 2-го дивизиона – тяжелой артиллерийской бригады, Полковнику Александру Машкову.

Подполковникам:

24-й артиллерийской бригады, состоящему в прикомандирования к – тяжелой артиллерийской бригаде, Сергею Николаеву.

1-го Финляндского стрелкового артиллерийского дивизиона, состоящему в прикомандировании к – Брест-Литовскому отдельному тяжелому артиллерийскому дивизиону, Николаю Дорофееву.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Анны 1-й степени:

Бывшему генерал-квартирмейстеру штаба – армии, ныне командующему 25-ю пехотною дивизией, Генерал-Майору Николаю Филимонову.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Командиру бригады 2-й Финляндской стрелковой дивизии, Генерал-Майору Виктору Нагаеву.

Бывшему начальнику штаба – пехотной дивизии, ныне командиру 161-го пехотного Александро-польского полка, Полковнику Георгию Ростковскому.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Станислава 1-й степени с мечами:

Командующему 10-м Финляндским стрелковым полком, Генерал-Майору Августину Пержхайло.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени с мечами:

Полковникам:

Генерального штаба, начальнику штаба 7-й кавалерийской дивизии, Сергею Прохорову.

Командиру 2-го дивизиона 1-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады, Ивану фон-Бурмейстеру.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом:

– Орского пехотного полка, прикомандированному к 5-му Финляндскому стрелковому полку, Подполковнику Болеславу Кучинскому.

99-го пехотного Ивангородского полка Капитану Николаю Дементьеву,

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоявшему в 12-м Финляндском стрелковом полку, убитому в сражении с неприятелем, зауряд-Капитану Николаю Ильину.

Призванному на службу в войсковое ополчение Оренбургского казачьего войска, – особой конной сотни того же войска Есаулу Ивану Букрееву.

Поручикам:

9-го уланского Бугского полка, Владимиру Выграну.

40-й артиллерийской бригады, Степану Лебедзю.

Подпоручикам:

12-го Финляндского стрелкового полка, Константину Варакину.

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в 9-м Сибирском стрелковом полку, Ивану Подолянчуку.

Призванному из запаса армейской пехоты в – Трубчевский пехотный полк, Матвею Толченову.

Прапорщикам:

Армейской пехоты:

Состоящему в 131-м пехотном Тираспольском полку, Михаилу Быбику.

Состоящему в 26-м Сибирском стрелковом полку, Григорию Смирнову.

Призванному из запаса инженерных войск в – авиационный отряд, Константину Мочаруку.

Св. Анны 2-й степени с мечами:

Прапорщикам:

Призванному из запаса армейской пехоты в дивизионный лазарет – пехотной дивизии, Николаю Лозинскому.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Полтавской дружины, Барону Валериану Рутенбергу.

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному из запаса армейской пехоты в – пехотный Новомосковский полк, Прапорщику Сергею Квасникову.

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

– артиллерийской бригады Поручику Николаю Петренко,

Призванному из запаса армейской пехоты в дивизионный лазарет – пехотной дивизии, Прапорщику Антонину Родзаевскому.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с бантом:

Подполковникам:

– Тарусского пехотного полка, Николаю Алякринскому.

22-го Сибирского стрелкового полка, Анатолию Топольскому.

Мечи и банты к имеющемуся ордену Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

– Сибирской тяжелой артиллерийской бригады, Подполковнику Павлу Кузнецову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоящему в – саперном батальоне, Капитану Ивану Августовскому.

Мечи и банты к имеющемуся ордену Св. Станислава 3-й степени:

Призванному из запаса армейской пехоты в дивизионный обоз – пехотной дивизии, Прапорщику Николаю Царикову.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отличия в делах против неприятеля:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени с мечами:

Полковникам:

Служившему в – пехотном Лебединском полку, ныне командиру – пехотного Купянского Полка, Григорию Немчинову.

129-го пехотного Бессарабского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка, Михаилу Рамзайцеву.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с мечами и бантом:

9-го гусарского Киевского Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полка, Полковнику Александру Максимову,

Призванным на службу в Государственное ополчение командирам пеших Воронежских дружин:

– зауряд-Полковнику (Подполковнику) Леониду Гаас-де-Грюненвальду.

– ныне умершему, зауряд-Полковнику (Капитану) Петру Глушкову.

Капитанам:

Пехотных полков:

– Новомосковского, Михаилу Штембергу.

– Мценского, Федору Точилову.

Числящемуся по армейской пехоте, старшему адъютанту штаба 44-й пехотной дивизии, Михаилу Носову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Воронежской дружины, Сергею Веселовскому.

Штабс-Капитанам:

5-й артиллерийской бригады, Александру Гаевскому.

Призванному из запаса армейской пехоты в 125-й пехотный Курский полк, Михаилу Павловскому.

1-го Оренбургского казачьего Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка Подъесаулу Александру Скорнякову.

Поручикам:

Призванному из запаса армейской пехоты в – пехотный Константиноградский полк, Константину Насветову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Петроградской дружины, Василию Михельсону.

2-го конно-горного артиллерийского дивизиона Подпоручику Георгию Мельницкому.

Призванному из запаса армейской кавалерии в 9-й гусарский Киевский Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полк, Корнету Владимиру Шнеуру.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В пехотные полки:

131-й Тираспольский, Анатолию Скачкову.

– Березинский, Эдгару фон-Бреверну.

В Стрелковые полки:

39-й Сибирский, Александру Цветкову.

5-й Финляндский, Николаю Иванову.

В – маршевый запасный батальон, Илье Филонову.

Легкой артиллерии, в – артиллерийскую бригаду, Герасиму Овсянику.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Воронежской дружины, Митрофану Цыплакову.

Св. Анны 2-й степени с мечами:

Капитанам:

6-го Стрелкового полка, Александру Вишневскому.

Призванному из запаса армейской пехоты в 172-й пехотный Лидский полк, Алексею Шмидту.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Минской дружины, состоящему в 10-м гусарском Ингерманландском полку, Ротмистру Владимиру Рустановичу.

Призванному из запаса легкой артиллерии в – артиллерийскую бригаду, Штабс-Капитану Михаилу Умову.

Поручикам:

– Новоузенского пехотного полка, Михаилу Гончарову.

– артиллерийской бригады, Константину Лавровскому.

Призванному из запаса легкой артиллерии в 18-й мортирный артиллерийский дивизион, Подпоручику Евгению Васильеву.

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному из запаса армейской кавалерии в – особую конную сотню, Поручику Павлу Селинскому.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

23-й артиллерийской бригады Штабс-Капитану Борису Козерскому.

Призванному из запаса армейской кавалерии в 5-й гусарский Александрийский Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк, Штабс-Ротмистру Михаилу Жадкевичу.

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

25-го саперного батальона Штабс-Капитану Григорию Захарову.

– Линейного полка Кубанского казачьего войска Подъесаулу Михаилу Самохину.

11-го саперного Императора Николая I батальона Поручику Илье Житкову.

– Кубанской казачьей батареи Сотнику Николаю Пахомову.

