Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

Пятидесятилѣтіе С.-Петербургской Пятой Гимназіи 1845—1895

Dulcis amice, gravem scribendi attende laborem!

Изъ среднев. монаст. рукописи.

Составилъ по порученію Педагогическаго Совѣта К. А. Ивановъ

С.-ПЕТЕРБУРГЪ

Типографія Высочайше утвержденнаго Товарищества «Общественная Польза»,

Большая Подъяческая, № 39

1896

Дозволено цензурою. С.-Петербургъ, 9 Сентября 1895 г.

СОДЕРЖАНІЕ:

I. Историческій очеркъ.

Основаніе Пятой гимназіи 1-23

Первый учебный годъ 23-35

Дальнѣйшее развитіе Пятой гимназіи 35-54

Періодъ литературныхъ и читательныхъ бесѣдъ 54-77

Передъ Уставомъ 1864 года 77-92

Пятая гимназія подъ управленіемъ Александра Николаевича Бѣляева 92-130

Пятая гимназія подъ управленіемъ Ивана Ѳедоровича Шрамека 130-192

а) Общество вспомоществованія 144-147

б) Перестройка Пятой гимназіи 147-158

в) Учебно-воспитательная часть 158-192

Пятая гимназія за послѣднія 11-ть лѣтъ 193-234

а) Учебно-воспитательная сторона 196-222

б) Матеріальная сторона 222-226

в) Дни знаменательные 226-234

II. Списокъ учениковъ, окончившихъ курсъ ученія въ Пятой гимназіи.

III.    Списокъ служащихъ въ Пятой гимназіи.

IV. Списокъ литературныхъ трудовъ настоящихъ преподавателей Пятой гимназіи.

V. Списокъ лицъ, служившихъ въ Пятой гимназіи.

VI. Списокъ литературныхъ трудовъ бывшихъ преподавателей Пятой гимназіи.

VII. Списокъ лицъ, бывшихъ учениками Пятой гимназіи.

VIII. Списокъ лицъ, подвергавшихся испытанію зрѣлости и получившихъ свидѣтельства зрѣлости.

IX. Списокъ лицъ, выдержавшихъ при Пятой гимназіи испытанія для поступленія на военную службу.

X. Приложенія.

ПРЕДИСЛОВІЕ

Принимаясь за исполненіе возложеннаго на него Педагогическимъ Совѣтомъ СПБ. Пятой гимназіи порученія, авторъ настоящаго труда задался цѣлью составить удобочитаемый историческій очеркъ, который изобразилъ бы въ главнѣйшихъ моментахъ жизнь учебнаго заведенія за истекшее пятидесятилѣтіе. Онъ старался избѣгать всего того, что, увеличивая количество страницъ и листовъ, нисколько не способствуетъ уясненію существенныхъ сторонъ во внутренней жизни учебнаго заведенія. Онъ старался избѣгать и тѣхъ пріемовъ, которые могли бы сообщить его работѣ характеръ сухого канцелярскаго отчета. Изучая послѣдовательно гимназическій архивъ, онъ нашелъ интересъ въ своей работѣ; за пожелтѣвшими листами бумаги, за выцвѣтшими буквами и цифрами, онъ видѣлъ порою живыхъ людей, живое дѣло. Можетъ быть, и въ читателѣ зародится то же чувство: тогда авторъ сочтетъ свою работу небезплодной. Если въ работѣ его найдутъ что-либо полезное для себя его коллеги по профессіи и родители, авторъ сочтетъ свою цѣль достигнутою. Работая надъ своею хроникой, авторъ старался изобразить внутреннюю жизнь Пятой гимназіи на фонѣ тѣхъ измѣненій, тѣхъ преобразованій, которыя пережила за истекшее пятидесятилѣтіе наша средняя школа, останавливаясь на послѣднихъ, впрочемъ, по стольку, по скольку позволяли размѣры его труда.

Весь историческій матеріалъ за все пятидесятилѣтіе разработанъ авторомъ на основаніи архивныхъ рукописей, не исключая и такихъ отдѣловъ книги, какъ общій списокъ всѣхъ лицъ, бывшихъ учениками Пятой гимназіи, или списокъ учениковъ, окончившихъ въ ней курсъ ученья, хотя оба списка за періодъ времени съ 1845—1873 г. и были помѣщены въ историческомъ очеркѣ, составленномъ за только что указанный періодъ времени г. Радонежскимъ.

Кромѣ рукописнаго матеріала, хранящагося въ архивѣ Пятой гимназіи, авторъ пользовался почтеннымъ трудомъ перваго инспектора ея Андрея Степановича Воронова *) и различными оффиціальными изда-

------------------------

*) Историко-статистическое обозрѣніе учебныхъ заведеній СПБ. Уч. Окр.

II

ніями. Источникомъ для него служили и воспоминанія, сохранившіяся у старожиловъ гимназіи. Свѣдѣнія о настоящемъ положеніи бывшихъ учениковъ Пятой гимназіи онъ получалъ въ большинствѣ случаевъ отъ нихъ же, но — къ чему скрывать? — собираніе этихъ свѣдѣній оказалось дѣломъ весьма труднымъ и сложнымъ.

Еще въ 1891 году Совѣтъ Пятой гимназіи обратился къ бывшимъ ученикамъ ея съ оффиціальнымъ извѣщеніемъ о предстоящемъ юбилеѣ и просьбой доставлять свѣдѣнія о своемъ настоящемъ положеніи. Увы, въ теченіе четырехъ лѣтъ отозвались на это обращеніе едва-ли десять человѣкъ! Авторъ настоящаго труда обратился минувшимъ лѣтомъ съ новыми воззваніями, и, благодаря любезному содѣйствію редакціи Новаго Времени и др. періодическихъ изданій, ему удалось восполнить многіе пробѣлы: бывшіе ученики стали отзываться. Il vant mieux plus tard, que jamais, и авторъ сердечно благодаренъ отозвавшимся, но не можетъ умолчать о томъ, что ему пришлось предпринять цѣлую работу, вступить въ частную корреспонденцію, обратиться къ различнымъ справочнымъ изданіямъ, однимъ словомъ — потратить много энергіи и труда, чтобы узнать кое-что о нѣсколькихъ десяткахъ лицъ. И все-таки, какъ увидитъ читатель, не всѣ пробѣлы удалось заполнить: конечно, не авторъ предлагаемой книги виноватъ въ этомъ. Можетъ быть, невиновато и большинство изъ тѣхъ, которые не откликнулись на призывъ, но фактъ остается фактомъ, и авторъ счелъ необходимымъ отмѣтить его. Причину его слѣдуетъ видѣть не въ недостаткѣ любви и благодарности къ родному учебному заведенію, а просто, въ нѣкоторой безпечности.

Любовь и благодарность, несомнѣнно, живутъ въ груди бывшихъ питомцевъ Пятой гимназіи. Авторъ встрѣчалъ эти чувства и у тѣхъ бывшихъ воспитанниковъ Пятой гимназіи, которые не окончили въ ней курса ученья, а, по различнымъ обстоятельствамъ, перешли въ другія учебныя заведенія. Доказательствомъ служатъ письма, полученныя авторомъ отъ такихъ временныхъ учениковъ Пятой гимназіи. Въ этой любви онъ почерпалъ новыя силы для приведенія въ исполненіе предпринятаго имъ труда.

С.-Петербургъ

2 Сентября 1895 г.

ИСТОРИЧЕСКІЙ ОЧЕРКЪ.

I. Основаніе Пятой гимназіи.

Открытіе Спб. Пятой гимназіи было вызвано крайнею необходимостыо, такъ какъ четыре гимназіи, до того времени существовавшія въ Петербургѣ, далеко не удовлетворяли потребностямъ столичнаго населенія. Передъ сотнями просителей онѣ закрывали свои двери, будучи побуждаемы къ этому прогрессивнымъ увеличеніемъ числа своихъ учениковъ. «Нѣтъ вакансій» — вотъ лаконическій отвѣтъ, который уносили съ собою огорченные родители, приводившіе дѣтей своихъ къ источникамъ просвѣщенія. Легко выговорить эти два слова, но нетрудно и представить себѣ то тяжелое положеніе, въ которое ставитъ подобный отвѣтъ семью.

Въ особенно затруднительномъ положеніи находилось населеніе воспѣтой Пушкинымъ Коломны. Кромѣ общихъ причинъ здѣсь имѣла мѣсто своя спеціальная: удаленность Коломны, представляющей одну изъ Петербургскихъ окраинъ. Представьте себѣ, что послѣ продолжительныхъ мытарствъ Коломенскому обывателю наконецъ удалось достучаться въ одну изъ гимназій, помѣстить въ число ея питомцевъ своего сына. Какія послѣдствія влекла за собою подобная удача? Отъ нея непремѣнно страдали и серьезно страдали чьи-либо инте-

2

ресы — или сына или отца: или мальчику приходилось ежедневно, во всякую погоду совершать своего рода экскурсіи отъ Покрова, положимъ, къ Пустому рынку 1), или отцу, обывателю Коломны, переселяться на новое мѣстожительство. Надо полагать, большинство поступало такимъ образомъ, но, поступая такъ, приносило извѣстную жертву: вѣдь было же что-нибудь такое, что заставляло данное лицо жить именно въ Коломнѣ, а не въ другомъ мѣстѣ.

Высшее учебное Начальство не могло не обратить свосго просвѣщсннаго вниманія на насущную потребность Петербургскаго населенія. Еще за семь лѣтъ до основанія нашей гимназіи возникъ вопросъ объ открытіи учебнаго заведенія, соотвѣтствующаго нынѣшнимъ четырехкласснымъ прогимназіямъ. Воспитанники этого учебнаго заведенія, по окончаніи курса въ немъ, могли бы переходить въ пятый классъ какой-либо изъ существующихъ гимназій, такъ какъ были переполнены учениками только низшіе классы ихъ 2). Тогдашній Министръ Народнаго Просвѣщенія графъ Сергѣй Семеновичъ Уваровъ остановилъ свое вниманіе именно на забытой до того времени Коломнѣ, какъ на мѣстности, въ которой должно было пріютиться новое учебное заведеніе.

Мысль графа Уварова не осуществилась, но неизбѣжно долженъ былъ наступить моментъ ея осуществленія, такъ какъ причина, вызвавшая ее, продолжала существовать: низшіе классы Петербургскихъ гимназій, по прежнему, переполнялись воспитанниками, хотя при нихъ

-----------------------

1) Въ настоящее время встрѣчаются ученики, которые ежедневно являются къ Аларчину мосту съ Петровскаго острова или вообще съ какой-либо отдаленной отъ Пятой гимназіи части города. Объясняется это рѣдкое явленіе только любовью къ заведенію, привычкой къ тому товарищескому кругу, который создали время и общіе интересы.

2) Такъ, въ 1838 году изъ 348 учениковъ Спб. Второй гимназіи на четыре высшихъ класса приходилось только 90, въ Третьей гимназіи изъ 355-ти только 88. Между тѣмъ какъ на два младшихъ класса приходилось по 80, 90 и даже 100 воспитанниковъ. А. Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе учебныхъ заведеній Спб. Уч. Окр. съ 1829 по 1853 годъ.

3

открывались параллельныя отдѣленія 1). Неудобство это не ускользнуло отъ Высочайшаго вниманія: въ немъ лично убѣдился Государь Императоръ Николай Павловичъ, посѣтившій осенью 1844 года Четвертую гимназію. Вопросъ объ открытіи новаго учебнаго заведенія, снова поднятый еще въ началѣ только-что названнаго года, получилъ, такъ сказать, Высочайшую санкцію, сталъ на прочную почву. Участь нашего заведенія была рѣшена. Оставался только открытымъ вопросъ о типѣ новаго учебнаго заведенія.

Дѣло въ томъ, что еще въ февралѣ 1844 года исправлявшій тогда должность Попечителя С.-Петербургскаго учебнаго округа, князь Волконскій, въ своемъ донесеніи Министру Народнаго Просвѣщенія высказалъ, между прочимъ, слѣдующую мысль: «промышленное направленіе нашего времени заставляетъ желать, чтобы одно изъ гражданскихъ учебныхъ заведеній сей столицы было назначено изученію точпыхъ наукъ». Далѣе князь Волконскій говоритъ, что онъ не имѣетъ въ виду создать техническое учебное заведеніе, но полагаетъ возможнымъ открыть «Пятую семиклассную гимназію», въ которой не преподавалось бы древнихъ языковъ, а было бы, въ замѣнъ ихъ, усилено преподаваніе математики и физики, введено преподаваніе начертательной геометріи, механики, естественной исторіи трехъ царствъ и элементарной химіи. Остальные предметы, по мнѣнію князя Волконскаго, должны преподаваться въ предполагаемомъ учебномъ заведеніи въ объемѣ гимназическаго курса. Такимъ образомъ князь Волконскій проектировалъ тотъ типъ среднеучебнаго заведенія, который называется въ настоящее время реальнымъ училищемъ.

Мнѣніе, высказанное кн. Волконскимъ, было передано Министромъ Народнаго Просвѣщенія въ октябрѣ 1844 года на разсмотрѣніе особаго комитета, состоявшаго подъ предсѣдательствомъ управлявшаго въ то время Петербургскимъ учебнымъ округомъ Ректора здѣшняго

1) Высочайшее соизволеніе на открытіе параллельныхъ отдѣленій воспослѣдовало 6 Іюля 1837 г.

4

университета Плетнева. Комитетъ не согласился съ княземъ Волконскимъ только въ одномъ пунктѣ: находя возможнымъ совершенно не вводить въ курсъ Пятой гимназіи греческаго языка, въ то же время онъ высказался за сохраненіе латинскаго языка и въ предполагаемомъ учебномъ заведеніи новаго типа. Латинскій языкъ считали необходимымъ сохранить для того, чтобы не лишить воспитанниковъ новой гимназіи возможности поступать въ Университетъ и Медико-Хирургическую Академію. Самое обученіе этому языку проектировалось въ скромныхъ размѣрахъ. Согласно съ этимъ общимъ положеніемъ комитетъ составилъ проектъ штата предполагаемой гимназіи и представилъ его Министру Народнаго Просвѣщенія.

Графъ Уваровъ отнесся къ представленному комитетомъ мнѣнію неодобрительно. Онъ напомнилъ комитету о главной цѣли, которая имѣлась въ виду при возбужденіи вопроса о новомъ гражданскомъ учебномъ заведеніи; цѣль эта — по мнѣнію Министра — можетъ быть достигнута только въ томъ случаѣ, если новое учебное заведеніе будетъ основано на общихъ началахъ, указанныхъ въ Уставѣ 1828 года, если не будетъ разногласія между его программой и программами остальныхъ гимназій; наконецъ, на первое время, новое заведеніе можетъ состоять только изъ четырехъ низшихъ классовъ.

Комитетъ выработалъ новый проектъ штата для Пятой гимназіи, во всемъ согласно съ существующими положеніями, при чемъ допустилъ только единственное отступленіе, не назначивъ особаго учителя для преподаванія греческаго языка: желающіе обучаться этому языку, поясняетъ онъ, могутъ переходить въ другія гимназіи, по прохожденіи въ Пятой гимназіи курса трехъ низшихъ классовъ: дѣло въ томъ, что греческій языкъ, введенный въ курсъ нѣкоторыхъ гимназій, преподавался въ то время, начиная съ четвертаго класса.

По окончаніи трудовъ вышеупомянутаго комитета, Министръ Народнаго Просвѣщенія вошелъ въ Комитетъ Министровъ съ запискою по вопросу объ основаніи Пя-

5

той гимназіи. Въ запискѣ гр. Уваровъ говоритъ, что еще въ декабрѣ 1838 года онъ всеподданнѣйше докладывалъ Его Императорскому Величеству объ учрежденіи въ столицѣ такого училища, котораго классы «соотвѣтствовали бы четыремъ начальнымъ классамъ гимназіи, съ тѣмъ чтобы ученики сего училища, по окончаніи въ немъ курса, могли поступить въ слѣдующій высшій классъ одной изъ С.-Петербургскихъ гимназій по своему усмотрѣнію». «Устройство этого училища — продолжаетъ графъ Уваровъ Его Величеству благоугодно было Высочайше повелѣть: «отложить до удобнѣйшаго случая». Далѣе записка говоритъ о переполненіи воспитанниками младшихъ классовъ гимназій, о вышеупомянутомъ посѣщеніи Государемъ Императоромъ Ларинской гимназіи. «При разсмотрѣніи дѣла — читаемъ въ заключеніи объ учрежденіи въ С.-Петербургѣ Пятой гимназіи; я принялъ въ основаніе существенную необходимость и возможное сокращеніе издержекъ на сей предметъ отъ казны, и вслѣдствіе того полагаю: Пятую гимназію открыть въ наемномъ домѣ, на основаніи устава учебныхъ заведеній, Высочайше утвержденнаго 8 декабря 1828 года, для однихъ только приходящихъ учениковъ, и на сей разъ ограничить ее четырьмя низшими классами, съ назначеніемъ для управленія симъ заведеніемъ инспектора и съ подчиненіемъ онаго директору училищъ С.-Петербургской губерніи, не завѣдывающему ни одною изъ здѣшнихъ гимназій. Впослѣдствіи, по мѣрѣ средствъ, заведеніе это можетъ быть приведено въ полный уставомъ опредѣленный составъ изъ семи классовъ. На покрытіе издержекъ, исчисленныхъ по штату четырехъ классовъ Пятой гимназіи, согласному съ штатами прочихъ здѣшнихъ гимназій, съ присовокупленіемъ только суммы на наемъ помѣщенія, всего по 7201 р. 17 коп. сер. въ годъ, я полагаю необходимымъ отпускать изъ Государственнаго Казначейства по 5680 р. сер. въ годъ, а остальныя затѣмъ издержки пополнять изъ сбора платы съ учащихся. Что касается до суммы на первоначальное обзаведеніе, то я имѣю для сего въ виду средства. Въ

6

случаѣ Высочайшаго на это соизволенія я полагаю открыть Пятую гимназію, по настоятельной въ томъ надобности, съ начала 1845—46 уч. года, т. е. въ августѣ мѣсяцѣ, а какъ предварительно открытія предстоятъ нужныя къ сему распоряженія, то инспектора опредѣлить немедленно по утвержденіи настоящаго представленія моего. 1) Въ виду того обстоятельства, что Министръ Финансовъ не находилъ возможнымъ отпустить сумму, необходимую на содержаніе Пятой гимназіи, ранѣе слѣдующаго, 1846 года, графъ Уваровъ заявилъ, что въ текущемъ, 1845 году, Пятая гимназія можетъ существовать на средства Министерства Народнаго Просвѣщенія, ассигнуемыя на чрезвычайныя издержки, или на другія средства его.

Комитетъ Министровъ утвердилъ изложенное нами представленіе графа Уварова, временной штатъ (см. I приложеніе) новой гимназіи былъ разсмотрѣнъ Государемъ Императоромъ 29 іюня 1845 года, а 3 іюля состоялось Министерское распоряженіе объ учрежденіи Пятой гимназіи.

Какъ мы уже читали въ докладной запискѣ Министра, новая гимназія была подчинена директору училищъ С.-Петербургской губерніи. Съ современной точки зрѣнія такое соединеніе двухъ совершенно различныхъ функцій въ рукахъ одного и того-же лица представляется чѣмъ-то страннымъ. Въ 30-хъ и отчасти 40-хъ годахъ смотрѣли на дѣло иначе. По уставу 1828 года «директоръ есть хозяинъ гимназіи и начальникъ всѣхъ казенныхъ училищъ, въ губерніи находящихся; его надзору подчинены пансіоны и другія частныя учебныя заведенія» 2). Здѣсь идетъ рѣчь о директорѣ Губернской гимназіи. Въ С.-Петербургѣ названіе Губернской было присвоено 2-ой гимназіи, и ея директору принадлежало завѣдываніе всѣми училищами въ столицѣ и губерніи, только въ надзорѣ за частными пансіонами столицы ему помогали

------------------------

1) Сборникъ постановленій по Министерству Народнаго Просвѣщенія, томъ 2, отдѣленіе 2-ое.

2) См. Уставъ гимназій и училищъ уѣздныхъ и приходскихъ, § 163.

7

съ 1831 года директоры Первой и Третьей гимназій. Неудобство такого положенія дѣлъ наконецъ должно было обратить на себя вниманіе: въ 1833 году для надзора за частными пансіонами въ столицѣ были учреждены особые инспекторы, а въ концѣ 1836 года управленіе уѣздными и приходскими училищами С.-Петербургской губерніи было изъято изъ вѣдѣнія директора Второй гимназіи и перешло къ особому вѣдомству, извѣстному подъ названіемъ «Дирекція училищъ С.-Петербургской Губерніи» 1).

Первымъ Директоромъ училищъ С.-Петербургской губерніи былъ Статскій Совѣтникъ Юліанъ Михайловичъ Ковалевскій: ему-то и была непосредственно подчинена Пятая гимназія. Въ первой половинѣ іюля исправлявшій въ то время должность Попечителя С.-Петербургскаго учебнаго округа, Ректоръ Университета Плетневъ, отправилъ первое предложеніе на имя директора Ковалевскаго. Въ этомъ предложеніи прежде всего сообщается Высочайшее повелѣніе объ учрежденіи Пятой гимназіи и копія съ разсмотрѣннаго Государемъ Императоромъ штата, затѣмъ Управляющій округомъ предлагаетъ приступить немедленно къ пріисканію удобнаго помѣщенія для Пятой гимназіи, которая должна быть открыта въ Коломнѣ, какъ части города, болѣе прочихъ удаленной отъ существующихъ въ С.-Петербургѣ гимназій, и наконецъ озаботиться объ изготовленіи ученическихъ столовъ, скамеекъ, каѳедръ и сообщить о суммѣ, необходимой для перваго обзаведенія» 2). Въ то же время директору Ковалевскому приходилось организовывать преподавательскій составъ, на что ушли іюнь и августъ. Насколько серьезно относился директоръ Ковалевскій къ своему дѣлу, можетъ показать слѣдующій отрывокъ изъ представленія его Попечителю о преподавателѣ латинскаго языка, Климовскомъ, котораго онъ желалъ включить въ преподавательскій персоналъ новой гимназіи. «Знанія его въ латинскомъ языкѣ совершенны, полны... учащіеся непримѣтно для

---------------------------

1) Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе.

2) Предложеніе отъ 11 іюля, за № 2015.

8

нихъ, безъ обремененія, успѣвать будутъ въ латинскомъ языкѣ, со всею строгостью послѣдовательности въ изложеніи предмста, по распредѣленію Климовскаго. Принявъ въ уваженіе, что одно лишь это условіе расположить можетъ учениковъ къ охотному изученію латинскаго языка, скажу съ убѣжденіемъ, что Климовскаго принимаю въ этомъ отношеніи за находку, которой нужно дорожить предъ всѣми...» 1). Все это высказалъ директоръ Ковалевскій на основаніи обстоятельныхъ бесѣдъ съ намѣченнымъ имъ прсподавателемъ, на основаніи умѣло и тактично произведеннаго ему испытанія. Разсматривая аттестаты о службѣ Климовскаго, имѣющіеся въ нашемъ архивѣ, прочитывая его формуляръ, мы невольно приходимъ къ убѣжденію, что намѣченный директоромъ Ковалевскимъ преподаватель отличался и познаніями, и опытомъ. По окончаніи второго курса въ Виленскомъ Лицеѣ въ 1827 году, Климовскій занимался частнымъ обученіемъ дѣтей. Но это занятіе не удовлетворяло его. Тогда онъ поступилъ въ Виленскій Университетъ, въ которомъ и кончилъ курсъ по богословскому отдѣленію со степеныо магистра. Немедленно по окончаніи университетскаго курса Климовскій былъ назначенъ учителемъ латинскаго языка въ Звенигородскую Духовную Семинарію. Послѣ этого онъ преподаетъ латинскій языкъ въ Острогскомъ уѣздномъ училищѣ, служитъ старшимъ учителемъ въ Новгородсѣверской гимназіи, гдѣ преподаетъ латинскій языкъ и словесность, римскія древности, а также и исторію. Скоро его переводятъ во Вторую Кіевскую гимназію, а черезъ годъ — въ Черниговскую. Здѣсь онъ служитъ пять лѣтъ и осенью 1844 года подаетъ прошеніе объ увольненіи, послѣ одиннадцатилѣтней педагогической дѣятельности 2). Директоръ училищъ Черниговской губерніи выдаетъ ему лестный аттестатъ о его службѣ 3). Спустя около года послѣ выхода его въ отставку, директоръ Ковалевскій вошелъ въ округъ съ вышеуказаннымъ представленіемъ

1) Представленіе отъ 27 іюля 1845 года.

2) Формулярный списокъ о службѣ преподавателя Климовскаго.

3) Отъ 18 октября 1844 года, за № 5.

9

о принятіи его на службу въ Пятую гимназію. Мы отнюдь не желали выдвинуть преподавателя Климовскаго на первый планъ. такъ какъ убѣждены сами, что въ кружкѣ первыхъ педагоговъ Пятой гимназіи были личности, еще болѣе почтенныя, чѣмъ онъ. На примѣрѣ его мы только хотѣли показать, какъ серьезно относился къ своимъ обязанностямъ директоръ Ковалевскій, а въ гимназическомъ архивѣ сохранились наиболѣе цѣнныя для историка данныя именно о преподавателѣ Климовскомъ. Такъ-же серьезно относился Ковалевскій и при выборѣ остальныхъ преподавателей. Надо полагать, что, за однимъ, много-много двумя исключеніями, которыя миновать всегда очень трудно, составъ первыхъ преподавателей Пятой гимназіи былъ прекрасный. Въ наиболѣе затруднительныя условія былъ, вѣроятно, поставленъ директоръ Ковалевскій при выборѣ преподавателей новыхъ языковъ.

Во всякомъ случаѣ, на страницахъ гимназической хроники должны занимать видное мѣсто первые устроители гимназіи. Первый преподавательскій контингентъ Пятой гимназіи состоялъ изъ инспектора, законоучителя, четырехъ старшихъ и двухъ младшихъ учителей. Въ наше время звучатъ нѣсколько странно названія старшаго и младшаго учителя, а потому требуютъ нѣкотораго объясненія. Въ одномъ изъ параграфовъ Устава 1828 года мы читаемъ: «учители наукъ историческихъ и математическихъ, древнихъ языковъ и россійской словесности называются старшими, а учители русской грамматики, географіи и новѣйшихъ иностранныхъ языковъ младшими 1). Совершенно отдѣльно стоятъ законоучители и учители рисованія и чистописанія 2).

Первымъ инспекторомъ нашей гимназіи былъ почтенный изслѣдователь по исторіи русскаго просвѣщенія Анд-

----------------------

1) Уставъ гимназій и училищъ уѣздныхъ и приходскихъ, § 148.

2) Назначенный 25 іюля 1845 г. исправляющимъ должность инспектора адъюнктъ-профессоръ С.-Петербургскаго университета Сомовъ былъ уволенъ, согласно прошенію, до вступленія въ должность, 11 сентября того же года. Дѣятельность же гимназіи началась только 2-го октября, уже при инспекторѣ А. С. Вороновѣ.

10

рей Степановичъ Вороновъ 1), первымъ законоучителемъ священникъ Николай Михайловичъ Мокіевскій 2), преподавателемъ исторіи и географіи кандидатъ С.-Петербургскаго университета Николай Егоровичъ Андреевскій, математики — кандидатъ того же университета Александръ Николаевичъ Бѣляевъ, впослѣдствіи бывшій директоромъ Пятой гимназіи, латинскаго языка — вышеуказанный Казиміръ Севастьяновичъ Климовскій, преподаваніе нѣмецкаго языка было поручено Вильгельму Карловичу Штерну, а французскаго — Карлу Ѳедоровичу Димеру; учителемъ рисованія и чистописанія былъ Александръ Павловичъ Поддубенскій; наконецъ, первымъ письмоводителемъ — Иванъ Ивановичъ Лепешинскій. Старшій учитель лат. языка Климовскій назначенъ 9 августа (предложеніемъ Попечителя за № 2428). Остальные старшіе учителя — русской словесности Вороновъ, математики — Бѣляевъ, исторіи и географіи — Андреевскій, а также законоучитель Мокіевскій и и. д. учителя рисованія Поддубенскій — 31 августа. Въ тотъ же день былъ опредѣленъ и письмоводитель Лепешинскій. И. д. учителя нѣмецкаго языка Штернъ опредѣленъ 3-го, а и. д. учителя французскаго языка Димеръ — 10-го сентября. 11 сентября на мѣсто уволеннаго по прошенію отъ должности инспектора Пятой гимназіи адъюнктъ-профессора Сомова назначенъ старшій учитель Вороновъ. 16 ноября допущенъ къ безплатному преподаванію Закона Божія лютеранскаго исповѣданія пасторъ Рейнике, а 15 декабря (№ 4724) и. д. инспектора Вороновъ утвержденъ въ этой должности, а на его мѣсто назначенъ старшимъ учителемъ русской словесности Кулѣшъ.

Къ концу августа уже сформировался составъ учителей Пятой гимназіи. Къ этому составу и обратился

-------------------------

1) На одну изъ его работъ мы ссылались уже въ своихъ примѣчаніяхъ. Изъ другихъ его сочиненій обращаетъ на себя вниманіе книга: «Федоръ Ивановичъ Янковичъ-де-Миріево или народныя училища въ Россіи при Императрицѣ Екатеринѣ II, С.-П.-Б. 1859 г.»

2) Два года тому назадъ онъ еще служилъ молебенъ въ нашей гимназіи вмѣстѣ съ нашими законоучителями и сказалъ при этомъ прекрасное и глубокопрочувствованное слово. Автору настоящей записки бесѣда съ первымъ законоучителемъ Пятой гимназіи доставила истинное удовольствіе.

11

директоръ Ковалевскій съ слѣдующимъ первымъ оффиціальнымъ предложеніемъ. Объявивши въ немъ о Высочайшемъ утвержденіи положенія и разсмотрѣніи штата, онъ продолжаетъ: «объявляя объ этомъ Совѣту гимназіи, нахожусь въ обязанности просить всѣхъ гг. чиновниковъ оной споспѣшествовать мнѣ мѣрами, отъ каждаго изъ нихъ зависящими, къ скорѣйшему приведенію всего въ исполненіе и въ надлежащій видъ и устройство Пятой гимназіи, и покорно просить воодушевиться тѣмъ усердіемъ и единодушіемъ въ дѣлахъ служебныхъ, которое поставить можетъ открываемое учебное заведеніе на ожидаемой степени успѣховъ и хода. Къ сему нелишнимъ считаю присовокупить, что помѣщеніе для Пятой гимназіи отыскано мною и нанято на пять лѣтъ въ домѣ г. Жеванова, что въ Коломнѣ, у Аларчина моста, и что сдѣлано уже распоряженіе о заготовленіи классной и библіотечной мебели, равно и о производствѣ тѣхъ работъ по дому, которыя признаны необходимыми при открытіи гимназіи въ настоящемъ домѣ» 1).

Первоначальное помѣщеніе, нанятое Дирекціей училищъ для Пятой гимназіи, состояло: а) изъ девяти комнатъ и залы во второмъ этажѣ зданія, выходящаго на Екатерининскій каналъ, съ продольнымъ корридоромъ и прихожими; б) изъ двухъ комнатъ съ кухнею во 2-мъ этажѣ прилегающаго къ главному зданію флигеля, для инспектора классовъ 2); в) изъ нижняго этажа этого флигеля для помѣщенія служителей, и г) двухъ комнатъ у парадной лѣстницы съ мѣстами подъ ней для помѣщенія швейцарской и вѣшанія шинелей 3). Помѣщенія эти были наняты на пять лѣтъ, начиная счетъ съ 1 августа 1845 года. Но уже въ 1847 году гимназія

--------------------------

1) Предложеніе директора училищъ отъ 30 августа 1845 г., за № 1041.

2) Скромная квартира инспектора Пятой гимназіи была оцѣнена въ 87 рублей въ годъ.

3) Контрактъ Дирекціи училищъ съ Жевановымъ, заключенный 30 августа 1845 года.

12

купила домъ Жеванова за 43,000 р. сер. 1). За наемъ же помѣщенія съ 1845 года по 1847 израсходовано изъ гимназическихъ суммъ 2,533 руб. 2). Чтобы представить нагляднѣе первое помѣщеніе нашей гимназіи, считаемъ нелишнимъ прибавить, что въ нижнемъ этажѣ зданія, выходящаго на Екатерининскій каналъ, помѣщались два торговыхъ заведенія.

Въ то же самое время, какъ нанималось и перестраивалось помѣщеніе, чтобы приноровить его къ потребностямъ новаго назначенія, въ то время, какъ закупалась классная мебель и другія принадлежности учебнаго дѣла, шла дѣятельная работа по организаціи спеціально учебной части новаго учрежденія.

Годовая плата за ученіе въ Пятой гимназіи опредѣляется въ 20 рублсй, какъ и въ остальныхъ гимназіяхъ обѣихъ столицъ 3). Лицъ бѣдныхъ родителей, затрудняющихся платить за ученіе, постановляется принимать въ Пятую гимназію не иначе, какъ по полученіи ими разрѣшенія отъ Попечителя округа на освобожденіе отъ платы 4). Относительно званія и состоянія желающихъ поступить въ Пятую гимназію предписано руководствоваться обнародованными во всеобщее свѣдѣніе постановленіями 5). Относительно возраста поступающихъ — держаться также существующихъ установленій, т. е. принимать:

---------------------------------

1) По Высочайшему повелѣнію, сообщенному въ предложеніи Министра Народнаго Просвѣщенія отъ 11 августа 1847 года, за № 7664.

2) Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе.

3) Сборъ платы съ приходящихъ учениковъ заведеній вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія установленъ первоначально въ 1817 году. Въ столицахъ взимали тогда за право ученія въ гимназіяхъ отъ 11—17 рублей. Послѣдовавшимъ съ Высочайшаго разрѣшенія распоряженіемъ Миннистерства отъ 11 іюня 1845 года плата въ столичныхъ гимназіяхъ возвышена до 20 руб. въ годъ. Сборникъ распоряженій, т. II, отд. 2-е.

4) Предложеніе Попечителя директору училищъ отъ 31 іюля 1845 г., за № 2296.

5) Къ ихъ числу относятся, напримѣръ, распоряженія Министерства отъ 13 января и 14 іюня 1845 года: первое — „о неприниманіи въ учебныя заведенія для воспитанія сыновей придворнослужителей, недостигшихъ классныхъ чиновъ“, второе — „о требованіи увольнительныхъ свидѣтельствъ отъ поступающихъ въ гимназію дѣтей и купцовъ, и мѣщанъ“. Главнымъ образомъ гимназіи существуютъ для дѣтей дворянъ и чиновниковъ (Уставъ 1828 г., § 137).

13

въ 1 и 2 классы лицъ не моложе 10 лѣтъ

въ 3 и 4 классы лицъ не моложе 12 лѣтъ

въ 1 классъ лицъ не старше 13 лѣтъ

въ 2 классъ лицъ не старше 14 лѣтъ

въ 3 классъ лицъ не старше 15 лѣтъ

въ 4 классъ лицъ не старше 16 лѣтъ и т. д.

Въ томъ же предложеніи директора училищъ 1) указывается, что учениковъ другихъ гимназій, поступающихъ въ Пятую, слѣдуетъ принимать въ соотвѣтствующій классъ безъ испытанія, если только переходъ ихъ совершается въ началѣ учебнаго года, въ немъ же сообщается, что выставленіе годичныхъ отмѣтокъ, производство переводныхъ испытаній и акты должны происходить до лѣтнихъ каникулъ 2).

Къ 15 августа было готово 3), а 6 сентября утверждено Попечителемъ округа распредѣленіе числа уроковъ по предметамъ и классамъ для Пятой гимназіи, на основаніи котораго было составлено первое росписаніе уроковъ (см. II приложеніе). Изъ него можно усмотрѣть, что классныя занятія въ четырехъ низшихъ классахъ гимназіи продолжались въ общей сложности шесть часовъ ежедневно, что уроки были полуторачасовые, третій урокъ кончался въ половинѣ перваго, а четвертый (послѣдній) начинался въ половинѣ третьяго. Болѣе всего часовъ въ недѣлю въ четырехъ низшихъ классахъ тогдашнихъ гимназій, а именно 13, удѣлялось на изученіе русскаго и латинскаго языковъ и математики, причемъ уроковъ русскаго языка было въ I-мъ классѣ 4, а въ остальныхъ трехъ — по 3, уроковъ латинскаго языка — 4 въ третьемъ классѣ и по 3 въ остальныхъ, математики 3 въ первомъ, 4 во второмъ и по 3 въ третьемъ и четвертомъ. Слѣдующее мѣсто по количеству уроковъ занимали новые языки: ихъ было 12

----------------------------

1) Предложеніе Дирекціи отъ 20 августа 1845 года за № 1043.

2) По уставу 1828 года и экзамены, и акты происходили послѣ лѣтней вакаціи (§ 154 и 155).

3) Предложенія Попечителя отъ 2 августа 1845 года за № 2328 и директора отъ 4 августа, за № 900.

14

въ недѣлю, по 3 въ каждомъ классѣ. Затѣмъ слѣдовали Законъ Божій и географія, по 2 урока въ каждомъ классѣ. Послѣ нихъ стояли чистописаніе съ рисованіемъ, по два урока въ недѣлю въ двухъ низшихъ классахъ, и по 1 уроку въ третьемъ и четвертомъ. На исторію полагалось пять уроковъ: 2 урока въ третьемъ классѣ и 3 — въ четвертомъ. Всѣхъ уроковъ въ недѣлю было 96, на что употреблялось 144 часа.

Въ то же время Пятая гимназія снабжалась необходимыми учебными пособіями 1), каковы напримѣръ, полная школа рисованія Жульена изъ 36 листовъ, ящикъ съ моделями по методѣ Сапожникова, 25 рисунковъ для класса рисованія, 19 картъ, 2 глобуса, 24 прописи, мѣдный циркуль, линейка и уголъ съ мѣдными накладками.

Послѣ всѣхъ этихъ предварительныхъ работъ, директоръ Ковалевскій напечаталъ въ «С.-Петербургскихъ Вѣдомостяхъ» во второй половинѣ августа объявлсніе. Прежде всего онъ объявляетъ во всеобщее свѣдѣніе объ открытіи Пятой гимназіи, состоящей пока изъ четырехъ классовъ, для однихъ только приходящихъ учениковъ. «Родители,— читаемъ мы дальше,— желающіе воспользоваться симъ, благоволятъ обратиться къ инспектору, живущему въ домѣ Пятой гимназіи, и представить дѣтей своихъ для пріемнаго въ знаніяхъ ихъ испытанія, которое начнется 20 сентября сего 1845 года и продолжаться будетъ, съ 9-ти до 3-хъ часовъ ежедневно, по 1-е октября. Пріемъ учениковъ произведенъ будетъ, на общемъ основаніи, изъ дѣтей дворянъ, чиновниковъ и вообще лицъ свободнаго состоянія, затѣмъ къ прошеніямъ должны быть приложены: 1) метрическое свидѣтельство о рожденіи и крещеніи, 2) медицинское свидѣтельство о здоровомъ тѣлосложеніи и привитіи оспы, 3) виды о званіи родителей и увольнительныя свидѣтельства отъ общества, ежели поступающіе будутъ изъ дѣтей купцовъ 2-й и 3-й гильдіи и мѣ-

---------------------------------

1) Предложеиіе директора отъ 13 августа, за № 944.

15

щанъ». Затѣмъ въ объявленіи указывается возрастъ дѣтей, могущихъ по своимъ познаніямъ поступить въ тотъ или другой классъ. Что касается объема познаній, объявленіе говоритъ только о требованіяхъ, предъявляемыхъ къ лицамъ, желающимъ поступить въ первый классъ. «Знающіе хорошо читать и писать по-русски, твердо нумерацію и первыя четыре правила ариѳметики (§ 150 Устава 8-го декабря 1828 года) принимаются въ первый классъ». Такъ какъ совершенно основательно предполагалось, что огромное большинство дѣтей поступитъ въ 1-й классъ, относительно остальныхъ классовъ объявленіе говоритъ совершенно глухо 1)... «Доказавшіе же на испытаніи достаточныя свѣдѣнія въ наукахъ, предписанныхъ на слѣдующіе классы, поступаютъ въ классъ, соотвѣтствующій ихъ знаніямъ». Въ объявленіи говорится затѣмъ о размѣрѣ платы за ученіе и о возможности, съ разрѣшенія Попечителя округа, освобождать отъ этой платы сиротъ и дѣтей недостаточныхъ родителей. «Родители,— читаемъ въ концѣ объявленія,— послѣ пріема дѣтей въ гимназію, обязаны: 1) снабдить ихъ немедленно учебными нужными по классу книгами и классными пособіями; 2) сшить для нихъ одежду, по формѣ для прочихъ гимназій установленной, съ одною на каждой сторонѣ воротника мундира желтою петлицею изъ галуна, какъ у воспитанниковъ 3-ей С.-Петербургской гимназіи; фуражки, для отличія, должны быть съ кантикомъ желтаго цвѣта 2).

Въ періодъ поступленія прошеній, предшествовавшій пріемнымъ испытаніямъ, продолжали возникать и разрѣшаться различные вопросы, вызывавшіеся самой жизнью новаго учрежденія. Такъ, суммы Пятой гимназіи установлено было хранить вмѣстѣ съ суммами Дирекціи училищъ, въ казенномъ сундукѣ, въ домѣ Владимірскаго

--------------------------

1) Такъ-же говорится и въ § 150 Устава 1828 года.

2) На основаніи предложенія Управляющаго Министерствомъ Народваго Просвѣщенія, отъ 17 августа за № 8045, сообщеннаго въ предложеніи Попечителя учебнаго округа директору училищъ отъ 20 августа, за № 2625.

16

уѣзднаго училища 1). Вышеуказанное нами распоряженіе Попечителя округа по вопросу о званіи и состояніи лицъ, желающихъ поступить въ Пятую гимназію, оказалось недостаточнымъ. Поэтому Попечителемъ округа было сдѣлано обстоятельное распоряженіе, а именно: 1) дѣти купцовъ 2-й и з-й гильдіи и мѣщанъ обязаны представлять увольнительныя свидѣтельства отъ обществъ, къ которымъ принадлежатъ; 2) вольноотпущенные не могутъ быть принимаемы въ гимназію, пока не будутъ приписаны къ податному состоянію и не получатъ увольнительнаго свидѣтельства; 3) на иностранцевъ негоціантовъ, купцовъ, ремесленниковъ, вообще иностранцевъ, принявшихъ русское подданство, распространяется то же самое положеніе; 4) дѣти иностранцевъ, не принявшихъ русскаго подданства, могутъ поступать въ гимназію (безъ особыхъ формальностей); 5) дѣти финляндскихъ купцовъ и ремесленниковъ должны представлять увольнительныя свидѣтельства отъ обществъ, къ которымъ принадлежатъ; 6) дѣтей священниковъ и церковнослужителей и вообще лицъ, принадлежащихъ къ свободнымъ податнымъ состояніямъ, но не имѣющихъ права поступать въ общую гражданскую службу, слѣдуетъ принимать въ гимназію безпрепятственно 2). Совершенно естественно возникъ вопросъ о томъ, можно ли принимать дѣтей, которыя нѣсколько старше нормальнаго возраста, указаннаго Уставомъ? На запросъ Попечителя округа, управлявшій Министерствомъ Народнаго Просвѣщенія разрѣшилъ въ 1845/46 академическомъ году принимать въ Пятую гимназію учениковъ, которые полугодомъ старше установленнаго срока 3).

Согласно объявленію, 20-го Сентября начались пріемныя испытанія въ Пятую гимназію и оффиціально

-----------------------

1) Предложеніе директора отъ 2 сентября за № 1105.

2) Предложеніе Попечителя директору училищъ отъ 5 сентября 1845 года. Мы съ намѣреніемъ остановились на этихъ подробностяхъ; онѣ — характерны, такъ какъ подчеркиваютъ различіе между гимназіей того времени и гимназіей, современной намъ.

3) Предложеніе директора отъ 13 Сентября, за № 107, сообщающее предложеніе Попечителя округа отъ 11 Сентября, за № 2991.

17

окончились 30-го Сентября. На основаніи экзаменовъ, произведенныхъ въ этотъ періодъ времени, было принято 76 учениковъ 1); изъ нихъ:

въ 1-й классъ 56 учениковъ,

во 2-й классъ 16 учениковъ

и въ 3-й классъ 4 ученика.

Преобладающій элементъ составляли дѣти дворянъ и чиновниковъ, именно 56 человѣкъ. Изъ остальныхъ 20-ти половину составляли дѣти купцовъ и мѣщанъ, 6 иностранцевъ, 3 дѣтей артистовъ 1-го разряда и 1 изъ духовнаго званія.

Наступилъ знаменательный въ исторіи нашей гимназіи день — 2-е октября. Утромъ, въ половинѣ девятаго, собрались первые воспитанники Пятой гимназіи въ скромной актовой залѣ молодого учрежденія. Законоучитель Патріотическаго института и Пятой гимназіи, отецъ Николай Мокіевскій, сказалъ юнымъ питомцамъ гимназіи поучительное слово, послѣ котораго отслужилъ молебенъ. Воспитанники разошлись по классамъ: началось ученье 2).

Впрочемъ, пріемные экзамены продолжались, не смотря на то, что миновалъ срокъ, оффиціально назначенный для нихъ. Въ первые дни послѣ начала ученія поступило 25 человѣкъ; изъ нихъ 20 — въ 1-й классъ, 4 — во 2-й и 1 ученикъ въ 3-й классъ 3). Отказано за все время въ пріемѣ 20-ти желавшимъ поступить въ число учениковъ гимназіи, при чемъ

а)    по недостаточности познаній отказано — 6

б)    по возрасту, не подходившему подъ установленную норму — 7

----------------------------------

1) А не 101, какъ это значится въ Историческомъ очеркѣ Пятой С.-Петербургской гимназіи, составленномъ г. Радонежскимъ. Въ отчетахъ инспектора А. С. Воронова за сентябрь и за октябрь мѣсяцы показывается цифра, принятая нами. Число 101 образовалось не ранѣе 7 октября. См. отчеты отъ

3 Октября за № 11 и 1 Ноября за № 38 (Дѣло № 19).

2) Донесеніе инспектора директору Ковалевскому, отъ 3-го Октября,

за № 12.

3) Объ этомъ легко заключить по донесенію инспектора отъ 7 Октября

за № 14, сопоставивъ его съ двумя вышеупомянутыми отчетами.

18

в) по недостаточности документовъ — 6

г) по принадлежности къ придворному вѣдомству — 1 1)

Въ томъ же октябрѣ мѣсяцѣ поступило еще 11 учениковъ, одинъ выбылъ, такъ что общее число учениковъ Пятой гимназіи возросло къ 1 ноября до 111; поступали, какъ и слѣдовало ожидать, главнымъ образомъ въ I классъ. Первый классъ увеличился до того, что возникъ вопросъ о раздѣленіи его на два отдѣленія, объ открытіи параллели. Вотъ что писалъ по поводу этого директоръ Ковалевскій Попечителю округа Михаилу Николаевичу Мусину-Пушкину 2): «Принявъ въ уваженіе, что первый классъ Пятой гимназіи, въ которомъ считается

7 6 учениковъ, есть основаніе перваго курса въ оной, и находя необходимымъ, чтобы всѣ учащіеся приводимы были по возможности къ единству успѣховъ, имѣю честь испросить разрѣшеніе Вашего Превосходительства въ томъ: не благоугодно ли будетъ сдѣлать 2 параллельныя отдѣленія въ I классѣ на текущій 1845/6 учебный годъ, обращая на одно изъ отдѣленій часы, положенные для учителей на преподаваніе въ 4 классѣ, который въ этомъ учебномъ году не существуетъ. Къ принятію такой мѣры побуждаюсь не только вниманіемъ къ пользѣ науки, но и къ облегченію трудовъ преподавателей 3) въ I классѣ, столь многочисленномъ 4). Попечитель понялъ всю важность предлагаемой мѣры и черезъ день прислалъ на имя директора Ковалевскаго предложеніе, въ которомъ разрѣшалъ «въ видѣ опыта» раздѣлить I-й классъ Пятой гимназіи на два отдѣленія. Разрѣшенію просьбы директора не мало помогло и то обстоятельство, что вмѣсто четырехъ классовъ въ первомъ учебномъ

-------------------------

1) Очевидно, то былъ сынъ придворнаго служителя, не достигшаго класснаго чина или лица, служащаго при Императорскихъ театрахъ, такъ какъ въ гимназію допускались только дѣти артистовъ 1-го разряда. Журн. Мин. Нар. Просв. 1845 г., ч. XLVII.

2) Назначенъ былъ Попечителемъ 16 Февраля 1845 года. Пятая гимназія, по выраженію старожиловъ, была его любимымъ дѣтищемъ.

З) Послѣднее обстоятельство чрезвычайно важно: имъ въ значительной степени объясняется успѣшность преподаванія.

4) Представленіе директора отъ 16 Октября, за № 1425

19

году Пятой гимназіи были только три класса 1). Эта перемѣна должна была отразиться на росписаніи уроковъ, для составленія котораго потребовалось нѣкоторое время (см. III приложеніе). Четыре дня спустя, инспекторъ А. С. Вороновъ, доносилъ дирсктору, что раздѣленіе I-го класса состоялось, при чемъ въ I-е отдѣленіе этого класса записаны лучшіе ученики 2). Въ первомъ отдѣленіи помѣщены 38 учениковъ, во второмъ — 44, всего въ обоихъ отдѣленіяхъ 82 ученика 3).

Здѣсь, между прочимъ, невольно бросается въ глаза весьма характерное явленіе: между представленіемъ директора и раздѣленіемъ I-го класса на отдѣленія едва минула недѣля, а число учениковъ увеличилось на 6; гимназія росла замѣтно. Въ ноябрѣ мѣсяцѣ прибываетъ, какъ и слѣдовало ожидать, принимая во вниманіе позднее время года, только одинъ ученикъ, въ I-й же классъ. Въ общемъ контингентѣ учащихся, возросшемъ до 112 человѣкъ, преобладаютъ по прежнему дѣти дворянъ и чиновниковъ (85 человѣкъ).

Въ это время съ большимъ участіемъ къ новому учрежденію относятся и начальство, и общество. Только въ теченіе октября гимназію 3 раза посѣщаетъ Попечитель округа Мусинъ-Пушкинъ и 1 разъ Министръ Народнаго Просвѣщенія, графъ Сергѣй Семеновичъ Уваровъ 4). Изъ этихъ посѣщеній начальство выносило лучшее впечатлѣніе: отрадно было видѣть имъ, какъ на ихъ глазахъ росло и крѣпло молодое учебное заведеніе. 23 ноября, въ день, посвященный памяти о кончинѣ Благовѣрнаго Великаго Князя Александра Невскаго, состоялся актъ торжественнаго открытія Пятой гимназіи въ присутствіи Министра, его Товарища Ширинскаго-Шихматова и Попечителя учебнаго округа 5).

--------------------

1) Предложеніе попечителя отъ 18 Октября, за № 3707.

2) Въ настоящее время придерживаются алфавитнаго порядка.

3) Донесеніе отъ 23 Октября за № 31.

4) Въ настоящее время въ актовой залѣ Пятой гимназіи, по сторонамъ огромнаго портрета Августѣйшаго Основателя СПБ. Пятой гимназіи Императора Николая I, помѣщаются портреты Министра графа Уварова и Попечителя Мусина-Пушкина.

5) Отчетъ инспектора за ноябрь отъ 1 дек. № 57.

20

Послѣдній, кромѣ даннаго, торжественнаго случая, посѣтилъ гимназію въ теченіе ноября еще нѣсколько разъ (всего около 10-ти). Съ большимъ участіемъ къ новому учрежденію, какъ мы выше замѣтили, отнеслось и общество. Камергеръ Двора Его Императорскаго Величества, графъ Дмитрій Николаевичъ Шереметевъ, пожертвовалъ на первое обзаведеніе гимназіи 15000 руб. серебромъ 2). Онъ же былъ и почетнымъ Попечителемъ ея. Почетный гражданинъ Гусевъ пожертвовалъ на нужды Пятой гимназіи 2500 рублей. По § 156 устава 1828 года каждая гимназія, кромѣ необходимыхъ для преподаванія учебныхъ пособій, должна имѣть библіотеку. Въ первый годъ своего существованія Пятая гимназія имѣла библіотеку, состоявшую изъ 209 томовъ: изъ нихъ 143 тома пожертвованы Императорскимъ Вольно-Экономическимъ Обществомъ, на сумму въ 140 р. сер. Пасторъ Рейнике, съ разрѣшенія Попечителя округа, предложилъ безвозмездно давать уроки Закона Божія ученикамъ Пятой гимназіи лютеранскаго исповѣданія 2). Родители продолжали обращаться къ инспектору гимназіи и въ декабрѣ мѣсяцѣ. По возникшему вслѣдствіе этого вопросу попечитель округа разрѣшилъ принимать дѣтей «на нынѣшній только академическій годъ, но подъ условіемъ удовлетворительной сдачи экзамена и пройденнаго въ извѣстномъ классѣ курса» 3). Безъ сомнѣнія, гимназія принимала учениковъ и до этого, требуя, кромѣ знанія, указаннаго программой пріемнаго испытанія, также зна-

---------------------------

1) Можетъ быть, это щедрое пожертвованіе и имѣлъ въ виду графъ Уваровъ, когда въ своей докладной запискѣ, представленной въ Комитетъ Министровъ, говорилъ: „что касается до суммы на первоначальное обзаведеніе, то я имѣю для сего въ виду средства". Насъ крайне удивило, что въ почтенномъ, солидномъ трудѣ Воронова, въ отдѣлѣ о пожертвованіяхъ, гдѣ говорится и о Пятой гимназіи, нѣтъ никакого указанія на это пожертвованіе. Это тѣмъ болѣе странно, что А. С. Вороновъ стоялъ очень близко къ дѣлу первоначальнаго развитія нашей гимназіи. Въ рукописномъ отчетѣ, хранящемся въ архивѣ Пятой гимназіи и подписанномъ А. С. Вороновымъ, это пожертвованіе отмѣчено.

2) Въ слѣдующемъ году за каждаго лютеранина, кромѣ установленной платы, брали 5 р. въ годъ за право посѣщенія уроковъ Закона Божія. (Распоряженіе Министерства отъ 5 авг. 1846 г.).

3) Разрѣшеніе отъ 22 декабря, за № 4854.

21

ніе пройденнаго въ классѣ. Требованія повышались. Этимъ только и объясняется, что въ теченіе декабря поступили только 2 ученика, такъ что къ концу перваго полугодія число учащихся равнялось, за смертью одного ученика, 113.

Закончимъ настоящую главу выпиской изъ Сѣверной Пчелы, представительницы тогдашней прессы. Вотъ въ какихъ выраженіяхъ описывается въ ней актъ открытія Пятой гимназіи 23 ноября.

«Когда-то одинъ благочестивый архипастырь православной нашей церкви, привѣтствуя Великую Императрицу, сравнилъ ее съ солнцемъ, освѣщающимъ, согрѣвающимъ и оживляющимъ землю. Сравненіе превосходное, внушенное прекраснымъ чувствомъ любви къ Престолу, съ высоты котораго по всѣмъ концамъ безпредѣльнаго царства Русскаго разливаются безпрерывно, подобно лучамъ солнечнымъ, неисчерпаемыя щедроты Августѣйшихъ нашихъ Монарховъ.

Въ числѣ такихъ животворныхъ и полезныхъ дѣлъ, которыми вообще богаты страницы настоящаго царствованія, мѣстечко, хотя скромное, займетъ, конечно, и открытіе Пятой С.-Петербургской гимназіи, штатъ которой Государю Императору благоугодно было утвердить прошлаго 29 іюня текущаго года. Гимназія эта помѣщается у Аларчина моста, въ центрѣ Коломны, части города, удаленной и нуждавшейся въ подобнаго рода учебномъ заведеніи. Многіе родители, лишенные прежде средствъ воспитывать дѣтей своихъ, и по отдаленности мѣста жительства, и по трудности въ пріемѣ за неимѣніемъ вакансій въ прочихъ гимназіяхъ, съ избыткомъ наполненныхъ учениками, теперь вполнѣ чувствуютъ всю важность благодѣянія Монаршаго. И дѣйствительно, не смотря на менѣе двухмѣсячное свое существованіе, Пятая гимназія, состоящая въ настоящемъ году пока изъ трехъ классовъ, заключаетъ въ себѣ уже 112 учениковъ.

Ученье въ Пятой гимназіи, по трудности, сопряженной съ устройствомъ новаго учебнаго заведенія, началось съ 2-го октября, а актъ торжественнаго ея откры-

22

тія происходилъ 23 ноября, въ 12 часовъ пополудни, въ присутствіи г. Министра Народнаго Просвѣщенія, Сергѣя Семеновича Уварова, г. товарища Министра Народнаго Просвѣщенія, князя П. А. Ширинскаго-Шихматова, г. Попечителя С.-Петербургскаго учебнаго округа, тайнаго совѣтника М. Н. Мусина-Пушкина, и многихъ посѣтителей, почтившихъ своимъ присутствіемъ праздникъ новаго заведенія.

Послѣ обычнаго молебна о благоденствіи и процвѣтаніи новой гимназіи, хоръ пѣвчихъ пропѣлъ столь близкій, столь краснорѣчиво говорящій русскому сердцу народный гимнъ нашъ: «Боже, Царя храни!» Величественное зрѣлище представляла тогда зала гимназіи! Именитые сановники, многочисленные посѣтители, родители, чиновники гимназіи и учащіеся, всѣ слились, соединились въ эти минуты одною общею мольбою о драгоцѣнномъ для всѣхъ здравіи и благоденствіи Отца Отечества и Августѣйшаго Его Семейства.

По окончаніи гимна, директоръ училищъ С.-Петербургской губерніи и начальникъ Пятой гимназіи, Юліанъ Михайловичъ Ковалевскій, прочелъ отчетъ о ходѣ открытія Пятой гимназіи и настоящемъ ея положеніи. Теплымъ чувствомъ вѣрноподданнической преданности Престолу, признательностью къ высшему начальству, содѣйствовавшему скорѣйшему открытію заведенія, и родительскою любовью къ юнымъ питомцамъ проникнуты были слова начальника Пятой гимназіи.

Въ заключеніе всего хоръ пѣвчихъ пропѣлъ благодарственный гимнъ Царю Царей и Всевышнему Подателю всѣхъ благъ, Господу Богу.

Искреннія мольбы отъ глубины души возсылали всѣ присутствующіе о томъ, да падутъ благодѣянія Монаршіи на плодотворную землю, могущую возрастить ихъ и принести со временемъ прекрасные плоды любезному нашему Отечеству. Будемъ надѣяться, что мольба эта услышится; будемъ вѣрить, что надежды, возлагаемыя на новое заведеніе Всемилостивѣйшимъ Монархомъ вполнѣ оправдаются. Сердцу русскому сродно надѣяться, сродно

23

вѣрить въ осуществленіе всего того, чего требуетъ отъ насъ Царь, чего ожидаетъ отъ насъ Отечество! И эта надежда, эта вѣра, залогъ всего высокаго для насъ, составляетъ наше неотъемлемое достояніе, нашу народную гордость и славу!» 1).

II. Первый учебный годъ.

Въ первомъ годовомъ отчетѣ о состояніи Пятой гимназіи инспекторъ Вороновъ пишетъ: «пріисканіе квартиры, удобной для помѣщенія новаго заведенія, приготовленіе учебныхъ пособій и классной мебели, наборъ учениковъ и испытаніе ихъ были причиною того, что преподаваніе въ новой гимназіи началось не въ августѣ мѣсяцѣ, а въ началѣ октября и именно 2 числа. Впрочемъ такое замедленіе, при усиленной ревности гг. преподавателей, не принесло, какъ оказалось въ концѣ года, никакого вреда выгодамъ заведенія. Во всѣхъ классахъ пройдено и повторено все, что положено пройти по уставу». 2) Что же было пройдено въ трехъ классахъ Пятой гимназіи въ первый годъ ея существованія? На этотъ вопросъ даютъ отвѣтъ сохранившіяся программы, къ разсмотрѣнію которыхъ мы и обратимся теперь.

По Закону Божію въ первомъ классѣ священникъ Мокіевскій предпослалъ своему курсу введеніе, которое состояло изъ разбора и объясненія Символа вѣры, молитвы Господней и заповѣдей. Только послѣ этого онъ приступилъ къ священной исторіи Ветхаго Завѣта, которую, за недостаткомъ времени, не довелъ до конца. «Съ царствованія Соломона — пишетъ онъ въ примѣча-

--------------------------

1) «Сѣверная Пчела», вторникъ, 27 ноября, № 268.

2) Отчетъ о состояніи и дѣйствіяхъ Пятой С.-Петербургской гимназіи въ 1845/6 акад. году.

24

ніи къ программѣ — и до конца исторіи, что составитъ полтора періода окончить не успѣли». Но все-таки онъ сдѣлалъ въ концѣ своего курса заключеніе, которымъ старался предуготовить своихъ юныхъ слушателей къ курсу слѣдующаго класса. Въ этомъ заключеніи онъ говорилъ о покореніи Іудеи Римлянами, сообщалъ взглядъ на религію того времени, понятіе о сектахъ Фарисейской, Саддукейской, Ессейской и другихъ; дѣлалъ обозрѣніе замѣчательнѣйшихъ пророчествъ объ Іисусѣ Христѣ. Нужно было имѣть большую опытность, чтобы пройти этотъ курсъ въ два недѣльныхъ урока, хотя-бы и полуторачасовыхъ, приступивъ, при этомъ, къ нему съ октября мѣсяца.

Во второмъ классѣ онъ прошелъ всю св. исторію Новаго Завѣта (при двухъ урокахъ).

Въ третьемъ классѣ изъ пространнаго катихизиса было пройдено изъясненіе Символа вѣры (также при 2 урокахъ).

«Не излишнимъ считаю присоединить,— заканчиваетъ свою программу о. Мокіевскій, что въ преподаваніи св. исторіи Ветхаго Завѣта обращено было особенное вниманіе на изложеніе тѣхъ происшествій, которыя служатъ опытомъ Божія Промысла, какъ о мірѣ, такъ особенно о человѣкѣ, которыя ясно показываютъ, что рано или поздно добродѣтель получала награду, а порокъ — наказаніе. Въ преподаваніи св. исторіи Новаго Завѣта изложены тѣ предметы, которые ясно указываютъ на Божественное величіе Богочеловѣка, какъ Единороднаго Сына Божія, пришедшаго на землю и представившаго собою величайшій образецъ нравственнаго совершенства, оставленный намъ для подражанія. Для легчайшаго укорененія событій въ памяти учениковъ, было обращаемо вниманіе на то, чтобы они предложенные уроки объясняли своими словами; а для направленія сердецъ къ добродѣтели, гдѣ только было удобно, я извлекалъ нравственное наставленіе, дабы исторія питала не любопытство, а сердце. Въ преподаваніи катихизиса особенно соблюдалось, дабы дѣти не почитали достаточнымъ оный выучить, но вполнѣ-бы понимали его содержаніе и употребляли

25

каждое слово его, какъ выраженіе собственнаго убѣжденія» 1).

На урокахъ русскаго языка въ первомъ классѣ, при 5-ти недѣльныхъ урокахъ, читали легкія статьи изъ дѣтской хрестоматіи 2), для пріученія къ правильному и пріятному выраженію читаемаго. При чтеніи ученики разсказываютъ коротко содержаніе прочитаннаго, для пріученія къ связному изложенію своихъ мыслей, при чемъ объясняется значеніе отдѣльныхъ словъ, производство ихъ и употребленіе тѣхъ предметовъ, которые выражаются этими словами. Для упражненія въ правописаніи прочитанное пишется на доскѣ по диктовкѣ, съ замѣчаніемъ ошибокъ». Такимъ образомъ на первомъ планѣ преподаватель Кулѣшъ ставилъ практическія упражненія. Грамматика 3) проходилась коротко «только первая часть, до глаголовъ». Читали небольшія предложенія, объясняли ихъ; сперва дѣти научались отличать имена существительныя, потомъ прилагательныя, наконецъ мѣстоименія. При этомъ также объяснялся составъ словъ, шла рѣчь о глаголахъ и буквахъ, о словахъ односложныхъ и многосложныхъ, коренныхъ и производныхъ, простыхъ и сложныхъ. Затѣмъ проходили болѣе подробно отдѣлы объ имени существительномъ, прилагательномъ и наконецъ мѣстоименіи.

Во второмо классѣ (при 3-хъ урокахъ въ недѣлю) также читали статьи изъ дѣтской хрестоматій, разсказывали ихъ и излагали письменно. Въ то же время учили наизусть басни Крылова, при чемъ преподаватель обращалъ большое вниманіе на выразительное чтеніе ихъ. Онъ заставлялъ учениковъ декламировать басни «для того, чтобы знать, хорошо ли понимаютъ ученики выученное ими. Это продолжается до тѣхъ поръ,— говоритъ Кулѣшъ въ своей программѣ — пока ученики научатся произносить

----------------------------

1) Заключеніе программы пройденныхъ уроковъ изъ Закона Божія съ учениками Пятой гимназіи, состоящей изъ трехъ классовъ, въ 1845/6 году.

2) Тогда была всюду принята книга для чтенія Максимовича — «Другъ дѣтей».

3) Въ то время были приняты грамматики Востокова: сокращенная - для уѣздныхъ училищъ и пространная для гимназій.

26

басню съ выраженіемъ» 1). Пройденное въ первомъ классѣ изъ грамматики повторялось во второмъ. Потомъ приступали къ продолженію грамматики, проходили о глаголахъ и нарѣчіяхъ, предлогахъ и междометіяхъ.

Въ третьемъ классѣ (при трехъ же недѣльныхъ урокахъ) выучивали наизусть стихи, перелагали ихъ въ прозу и писали небольшія сочиненія на заданныя темы, при чемъ обращалось особенное вниманіе на логическую связь мыслей, точность выраженій и грамматическую правильность языка. Изъ грамматики въ этомъ классѣ проходили словосочиненіе, правописаніе и слогоудареніе, т. е. ученіе о предложеніяхъ и періодахъ, объ управленіи падежами, объ употребленіи буквъ подобнозвучныхъ, о знакахъ препинанія, наконецъ сообщались краткія правила слогоударенія, и повторялся весь курсъ грамматики.

Что касается математики въ первомъ и второмъ классахъ (при 3-хъ недѣльныхъ урокахъ въ каждомъ), преподаватель, согласно требованіямъ правилъ, предполагалъ пройти всю ариѳметику. Курсъ перваго класса въ его примѣрной программѣ распадается на четыре части: въ первой сообщаются предварительныя понятія, вторую составляютъ основныя дѣйствія надъ цѣлыми членами, въ третьей части идетъ рѣчь о цѣлыхъ именованныхъ числахъ и въ четвертой о дробяхъ вообще. Во второмъ классѣ сперва онъ предполагалъ пройти о дѣлимости цѣлыхъ чиселъ, объ общемъ наибольшемъ дѣлителѣ, простыхъ дробяхъ, десятичныхъ и непрерывныхъ дробяхъ, производить дѣйствія надъ дробными именованными числами, и закончить курсъ статьями: объ отношеніяхъ и пропорціяхъ и о тройномъ правилѣ.

Въ третьемъ классѣ проходилась алгебра, также при 3-хъ урокахъ въ недѣлю. Примѣрная программа этого курса распадается на шесть отдѣловъ, а именно: 1) предварительныя понятія, 2) первыя четыре дѣйствія надъ алгебраическими количествами, 3) объ опредѣленныхъ уравненіяхъ 1-й степени, 4) изслѣдованіе опредѣленныхъ

--------------------------

1) Программа преподаванія русскаго языка въ Пятой Спб. гимназіи въ 1845-46 акад. году.

27

уравненій 1-й степени и задачъ, сюда относящихся, 5) неопредѣленный анализъ 1-й степени и 6) о степеняхъ и корняхъ 1).

Кромѣ этой примѣрной программы сохранились еще программы дѣйствительно пройденнаго. Вся разница въ томъ, что статью «о дробяхъ вообще» не удалось пройти въ первомъ классѣ, а пришлось перенести во второй, и курсъ третьяго класса начать съ тройного правила.

«При прохожденіи каждаго ариѳметическаго дѣйствія — пишетъ преподаватель А. Н. Бѣляевъ — и при изслѣдованіи алгебраическихъ количествъ ученикамъ будетъ предлагаться какъ можно болѣе задачъ, преимущественно практическихъ, при чемъ соблюдено будетъ по возможности разнообразіе задаваемыхъ вопросовъ» 2).

По латинскому языку въ первомъ классѣ начинали конечно, съ чтенія. Въ первую треть ученики разучивали склоненіе именъ существительныхъ, прилагательныхъ и мѣстоименій, изучали имена числительныя, занимались изученіемъ вспомогательнаго глагола и 1-го спряженія правильныхъ глаголовъ въ обоихъ залогахъ. «Въ этой трети — говоритъ программа — начинаютъ ученики заниматься переводомъ, спустя два мѣсяца послѣ начала года, съ примѣненіемъ къ пройденному, съ латинскаго на русскій языкъ, съ разборомъ грамматическимъ, техническія же латинскія слова заучиваютъ наизусть». Во вторую треть проходились остальные правильные глаголы и основныя правила этимологій о неизмѣняемыхъ частяхъ рѣчи. Особенное вниманіе обращалось въ этотъ періодъ на упражненія, которыя, будучи постоянно изустными, разъ въ недѣлю писались на классной доскѣ. Послѣдняя треть назначалась для повторенія пройденнаго. Этотъ обширный курсъ проходился въ 3 недѣльныхъ урока.

Во второмъ классѣ на латинскій языкъ также полагалось три урока въ недѣлю. Здѣсь сперва повторяли

----------------------

1) Руководствами для преподаванія служили: ариѳметика академика Буняковскаго и собраніе ариѳметическихъ задачъ Буссе, алгебра Беллавеня.

2) Программы для преподаванія математическихъ наукъ въ первыхъ трехъ классахъ Пятой Спб. гимназіи на 1845/6 академическій годъ.

28

пройденное въ первомъ, а затѣмъ приступали къ разучиванію глаголовъ неправильныхъ, недостаточныхъ и безличныхъ, учили исключенія въ склоненіяхъ относительно падежей и рода, проходили описательное спряженіе, знакомились съ главными синтаксическими правилами, причемъ разборъ производился на латинскомъ языкѣ, а переводы дѣлались съ русскаго на латинскій. «Переводы, сдѣланные съ русскаго языка на латинскій — говоритъ программа — и исправленные въ классѣ ученики должны выучивать наизусть, почему они и будутъ приноровлены къ потребностямъ ученика».

Курсъ третьяго класса, на который полагалось уже четыре урока въ недѣлю, также начинался съ повторенія, на что, какъ и во второмъ классѣ, полагался мѣсяцъ, а затѣмъ обращались къ изученію синтаксиса. Всѣ правила сопровождались обязательно переводами съ обоихъ языковъ. Въ случаѣ надобности, а такая надобность постоянно встрѣчалась при переводѣ Евтропія, учитель сообщалъ классу свѣдѣнія историческаго и археологическаго характера. Въ томъ же классѣ сообщались свѣдѣнія о римскомъ календарѣ. «Во всѣхъ третяхъ года (курсъ каждаго класса преподаватель Климовскій раздѣлялъ на трети) будетъ назначаемо время — говоритъ программа — на specimen extemporaneum, въ которое ученики будутъ переводить новыя статьи, въ присутствіи учителя, на бумагѣ; послѣ чего имъ будутъ показаны грамматическія ошибки. Въ теченіе года ученикамъ третьяго класса учитель будетъ говорить по-латыни, объясняя то же самое по-русски» 1).

Исторію проходили въ третьемъ классѣ по руководству Смарагдова. Полагалось на занятія три урока въ недѣлю. Послѣ предварительныхъ изслѣдованій о значеніи исторіи, ея источникахъ и вспомогательныхъ наукахъ, о раздѣленіи исторіи на періоды, изучалась исторія Востока. Къ величайшему сожалѣнію нашему, мы не имѣемъ никакихъ подробностей о томъ, какъ проходилась исторія:

--------------------------

1) Программа по латинскому языку.

29

вносилъ ли преподаватель Андреевскій что-либо свое или сводилъ все къ заучиванію руководства?

Изъ географіи въ первомъ классѣ проходили предварительныя понятія, послѣ чего сообщались ученикамъ свѣдѣнія изъ математической и физической географіи. Курсъ I-го класса заканчивался краткимъ обзоромъ всѣхъ частей свѣта въ физическомъ отношеніи.

Во второмь классѣ, послѣ предварительныхъ понятій о политической географіи, занимались подробнымъ обозрѣніемъ внѣевропейскихъ странъ.

Въ третьемъ классѣ преподавалась физическая и главнымъ образомъ политическая географія Европы 1). Во всѣхъ трехъ классахъ употреблялось на изученіе географіи два урока въ недѣлю. Пособіями при прохожденіи географіи служили 2 глобуса и 19 географическихъ картъ.

По французскому языку въ первомъ классѣ читали, писали подъ диктовку и переводили легкія статьи изъ книгъ Гуро и «Modele des jeunes gens».

Во второмъ заканчивали хрестоматію Гуро, учили наизусть басни въ прозѣ и начинали изученіе грамматики 2).

Въ третъемъ продолжали грамматику, занимались переводами съ русскаго языка на французскій 3), при чемъ обращалось вниманіе на идіотизмы обоихъ языковъ; кромѣ того въ этомъ классѣ учили наизусть басни въ стихахъ; само собою, диктовки не прекращались ни во второмъ, ни въ третьемъ классѣ.

Учитель нѣмецкаго языка въ первомъ классѣ упражнялъ учениковъ въ чтеніи, письмѣ подъ диктовку и переводѣ краткихъ предложеній и заучиваніи ихъ 4).

Во второмо классѣ начинали изучать грамматику нѣмецкаго языка по краткому учебнику Геккера, писали подъ диктовку и заучивали наизусть басни въ прозѣ, какъ и на урокахъ французскаго языка. Здѣсь перево-

--------------------------

1) Проходилась географія по руководству Соколовскаго.

2) По руководству Нуке.

3) По книгѣ «Практическія упражненія въ переводахъ съ россійскаго языка на французскій» Егора Зорича.

4) По руководству Зейделя.

30

дили уже не только съ нѣмецкаго, но и съ русскаго языка на нѣмецкій.

Въ третьемъ классѣ продолжали изучать грамматику, писали подъ диктовку и заучивали наизусть басни въ стихахъ и дѣлали грамматическій разборъ. «Для вящаго изученія нѣмецкаго языка — говоритъ программа - учениками 2-го и 3-го классовъ учитель во время уроковъ говорилъ съ ними по нѣмецки». На изученіе того и другаго языка полагалось по три урока въ недѣлю въ каждомъ изъ 3-хъ классовъ.

На урокахъ рисованія занимались въ первомъ классѣ черченіемъ линій и прямолинейныхъ фигуръ.

Во второмъ - круга, эллипса, фигуръ криволинейныхъ; потомъ знакомились съ правилами перспективы и плоскостей.

Въ третьемъ классѣ рисовали тѣла и знакомились съ законами освѣщенія и тѣней.

«При семъ — говоритъ преподаватель — ученики означенныхъ классовъ будутъ исподволь занимаемы практическимъ рисованіемъ съ оригиналовъ, а черченіемъ ордеровъ архитектуры въ третьемъ классѣ». Руководствомъ по предмету рисованія служилъ «Курсъ Рисованія» Сапожникова. Основаніемъ этого курса служитъ то положеніе, что, при обученіи рисованію, прежде всего необходимо развить вѣрный глазомѣръ, а потомъ уже научить руку воспроизводить то, что представляется зрѣнію. Послѣ краткаго отдѣла о линейномъ рисованіи курсъ Сапожникова останавливаетъ особенно долго вниманіе учащагося на рисованіи перспективномъ. «Богатство моделей самыхъ разнообразныхъ даетъ возможность учащимся по методѣ Сапожникова видѣть на самомъ дѣлѣ причины различнаго измѣненія формъ плоскихъ поверхностей, видимыхъ въ перспективѣ, и отъ того правила перспективы дѣлаются какъ бы осязательными» 1). Такъ же хорошо развитъ въ курсѣ Сапожникова и отдѣлъ о рисованіи тѣлъ. Пособіями при занятіяхъ рисованіемъ

---------------------------------

1) Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе.

31

служили: превосходная школа рисунковъ Жюльена (изъ 36-ти листовъ) и модели по методѣ Сапожникова для пріученія учениковъ къ наглядному срисовыванію съ натуры.

По предмету чистописанія слѣдовали методѣ американца Карстера, примѣненной къ русскому письму Ходоровскимъ 1). Особенность этой системы заключается въ томъ, что она обращаетъ преимущественное вниманіе на развитіе свободнаго движенія пальцевъ и ручной кисти, которое и достигается путемъ особыхъ предварительныхъ упражненій (путемъ ручной гимнастики). При письмѣ не употребляютъ линейки, предоставляя глазу соизмѣрять величину и разстояніе; пишутъ сначала на аспидныхъ доскахъ и, только по достиженіи извѣстныхъ успѣховъ, переходятъ къ письму на бумагѣ 2).

Какъ и слѣдовало ожидать, раздѣленіе I-го класса на 2 отдѣленія принесло благодѣтельные результаты. «Число успѣвающихъ учениковъ — говоритъ въ отчетѣ инспекторъ Вороновъ удовлетворяетъ самымъ строгимъ требованіямъ, не смотря на то, что, по снисходительности пріемныхъ экзаменовъ, допущенной въ настоящемъ году, принято было много слабыхъ учениковъ». Далѣе инспекторъ указываетъ въ своемъ отчетѣ и другія мѣры, содѣйствовавшія улучшенію Пятой гимназіи. Къ числу такихъ мѣръ принадлежали особыя свидѣтельства, отъ-поры до времени выдававшіяся ученикамъ гимназіи, для представленія ихъ родителямъ. Особаго срока для выдачи этихъ свидѣтельствъ установлено не было, а выдавались они по усмотрѣнію инспектора. Выдавались они и не всѣмъ ученикамъ, а только очень хорошимъ и очень слабымъ: «первымъ въ видѣ награды за ихъ прилежаніе, послѣднимъ въ видѣ наказанія, которому они, безъ сомнѣнія, подвергались родителями, по предъявленіи имъ такихъ свидѣтельствъ». Въ каждомъ изъ такихъ свидѣтельствъ подробно обозначалась степень

------------------------

1) Въ очеркѣ г. Радонежскаго Ходоровскій превращенъ въ Ѳедоровскаго, стр. 15.

2) Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе.