Призванному из запаса инженерных войск в – отдельную саперную роту, Прапорщику Терентию Потехину.

Мечи к имеющемуся ордену Св. Анны 1-й степени:

Бывшему начальнику 35-й пехотной дивизии, ныне командиру – армейского корпуса, Генерал-Лейтенанту Константину Крылову.

Мечи и бант к имеющемуся ордену Св. Анны 3-й степени:

Бывшему командиру – Донского казачьего полка, ныне командующему – бригадою Оренбургской казачьей дивизии, Полковнику Георгию Бородину.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Ордена:

Св. Анны 1-й степени:

Начальнику инженеров Варшавской крепости, Генерал-Майору Георгию Чернявскому.

Св. Станислава 1-й степени:

Генералу для поручений при генерал-инспекторе артиллерии, Генерал-Майору Николаю Шульге.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Полковникам:

Командиру 6-го железнодорожного батальона, Ивану Карпинскому.

Старшему адъютанту управления дежурного генерала штаба – армии, Федору Мацуку.

Заведывающему передвижением войск по железным дорогам и водным путям Варшавского района, Льву Савченко-Маценко.

Призванному на службу в Государственное ополчение, командиру – пешей Саратовской дружины, Григорию Волкову.

Числящемуся по армейской пехоте, помощнику начальника этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Александру Черевину.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

Командиру – обозного батальона военного времени, Владимиру Лутцау.

Командиру корпусного продовольственного транспорта – армейского корпуса, Василию Иванову.

Командиру – транспорта – обозного батальона военного времени, Евстафию Секалову.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

116-го пехотного Малоярославского полка, состоящему командиром корпусного продовольственного транспорта 20-го армейского корпуса, Полковнику Георгию Граудингу.

66-го пехотного Бутырского Генерала Дохтурова полка Подполковнику Михаилу Баккалинскому.

Капитанам:

– Сибирской тяжелой артиллерийской бригады, Илье Дорощенко.

Числящемуся по армейской пехоте, исправляющему должность штаб-офицера для поручений при начальнике этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Ивану Рихтеру.

Призванному из запаса армейской пехоты в – головной эвакуационный пункт, Вениамину Орловскому.

Св. Анны 2-й степени:

20-го мортирного паркового артиллерийского дивизиона Штабс-Капитану Михаилу Петрову.

1-го Кизляро-Гребенского Генерала Ермолова полка Терского казачьего войска Подъесаулу Ивану Головко.

Поручикам:

Командующему – военным транспортом, Владимиру Геллерту.

Числящемуся по армейской пехоте, переводчику штаба – армии, Владимиру Кравицу.

168-го пехотного Миргородского полка Подпоручику Василию Ковалю.

Прапорщикам:

Призванным из запаса:

Армейской пехоты, в – Кавказский этапный батальон, Аполлону Кобахидзе.

Армейской кавалерии, в – обозный батальон военного времени, Альфреду Хвальборскому.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

– Порховского пехотного полка, Фридриху фон-Самсон-Гиммельстиерну.

Заведывающему хозяйственною частью перевязочного отряда – пехотной дивизии, Павлу Васютинскому.

Св. Анны 3-й степени:

Призванному на службу в Государственное ополчение, начальнику штаба – бригады того же ополчения, Капитану Виктору Селикову.

Св. Станислава 2-й степени:

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Саратовской дружины, зауряд-Подполковнику Владимиру Толмачеву.

Штабс-Капитанам:

14-го Гренадерского Грузинского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка, Ивану Козлову.

100-го пехотного Островского полка, Сергею Галковскому.

19-го Сибирского стрелкового полка, Михаилу Андрееву.

– автомобильной роты: Александру Сперанскому и Николаю Михееву.

Командующему – военным транспортом, Вячеславу Сулимовскому.

Числящемуся по армейской пехоте, обер-офицеру для поручений при штабе Двинского военного округа, Ярославу Казанжи.

Призванному из запаса легкой артиллерии в 3-й мортирный артиллерийский парковый дивизион, прикомандированному к штабу 3-го армейского корпуса, Евгению Шигорину:

Призванному из запаса стрелковых частей в 33-й Сибирский стрелковый полк, Петру Сухову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пехотного запасного батальона Александру Асташеву.

Поручикам:

Пехотных полков:

109-го Волжского, Порфирию Кучеренко.

144-го Каширского, Ивану Щербакову.

166-го Ровненского, состоящему в – обозном батальоне военного времени, Даниилу Кудре.

5-го Сибирского стрелкового полка, Дмитрию Муренко.

1-го полевого жандармского эскадрона, Борису Блонскому.

Числящемуся по армейской пехоте, исправляющему должность помощника старшего адъютанта отдела дежурного генерала штаба – армии, Сергею Андрееву.

Призванным из запаса:

Армейской пехоты:

В – Златоустовский пехотный полк, Александру Боголюбову.

В – обозный батальон военного времени, Алексею Щеглову.

Армейской кавалерии, командующему – военным транспортом, Ивану Малиновскому.

Подпоручикам:

16-го гренадерского Мингрельского Его Императорского Высочества Великого Князя Димитрия Константиновича полка, Евгению Татаринову.

97-го пехотного Лифляндского Генерал-Фельдмаршала Графа Шереметева полка, Константину Лейману.

Командующему – военным транспортом, Глебу Пулевичу.

Прапорщикам, призванным из запаса:

Армейской пехоты:

Командующему – военным, транспортом, Ивану Веселовскому.

В – Мариупольский пехотный полк, Павлу Кущу.

В штаб 11-го армейского корпуса: Епифану Щелкову, Сергею Никонову, Александру Ходорковскому и Борису Лыщинскому.

В – этапный батальон Болеславу Шиманскому.

В 1-ю Сибирскую стрелковую парковую артиллерийскую бригаду, Боримиру-Николаю Космовскому.

В 1-й Сибирский горный артиллерийский дивизион, Сергею Панкевичу.

Армейской кавалерии:

В штаб 11-го армейского корпуса: Любарю Берндту и Юлиану Зброввому.

В – обозный батальон военного времени, Болеславу Моментовичу.

В – обозный батальон военного времени: Георгию Ковалевскому и Виктору Кульбаху.

Легкой артиллерии:

В – автомобильную роту, Максимилиану Марти.

В 28-ю парковую артиллерийскую бригаду: Николаю Гейнике, Николаю Казакину и Казимиру Рымкевичу.

В штаб – армии, Аркадию Туровскому.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать:

Ордена:

Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского с мечами:

Командующему – армией, Генералу от Инфантерии Евгению Радкевичу.

Св. Станислава 3-й степени:

Амурской минной роты Поручику Льву Покровскому.

Призванному из запаса инженерных войск в – запасный саперный батальон, Подпоручику Вячеславу Хренову.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет Высочайшее благоволение:

За отличия в делах против неприятеля:

Генерал-Майорам:

Командирам артиллерийских бригад:

25-й, Иванову.

33-й, Шейдеману.

5-й, Мартынову.