32

прилежанія, успѣховъ, поведенія ученика, обозначалось число пропущенныхъ по болѣзни или нерадѣнію уроковъ, число уроковъ неудовлетворительно приготовленныхъ; къ этому, въ случаѣ надобности, присоединялись замѣчанія объ опрятности ученика; недостача того или другого учебнаго пособія также отмѣчалась на свидѣтельствѣ. Но въ концѣ учебнаго года получали свидѣтельства съ обозначеніемъ годовыхъ успѣховъ уже всѣ безъ исключенія: и отличные, и слабые, и посредственные. Въ особую графу этихъ свидѣтельствъ вписывалось постановленіе Педагогическаго Совѣта о переводѣ, награжденіи ученика или объ его оставленіи на другой годъ въ томъ же классѣ. Въ послѣднемъ случаѣ обозначалась и причина, по которой ученикъ не можетъ быть переведенъ въ слѣдующій классъ.

Кромѣ экзаменовъ переводныхъ, во всѣхъ классахъ происходили еще неоффиціальныя полугодовыя испытанія,— одно передъ Рождествомъ, другое передъ Пасхой 1). Приготовляясь къ этимъ испытаніямъ, ученики внимательно повторяли и продумывали пройденное. Мѣра эта, по заявленію инспектора, также принесла большую пользу.

«Къ числу мѣръ для улучшенія гимназіи — продолжаемъ мы читать въ отчетѣ — надобно отнести и мѣру, которую Совѣтъ гимназіи рѣшился привести въ исполненіе съ сердечною болью, именно: трое изъ учениковъ, показывавшіе собою другимъ примѣръ упорства въ нерадѣніи и неисполненіи своихъ обязанностей, были удалены изъ гимназіи и сданы на руки ихъ родителямъ».

О томъ высоконравственномъ вліяніи, которое имѣли на питомцевъ Пятой гимназіи уроки Закона Божія, можно было составить себѣ достаточно ясное представленіе изъ выше приведеннаго нами закліоченія въ программахъ по Закону Божію.

Въ Педагогическомъ Совѣтѣ, на обязанности котораго, сказать къ слову, лежала ежемѣсячная повѣрка отчетовъ и свидѣтельствъ приходо-расходныхъ статей

-------------------------------

1) Срока вь отчетѣ не указано, но мы основываемся на предложеніи директора училищъ отъ 21 декабря 1845 года, за № 1866.

33

и наличныхъ суммъ, въ продолженіе трехъ засѣданій 17, 18 и 19 декабря 1845 года экзаменовался изъ полнаго гимназическаго курса, для поступлснія въ число студентовъ университета, дворянинъ Арсеньевъ и былъ удостоенъ одобрительнаго свидѣтельства объ успѣшномъ знаніи наукъ, преподаваемыхъ въ гимназіи. Годичные экзамены воспитанниковъ Пятой гимназіи, по опредѣленію Педагогическаго Совѣта, производились съ 30 мая по 18 іюня. 19 іюня члены Совѣта собрались для совѣщанія объ успѣхахъ ученія, переводѣ и наградахъ учениковъ. Постановленіями этого Совѣта и закончилась дѣятельность гимназіи въ первомъ учебномъ году.

Засѣданіе Совѣта началось съ разсмотрѣнія и повѣрки годовыхъ и экзаменныхъ балловъ, полученныхъ учениками, потомъ выводили общій итогъ балловъ и среднее число ихъ для каждаго ученика по всѣмъ предметамъ. При переводѣ и назначеніи наградъ положено было руководствоваться слѣдующими правилами.

1) Удостоиваются перевода, согласно съ правилами объ испытаніяхъ, только тѣ изъ учениковъ, которые имѣютъ въ среднемъ числѣ не менѣе 2 1/2 и притомъ ни въ одномъ предметѣ не получили отмѣтки 1. Тѣмъ же изъ учениковъ, которые не явились на годичные экзамены по болѣзни, и которые представятъ начальству гимназіи законныя свидѣтельства о своей болѣзни, позволяется держать экзаменъ послѣ каникулъ.

2) Награждаются книгами и похвальными листами тѣ изъ учениковъ, которые во всѣхъ предметахъ имѣютъ по 5 какъ по успѣхамъ, такъ и по поведенію, и въ одномъ только 4 по успѣхамъ или поведенію 1). Вотъ почему нѣкоторые изъ воспитанниковъ, получившіе неполныя отмѣтки по поведенію болѣе, чѣмъ въ двухъ предметахъ, не смотря на отличные успѣхи въ наукахъ, остаются безъ награды; отъ нихъ самихъ будетъ зависѣть получить награду въ слѣдующемъ году и тѣмъ загладить свое легкомысліе въ настоящемъ.

-------------------------

1) Теперь ставится одна отмѣтка по поведенію, а тогда ставилась за поведеніе отмѣтка по каждому изъ предметовъ.

34

3) Совѣтъ гимназіи кромѣ того удостоиваетъ награды одними похвальными листами такихъ учениковъ, которые получили изъ всѣхъ предметовъ по 5 и только изъ 2-хъ по 4 по успѣхамъ или поведенію.

4) При опредѣленіи наградъ за успѣхи въ наукахъ не принимаются въ расчетъ баллы по чистописанію и рисованію, для поощренія же учениковъ въ этихъ искусствахъ Совѣтъ гимназіи опредѣлилъ наградить отлично успѣвшихъ въ рисованіи картинами, а въ чистописаніи — прописями, прочихъ же оказавшихъ также хорошіе успѣхи удостоить похвальнаго отзыва. Развитіе чувства изящнаго и пріученіе къ красивому почерку до такой степени важно для каждаго, что нѣтъ надобности входить въ подробное объясненіе необходимости этой мѣры 1).

Изъ 120 учениковъ Пятой гимназіи были переведены. изъ 3-го класса въ 4-ый 2 ученика;

изъ 2-го класса въ 3-ій 12 учениковъ;

изъ 1-го класса во 2-ой 44 ученика;

Всего же 58 учениковъ.

По сравненію съ нашимъ временемъ, когда число переводимыхъ составляетъ въ Пятой гимназіи 70% и болѣе, цифра переведенныхъ въ первомъ учебномъ году нашего заведенія (48,3%) представляется незначительной, но это обстоятельство легко объясняется съ одной стороны снисходительными пріемными испытаніями (въ сентябрѣ 1845 г.), а съ другой стороны вполнѣ понятнымъ стремленіемъ перваго преподавательскаго состава Пятой гимназіи и ближайшаго начальства ея поставить дѣло съ первыхъ же шаговъ на прочное основаніе, благоразумно построить свой домъ не на пескѣ, а на камнѣ.

Книгами и похвальными листами были награждены

---------------------------------------

1) Журналъ засѣданія Совѣта Пятой СПБ. гимназіи для совѣщанія объ успѣхахъ ученія, переводѣ и наградахъ послѣ годичныхъ экзаменовъ 19 іюпя 1846 года.— Не можемъ не выразить своего сочувствія этой мѣрѣ: намъ кажется, она могла бы примѣняться и въ настоящее время съ большою пользой для дѣла; только этой мѣрой и можно было бы поднять значеніе рисованія и чистописанія, какъ предметовъ гимназическаго курса.

35

2 ученика 3-го класса, 3 ученика 2-го и 3 ученика 1-го класса.

Похвальные листы получили четыре ученика перваго класса. Награждены рисунками за успѣхи въ рисованіи трое (два ученика 1-го и одинъ 2-го класса) и прописями за отличные успѣхи въ чистописаніи трое (одинъ 3-го и двое 2-го класса); за успѣхи по тѣмъ же предметамъ удостоены были похвальнаго отзыва 17 учениковъ.

Нельзя не коснуться въ заключеніи настояшей главы и матеріальныхъ средствъ новаго учебнаго заведенія. Капиталъ Пятой гимназіи достигъ за первый годъ ея существованія до солидной суммы въ 16988 рублей 33 коп. Изъ нихъ 15000 р. были пожертвованы почетнымъ Попечителемъ С.-Петербургскихъ гимназій графомъ Д. Н. Шереметьевымъ, извѣстнымъ своею благотворительной дѣятельностью.

III. Дальнѣйшее развитіе Пятой гимназіи.

Постановленіемъ Педагогическаго Совѣта 19 іюня 1846 года въ четвертый классъ были переведены только 2 ученика. Въ виду того, что новыхъ поступленій въ 4-й классъ не было и не предвидѣлось, этотъ классъ не былъ открытъ и теперь, а двухъ учениковъ, окончившихъ курсъ 3-го класса, опредѣлено перевести безъ экзамена въ 4-й классъ той изъ Петербургскихъ гимназій, въ которую они пожелаютъ поступить, на что послѣдовало разрѣшеніе Министра. Число же учениковъ 1-го класса было по прежнему очень велико, вслѣдствіе чего временное разрѣшеніе Попечителя Округа «въ видѣ опыта» раздѣлить 1-й классъ на два отдѣленія, должно было получить санкцію Министра. Предписаніемъ графа Уварова 1) онъ и былъ раздѣленъ на 1846—47 учебный

-----------------------------

1) Предписаніе отъ 31 іюля 1846 г. за № 6805.

36

года на два отдѣленія. Къ этому году относятся два распоряженія Попечителя учебнаго округа, послѣдовавшія на основаніи циркулярнаго предложенія Министра Народнаго Просвѣшенія 1). Изъ круга математическихъ предметовъ гимназическаго курса исключены геометрія начертательная и аналитическая и вслѣдствіе того измѣнено самое распредѣленіе математики по классамъ. По новому положенію ариѳметику слѣдовало оканчивать не во второмъ, а въ третьемъ классѣ, гдѣ положено проходить и начало алгебры до рѣшенія уравненій 1-й степени, съ двумя и многими неизвѣстными включительно. Это распоряженіе коснулось и Пятой гимназіи. Вторымъ распоряженіемъ перенесено преподаваніе физической и математической географіи изъ 5-го класса въ 6-й, причемъ изъ рукъ учителя географіи преподаваніе это переходило въ руки старшаго учителя математики. Это распоряженіе непосредственно не касалось нашей гимназіи, но, вѣроятно, повліяло нѣкоторымъ образомъ на преподаваніе географіи въ первомъ классѣ, такъ какъ самое свѣдѣніе объ этой перемѣнѣ мы находимъ въ черновомъ наброскѣ, сохранившемся въ архивѣ Пятой гимназіи. За исключеніемъ указаннаго измѣненія объемъ прсподаванія въ нашей гимназіи былъ тотъ же самый, что и въ первомъ учебномъ году.

Вслѣдствіе предписаній Министра Народнаго Просвѣщенія введенъ учебникъ всеообщей географіи Ободовскаго, der deutsche Kinderfreund von Wilmsen, краткая хрестоматія Пенинскаго и краткая всеобщая исторія Фильгера.

Число учениковъ въ гимназіи, сравнительно съ бывшимъ при открытіи ученія, удвоилось. Къ концу второго учебнаго года ихъ состояло на лицо 148 человѣкъ. Изъ нихъ:

въ 1-мъ классѣ было — 85

во 2-мъ — 52

и въ 3-мъ — 11 2).

----------------------------

1) Отъ 11 декабря 1845 г.

2) Дворянъ и чиновниковъ 97, освобожденныхъ оть платы, съ разрѣшенія попечителя 26.

37

Для поднятія успѣховъ прибѣгли къ новому средству: стали выдавать еженедѣльно, за подписыо инспектора, билетъ каждому ученику съ прописаніемъ его поведенія и успѣховъ въ теченіе недѣли по каждому предмету и въ каждый день, отказавшись такимъ образомъ отъ прежней системы (см. вторую главу). Новый порядокъ имѣлъ передъ прежнимъ то преимущество, что, благсдаря ему, родители всегда были освѣдомляемы о ходѣ классныхъ занятій своихъ дѣтей. Каждый мѣсяцъ Педагогическій Совѣтъ обсуждалъ успѣхи учащихся и, принимая во вниманіе получаемые ими баллы, составлялъ особые списки, устанавливавшіе мѣсто, занимаемое ученикомъ среди товарищей по своимъ успѣхамъ и поведенію. Такіе списки вывѣшивались на стѣнѣ каждаго класса. Кромѣ того, чтобы придать этой мѣрѣ еще большее значеніе, учениковъ ежемѣсячно разсаживали, сообразно съ тѣмъ положеніемъ, которое занимали они въ упомянутыхъ спискахъ. По заявленію инспектора, «благородное соревнованіе заслужить высшее мѣсто въ спискѣ усилило дѣятельность воспитанниковъ и такимъ образомъ вполнѣ оправдало пользу этой мѣры. Съ удовольствіемъ замѣчу, что рѣдко начальство гимназіи вынуждаемо было обращаться къ суровымъ и рѣшительнымъ мѣрамъ противъ воспитанниковъ. Въ продолженіе всего учебнаго года только одинъ воспитанникъ удаленъ былъ изъ гимназіи и сданъ родителямъ по своей неблагонадежности къ исправленію» 1).

Для лучшаго наблюденія за воспитанниками во время рекреацій, съ разрѣшенія Министра Народнаго Просвѣщенія 2), въ Пятую гимназію опредѣленъ сверхштатный комнатный надзиратель, съ производствомъ ему жалованья въ размѣрѣ 300 руб. сер. изъ суммы, собираемой за ученіе. Исправленіе этой должности поручено было младшему учителю нѣмецкаго языка Штерну.

Для доставленія медицинской помощи бѣднымъ вос-

----------------------------

1) Отчетъ о состояніи и дѣйствіяхъ Пятой Спб. гимназіи въ 1846/7 учебномъ году, читанный на публичномъ актѣ 11 іюня 1847 года.

2) Отъ 7 ноября 1846 года.

38

питанникамъ предписаніемъ Попечителя Учебнаго Округа 1) опредѣленъ врачемъ въ Пятую гимназію титулярный совѣтникъ Фонъ-деръ-Флясъ.

Въ томъ же году Окружное Начальство установило порядокъ, которымъ нуждающіеся ученики могли быть освобождаемы отъ платы. Такіе ученики должны были каждый годъ представлять новыя свидѣтельства о бѣдности, составленныя не въ общихъ фразахъ, а точно и опредѣленно. «Независимо отъ сихъ удостовѣреній говоритъ предписаніе — Начальство гимназіи само обязано стараться убѣждаться въ дѣйствительной бѣдности ученика и въ своихъ представленіяхъ излагать свое по этому предмету мнѣніе». Освобождалъ отъ платы Попечитель въ началѣ учебнаго года.

Въ окончательномъ засѣданіи Педагогическаго Совѣта руководились тѣми же принципами, какъ и въ ми-нувшемъ учебномъ году (см. главу вторую), измѣнивъ только условія для полученія похвальнаго листа и дополнивъ прежде выработанныя положенія новымъ положеніемъ — о переэкзаменовкѣ послѣ каникулъ. Теперь рѣшили удостоивать награжденія похвальными листами такихъ учениковъ, которые въ среднемъ выводѣ по успѣхамъ и поведенію имѣютъ не менѣе 4 1/2. Ученикамъ же, имѣющимъ по всѣмъ предметамъ хорошія отмѣтки и только по одному 1, позволяется послѣ каникулъ передержать экзаменъ изъ того предмета, въ которомъ они не успѣли.

По разсмотрѣніи всѣхъ отмѣтокъ, Педагогическій Совѣтъ перевелъ

изъ 3-го класса въ 4-й — 9 учениковъ;

изъ 2-го класса въ 3-й — 24 ученика;

изъ 1-го класса во 2-й — 45 учениковъ.

Изъ нихъ удостоены первой награды 7 учениковъ (1 третьяго, 4 второго и 2 перваго класса); второй награды — 4 (всѣ 4 перваго класса); рисунками и прописями — 6 учениковъ.

-----------------------------

1) Отъ 2 января 1847 г.

39

Въ преподавательскомъ составѣ совершилась нѣкоторая перемѣна: преподаватель Пятой гимназіи и Спб. Университета Кулѣшъ, съ Высочайшаго повелѣнія, отправился въ Пруссію, Саксонію и Австрію для изученія славянскихъ нарѣчій. Его замѣстилъ учитель Вологодской гимназіи Иваницкій скоро обратившій особенное вниманіе своего начальства своимъ «усердіемъ, трудами и способностью къ преподаванію».

Въ 1846/7 учебномъ году въ 4-ый классъ было переведено 11 учениковъ, благодаря чему явилась возможность привести Пятую гимназію въ то состояніе, которое ей предназначалось при ея возникновеніи. Въ 1847/8 учебномъ году Пятая гимназія состояла уже изъ четырехъ основныхъ классовъ при чемъ съ разрѣшенія г. Министра Народнаго Просвѣщенія 2) 1-й классъ оставался раздѣленньіхмъ на 2 отдѣленія. На содержаніе четырехъ основныхъ классовъ отпускалась штатная сумма изъ Государственнаго Казначейства, а добавочная плата за уроки, даваемые преподавателями въ параллельномъ отдѣленіи 1-го класса, производилась изъ суммы, собираемой за ученіе 3).

Прежде чѣмъ говорить о состояніи гимназіи въ этомъ учебномъ году, скажемъ нѣсколько словъ о курсѣ вновь открытаго 4-го класса, въ дополненіе къ тому, что мы говорили ранѣе (см. главу вторую) о первыхъ трехъ классахъ.

По Закону Божію въ этомъ классѣ оканчивали Пространный Катихизисъ.

По русскому языку проходили синтаксисъ и стопосложеніе, выучивали легкіе стихи, объясняли періоды, дѣлали практическія упражненія въ слогѣ и учили, наконецъ, славянскую грамматику.

---------------------------

1) А преподаваніе русскаго языка въ Университетѣ перешло къ г. Воронову, который въ то же время былъ инспекторомъ Пятой гимназіи.

2) 17 іюля 1847 года.

3) Вмѣсто 1521 руб. 17 к. въ 1847/8 учебномъ году употреблено было изъ этой суммы 2249 руб.

40

По математикѣ продолжали алгебру и начинали геометрію (проходили лонгиметрію).

По латинскому языку читали прозу, Корнелія Непота или Цезаря, а также Федра или поэтическую христоматію, при чемъ кратко излагались главныя правила просодіи и метрики; какъ и въ предшествующихъ классахъ, занимались практическими упражненіями.

По французскому языку читали и переводили легкія предложенія, при чемъ требовалось, чтобы преподаватель указывалъ латинскіе корни во французскихъ словахъ; практиковались въ способѣ выраженія русскихъ падежей на французскомъ языкѣ; разучивали спряженія.

На урокахъ нѣмецкаго языка проходили всю этимологію, занимались разборомъ и упражненіями въ правописаніи, въ переводахъ съ нѣмецкаго языка.

На урокахъ географіи проходили географію Россіи.

Кромѣ того въ четвертомъ классѣ продолжали курсъ рисованія.

Въ этомъ же году въ двухъ низшихъ классахъ французскій языкъ, съ вѣдома Попечителя Учебнаго Округа, проходился по руководству учителя Пятой гимназіи Димера, составленному на основаніи методы Робертсона. «Отличные успѣхи воспитанниковъ во французскомъ языкѣ, — говоритъ инспекторъ Вороновъ въ своемъ годовомъ отчетѣ — какъ это оказалось на частныхъ годичныхъ испытаніяхъ, убѣдительнѣе всего доказываютъ несомнѣнныя преимущества этой методы, легкой и удобопримѣнимой къ общественному ученію».

Къ концу 1847/8 учебнаго года было въ Пятой гимназіи 180 воспитанниковъ.

Изъ нихъ въ I классѣ — 78,

во    II классѣ — 71,

въ III классѣ — 21,

и въ IV классѣ — 10 1).

-----------------------------------

1) Дѣтей дворянъ и чиновниковъ 111, платныхъ учениковъ 147.

41

Въ окончательномъ засѣданіи Педагогическій Совѣтъ, какъ и въ прошломъ году, нѣсколько понизилъ, по отношенію къ успѣхамъ, требованія для полученія учениками награды и именно награды I степени. Совѣтъ постановилъ на этотъ разъ удостоивать награды книгами и похвальными листами тѣхъ учениковъ, которые, при отличномъ поведеніи, во всѣхъ предметахъ получили на испытаніи по 5 и не болѣе, какъ въ двухъ предметахъ, 4. Съ другой стороны въ этомъ постановленіи бросается въ глаза преобладающее значеніе экзаменовъ, которое придавали имъ члены Совѣта. За то по отношенію къ награжденію похвальными листами Совѣтъ поставилъ требованіе, котораго не держался прежде: при среднемъ баллѣ 4 1/2 за успѣхи, необходимо имѣть 5 за поведеніе, чтобы получить награду второго достоинства. Встрѣчаемъ въ протоколѣ Совѣта и совсѣмъ новое постановленіе относительно переэкзаменовокъ, а именно: «ученикамъ, имѣющимъ въ среднемъ числѣ отмѣтку болѣе 2 1/2, но не переведеннымъ въ слѣдующій классъ за слабые успѣхи въ какихъ-нибудь предметахъ, позволяется передержать экзаменъ въ этихъ предметахъ послѣ каникулъ». Число такихъ предметовъ не ограничено.

Въ заключеніе всего Педагогическій Совѣтъ перевелъ

изъ 4-го класса въ 5-й — 9 учениковъ;

изъ 3-го класса въ 4-й — 13 учениковъ;

изъ 2-го класса въ 3-й — 41 ученика;

изъ 1-го класса во 2-й — 41 ученика.

Изъ нихъ удостоены наградами первой степени — 8 учениковъ (1 четвертаго, 2 третьяго, 2 второго и 3 перваго); второй степени — трое (1 четвертаго, 1 второго и 1 перваго); за успѣхи по рисованію и чистописанію — трое. Съ увеличеніемъ числа классовъ увеличенъ и педагогическій персоналъ Пятой гимназіи. По предписанію Министра Народнаго Просвѣщенія были допущены къ преподаванію въ 1 классѣ по найму преподаватель русскаго языка г. Дубасовъ и ариѳметики А. Д.

42

Дмитріевъ. Кромѣ того съ разрѣшенія Министра Народнаго Просвѣщенія священникъ Піотровскій началъ безвозмездное преподаваніе Закона Божія по два раза въ недѣлю для воспитанниковъ Римско-Католическаго исповѣданія. «Такимъ образомъ — пишетъ инспекторъ гимназіи — въ настоящее время въ Пятой гимназіи нѣтъ ни одного воспитанника, который-бы не пользовался необходимыми для каждаго христіанина наставленіями въ догматахъ Божественнаго ученія» 1).

И въ этомъ году инспекторъ выдавалъ каждому воспитаннику еженедѣльныя свидѣтельства со всѣми полученными имъ отмѣтками. «Если и при этой мѣрѣ — говоритъ онъ — остались неуспѣвающіе въ наукахъ, то да винятъ родители ихъ сами себя, а не гимназію, которая сдѣлала съ своей стороны все, зависящее отъ нея, для блага воспитанниковъ. Къ этой цѣли направлены были стремленія начальства гимназіи и гг. преподавателей: въ добросовѣстномъ исполненіи своихъ обязанностей они укрѣпляли себя примѣромъ непосредственнаго своего Начальника, г. Попечителя С. П. Б. учебнаго округа. Пятая гимназія имѣла честь пользоваться постояннымъ его вниманіемъ и непремѣнно каждый мѣсяцъ два или, по крайней мѣрѣ, одинъ разъ удостоивалась посѣщенія Его Превосходительства» 2).

Высшее начальство, посѣщая Пятую гимназію, выносило изъ этихъ посѣщеній отрадное впечатлѣніе и свидѣтельствовало о плодотворной дѣятельности руководителя новаго учебнаго заведенія и его помощниковъ. 30 декабря 1847 года Инспекторъ гимназіи А. С. Вороновъ былъ награжденъ Высочайшимъ подаркомъ въ 300 р. сер. Преподаватели же получили денежныя награды изъ суммы, собираемой за ученіе, очень цѣнныя по тому времени.

Что касается матеріальной стороны новаго учебнаго заведенія, въ этомъ отношеніи имѣла для него большое значеніе покупка дома у губернскаго секретаря Жева-

-------------------------

1) Отчетъ о состояніи и дѣиствіяхъ Пятой С.П.Б. гимназіи въ 1847/8 уч. году.

3) Ibidem.

43

нова за 43000 руб. съ Высочайшаго разрѣшенія, по представленію г. Министра Народнаго Просвѣщенія, основанному на ходатайствѣ г. Попечителя С.-Петербургскаго учебнаго округа. Домъ перешелъ въ полную собственность гимназіи 1 сентября 1847 года. Пріобрѣтеніе это устранило значительный расходъ на наемъ помѣщенія, при чемъ этотъ расходъ увеличивался бы съ каждымъ годомъ, по мѣрѣ расширенія Пятой гимназіи, нормальный ростъ которой уже обезпечилъ ея будущность. Покупка дома совершилась на средства, отпущенныя Департаментомъ Народнаго Просвѣщенія 1).

Въ этомъ же, 1847/8 учебномъ году Пятая гимназія удостоилась такого высокаго счастія, которое выпало на ея скромную долю всего только одинъ разъ въ теченіе ея полувѣкового существованія. 19 марта 1848 года Пятую гимназію удостоилъ своимъ посѣщеніемъ Его Императорское Величество Государь Императоръ Николай Павловичъ. Подъ непосредственнымъ впечатлѣніемъ этого событія, его описалъ очевидецъ, инспекторъ гимназіи въ своемъ рапортѣ г. Попечителю учебнаго округа. Мы не находимъ ничего лучшаго, какъ привести здѣсь въ подлинникѣ этотъ драгоцѣнный историческій документъ. «Имѣю честь донести Вашему Превосходительству,— пишетъ С. Вороновъ, — что сегодня въ 2 1/4 часа пополудни 2) до начатія послѣобѣденныхъ классовъ Пятая гимназія осчастливлена была Высочайшимъ посѣщеніемъ: Государь Императоръ, встрѣченный мною при самомъ входѣ въ гимназію, изволилъ пройти по 2-му, 1-му и 3-му классамъ, благосклонно замѣтивъ, что ученики имѣютъ веселую и довольную наружность; ученика же 1-го класса Кулыгина удостоилъ вопросомъ о числѣ лѣтъ. Его Величеству при этомъ случаѣ благоугодно

---------------------------

1) Покупка обошлась, какъ показапо выше, въ 43000 рублей; его передѣлка, совершенная два года спустя въ 14616 р. 50 коп., а дальнѣйшія ремонтныя исправленія до 1853 года - въ 1716 р. 95 к. Такимъ образомъ, покупка и ремонтировка въ означенный періодъ стоили 59333 р. 45 к. Въ это число отпущено изъ Департамента Нар. Просвѣщенія 57550 р.

Вороновъ. Ист.-стат. обозрѣніе.

2) Читатель, вѣроятно, помнитъ, что уроки кончались тогда только въ 4 часа пополудни.

44

было спросить о числѣ учащихся, ихъ поведеніи и успѣхахъ, также о числѣ классовъ и числѣ пансіонеровъ; на послѣдніе 2 вопроса я имѣлъ счастіе отвѣтить, что въ Пятой гимназіи въ настоящее время четыре класса, и что съ каждымъ годомъ предполагается открывать по одному классу до полнаго образованія гимназіи, что пансіонеровъ нѣтъ, и всѣ ученики приходящіе и принадлежатъ къ дѣтямъ жителей Коломны. Обозрѣвая классы, Его Величество замѣтилъ, что неудобно помѣщены классные столы противъ свѣта, и благосклонно изволилъ выслушать мое объясненіе, что это неудобство есть слѣдствіе временной необходимости за неимѣніемъ въ настоящее время особеннаго входа въ каждый классъ, но что съ наступленіемъ предстоящихъ лѣтнихъ каникулъ предполагаемою перестройкою гимназіи это неудобство будетъ устранено. Потомъ, обратившись ко мнѣ, Государь Императоръ изволилъ милостиво спросить меня: Вы директоръ? и на отвѣтъ мой, что я — инспекторъ, спросилъ о фамиліи. Оставляя гимназію, Его Величество приказалъ распустить учениковъ и повторивъ нѣсколько разъ: славные, славные мальчики, изволилъ изъявить благодарность словами: благодарю, хорошо».

Въ 1848—49 учебномъ году былъ открытъ слѣдующій, т. е. пятый, классъ; первый остался по прежнему раздѣленнымъ на 2 отдѣленія, и былъ, по причинѣ многолюдства, раздѣленъ на 2 отдѣленія второй классъ 1). Такимъ образомъ, Пятая гимназія состояла въ этомъ учебномъ году изъ 5-ти коренныхъ и 2-хъ параллельныхъ классовъ 2). Изъ нихъ три класса содержались на средства гимназіи. Средства эти стали, впрочемъ, увеличиваться и вслѣдствіе увеличенія числа учениковъ, а также вслѣдствіе увеличенія платы за ученіе. По Высочайшему повелѣнію г. Министръ Народнаго Просвѣще-

-----------------------------

1) На основаніи предписанія г. Министра Народнаго Просвѣщенія отъ 30 апрѣля 1848 года.

2) Изъ Государственнаго Казначейства, по прошлогоднему отпускалось только 5680 р. Остальные расходы должны были покрываться изъ суммы, собираемой за ученіе, и изъ суммы, выручаемой за отдачу въ наемъ нѣкоторыхъ помѣщеній; послѣдняя состояла приблизительно изъ 700 рублей.

45

нія 1) возвысилъ плату за обученіе въ столичныхъ гимназіяхъ съ 20 р. до 30 рублей въ годъ.

Когда прибавилось два новыхъ класса, явилась потребность во второмъ учителѣ французскаго языка, и въ Пятую гимназію былъ принятъ изъ платы по найму г. Пардонне. Тогда же вмѣсто пастора сталъ обучать лютеранъ Закону Божію кандидатъ богословія Наундорфъ.

Во вновь открытомъ 5-мъ классѣ проходили слѣдующіе предметы:

1)    Законъ Божгй. Исторія церкви христіанской.

2) Русскій языкъ. Начала риторики. Риторическій разборъ періодовъ и краткихъ сочиненій. Переводы съ иностранныхъ языковъ на русскій. Упражненіе въ славянской хрестоматіи. Кромѣ того, огромное значеніе придавалось практическимъ упражненіямъ 2).

3) Математика. Продолженіе алгебры и окончаніе геометріи.

4) Латинскій языкъ. Чтеніе латинскихъ авторовъ, а именно: Саллюстія и Виргилія (читали Энеиду).

5) Французскій языкъ. Переводы съ французскаго языка на русскій; анализъ; письмо по диктовкѣ.

6) Нѣмецкій языкъ. Синтаксисъ; сочиненіе періодовъ; упражненіе въ переводахъ на нѣмецкій языкъ и въ переложеніи стиховъ въ прозу; выучиваніе наизусть стихотвореній.

7)    Исторія. Средневѣковая исторія.

8)    Рисованіе.

По окончаніи годичныхъ испытаній Педагогическій Совѣтъ перевелъ:

изъ 5-го класса въ 6-й — 7 учениковъ;

изъ 4-го класса въ 5-й — 10 учениковъ;

изъ 3-го класса въ 4-й — 34 учениковъ;

изъ 2-го класса въ 3-й — 46 учениковъ;

изъ 1-го класса во 2-й — 67 учениковъ.

-------------------------------

1) 31 декабря 1848 г.

2) До 1847 года преподавалась въ V и VI классахъ гимназіи логика; въ 1847 году, по распоряжепію г. Министра Народнаго Просвѣщенія, она была исключена изъ круга гимназическихъ предметовъ, какъ «предметъ, превышающій возрастъ гимназистовъ». Уроки же логики обращены на практическія упражненія. Вороновъ, Ист.-Ст. обозрѣніе.

46

Лѣтомъ 1849 года Пятая гимназія лишилась одного изъ своихъ преподавателей, работавшаго въ ней съ основанія учебнаго заведенія, учителя французскаго языка Димера. Директоръ училищъ Ковалевскій отправилъ 19 іюля на имя Попечителя слѣдующій коротко, но тепло написанный рапортъ: «Нахожусь въ обязанности довести до свѣдѣнія Вашего Превосходительства, что по отзыву г-жи Олениной отъ 11 сего іюля мѣсяца, въ домѣ которой проводилъ настоящее каникулярное время отличнѣйшій по душевнымъ качествамъ и по службѣ учитель Пятой гимназіи Димеръ, значится, что онъ 4 сего іюля мѣсяца волею Божіею помре» 1).

Классныя занятія въ 1849—50 учебномъ году начались поздно, а именно 15 октября, по причинѣ производившагося тогда капитальнаго ремонта гимназическаго зданія. Въ этомъ году былъ открытъ 6-й классъ 2). Оба низшіе классы по прежнему имѣли параллельныя отдѣленія. Увеличеніе числа уроковъ и смерть Димера произвели перемѣну педагогическаго состава. Вновь въ число преподавателей Пятой гимназіи поступили: законоучителемъ на мѣсто священника Мокіевскаго протоіерей Павелъ Ѳедоровичъ Солярскій, преподавателемъ математики кандидатъ философскаго факультета С.-Петербургскаго университета Каэтанъ Викентьевичъ Закржевскій, вся служба котораго и протекла въ стѣнахъ Пятой гимназіи, преподаватель географіи г. Бруннеръ и французскаго языка Жанъ-Батистъ Дескуръ. Преподаватель нѣмецкаго языка Штернъ, бывшій также и комнатнымъ надзирателемъ, соединилъ въ своихъ рукахъ всѣ уроки нѣмецкаго языка, а должность комнатнаго надзирателя перешла къ назначенному съ этой цѣлью въ Пятую гимназію Ѳ. Н. Мѣдникову. Кромѣ того, сообразно съ новыми порядками, внесенными въ гимнази-

---------------------------

1) Рапортъ за № 1067. Заимствуемъ его изъ личнаго дѣла учит. Димера, хранящагося въ гимназическомъ архивѣ.

2) Содержался на средства гимназіи.

47

ческій курсъ, въ Пятую гимназію былъ назначенъ старшимъ учителемъ законовѣдѣнія А. И. Симанскій.

1849 годъ ознаменовался выдающимися событіями въ жизни среднеучебныхъ заведеній. По опредѣленію устава 1828 года, учрежденіе гимназій имѣетъ двоякую цѣль: «доставить способъ приличнаго по званію ихъ воспитанія тѣмъ изъ молодыхъ людей, кои не намѣрены или не могутъ продолжать ученіе въ университетахъ, а готовящихся вступить въ оные снабдить необходимыми для сего предварительными знаніями» 1). 21 марта 1849 года состоялось, примѣнительно къ этому опредѣленію, Высочайшее повелѣніе о распредѣленіи всего гимназическаго курса на два отдѣленія, съ тѣмъ, чтобы одно изъ нихъ выпускало молодыхъ людей, подготовленныхъ къ военной или гражданской службѣ, а другое — подготовленныхъ къ слушанію университетскихъ курсовъ. Желающіе поступать въ университеты должны были пріобрѣсти основательныя познанія въ латинскомъ языкѣ, а для перваго отдѣленія философскаго факультета (филологическаго) таковыя же познанія и въ греческомъ языкѣ. Воспитанники, имѣющіе въ виду службу военную, должны были проходить вмѣсто древнихъ языковъ болѣе пространный курсъ математики, а желающіе поступить въ гражданскую службу — курсъ законовѣдѣнія. По окончаніи курса, отличнѣйшіе изъ воспитанниковъ награждались вообще золотыми и серебряными медалями, похвальными листами и книгами. Тѣ изъ окончившихъ гимназическій курсъ, которые, имѣя право по своему происхожденію, вступать въ государственную службу, пріобрѣтали при томъ особенныя и отличныя познанія въ Русскомъ законовѣдѣніи, награждались при выпускѣ изъ гимназіи чиномъ XIV класса. Воспитанники же изъ дѣтей личныхъ почетныхъ гражданъ, купцовъ и мѣщанъ, при томъ же условіи, получали лично званіе почетнаго гражданина 2).

---------------------------------

1) Уставъ 1828 года, § 134.

2) Сборникъ постановленій по Министерству Народнаго Просвѣщенія, т. II, отд. 2.

48

Три низшіе класса гимназій имѣли общій характеръ, а съ четвертаго класса воспитанники дѣлились уже на двѣ группы: высшіе классы, начиная съ четвертаго, были спеціальными. Постановленіе Министерства было введено въ дѣйствіе съ 1849/50 учебнаго года, который и подлежитъ нашему разсмотрѣнію. Впрочемъ Пятая гимназія осталась съ однимъ латинскимъ языкомъ; греческій языкъ не былъ введенъ въ ней по «неимѣнію средствъ для найма на то особаго преподавателя греческаго языка». Число же уроковъ по латинскому языку, согласно съ общимъ положеніемъ, было уменьшено. Въ трехъ низшихъ классахъ, взамѣнъ латинскаго языка, усилено преподаваніе географіи и новѣйшихъ языковъ 1). Такимъ образомъ, до четвертаго класса воспитанники обучались всѣ вмѣстѣ, безъ всякаго различія, Закону Божію, русскому языку, математикѣ, географіи всеобщей и русской, нѣмецкому и французскому языкамъ, чистописанію, черченію и рисованію. Въ высшихъ четырехъ классахъ воспитанники обучались вмѣстѣ Закону Божію, физикѣ и математической географіи, исторіи всеобщей и русской, нѣмецкому и французскому языкамъ; кромѣ того они имѣли общій курсъ русскаго и славянскаго языковъ и математики (за исключеніемъ особыхъ уроковъ для воспитанниковъ, желающихъ прямо изъ гимназіи поступить на службу). Для воспитанниковъ, намѣревавшихся выйти изъ гимназіи на службу, назначались: а) по русскому языку два особенные урока въ четвертомъ классѣ для занятій практическихъ; б) по математикѣ — сверхъ общаго курса, также два особенные урока въ четвертомъ классѣ для ариѳметическихъ задачъ въ примѣненіи къ практикѣ и в) преподаваніе законовѣдѣнія — съ пятаго класса 2). Относительно учениковъ, желавшихъ про-

----------------------------

1) На латинскій и греческій языки по новому распредѣленію назначено гораздо меньше уроковъ: 16 и 8, вмѣсто прежнихъ 26 и 20; меньшее число учащихся, притомъ избравшихъ эти языки по собственному влеченію, и наконецъ большая развитость ихъ, безъ всякаго сомнѣнія, должны вознаградить уменьшеніе числа уроковъ. Вороновъ. Историко-статистическое обозрѣніе.

2) Сборникъ постановленій по Министерству Народнаго Просвѣщенія, т.

2, отд. 2, статья 476, (12-е изд.).

49

должать ученіе въ университетахъ, мы уже сказали выше съ достаточною подробностью.

Курсъ законовѣдѣнія распредѣлялся по классамъ слѣдующимъ образомъ:

а)    въ V классѣ:

1) Россійскіе основные законы (свода 1842 года т. I. Законы основные).

2)    Учрежденія съ уставами о службѣ гражданской (свода 1842 года т. I, II, III, Учрежденія и уставы служебные).

3)    Законы о состояніяхъ (свода 1842 года т. IX. Зак. о сост.).

б)    въ VI классѣ:

1) Законы гражданскіе опредѣлительные (св. 1842 г. т. Х. Законы гражд. кн. I, II, III и IV).

2)    Законы о гражданскомъ судопроизводствѣ (св. 1842 года, т. X. Зак. гражд. кн. V, VI, и VII).

3)    Повтореніе пройденнаго въ V и VI классахъ.

в)    въ VII классѣ:

1) Законы уголовные и полицейскіе съ судопроизводствомъ уголовнымъ (Улож. о наказан. 1845 г. т. XV. Зак. уголовн., кн. II).

2) Повтореніе пройденнаго во всѣхъ трехъ классахъ 1).

Программа по законовѣдѣнію была составлена профессоромъ Неволинымъ. Преподавателемъ законовѣдѣнія въ Пятую гимназію былъ назначенъ Симанскій 2), старшій учитель законовѣдѣнія Псковской гимназіи (гдѣ законовѣдѣніе преподавалось съ 1838 года).

-----------------------------

1) Вороновъ, Историко-статистическое обозрѣніе.

2) Въ предложеніи Попечителя Учебнаго Округа относительно этого предмета указывается и содержаніе Пятой гимназіи, а именно:

Изъ Государствеинаго Казначейства, по прежнему — 5680 р.

На счетъ сбора за ученіе — 4000 р.

На счетъ суммы, выручаемой отъ отдачи въ наемъ помѣщеній — 428 р. 81 к.

Итого — 10108 р. 81 к.

50

Въ этомъ же учебномъ году было измѣнено распредѣленіе ежедневныхъ учебныхъ занятій. Урокъ вмѣсто полутора часовъ долженъ былъ продолжаться часъ съ четвертью. Начинать ихъ положено было въ 9 часовъ утра. Такимъ образомъ:

1-й    ур. продолжался съ 9 — 10 1/4 ч.,

2-й    ур. продолжался съ 10 1/4 — 11 1/2 ч.

Послѣ двухъ уроковъ полагалось полчаса на отдыхъ, уроки возобновлялись въ 12 часовъ,

3-й ур. продолжался съ 12 — 1 1/4

и 4-й ур. продолжался съ 1 1/4 — 2 1/2

когда совершенно оканчивались классныя занятія.

Въ томъ же 1849/50 учебномъ году въ Пятой гимназіи начались литературныя бесѣды.

Литературныя бесѣды были введены во всѣхъ гимназіяхъ С.-Петербургскаго учебнаго округа въ 1845 году съ разрѣшенія г. Министра Народнаго Просвѣщенія, по представленіи Попечителя округа. Цѣлью ихъ было — способствовать усиленію успѣховъ воспитанниковъ по русскому языку и словесности. Согласно съ установленными на этотъ предметъ правилами 1), ближайшее участіе въ бесѣдахъ принимали ученики двухъ старшихъ классовъ — VI и VII. Вотъ почему эти бесѣды и могли начаться въ нашей гимназіи только съ открытіемъ VI класса. Происходили онѣ регулярно по два раза въ мѣсяцъ; на каждую изъ бесѣдъ удѣлялось свободное отъ другихъ занятій время, въ размѣрѣ полутора часовъ. Ученикъ, желающій принимать участіе въ бесѣдѣ, писалъ сочиненіе на избранную имъ самимъ тему. Сочиненіе свое, написанное на бумагѣ установленнаго правилами формата, онъ представлялъ на предварительный просмотръ своему учителю русской словесности. Отъ послѣдняго зависѣло или допустить это сочиненіе къ чтенію, или не допустить. Самое чтеніе происходило въ присутствіи

--------------------------

1) Правила для литературныхъ бесѣдъ въ гимназіяхъ С.-Петербургскаго учебнаго округа напечатаны въ книгѣ Воронова; на которую мы дѣлали неоднократныя ссылки.

51

гимназическаго начальства, преподавателя русскаго языка и тѣхъ преподавателей прочихъ предметовъ, которыхъ приглашалъ Начальникъ заведенія. Когда молодой авторъ прочитывалъ свою работу, прочіе ученики обязаны были дѣлать свои замѣчанія о достоинствѣ или недостаткахъ прочитаннаго сочиненія. Замѣчанія эти касались: 1) выбора самой темы и точки зрѣнія молодого автора, 2) расположенія входящихъ въ сочиненіе частей, вѣрности и полноты сообщаемыхъ данной работой свѣдѣній, 3) языка. Чтобы подобныя возраженія отличались большею основательностью, учитель, просмотрѣвъ до бесѣды то или другое ученическое сочиненіе, давалъ его на прочтеніе нѣкоторымъ ученикамъ, которые обязывались приготовить письменныя возраженія. Но, кромѣ этихъ, такъ сказать, оффиціальныхъ оппонентовъ, каждый изъ присутствующихъ воспитанниковъ имѣлъ право дѣлать свои замѣчанія. Послѣднія, вмѣстѣ съ фамиліей возражавшаго, заносились на поля рукописи, противъ того мѣста, которое вызвало возраженіе критика. Авторъ же былъ обязанъ защищаться. Когда пренія прекращались, учитель русскаго языка давалъ свое заключеніе о работѣ, сопоставлялъ и оцѣнивалъ отзывы, указывалъ достоинства и недостатки прочитанной работы. Все это онъ писалъ подъ работой. Высказывали свои мнѣнія и начальство, и другіе присутствовавшіе преподаватели. Потомъ разобранное сочиненіе отправлялось къ Попечителю учебнаго округа. Въ концѣ учебнаго года эти работы возвращались Попечителемъ при особомъ циркулярѣ. Сочиненія, заслужившія одобреніе, вносились въ особый для этой цѣли заведенный альбомъ, который и хранился въ библіотекѣ гимназіи.

Первыя ученическія сочиненія, написанныя для литературной бесѣды въ Пятой гимназіи, были возвращены въ самомъ концѣ учебнаго года при циркулярѣ Попечителя. Въ циркулярѣ этомъ передается слѣдующая резолюція Попечителя: «Пятая гимназія въ нынѣшнемъ году представляетъ въ первый разъ сочиненія, которыя большею частью, по направленію своему, заслуживаютъ

52

одобренія, а нѣкоторыя изъ нихъ и полной похвалы, какъ: 1) «Исторія драматическихъ представленій въ Россіи до учрежденія постояннаго театра» Галанина и 2) «Осада Троицко-Сергіевской Лавры» Елпатіевскаго. Изъ недостатковъ замѣчены здѣсь недоконченность въ отдѣлкѣ, на что и предлагаю обратить вниманіе».

Въ томъ же году, по утвержденной Попечителемъ формѣ, всѣмъ воспитанникамъ Пятой гимназіи были выданы билеты съ правилами, которымъ ученики должны были слѣдовать внѣ стѣнъ учебнаго заведенія. Они имѣли приблизительно размѣръ сторублеваго кредитнаго билета. На одной сторонѣ его было напечатано слѣдующее:

№ (такой-то)

БИЛЕТЪ

ученику (такого-то) класса (такому-то) выданный ему на (такой-то) учебный годъ.

На другой же сторонѣ значилось: Начальство гимназіи проситъ родителей и опекуновъ ученика внушать ему, подъ опасеніемъ строгаго взысканія за неисполненіе, точное соблюденіе слѣдующихъ правилъ:

1) Волосы на головѣ имѣть всегда обстриженные прилично и причесанные.

2) Внѣ дома носить всегда форменное, застегнутое на всѣ пуговицы платье, соблюдая чистоту и опрятность въ одеждѣ, равно вести себя вездѣ чинно, благопристойно и вѣжливо.

3) При встрѣчѣ съ Особами Императорской Фамиліи, г. Попечителемъ округа, гг. Генералами и Начальствомъ гимназіи останавливаться и снимать фуражку.

4) Въ публичныхъ мѣстахъ и собраніяхъ (какъ-то: въ театрѣ, пассажѣ и проч. бывать не иначе, какъ съ родителями или опекунами.

5)    Билетъ этотъ имѣть всегда при себѣ.

Директоръ (такой-то) Инспекторъ (такой-то) 1).

----------------------------------

1) Экземпляръ такого билета сохранился въ архивѣ Пятой гимназіи.

53

Въ 1850—51 учебномъ году былъ открытъ — послѣдній, седьмой классъ. Пятая гимназія достигла естественныхъ размѣровъ. Штатъ ея, ежегодно мѣнявшійся. былъ приведенъ въ опредѣленное положеніе. Содержаніе Пятой гимназіи опредѣлялось этимъ штатомъ, утвержденнымъ г. Министромъ Народнаго Просвѣщенія 24 мая 1850 г., въ 10281 р. 59 коп. (см. IV приложеніе). Представленіе начальства гимназіи объ увеличеніи нѣкоторыхъ статей осталось безъ послѣдствій. «Министерство — читаемъ мы въ предложеніи Попечителя, излагающаго предложеніе Министра Народнаго Просвѣщенія князя Ширинскаго-Шихматова — не имѣетъ въ распоряженіи своемъ источника, на счетъ котораго бы оно могло усилить штатную сумму Пятой гимназіи, и это заведеніе должно и впредь довольствоваться тѣми средствами, которыя оному нынѣ предоставлены» 1).

Впрочемъ, къ штату этому сдѣланы были слѣдующія дополненія изъ суммы, собираемой за ученіе: а) съ 4 іюля того же 1850 года назначено добавочное жалованье одному изъ учителей французскаго языка, въ размѣрѣ 88 руб. 10 коп.; б) съ 12 сентября 1852 года — добавочное жалованье учителю географіи въ размѣрѣ 120 руб. Такимъ образомъ, полный штатъ Пятой гимназіи составилъ 10489 р. 69 коп. Въ счетъ этой суммы изъ Государственнаго Казначейства отпускалось, по прежнему, 5680 руб., изъ суммы, собираемой за ученье, 4208 р. 10 к. и изъ суммы, выручаемой за отдачу въ наемъ нѣкоторыхъ помѣщеній въ домѣ гимназіи — 601 р. 59 коп.

Первыми, окончившими курсъ въ Пятой гимназіи были Иванъ Елпатьевскій и Дмитрій Галанинъ. Оба они поступили въ С.-Петербургскій университетъ.

Въ 1830 году устроитель Пятой гимназіи, инспекторъ ея, Андрей Степановичъ Вороновъ былъ назначенъ директоромъ училищъ С -Петербургской губерніи и Пя-

--------------------------

1) Предложеніе Попечителя Мусинъ-Пушкина отъ 26 мая 1850 г. за № 2857.

54

той гимназіи, а инспекторомъ вмѣсто него назначенъ Никита Семеновичъ Власовъ.

Въ томъ же году начались въ Пятой гимназіи уроки танцевъ для желающихъ, съ уплатой по 5 руб. въ годъ. Первымъ учителемъ танцевъ былъ Е. А. Гориневскій.

Въ настоящей главѣ мы имѣли въ виду показать, какъ постепенно развивалась Пятая гимназія и изъ трехклассной превратилась въ семиклассную. Задача наша исполнена.

IV. Періодъ литературныхъ и читательныхъ бесѣдъ.

12 октября 1851 года состоялось Высочайшее повелѣніе «о прекращеніи въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ преподаванія греческаго языка и замѣнѣ сего предмета курсомъ наукъ естественной исторіи» 1). И до этого повелѣнія греческій языкъ преподавался далеко не во всѣхъ гимназіяхъ: гимназій было 74, а греческій языкъ преподавался только въ 45-ти изъ нихъ. Согласно докладу Министра Народнаго Просвѣщенія Ширинскаго-Шихматова, утвержденному Государемъ Императоромъ 12 октября 1851 года, преподаваніе греческаго языка оставалось: а) въ городахъ, гдѣ находятся университеты, именно, въ С.-Петербургѣ, Москвѣ, Дерптѣ, Кіевѣ, Харьковѣ и Казани, съ назначеніемъ по одной гимназіи въ каждомъ для приготовленія молодыхъ людей къ поступленію въ университеты по историко-филологическому факультету, въ который никто не принимался безъ знанія греческаго языка; б) въ одной изъ Одесскихъ, Таганрогской, Нѣжинской и Кишиневской гимназіяхъ, по значительности тамъ греческаго населенія, и в) въ главныхъ гсродахъ Остзейскихъ губерній: въ Ригѣ, Ре-

---------------------------------

1) Сборникъ постановленій, Т. II, отд. 2, ст. 625 (изд. 2-е).

55

велѣ и Митавѣ, по уважснію къ особому устройству гимназій Дерптскаго учебнаго округа, имѣющихъ преимущественною цѣлью филологическое приготовленіе молодыхъ людей къ высшему образованію, по каковой причинѣ эти заведенія оставлены на прежнемъ основаніи и въ 1849 году, когда введено было преподаваніе законовѣдѣнія во всѣ прочія гимназіи. Такимъ образомъ, преподаваніе греческаго языка оставалось только въ 13 гимназіяхъ. Въ остальныхъ гимназіяхъ было введено преподаваніе естественныхъ наукъ.

Въ Пятой гимназіи, уже съ самаго основанія ея, не преподавалось греческаго языка, такъ что первая часть Высочайшаго повелѣнія, о прекращеніи преподаванія греческаго языка, ея не касалась. На основаніи же второй части этого повелѣнія, съ 27 ноября 1852 года было введено въ ней преподаваніе естественной исторіи 1). Обученіе этому предмету въ нашей гимназіи принялъ на себя безмездно преподаватель военно-учебныхъ заведеній Юліанъ Ивановичъ Симашко и велъ это дѣло въ теченіе двухъ лѣтъ. Впрочемъ, на второй годъ своей дѣятельности въ Пятой гимназіи онъ оставилъ за собою только преподаваніе зоологіи, ботанику же и минералогію началъ читать съ 1854 г. безмездно старшій учитель Рунцлеръ 2). Скоро его смѣнилъ, допущенный къ преподаванію всѣхъ частей естественной исторіи, кандидатъ Спб. Унив. В. Кондратьевъ.

Небезъинтересно также познакомиться съ таблицей, показывающей число недѣльныхъ уроковъ по каждому предмету въ Пятой гимназіи, составленное на основаніи новаго распредѣленія учебныхъ предметовъ по классамъ.

----------------------------

1) Утверждено Мин. Нар. Просв. 10 апрѣля 1852 г.

2) Впрочемъ, относительно г. Рунцлера въ примѣчаніяхъ къ общей таблицѣ о читательныхъ бесѣдахъ Пятой спб. гимназіи за 1-ю половину 1854-5 учебн. года мы читаемъ: «началъ посѣщать классы съ 31 августа, потомъ по болѣзни опускалъ уроки, а потомъ и вовсе уволенъ отъ должности по распоряженію г. Попечителя учебн. округа отъ 20 окт. 1854 г.

56

ПРЕДМЕТЬІ.

Для готовящихся на службу

Для готовящихся въ университ.

1)

Законъ Божій

12 ур.

12 ур.

2)

Русскій языкъ

26 ур.

24 ур.

3)

Географія

11 ур.

11 ур.

4)

Исторія

13 ур.

13 ур.

5)

Математика

26 ур.

24 ур.

6)

Физика

4 ур.

4 ур.

7)

8)

Математ. и физическая географія

2 ур.

2 ур.

Естественная исторія

11 ур.

11 ур.

9)

Нѣмецкій языкъ

20 ур.

20 ур.

10)

Французскій языкъ

21 ур.

21 ур.

11)

Чистоп., рисов. и черчен.

11 ур.

11 ур.

12)

Законовѣдѣніе

12 ур.

и 13)

Латинскій языкъ

16 ур.

169 ур.

169 ур.

Вновь введенный курсъ естественной исторіи проходился во всѣхъ семи классахъ гимназіи. Въ первомъ классѣ сообщались общія и доступныя дѣтскимъ понятіямъ свѣдѣнія о тѣлахъ природы, въ видѣ разговора. Въ двухъ слѣдующихъ классахъ проходилась зоологія, причемъ во второмо классѣ сообщались: главныя понятія о строеніи тѣла животныхъ, раздѣленіе животнаго царства на отдѣленія, классы и разряды и описаніе важнѣйшихъ, относящихся къ нимъ животныхъ; въ третьемъ классѣ проходилась описательная часть зоологіи. Въ четвертомъ классѣ начинали ботанику; проходили общую ботанику, т. е. органографію и физіологію растеній (объ органахъ растеній и ихъ отправленіяхъ). Ученики пятаго класса проходили описательную часть ботаники, т. е. раздѣленіе растительнаго царства на отдѣленія, классы и семейства и описаніе важнѣйшихъ растеній, къ нимъ относящихся. Въ шестомъ классѣ проходилась общая и частная (описательная) минералогія. Наконецъ, въ седьмомь классѣ занимались: а) анатоміей и физіологіей человѣка, болѣе подробнымъ знакомствомъ съ главнѣйшими жизненными

57

явленіями у животныхъ и б) повтореніемъ всего пройденнаго въ предыдущихъ классахъ 1).

Большое оживленіе въ гимназіяхъ и въ томъ числѣ и въ нашей произвело «Наставленіе преподавателямъ русскаго языка и словесности въ гимназіяхъ С.-Петербургскаго учебнаго округа», составленное профессоромъ Спб. университета Измаиломъ Ивановичемъ Срезневскимъ, предварительно посѣщавшимъ, по порученію попечителя Мусина-Пушкина, уроки русскаго языка и словесности въ С.-Петербургскихъ гимназіяхъ и присутствовавшаго на экзаменахъ. Это Наставленіе состоитъ изъ трехъ главъ; изъ нихъ первая относится къ языку, вторая къ словесности, а послѣдняя заключаетъ въ себѣ нѣсколько общихъ примѣчаній. Каждаго воспитанника должно пріучить выражаться по русски не только безъ ошибокъ, но до нѣкоторой степени съ изяществомъ» (§ 1). При вступительномъ экзаменѣ ученикъ долженъ говорить, читать по-русски хорошо и правильно, порядочно писать, т. е. получить не менѣе 3-хъ балловъ; при экзаменѣ переводномъ, для перехода въ слѣдующій классъ, ученикъ долженъ въ познаніи теоретическомъ получить не менѣе 3-хъ балловъ, а за практическія упражненія не менѣе 4-хъ; при выпускномъ экзаменѣ, для полученія полнаго аттестата, ученикъ долженъ получить и въ знаніяхъ теоретическихъ и за упражненія практическія не менѣе 4-хъ (§ 29). Учители исторіи и иностранныхъ языковъ раздѣляютъ труды учителей русскаго языка и словесности. Ученики каждаго изъ четырехъ высшихъ классовъ обязаны подать по одной переводной статьѣ въ годъ каждому изъ учителей языковъ, а учители обязаны, прочитавши ихъ, объяснить ученикамъ ихъ ошибки въ отношеніи къ вѣрности перевода. Каждый ученикъ 7-го класса обязанъ подать учителю исторіи одно сочиненіе историческое или же, вмѣсто сочиненія, лекцію, составленную со словъ учителя, со всевозможнымъ тщаніемъ. Цѣнность этихъ упражненій должна быть принимаема въ расчетъ при опредѣленіи балловъ ученику (§ 30). По вре-

--------------------------

1) Ibidem.

58

менамъ ученики должны писать сочиненія на заданныя темы въ самомъ классѣ Это слѣдуетъ дѣлать по крайней мѣрѣ въ двухъ старшихъ классахъ (§ 31). Особенно рекомендуетъ Наставленіе практическія упражненія. Вмѣстѣ съ тѣмъ оно совѣтуетъ не держаться рабски руководства. По грамматическому разбору учитель приготовляетъ учеyиковъ исподволь, передавая имъ необходимыя для того правила, одни за другими, въ живой бесѣдѣ съ ними, безъ помощи учебника (§ 4). Начала русской грамматики, къ которой учитель прbступаетъ въ 3-мъ классѣ, излагаются со всей возможной краткостm., безъ обремененія учениковъ подробностями, тягостными для ихъ возраста. Слѣдуетъ добиваться того, чтобы каждое грамматическое правило ученикъ могъ выразить своими словами и на каждое изъ нихъ могъ представить свои собственные примѣры (§ 5). Въ четвертомъ классѣ начинается изученіе старославянскаго церковнаго языка. Вслѣдъ за курсомъ элементарнымъ долженъ послѣдовать и курсъ высшій, сообразный съ понятіями и знаніями не дѣтскими, а уже юношескими, обогащенными разумѣніемъ иностранныхъ языковъ, и размѣръ курса долженъ быть обширнѣе, и самое направленіе должно быть не чисто догматическое, а болѣе историческое (§§ 6 и 11). Изученіе словесности должно быть теоретическое, историческое и практическое (§ 14). Изученіе теоріи словесности должно привести къ тому, чтобы ученикъ, вышедши изъ гимназіи, зналъ и понималъ всѣ тѣ правила словесности, которыя необходимы для образованнаго человѣка, и былъ бы приготовленъ пользоваться ими въ случаѣ надобности (§ 15).

Здѣсь, какъ и при изученіи грамматики, не слѣдуетъ обременять учениковъ подробностями, имѣя въ виду, вмѣстѣ съ образованіемъ ума и вкуса, преимущественно то, что можетъ быть примѣняемо въ современномъ образованномъ обществѣ и въ современной литературѣ (§ 17). Для этого довольно, въ продолженіе двухъ лѣтъ, по одному уроку въ недѣлю. Не столько нужна подробность, сколько основательность знанія... (§ 18). Для ознакомленія съ писателями образцовыми, отечественными и иностран-

59

ными, назначается еженедѣльно по одному уроку въ 5-мъ и 6-мъ классахъ (§ 21). Особенное значеніе имѣлъ на практикѣ § 32 Наставленія, а потому и приводимъ его здѣсь въ полномъ видѣ. «Для поощренія учениковъ къ успѣхамъ въ словесности — говоритъ онъ — и пріохочиванія ихъ къ чтенію, должно завести читательныя бесѣды, подъ надзоромъ инспектора или учителей, по распоряженію директоровъ. На этихъ бесѣдахъ должны быть читаемы, по назначенію учителей русской словесности и съ одобреніемъ директора, статьи историческія, путешествія и т. п., но отнюдь не журнальныя повѣсти и романы. Объ этихъ бесѣдахъ и о лицахъ, участвующихъ въ нихъ, директоры доносятъ Попечителямъ округа два раза въ годъ, въ концѣ академическаго и гражданскаго годовъ».

Мы можемъ представить себѣ довольно полную картину этихъ бесѣдъ. Въ классѣ присутствуетъ начальство гимназіи и, кромѣ преподавателя русскаго языка, преподаватели исторіи, географіи и другихъ предметовъ. Ученикъ, которому заранѣе указанъ для прочтенія отрывокъ изъ того или другого писателя, выходитъ на каѳедру и прежде всего передаетъ изустно тѣ свѣдѣнія о назначенномъ ему писателѣ, которыя онъ собралъ для сегодняшняго дня, потомъ онъ передъ всѣми присутствующими читаетъ избранный отрывокъ громко, внятно, съ выраженіемъ. Онъ приготовился къ этому неоднократнымъ домашнимъ чтеніемъ. Во время его маленькаго разсказа и чтенія, все тихо въ классѣ, его не перебиваютъ. По окончаніи чтенія, ученикъ объясняетъ прочитанное и выслушиваетъ замѣчанія учителя. Такъ происходили постоянныя читательныя бесѣды. Но кромѣ постоянныхъ, были еще случайныя. Эти бесѣды обыкновенно происходили въ то же время, когда какой-либо преподаватель не являлся на урокъ. Онѣ происходили подъ руководствомъ инспектора, который и выбиралъ учениковъ и назначалъ имъ статьи для чтенія. Вообще отрывки, читаемые на этихъ бесѣдахъ, бывали раз-

60

нообразнаго содержанія: литературные, историческіе, этнографическіе и т. п.

Происходившее на этихъ бесѣдахъ, согласно съ дополненіемъ къ § 32, записывалось въ особую книгу. Страница ея раздѣлялась на шесть продольныхъ графъ. Надъ каждой графой былъ поставленъ вопросъ, на который въ графѣ писался соотвѣтствующій отвѣтъ. а именно:

1) Время, когда были читаемы бесѣды; 2) Какія именно: постоянныя или случайныя и въ какомъ классѣ? 3) Кто былъ распорядителемъ бесѣды и кто присутствовалъ?

4) Что было читано? 5) Кто читалъ? 6) Съ какимъ успѣхомъ?

Копіи съ подобныхъ записныхъ книгъ препровождались къ Попечителю округа, который затѣмъ разсылалъ особые циркуляры «о читательныхъ бесѣдахъ» съ своими замѣчаніями. Приведемъ изъ нихъ нѣсколько отрывковъ, касающихся нашей гимназіи. Такъ, за первое полугодіе 1853—54 учебнаго года «болѣе всего читательныхъ бесѣдъ было въ С.-Петербургской Пятой гимназіи, именно 290, т. е. круглымъ числомъ по 58 бесѣдъ въ каждый изъ пяти учебныхъ мѣсяцевъ. Предполагаю, что увеличеніе числа бесѣдъ не было въ ущербъ успѣховъ учениковъ въ наукахъ 1). Впрочемъ, на другой страницѣ отмѣчаетъ Попечитель, какъ бы съ нѣкоторымъ сѣтованіемъ, что въ Пятой гимназіи, какъ и въ немногихъ другихъ, кромѣ распорядителей бесѣдъ никто не присутствуетъ». Другой циркуляръ свидѣтельствуетъ, что за первое полугодіе 1854—55 учебнаго года Пятая гимназія была въ ряду тѣхъ, въ которыхъ преподаватели исторіи и географіи выразили свое усердіе къ читательнымъ бесѣдамъ почти наравнѣ съ преподавателями русскаго языка и словесности. Впрочемъ, были бесѣды и по другимъ предметамъ, напр. законовѣдѣнію и латинскому языку. «Новымъ и пріятнымъ явленіемъ — говоритъ одинъ циркуляръ, — надобно считать и распространеніе бесѣдъ по законовѣдѣнію».

----------------------------------

1) Циркуляръ отъ 26 апрѣля 1854 года, за № 2364

61

Въ числѣ гимназій, затѣмъ поименованныхъ, стоитъ и Пятая. «Бесѣды по латинскому языку — продолжаетъ циркуляръ, — были въ 9-ти гимназіяхъ и болѣе всего въ гимназіяхъ С.-Петербургскихъ 1-й, 3-й и 5-й» и т. д. «Этотъ перечень самъ собою свидѣтельствуетъ о томъ, въ какой мѣрѣ оцѣняется польза читательныхъ бесѣдъ усердіемъ гг. учителей. Само собою разумѣется, что съ увеличеніемъ усердія увеличится и польза» 1). Для большей ясности представленія, остановимся на вопросѣ о томъ, что читали на бесѣдахъ по законовѣдѣнію и латинскому языку. Въ первое полугодіе 1853—54 года на читательныхъ бесѣдахъ по законовѣдѣнію предметомъ чтенія были два сочиненія: 1) «Уголовный процессъ, происходившій въ присутствіи Фридриха II, короля прусскаго, извѣстный подъ именемъ Прусскаго Вага», изъ сочиненія Милъ-Эджвортъ, въ переводѣ Жуковскаго, и 2) «Общія основанія русскаго дѣлопроизводства» соч. Вельдбрехта. Чтеніе перваго сочиненія имѣло цѣлью примѣнить общія начала, излагаемыя въ наукѣ положительнаго законодательства къ частному случаю, а чтеніе второго — ознакомить воспитанниковъ съ разнообразіемъ формъ и обрядовъ, установленныхъ для различныхъ отправленій канцелярской дѣятельности и указаніемъ единства идеи въ этомъ разнообразіи, подчинить его логическимъ началамъ и такимъ образомъ, уразумѣя его въ существѣ, усвоить и всѣ частныя его явленія, поражающія всякаго вступающаго въ ихъ область уже одною своею массою, невмѣщающеюся даже въ предѣлы свода законовъ 2).

Учитель латинскаго языка Гертвигъ въ своемъ отчетѣ объясняетъ, что преслѣдовалъ, при устройствѣ бесѣдъ (за первую половину 1854/5 учебнаго года), двѣ цѣли: въ 1-хъ) ознакомить какъ можно болѣе воспитанниковъ съ древнимъ міромъ, разумѣется, на сколько

----------------------------

1) Циркуляръ 25 апрѣля 1855 года за № 2341.

2) Рапортъ инспектору Пятой гимназіи старшаго учителя законовѣдѣнія А. Симанскаго отъ 9 декабря 1854 года.

62

это вообще можно въ гимназіи, и возбудить, благодаря этому, въ нихъ сколь возможно болѣе охоты къ занятіямъ латинскимъ языкомъ; это имѣетъ тѣмъ большее значеніе, что греческій языкъ въ Пятой гимназіи не преподается, во 2-хъ) пріучить воспитанниковъ къ чтенію a livre ouvert. Первой цѣли онъ старался достигнуть чтеніемъ статей, относящихся къ древностямъ и литературѣ римской, чтеніемъ переводовъ римскихъ писателей. Вторая цѣль достигалась чтеніемъ отрывковъ изъ римскихъ писателей на латинскомъ языкѣ. Въ четвертомъ классѣ, въ которомъ только начинается изученіе латинскаго языка, читались во второе полугодіе Евтропій и Юстинъ. Это дѣло, по мнѣнію преподавателя Гертвига, — вовсе не такъ трудно, какъ можетъ это показаться въ началѣ. Большимъ подспорьемъ, по его словамъ, служилъ принятый тогда латинскій учебникъ. Очевидно, онъ разумѣетъ подъ этимъ неопредѣленнымъ названіемъ латинскую хрестоматію Бѣлюстина, которая заключала въ себѣ отдѣльныя статьи изъ сочиненій извѣстнѣйшихъ классиковъ, приготовленныя къ пониманію и знанію учащихся. Къ чтенію этихъ отрывковъ приступали не ранѣе, какъ по истеченіи полугодія послѣ начала занятій, при чемъ къ каждому уроку въ это полугодіе ученики заучивали отъ 20—30 словъ, и занимались постоянными упражненіями. «Стоитъ только усердно приняться — пишетъ Гертвигъ — за это, сперва весьма труднымъ кажущееся упражненіе, и ученики мало-по-малу привыкаютъ къ чтенію означенныхъ мною авторовъ и такъ сказать вчитываются» 1). Въ пятомъ классѣ для читательныхъ бесѣдъ выбирались отрывки изъ Корнелія Непота, Курція и Цезаря. Чтеніе избранныхъ мѣстъ изъ Тита Ливія, Овидія, Тибулла, Проперція, Катулла, Цицерона (de officiis, pro Archia p eta). Тацита, Виргилія, Горація (de arte poetica) и нѣкоторыхъ другихъ оказа-

-------------------------

1) Намъ кажется, достигнуть этого было вполнѣ возможно, особенно съ учениками IV-го класса. Отрывки, приведенные въ хрестоматіи Бѣлюстина, нетрудны.

63

лось возможнымъ только въ двухъ высшихъ классахъ. Въ V, VI и VII классахъ читались въ переводахъ не только отдѣльные отрывки, но даже и нѣкоторыя книги цѣликомъ, напримѣръ, Виргилія и Овидія. «Въ этихъ же самыхъ классахъ исключительно читаемы были статьи, относящіяся къ древностямъ и литературѣ римской». Въ четвертомъ классѣ — продолжаетъ Гертвигъ такихъ статей «я не читалъ, потому что чтеніе подобныхъ статей предполагаетъ непремѣнно уже знаніе исторіи римской, которая только что проходится въ этомъ классѣ во второй половинѣ академическаго года» 1). «Что касается до порядка, въ которомъ происходили читательныя бесѣды,— говорится въ концѣ отчета,— то я устраивалъ ихъ большею частью при началѣ чтенія новаго автора или особеннаго отдѣла автора, чтобы такимъ образомъ ознакомить воспитанниковъ съ содержаніемъ читаемаго сочиненія. Рѣдко я употреблялъ на бесѣду цѣлый урокъ, но болѣе одну только половину». Такимъ образомъ преподаватель успѣвалъ спросить заданный урокъ. задать новый и не утомлялъ учениковъ напряженнымъ чтеніемъ въ продолженіе цѣлаго урока.

На читательныхъ бесѣдахъ по нѣмецкому языку читались нѣмецкія статьи, большею частію изъ естественной и политической исторіи и географіи. Объясненія давались преподавателемъ на нѣмецкомъ языкѣ. 2)

По исторіи читались такія статьи и сочиненія, въ которыхъ излагаются или подробности о важнѣйшихъ, по своему вліянію на судьбы народовъ, историческихъ событіяхъ. или біографическія замѣчанія о знаменитыхъ полководцахъ и правителяхъ. Въ послѣднее полугодіе преподаватель исторіи А. П. Меландеръ прочелъ

а) съ учениками ѴІІ-го класса:

1) статью академика Устрялова о Лефортѣ и потѣхахъ Петра Великаго.

--------------------------

1) Отчетъ инспектора Пятой гимназіи о читательныхъ бесѣдахъ по предмету латинскаго языка отъ 21 декабря 1854 года.

2) Рапортъ учителя Штерна отъ 22 дек. 1854 года.

64

2) Статью князя Долгорукова — «Андрей Ивановичъ Остерманъ».

3) Бантышъ-Каменскаго, біографію Лефорта и Меньшикова.

4)    Полевого, біографію Румянцева.

5) Статьи изъ «Исторіи государства Россійскаго» Карамзина объ Ярославѣ Мудромъ, Іоаннѣ III и Іоаннѣ Грозномъ.

6) Михайловскаго-Данилевскаго — Войны Императора Александра съ Наполеономъ.

7) Изъ исторіи консульства и Имперіи Тьера, о битвахъ Бонапарта съ Пруссіей, Австріей и походѣ въ Египетъ.

8) Изъ Робертсона, о Карлѣ V.

9) Изъ «Дѣяній Петра Великаго» Голикова о Полтавской битвѣ.

б)    Съ учениками VI класса:

1) Изъ Карамзина — О древнихъ славянахъ, ихъ нравахъ и обычаяхъ. Правленіе Рюрика, Олега, Владиміра Равноапостольнаго, Ярослава Мудраго. Удѣльный періодъ: Владиміръ Мономахъ и Мстиславъ Владиміровичъ, Всеволодъ Ольговичъ и Юрій Суздальскій. Подвиги Александра Невскаго, Дмитрій Донской и Куликовская битва. Правленіе Іоанна III: уничтоженіе удѣловъ, покореніе Новгорода и сверженіе ига Монголовъ.

2)    Ранке. Римскіе папы 1).

в)    Съ учениками V класса:

1) Изъ сочиненія Мишо о крестовыхъ походахъ — первый, второй, третій, четвертый крестовые походы, походъ Людовика IX.

2) Изъ соч. Беккера «Всеобщая исторія — Юстиніанъ Великій и Велизарій, Оттонъ I.

3) Изъ соч. Куторги «Исторія Аѳинской республики отъ убіенія Иппарха до смерти Мильтіада».

г)    Съ учениками IV класса:

1) Изъ соч. Беккера — объ олимпійскихъ играхъ,

-------------------------

1) Что именно было прочитано изъ соч. Ранке, неизвѣстно: въ рапортѣ нѣтъ указаній.

65

Аѳинской республикѣ, персидскихъ войнахъ, о походахъ Александра Македонскаго.

2) Біографіи Плутарха — Мильтіадъ, Ѳемистоклъ, Периклъ, Алкивіадъ, Катонъ, Ганнибалъ.

3)    О разрушеніи Трои. 1)

д) съ учениками III класса, было прочитано нѣсколько статей изъ исторіи Ишимовой «какъ сочиненія, по простотѣ и легкости изложенія наиболѣе доступнаго для учениковъ III класса», а именно объ основаніи Руси и правленіи князей отъ Рюрика до Ярослава; объ Юріи Суздальскомъ и Андреѣ Боголюбскомъ, объ Іоаннѣ Даниловичѣ Калитѣ и его преемникахъ до Дмитрія Донского. Кромѣ этого изъ исторіи для первоначальнаго чтенія Полевого — о нашествіи монголовъ и Дмитріи Донскомъ.

За то же полугодіе мы имѣемъ еще рапорты младшаго учителя русскаго языка Чулкова и учителя географіи Розенфельда.

Въ 1 классѣ при читательныхъ бесѣдахъ по преимуществу было обращаемо вниманіе на правильное произношеніе словъ и на то, чтобы ученики не торопились. Слова, непонятныя для дѣтскаго возраста, были объясняемы до начала чтенія, ученикъ объяснялъ товарищамъ содержаніе статьи, которую намѣренъ былъ прочесть и по окончаніи чтенія дѣлалъ объясненія на вопросы своихъ товарищей, какъ знающій ее подробно, потому что избранная для чтенія статья была передаваема ему дня за три, въ которые онъ готовился къ прочтенію и объясненію ея. По прочтеніи статьи ученики обязаны были передавать краткое содержаніе ея своими словами, при чемъ обращалось вниманіе на то, чтобы они привыкали правильно и ясно излагать мысли и располагать ихъ въ порядкѣ логическомъ. При выборѣ статей обращалось вниманіе на то, чтобы онѣ соотвѣтствовали возрасту и понятіямъ учащихся. Статьи избираемы были изъ Дѣтскаго журнала Чистякова, Дѣтской библіотеки, журнала Звѣздочки и краткой хрестоматіи

--------------------------

1) Въ рапортѣ: „изъ Иліады — разрушеніе Трои“, т. е. несообразность.

66

Пенинскаго. Во 2 классѣ, при соблюденіи всѣхъ вышеизложенныхъ условій для 1 класса, при большемъ развитіи учащихся, требовалось отъ нихъ, кромѣ изустнаго изложенія прочтенной статьи, письменное изложеніе ея, которое они составляли къ слѣдующему классу. Выборъ статей производился изъ тѣхъ же книгъ, но статьи выбирались болѣе серьезныя и пространныя 1).

На читательныхъ бесѣдахъ по предмету географіи въ трехъ низшихъ классахъ читались статьи изъ Дѣтскаго журнала Чистякова, главнымъ образомъ знакомившія молодыхъ слушателей съ фактами изъ области географіи математической и физической. Въ четвертомъ и пятомъ классахъ, гдѣ преподавалась географія Россіи, кромѣ путешествій, читались изъ статистикъ Горлова и Брута отрывки, дававшіе понятія о народной промышленности и народной образованности въ Россіи 2). Въ седьмомъ классѣ были читаны преимущественно сочиненія этнографическія 3).

За первое полугодіе 1854—55 года, относительно котораго мы сообщили предыдущія подробности, въ Пятой гимназіи было 293 бесѣды. Въ своемъ циркулярѣ за этотъ періодъ времени Попечитель говоритъ: «выборъ статей для чтенія на бесѣдахъ вообще достоинъ одобренія. Нельзя не надѣяться, что нѣкоторыя неважныя опущенія учителей, менѣе опытныхъ, ими самими лично будутъ отстранены, какъ отстранены были и другими, прежде неумѣстно предпочитавшими чтенія статей, наскоро написанныхъ или переведенныхъ и мало любопытныхъ или не совсѣмъ сообразныхъ съ возрастомъ учениковъ слушавшихъ — статьямъ хорошихъ русскихъ писателей, сознательно владѣющихъ и языкомъ, и предметомъ, равно полезнымъ и увлекательнымъ 4)».

За второе полугодіе того же учебнаго года Пятая

--------------------------------

1) Рапортъ учителя Чулкова безъ обозначенія времени.

2) Статистика, какъ отдѣльный предметъ преподаванія исключена изъ курса гимназическаго въ 1844 году.

3) Рапортъ учителя Розенфельда отъ 21 декабря 1854 года.

4) О читательныхъ бесѣдахъ за первую половину 1854—55 академическаго года (циркуляръ отъ 25 апрѣля 1855 года, за № 2341).

67

гимназія представила отчетъ о 132 бесѣдахъ, происходившихъ въ ней. Въ отвѣтномъ циркулярѣ Попечителя 1) есть пунктъ, имѣющій, по нашему мнѣнію, большой историческій интересъ. „Выборъ статей для чтенія на бесѣдахъ — пишетъ Мусинъ-Пушкинъ — вообще достоинъ одобренія и выказываетъ въ одинаковой степени и образованность распорядителей бесѣдъ и ихъ вниманіе къ пользамъ воспитанниковъ. Въ числѣ чертъ, опредѣляющихъ достоинство выбора статей для чтенія, можно особенно замѣтить слѣдующія: 1) отрывки, читаемые какъ образцы изложенія и выраженія, избираются не только изъ произведеній легкой словесности, но изъ сочиненій историческихъ, нравоучительныхъ и т. п. 2) статьи, читаемыя съ цѣлью утвердить въ ученикахъ полезныя знанія, избираются изъ числа такихъ, которыя своимъ содержаніемъ или вообще любопытны для образующагося юноши, или занимательны для русскаго, питая въ немъ любовь къ отечеству. Въ этомъ послѣднемъ отношеніи одно и то же прекрасное направленіе почти одинаково выражается во всѣхъ гимназіяхъ С.-Петербургскаго округа 2).