Полковникам:

Генерального штаба, исправляющему должность начальника штаба 1-й кавалерийской дивизии, Петерсону.

Генерального штаба, бывшему старшему адъютанту штаба 23-й пехотной дивизии, ныне помощнику делопроизводителя Главного управления генерального штаба, Якубовичу.

Командирам пехотных полков:

93-го Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича, Гляссу.

100-го Островского, Ястржембскому.

204-го Ардагано-Михайловского, Тимченко-Ярещенко.

Вывшему командиру 130-го пехотного Херсонского Его Императорского Высочества Великого Князя Андрея Владимировича полка, ныне начальнику штаба – пехотной дивизии Зайченко.

Служившему в 201-м пехотном Потийском полку, ныне командиру 29-го Сибирского стрелкового полка, Басову.

Лейб-гвардии Литовского полка, Рексу.

Кавказской гренадерской Великого Князя Михаила Николаевича артиллерийской бригады: командиру 1-го дивизиона, Казбеку и командующему 3-ю батареей, Глебович-Полонскому.

Командиру 4-го Сибирского мортирного артиллерийского дивизиона, Степанцову.

Командовавшему 4-ю батареей 3-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады, ныне – Сибирского тяжелого артиллерийского дивизиона. Яковлеву

Числящемуся по армейской кавалерии, командующему 1-ю бригадою 1-й кавалерийской дивизии, Великопольскому.

Подполковникам:

6-го гренадерского Таврического Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича полка, прикомандированному к 203-му пехотному Сухумскому полку, Павловскому.

Пехотных полков:

129-го Бессарабского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича, Редкину.

132-го Бендерского, Выкпишу.

171-го Кобринского, прикомандированному к – Глазовскому пехотному полку, Мейснеру.

201-го Потийского, Сперанскому.

– Шацкого, Кириенко.

Командирам батарей артиллерийских бригад:

1-й, 10-й Сибирской стрелковой, Бауму.

3-й, – Шереметьеву.

Командовавшему 1-ю батареей – артиллерийской бригады, ныне командующему 1-м дивизионом той же бригады, Малыгину.

Бывшему командиру 3-й батареи 4-го Финляндского стрелкового артиллерийского дивизиона, ныне числящемуся по полевой легкой артиллерии, состоящему, за болезнью, в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, Кобылину.

Капитанам:

Генерального штаба:

Бывшему старшему адъютанту штаба 7-й кавалерийской дивизии, ныне исправляющему должность помощника старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба – армии, Гонтареву.

Старшему адъютанту Уссурийской конной дивизии, Гатовскому.

13-го лейб-гренадерского Эриванского Царя Михаила Федоровича полка, Князю Сидамонову-Эристову.

87-го пехотного Нейшлотского полка, Андрееву.

18-го Стрелкового полка, Алексееву.

– тяжелой артиллерийской бригады, Степаненко.

Штабс-Капитанам:

202-го пехотного Горийского полка, Князю Чхейдзе.

39-го Сибирского стрелкового полка, Галкину.

16-го гусарского Иркутского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича полка Поручику Гершельману.

1-й Оренбургской казачьей батареи Сотнику Горохову.

9-го драгунского Казанского Её Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны полка Корнету Майеру.

Подпоручикам:

44-го пехотного Камчатского полка, Шеневскому.

17-й артиллерийской бригады, Лутковскому.

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Полковникам:

Командиру Выборгской крепостной артиллерии, Лебедеву.

Командиру 3-го Владивостокского Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Михайловича крепостного артиллерийского полка, исправляющему обязанности командира бригады Петроградской крепостной артиллерии, Зейцу.

Командиру отдельной роты Петроградской крепостной артиллерии, Шарину.

Выборгской крепостной артиллерии: Страшни-кову и Мацылеву.

Военным инженерам:

Исправляющему должность начальника инженеров и строителя Выборгской крепости, Максимовичу.

Управления строителя Выборгской крепости, Скордули.

Числящимся по армейском пехоте:

Черниговскому уездному воинскому начальнику, Пасситу.

Состоящему в резерве чинов при этапно-транспортном отделе управления начальника военных сообщений армий – фронта, командующему – обозным батальоном военного времени, Подольскому.

Числящемуся по армейской кавалерии, состоящему в резерве чинов при этапно-транспортном отделе управления начальника военных сообщений армий – фронта, командующему – обозным батальоном военного времени, Середницкому.

Призванному на службу в Государственное ополчение, состоящему в распоряжении начальника окружного управления по квартирному довольствию войск Кавказского военного округа, военному инженеру, Чикалину.

Подполковникам:

Начальнику Выборгской крепостной жандармской команды, Кунакову.

Осовецкой крепостной артиллерии, Дитмару.

Штаб-офицеру, положенному по штату в распоряжение Главного военно-технического управления, прикомандированному к управлению строителя Выборгской крепости, местному инженеру, Кириллову.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

Расформированных пеших дружин:

Бывшему командиру – Петроградской, состоящему в – Царскосельском пехотном полку, Сухотину.

– Новгородской, прикомандированному к штабу Выборгской крепости, Корибут-Дашкевичу.

– Петроградской, состоящему в – артиллерийском дивизионе, Гуткову.

– обозного батальона военного времени, командирам вольнонаемных транспортов: – Подполковнику Колесникову и – Капитану Волнянскому.

Капитанам:

Выборгской крепостной артиллерии, Высоких.

Числящемуся по армейской пехоте, старшему адъютанту штаба 5-го Сибирского армейского корпуса, Декатову.

Корпуса военных топографов, Челинцеву

Прикомандированному к штабу Выборгской крепости, расформированной – пешей Новгородской дружины Государственного ополчения Ротмистру (зауряд-Подполковнику) Колобову.

Штабс-Капитанам:

Числящемуся по армейской пехоте и в комплекте офицеров для поручений при заведывающих передвижением войск, Добровольскому.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

– ополченской легкой батареи, Шеншину.

Старшему адъютанту штаба – бригады Государственного ополчения, зауряд-Поручику Серебрякову.

Исправляющему должность помощника делопроизводителя канцелярии начальника этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Прапорщику Турскому.

Призванному из запаса армейской кавалерии в 6-й гусарский Иркутский Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича полк, Поручику Степанову.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 26-го декабря 1915 года.

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

На основании прик. по воен. вед. 1915 г. № 563, ст. I, со старшинством:

Из Подполковников в Полковники:

По пехоте:

Пехотных полков:

– Мстиславского: Марков,

– Дубненского, Бергенстроле,

оба – с 19-го июля 1915 года.

24-го Сибирского стрелкового полка, Доброславский, с 11-го ноября 1915 года.

Из Капитанов в Подполковники:

198-го пехотного Александро-Невского полка, Алюхин, с 15-го ноября 1915 года.

24-го Сибирского стрелкового полка, Архангельский, с 12-го ноября 1915 года.

Из Штабс-Капитанов в Капитаны:

Пехотных полков:

– Малоархангельского, Морозов.