Въ своемъ рапортѣ директору училищъ А. С. Воронову инспекторъ Пятой гимназіи, Соколовъ, представляя общую таблицу о читательныхъ бесѣдахъ за вторую половину 1855 года (т. е. за 1-ую половину 1855—56 учебнаго года), далъ приблизительно слѣдующую характеристику ихъ по разнымъ предметамъ: «Изъ рапортовъ гг. преподавателей о читательныхъ бесѣдахъ усматривается,

----------------------

1) Отъ 30 сентября 1855 г. за № 6194.

2) Циркуляръ этотъ подписанъ съ небольшимъ мѣсяцъ спустя послѣ взятія непріятелями Малахова кургана, въ самый разгаръ нашей геройской борьбы съ многочисленнѣйшими и сильнѣйшими врагами. Въ другомъ циркулярѣ (отъ 19 октября 1854 года за № 6052) Попечитель пишетъ: „я съ особеннымъ удовольствіемъ замѣчаю, что гг. инспекторы и учителя старались пользоваться бесѣдами, какъ средствомъ для утвержденія въ воспитанникахъ любви къ отечеству и основательныхъ знаній его различныхъ и благодѣтельныхъ учрежденій“.

Въ 1854 году преподаватели и ученики Пятой гимназіи, движимые патріотическимъ одушевленіемъ, произвели денежный сборъ въ пользу раненыхъ и ихъ семействъ. Отъ Пятой гимназіи, уѣздныхъ и приходскихъ училищъ было собрано 813 р. 53 к. сер., за что служащимъ и вообще всѣмъ участвовавшимъ въ подпискѣ была объявлена Высочайшая благодарность.

68

что при выборѣ статей для чтенія всѣ преподаватели имѣли одну общую цѣль практическую, каждый по своему предмету преподаванія". Впрочемъ у каждаго изъ нихъ была притомъ и своя особая цѣль. Такъ, учитель русскаго языка Чулковъ избиралъ статьи для чтенія не только съ цѣлью развитія понятій учащихся, которые должны были передавать читанное своими словами, но имѣлъ въ виду произвести на учениковъ своихъ нравственное вліяніе, представить имъ примѣры доброй нравственности, любви къ Престолу и Отечеству. Старшій учитель исторіи Меландеръ желалъ пріохотить учениковъ къ домашнему чтенію и занятію преимущественно русскою исторіей. Учитель географіи Розенфельдъ старался знакомить учениковъ съ замѣчательнѣйшими мѣстами земного шара въ такихъ подробностяхъ, которыхъ не помѣщено въ учебникѣ. Старшій учитель законовѣдѣнія Симанскій имѣлъ въ виду ознакомить воспитанниковъ съ развитіемъ и современнымъ состояніемъ отечественнаго законодательства. Учитель нѣмецкаго языка Штернъ имѣлъ цѣль чисто практическую. Старшій учитель латинскаго языка Гертвигъ старался ознакомить учениковъ съ древнимъ міромъ, предлагая къ чтенію любопытнѣйшія статьи, касающіяся древняго быта, цивилизаціи и миѳологіи древнихъ римлянъ, на сколько это вообще возможно въ гимназіи. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ не опускалъ изъ виду пріучать учениковъ старшихъ классовъ къ пониманію легкихъ мѣстъ изъ латинскихъ писателей безъ помощи лексикона. Старшій учитель русской словесности Звѣревъ, имѣя цѣлью раскрытіе ученикамъ всего, что есть въ нашемъ отечествѣ прекраснаго, старался внушить имъ любовь къ древней Руси, а вмѣстѣ съ тѣмъ стремился пробудить въ нихъ и развить чувство прекраснаго вообще.

Всѣхъ читательныхъ бесѣдъ за 1-ю половину 1855—56 учебнаго года было 284: постоянныхъ 185 и случайныхъ 99.

Постоянныя бесѣды происходили подъ руководствомъ:

69

Старшаго учителя русской словесности Звѣрева числомъ — 37

Младшаго учителя русскаго языка Чулкова —     44

Старшаго учителя исторіи Меландера — 32

Старшаго учителя латинскаго языка — 17

Старшаго учителя законовѣдѣнія Симанскаго — 3

Младшаго учителя географіи Розенфельда —     39

Младшаго учителя нѣмецкаго языка Штерна —     13

Всего — 185

Случайными бесѣдами руководилъ инспекторъ гимназіи Соколовъ.

За второе полугодіе того же учебнаго года читательныхъ бесѣдъ было въ нашсй гимназіи 192; изъ нихъ постоянныхъ 114 и случайныхъ 78.

Постоянныя бесѣды происходили подъ руководствомъ:

Старшаго учителя русской словесности Звѣрева — 21

Младшаго учителя русскаго языка Чулкова—     28

Старшаго учителя исторіи Меландера — 23

Старшаго учителя латинскаго языка Гертвига — 8

Старшаго учителя законовѣдѣнія Симанскаго — 1

Старшаго учителя естественныхъ наукъ Кондратьева — 3

Младшаго учителя географіи Розенфельда —     27

Младшаго учителя нѣмецкаго языка Гольдфридриха 1) — 3

Всего — 114

Случайными бесѣдами руководили: съ 1 января по 27 февраля 1856 года инспекторъ гимназіи Соколовъ, а съ 27 февраля по 1 мая инспекторъ А. Н. Бѣляевъ.

Въ то же самое время продолжались и литературныя бесѣды. Выше (см. третью главу настоящаго историческаго очерка) мы подробно говорили объ ихъ устройствѣ и о той цѣли, которая имѣлась въ виду при введеніи ихъ, теперь обратимся къ циркулярамъ Попечителя учебнаго округа, заключавшимъ въ себѣ замѣчанія на сочиненія учениковъ гимназій С.-Петербургскаго учебнаго округа,

------------------------------

1) Поступилъ въ 1855 году.

70

читанныя на литературныхъ бесѣдахъ. Передъ нами — циркуляры за 1853—54 и 1854—55 учебные годы.

Въ 1853—54 учебномъ году въ Пятой гимназіи происходило 20 литературныхъ бесѣдъ. Сочиненія учениковъ Пятой гимназіи, говорится въ циркулярѣ Попечителя 1), — по разнообразному выбору предметовъ и развитію избранныхъ темъ, вполнѣ удовлетворяютъ требованіямъ литературныхъ бесѣдъ. Большая часть сочиненій относится къ русскому быту и древностямъ, къ русской исторіи и словесности. Особенной похвалы заслуживаютъ сочиненія:

1) Судьба Переяславля Залѣсскаго до вступленія Дома Романовыхъ на Всероссійскій престолъ, 2) сличеніе переводовъ отрывка Игоревой пѣсни: «Плачъ Ярославны», ученика 7-го класса Новикова, 3) разборъ трагедіи Озерова «Дмитрій Донской» на основаніи исторіи Карамзина, 4) царствованіе царя Ѳеодора Алексѣевича, ученика 7-го класса Горбунова. Нельзя не одобрить также сочиненій: ученика 7-го класса Глухова: 5) Гомеръ и его творенія и Таскина 6) пѣснь о Нибелунгахъ».

Въ слѣдующемъ 1854/5 уч. году въ Пятой гимназіи было 25 литературныхъ бесѣдъ. Послѣ общаго отзыва, вполнѣ благопріятнаго, авторъ іюльскаго циркуляра 1855 года дѣлаетъ частныя замѣчанія по отношенію къ отдѣльнымъ учебнымъ заведеніямъ. Въ циркулярѣ этомъ находимъ слѣдующій отзывъ о нашей гимназіи. «Сочиненія учениковъ Пятой гимназіи съ одной стороны по выбору темъ и логическому ихъ развитію заслуживаютъ одобренія; но, съ другой стороны, за замѣченныя въ большей части сочиненій небрежность слога и грамматическую неправильность языка, я дѣлаю строгій выговоръ преподавателю словесности Звѣреву и предписываю директору училищъ С.-Петербургской губерніи Воронову и инспектору Пятой гимназіи Соколову 2), обратить особенное вниманіе на практическія за-

----------------------------

1) Отъ 10 іюня 1854 года за № 3800.

2) Степанъ Васильевичъ Соколовъ поступилъ послѣ Н. И. Иваницкаго, смѣнившаго въ свою очередь А. С. Власова. С. В. Соколовъ инспекторствовалъ до 1856 г., когда былъ переведенъ въ 3-ю Спб. гимназію.

71

нятія русскимъ языкомъ преподавателя Звѣрева съ воспитанниками гимназіи. Къ числу лучшихъ сочиненій принадлежатъ: 1) Сравненіе баллады Жуковскаго «Кубокъ» съ балладою Шиллера «der Taucher» уч. 7-го класса Коновецкаго, 2) Избраніе на царство Михаила Ѳеодоровича Романова, уч. 7-го класса Михайлова, 3) Домашній докторъ (разсказъ), уч. 7 класса Михаила Андреева и 4) Преподобный Несторъ, уч. 6-го класса Иванова».

Чтобы имѣть представленіе о характерѣ работъ, читавшихся на литературныхъ бесѣдахъ, приведемъ здѣсь списокъ ученическихъ сочиненій, читанныхъ въ 1853/4 учебномъ году по предмету исторіи, съ указаніемъ тѣхъ источниковъ и пособій, которыми пользовались ихъ авторы.

1) Сочиненіе Михаила Авенаріуса — «О первомъ самозванцѣ» по сказаніямъ Буссова и Петрея.

2) Сочиненіе Нила Бутузова — «Бояринъ Артемонъ Сергѣевичъ Матвѣевъ». (Исторія Государства Россійскаго Карамзина и Русская исторія Устрялова).

3) Сочиненіе Людвига Валлерта — «Объ олимпійскихъ играхъ» переводъ съ нѣмецкаго.

4) Сочиненіе Александра Глухова — «Гомеръ и его творенія» (1. Camman’s Vorschule zur Iliade und Odyssee. 2. Hermann. Lehrbuch der griechischen Alterhums — kunde. 3. Иліада Гомера, переводъ Гнѣдича. 4. Одиссея Гомера, переводъ Жуковскаго).

72

5) Сочиненіе Александра Горбунова — «Царствованіе царя Ѳеодора Алексѣевича». (1. Полное Собраніе Законовъ Россійской Имперіи. 2. Архивъ историко-юридическихъ свѣдѣній Калачева. 3. Русская исторія Устрялова. 4. Историческіе отрывки Погодина. 5. Царствованіе Ѳеодора Алексѣевича, Берха. 6. Histoire de traites de paix par Coch, t. 3.)

6) Сочиненіе Захара Дружинина — «Патріархъ Никонъ» (по соч. о патр. Никонѣ арх. Аполлоса).

7) Сочиненіе Ѳеодора Дубова — «О происхожденіи финновъ» (1. О финнахъ и происхожденіи ихъ, соч. Ф. Дершау. 2. Сочиненіе Ломоносова, т. 3. 3. Исторія Государства Россійскаго, Карамзина).

8) Сочиненіе Константина Котельникова — «О казакахъ до преобразованія ихъ Стефаномъ Баторіемъ». (1. Исторія Государства Россійскаго. 2. Боплана объ Украйнѣ).

9) Сочиненіе Ивана Михалева — «О походѣ Пожарскаго для изгнанія поляковъ изъ Москвы».

73

(1. Лѣтопись о мятежѣ. 2. Соч. Авраамія Палицына. 3. Акты Археогр. экспед. т. 2. 4. Дополненіе къ актамъ историч. т. 1).

10) Сочиненіе Ивана Новикова — «Переяславль Залѣсскій» (по Карамзину).

11) Сочиненіе Михаила Таскина — «Событія въ Римѣ во время пребыванія папъ въ Авиньонѣ и о трибунѣ народномъ Колѣ-ди-Ріенци». (1. Geschichte des Lebens Kola-di-Rienzi, Schiller. 2. Cola-di-Rienzi und seine Zeit, Papenkordt).

12) Сочиненіе Александра Шестакова — «О стрѣльцахъ». (1. Исторія Государства Россійскаго. 2. Акты Археогр.Коммиссіи. 3. Дѣянія Петра Великаго, Голикова. 4. О русскомъ войскѣ, соч. Бѣляева).

Пятая гимназія, вообще, принимала дѣятельное участіе въ литературныхъ и читательныхъ бесѣдахъ и удостоивалась особаго вниманія своего ближайшаго начальника, Попечителя округа М. Н. Мусина-Пушкина. Такъ, въ майскомъ циркулярѣ 1854 года послѣдній пишетъ: «Отчетъ директора гимназіи С.-Петербургской губерніи (А. С. Воронова) 1) составленъ весьма удовлетворительно и заслуживаетъ полнаго одобренія. Въ особенности статьи: 1) о литературныхъ, 2) о чи-

-----------------------------

1) Со временемъ его директорства (1850—1856) совпадаетъ періодъ литературныхъ и читательныхъ бесѣдъ.

74

тательныхъ бесѣдахъ, 3) о преподаваніи русскаго языка по даннымъ мною наставленіямъ, въ Пятой гимназіи и уѣздныхъ училищахъ, замѣчательны по своей полнотѣ, отчетливости и точности. Я читалъ эти статьи съ особеннымъ удовольствіемъ и мнѣ было весьма пріятно усмотрѣть изъ отчета, съ какою точностью г. директоръ наблюдаетъ за исполненісмъ моихъ распоряженій. За все это директору Воронову изъявляю мою особенную благодарность. По засвидѣтельствованіи директора объ особенномъ усердіи къ службѣ; при исполненіи возложенныхъ на нихъ обязанностей, объявляю мою благодарность: Пятой гимназіи инспектору надворному совѣтнику Соколову, законоучителю православнаго исповѣданія протоіерею Солярскому, старшимъ учителямъ: Бѣляеву, Андреевскому, Симанскому, Закржевскому и Гертвигу и младшимъ учителямъ Штерну и Генглезу 1) и бывшему учителю Мѣдникову».

«При посѣщеніяхъ моихъ какъ Пятой — говоритъ Попечитель въ іюльскомъ циркулярѣ 1855 года — гимназіи, такъ и столичныхъ уѣздныхъ училищъ, я всегда находилъ въ этихъ заведеніяхъ надлежащій порядокъ. Многимъ преподавателямъ сей гимназіи, въ классахъ которой я нерѣдко присутствовалъ, я лично изъявлялъ мое удовольствіе за хорошій способъ преподаванія, за успѣхи учащихся. Опрятнымъ и приличнымъ видомъ учениковъ Пятой гимназіи я также былъ всегда доволенъ. Директору Воронову за его постоянное усердіе, заботливость и точное исполненіе моихъ предписаній, изъявляю мою особенную благодарность. Статья о читательныхъ бесѣдахъ составлена совершенно удовлетворительно»...

Въ заключеніе настоящей главы укажемъ на нѣкоторые факты меньшей важности, чѣмъ разсмотрѣнные нами, происшедшіе за тотъ же періодъ времени въ Пятой гимназіи. Какъ и въ другихъ гимназіяхъ, такъ и у насъ съ 1851—1856 г., ученики старшихъ классовъ обу-

--------------------------------

1) Преподавалъ французскій языкъ съ 1850 по 1865 г.

75

чались военнымъ пріемамъ и преимущественно маршировкѣ, для чего были нанимаемы начальствомъ гимназіи унтеръ-офицеры, съ уплатой имъ 60-ти рублей въ годъ изъ суммы, собираемой за ученіе. О прекращеніи обученія военнымъ экзерциціямъ послѣдовало Высочайшее повелѣніе отъ 12 Апрѣля 1856 года. Въ 1854 и 1855 годахъ были приняты, по распоряженію Попечителя округа, въ нашей гимназіи нѣкоторые новые учебники. Для занятій воспитанниковъ 1-го класса нѣмецкимъ языкомъ было введено руководство Фишера. По исторіи, вмѣсто употреблявшагося ранѣе «руководства къ познанію всеобщей исторіи» Смарагдова, введена «учебная книга всеобщей исторіи», составленная Зуевымъ.

Въ 1856 году директоръ училищъ С.-Петербургской губерніи и Пятой гимназіи вошелъ къ Попечителю округа съ представленіемъ о разрѣшеніи ввести въ подвѣдомственной ему гимназіи уроки церковнаго нотнаго пѣнія и производить ежегодный на этотъ предметъ расходъ въ размѣрѣ 180 руб., изъ которыхъ 150 руб. должны пойти на уплату жалованья учителю пѣнія, а 30 руб. — на покупку нотъ. Просьба была удовлетворена 1). Но уже въ январѣ слѣдующаго года директоръ обратился съ новой просьбой — о прекращеніи уроковъ церковнаго пѣнія въ Пятой гимназіи. Главные мотивы ходатайства сводились къ слѣдующему. Въ Пятой гимназіи нѣтъ церкви, нѣтъ церковнаго хора, а потому нельзя ожидать и того усердія, и тѣхъ успѣховъ, которые принесли бы уроки пѣнія при иныхъ условіяхъ. Съ другой стороны, всѣ ученики Пятой гимназіи приходящіе и для уроковъ пѣнія должны оставаться два раза въ недѣлю до четырехъ часовъ; «находясь такимъ образомъ въ напряженныхъ занятіяхъ семь часовъ сряду, они утомляются до того, что, по возвращеніи домой, не могутъ заниматься приготовленіемъ уроковъ для слѣдующаго дня съ тѣми силами, которыя для этого нужны». Наконецъ, родители очень часто обращаются къ начальству

-----------------------------

1) Предложеніе Попечителя отъ 20 марта 1856 г., за № 1871, заключающее въ себѣ разрѣшеніе Министра Народнаго Просвѣщенія.

76

гимназіи съ просьбами объ освобожденіи ихъ дѣтей отъ уроковъ пѣнія, которые мѣшаютъ имъ заниматься другими главными предметами ихъ курса» 1). И. д. Попечителя округа князь Щербатовъ, находя причины, изложенныя въ представленіи директора училищъ, уважительными, согласился на прекращеніе уроковъ нотнаго пѣнія для воспитанниковъ Пятой гимназіи 2).

Въ личномъ составѣ съ 1851 по 1856 годъ произошли слѣдующія перемѣны. Въ теченіе одного года съ 1852—1853 г. инспекторомъ Пятой гимназіи былъ Н. И. Иваницкій, а послѣ назначенія его директоромъ Псковской гимназіи, его мѣсто занялъ Степанъ Васильевичъ Соколовъ, бывшій инспекторомъ Пятой гимназіи до перевода на ту же должность въ 3-ю гимназію. Мѣсто законоучителя Пятой гимназіи, Солярскаго, занялъ протоіерей Константинъ Ивановичъ Опатовичъ, магистръ Духовной Академіи. Законъ Божій для лицъ лютеранскаго исповѣданія преподавалъ съ 1854 г. пасторъ Лааландъ, а римско-католическаго съ 1853 г. — патеръ Павелъ Подгурскій. На мѣсто преподавателя русскаго язьжа И. Н. Дубасова поступилъ Ѳ. Н. Мѣдниковъ, въ 1849—50 учебномъ году занимавшій должность комнатнаго надзирателя. Ѳ. Н. Мѣдниковъ пробылъ также недолго и въ должности преподавателя русскаго языка. Одновременно съ нимъ и поступилъ на эту должность, и также оставилъ ее И. Ѳ. Сидонскій. Въ 1853 году старшимъ учителемъ русской словесности былъ назначенъ М. И. Звѣревъ, а въ слѣдующемъ году — младшимъ учителемъ С. Ѳ. Чулковъ, дѣятельность котораго въ Пятой гимназіи продолжалась слишкомъ 20 лѣтъ. Въ 1853 году мѣсто младшаго учителя географіи занялъ П. X. Розенфельдъ, а въ 1854 году преподавателемъ исторіи былъ назначенъ А. П. Меландеръ. Преподава-

--------------------------

1) Представленіе отъ 29 января 1857 года, за № 189.

2) Предложеніе и. д. Попечителя оть 2 февраля 1857 года, за № 551. Въ книгѣ г. Радонежскаго относительно прекращенія уроковъ пѣнія (стр. 23), въ подстрочномъ примѣчаніи сказано: «Свѣдѣній не сохранилось. Заключаемъ на основаніи преданія». Какъ читатель легко могъ убѣдиться, свѣдѣнія сохранились обстоятельныя.

77

телемъ латинскаго языка съ 1854 года, въ теченіе 20 лѣтъ, былъ В. М. Гертвигъ. Съ увеличеніемъ числа уроковъ по новымъ языкамъ были назначены: учителемъ нѣмецкаго языка въ 1854 году Г. Наундорфъ и французскаго языка въ 1855 г. — Лавефъ. Но и тотъ и другой занимали свои должности только въ продолженіе одного года. На мѣсто перваго — поступилъ П. И. Гольдфридрихъ, а на мѣсто второго уже въ 1856 году г. Беръ. Съ 1850 года, вмѣсто Ѳ. Н. Мѣдникова, должность комнатнаго надзирателя занималъ Н. М. Борисъ-Мелиховъ, а въ 1853 году была учреждена должность второго надзирателя, которую занялъ В. Е Андреевскій.

V, Передъ Уставомъ 1864 года.

Разсмотримъ главнѣйшіе факты, происшедшіе въ періодъ времени съ 1856—1864 годъ, когда былъ введенъ новый (по счету третій) 1) гимназическій уставъ. Въ 1856 г. было ограничено число уроковъ, назначенныхъ въ 1849 г. на преподаваніе русскаго законовѣдѣнія въ гимназіяхъ. Теперь было предложено сначала «въ видѣ опыта» сократить число уроковъ по законовѣдѣнію (12) на половину, такъ какъ «преподаваніе Россійскаго законовѣдѣнія въ томъ объемѣ, какой по утвержденной программѣ назначенъ для гимназическаго курса, совершенно удовлетворительно можетъ быть исполненъ въ меньшее противъ росписанія число уроковъ. Преподавателю законовѣдѣнія сохранялся тотъ же окладъ жалованья, при чемъ половина его прежнихъ уроковъ, теперь сдѣлавшаяся свободной, поручалась ему же; по усмотрѣнію директора, эти уроки слѣдовало употребить или на усиленіе другихъ, требующихъ того предметовъ гимназическаго курса, или на практическія занятія по тѣмъ же предметамъ,

-------------------------

1) Первый относится къ 1804-му, а второй — къ 1828 году.

78

или на повтореніе пройденнаго съ учениками менѣе успѣвающими, т. е. на репетиціи. «Это порученіе — читаемъ мы въ циркулярѣ — каждый изъ учителей законовѣдѣнія, я не сомнѣваюсь, можетъ исполнить съ пользою для ученика, ибо каждый изъ нихъ, окончивъ курсъ въ университетѣ, достаточно для того знакомъ съ предметами ученія, общими для гимназій» 1).

Въ слѣдующемъ, 1857 году, были въ Пятой гимназіи совсѣмъ прекращены уроки законовѣдѣнія 2), и усилено преподаваніе латинскаго языка. Что касается другихъ гимназій, законовѣдѣніе продолжало быть въ нихъ предметомъ ученія, но преподавалось оно только въ двухъ старшихъ классахъ, при двухъ недѣльныхъ урокахъ въ каждомъ изъ нихъ. Съ 1849 года на латинскій языкъ было оставлено 16 часовъ въ недѣлю, и преподавался онъ въ четырехъ высшихъ классахъ. Теперь было прибавлено еще три урока, латинскій языкъ стали изучать не съ четвертаго, а съ третьяго класса, и его изученіе было сдѣлано обязательнымъ для всѣхъ учениковъ 3-го, 4-го, 5-го, 6-го и 7-го классовъ. Преподаваніе географіи и естественной исторіи было усилено въ двухъ старшихъ классахъ и облегчено въ двухъ младшихъ. Было усилено практическое преподаваніе русскаго языка, отмѣнено преподаваніе славянскаго языка отдѣльнымъ предметомъ, въ виду безполезности подобнаго преподаванія. Наконецъ было усилено въ низшихъ классахъ преподаваніе новыхъ языковъ. «Каждый изъ предметовъ, преподаваемыхъ въ гимназіи,— говоритъ въ своемъ циркулярѣ и. д. Попечителя князь Щербатовъ — кромѣ передачи научныхъ свѣдѣній, имѣетъ другую, важнѣйшую цѣль, каждый по своему свойству различно дѣйствовать на умственное развитіе учениковъ; въ этомъ отношеніи

--------------------------------

1) Циркуляръ Помощн. Попеч. князя Щербатова отъ 3 іюля 1856 г., за № 3650.

2) Въ 1857 году преподаватель законовѣдѣнія Симанскій былъ назначенъ правителемъ Канцеляріи Попечителя С.-Петербургскаго учебнаго округа. Его уроки не были замѣщены, а ученикамъ Пятой гимназіи, обучавшимся законовѣдѣнію, было предложено ходить для занятій этимъ предметомъ во Вторую гимназію.

79

излишняя номенклатура, сухость, однимъ словомъ строгая схоластика, вмѣсто пользы, приноситъ только существенный вредъ, ибо, обременяя чрезъ силу память учениковъ и не давая пищи ихъ уму, даетъ имъ только отвращеніе къ ученію» 1).

Въ 1860 году въ Педагогическомъ Совѣтѣ обсуждались нѣкоторые вопросы общаго характера. Директоръ 3 спб. гимназіи В. X. Лемоніусъ представилъ Высшему Начальству докладную записку, въ которой сѣтовалъ на многолюдство въ классахъ, несомнѣнно препятствующее успѣшности преподаванія. Въ запискѣ этой были указаны и средства, каковыми, по мнѣнію автора, можно было бы устранить это крупное неудобство, а именно: 1) опредѣленіе наибольшаго числа учениковъ въ каждомъ классѣ (не свыше 40), 2) увольненіе учениковъ, остающихся по лѣности или бездарности на 3-й годъ въ классѣ, и 3) ограниченіе числа безплатныхъ учениковъ. Относительно послѣдняго пункта авторъ записки предложилъ слѣдующія мѣры: а) опредѣлить извѣстный комплектъ безплатныхъ учениковъ, назначивъ по 1 безплатному на 10 платящихъ или открывъ для безплатныхъ только 25 вакансій; б) примѣнять большую строгость при выборѣ кандидатовъ на безплатныя вакансіи, требуя, кромѣ свидѣтельствъ о бѣдности родителей, и удостовѣреніе въ томъ, что «кандидатъ своею нравственностью дѣйствительно заслуживаетъ благодѣяніе, оказываемое ему заведеніемъ». Наконецъ, для уменьшенія многолюдства въ классахъ, онъ совѣтуетъ еще одну мѣру, въ цѣлесообразности которой убѣдился на опытѣ. «Эта мѣра состоитъ въ томъ, что всѣ вновь вступающіе ученики, сверхъ 30-ти, уже въ классѣ находящихся, были бы принимаемы въ видѣ полупансіонеровъ, но съ правомъ по истеченіи года перейти въ число приходящихъ».

Бывшій въ то время Попечителемъ С.-Петербургскаго учебнаго округа, нынѣ Министръ Народнаго Просвѣщенія, графъ Иванъ Давыдовичъ Деляновъ, получивъ

---------------------------

1) Нельзя не выразить искренняго сочувствія положеніямъ, здѣсь изложеннымъ. Циркул. отъ 19 іюня 1857 года за № 2609.

80

докладную записку директора Лемоніуса, препроводилъ ее къ директорамъ I, II, Ларинской и V гимназій съ предложеніемъ разсмотрѣть ее въ засѣданіяхъ Педагогическихъ Совѣтовъ и представить заключенія послѣднихъ 1).

Намъ очень пріятно констатировать здѣсь фактъ истинно гуманнаго отношенія Педагогическаго Совѣта нашей гимназіи къ дѣлу, порученному его разсмотрѣнію. Засѣданіе Совѣта состоялось 11 мая. Здѣсь была прочитана докладная записка директора 3-ей гимназіи. Всѣ члены Совѣта согласились, конечно, съ мнѣніемъ автора записки о вредномъ вліяніи многолюдства въ классахъ. Но вмѣстѣ съ тѣмъ всѣ члены Совѣта не могли позабыть о томъ, что за цифрами, находящимися въ запискѣ, скрываются живые люди, что педагогъ обязанъ считаться съ жизнью, такъ какъ его дѣло — дѣло живое, такъ какъ предъ нимъ постоянно проходятъ многообразныя проявленія, формы жизни, какъ стеклышки калейдоскопа. Посмотрѣвъ на дѣло съ такой точки зрѣнія, Педагогическій Совѣтъ сдѣлалъ слѣдующія постановленія, которыя и представилъ на усмотрѣніе своего начальника.

1) Не ограничивать строго цифры учащихся въ каждомъ классѣ, а предоставить это Педагогическимъ Совѣтамъ. Всегда могутъ представиться случаи, или со стороны прекрасныхъ способностей поступающаго въ ученики гимназіи, или со стороны его домашнихъ обстоятельствъ, которыя Совѣтъ найдетъ необходимымъ уважить, если только это будетъ возможно.

2) Не ограничивать числа безплатныхъ учениковъ, потому что всегда могутъ представиться такія бѣдныя дѣти, которыхъ, безъ нарушенія правилъ человѣколюбія и состраданія къ ближнему, нельзя будетъ не помѣстить въ гимназію.

3) Требовать свидѣтельство о доброй нравственности мальчиковъ, желающихъ поступить въ число безплатныхъ учениковъ гимназіи, въ большей части слу-

-------------------------

1) Предложеніе отъ 28 апр. 1860 г. за № 1781.

81

чаевъ будетъ неудобоисполнимо, потому что это будутъ дѣти, преимущественно остающіяся безъ всякаго надзора. Между тѣмъ ихъ-то и должно стараться исторгнуть изъ неблагопріятныхъ для нихъ обстоятельствъ, чтобы спасти ихъ будущность, иначе они никогда не проникнутъ въ двери учебнаго заведенія, удерживаемыя недостаткомъ средствъ.

Болѣе простыя и рѣзкія журнальныя постановленія Совѣта, сглаженныя въ настоящемъ изложеніи, свидѣтельствуютъ о томъ, что Педагогическій Совѣтъ отнесся къ возложенному на него дѣлу съ полнымъ усердіемъ и даже жаромъ.

Періодъ, теперь нами разсматриваемый, по справедливости, можетъ быть названъ переходнымъ. Уставъ 8 декабря 1828 года уже не удовлетворялъ болѣе современнымъ потребностямъ въ образованіи. Не даромъ подвергался онъ существеннымъ измѣненіямъ и дополненіямъ. Министерство Народнаго Просвѣщенія предложило Ученому Комитету Главнаго Правленія училищъ, по пересмотрѣ Устава 1828 года, составить новое положеніе о низшихъ и среднихъ учебныхъ заведеніяхъ. Желая доставить изготовленному положенію возможное совершенство, Министръ Народнаго Просвѣщенія нашелъ необходимымъ, до окончательнаго разсмотрѣнія и утвержденія означеннаго проекта, предварительно подвергнуть его полному и всестороннему обсужденію въ Педагогическихъ Совѣтахъ всѣхъ гимназій, съ приглашеніемъ въ ихъ засѣданія опытныхъ штатныхъ смотрителей и учителей уѣздныхъ училищъ. Предложеніе препровождавшее въ гимназіи выработанное положеніе, говоритъ: «разборъ проекта долженъ происходить совершенно свободно, безъ всякаго стѣсненія съ чьей бы то ни было стороны и касаться не однихъ только частностей, но и цѣлой системы народнаго образованія, изложеннаго въ проектѣ, съ принятіемъ при этомъ въ соображеніе и мнѣній, высказанныхъ печатно объ устройствѣ нашихъ учебныхъ заведеній».

---------------------------

1) Предложеніе отъ 31 марта 1861 года, за № 1312.

82

Педагогическій Совѣтъ обсуждалъ «Проектъ устава низшихъ и среднихъ училищъ» въ пяти экстренныхъ засѣданіяхъ. Вполнѣ сознавая всю важность возложеннаго на него порученія, онъ старался, по мѣрѣ возможности, вникнуть какъ въ общія начала проекта, такъ и въ подробности его развитія. Мы не будемъ излагать подробно выработанныхъ имъ постановленій, такъ какъ они главнымъ образомъ касаются низшихъ училищъ. Мы остановимся только на нѣкоторыхъ опредѣлсніяхъ, характеризующихъ, такъ сказать, самый Совѣтъ. «Совѣтъ Пятой гимназіи, говоритъ одно изъ его постановленій, сочувствуя основнымъ началамъ проекта устава» полагаетъ, что лучшую систему образованія въ народныхъ училищахъ издастъ само Министерство Народнаго Просвѣщенія, если оно заблагоразсудитъ ввести новый уставъ не какъ положительный законъ, но въ видѣ опыта на нѣсколько лѣтъ. Исполненіе всѣхъ административныхъ мѣръ находится въ большой зависимости отъ практическаго примѣненія и отъ лицъ, которымъ онѣ будутъ поручены для исполненія: въ дѣлѣ же воспитанія все зависитъ отъ личностей» 1). Мы прослѣдили въ главныхъ чертахъ судьбу законовѣдѣнія, какъ предмета гимназическаго курса, и видѣли, какъ постепенно ограничивалось время, удѣленное на занятіе имъ, а слѣдовательно съуживался и самый объемъ курса. Въ предложеніи Попечителя учебнаго округа, препроводившаго въ гимназію проектъ новаго устава, поставленъ также вопросъ: слѣдуетъ ли удержать законовѣдѣніе въ курсѣ предметовъ гимназическихъ или отнести его, какъ сдѣлано въ проектѣ, къ предметамъ дополнительнымъ? На этотъ вопросъ Педагогическій Совѣтъ нашей гимназіи далъ слѣдующій отвѣтъ: «Преподаваніе законовѣдѣнія можетъ быть или теоретическимъ или изученіемъ положительныхъ законовъ; въ первомъ случаѣ, какъ наука, оно

-----------------------------

1) Протоколъ засѣданія Педагогическаго Совѣта Пятой С.-Петербургской гимназіи 31 мая 1860 года, постановленіе 7-е, касательно главныхъ началъ проекта.

83

составляетъ предметъ слишкомъ отвлеченный для гимназистовъ и неудобосовмѣстимый съ остальными предметами цѣлаго курса; во второмъ случаѣ оно можетъ быть проходимо только въ самомъ сжатомъ объемѣ и обратится въ дѣло памяти. На возраженіе, которое часто слышится отъ людей мало знакомыхъ съ курсомъ гимназіи: какъ это можно, чтобы молодые люди выходили изъ заведенія, не имѣя понятія о законахъ своего отечества — Совѣтъ Пятой гимназіи отвѣчаетъ: 1) цѣль гимназіи есть развитіе молодыхъ людей въ умственномъ и нравственномъ отношеніи настолько, чтобы они могли съ успѣхомъ начать свое спеціальное образованіе; законовѣдѣніе есть спеціальность, требующая значительной подготовки. 2) Краткое знакомство (инымъ оно въ гимназіи быть не можетъ) съ положительными законами въ практической жизни молодыхъ людей никакого не будетъ имѣть значенія, потому что, опредѣляясь въ какое бы то ни было присутственное мѣсто, они тотчасъ имѣютъ дѣло съ подробностями законодательства. 3) Умственное развитіе хорошо окончившаго курсъ обыкновенно бываетъ таково, что онъ очень скоро пойметъ и основательно узнаетъ законы, которые часто будутъ встрѣчаться ему на службѣ. Т. о. законовѣдѣніе можетъ быть въ гимназіи только дополнительнымъ предметомъ. Для устраненія же того неудобства, что оканчивающіе курсъ молодые люди не имѣютъ понятія объ организмѣ своего отечества, можно было бы ввести статистику, если не въ видѣ отдѣльнаго предмета, то, по крайней мѣрѣ, какъ заключительное слово въ исторіи и географіи Россіи 1)».

Въ томъ же 1860 году въ Педагогическомъ Совѣтѣ Пятой гимназіи состоялось постановленіе по вопросу о томъ, необходимы ли въ учебныхъ заведеніяхъ особые переводные экзамены и полезно ли допущеніе учениковъ къ переэкзаменовкѣ послѣ каникулъ? Въ двухъ засѣданіяхъ, посвященныхъ разрѣшенію этого вопроса, Совѣтъ пришелъ къ слѣдующимъ заключеніямъ:

---------------------------------

1) Постановленіе 9-е.

84

1) По отвѣтамъ на экзаменахъ нельзя составить справедливой оцѣнки знанія учениковъ. Иногда ученики, считавшіеся хорошими въ продолженіе цѣлаго года, отвѣчаютъ не вполнѣ удовлетворительно на экзаменахъ, потому только, что имъ не посчастливилось, и на ихъ долю выпали билеты изъ числа тѣхъ, которые они передъ экзаменами повторили безъ должнаго вниманія. Причина этого заключается въ самомъ способѣ приготовленія къ экзаменамъ. Каждый ученикъ, готовясь къ нимъ, старается не о томъ, чтобы составить себѣ понятіе о цѣломъ предметѣ, а чтобы умѣть отвѣтить на каждый билетъ программы отдѣльно, и при обширности курсовъ, и неумѣньи отличать главнаго отъ несущественнаго, даже хорошій ученикъ приготовляетъ одни билеты отлично, другіе хорошо, а нѣкоторые и неудовлетворительно, а, если ему на экзаменѣ не посчастливится, и попадутся именно тѣ билеты, которые онъ приготовилъ хуже остальныхъ, то онъ своими отвѣтами нерѣдко приводитъ въ недоумѣніе экзаменаторовъ. Случается и такъ, что даровитый и прилежный ученикъ посредственно отвѣчаетъ даже на тѣ билеты, которые онъ приготовилъ отлично. Это именно бываетъ съ добросовѣстными воспитанниками, которые не рѣшатся явиться на экзаменъ, не приготовивъ основательно всѣхъ частей предмета и потому предъ экзаменами не рѣдко проводятъ безсонныя ночи, а, являясь на испытаніе, бываютъ не въ состояніи собрать своихъ мыслей и отвѣчаютъ вяло и несвязно на тѣ вопросы, на которые въ другое время и въ спокойномъ состояніи духа они отвѣтятъ отлично. Съ другой стороны, слабые и посредственные ученики, зная хорошо, что экзаменаторы при испытаніи не будутъ имѣть достаточно времени, чтобы убѣдиться достаточно ли они знаютъ всѣ части предмета, никогда не приготовляютъ всего пройденнаго, а въ надеждѣ на удачу, повторяютъ только то, что первое попадется имъ на глаза въ раскрытомъ учебникѣ, и при всемъ томъ, на экзаменѣ нерѣдко отвѣчаютъ не только удовлетворительно, но даже хорошо, потому что имъ посчастливилось взять

85

именно тѣ билеты, которые они приготовили. Если такимъ ученикамъ удастся перейти въ высшій классъ, то, по причинѣ недостаточнаго предыдущаго приготовленія, они являются тамъ по большей части слабыми и неспособными къ дальнѣйшему продолженію курса. Если бы во время экзаменовъ можно было удѣлить на каждаго ученика, по крайней мѣрѣ, полчаса времени,по каждому предмету, то эти случаи были бы рѣже, но, такъ какъ невозможно растянуть экзаменовъ на большее время безъ ущерба годичному учебному курсу, то экзамены и не могутъ служить средствомъ къ справедливой оцѣнкѣ знанія учениковъ. Между тѣмъ, каждый учитель, слѣдя за успѣхами учениковъ по своему предмету, въ продолженіе цѣлаго учебнаго года, можетъ съ точностью опредѣлить степень ихъ знанія и развитія и окончательно повѣрить свои заключенія при двухмѣсячномъ повтореніи. Притомъ время, назначенное для повторенія, представляетъ единственное средство убѣдиться, что все пройденное основательно усвоено тѣми учениками, которые по болѣзни пропустили много уроковъ въ продолженіе учебнаго года, потому что учитель, имѣя подъ руками классный журналъ, всегда можетъ легко справляться въ какіе дни ученикъ не былъ въ классѣ, и какія части предмета въ это время были проходимы.

2) Уничтоженіе переводныхъ экзаменовъ, на которые всегда расчитываютъ посредственные и слабые ученики и переводъ въ высшіе классы по годовымъ и репетиціоннымъ отмѣткамъ заставятъ большую часть учениковъ прилежно заниматься въ продолженіе учебнаго года, а потому знанія ихъ будутъ основательныя, а не поверхностныя, и число слабыхъ учениковъ въ высшихъ классахъ съ каждымъ годомъ будетъ уменьшаться. Сами родители будутъ болѣе слѣдить за домашними занятіями своихъ дѣтей въ продолженіе года, не надѣясь, что сынъ ихъ, съ помощью репетиторовъ усиленнымъ прилежаніемъ во время экзаменовъ можетъ вознаградить свою малоуспѣшность въ продолженіе цѣлаго года. Когда въ январѣ нынѣшняго года (продолжаемъ мы читать въ протоколѣ Совѣта)

86

г. инспекторъ Пятой гимназіи объявилъ нѣкоторымъ родителямъ, что есть предположеніе переводить учениковъ въ высшіе классы безъ экзамена, по отмѣткамъ, получаемымъ въ продолженіе года и на повтореніяхъ, тогда родители говорили: «почему же намъ не сказали объ этомъ прежде, мы бы съ начала учебнаго года иначе вели своихъ дѣтей».

3) Переэкзаменовки послѣ каникулъ не только безполезны, но даже вредны, потому что большая часть учениковъ, въ особенности способныхъ, но нерадивыхъ, разсчитывая на благопріятствующую имъ случайность экзамена, а въ случаѣ неудачи, на переэкзаменовку послѣ каникулъ, лѣнится цѣлый годъ: въ каникулы же такіе ученики, видя, что ихъ товаршци гуляютъ, соблазняются ихъ примѣромъ и являются на дополнительный экзаменъ съ такими же ограниченными, а нерѣдко и худшими знаніями, нежели до каникулъ. Въ продолженіе нѣсколькихъ лѣтъ только весьма ограниченная часть изъ переэкзаменовывавшихся учениковъ могла быть удостоена перевода въ высшій классъ.

На основаніи всѣхъ этихъ соображеній Педагогическій Совѣтъ пришелъ къ выводу о необходимости отмѣны переводныхъ испытаній и перевода по годовымъ и репетиціоннымъ балламъ. Но, въ виду того обстоятельства, что такая мѣра является неожиданной, какъ для учениковъ, такъ и для родителей, Совѣтъ полагаетъ возможнымъ, переводя по годовымъ и репетиціоннымъ балламъ тѣхъ учениковъ, которые перевода этого вполнѣ заслуживаютъ, дозволить экзаменоваться въ настоящемъ учебномъ году всѣмъ тѣмъ ученикамъ, которые по годовымъ и репетиціоннымъ балламъ не могутъ быть переведены въ слѣдующій классъ, но послѣ перваго неудачнаго экзамена прекратить дальнѣйшія испытанія.

На репетиціи необходимо назначить срокъ не менѣе мѣсячнаго. При повтореніи преподаватели должны стараться главнымъ образомъ о томъ, чтобы знанія учениковъ утвердились, чтобы все пройденное было имъ ясно, чтобы ученики были подготовлены къ слушанію слѣ-

87

дующаго курса, при чемъ нѣтъ надобности и даже прямо не слѣдуетъ вдаваться въ большія подробности. Само-собою разумѣется, что въ періодъ репетицій необходимо вызывать учениковъ къ отвѣту чаще, чтобы, основываясь на расчетѣ не быть спрошенными, лѣнивые ученики не перестали заниматься. Въ виду того обстоятельства, что эти репетиціонные уроки должны замѣнить собою экзамены, директоръ и инспекторъ, по возможности, будутъ чаще посѣщать классы, и всякій преподаватель обязанъ увѣдомить инспектора о началѣ повторенія пройденнаго имъ курса въ томъ или другомъ классѣ.

Впрочемъ, дѣлая свои постановленія о замѣнѣ переводныхъ экзаменовъ репетиціями, Совѣтъ имѣлъ въ виду только учениковъ четырехъ низшихъ классовъ. Что касается учениковъ пятаго и шестого классовъ, говорится далѣе въ протоколѣ, Совѣтъ Пятой гимназіи полагаетъ, что переводные экзамены въ этихъ классахъ необходимы; они будутъ до извѣстной степени подготовлять учениковъ къ выпускному экзамену. Но, чтобы ученики 5 и 6 классовъ, болѣе развитые и болѣе способные къ самостоятельной работѣ, могли отнестись къ экзаменамъ серьезно и разумно повторить пройденное, необходимо, чтобы между экзаменами были болѣе или менѣе продолжительные промежутки 1).

Около двухъ мѣсяцевъ спустя послѣдовало распоряженіе г. Попечителя учебнаго округа Ивана Давыдовича Делянова, которымъ, въ видѣ временной мѣры, допускался въ томъ же учебномъ году слѣдующій порядокъ переводныхъ экзаменовъ:

1) Экзамены переводные замѣнить отчасти репетиціями.

2) По окончаніи репетицій Педагогическій Совѣтъ опредѣляетъ, кто изъ учениковъ по степени развитія и успѣховъ можетъ быть освобожденъ отъ экзаменовъ изъ нѣкоторыхъ предметовъ.

3) Педагогическій Совѣтъ можетъ освободить отъ

-----------------------------

1) Журналъ Педагогическаго Совѣта Пятой гимназіи 25 февраля 1860 года.

экзамена только тѣхъ воспитанниковъ, которые по годовымъ и репетиціоннымъ балламъ имѣютъ въ общемъ выводѣ не менѣе 3 балловъ по каждому предмету.

4) Учениковъ, которые по нѣкоторымъ предметамъ не получили вышеозначенныхъ балловъ, подвергать испытаніямъ въ этихъ только предметахъ.

5) Равнымъ образомъ экзаменовать тѣхъ воспитанниковъ, которые, хотя имѣютъ требуемыя отмѣтки, но замѣчены въ небрежномъ посѣщеніи репетицій или по какой-либо другой причинѣ возбуждаютъ сомнѣнія въ основательности своихъ знаній.

6) Въ случаѣ полученія ученикомъ на экзаменѣ изъ какого-либо предмета балла, препятствующаго переводу въ высшій классъ, дальнѣйшее испытаніе такого воспитанника прекращается, дабы имѣть болѣе времени для экзамена прочихъ воспитанниковъ.

7) Объ освобожденіи учениковъ, по опредѣленію Педагогическаго Совѣта, отъ экзамена изъ всѣхъ или только изъ нѣкоторыхъ предметовъ объявлять прежде начала экзаменовъ.

8) Переэкзаменовки не допускаются, а дополнительные экзамены послѣ каникулярнаго времени могутъ быть допущены для тѣхъ только учениковъ, которые, по причинамъ, признаннымъ уважительными Педагогическимъ Совѣтомъ, не могли явиться на репетиціи или на экзаменъ до каникулъ.

Въ послѣдней части предложенія сообщается, почти буквально словами Совѣтскаго постановленія Пятой гимназіи относительно продолжительности репетиціоннаго времени, о характерѣ самыхъ репетицій и о посѣщеніи ихъ начальниками гимназіи.

Предложеніе кончается словами, прекрасно характеризующими Попечителя округа, какъ человѣка гуманнаго и чуждаго всякой канцелярской формальности. Можно смѣло сказать, что мы, перечитавъ массу циркуляровъ предшествующаго времени, ни въ одномъ изъ нихъ не нашли подобной простоты и столь опредѣленно выраженнаго стремленія къ дѣлу, къ познанію его сущности.

89

«О результатахъ этой мѣры, вводимой въ видѣ опыта, покорнѣйше прошу довести до свѣдѣнія моего со всею искренностью» 1).

Въ томъ же 1860 году, бывшій инспекторомъ Пятой гимназіи съ 1856 года Александръ Николаевичъ Бѣляевъ былъ назначенъ директоромъ училищъ и Пятой гимназіи, вмѣсто прежняго директора А. С. Власова.

Изъ отдѣльныхъ фактовъ въ ближайшіе годы обращаютъ на себя вниманіе слѣдующіе. До 1861 года, строго говоря, гимнастики въ Пятой гимназіи не было, занимались ранѣе военными экзерциціями, но, какъ извѣстно читателямъ, и эти занятія были отмѣнены. Въ 1861 году, съ разрѣшенія г. Попечителя Учебнаго Округа Ивана Давыдовича Делянова, начальство Пятой гимназіи пригласило учителя гимнастики Шмидта для занятій съ желающими обучаться гимнастикѣ учениками. Курсъ гимнастики былъ раздѣленъ на 24 урока. За весь курсъ каждый воспитанникъ вносилъ 5 рублей. Гимназія же пріобрѣла различные гимнастическіе аппараты (лошадь, обитую кожей, подобныхъ же козловъ, разные станки, брусья и т. п.), всего на сумму въ 194 руб. 20 к. сер. Директоръ гимназіи и ея Педагогическій Совѣтъ не останавливались передъ расходами въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ была замѣшана польза учащихся.

На святкахъ 1861 года, съ разрѣшенія Попечителя, послѣдовавшаго по ходатайству Педагогическаго Совѣта, состоялся въ залѣ Пятой гимназіи ученическій спектакль. Разыграны были три пьесы: 1) «Что имѣемъ не хранимъ, потерявши плачемъ», ком.-водев. въ 1 дѣйств., соч. Соловьева; 2) «Женихъ изъ долгового отдѣленія», ком.-вод. въ 1 дѣйствіи, соч. Чернышева и 3) «Современный анекдотъ съ жильцомъ и домохозяиномъ», соч. Григорьева. Расходы, сопряженные съ устройствомъ домашняго спектакля, были покрыты сборомъ съ учениковъ, присутствовавшихъ на представленіи.

Въ 1863 году состоялась перемѣна, имѣвшая серьезныя и благодѣтельныя послѣдствія для Пятой гимназіи.

--------------------------

1) Предложеніе директору Второй гимназіи отъ 11 апрѣля 1860 г., за № 1413. Въ архивѣ Пятой гимназіи сохранилась его копія.

90

По Высочайшему повелѣнію, послѣдовавшему 18 февраля, было отдѣлено управленіе Пятой гимназіи отъ управленія училищъ С.-Петербургской губерніи. Должность инспектора въ Пятой гимназіи была упразднена, а для управленія гимназіей оставленъ одинъ директоръ А. Н. Бѣляевъ. Теперь директоръ Пятой гимназіи не былъ болѣе развлекаемъ посторонними для нея дѣлами и, благодаря этому, могъ посвящать все свое вниманіе и всѣ свои труды Пятой гимназіи, что, разумѣется, должно было привести къ самымъ плодотворнымъ результатамъ.

Тогда же состоялось въ Педагогическомъ Совѣтѣ постановленіе о томъ, чтобы преподаватели почаще задавали ученикамъ письменныя работы, а для удобнѣйшаго надзора за воспитанниками, преподаватели раздѣлили между собою всѣ классы.

Въ заключеніе настоящей главы прослѣдимъ перемѣны, происшедшія въ личномъ составѣ Пятой гимназіи съ 1856—1864 г. Послѣ А. С. Воронова директоромъ училищъ и Пятой гимназіи былъ въ теченіе двухъ лѣтъ (1856—1858) Андрей Александровичъ Растовскій. Въ 1858 былъ назначенъ на этотъ постъ инспекторъ Пятой гимназіи Аникита Семеновичъ Власовъ и занималъ его до 1860 г., когда, какъ мы уже выше сказали, эта должность перешла къ инспектору же Пятой гимназіи Александру Николаевичу Бѣляеву. Послѣ назначенія А. Н. Бѣляева директоромъ училищъ, должность инспектора Пятой гимназіи исполнялъ въ продолженіе 2-хъ лѣтъ (1860-62) Владиміръ Ѳедоровичъ Эвальдъ, а послѣ него Семенъ Николаевичъ Шафрановъ — до ея упраздненія, послѣдовавшаго по Высочайшему повелѣнію въ 1863 году.

Съ увеличеніемъ числа уроковъ по Закону Божію былъ приглашенъ, въ качествѣ второго законоучителя Пятой гимназіи, священникъ церкви Покрова Пресвятой Богородицы Петръ Павловичъ Сланскій, служившій, впрочемъ, только три года. Мѣсто священника Сланскаго занялъ свящ. Петръ Ивановичъ Бѣлявинъ, долго и усердно по-

91

служившій Пятой гимназіи. Для лицъ римско-католическаго исповѣданія, вмѣсто патера Подгурскаго, былъ приглашенъ патеръ Климашевскій. Преподавателями русской словесности и языка были: съ 1857—1862 Эдуардъ Ѳедоровичъ Эвальдъ, съ 1858—1862 Николай Николаевичъ Погребовъ, съ 1860—1867 Николай Егоровичъ Вестенрикъ, съ 1857—1879 Николай Ѳедоровичъ Соколовъ. Преподавателями математики и физики: съ 1856—1872 Константинъ Дмитріевичъ Краевичъ, съ 1857—1858 Петръ Михайловичъ Калябинъ, съ 1859—1861 Алексѣй Сергѣевичъ Галаховъ, съ 1861—1865 Вильгельмъ Петровичъ Воленсъ и съ 1862—1864 Карлъ Ѳедоровичъ Фрейтагъ. Преподавателями естественной исторіи: съ 1856—1862 Викторъ Матвѣевичъ Тимаевъ, съ 1868—1871 Николай Ивановичъ Раевскій. Преподавали исторію и географію съ 1857—1868 гг. кандидатъ Спб. университета Г. Корелкинъ, назначенный «къ преподаванію или повторенію съ слабѣйшими учениками, подъ руководствомъ опытныхъ и просвѣщенныхъ наставниковъ» 1). Съ 1859—1861 г. преподавалъ исторію Иванъ Антоновичъ Смольянъ, съ 1859—1863 Михаилъ Михаиловичъ Владимірскій, а съ 1863—1868 Андрей Егоровичъ Дубинскій. Съ 1862—1874 г. преподавалъ древніе языки Александръ Анемподистовичъ Радонежскій, а съ 1865—1867 Василій Петровичъ Кузьминъ. Преподавателемъ нѣмецкаго языка въ Пятой гимназіи былъ опредѣленъ въ 1856 Ѳедоръ Ивановичъ Брандтъ, который и по настоящее время служитъ въ Пятой гимназіи и такимъ образомъ является старѣйшимъ изъ преподавательскаго состава ея. Съ 1861—1865 преподавалъ нѣмецкій языкъ Александръ Францовичъ Тринклеръ, а съ 1861—1863 Александръ Александровичъ Бруннъ. Преподавателями французскаго языка за тотъ же періодъ времени были: Людвигъ Эрнестовичъ Гіонне (1857—1858), Александръ Вильгельмовичъ Серпине (1856—1857), Александръ Ивановичъ Генглезъ (съ 1850 по 1865), Левъ Ива-

------------------------

1) Предложеніе отъ 12 іюня 1857 г. за № 2496. Въ книгѣ г. Радонежскаго это лицо не упомянуто.

92

новичъ Альбертъ (съ 1858—1873) и Г. Позоровскій 1) (съ 1861—1862). Должность комнатнаго надзирателя въ теченіе 10-ти лѣтъ (съ 1861-72 г.) занималъ Каетанъ Викентьевичъ Закржевскій. Учителемъ чистописанія съ 1860—1869 былъ Андрей Дмитріевичъ Гейнъ. Наконецъ учителемъ гимнастики съ 1863 г. Ѳедоръ Васильевичъ Мартыновъ.

VI. Пятая гимназія подъ управленіемъ Алесандра Николаевича Бѣляева.

При произнесеніи имени Александра Николаевича Бѣляева сейчасъ же возникаетъ представленіе о человѣкѣ благородныхъ убѣжденій, всецѣло преданномъ своему дѣлу. Намъ приходилось многое слышать объ А. Н. Бѣляевѣ отъ его многочисленныхъ учениковъ, и всегда они говорили объ немъ не иначе, какъ съ чувствомъ глубокаго уваженія и благодарности. «Я кончилъ курсъ при А. Н. Бѣляевѣ» и говорятъ, и пишутъ они, и эти слова «при А. Н. Бѣляевѣ» принимаютъ въ ихъ устахъ совершенно опредѣленный смыслъ: въ то хорошее, славное время, когда директоромъ былъ хорошій, славный Александръ Николаевичъ. Они передаютъ при этомъ много странностей, которыми отличался Александръ Николаевичъ, вспомнятъ субботнія экзекуціи, при которыхъ онъ всегда обязательно присутствовалъ для личнаго наблюденія за ними и для того, чтобы, пользуясь этимъ случаемъ, наставить заблудшагося на путь истины, но все это передаютъ они съ тѣмъ же самымъ чувствомъ, съ тою же интонаціею, съ какими произносятъ слова: «я окончилъ курсъ при Александрѣ Николаевичѣ». Бывшіе сослуживцы его, преподаватели со-

-----------------------------

1) Въ книгѣ г. Радонежскаго не упомянутъ.

93

хранили о немъ такое же свѣтлое воспоминаніе. Разскажутъ они о томъ, какъ онъ накричитъ на учителя, безъ всякаго стѣсненія обращаясь съ нимъ на «ты», какъ скажетъ онъ въ засѣданіи Педагогическаго Совѣта такое словечко, котороѳ считается неудобнымъ для произнесенія его въ обществѣ образованномъ, но тутъ же приведутъ примѣръ его простоты, доброты и сердечности. Обращаясь съ преподавателями рѣзко, А. Н. требовалъ отъ учениковъ почтительнаго къ нимъ отношенія. Мы не знали лично Александра Николаевича, но, съ одной стороны, на основаніи слышаннаго о немъ, съ другой стороны, на основаніи бумагъ, которыя приходилось намъ перечитывать, и которыя исходили изъ-подъ его руки, мы можемъ себѣ представить, такъ сказать, нравственное очертаніе, нравственный контуръ этого, во всякомъ случаѣ, недюжиннаго человѣка. Въ высшей степени впечатлительный, нервный, всю жизнь прожившій холостякомъ, онъ обладалъ въ то же время свѣтлымъ умомъ и теплымъ, отзывчивымъ сердцемъ. Наконецъ, это былъ человѣкъ долга, всею душею преданный своему дѣлу, дѣлу воспитанія юношества, которое онъ искренно любилъ: онъ любилъ и дѣло воспитанія, и тѣхъ, кто былъ порученъ ему. Страдая нервами и ревматизмомъ, онъ работалъ ежедневно съ 8 1/2 час. утра и нерѣдко прекращалъ работу только въ 6 час. вечера. Бывали минуты, а можетъ быть, и дни, когда онъ могъ казаться человѣкомъ несноснымъ, придирчивымъ, брюзгою. Въ такіе дни онъ, нисколько не задумываясь, не справившись предварительно о виновникѣ, призывалъ къ себѣ преподавателя и читалъ ему строжайшій выговоръ за то, что тотъ, по его предположенію, исчиркалъ спичками часть стѣны у парадной лѣстницы, закуривая папиросу передъ выходомъ изъ гимназіи. Но съ другой стороны, этотъ человѣкъ всегда вникалъ въ положеніе преподавателя и дѣлалъ все возможное, чтобы помочь ему. По его отзывамъ, всѣ преподаватели трудятся одинаково добросовѣстно 1), всѣ пре-

----------------------------

1) Для примѣра приведемъ первое попавшееся мѣсто изъ отчета за 1867 г.: «разумѣется, какъ свойство самыхъ учебныхъ предметовъ, такъ и личныя ка-

94

даны своему дѣлу. Даже на недостатки нѣкоторыхъ онъ смотритъ вполнѣ объективно: «всѣ они трудятся добросовѣстно, говоритъ онъ — но не всѣ одарены отъ природы одинаковыми средствами для передачи учащимся запаса своихъ свѣдѣній и возбужденія любви къ предмету. Упущенія, впрочемъ, не проходили безъ надлежащаго взысканія 1). При немъ нельзя было не исполнять хорошо, по мѣрѣ силъ и умѣнія, своего долга; онъ все видѣлъ, все зналъ. Выше мы упомянули вскользь объ экзекуціяхъ, но экзекуціи эти никогда не принимали большихъ размѣровъ и полагались «за огорченіе родителей». — Что, больно?.. а твоимъ родителямъ не больно, что ты огорчаешь ихъ, не учишься; они послѣдніе гроши отдаютъ за тебя, а ты лѣнишься, ничего не дѣлаешь...— Антипъ! дай ему еще розгу!..— А. Н. Бѣляевъ умѣлъ отличать проступки, понималъ дѣтскую натуру, дѣтскія шалости, зналъ, за что слѣдуетъ строго взыскать, за что можно и не взыскивать. Человѣкъ аккуратный, любившій во всемъ порядокъ, А. Н. Бѣляевъ не могъ выносить вида гимназическихъ шторъ, неправильно навернутыхъ на палку, нарушающихъ своимъ неряшливымъ видомъ общую симметрію. Какъ-то идетъ онъ по корридору, ведущему къ старшему классу, а тамъ взлѣзъ на окно одинъ изъ учениковъ, возится со шторой, портитъ ее или поправляетъ, Богъ вѣсть, только обращается къ товарищамъ и громко говоритъ имъ: вотъ, еслибъ Сашка былъ тутъ! «Дуракъ, Сашка — тутъ!» проносится громовой возгласъ директора, подошедшаго тѣмъ временемъ къ двери. все видѣвшаго и слышавшаго. Этимъ наказаніе и ограничилось, и согласитесь, что лучшаго наказанія трудно было и придумать. Уче-

-------------------------

чества преподавателей обусловливаютъ различіе успѣховъ по разнымъ предметамъ; но по всей справедливости можно свидѣтельствовать, что всѣ преподаватели Пятой гимназіи трудятся съ полнымъ усердіемъ, хотя и не всѣ могутъ возбудить одинаковую любовь къ занятіямъ».

Старые преподаватели помнятъ историческое окно въ учительской комнатѣ, въ которой помѣщается теперь восьмой классъ. У этого окна (средняго въ 8 кл.) А. Н. Бѣляевъ читалъ свои выговоры. Не забыли они, конечно, и стереотипной фразы, часто въ такихъ случаяхъ слетавшей съ устъ Александра Николаевича. «У насъ часто забываютъ, что учителя для учениковъ, а не ученики для учителей».

95

ники любили его и за справедливость, которою онъ отличался. Инстинктивно, не зная еще жизни, они не могли не уважать его за его преданность своему дѣлу. Эта преданность дѣлу не могла укрыться отъ нихъ. Изъ отчетовъ, представлявшихся А. Н. Бѣляевымъ Высшему Начальству (а мы перечитали ихъ всѣ), можно прійти къ заключенію, что ихъ составитель былъ человѣкъ искренній, привыкшій говорить всегда только одну правду. Эта черта должна была сказываться въ личномъ характерѣ Александра Николаевича и привлекать къ нему сердца всѣхъ.

Послѣ этой характеристики, на полноту которой, впрочемъ, мы и не претендуемъ (мы старались схватить только абрисъ, только очертаніе), обратимся къ разсмотрѣнію главнѣйшихъ фактовъ, относящихся къ тому періоду, когда во главѣ Пятой гимназіи стоялъ Александръ Николаевичъ Бѣляевъ, а именно, послѣ того, какъ совершилось отдѣленіе Пятой гимназіи отъ Дирекціи училищъ.

Въ годовомъ отчетѣ директора А. Н. Бѣляева за 1864 годъ мы находимъ интересную характеристику отношенія нѣкоторыхъ родителей къ своимъ дѣтямъ и къ учебному заведенію, отношенія, которое встрѣчается нерѣдко и въ наши дни. «Очень жаль — говорится въ отчетѣ, что для нравственнаго воспитанія юношества мы видимъ мало участія и содѣйствія со стороны самихъ родителей, которые нерѣдко думаютъ, что, отдавъ дѣтей въ учебное заведеніе, они тѣмъ выполнили всѣ свои обязанности и имъ уже не нужно болѣе наблюдать ни за ихъ ученіемъ, ни за ихъ нравственностью. По свойственной многимъ родителямъ слабости, а иногда вслѣдствіе превратнаго понятія о воспитаніи, нѣкоторые изъ нихъ отвлекаютъ дѣтей отъ уроковъ безъ всякихъ уважительныхъ причинъ и не только не удерживаютъ дѣтей отъ шалостей, несвойственныхъ возрасту, но сами поощряютъ ихъ къ этому. Такъ, одинъ изъ родителей, имѣющій даровые билеты для входа въ разныя увеселительныя заведенія, если не шелъ самъ, то отпускалъ туда своего сына, ученика 3-го класса, мало успѣвающаго и

96

до сихъ поръ переходившаго не иначе, какъ послѣ двухлѣтняго сидѣнія въ 1 и 2 классахъ. Мое требованіе не отпускать сына въ подобныя мѣста показалось родителю очень страннымъ, и онъ согласился исполнить его только тогда, когда я объявилъ ему, что его сынъ будетъ исключенъ изъ гимназіи, если будетъ посѣщать такія мѣста, гдѣ онъ можетъ выучиться только дурному и безнравственному. Свѣдѣніе о посѣщеніи упомянутымъ ученикомъ неприличныхъ для него мѣстъ дошло до меня случайно; но, вѣроятно, не мало подобныхъ обстоятельствъ остается намъ неизвѣстно, а о многихъ, безъ сомнѣнія не знаютъ и сами родители, позволяя сыновьямъ самовольно отлучаться изъ дому во всякое время, безъ спроса, и не заботясь о томъ, гдѣ они проводятъ время. Къ сожалѣнію о подобныхъ поблажкахъ со стороны родителей удается узнавать только случайно или, когда сами родители, давъ преждевременно свободу дѣтямъ и потомъ не умѣя справиться съ ихъ своеволіемъ, обращаются къ гимназическому начальству съ покорнѣйшею просьбою о строгомъ наказаніи дѣтей за непослушаніе и грубость противъ нихъ и за предосудительныя шалости, съ которыми дѣти имѣли случай познакомиться по винѣ самихъ родителей 2).

Намъ кажется, что такой отзывъ почтеннаго педагога, стоящаго во главѣ многолюднаго заведенія (среднее число учащихся въ 1864 году въ Пятой гимназіи было 369), имѣетъ общественное значеніе и громадный интересъ. Мы привели его здѣсь, чтобы не оставить его въ забвеніи, въ полувѣковой пыли гимназическаго архива. Онъ основанъ на фактахъ, а такіе факты должны быть общественными, чтобы содѣйствовать выработкѣ болѣе справедливаго, болѣе объективнаго взгляда на нашу среднюю школу.

Въ 1864 году было положено начало ученической библіотекѣ Пятой гимназіи, составленной изъ книгъ, частію пожертвованныхъ учениками и нѣкоторыми преподавателями, частію пріобрѣтенныхъ на деньги, собран-

-----------------------------

1) Годовой отчетъ по учебной части за 1864 годъ.

97

ныя самими учениками по добровольной подпискѣ. Всѣхъ названій сочиненій, находящихся въ ученической библіотекѣ, было въ это время 94, въ 105 томахъ, на сумму приблизительно до 110 рублей. Жертвовали ученики V, VI и VII классовъ. При этомъ директоръ разрѣшилъ имъ составлять реестръ желаемыхъ пріобрѣтеній, представляя его на разсмотрѣніе Педагогическаго Совѣта. Необыкновенно симпатично такое стремленіе молодежи къ книгѣ, къ образованію, стремленіе, къ сожалѣнію, значительно остывающее въ наши дни. Директоръ Бѣляевъ въ своемъ отчетѣ совершенно основательно называетъ образованіе ученической библіотеки «утѣшительнымъ событіемъ». «При этомъ — продолжаетъ онъ — нельзя не замѣтить съ удовольствіемъ, что въ представленныхъ до сихъ поръ учениками спискахъ не было помѣщаемо книгъ, не имѣющихъ серьезнаго литературнаго или научнаго содержанія; кромѣ книгъ, въ которыхъ они нуждались при изученіи теоріи словесности и исторіи литературы, они назначали для покупки сочиненія по исторіи всеобщей и русской, по естественнымъ наукамъ, физикѣ, географіи и даже математикѣ. Книги, жертвуемыя отдѣльными учениками, принимаются въ ученическую библіотеку также не иначе какъ по одобреніи директора и учителя словесности. Завѣдываніе библіотекою, отвѣтственность за нее и веденіе хронологическаго каталога поручается одному изъ учениковъ 7-го класса, который можетъ выбрать себѣ одного или двухъ помощниковъ для раздачи и пріема книгъ, выдаваемыхъ для чтенія».

Въ томъ же отчетѣ директоръ жалуется на тѣсноту помѣщенія и многолюдство въ классахъ, указывая при этомъ, что Пятая гимназія въ матеріальномъ отношеніи всегда стояла въ условіяхъ худшихъ, нежели другія Петербургскія гимназіи. Улучшеніе его онъ видитъ или въ уничтоженіи параллельныхъ отдѣленій, или въ увеличеніи самаго зданія гимназіи путемъ пристройки по Англійскому проспекту. «Желательно,— говоритъ онъ,— чтобы представилась возможность открыть отдѣльную прогимназію въ Нарвской или 4 Адмиралтейской части, чтобы черезъ

98

это уменьшить наплывъ желающихъ обучаться въ Пятой гимназіи».

Въ 1864 году, ноября 19, былъ Высочайше утвержденъ новый (третій) уставъ гимназій и прогимназій Вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія. По этому уставу, гимназіи, имѣющія цѣлью доставить юношеству общее образованіе и вмѣстѣ съ тѣмъ подготовить его для поступленія въ Университетъ и другія высшія спеціальныя заведенія, раздѣляются на классическія и реальныя. Учебный курсъ классическихъ гимназій составляли слѣдующіе предметы:

1) Законъ Божій,

2) Русскій языкъ съ церковно-славянскимъ и словесность,

3 и 4) Латинскій языкъ, Греческій языкъ,

5) Математика,

6 и 7) Физика и космографія,

8)    Исторія,

9)    Географія,

10) Естественная исторія (краткое наглядное объясненіе трехъ царствъ природы),

11 и 12) Нѣмецкій и французскій языки,

13) Чистописаніе, рисованіе и черченіе.

Преподаваніе греческаго языка должно, по уставу, вводиться постепенно, по мѣрѣ приготовленія учителей этого предмета, а изъ новыхъ языковъ обязательно обученіе только одному.

Въ гимназіяхъ и того и другого типа, сообщается ученикамъ высшаго класса передъ выпускомъ въ краткомъ изложеніи понятіе о нашемъ государственномъ устройствѣ, объ основныхъ законахъ Имперіи, касающихся верховной власти, о значеніи разныхъ присутственныхъ мѣстъ и о главныхъ законахъ гражданскихъ и уголовныхъ. Сообщеніе это дѣлается директоромъ или инспекторомъ, или однимъ изъ преподавателей по особому руководству. Въ гимназіи допускаются дѣти всѣхъ сословій, безъ различія званія и вѣроисповѣданія.

99

Вмѣстѣ съ тѣмъ вводится и новая форма: а) однобортный полукафтанъ темнозеленаго сукна съ черными пуговицами и отложнымъ воротникомъ, съ петличками на немъ изъ синяго сукна; б) брюки темносѣраго сукна;

в) жилетъ темнозеленаго сукна, однобортный, съ черными пуговицами; г) галстухъ черный, суконный или шелковый; д) пальто темнозеленое суконное, по существующимъ образцамъ, съ суконными петлицами синяго цвѣта и съ черными пуговицами; е) фуражка темнозеленаго сукна, съ суконнымъ околышемъ синяго цвѣта 1). Кантъ у фуражки для нашей гимназіи былъ назначенъ оранжеваго цвѣта 2).

Штатъ классической гимназіи съ обоими древними языками опредѣлялся въ 21.200 руб. въ годъ, съ однимъ латинскимъ въ 19.880 руб. Сумма на содержаніе инспектора и преподавателя греческаго языка стала отпускаться на Пятую гимназію только въ 1868 году.

Для большей ясности приводимъ здѣсь таблицу числа недѣльныхъ уроковъ въ Пятой гимназіи до введенія въ ней въ 1868/9 учебномъ году преподаванія греческаго языка.

Предметы.

Классы.

Всего въ недѣлю.

I

II

III

IV

V

VI

VII

Законъ Божій

2

2

2

2

2

2

2

14

Рус. яз. съ церк.-славянскимъ и словесность

4

3

3

4

4

3

3

24

Латинскій языкъ

4

5

6

6

6

6

6

39

Французскій языкъ

-

2

2

3

4

4

4

19

Нѣмецкій языкъ

3

2

2

2

3

3

4

19

Математика

3

3

3

3

3

4

3

22

Исторія

»

»

2

3

3

3

3

14

Географія

2

2

2

2

-

-

-

8

Естественная исторія

2

2

2

-

-

-

-

6

Физика и космографія

-

-

-

-

2

2

2

6

Чистописаніе, рисованіе и черченіе

4

4

3

2

-

-

-

Итого

24

25

27

27

27

27

27

184

--------------------------

1) Сборникъ постановленій, томъ ІІІ-й.

2) Циркуляръ Попечителя учебнаго округа о введеніи въ дѣйствіе устава гимназіи, Высочайше утвержденнаго 19 ноября 1864 года.

100

Каждый изъ уроковъ продолжался по прежнему 1 ч. 15 минутъ 1).

На долю А. Н. Бѣляева выпало привести постепенно въ исполненіе новый гимназическій уставъ.

Въ личномъ составѣ Пятой гимназіи за 1864 гражд. годъ произошли слѣдующія перемѣны: опредѣленъ сверхштатнымъ старшимъ учителемъ латинскаго языка Николай Николаевичъ Погребовъ, бывшій старшимъ учителемъ русскаго языка нашей же гимназіи съ 1858-1862 г. и съ 1862 года находившійся въ отставкѣ. Выбылъ изъ круга педагогическаго персонала Пятой гимназіи въ 1864 году сверхштатный старшій учитель математики Карлъ Ѳедоровичъ Фрейтагъ, по случаю перехода на службу въ С.-Петербургское Коммерческое училище.

Въ отчетѣ за 1865 г. А. Н. Бѣляевъ по прежнсму сѣтуетъ на безучастность нѣкоторыхъ родителей къ судьбѣ ихъ дѣтей. «Касательно нравственности — говоритъ онъ — нельзя сказать ничего въ укоръ учащимся. Въ теченіе года только 1 ученикъ былъ удаленъ изъ числа учениковъ за неуваженіе къ нѣкоторымъ наставникамъ; со стороны же всей массы учащихся не было замѣтно даже рѣзкихъ выходокъ и проступковъ, выходящихъ изъ общаго уровня дѣтскихъ шалостей. Остается только желать большаго участія и разумнаго содѣйствія къ нравственному воспитанію дѣтей со стороны родителей, которые нерѣдко, отчасти по слабости, отчасти по непониманію, не только мало наблюдаютъ за домашними занятіями дѣтей и ихъ нравственностью, но сами отвлекаютъ дѣтей отъ уроковъ безъ всякихъ уважительныхъ причинъ, не удерживаютъ дѣтей отъ дурныхъ привычекъ, несвойственныхъ возрасту и даже иногда сами поощряютъ ихъ къ этому» 2).

Въ 1865 гражданскомъ году произошли слѣдующія перемѣны въ личномъ составѣ служащихъ въ Пятой гимназіи: вмѣсто выбывшаго изъ Пятой гимназіи преподава-

----------------------------

1) Въ книгѣ г. Радонежскаго неправильно показаны часовые уроки.

2) Изъ годового отчета по учебной части, за 1865 г.

101

теля математики Карла Ѳедоровича Воленса вновь поступили для занятій по тому же предмету Николай Евгеньевичъ Юшковъ и Александръ Григорьевичъ Вороновъ. Въ томъ же году выбылъ учитель нѣмецкаго языка Александръ Францовичъ Тринклеръ и французскаго языка Александръ Ивановичъ Генглезъ. Послѣдняго замѣстилъ извѣстный своею педагогическою дѣятельностью Иванъ Ивановичъ Флери.

Подводя въ отчетѣ за 1866 годъ итогъ учебному дѣлу, успѣхамъ учащихся, директоръ отмѣтилъ тотъ фактъ, что главнымъ предметомъ, задерживавшимъ переходъ учениковъ въ высшіе классы, былъ латинскій языкъ. Причину этого, не скрывая правды, онъ находитъ въ составѣ преподавателей латинскаго языка, «которымъ въ настоящее время гимназія похвалиться не можетъ», а также и въ нерасположеніи нашего общества къ латинскому языку: дѣти не находятъ для себя ничего привлекательнаго въ первоначальномъ изученіи формъ мертваго языка, притомъ нерѣдко слышатъ отъ своихъ родителей и родственниковъ, что для нихъ было бы полезнѣе, если бы ихъ учили тому, изъ чего они могутъ извлечь въ жизни непосредственную пользу. Не понимая образовательнаго вліянія на учащееся юношество отъ правильнаго преподаванія древнихъ языковъ, родители не рѣдко, по своей необдуманности, высказываютъ при дѣтяхъ мнѣніе, что латынь годна только для докторовъ и ксендзовъ, и что ихъ сыновьямъ нужно учиться латинскому языку не болѣе, какъ на столько, чтобы не засиживаться въ классѣ по нѣскольку лѣтъ и добраться до VII класса. Въ этомъ же послѣднемъ классѣ нѣкоторые изъ учениковъ и совершенно прекращаютъ заниматься латинскимъ языкомъ, съ согласія родителей, разсчитывая, что неудовлетворительные успѣхи изъ этого языка имъ не закрываютъ дверей ни въ одно заведеніе, кромѣ Университета и Медико-Хирургической академіи. Жалуясь на потворство дѣтямъ въ ихъ нехорошихъ стремленіяхъ со стороны многихъ родителей, директоръ продолжаетъ: «Не разъ приходилось уличать родителей, особенно матерей, въ томъ, что онѣ вмѣ-

102

стѣ со своими дѣтьми хотѣли обмануть тѣхъ, кому ввѣрили воспитаніе дѣтей, желая устранить отъ послѣднихъ незначительное наказаніе и не сознавая того вреда, который онѣ готовятъ имъ въ будущемъ 1). Отъ этого, продолжаетъ А. Н. Бѣляевъ — и замѣчается тотъ грустный фактъ, что наиболѣе лживости и наклонности къ обману замѣчается въ дѣтяхъ, вновь принятыхъ въ гимназію. Съ теченіемъ времени эти пороки уменьшаются, когда дѣти убѣждаются, что малѣйшее подозрѣніе въ обманѣ не пропускается безъ точнаго изслѣдованія и часто приводитъ къ открытію уликъ, и что имъ скорѣе прощаютъ шалости и лѣнь, нежели обманъ, а чистосердечное признаніе не только уменьшаетъ взысканіе, но иногда и совершенно освобождаетъ отъ него 2). Труднѣе бываетъ отучить отъ дурныхъ привычекъ и обмана такихъ учениковъ, у которыхъ отецъ неблагоразумно строгъ и вспыльчивъ, а мать напротивъ неумѣренно нѣжна къ нимъ и потому, желая избавить дѣтей отъ строгихъ взысканій, часто скрываетъ отъ мужа ихъ проступки. Нравственная испорченность такихъ учениковъ остается въ нихъ весьма долго и, къ сожалѣнію, подобныя личности въ гимназіи не переводятся. Нѣкоторые изъ родителей поручаютъ воспитаніе и образованіе дѣтей своихъ наемникамъ, которые, конечно, не могутъ быть добрыми пастырями».