Из Поручиков в Штабе-Капитаны:

14-го Олонецкого Его Величества Короля Сербского Петра I, Малый,

198-го Александро-Невского, Фриде, Свинкин и Кузьмин,

все пять – с 19-го июля 1915 года.

Стрелковых полков:

12-го: Ратиани, с 19-го июля и Ковалев, с 20-го ноября – 1915 года.

Сибирских:

11-го Её Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны: Кримп и Стецкий,

оба – с 19-го июля и Тихонов, с 4-го августа – 1915 года.

22-го, Кунцевич,

24-го, Сергеев,

29-го, Андреев,

31-го: Комин, Василенко и Бохенский,

33-го, Князь Микеладзе,

34-го, Дорошенко,

– Жиряков,

все девять – с 19-го июля 1915 года.

Кавказских:

1-го Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича, Кардаков, с 22-го августа 1915 года.

2-го, Бржезицкий,

3-го, Коноплин,

Числящийся по армейской пехоте и в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, состоящий в 2-м Стрелковом полку, Графф,

все трос – с 19-го июля 1915 года.


 


10-го Января

1916 г.                                                                            Воскресенье № 9

РУССКИЙ ИНВАЛИД

ГАЗЕТА ВОЕННАЯ

ПЕТРОГРАД

ГОД 104-Й

 

ПОДПИСНАЯ ЦЕНА с доставкой или пересылкой:

 

На год

11 м.

10 м.

9 м.

8 м.

7 м.

6 м.

5 м.

4 м.

3 м.

2 м.

1 м.

 

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

р.

к.

В России

9

8

50

8

7

50

7

6

50

5

75

5

4

25

3

25

2

25

1

25

Заграницею

15

14

13

12

11

10

 

9

8

6

50

5

3

50

2

 

Подписка без доставки не принимается.

Отдельные номера газеты продаются в конторе редакции во 5 коп.

ПОДПИСКА И ОБЪЯВЛЕНИЯ принимаются в конторе редакции от 10 час. утра до 5 час. дня,

Петроград, угол Литейного и Пантелеймонской, №№ 21 – 14. Телефон 672.

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ. 1) частные – по тарифу – 20 к. за строку петита. За рассылку частных объявлении взимается 1 коп. с первого лота я по ½ коп. с остальных лотов экземпляра объявления; 2) казенные (т. е. о вызове наследников) – на основании цирк. Главн. Шт. 1900 г., № 282, должны быть доставляемы в Главный Штаб, с приложением за троекратное напечатание 2/коп. с каждой буквы и цифры.

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ АДРЕСА уплачивается: Петроградского на иногородний и иногороднего на Петроградский по срокам: за 1 месяц – 30 к., за 2 мес. – 50 к., за 3 мес. и свыше – 70 к.; иногороднего на иногороднийкаждый раз 20 к.; внутреннего (внутри Империи) на заграничный – разница между подписною платою на газету на соответственный срок заграницею и в России.

Перемена адреса: Петроградского на Петроградский же или временного (лагерного, дачного) обратно на Петроградский, а также заграничного на внутренний, – производится бесплатно.

При заявлении о перемене адреса необходимо сообщать прежний адрес или присылать бандероль, под которой газета получалась.

 

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА: ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ. От Штаба Верховного Главнокомандующего. – Высочайшие награды, объявленные в Высочайших приказах от 26-го, 27-го и 28-го декабря 1915 года. – Высочайшие награды военному духовенству. – Предоставление пострадавшим на войне нижним чинам должностей в военном ведомстве. – Об эмеритальных пенсиях и пособиях, ассигнованных в течение декабря месяца 1915 года. – ВОЙНА. Военный обзор. – Морской обзор. – ТЕЛЕГРАММЫ. – Внутренние известия. – Внешние известия. – СТАТЬИ: Послание сэра Конан-Дойля. Конан-Дойль. – ИЗ ГАЗЕТ. – ОБЪЯВЛЕНИЯ.

Официальный отдел

От штаба Верховного Главнокомандующего

9-го января 1916 года.

Западный фронт

В районе Тенненфельда немцы обстреливали наши окопы бомбами с газом.

К северу от Чарторийска противник вновь тщетно пытался овладеть занятой нами высотой.

В Галиции, на фронте среднего течения р. Стрипы, отражены попытки противника приблизиться к нашим окопам. На нижнем течении Стрыпы и на Днестре мы атаковали противника, занимавшего высоту к северо-востоку от Язловец и с. Даброва, к юго-востоку от Латач. Селение Даброва нами уже занято. К северо-востоку от Черновиц противник у наших окопов взорвал 4 горна, у которых завязался упорный бой.

Черное море

8-го января наши миноносцы уничтожили у берегов Анатолии 40 парусных судов.

Кавказский фронт

Преследование центра турецкой армии, поспешно отступающего из района озера Тортум-Гель, продолжается; нами захватываются пленные, оружие, патроны, снаряжение и различного рода запасы.

Наши казаки, атаковав в конном строю вблизи фортов Эрзерумской крепости турецкий арьергард, изрубили несколько сот турок и захватили в плен более 1000 аскеров, остатки же арьергарда бежали в Эрзерум. Наша артиллерия обстреливала форты Эрзерума.

 

Высочайшие награды:

Объявленные в Высочайшем приказе 26-го декабря 1915 года.

УТВЕРЖДАЕТСЯ:

Производство – на основании Высочайшего повеления 19-го июля 1915 года, со старшинством:

По пехоте:

Числящихся по армейской пехоте и состоящих в – Грязовецком пехотном полку, Прапорщиков: Григолия (Юлиана) и Орлова (Михаила), обоих – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года, в тот же полк.

Прапорщиков армейской пехоты, состоящих в пехотных полках:

125-м Курском, Аргентова (Александра),

– Березинском, Квичау (Георгия),

– Свирском, Шведова (Василия),

– Грязовецком: Бурковского (Владимира) и Николя (Александра),

всех пяти – в Подпоручики, С 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской пехоте.

По кавалерии:

Прапорщиков армейской кавалерии, состоящих:

В 9-м драгунском Казанском Её Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны полку, Интце (Арвита),

В 9-м уланском Курском полку Пермикина (Бориса),

В 9-м гусарском Киевском Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полку: Соколовского (Иосифа) и Шрамченко (Константина),

всех четверых – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской кавалерии.

По инородческим войскам:

Кабардинского конного полка, Прапорщиков: Иванова (Николая) и Мартынова (Георгия),

обоих – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года.

Прапорщика милиции, состоящего в Туркменском конном полку, Жантиева (Егора) – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением по милиции.

Прапорщика армейской кавалерии, состоящего в Кабардинском конном полку, Мухортова (Сергея) – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по армейской кавалерии.

По артиллерии:

Прапорщиков легкой артиллерии, состоящих в – артиллерийской бригаде: Орехова (Петра), Руденко (Гавриила), Тоглиева-Кущиева (Крикора) и Щенсновича (Михаила), всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой легкой артиллерии.