Вотъ что говоритъ А. Н. о вновь поступающихъ въ Пятую гимназію ученикахъ, нѣсколько лѣтъ спустя:

-------------------------------

1) Автору настоящаго историческаго очерка, въ первые годы его педаго

гической дѣятельности, пришлось быть свидѣтелемъ одного интереснаго факта.

Ученикъ 3-го класса скрывалъ отъ домашнихъ тетрадочку со своими отмѣт-

ками, такъ какъ въ числѣ послѣднихъ преобладали дурныя. Обязанный, однако, возвращать эту тетрадочку классному наставнику съ подписью отца, онъ, не задумываясь надъ своимъ поступкомъ, подписалъ самъ выданное ему свидѣтельство. Мнѣ, конечно, нетрудно было отличить твердый почеркъ отца отъ колеблющагося дѣтскаго почерка. Ученикъ въ бесѣдѣ со мною сознался

въ проступкѣ, за что и не былъ подвергнутъ никакому дисциплинарному взысканію. Пришлось пригласить отца, чтобы показать ему баллы и фальшивую подпись, и вообще поговорить объ успѣхахъ сына. Явился отецъ — еврей

изъ интеллигентныхъ. «Да, это я самъ подписалъ... У меня, знаете, самые разнообразные почерки»... Надобно было взглянуть на него, когда я поневолѣ сообщилъ ему о чистосердечномъ сознаніи его сына! Грустный и не единственный фактъ.

2) Годовой отчетъ, за 1866 годъ.

103

«большинство дѣтей, поступающихъ въ Пятую гимназію, принадлежитъ къ очень недостаточному состоянію и проводитъ первые годы своей юности безъ надлежащаго домашняго надзора и благоразумнаго руководства въ поступкахъ; а потому вновь принятые ученики бываютъ грубы и драчливы съ товарищами, а иногда невѣжливы и предъ наставниками; но при надлежащемъ разъясненіи неприличія ихъ выходки, эти недостатки постепенно исчезаютъ. Гораздо труднѣе бываетъ отучать ихъ и отъ лживости и обмана» 1).

Та же грустная нота звучитъ и въ отчетѣ за 1867 годъ. Здѣсь опять выступаетъ впередъ значительное число неуспѣвающихъ по латинскому языку. Нерасположеніе общества къ послѣднему, малая привлекательность до пріобрѣтенія извѣстнаго запаса словъ и грамматическихъ свѣдѣній, а также частыя перемѣны преподавателей, все это, вмѣстѣ взятое, повліяло на успѣхи учащихся по предмету латинскаго языка. «Остается пожелать — продолжаетъ авторъ отчета — большаго участія со стороны родителей къ нравственному воспитанію дѣтей. Къ сожалѣнію, населеніе Коломны и Нарвской части, въ которыхъ живетъ большая часть учащихся въ гимназіи, состоитъ, по преимуществу, изъ небогатыхъ служащихъ, оставшихся за штатомъ и отставныхъ чиновниковъ или изъ выслужившихся морскихъ нижнихъ чиновъ. Будучи вынуждены тяжкими трудами добывать себѣ насущное пропитаніе, они не всегда имѣютъ досугъ обращать вниманіе на то, какъ дѣти ихъ проводятъ время; и иногда по семейнымъ обстоятельствамъ, иногда по излишней снисходительности, безъ уважительныхъ причинъ, отвлекаютъ ихъ отъ занятій. Не понимая всей важности пріученія дѣтей къ правдивости, иногда родители стараются скрывать проступки учащихся, иногда и сами научаютъ ихъ обманывать своихъ наставниковъ, не считая этого преступленіемъ» 2).

------------------------------

1) Отчетъ за 1869 г.

2) Изъ годового отчета по учебной части за 1867 годъ.

104

Гимназія, впрочемъ, прибѣгала къ различнымъ мѣрамъ, чтобы привлечь родителей къ участію въ дѣлѣ образованія и воспитанія ихъ сыновей. Въ случаѣ неявки ученика въ гимназію, начальство послѣдней настойчиво требовало письма отъ родителей, которое удостовѣряло бы его въ томъ, что пропускъ уроковъ былъ совершенъ по причинамъ уважительнымъ. Проступокъ наказаннаго ученика (лѣность или нарушеніе порядка) обыкновенно прописывался на особенномъ билетѣ. Билетъ этотъ получилъ названіе штрафного. Ученикъ, получившій штрафной билетъ, обязанъ былъ возвратить его директору съ подписью родителей (отца или матери). Изъ того обстоятельства, что къ отчету за 1866 гражданскій годъ приложенъ (пришитъ) образчикъ штрафного билета, мы заключаемъ, что и самое введеніе его относится къ 1866/7 учебному году или приблизительно къ этому времени. Журналъ, въ который заносились проступки учениковъ, и изъ котораго дѣлались выписки въ штрафные билеты, назывался штрафнымъ журналомъ. Ежедневно, по окончаніи уроковъ, А. Н. Бѣляевъ прочитывалъ всѣ записи и назначалъ самъ наказанія, сообразуясь со степенью виновности, а вмѣстѣ съ тѣмъ и съ нравственными качествами каждаго изъ записанныхъ. Наказаніе могло заключаться только въ замѣчаніи, внушеніи, выговорѣ, могло, въ случаяхъ болѣе серьезныхъ, выразиться въ оставленіи на 1/2 часа, 1, 2, рѣдко — 3 часа въ классѣ. Въ одномъ изъ годовыхъ отчетовъ (именно за 1869 г.) указано, какъ норма — время отъ 1/2 — 2 1/2 часовъ. Въ случаяхъ большихъ проступковъ, виновные подвергались наказанію карцеромъ отъ 1 до 2 часовъ 1). Въ оффиціальныхъ донесеніяхъ, конечно, нѣтъ указаній на ту мѣру, о которой мы сказали выше, и которая такимъ образомъ считалась, какъ бы домашнимъ наказаніемъ, будучи примѣняема одинъ только разъ въ недѣлю, а именно въ субботу. Если карцеромъ наказывались ученики не болѣе 10 разъ въ годъ, за то въ цѣломъ году было не болѣе

-------------------------------

1) Въ 1869 г. такихъ случаевъ было только 10.

105

10 дней, въ которые никто не былъ оставленъ съ обязательной работой. Что же дѣлали оставленные? Если они оставались за лѣность, ихъ заставляли приготовить теперь тѣ уроки, которыхъ они не приготовили въ свое время. Они находились подъ личнымъ наблюденіемъ директора, и увернуться отъ работы было невозможно 1). Если оставалось свободное время, здѣсь же разучивались уроки, заданные къ слѣдующему дню. Ученики, записанные за нарушеніе порядка, получали обязательную работу. Штрафные билеты, выдаваемые ученикамъ съ тѣмъ, чтобы они не могли обманывать своихъ родителей при вопросѣ о причинѣ опозданія, не всегда имѣли на себѣ только одно оффиціально-краткое извѣщеніе, но на нихъ писались также замѣтки, на что родители должны обратить вниманіе при домашнемъ надзорѣ за дѣтьми, или какая, по мнѣнію директора, можетъ быть причина малоуспѣшности ученика въ данномъ предметѣ или наклонности его къ извѣстнаго рода шалости. Если небогатые родители тратились на репетиторовъ, директоръ старался слѣдить по письменнымъ работамъ репетируемыхъ учениковъ, на сколько подвинулись впередъ ихъ знанія. При этомъ приходилось порою открывать, что иные репетиторы берутся за дѣло, совершенно не зная его. Въ такихъ случаяхъ Александръ Николаевичъ дѣлалъ соотвѣтствующую помѣтку на штрафномъ билетѣ, наказывая такимъ образомъ и недобросовѣстныхъ репетиторовъ 2).

Въ недѣльныхъ свидѣтельствахъ, по прежнему («для уменьшенія работы», какъ говорится въ отчетѣ), выстав-

-----------------------

1) При соблюденіи подобнаго условія, т. е. заставленія лѣнивцевъ приготовить невыученные уроки, оставленіе послѣ уроковъ — лучшій видъ взысканія. Для этого только необходимо твердо установить наличность лѣности. Само-собою разумѣется, что дѣтей необходимо помѣщать въ просторной и хорошо провѣтренной комнатѣ.

2) Въ отчетѣ за 1866 учебный годъ приводятся два примѣра студентовъ-технологовъ, которые взялись обучать латинскому языку, не зная его грамматики и не умѣя, при переводѣ съ латинскаго языка на русскій, отыскать въ лексиконѣ ни одного глагола, который уклоняется въ образованіи Perf. и Sup. Одинъ изъ нихъ мѣстоименіе eaque счелъ за нарѣчіе и перевелъ его русскимъ выраженіемъ «такимъ образомъ».

106

лялись только неудовлетворительныя отмѣтки, а ют-мѣтки по всѣмъ предметамъ сообщались родителямъ 5 разъ въ годъ: въ первыхъ числахъ ноября, января, марта, мая и по окончаніи репетицій. Для составленія еженедѣль-ныхъ увѣдомленій каждый классъ и каждое отдѣленіе первыхъ низшихъ класовъ, поручались, по опредѣленію и выбору Педагогическаго Совѣта, наблюденію одного преподавателя, имѣющаго въ данномъ классѣ или отдѣ-леніи не менѣе 3-хъ уроковъ въ недѣлю. Наблюдаю-щему за классомъ учителю вмѣнялось въ обязанность заботиться о своевременномъ возвращеніи увѣдомленій за подписью родителей, при чемъ, въ случаѣ какихъ-ни-будь сохмнѣній или уклоненій ученика отъ заведеннаго порядка, преподаватель увѣдомлялъ о томъ директора, для принятія надлежащихъ мѣръ.

Въ отчетѣ директора Бѣляева за 1866 годъ мы встрѣчаемъ нѣкоторыя указанія на то, какъ вводился въ Пятой гимназіи новый уставъ, Высочайше утвержденный 19 ноября 1864 года. Въ 1865—66 учебномъ году уроки въ двухъ младшихъ классахъ были распредѣлены вполнѣ согласно съ планомъ новаго устава, а въ остальныхъ классахъ были сдѣланы нѣкоторыя отступленія отъ прежняго порядка, необходимыя для постепеннаго перехода отъ прежнихъ порядковъ къ новымъ. Съ началомъ 1866—67 учебнаго года распредѣленіе уроковъ по плану новаго устава для гимназій съ однимъ древнимъ языкомъ — латинскимъ, распространено было уже на 5 низшихъ классовъ. Педагогическій совѣтъ нашелъ необходимымъ допустить только слѣдующія отступленія:

а) въ VI классѣ одинъ урокъ французскаго языка замѣненъ урокомъ исторіи, на томъ основаніи, что ученики VI класса, при прежнемъ распредѣленіи, имѣли въ IV классѣ только 2 еженедѣльныхъ урока исторіи вмѣсто 3-хъ назначенныхъ уставомъ 1864 года; изъ французскаго же языка число уроковъ въ I, II и III классахъ было еженедѣльно пятью болѣе, нежели полагается по новому уставу.

б) въ VII классѣ отнято по одному уроку отъ фран-

107

цузскаго и нѣмецкаго языковъ (назначено 3 вмѣсто 4), для повторенія географіи по 2 раза въ недѣлю, чтЬ по уставу 1864 года не полагается. Такое назначеніе уроковъ географіи въ VII классѣ Педагогическій Совѣтъ нашелъ необходимымъ, въ предположеніи, что экзаменъ изъ географіи будетъ считаться обязательнымъ для оканчивающихъ курсъ гимназіи и желающихъ получить свидѣтельство о достаточной зрѣлости къ слушанію предметовъ въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ.

«Прочія отступленія отъ устава, продолжаетъ авторъ отчета — обусловливаются недостаткомъ денежныхъ суммъ соразмѣрно штатамъ, назначеннымъ новымъ уставомъ, и устраненіе этихъ отступленій превышаетъ средства гимназіи и зависитъ отъ усмотрѣнія Высшаго Начальства» 1).

Плата за ученіе взималась по 40 руб. въ годъ съ каждаго учащагося и только съ небольшого числа бѣдныхъ учениковъ по 20 руб. Все количество внесенной учащимися платы за 1867 годъ составило 13.450 рублей.

Въ завѣдываніи Пятой гимназіи съ 1860 г. находились землемѣро-таксаторскіе классы, для которыхъ нанималось отдѣльное помѣщеніе въ смежномъ съ гимназіей домѣ Валуева, по Екатерингофскому проспекту. Содержались они на земскіе сборы (въ колич. 5.000 руб. въ годъ). Въ 1867 году пріемъ въ нихъ былъ прекращенъ, и 1-й курсъ закрытъ.

Въ личномъ составѣ Пятой гимназіи и за 1867 годъ произошли перемѣны: сверхштатный учитель русской словесности Н. Е. Вестенрикъ выбылъ въ 3 С.-Петербургскую гимназію, гдѣ получилъ мѣсто штатнаго преподавателя по тому же предмету; учитель нѣмецкаго языка Германъ Ивановичъ Гольдфридрихъ выбылъ по болѣзни, съ полною пенсіей за 20 лѣтъ службы; учитель латинскаго языка Михаилъ Матвѣевичъ Невскій перемѣщенъ по прошенію въ Самарскую гимназію, а служившій по найму преподаватель латинскаго языка отставной кол. сов. Василій Петровичъ Кузьминъ прекратилъ

---------------------------

1) Годовой отчетъ по учебной части за 1867 годъ.

108

въ Пятой гимназіи занятія по неимѣнію свободныхъ уроковъ. Въ 1867 году поступилъ преподавателемъ латинскаго языка Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ.

Въ заключительной статьѣ своего отчета за 1867 годъ директоръ Бѣляевъ указываетъ на тѣ нужды, которыя имѣетъ гимназія въ педагогическомъ и гигіеническомъ отношеніяхъ. Первая изъ нихъ, на которую онъ указывалъ, начиная съ 1864 года,— расширеніе помѣщенія гимназіи какъ путемъ пристройки, такъ и прекращеніемъ отдачи въ наемъ въ домѣ гимназіи помѣщеній для торговли. Кромѣ того, онъ указываетъ на необходимость открытія приготовительнаго класса, «потому что въ настоящее время - говорится въ отчетѣ — дѣти домашняго приготовленія или изъ частныхъ школъ, при вступленіи въ гимназію, бываютъ очень мало развиты и совершенно не подготовлены къ правильному ученію».

Въ отчетѣ за 1868 годъ А. Н. Бѣляевъ рисуетъ цѣлую картину тогдашняго помѣщенія Пятой гимназіи.

Небольшая зала, имѣвшая 21 аршинъ въ длину и 10 аршинъ въ ширину, служила и для торжественныхъ собраній, и для гимнастическихъ упражненій, и для помѣщенія необходимыхъ гимнастическихъ приборовъ. Въ ней же помѣщались по двумъ стѣнамъ библіотечные шкафы, биткомъ набитые книгами и пылью, проникавшею туда въ изобиліи во время гимнастическихъ упражненій. Въ этой же залѣ происходили засѣданія Педагогическаго Совѣта; она же служила единственнымъ мѣстомъ, гдѣ могли собираться ученики, свободные отъ классныхъ занятій, какъ напр. лютеране и католики во время уроковъ Закона Божія у православныхъ, и ученики, обучающіеся одному только новому языку во время уроковъ по другому новому языку.

Всѣ 10 классовъ (7 коренныхъ и 3 параллельныхъ) были крайне тѣсны для наличнаго числа учащихся (къ 1 января 1868 г. ихъ было 385 человѣкъ). За недостаткомъ, какъ выражается въ одномъ изъ другихъ отчетовъ почтенный директоръ, свободнаго угла, въ этихъ же и безъ того тѣсныхъ классныхъ помѣщеніяхъ было постав-

109

лено 7 шкафовъ, частью съ книгами, частью съ учебными пособіями по естественной исторіи. Такое помѣщеніе шкафовъ съ естественно-историческими предметами въ классахъ отзывалось очень невыгодно не только на классахъ, но и на самихъ предметахъ: пыль, забивавшаяся въ шкафы, портила животные препараты и способствовала разведенію въ нихъ моли. Два класса, помѣщавшіяся въ надворномъ флигелѣ, при тѣснотѣ своей, были низки, такъ какъ имѣли всего 4 аршина въ вышину. Одинъ изъ нихъ былъ притомъ проходнымъ; другой же, предназначенный для старшихъ воспитанниковъ (VII класса) былъ всего 8 1/4 аршинъ длины и 6 1/2 аршинъ ширины, такъ что 18 человѣкъ помѣщались въ немъ съ трудомъ. Въ 1864—65 учебномъ году число учащихся въ VII классѣ увеличилось до 35-ти, и тогда пришлось перемѣстить учениковъ VII класса въ комнату VI класса, по счастью малочисленнаго (22 ученика), а учениковъ послѣдняго класса въ небольшую комнатку, служившую для учениковъ выпускного класса.

Вслѣдствіе отсутствія рекреаціонной залы и по тѣснотѣ корридоровъ, ширина которыхъ не достигала сажени, ученики должны были проводить перемѣны въ классныхъ же помѣщеніяхъ, которыя, поэтому, въ зимнее время совершснно не освѣжались, во избѣжаніе простудныхъ заболѣваній. «А такъ какъ неестественно,— говоритъ Александръ Николаевичъ,— чтобы дѣти не играли во время перемѣнъ и не поднимали при этомъ пыли, то послѣдняя, носясь въ воздухѣ, губительно дѣйствуетъ на ихъ легкія, и это дѣйствіе тѣмъ сильнѣе, что всѣ классы, по причинѣ тѣсноты, и безъ того бываютъ душны и переполнены накожными испареніями» 1).

Физическій кабинетъ Пятой гимназіи помѣщался въ небольшой комнатѣ, совершенно неприспособленной для своего назначенія и недостаточной для храненія всѣхъ наличныхъ приборовъ въ надлежащемъ порядкѣ. При томъ, за недостаткомъ другого мѣста, въ этой комнатѣ

------------------------------

1) Отчетъ за 1868 г.

110

принимались родители, тутъ же отдыхали въ перемѣны преподаватели. Это обстоятельство мѣшало приготовленію приборовъ для опытовъ. Преподаватель физики былъ вынуждаемъ такимъ положеніемъ дѣла приглашать учениковъ для присутствованія на опытахъ или въ вечернее время, по окончаніи уроковъ, или въ праздничные дни.

Небольшая комната (9 1/4 аршинъ въ длину и 6 1/4 въ ширину) въ нижнемъ этажѣ гимназическаго зданія, съ входною дверыо у самаго подъѣзда, служила канцеляріею и архивомъ. Архивный матеріалъ, разростаясь постепенно, но систематически, дѣлалъ ее все болѣе и болѣе тѣсной. Самое помѣщеніе ея у входной двери очень тяжело отзывалось, по словамъ Александра Николаевича, на здоровьи работавшихъ въ ней лицъ. «Помѣщеніе ея у самаго подъѣзда,— читаемъ мы въ отчетѣ,— не смотря на устройство тамбура у дверей, служитъ причиной, что работающіе въ канцеляріи въ зимнее время очень часто подвергаются простудамъ, и вѣроятно, постоянныя занятія въ этой комнатѣ были причиной продолжительной болѣзни и смерти письмоводителя гимназіи, умершаго въ іюнѣ мѣсяцѣ прошлаго года» 1).

Шинельная комната также была тѣсна (10 арш. длины и 9 1/4 шир.), такъ какъ въ ней помѣщалось до 400 вѣшалокъ. Во избѣжаніе скопленія учениковъ, классы отпускались по домамъ не сразу, не одновременно, а одинъ послѣ другого, съ нѣкоторыми промежутками. Однако, несмотря на эту разумную предосторожность, въ этомъ мѣстѣ нерѣдко происходили безпорядки и потери вещей.

Съ 1864 года всѣ эти неудобства еще болѣе усложнились. По уставу 1864 года было введено въ Пятой гимназіи по 5-ти уроковъ въ день. Въ зимнее время для послѣднихъ уроковъ понадобилось освѣщеніе. Купили лампы. Теперь необходимо было отыскать въ гимназіи мѣсто для помѣщенія освѣтительныхъ матеріаловъ и для заправки лампъ. Остановились въ поискахъ на верхней площадкѣ по парадной лѣстницѣ: здѣсь и поставили

------------------------

1) Ibidem.

111

шкафъ для освѣтительныхъ матеріаловъ и для всего, что нужно при заправкѣ лампъ. Но еще ранѣе, здѣсь же, по неимѣнію другаго свободнаго мѣста, былъ помѣщенъ большой глобусъ, служащій при объясненіяхъ изъ математической географіи. «Кромѣ того,— читаемъ мы далѣе,— по неимѣнію другого мѣста, въ квартирѣ директора поставлены: 2 шкафа съ мелкими хозяйственными вещами и 3 крупныхъ скелета. Такъ какъ настоящій директоръ — человѣкъ одинокій, то такая постановка гимназическихъ вещей въ его небольшой квартирѣ для него нестѣснительна, при занятіи же директорской должности человѣкомъ семейнымъ, занятіе квартиры гимназическими вещами едва ли будетъ возможно».

Нарисовавъ такую яркую картину гимназическаго помѣщенія, А. Н. ходатайствовалъ передъ Попечителемъ округа, княземъ Ливеномъ, объ испрошеніи черезъ Министра Народнаго Просвѣщенія разрѣшенія Государственнаго Совѣта на прекращеніе отдачи въ наемъ двухъ квартиръ, помѣщающихся въ нижнемъ этажѣ гимназіи. Каждая изъ этихъ квартиръ состояла изъ двухъ комнатъ: одна квартира сдавалась подъ мелочную лавочку, а другая — подъ чайный магазинъ. Мелочная лавочка платила 317 р., а чайный магазинъ 300 руб. въ годъ. Эти 617 руб. составляли доходъ Государственнаго Казначейства. Какъ разъ наступалъ срокъ контракта, заключеннаго гимназіей съ лавочкой и магазиномъ. Помѣщенія же, занимаемыя торговцами, было легко приспособить для расширенія канцеляріи, шинельной, туда же была полная возможность перенести библіотечные шкафы и шкафы съ естественно-историческими предметами.

Ходатайство было уважено, и съ 1870 года вышеуказанная сумма въ 617 рублей была, по Высочайшему повелѣнію, исключена изъ смѣты государственныхъ доходовъ.

Въ 1868—69 учебномъ году, въ виду многолюдства IV класса и за неимѣніемъ свободной комнаты для новаго параллельнаго отдѣленія, было закрыто параллельное отдѣленіе при I классѣ и открыто при IV. Въ слѣ-

112

дующемъ 1869—70 учебномъ году волей-неволей приходилось продолжать закрытіе параллелей въ младшихъ классахъ; такъ и поступили: закрыли параллель при II классѣ и открыли ее при V, число учениковъ котораго дошло до 60-ти.

Въ 1869 году, съ разрѣшенія Попечителя учебнаго округа 1), преподаватель Пятой гимназіи, Константинъ Дмитріевичъ Краевичъ читалъ физику, по воскреснымъ днямъ (1 — 2 1/2 ч.), въ физическомъ кабинетѣ гимназіи, для лицъ женскаго пола, желавшихъ познакомиться съ главными законами физическихъ явленій. Всѣхъ слушательницъ было: въ первую половину года 8 (4 дамы и 4 дѣвицы) и вторую — 5 (2 дамы и 3 дѣвицы). Въ теченіе года съ ними было пройдено: о жидкостяхъ, о газахъ, о магнетизмѣ. электричествѣ, гальванизмѣ, теплородѣ и звукѣ. Съ апрѣля мѣсяца извѣстный педагогъ Паульсонъ, редакторъ журнала «Учитель», открылъ въ помѣщеніи Пятой гимназіи приватныя лекціи, для лицъ женскаго пола, по педагогикѣ, русскому языку, физикѣ и химіи. Лекціи эти читались по программѣ, утвержденной Высшимъ Начальствомъ, гг. Паульсономъ, Рашевскимъ, Фанъ-деръ-Флитомъ, Страннолюбскимъ, Краевичемъ и Гердомъ. Кромѣ воскресныхъ и праздничныхъ дней, лекціи читались еще по вечерамъ въ будни, два раза въ недѣлю.

Въ 1868/9 учебномъ году былъ введенъ въ кругъ предметовъ, преподаваемыхъ въ Пятой гимназіи, и греческій языкъ, въ 3 классѣ. Въ остальныхъ классахъ уроки были распредѣлены такъ, какъ полагается это по уставу 1864 года для гимназій съ однимъ древнимъ языкомъ. Родители учениковъ, по отзыву А. Н., встрѣтили это нововведеніе враждебно. «Съ сожалѣніемъ — говоритъ онъ въ своемъ отчетѣ за 1869 годъ — долженъ сказать, что большинство родителей смотритъ съ предубѣжденіемъ на то, что ихъ дѣти принуждены учиться древнимъ языкамъ и не скрываетъ этого предубѣжденія отъ

-------------------------------

1) Отъ 8 ноября 1868 г. за № 4947.

113

юношей. Были и такіе случаи, что ученики (числомъ 5), оказывавшіе не только удовлетворительные, но даже хорошіе успѣхи, были взяты родителями изъ гимназіи только потому, что имъ пришлось учиться греческому языку. Такъ какъ для поступленія въ Университетъ, Медико-Хирургическую Академію, Училище Правовѣдѣнія и Александровскій Лицей необходимо знаніе одного только латинскаго языка, то родители еще мирятся съ необходимостью для ихъ дѣтей учиться этому языку, но изученіе греческаго языка считаютъ дѣломъ совершенно безполезнымъ, и если у нихъ есть средства, то они берутъ своихъ дѣтей изъ гимназіи и отдаютъ ихъ въ частныя учебныя заведенія, гдѣ греческій языкъ необязателенъ; если же они не имѣютъ средствъ воспитывать дѣтей на собственный счетъ, то стараются помѣстить ихъ въ военно-учебныя заведенія на казенное содержаніе» 1).

За первый годъ преподаванія греческаго языка число неуспѣвающихъ по этому предмету было значительно; онъ занималъ послѣ математики, физики и латинскаго языка четвертое мѣсто по числу неуспѣвшихъ. На значительное число неуспѣвающихъ, по мнѣнію директора, имѣла вліяніе и самая новость предмета. «При томъ примѣрномъ усердіи,— продолжаетъ онъ, — которое преподаватель г. Шрамекъ прилагаетъ къ дѣлу, и той любви, которую онъ умѣетъ внушить большинству учащихся къ своему предмету, можно надѣяться, что процентъ неуспѣвающихъ въ греческомъ языкѣ будетъ въ слѣдующіе годы менѣе, особенно если принять во вниманіе, что работа перваго года указала преподавателю тѣ пріемы и обстоятельства, которыми обусловливается наибольшій успѣхъ занятій».

Въ числѣ мѣръ, которыя, по его мнѣнію, будутъ содѣйствовать улучшенію успѣховъ въ Пятой гимназіи, А. Н. опять указываетъ на необходимость открыть при ней приготовительный классъ, чтобы имѣть учени-

-------------------------

1) Отчетъ за 1869 годъ.

114

ковъ болѣе пріученныхъ къ порядку и систематическому ученію. Съ другой стороны онъ считаетъ также весьма полезною мѣрою соединеніе въ младшихъ классахъ нѣсколькихъ предметовъ въ рукахъ одного учителя, чтобы начинающіе ученики видѣли связь между учебными предметами и не находились одновременно подъ вліяніемъ многихъ личностей, обыкновенно различающихся между собою способами преподаванія и обращенія съ учениками». Наконецъ, принесло бы большую пользу и сокращеніе программъ по нѣкоторымъ предметамъ путемъ выпуска тѣхъ подробностей, которыя требуютъ больше памяти, чѣмъ мышленія. А. Н. указываетъ и предметы, которые могли-бы подвергнуться подобному сокращенію «безъ ущерба педагогическому дѣлу», а именно: физику, географію, нѣкоторые отдѣлы Закона Божія и словесности.

Вообще, въ этомъ году и начальство гимназіи, и ея Педагогическій Совѣтъ были озабочены мѣрами, которыя могли-бы послужить къ облегченію учащихся. Такъ, въ одномъ изъ засѣданій Педагогическаго Совѣта, который былъ созванъ для разрѣшенія именно этого вопроса, состоялись слѣдующія постановленія:

1) Такъ какъ дѣти очень часто не понимаютъ что значитъ хорошо приготовить урокъ, то въ началѣ учебнаго года, а также при началѣ новыхъ для учениковъ работъ, учитель обязанъ растолковать ученикамъ, какъ можно яснѣе, чего именно отъ нихъ требуетъ, какъ имъ работать, какъ пользоваться учебникомъ, лексикономъ и т. п.

2) Такъ какъ отъ родителей слышатся иногда жалобы, что ученикамъ даются уроки безъ объясненія со стороны учителя, по труднымъ учебникамъ, то не слѣдустъ задавать ни одного урока, не объяснивъ и не растолковавъ его.

3) Заданный урокъ изъ одного учебнаго предмета долженъ занять у ученика не болѣе часа домашняго приготовленія. При этомъ преподавателю должно наблюдать и по взаимному соглашенію устраивать такъ, что-

115

бы къ одному дню не скопилось у ученика много трудныхъ уроковъ.

4) Въ трехъ низшихъ классахъ расчитывать ходъ преподаванія главнымъ образомъ на классныхъ работахъ, а не на домашнемъ приготовленіи: преподаваніе въ трехъ низшихъ классахъ есть по преимуществу приготовленіе уроковъ въ классѣ, а потому слѣдуетъ заботиться, чтобы ученики выносили изъ урока ясное, живое и полное пониманіе.

Постановленія эти были дополнены скоро двумя новыми, слѣдующаго содержанія:

1) При изложеніи предметовъ, обильныхъ фактами и усвояемыхъ преимущественно памятью, какъ-то: исторіи и географіи, преподаватель не долженъ увлекаться подробностями и на повтореніяхъ и экзаменахъ долженъ требовать отъ учениковъ знанія главнѣйшаго и существеннаго своей программы.

2) При задаваніи письменныхъ упражненій классныхъ и домашнихъ, слѣдуя неуклонно правиламъ, преподаннымъ въ циркулярѣ по Управленію С.-Петербургскимъ учебнымъ округомъ (1869 г. № 8), наблюдать: чтобы къ одному дню ни въ какомъ случаѣ не было двухъ письменныхъ домашнихъ упражненій; чтобы домашнія письменныя упражненія не требовали времени болѣе, чѣмъ изустный урокъ, т. е. болѣе часа; чтобы, наконецъ, для письменныхъ упражненій изъ новыхъ языковъ назначались переводы съ русскаго на французскій и нѣмецкій, а не наоборотъ.

Съ 1868 года Александру Николаевичу, который жаловался въ отчетахъ на отсутствіе помощника, сдѣлалось легче, такъ какъ у него явились дѣятельные помощники сначала въ лицѣ Ивана Ивановича Пискарева, а потомъ Николая Ивановича Раевскаго, изъ которыхъ первый былъ инспекторомъ нашей гимназіи съ 1868 по 1870, а второй — съ 1870 по 1873 годъ. Иванъ Ивановичъ Пискаревъ былъ назначенъ директоромъ во вновь открытую Царскосельскую Николаевскую гимназію. Кромѣ того, въ томъ же 1868 году произошли въ преподавательскомъ составѣ

116

Пятой гимназіи слѣдующія перемѣны: выбыли изъ гимназіи сверхштатный учитель естественной исторіи Яцуковичъ, учитель французскаго языка Николай Альбертовичъ Копсовичъ и исторіи А. Е. Дубинскій, послѣдній перешелъ штатнымъ преподавателемъ исторіи въ 3 С.-Петербургскую гимназію. Поступили въ число преподавателей: древнихъ языковъ Оскаръ Фридриховичъ Гаазе и французскаго языка Адамиръ Петровичъ Шалландъ.

Въ слѣдующемъ 1869 году поступилъ на службу въ нашу гимназію окончившій курсъ въ Императорскомъ С.-Петербургскомъ Университетѣ по историко-филологич. факультету съ ученою степеныо, кандидатъ Иванъ Александровичъ Галактіоновъ, сверхштатнымъ преподавателемъ исторіи, а выбыли: исполняющій должность сверхштатнаго преподавателя нѣмецкаго языка домашній учитель Александръ Александровичъ Бруннъ, преподаватель латинскаго языка, состоящій въ VIII классѣ Викторъ Александровичъ Дитманъ и учитель чистописанія, черченія и рисованія Андрей Дмитріевичъ Гейнъ.

Въ 1869—70 учебномъ году параллельныя отдѣленія, какъ мы выше сказали, были при III, IV и V классахъ. По недостатку помѣщенія въ началѣ слѣдующаго 1870—71 учебнаго года предполагали закрыть параллель при III классѣ, не открывая новыхъ параллельныхъ отдѣленій. Но, такъ какъ къ началу курса въ 1870 году, число учащихся въ III и IV классахъ было по 65-ти, а въ V классѣ только 39, то и порѣшили, закрыть параллель пятаго класса, удержать параллельныя отдѣленія при III и IV классахъ. На содержаніе параллельныхъ отдѣленій въ 1870 году было отпущено по распоряженію Окружнаго Начальства, изъ суммъ Государственнаго Казначейства 1850 р., а изъ спеціальныхъ средствъ на тотъ же предметъ употреблено 1645 руб. 25 коп.

Греческій языкъ введенъ въ 1868—69 учебномъ году въ III классѣ, въ слѣдующемъ учебномъ году — въ IV, въ 1870—71 году сталъ преподаваться и въ V. По прежнему — говорится въ отчетѣ — успѣхи не только по греческому, но и по латинскому, языку были

117

мало удовлетворительны. «Изъ числа 17 учениковъ, выбывшихъ изъ гимназіи по неспособности къ продолженію курса, послѣ двухлѣтняго пребыванія въ одномъ и томъ же классѣ, оказались неудовлетворительными: въ III классѣ — 7 человѣкъ и въ IV — 4 человѣка. Этою трудностью,— продолжаетъ директоръ,— которую встрѣчаютъ учащіеся для пріобрѣтенія удовлетворительнаго познанія въ обоихъ древнихъ языкахъ, объясняется также то поражающее явленіе, что въ настоящемъ VI классѣ, гдѣ еще не введенъ греческій языкъ, находятся 47 учениковъ, между тѣмъ какъ въ V классѣ, гдѣ этотъ языкъ введенъ съ августа 1870 года, число учащихся доходитъ до 36-ти». Въ другой части своего отчета за 1870 годъ А. Н. Бѣляевъ приводитъ процентное отношеніе успѣвающихъ въ разныхъ классахъ, и приводимыя имъ цифры, на первый взглядъ, вполнѣ подтверждаютъ высказанное имъ положеніе.

«Наибольшее число успѣвающихъ — говоритъ онъ — было въ тѣхъ классахъ, въ которыхъ не преподавался греческій языкъ, а именно: въ I и II классахъ 71,03%, въ V и IV — 68,18%, а въ III и IV, гдѣ преподавались оба древніе языка, число успѣвающихъ оказалось наименьшимъ, именно только 53,85%, при чемъ на III-й приходилось 58,57%, а на ІV-й 47,17%. Число неудовлетворительныхъ въ этихъ двухъ классахъ составляетъ: по греческому языку - 30%, а по латинскому — 41%. А. Н. развиваетъ свою теорію до болѣе обширныхъ размѣровъ и готовъ придать греческому языку какое-то зловредное вліяніе. Гдѣ еще одинъ латинскій языкъ, тамъ половина горя, но когда къ латинскому присоединяется и греческій, наступаетъ — полное горе, такъ какъ и успѣшность по латинскому языку тогда понижается. Всѣ эти выводы, по нашему мнѣнію, страдаютъ теоретичностью. Вмѣстѣ съ тѣмъ, совершенно непонятно, почему V классъ отнесенъ въ отчетѣ къ тѣмъ классамъ, въ которыхъ не преподается греческаго языка: на самомъ дѣлѣ этотъ предметъ преподавался тамъ съ августа 1870 (отчетнаго) года, ученики, занимались грече-

118

скимъ языкомъ уже около 5-ти мѣсяцевъ, что, однако, не понизило общаго процента успѣваемости въ этомъ классѣ. Наконецъ, читая отчетъ далѣе, мы встрѣчаемъ указанія на фактъ, въ корнѣ подрывающій вышеуказанную теорію: процентъ неуспѣвающихъ по математикѣ,— тотъ же, что и по греческому языку (немного менѣе 30%),— разница, очевидно, въ пустякахъ. Еще интереснѣе сопоставить % неуспѣваемости по греческому языку и математикѣ въ III и IV классахъ: по греческому только 30%, а по математикѣ 36%. Въ заключеніе всего нельзя вполнѣ согласиться съ тѣмъ общимъ отзывомъ объ успѣваемости по древнимъ языкамъ, который былъ данъ авторомъ отчета за 1870 гражданскій годъ. Изъ цифръ, находящихся въ этомъ отчетѣ, мы приходимъ къ нѣсколько иному выводу. Общее число успѣвающихъ по латинскому языку составляло 73% 1), по греческому — 70%. Такія данныя, конечно, не должны были отнимать ни стремленія къ дальнѣйшему улучшенію, ни надежды на него (стремиться слѣдуетъ къ возможно большему совершенству); но нельзя же на основаніи ихъ говорить о малой успѣваемости. Если въ тѣхъ или другихъ классахъ, дѣйствительно былъ небольшой % успѣвающихъ вообще, здѣсь дѣйствовали очевидно другіе факторы: могло вліять невыгодное распредѣленіс неудовлетворительныхъ отмѣтокъ по разнымъ предметамъ, вліялъ и составъ класса и т. д. Но интереснѣе всего то, что окончательный выводъ директора изъ всѣхъ высказанныхъ имъ положеній далеко не тотъ, который вы могли бы ожидать. Вы ждете конечно такого вывода, что древніе языки — язва, что ее слѣдуетъ согнать съ гимназическаго организма. Совсѣмъ нѣтъ. Онъ считаетъ необходимымъ увеличить число уроковъ по обоимъ древнимъ языкамъ: по греческому, въ частности, вдвое.

На содержаніе гимназіи въ 1870 году было отпущено изъ суммъ Государственнаго Казначейства 22528 руб. 43 коп., изъ спеціальныхъ средствъ опредѣлено на расходъ 10159 руб. 65 коп., всего 32688 руб. 8 к.

--------------------------

1) Въ отчетѣ неуспѣвающихъ по латинскому языку показано 27%.

119

И въ 1870 году А. Н. жаловался въ своемъ годовомъ отчетѣ на неудобство и тѣсноту помѣщенія Пятой гимназіи. Какъ на возможность его улучшенія онъ указываетъ на покупку сосѣдняго съ гимназіей дома Крылова. «Къ сожалѣнію приходится — говоритъ онъ — только оставаться при этомъ желаніи. но едва ли скоро представится возможность осуществить его».

2-го октября 1870 года исполнилось 25 лѣтъ со времени учрежденія и открытія Пятой гимназіи. Въ первое, слѣдующее за этимъ днемъ воскресенье, а именно 4-го октября, значительная часть бывшихъ воспитанниковъ гимназіи, находившихся въ Петербургѣ и его окрестностяхъ, съѣхались въ исходѣ 1-го часа въ гимназію. Совершено было законоучителями гимназіи и настоящими и бывшими, благодарственное молебствіе. По тѣснотѣ помѣщенія, къ участію въ этомъ скромномъ торжествѣ были допущены только воспитанники 3-хъ старшихъ классовъ. Семейное торжество Пятой гимназіи почтили своимъ присутствіемъ бывшій тогда Товарищемъ Министра, нынѣ Министръ Народнаго Просвѣщенія графъ Иванъ Давыдовичъ Деляновъ и членъ Совѣта Министра А. С. Вороновъ.