Прапорщика конной артиллерии, состоящего в 16-й конно-артиллерийской батарее, Андриевского (Якова) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой конной артиллерии.

Прапорщиков горной артиллерии, состоящих во 2-м конно-горном артиллерийском дивизионе: Сикорского (Константина) и Скарженовского (Сергея), обоих – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по полевой конной артиллерии.

По инженерным войскам:

Прапорщиков инженерных войск, состоящих:

В – авиационном отряде: Лерхе (Фридриха) и Янковского (Георгия),

В 11-м саперном Императора Николая I батальоне, Александрова (Петра),

В 11-м понтонном батальоне, Горошко (Петра),

В – отдельной телеграфной роте, Осипова (Ивана),

В – воздухоплавательной роте, Луначарского ??

всех шести – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением по инженерным войскам.

 

 

По запасу армии:

Прапорщиков запаса армейской пехоты, состоящих на учете по уездам и призванных на службу в пехотные полки:

125-й Курский, Борисоглебскому, Севастьянова (Михаила),

126-й Рыльский, Киевскому: Данилевича (Константина), Полозова (Алексея) и Ровненскому, Эйхлера (Виктора-Норберта),

127-й Путивльский, Киевскому, Дороганевского (Николая),

128-й Старооскольский: Новоград-Волынскому, Жуковича (Александра), Киевскому, Павлюца (Антона) и Житомирскому, Оношкевича Бориса,

– Березинский, Ревельскому, Оберлейтнера (Августа-Эгона),

– Свирский: Рижскому, Гюнтера (Федора), Юрмана (Эгберта), Петроградскому, Полякова (Александра) и Царскосельскому, Семенова (Александра),

– Грязовецкий: Петергофскому, Антонова (Алексея), Михайловского (Эдуарда) и Петроградскому: Аптекина (Константина) фон-Вильбоа (Павла), Захарова (Георгия), Кильгаста (Николая), Станишевского (Альфреда), Твардовского (Владислава),

– Бугульминский: Казанскому: Лебедева (Александра), Лихачева (Федора), Ожиганова (Михаила), Рихтера (Людвига), Сызранскому: Мазанова (Петра), Мусина-Пушкина (Михаила) и Слободскому, Лопатина (Петра),

– Царевский: Саратовскому. Атемасова (Николая), Гальцева (Михаила), Разумовского (Филарета), Скорнякова (Федора), Степашкина (Константина) и Сердобскому, Смирнова (Ивана),

– Белгорайский: Саратовскому: Архангельского (Николая), Крафта (Ивана), Лепешкина (Николая), Неклепаева (Николая), Серапинина (Александра), Смигельского (Ивана), Тимофеева (Павла), Самарскому, Гюнтера (Альберта), Аткарскому, Козлова (Петра), Царицынскому, Малькова (Ивана), Бахмутскому, Павлова (Федора), Петровскому, Самсонова (Георгия) и Хвалынскому, Рыбакова (Николая),

– Корсунский: Петровскому, Анишенко (Иосиф), Царицынскому: Бабаева (Федора), Краутвурста (Евгения), Милова (Николая), Минина (Вениамина), Покровского (Аркадия) и Астраханскому: Козлова (Василия), Назарова (Николая), Рябикова (Николая), Шарова (Ивана) и Черняева (Порфирия),

– Новоузенский: Сердобскому, Арбенева (Александра), Новоузенскому, Гартмана (Давида), Вольскому, Гумилевского (Виталия), Петровскому, Дрямова (Петра), Балашовскому, Несцера (Теодора), Нижегородскому, Рымаревко (Николая) и Аткарскому, Саранцева (Сергея)

всех шестидесяти пяти – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тем же уездам.

Прапорщиков запаса армейской кавалерии, состоящих на учете по уездам и призванных на службу:

В 10-й драгунский Новгородский полк: Сумскому, Кириенко (Павла), Грайворонскому, Сигиды (Константина), Старобельскому, Струкова (Ярослава) и Зеньковскому, Трипольского (Сергея),

В уланские полки:

9-й Бугский: Сквирскому, Андржейковича (Казимира), Бердичевскому, Кржисецкого (Вячеслава), Дмитриевскому: Минаева (Николая), Минаева (Сергея) и Киевскому, Пономаренко (Сергея),

10-й Одесский: Грайворонскому, Пигули (Ивана), Купянскому, Тихоцкого (Николая) и Ахтырскому, Шиманова (Бориса),

В 9-й гусарский Киевский Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полк, Киевскому, Даттана (Александра),

В конные полки:

Крымский Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны: Московскому, Бибикова (Владимира) и Елисаветградскому, Эрдели (Бориса),

Татарский, Тифлисскому, Князя Джорджадзе (Дмитрия),

Туркменский, Петроградскому: Раевского (Александра) и Князя Ухтомского (Николая),

всех восемнадцати – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии, по тем же уездам.

Прапорщиков запаса легкой артиллерии, состоящих на учете по уездам и призванных на службу:

– Херсонскому, Антонова (Льва), Киевскому: Головина (Константина), Каминского (Петра), Екатеринославскому: Домбровского (Михаила), Кириллова (Дмитрия), Всрхнеднепровскому, Ковердынского (Матвея), Одесскому, Матковского (Луки) и Бахмутскому, Раговского (Николая),

– Московскому: Андреева (Николая), Бовдзея (Леонида), Волкова (Филиппа), Менпингера (Владимира), Пенкевича (Леона), Чудакова (Григория), Пошехонскому, Бехли (Павла), Петроградскому: Арендса (Альфреда-Павла) Боровика (Леонида), Вартенбирга (Владимира), Даненкова (Александра), Кальтенберга (Роберта), Мултановского (Александра), Пакшина (Пьера), Пономарева (Василия), Пыцина (Александра), Архангельскому, Орлова (Михаила) и Старорусскому, Юрре (Николая),

– Оренбургскому, Бокукова (Михаила), Надежина (Евгниия), Троицкому, Добролюбова (Александра), Петроградскому: Лампе (Виктора), Малиновцева (Михаила), Михеева (Владимира), Уфимскому, Пискунова (Валентина) и Бирскому, Чуклина (Якова),

– Одесскому, Каввадеса (Ивана),

В – Заамурский артиллерийский дивизион, Петроградскому, Иванова (Александра),

В Кавказский горный артиллерийский дивизион, Ахалцыхскому, Асланяна (Акопа),

В 11-й мортирный артиллерийский дивизион, Киевскому, Щербаковского (Даниила),

 

 

В парковые артиллерийские бригады:

32-ю: Кременецкому, ??ирта (Аполлинария-Эдуарда), Познанского (Бронислава), Староконстантиновскому, Гацюка (Ивана), Киевскому: Любанского (Дория), Рыбинского (Николая), Удовенкова (Якова), Ровненскому, Лабунского (Витольда), Острогскому, Волынской губернии, Митрапского (Вацлава),

– Екатеринославскому, Гредескула (Сергея) и Киевскому, Тюпи (Сергея),

В 11-й мортирный парковый артиллерийский дивизион, Киевскому, Краятовича (Фомы),

всех сорока девяти – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии, по тем уездам.

Прапорщика запаса ?? артиллерии, состоящего на учете по Нюланской губернии и призванного на службу в – артиллерийскую бригаду, Эзета (Александра) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе легкой артиллерии, по той же губернии.

Прапорщика запаса конной?? артиллерии, состоящего на учете по Петроградскому уезду и призванного на службу в артиллерийскую бригаду, Иванова (Петра) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением в запас легкой артиллерии, по тому же уезду.

Прапорщика запаса го?? артиллерии, состоящего на учете по Петроградскому уезду и призванного на службу в – артиллерийскую бригаду, Катламы (Михаила) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с зачислением в запас легкой артиллерии, по тому же уезду.

Прапорщика запаса конной?? артиллерии, состоящего на учете по Черноморскому уезду и призванного на службу в 16-конно-артиллерийскую батарею, Старосветского (Бориса) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе конной?? артиллерии, по тому же уезду.

 

 

Прапорщиков запаса инженерных войск, состоящих на учете по уездам и призванных на службу:

В 21-й саперный батальон: Киевскому: Абрамовича (Виталия), Полоника (Ивана), Слинко (Истра) и Бердичевскому, Тимофеева (Кирилла).

В – отдельную саперную роту: Пензенскому, Залоги (Сергея) и Сызранскому, Углова (Льва).

В понтонные батальоны:

1-й: Гродненскому, Берзина (Якова-Августа), Виленскому, Богонькова (Николая) и Рижскому, Маурита-Морица (Густава-Фридриха),

11-й: Киевскому, Виксне (Александра), Доброгорского (Николая), Дорохова (Константина), Левитского (Михаила), Поповича (Александра) и Шмидта (Эдмунда),

13-й, Киевскому, Дукомекого (Василия),

В – отдельную телеграфную роту, Зарайскому, Карпеева (Николая),

В – воздухоплавательную роту, Петроградскому, Бубнова (Ивана),

всех восемнадцати – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск, по тем же уездам.

Прапорщиков запаса армейской пехоты, состоящих на учете, по уездам и находящихся на службе в пехотных полках:

– Грязовецком: Московскому, ?? Одесскому, Захарова (Ивана) и Нижегородскому, Савина (Ивана),

– Царевском: Елисаветпольскому, Коджанянца (Аветиса) и Саратовскому, Меркулова (Михаила),

– Белгорайском, Владимирскому, Кареева (Митрофана),

– Корсунском, Одесскому, Рациборского (Ричарда),

всех семи – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тем же уездам.

Прапорщика запаса армейской пехоты, – состоящего на учете по Петроградскому уезду и находящегося на службе в – автомобильной роте, Литовского (Сергея), в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты, по тому же уезду.

Прапорщиков запаса армейской пехоты, находящихся на службе в пехотных полках:

– Березинском, Преображенского (Михаила),

– Свирском, Савельева (Ивана),

– Корсунском: Карпова (Харлампия) и Протасова (Павла),

всех четверых – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты.

Прапорщиков запаса армейской кавалерии, состоящих на учете по уездам и находящихся на службе:

В драгунских полках:

9-м Казанском Её Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны, Киевскому, фон-Мейера (Евгения),

12-м Стародубовском: Нежинскому, Мельченко (Октавиана) и Новохоперскому Трофимова (Алексея),

В 9-м уланском Бугском полку, Харьковскому, Филиппова (Николая),

всех четверых – в Корнеты, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе армейской кавалерии, по тем же уездам.

Прапорщика запаса инженерных войск, находящегося на службе в – отдельной саперной роте, Мигановича (Ивана) – в Подпоручики, с 19-го июля 1915 года и с оставлением в запасе инженерных войск.

 

Объявленные в Высочайшем приказе 27-го декабря 1915 года

ПРОИЗВОДЯТСЯ:

За отличия в делах против неприятеля, со старшинством:

Из Подполковников в Полковники:

По пехоте:

Пехотных полков:

41-го Селенгинского, Пазюрич, с 25-го августа 1915 года.

61-го Владимирского, Максимович-Григоренко, с 15-го сентября 1915 года.

26-го Сибирского стрелкового полка, Стукалов, с 11-го сентября 1915 года.

По артиллерии:

Командующие дивизионами Сибирских стрелковых артиллерийских бригад:

1-м, 3-й. Будищев, с 5-го июня 1915 года,

2-м, 10-й, Костюрин, с 26-го июля 1915 года,

оба – с утверждением в занимаемых должностях.

Командир 2-й батареи 23-й артиллерийской бригады, Боголюбов, с 5-го мая 1915 года.

Из Капитанов в Подполковники:

По пехоте:

13-го лейб-гренадерского Эриванского Царя Михаила Федоровича полка, Лазарев, с 23-го февраля 1915 года.

Пехотных полков:

41-го Селенгинского, Яворский, с 1-го сентября 1915 года.

42-го Якутского, Чижов, с 25-го августа 1915 года.

104-го Устюжского Генерала Князя Багратиона, умерший от ран, полученных в сражении с неприятелем, Мегентесов, с 29-го июля 1915 года.

114-го Новоторжского, Яковицкий, с 19-го августа 1915 года.

127-го Путивльского, Вроблевский, с 28-го сентября 1915 года.

136-го Таганрогского, Тимковский, с 21-го октября 1915 года.

29-го Сибирского стрелкового полка, Суслов, с 9-го июля 1915 года.

Числящийся по армейской пехоте, исправляющий должность начальника отделения управления дежурного генерала штаба армий – фронта, со- ?? полку, Андросов, с 30-го августа1914 года.

По артиллерии:

Артиллерийских бригад:

Командующие батареями:

26-й, 2-ю, Мицеловский, с 20-го августа 1915 года,

– 2-ю, Иванов, с 12-го июля 1915 года,

оба – с утверждением в занимаемых должностях.

– артиллерийской бригады, Луганин, с 31-го мая 1915 года.

Из Есаулов в Войсковые Старшины:

По казачьим войскам:

– Черноморского полка Кубанского казачьего войска, Вабич (Иван), с 4-го июля 1915 года.

Из Штабс-Капитанов в Капитаны:

По артиллерии:

Артиллерийских бригад:

23-й, Козерский, с 15-го мая 1915 года.

– Глухарев, с 26-го июля 1915 года.

– Гардер, с 14-го августа 1915 года.

2-го Кавказского мортирного артиллерийского дивизиона, Григорьев, с 3-го июня 1915 года.

Из Подъесаулов в Есаулы:

По казачьим войскам:

– Черноморского полка Кубанского казачьего войска, Булавинов (Михаил), с 30-го июня 1915 года.

Из Поручиков в Штабс-Капитаны:

По пехоте:

42-го пехотного Якутского полка, Ластовченко, с 25-го августа 1915 года.

1-го Кавказского стрелкового Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича полка, Цветков, с 8-го мая 1915 года.

По артиллерии:

– Сибирской стрелковой артиллерийской бригады, Вериго, с 27-го августа 1915 года.

 

Конно-артиллерийских батарей:

1-й, Ушаков, с 9-го сентября 1915 года.

9-й, Киленен, с 12-го сентября 1915 года.

Из Подпоручиков в Поручики:

По пехоте:

– Кавказского стрелкового полка, Левченко, с 23-го июля 1915 года.

Числящиеся по армейской пехоте и состоящие в 126-м пехотном Рыльском полку: Каташев и Гуле, оба – с 28-го сентября 1915 года.

По артиллерии:

2-го Кавказского стрелкового артиллерийского дивизиона, Думитрашко, с 1-го июня 1915 года.

В Подпоручики:

По запасу армии:

Прапорщики запаса армейской пехоты, состоящие на учете по уездам, ныне призванные в пехотные полки:

Егорьевскому, 192-й Рымникский, Аникин (Федор), с 11-го марта 1915 года,

Стародубовскому, – Бобруйский, Другов (Виктор), с 24-го декабря 1914 года,

оба – с оставлением в запасе армейской пехоты по тем же уездам.

Прапорщики запаса армейской пехоты:

Состоящие:

В 134-м пехотном Феодосийском полку, Шохин (Александр), с 11-го апреля 1915 года,

В – пехотном запасном батальоне, Иванов (Николай), с 24-го апреля 1915 года,

Числящиеся на учете по уездам и состоящие:

В пехотных полках:

Ольгопольскому, 60-м Замосцском, Мильчинский (Василий), с 26-го марта 1915 года,

Одесскому, 60-м Замосцском, Лизогуб (Терентий),

Ольгопольскому, 60-м Замосцском, Янович (Константин),

оба – с 27-го апреля 1915 года,

Барнаульскому, 94-м Енисейском, Полевничий (Николай), с 12-го июля 1915 года,

Московскому, 123-м Козловском, Рыбин (Владимир), с 12-го декабря 1914 года,

Харьковскому, – Богодуховском, Старченко (Захарий), с 1-го июня 1915 года,

Екатеринославскому, – Александрийском, Аничин (Матвей), с 6-го мая 1915 года,

Симбирскому, – Шацком, Логинов (Иван), с 7-го февраля 1915 года,

Московскому, – Васильковском, Сонин (Иван), с 19-го января 1915 года,

Юхновскому, – Солигаличском, Соколов (Семен), с 1-го июня 1915 года,

В Стрелковых полках:

Шацкому, 5-м, Лункин (Федор), с 15-го февраля 1915 года,

Сибирских:

Московскому, 7-м, Балуев (Михаил), с 14-го февраля 1915 года,

Кунгурскому, 13-м, Иванов (Николай), с 28-го февраля 1915 года,

Угличскому, – Баринов (Сергей), с 3-го мая 1915 года,

Рославльскому, 12-м Финляндском, Кудрявцев (Василий), с 6-го мая 1915 года,

все семнадцать – с оставлением в запасе армейской пехоты, последние пятнадцать по тем же уездам.

Числящийся на учете по Екатеринодарскому отделу Кубанской области и состоящий в – Кубанском пластунском батальоне, Пасько (Дмитрий), с 8-го июня 1915 года и с оставлением в запасе армейской пехоты по тому же отделу.

По государственному ополчению:

Призванный из Государственного ополчения в – пешую Кубанскую дружину, Авшаров (Вениамин), с 30-го июля 1915 года.

В Прапорщики легкой артиллерии:

По артиллерии:

Классный артиллерийский техник 2-го Кавказского мортирного артиллерийского дивизиона, Губернский Секретарь Рейман, с 8-го декабря 1914 года.

На основании С. В. II. 1869 г. VIII (изд. 3), 59, в Подпоручики, со старшинством:

По запасу армии:

Прапорщики, состоящие на учете по уездам, ныне призванные в пехотные полки:

Ялтинскому, 83-й Самурский, Семенов (Александр), с 10-го ноября 1914 года.

?? Генерал-Фельдмаршала Графа Шереметева, убитый в сражении с неприятелем, Меньков (Николай), с 17-го ноября 1914 года.

Гайсинскому – Изюмский, Хращевский (Григорий), с 20-го февраля 1915 года.

Варшавскому – Мстиславский, Титов (Виктор), с 7-го ноября 1914 года.

На ваканции, из Капитанов в Полковники:

По артиллерии:

Лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады, Чернявский – с назначением командиром 2-й батареи той же бригады,

Лейб-гвардии Стрелкового артиллерийского дивизиона, Булашевич – с назначением командиром лейб-гвардии Стрелкового паркового артиллерийского дивизиона,

оба – со старшинством с 6-го декабря 1915 г.

 

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать, за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Ордена:

Св. Равноапостольного Князя Владимира 3-й степени:

Числящимся по армейской пехоте:

Полковникам:

Исправляющему должность помощника окружного интенданта Омского военного округа, Георгию Ливадину.

Заведывающему интендантскою частью штаба – армии, Василию Дмитриеву.

Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени:

Числящимся по армейской пехоте:

Полковникам:

Корпусному интенданту 6-го армейского корпуса, Евгению Кандаки.

Председателю Киевской интендантской приемной комиссии, Павлу Болотову.

Начальнику Тифлисского интендантского вещевого склада, Петру Уманец-Дмитровскому.

Дивизионным интендантам: пехотных дивизий: 5-й, Сергею Главацкому, 41-й, Георгию Корнеенко и 2-й Кавказской стрелковой дивизии, Францу Горецкому.

Исправляющему должность офицера резерва окружного интендантского управления Киевского военного округа, отставному Полковнику Владимиру Лехту.

Подполковникам:

Дивизионному интенданту 49-й пехотной дивизии, Николаю Соханскому.

Помощнику председателя Киевской интендантской приемной комиссии, Михаилу Фролову.

Помощнику начальника Тифлисского интендантского вещевого склада, Петру Красноцветову.

Столоначальнику окружного интендантского управления Киевского военного округа, Капитану Исидору Чемерницкому.

Командующему 5-м взводом дивизионного обоза 44-й пехотной дивизии, Капитану Владимиру Кублицкому-Пиотуху.

Св. Анны 2-й степени:

Числящимся по армейской пехоте:

Корпусному интенданту Гвардейского корпуса, Полковнику Евгению Силичу.

Подполковникам:

Штаб-офицеру для поручений управления корпусного интенданта 9-го армейского корпуса, Цезарию Добровольскому.

Заведывающему интендантской частью этапно-хозяйственного отдела штаба – армии, Вячеславу Адамовичу.

Исправляющему должность штаб-офицера для поручений управления корпусного интенданта 24-го армейского корпуса, Капитану Готлибу Грауману.

Св. Анны 3-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте, обер-офицеру для поручений управления дивизионного интенданта Кавказской туземной конной дивизии, Капитану Николаю Мартынову.

Св. Станислава 2-й степени:

Числящемуся по армейской пехоте, дивизионному интенданту 35-й пехотной дивизии, Полковнику Сергею Миледину.

Утверждается пожалование:

За отличия в делах против неприятеля:

Орденов:

Св. Анны 2-й степени с мечами:

42-го пехотного Якутского полка, Полковнику Евграфу Скорятину.

Призванному на службу в Государственное ополчение, командиру – пешей Курской дружины, зауряд-Полковнику Василию Белявскому.

Подполковникам:

Пехотных полков:

41-го Селенгинского, Фоме Павловскому.

189-го Измаильского, Александру Мрозинскому.

Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом:

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Черниговской дружины Прапорщику Валентину Иванову.

Св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»:

– мортирного артиллерийского дивизиона, состоящему в прикомандировании к отдельному батальону 2-го Балтийского флотского экипажа, Штабс-Капитану Анатолию Билетову.

54-го пехотного Минского полка, состоящему в прикомандировании к отдельному батальону 2-го балтийского флотского экипажа, Поручику Виктору Краевскому.

Призванному на службу в Государственное ополчение – ополченской конной сотни Прапорщику Князю Петру Долгорукову.

Св. Станислава 2-й степени с мечами:

Бывшему начальнику штаба 12-й пехотной дивизии, ныне командиру 9-го Стрелкового полка, Полковнику Николаю Запольскому.

Капитанам:

81-го пехотного Апшеронского Императрицы Екатерины Великой, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича полка, Владимиру Фрейгангу.

24-го мортирного артиллерийского дивизиона, Петру Дашевскому.

Штабс-Капитанам:

– Заславского пехотного полка, Степану Яковчику.

15-й артиллерийской бригады, Владимиру ??радовичу

1-го Линейного Генерала Вельяминова полка Кубанского казачьего войска Подъесаулу Ивану Федорову.

16-го Донского казачьего Генерала Грекова 8-го полка Сотнику Федору Максимову.

76-го пехотного Кубанского полка Подпоручику Сергею Иванову.

Призванному из запаса полевой легкой артиллерии в 11-ю парковую артиллерийскую бригаду, Прапорщику Андрею Преднеку.

Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом:

Призванным на службу в Государственное ополчение, – пешей Полтавской дружины Прапорщикам: Ивану Коломиецу и Александру Омелянскому.

Мечей к имеющемуся ордену Св. Анны 2-й степени:

9-го гусарского Киевского Генерал-Фельдмаршала Князя Николая Репнина полка Полковнику Андриану Надеину.

– пехотного Кромского полка Подполковнику Дмитрию Чиканчи.

Мечей к имеющемуся ордену Св. Станислава 2-й степени:

Бывшему начальнику штаба 15-й пехотной дивизии, ныне командиру 59-го пехотного Люблинского полка, Полковнику Сергею Кирпотенко.

– пехотного Кромского полка Подполковнику Дмитрию Чиканчи.

 

За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий:

Орденов:

Св. Анны 2-й степени:

Полковникам:

Служившему лейб-гвардии в Сводно-Казачьем полку, ныне командиру 1-го Уральского казачьего полка, Михаилу Бородину.

Числящемуся по армейской пехоте, начальнику – тылового эвакуационного пункта, Владимиру Рыбицкому.

Числящемуся по гвардейской легкой артиллерии, начальнику подвижной починочной мастерской – Сергею Лейбину.

Числящимся по полевой легкой артиллерии:

Начальнику подвижной починочной мастерской – Сергею Бриммеру.

Штаб-офицеру, осматривающему оружие в войсках Киевского военного округа, Михаилу Куну.

Призванному на службу в Государственное ополчение, командиру – пешей Волынской дружины, Николаю Резанову.

Подполковникам:

Числящемуся по армейской пехоте, Ново-Ушицкому уездному воинскому начальнику, Владимиру Лазицкому

Числящемуся по полевой легкой артиллерии, бывшему штаб-офицеру для поручений артиллерийского отдела штаба – армии, ныне помощнику начальника подвижной починочной мастерской – по хозяйственной части, Леониду Коховскому.

6-го железнодорожного батальона: Александру Кипайтуло и Александру Михелеву.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

Пеших дружин:

– Черниговской, Сергею Касаткину.

– Полтавской, Андрею Найденко.

Командиру – ополченской конной сотни, Георгию Гаврику.

Капитанам:

189-го пехотного Измаильского полка, состоящему при штабе – армии, Георгию Макарову.

Ивангородской крепостной артиллерии, Ивану Пучкову.

Числящемуся по инженерным войскам, исправляющему должность обер-офицера управления по квартирному довольствию войск временного военного генерал-губернаторства Галиции, Павлу Батыреву.

3-го Кавказского саперного батальона, Петру Алексееву.

Брест-Литовской крепостной саперной роты, Анатолию Розенбергу.

3-го железнодорожного батальона, Сергею Сафонову.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – пешей Полтавской дружины, Михаилу Ревуцкому.

 

 

Штабс-Капитанам:

Числящемуся по армейской пехоте, состоящему в комплекте офицеров для поручений при заведывающих передвижением войск, Сергею Добровольскому.

– отдельной саперной роты, Ивану Аксенову.

Числящемуся по железнодорожным войскам, исправляющему должность помощника начальника отделения военно-эксплуатационного отдела управления начальника военных сообщений армий – фронта, Николаю Васильеву.

7-го драгунского Кинбурнского полка, состоящему при управлении генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями – фронта, Штабс-Ротмистру Михаилу Иващенко.

Призванному на службу в Государственное ополчение, – ополченской конной сотни Корнету Николаю Шевандину.

Св. Анны 3-й степени:

Призванным на службу в Государственное ополчение:

Командирам пеших дружин:

– Минской, Полковнику Александру Обуху.

Зауряд-Полковникам:

– Киевской, Алексею Рудзевичу.

– Киевской, Михаилу Златковскому.

– Минской, Петру Красникову.

Подполковникам:

Числящимся по армейской пехоте:

Этапному коменданту гор. Броды, Князю Александру Черкасскому.

Могилевскому, Подольской губернии, уездному воинскому начальнику, Флегонту Пономареву.

Капитанам:

Числящимся по армейской пехоте:

Состоящему в комплекте офицеров для поручений при заведывающих передвижением войск, Константину Беловодскому.

Состоящему в резерве чинов при штабе Киевского военного округа, Давиду Бехману.

Исправляющему должность делопроизводителя управления по квартирному довольствию войск временного военного генерал-губернаторства Галиции ?? Петру Протопопову и исправляющего ?? производителя того же управления, Василию Протопопову.

Призванным на службу в Государственное ополчение:

Состоящему при управления инспектора инженерной части Киевского военного округа, военному инженеру, Борису Малиновскому.

Зауряд-Капитанам:

– пешей Могилевской дружины, Петру Вокульскому.

– пешей Черниговской дружины, Ивану Степанченко.

Ротмистрам:

Командирам ополченских конных сотен:

– Александру Подрятову.

– Ивану Резникву.

Штабс-капитанам:

6-го железнодорожного батальона, Аркадию Скребневу и состоящему в том ж