Еще не былъ положительно введенъ въ дѣйствіе въ Пятой гимназіи уставъ 1864 года, какъ наступилъ 1871 годъ, составившій цѣлую эпоху въ жизни среднеучебныхъ заведеній. 30 іюля этого года былъ Высочайше утвержденъ новый уставъ гимназій и прогимназій, дѣйствующій съ нѣкоторыми ограниченіями и по настоящее время.

Въ 1870 году выбыли изъ Пятой гимназіи ея инспекторъ Иванъ Ивановичъ Пискаревъ и сверхштатный учитель французскаго языка Адамиръ Петровичъ Шалландъ, перешедшій на службу въ Воспитательное общество благородныхъ дѣвицъ въ Спб. Опредѣлены: инспекторомъ Пятой гимназіи сверхштатный учитель математики и ест. наукъ надворный совѣтникъ Николай Ивановичъ Раевскій, отставной коллежскій ассессоръ I. I. Гошеронъ-де Ляфоссъ — сверхштатнымъ учителемъ французскаго языка

120

и кандидатъ историко-филологич. факультета Спб. Университета В. И. Срезневскій — сверхштатнымъ учителемъ русскаго языка.

Предположеніе о закрытіи параллельнаго отдѣленія при III классѣ въ 1871/2 учебномъ году не осуществилось. Такъ какъ къ началу курса этого года въ III классѣ былъ 61 ученикъ, а въ IV — 55, необходимость заставила удержать параллельныя отдѣленія при тѣхъ же классахть. На ихъ содержаніе было израсходовано изъ суммъ Государственнаго Казначейства 1469 руб. 58 к. и изъ спеціальныхъ средствъ гимназіи 1463 руб., всего 2932 руб. 58 коп. Значительное сбереженіе въ расходахъ по содержанію параллельныхъ отдѣленій доставляли сверхштатные учители, дававшіе въ нихъ 10 безплатныхъ уроковъ въ недѣлю.

Въ концѣ сороковыхъ и въ пятидесятые годы гимназіи переживали псру постоянныхъ колебаній, измѣненій. Уставъ 1864 года ввелъ, хотя осторожно, предусмотрительно, новое начало. Начало это, заключающееся въ преобладаніи древнихъ языковъ и математики, окончательно развилъ и утвердилъ уставъ 1871 года. Реальное образованіе было поставлено совершенно въ иныя условія, подчинилось иному уставу; образовались такъ называемыя реальныя училища; названіе гимназій сохранилось только за учебными заведеніями съ преподаваніемъ древнихъ языковъ. Самое число уроковъ по этимъ языкамъ было значительно увеличено. Здѣсь неумѣстно сравнивать уставы и входить въ ихъ оцѣнку. Наше дѣло заключается въ томъ, чтобы показать только общую разницу между уставами 1864 и 1871 года, и какъ эта разница отразилась на учебныхъ занятіяхъ. Лучше всего, послѣ уже сказаннаго нами, сопоставить учебные предметы и время, полагаемое на прохожденіе ихъ тѣмъ и другимъ уставомъ, что мы и сдѣлаемъ въ слѣдующей таблицѣ. Предварительно, впрочемъ, необходимо сдѣлать слѣдующія два замѣчанія: для того чтобы гимназія имѣла учениковъ, болѣе солидно подготовленныхъ къ прохожденію гимназическаго курса, новый уставъ учреждалъ

121

при гимназіяхъ приготовительные классы; въ видахъ той же основательности образованія число основныхъ классовъ было увеличено до восьми. Слѣдуетъ только обратить вниманіе на то, что число недѣльныхъ уроковъ по уставу 1864 года полагалось на 7 классовъ, а по уставу 1871 года на 8: только при соблюденіи этого условія можно составить себѣ вѣрное представленіе (см. V приложеніе).

НАЗВАНІЕ ПРЕДМЕТА.

По уставу 1864 г. (въ гимназ. ст. 2 древ. язык.) на 7 клас.

По уставу 1871 г. (на 8 классахъ).

Законъ Божій

14

13

Русскій яз. съ церковно-слав. и словесность

24

24

Логика

1

Латинскій языкъ

34

49

Греческій языкъ

24

З6

Математ. (съ физикой и математической географіей)

28

37

Исторія

14

12

Географія

8

10

Естеств. исторія

6

Франц. или нѣмецкій языкъ

19

19

Чистописаніе, рис. и черченіе

13

Чистописаніе

5

Всего

184

206

Такимъ образомъ, вмѣсто 184 недѣльныхъ уроковъ, новый уставъ ввелъ 206, съ тою только разницей, что по уставу 1864 года каждый урокъ продолжался 1 1/4 ч., а по уставу 1871 года только 1 часъ.

Въ 1871 году, на основаніи новаго Высочайше утвержденнаго устава, былъ открытъ при Пятой гимназіи приготовительный классъ. Существованіе приготовительныхъ классовъ намъ представляется столь важнымъ фактомъ, столь благодѣтельнымъ, что мы остановимъ на немъ свое вниманіе.

122

Въ предложеніи Попечителя учебнаго округа объ открытіи приготовительнаго класса сообщаются слѣдующія цѣнныя указанія:

1) Необходимо употреблять всѣ мѣры къ тому, чтобы въ преподаваніи предметовъ этого класса была установлена между ними, по возможности, самая тѣсная связь, т. е. чтобы изученіе дѣтьми одного предмета способствовало, по возможности, изученію ими другихъ предметовъ (этого преподаватели могутъ достигнуть посредствомъ частыхъ соглашеній между собою и посредствомъ раціональнаго распредѣленія учебныхъ занятій дѣтей).

2) Чтобы преподаваніе въ приготовительномъ классѣ соотвѣтствовало умственному развитію дѣтей, и было основано ими на тѣхъ понятіяхъ, которыя дѣти уже имѣютъ, усвоивъ ихъ до поступленія въ школу, или на тѣхъ, которыя они будутъ пріобрѣтать въ школѣ, но только совершенно сознательно, а слѣдовательно и основательно.

Такъ какъ ясное представленіе у дѣтей того возраста, къ которому относятся ученики приготовительнаго класса, не можетъ образоваться безъ яснаго созерцанія предметовъ, значитъ и обученіе въ приготовительномъ классѣ должно быть, по преимуществу и по возможности, наглядное. Въ виду этого Попечитель учебнаго округа предложилъ пріобрѣсти тѣ учебныя пособія, которыя начальства и Совѣты гимназій найдутъ полезными для успѣшнаго веденія дѣла обученія въ приготовительныхъ классахъ. Съ своей стороны, онъ указалъ на нижеслѣдующія пособія:

1. По Закону Божію.

Картины изъ Священной исторіи англійскія. Preceptivl, illustrations of the bible.

Подобныя же картины нѣмецкія: Bilder zum Anschauungs — Unterricht fur die lugend. Biblische Bilder.

123

2. По наглядному обученію.

а)    Модели геометрическихъ тѣлъ Гейзера.

б)    Картины Семенова: Весна, Лѣто, Осень и Зима.

в) Bilder zum Anschauungs — Unterricht fur die Jugend. Verlag von Schreiber.

г) Der Anschauungs — Unterricht im Bilder. Verlag von Tempsky.

3. По ариѳметикѣ.

а) Кубическій ящикъ, ариѳметическій, съ большимъ числомъ кубиковъ.

б)    Обыкновенные классные счеты.

в)    Шведскіе счеты.

г)    Дробные счеты.

д)    Мѣры длины: сажень, аршинъ, футъ съ дѣленіями.

е)    Вѣсы съ гирями.

ж)    Мѣры емкости 1).

По черченію и чистописанію.

а)    Hutter. Таблицы черченія.

б)    Трафаретки для линованія тетрадей.

в)    Классныя доски разлинованныя.

5. По исторіи и географіи.

а)    Планъ города.

б) Стѣнныя карты: 1) губерніи, 2) Россіи, 3) Европы и 4) Палестины.

в)    Картины по руской исторіи.

Плата за ученіе въ приготовительномъ классѣ была назначена въ размѣрѣ 26 рублей въ годъ (въ остальныхъ классахъ, по прежнему, она была въ размѣрѣ 40 рублей).

-------------------------------

1) Пріобрѣтеніе мѣръ длины, вѣса и емкости, по нашему мнѣнію, безусловно необходимо для приготовительнаго класса; дѣти употребляютъ слова, выражающія, напр., мѣры емкости, безъ всякаго пониманія. Объяснить же ихъ лучше всего наглядно.

124

На сколько приготовительный классъ соотвѣтствовалъ потребностямъ общества, можно заключить изъ того, что въ первые мѣсяцы его существованія число учащихся въ немъ дошло до полусотни. Первымъ учителемъ приготовительнаго класса Пятой гимназіи былъ назначенъ сверхштатный учитель ариѳметики и геометріи Спб. Сампсоньевскаго уѣзднаго училища Василій Ивановичъ Епинатьевъ. Ученье въ приготовительномъ классѣ началось молебствіемъ, отслуженнымъ законоучителемъ класса П. И. Бѣлявинымъ, 20 Сентября, въ 10 ч. утра. В. И. Епинатьевъ не долго оставался учителемъ приготовительнаго класса. Вотъ какъ отзывался объ его дѣятельности А. Н. Бѣляевъ: «Преподаватель приготовительнаго класса В. Епинатьевъ, при знаніи своего дѣла, умѣньи обращаться съ дѣтьми и быть для нихъ всегда доступнымъ, отличается рѣдкимъ усердіемъ въ исполненіи своихъ обязанностей, въ пріученіи дѣтей къ порядку и въ искорененіи въ нихъ тѣхъ дурныхъ привычекъ и наклонностей, съ которыми нѣкоторыя изъ нихъ вступили въ заведеніе». (Въ отчетѣ за 1871 г.). Черезъ два года его смѣнилъ Андрей Зиновьевичъ Стойновскій, а еще 2 года спустя, въ 1876 г. поступилъ на эту должность настоящій учитель приготовительнаго класса В. Ф. Павловъ. Дѣло обученія въ приготовительномъ классѣ Пятой гимназіи стоитъ въ настоящее время на прочномъ основаніи, ведется съ надлежащимъ знаніемъ, педагогическимъ тактомъ и даже теплотою. Если-бы приготовительный классъ имѣлъ лучшее помѣщеніе и былъ снабженъ всѣми вышеназванными и другими пособіями, тогда не оставалось-бы желать ничего лучшаго.

Въ первомъ же учебномъ году, по введеніи новаго устава, распредѣленіе уроковъ въ первыхъ шести классахъ было пріурочено къ таблицѣ числа недѣльныхъ часовыхъ уроковъ, приложенной къ § 74 устава 1871 года. Что касается до VII класса, гдѣ греческій языкъ еще не былъ введенъ, а долженъ былъ составить предметъ обученія только въ слѣдующемъ 1872/73 учебномъ

125

году, то, съ разрѣшенія Высшаго Начальства, въ немъ сдѣланы были нѣкоторыя отступленія отъ числа уроковъ, назначенныхъ по новому уставу для гимназій, въ которыхъ еще не введенъ греческій языкъ. Новые языки преподавались въ немъ въ 1871/2 учебномъ году по 3 часа въ недѣлю вмѣсто положенныхъ 4-хъ. Вмѣсто того прибавлено по 1 уроку на математику и на латинскій языкъ (на чтеніе Цицеронова трактата «de officiis»).

Преподаваніе естествовѣдѣнія было прекращено, такъ какъ всѣ наличные ученики старшихъ классовъ слушали этотъ предметъ въ младшихъ классахъ.

Согласно съ новымъ уставомъ въ томъ же учебномъ году была учреждена въ Пятой гимназіи должность классныхъ наставниковъ, 1) пока только для 6-ти классовъ, для 3-хъ остальныхъ оставленъ надзиратель 2). Это обстоятельство А. Н. объясняетъ тѣмъ, что 1) нѣкоторые преподаватели, которые могли бы исполнять обязанности класныхъ наставниковъ, съ пользою для учащихся, отказались отъ нея по причинѣ занятій въ другихъ учебныхъ заведеніяхъ; 2) порученіе этого званія другимъ учителямъ не принесло бы пользы дѣлу; 3) наконецъ, избраніе для этого преподавателей, только-что вступившихъ на педагогическое поприще, директоръ признавалъ преждевременнымъ. Первыми классными наставниками были: директоръ А. Н. Бѣляевъ, и. д. инспектора Н. И. Раевскій, преподаватель математики К. В. Закржевскій, препод. исторіи А. П. Меландеръ, русскаго языка — Н. Ѳ. Соколовъ, латинскаго языка — И. И. Балицкій и нѣмецкаго языка — Ѳ. И. Брандтъ. Въ помощь класснымъ наставникамъ и надзирателю, для наблюденія за учениками въ рекреаціонное время, назначенъ одинъ помощникъ классныхъ наставниковъ 3).

На основаніи новаго устава двое изъ преподавателей Пятой гимназіи, а именно: Н. Ѳ. Соколовъ и К. В.

---------------------------

1) §§ 60—62 устава.

2) И. д. надзирателя оставался еще на 1 годъ. К. В. Закржевскій, исправлявшій эту должность съ 1862 года.

3) § 63 устава Назначенъ былъ Василій Егоровичъ Андреевскій, бывшій надзирателемъ въ Пятой гимназіи съ 1853 г.

126

Закржевскій были удостоены званія заслуженныхъ и получили высшіе оклады въ размѣрѣ 1200 рублей за первые 12 уроковъ въ недѣлю. «Средства гимназіи — говоритъ въ своемъ отчетѣ А. Н. Бѣляевъ, не позволяютъ, къ сожалѣнію, увеличить эти оклады до опредѣленныхъ уставомъ 1).

Отчетъ А. Н. за 1871 годъ заканчивается слѣдующимъ заявленіемъ: «позволяю себѣ замѣтить, что содержаніе, назначенное по уставу помощникамъ классныхъ наставниковъ, по 300 р. въ годъ, я считаю слишкомъ недостаточнымъ. Обязанность эту невозможно поручить человѣку, необладающему въ значительной степени нравственными качествами и неимѣюшему общаго средняго образованія. Обязанность помощника нелегка; ему ежедневно нужно быть въ гимназіи не менѣе 6-ти часовъ и посѣщать иногда квартиры учениковъ; въ вознагражденіе же за свой нелегкій трудъ, соединенный часто съ значительными огорченіями, помощникъ классныхъ наставниковъ лишенъ надежды на какое-нибудь движеніе по службѣ или улучшеніе въ матеріальномъ отношеніи. При настоящей дороговизнѣ жизни, особенно въ Петербургѣ, трудно найти за это содержаніе даже хорошаго писца, не только блюстителя порядка и нравственности» 2).

----------------------------

1) Т. е. до 1250 и 1500 р.

2) Въ 1871 году изъ числа преподавателей Пятой гимназіи выбыли: штатный учитель латинск. языка Оскаръ Фридриховичъ Гаазе, по случаю назначенія его наставникомъ-руководителемъ въ гимназію, состоящую при Императорскомъ Ист.-филолог. Институтѣ; штатный учитель греческаго языка Ив. Ѳед. Шрамекъ, переведенный на должность инспектора въ Новгородскую гимназію; преподаватель математики въ параллельныхъ отдѣленіяхъ Николай Евгеньевичъ Юшковъ, по случаю опредѣленія его инспекторомъ въ Ровенскую гимназію; сверхштатн. учитель латинск. языка Владиміръ Михайловичъ Гертвигъ (былъ штатнымъ до 1866 года), вышедшій по болѣзни въ отставку; наконецъ, сверштатный учитель математики Александръ Григорьевичъ Вороновъ, перешелъ на службу въ СПБ. Николаевскій Сиротскій Институтъ. Въ томъ же году поступили въ число преподавателей: состоявшій воспитателемъ и преподавателемъ въ Полоцкой Военной гимназіи, кол.-асс. Петръ Петровичъ Семенниковъ, учителемъ математики въ параллельныхъ отдѣленіяхъ; отставн. к.-асс. Константинъ Андреевичъ Кошельковъ сверхштатнымъ учителемъ математики; окончившій курсъ въ Императорскомъ Ист.-филологич. Институтѣ, сост. въ VIII классѣ Владиміръ Васильевичъ Мусселіусъ, штатнымъ учителемъ латинскаго языка. Кромѣ того, по выбытіи изъ гимназіи гг.

127

Въ 1871—72 учебномъ году, были параллельныя отдѣленія при III и IV классахъ. Согласно съ давно назрѣвшимъ намѣреніемъ уничтожить параллельныя отдѣленія, ихъ предполагали закрыть съ наступленіемъ 1872—73 учебнаго года; намѣреніе это удалось осуществить только отчасти: закрыли отдѣленіе при III классѣ и оставили при IV, въ виду того, что число учениковъ въ этомъ классѣ достигло солидной цифры 52. Въ этомъ учебномъ году было введено преподаваніе греческаго языка въ послѣднемъ классѣ.

Впрочемъ, 1872—73 учебный годъ былъ началомъ дѣятельности другого директора. Разстроенный болѣзнью и постоянными заботами Александръ Николаевичъ Бѣляевъ былъ уволенъ, по прошенію, отъ должности директора Пятой гимназіи и назначенъ Членомъ Ученаго Комитета Министерства Народнаго Просвѣщенія. Покинувъ дорогую ему, любимую имъ Пятую гимназію, Александръ Николаевичъ переселился въ Царское Село; мѣстомъ жительства своего онъ избралъ домъ, расположенный какъ разъ противъ Царскосельской мужской гимназіи, съ тѣмъ, чтобы имѣть передъ глазами гимназію, видѣть учениковъ, расходящихся по домамъ послѣ своихъ занятій. Въ свободное время онъ нарочно садился у окна и, можно сказать, любовался зрѣлищемъ, которое напоминало ему Пятую гимназію и его бывшихъ воспитанниковъ. Не легко было ему порвать связь съ заведеніемъ, которому онъ вѣрой и правдой прослужилъ 27 лѣтъ, занимая одну за другою должность стар-

--------------------------

Гаазе и Шрамека и по случаю увеличенія числа уроковъ по древнимъ языкамъ съ августа мѣсяца, за недостаткомъ лицъ, могущихъ по существующимъ правиламъ занять мѣста штатныхъ учителей гимназіи, были допущены къ исправленію должности преподавателей древнихь языковъ, съ производствомъ имъ жалованья по числу уроковъ въ видѣ платы: 1) бывшій преподаватель 2-й Одесской гимназіи и Одесскаго женскаго Института, сост. въ VIII кл. Иванъ Ивановичъ Балицкій; 2) преподаватель 3 СПБ. прогимназіи Александръ Ѳедор. Крутковъ; 3) преподаватель той же прогимназіи Дмитрій Николаевичъ Соловьевъ; 4) стипендіатъ М-ва Нар. Просв. Георгій Семеновичъ Анненковъ; 5) стипендіатъ М-ва Нар. Просв. Ѳедоръ Ивановичъ Успенскій, такой же стипендіатъ изъ чеховъ Іосифъ Францовичъ Дрбогловъ, заступившій вскорѣ выбывшаго Д. Н. Соловьева.

128

шаго учителя, инспектора и наконецъ директора.— Ежегодно собирался у него въ Александровъ день весь составъ служащихъ въ Пятой гимназіи, и онъ радушно бесѣдовалъ съ ними, напоминавшими ему о прежнихъ, лучшихъ дняхъ. Здѣсь онъ и умеръ.

Въ день его похоронъ не было классныхъ занятій ни въ Пятой, ни въ Царскосельской гимназіи. Воспитанники и учебный персоналъ обѣихъ гимназій провожали его тѣло на скромное сельское Кузьминское кладбище, гдѣ и покоится оно подъ скромнымъ памятникомъ.

Память о немъ осталась въ Пятой гимназіи навсегда. Стипендіальный капиталъ его имени, собранный его учениками и почитателями, даетъ возможность учиться въ Пятой гимназіи одному воспитаннику, сыну бѣдныхъ родителей. Не довольствуясь этимъ, ученики Александра Николаевича выпусковъ 50-хъ, 60-хъ и 70-хъ годовъ обратились въ Педагогическій Совѣтъ Пятой гимназіи съ просьбою объ исходатайствованіи у Высшаго Начальства разрѣшенія на постановку въ стѣнахъ Пятой гимназіи портрета бывшаго ея директора на собранную ими съ этою цѣлью извѣстную сумму денегъ. Педагогическій Совѣтъ, зная о дѣятельности Александра Николаевича съ самой лучшей стороны, уважилъ эту глубоко-симпатичную просьбу и исходатайствовалъ черезъ настоящаго директора Пятой гимназіи Михаила Матвѣевича Янко разрѣшеніе Его Сіятельства Г. Министра Народнаго Просвѣщенія графа Ивана Давыдовича Делянова помѣстить означенный портретъ въ актовой залѣ Пятой гимназіи. 6 октября 1890 года, въ 3 часа дня (день былъ воскресный), совершена была, въ присутствіи многихъ изъ бывшихъ учениковъ Александра Николаевича Бѣляева, панихида по немъ, послѣ которой былъ открытъ его портреть. Подъ портретомъ находится металлическая дощечка съ слѣдующимъ написаніемъ:

Александръ Николаевичъ Бѣляевъ, учитель, инспекторъ и директоръ гимназіи 1845—1872.

129

Въ нашихъ рукахъ — очень интересный документъ, заключающій въ себѣ отголосокъ о той порѣ, которая разсмотрѣна нами въ настоящемъ историческоімъ очеркѣ. Это — письмо одного изъ бывшихъ питомцевъ Пятой гимназіи, полковника Шишло. Хотя полковникъ Шишло окончилъ курсъ 1) не въ нашей гимназіи, тѣмъ не менѣе онъ сохранилъ отъ годовъ своего пребыванія въ ней самое свѣтлое воспоминаніе; онъ называетъ ее своею «дорогой» ровесницей и вспоминаетъ въ стихахъ минувшее время. Мы приведемъ здѣсь нѣсколько отрывковъ изъ этого стихотворенія.

Хоть случай насъ развелъ по всей Руси широкой,

Хоть многіе живутъ въ провинціи глубокой,

Но мы — ученики гимназіи одной

И къ ней относимся, какъ къ матери родной.

...

Вотъ личный весь составъ: Краевичъ, Закржевскій,

Вотъ гувернеръ нашъ Андреевскій,

Директоръ Вороновъ, вотъ Розенфельдъ, Меландръ,

Вотъ Поддубенскій Александръ,

Раевскій, Соколовъ, Шермахеръ и Тимаевъ,

Брандтъ, Эвальдъ и Чулковъ, инспекторъ нашъ Бѣляевъ,

Вотъ Гертвигъ, Дмитріевъ, Генглезъ сѣдой старикъ,

Вотъ Опатовичъ, нашъ священникъ-духовникъ.

Всѣ эти личности стоятъ передъ глазами,

И вспоминаются чуть-чуть не со слезами

Счастливые часы, когда я слушалъ ихъ

Своихъ наставниковъ любимыхъ, дорогихъ!

Теперь я самъ — гимназіи ровесникъ,

Явилась сѣдина ужь, старости предвѣстникъ,

Но я гимназіи родной не позабылъ,

Ея традиціямъ ничуть не измѣнилъ!

Ея-жъ традиціи — любовь къ Руси и Трону,

Любовь къ Создателю, къ народу и къ закону.

Честь, совѣсть, Богъ и Царь — вотъ былъ нашъ идеалъ!

Съ нимъ каждый гимназистъ на жизни путь вступалъ!

--------------------------

1) Полковникъ поступилъ въ число учениковъ Пятой гимназіи въ 1855 г.

130

Тѣмъ идеаламъ мы ничуть не измѣнили,

Вездѣ, всегда имъ искренно служили.

Что намъ гимназія дала, то въ насъ и есть:

Богъ, Царь, патріотизмъ, гуманность, совѣсть, честь!

VII. Пятая гимназія подъ управленіемъ Ивана Ѳедоровича Шрамека.

Чехъ по происхожденію, Иванъ Ѳедоровичъ окончилъ курсъ въ Пражскомъ Университетѣ по богословскому факультету. Въ 1867 году (12 іюля) онъ поступилъ въ Пятую гимназію на должность преподавателя латинскаго языка, сдѣлавшуюся вакантной послѣ перевода въ Самарскую гимназію г. Невскаго. По отчетамъ А. Н. Бѣляева можно заключить, что ему выпало незавидное наслѣдство. Частая смѣна преподавателей, какъ говоритъ отчетъ за 1871 годъ, и какъ надо полагать, на основаніи нѣкоторыхъ данныхъ, неспособность ихъ сильно ухудшили положеніе латинскаго языка. «Несмотря на все стараніе настоящаго преподавателя г. Шрамека,— пишетъ Александръ Николаевичъ,— ему еще не скоро удастся пополнить тѣ пробѣлы, которые образовались въ два предшествовавшіе года». Въ послѣдующіе годы Иванъ Ѳедоровичъ постоянно въ отчетахъ занимаетъ мѣсто среди лицъ, котбрыя особенно выдавались своимъ усердіемъ, своею исполнительностью. Четыре года спустя Иванъ Ѳедоровичъ былъ переведенъ инспекторомъ въ Новгородскую гимназію, а черезъ годъ замѣстилъ выбывшаго изъ Пятой гимназіи А. Н. Бѣляева. Иванъ Ѳедоровичъ былъ человѣкъ даровитый и энергичный, о чемъ свидѣтельствуютъ его литературные труды. Доброта его сердца не подлежитъ никакому сомнѣнію. Мнѣ разсказывалъ одинъ изъ бывшихъ учениковъ его о томъ,

131

какъ Иванъ Ѳедоровичъ занимался безплатно у себя на квартирѣ съ нимъ и подобными ему бѣдняками. Постоянно учреждавшіяся одна за другою стипендіи при Пятой гимназіи, несомнѣнно, создавались подъ вліяніемъ его личной доброты. Завѣтною его мечтою, а потомъ прямо дѣломъ жизни стало основанное имъ Общество вспомоществованія нуждающимся ученикамъ. Иванъ Ѳедоровичъ, много и охотно говорившій въ общежитіи, обладавшій даже поэтическимъ даромъ, въ отчетахъ, подававшихся имъ Высшему Начальству, положительно скупъ на слова; его дѣловые, прозаически сухіе отчеты нельзя сравнить съ обширными и многорѣчивыми отчетами его предшественника, но, когда заходила рѣчь о бѣдномъ ученикѣ,

о необходимости помочь ему, онъ становился краснорѣчивымъ. Сердечностью дышали слова его. Не угодно-ли прочесть хотя слѣдѵющія строки: «можно съ увѣренностью сказать, что нигдѣ маленькія средства не приносятъ такой огромной пользы, какъ въ дѣлѣ помощи учащемуся бѣдному ребенку; у него нѣтъ платья, сапоговъ, — изъ-за этого онъ не можетъ придти въ гимназію, пропускаетъ уроки, отстаетъ отъ курса; при шестичасовой напряженной умственной работѣ, ему необходимъ питательный кусокъ на завтракъ, а такого завтрака ему не могутъ дать дома. Во время оказанная помощь въ какихъ-либо мелочахъ благотворно вліяетъ на успѣхи учебныхъ занятій учениковъ» 1). О его добротѣ было извѣстно всѣмъ ученикамъ. Произойдетъ какой-нибудь случай, попадется въ чемъ-нибудь ученикъ, Иванъ Ѳедоровичъ призываетъ его на расправу въ комнату, которая одновременно была и учительской, и пріемной, и кабинетомъ директора, и мѣстомъ, въ которомъ Иванъ Ѳедоровичъ распекалъ сильно провинившагося ученика. Какъ онъ ни распекаетъ ученика, какъ ни кричитъ на него, а послѣдній — спокоенъ; хорошо знаетъ, что все это такъ же быстро унесется, какъ быстро налетѣло. Ученикъ понималъ, что Иванъ Ѳедоровичъ

---------------------------

1) Отчетъ Общества вспомоществованія за 1874 г.

132

долженъ пробрать его въ данномъ случаѣ, что проступка его онъ не оставитъ незамѣченнымъ, но что въ душѣ онъ вовсе не сердится, не негодуетъ на него, по крайней мѣрѣ, въ той степени, въ какой обнаруживаетъ гнѣвъ. Авторъ настояшаго труда, движимый человѣколюбіемъ, послѣ одной изъ такихъ бурныхъ сценъ, подошелъ къ Ивану Ѳедоровичу и указалъ ему на ту опасность, которой онъ можетъ подвергать себя, принимая слишкомъ близко къ сердцу такого рода обстоятельства, которыя и не заслуживаютъ того. «Ахъ, вы думаете,— отвѣчалъ Иванъ Ѳедоровичъ съ улыбкой,— что я и въ самомъ дѣлѣ разсердился на него? Нѣтъ, нужно было пугнуть его... А я могу дѣлать это сколько угодно». Добродушный Иванъ Ѳедоровичъ не подозрѣвалъ, что объ этомъ знаетъ не онъ одинъ, а знаютъ всѣ ученики. Они его совершенно не стѣснялись. Тутъ же, бывало, передъ самой дверью учительской происходитъ серьезное единоборство, не ради испробованія силы, а ради кулачнаго разрѣшенія какого-нибудь спора. Борьбу, какъ состязаніе въ силѣ, онъ даже поощрялъ. Какъ теперь вижу его въ нашей прекрасной актовой залѣ. Отпустилъ помощника классныхъ наставниковъ отдохнуть, покушать, выпить стаканъ чаю, а самъ занялъ его постъ. Стоитъ онъ по срединѣ залы. По сторонамъ его два-три поединка, а онъ стоитъ и съ добродушной улыбкой покачиваетъ головою. Къ преподавателямъ онъ относился, какъ къ товарищамъ, къ сослуживцамъ; и въ оффиціальныхъ приглашеніяхъ всегда стояло это слово. Его можно укорить, пожалуй, въ томъ, что онъ не посѣщалъ уроковъ своихъ преподавателей, можетъ быть, неосновательно предполагая, что подобное посѣщеніе было бы истолковано, какъ недовѣріе. Всякая попытка прикрыть ложь, всякая хитрость, уже на самомъ дѣлѣ, выводила его изъ терпѣнія. Я думаю, не одна мамаша, не одинъ отецъ вспоминаютъ тотъ горячій выговоръ, который онъ прочиталъ имъ: въ такихъ случаяхъ онъ принималъ того или другого изъ родителей за провинившагося ученика. Иванъ Ѳедоровичъ былъ человѣкъ разносторонне образованный, не тер-

133

пѣлъ никакихъ формальностей. Въ разговорѣ его нерѣдко мелькало живое сравненіе, яркій образъ. Въ одномъ изъ отчетовъ, оффиціально представленныхъ по начальству, указывая на бѣдность и какъ бы нѣкоторую забитость Пятой гимназіи, онъ называетъ ее «золушкой» среди другихъ гимназій, ея сестеръ. Въ послѣднее время онъ обнаруживалъ порою замѣтную раздражительность. Но такъ поступалъ не онъ, а его болѣзнь, которая вскорѣ послѣ того и свела его въ могилу, лѣтомъ, вдали отъ сослуживцевъ.

За Иваномъ Ѳедоровичемъ — двѣ, безспорно, большія заслуги: образованіе Общества вспомоществованія нуждающимся ученикамъ Пятой гимназіи, за что должны благословлять его имя всѣ бѣдные ученики, пользующіеся щедрою помощью Общества, и увеличеніе размѣровъ гимназіи посредствомъ пристройки: вспомните отчеты А. Н. Бѣляева, вспомните яркую картину, нарисованную имъ, картину гимназическаго помѣщенія, тогда вы оцѣните это второе дѣло, какъ слѣдуетъ. Кромѣ того, несомнѣнно, при большомъ вліяніи Ивана Ѳедоровича образовалось при Пятой гимназіи нѣсколько стипендій. Мы и остановимъ свое вниманіе на этомъ вопросѣ прежде, чѣмъ говорить о двухъ указанныхъ нами фактахъ.

Первою по времени возникновенія была стипендія сенатора Дѣйствительнаго Тайнаго Совѣтника Григорія Петровича Митусова. Вопросъ объ ней возникъ еще при предшественникѣ Ивана Ѳедоровича и тогда еще былъ разрѣшенъ въ положительномъ смыслѣ. Душеприкащикъ сенатора Г. П. Митусова, художникъ В. В. Михайловъ, обратился 17 ноября 1871 года къ директору Пятой гимназіи Александру Николаевичу Бѣляеву съ прошеніемъ слѣдующаго содержанія. «Желая учредить стипендію при 5 Спб. гимназіи изъ суммъ, оставленныхъ Дѣйствительнымъ Тайнымъ Совѣтникомъ Г. П. Митусовымъ на бѣдныхъ, покорнѣйше прошу представленныя при семъ облигаціи С.-Петербургскаго Городского Кредитнаго Общества (одна въ 500 руб. за № 110331 и три по 100 руб. за №№ 99402, 290534 и 294561, съ текущими купонами)

134

принять, въ чемъ выдать мнѣ надлежащую росписку, и ходатайство мое о постоянной стипендіи въ память Г. П. Митусова утвердить. Выборъ бѣднѣйшаго сироты, православнаго исповѣданія, я предоставляю Совѣту гимназіи». Александръ Николаевичъ Бѣляевъ вошелъ съ надлежащимъ представленіемъ объ этомъ дѣлѣ къ Попечителю учебнаго округа 1), а послѣдній обратился съ ходатайствомъ къ Министру Народнаго Просвѣщенія графу Дмитрію Андреевичу Толстому. Въ самый сочельникъ 2) того же года графъ Толстой извѣстилъ о томъ, что Государь Императоръ принялъ пожертвованіе и предоставилъ Министерству право утвердить положеніе для стипендіи. Около 9-ти мѣсяцевъ спустя выработанное положеніе было утверждено Управляющимъ Министерствомъ Товарищемъ Министра Статсъ-Секретаремъ Деляновымъ. Согласно желанію, выраженному душеприкащикомъ сенатора Митусова, проценты со стипендіальнаго капитала идутъ, по этому положенію, на плату за право ученія въ Пятой гимназіи одного изъ бѣдныхъ сиротъ православнаго исповѣданія, избираемаго Педагогическимъ Совѣтомъ гимназіи (см. VI приложеніе). Спустя 12 лѣтъ, наслѣдники сенатора Г. П. Митусова пожертвовали 200 руб. для пополненія капитала на стипендію имени Митусова. Со стороны Министра Народнаго Просвѣщенія Статсъ-Секретаря графа Ивана Давыдовича Делянова послѣдовало разрѣшеніе на причисленіе ихъ къ основному капиталу въ 800 руб., для увеличенія размѣра стипендіи 3).

Въ 1872 году поступило въ Педагогическій Совѣтъ Пятой гимназіи заявленіе Спб. 2 гильдіи купца Николая Алексѣевича Погребова слѣдующаго содержанія: «желая увѣковѣчить память двухъ покойныхъ сыновей моихъ, Николая и Александра Погребовыхъ, и представляя при этомъ двѣ облигаціи Спб. Городского Кредитнаго Общества (22 вып. за №№ 367541 и 367539), каждая въ 5000 руб., всего на сумму 10000 руб., съ текущими при

--------------------------

1) 19 ноября 1871 г., № 1237.

2) 24 декабря 1871 г. № 12675.

3) Отъ 6 ноября 1884 года, за № 15464.

135

нихъ купонами, жертвуемыя мною на вѣчныя времена, я имѣю честь покорнѣйше просить начальство гимназіи исходатайствовать въ установленномъ порядкѣ Всемилостивѣйшее Его Императорскаго Величества соизволеніе на принятіе отъ меня этой суммы и на учрежденіе изъ процентовъ съ этого капитала при Пятой Спб. гимназіи пяти стипендій въ память покойныхъ сыновей моихъ, а именно: трехъ стипендій въ память бывшаго преподавателя сей гимназіи Коллежскаго Ассессора Николая Николаевича Погребова и двухъ стипендій въ память купеческаго сына Александра Николаевича, съ наименованіемъ этихъ всѣхъ стипендій именемъ Погребовыхъ». Далѣе въ этомъ заявленіи слѣдуетъ подробнѣйшее изложеніе основаній, которыя вошли потомъ въ положеніе о стипендіяхъ, напечатанное въ приложеніи къ настоящему труду, а потому мы и опускаемъ ихъ здѣсь. Въ ноябрѣ того же года послѣдовали: принятіе пожертвованія и Высочайшая благодарность купцу Погребову 1). Стипендіи братьевъ Погребовыхъ назначались для лицъ чисто русскаго происхожденія, преимущественно купеческаго и мѣщанскаго сословія города С.-Петербурга, а въ случаѣ, еслибъ таковыхъ достойныхъ не оказалось. то для лицъ крестьянскаго сословія; стипендія можетъ быть продолжена на 1 годъ лицу, окончившему курсъ Пятой гимназіи и поступившему въ одно изъ высшихъ учебныхъ заведеній (см. VII приложеніе). По предложенію Ивана Ѳедоровича Педагогическій Совѣтъ единогласно постановилъ выразить брагодарность щедрому жертвователю. На квартиру къ послѣднему была отправлена депутація отъ Педагогическаго Совѣта, которая и прочитала слѣдующій адресъ: «Милостивый государь Николай Алексѣевичъ, Господь Богъ, посѣтившій васъ тяжкимъ горемъ — смертію любимыхъ дѣтей, вложилъ въ сердце ваше великодушную мысль — почтить память усопшихъ дѣломъ благотворительности. 24-го октября 1872 года вы пожертвовали 5-й С.-Петербургской гимназіи 10000 рублей,

------------------------------

1) Излож. въ предл. Попеч. отъ 6 декабря, за № 8218.

130

съ тѣмъ, чтобы на проценты съ этого капитала учредить стипендіи для бѣдныхъ учениковъ — въ память Александра и Николая Николаевичей Погребовыхъ. Принимая этотъ дорогой подарокъ, Педагогическій Совѣтъ 5-й гимназіи считаетъ своимъ долгомъ выразить вамъ чувства глубокаго уваженія, которое возбуждаетъ въ немъ вашъ патріотическій и истинно-христіанскій поступокъ; съ другой стороны онъ считаетъ себя въ правѣ и крѣпко держится за это святое право — благодарить васъ отъ лица цѣлаго ряда всѣхъ тѣхъ бѣдныхъ дѣтей, которыя въ продолженіе долгихъ лѣтъ вамъ будутъ обязаны хлѣбомъ насущнымъ — науки и образованія. Имя Погребова давно уже дорого для 5-й гимназіи: оно напоминаетъ намъ свѣтлую личность, такъ рано угасшую. Глубокія познанія, горячая любовь къ дѣлу и къ дѣтямъ, сердце безкорыстное, пламенно отдающееся всякой благородной мысли — вотъ источники симпатіи, которая невольно влекла и товарищей, и учениковъ къ покойному Николаю Николаевичу Погребову. Рядомъ съ этимъ прекраснымъ образомъ юноши въ исторіи дорогой намъ 5-й гимназіи и, смѣемъ сказать, въ исторіи просвѣщенія русскаго народа, займетъ образъ старца, который ищетъ утѣшенія скорбному сердцу, отдавая имущсство свое тому учебному заведенію, гдѣ работалъ его сынъ. И пусть утѣшитъ васъ, достопочтенный Николай Алексѣевичъ, этотъ прекрасный памятникъ, воздвигнутый вами усопшимъ дѣтямъ! Не мѣдь и мраморъ, а молитвы и благодарная память облагодѣтельствованныхъ вами бѣдныхъ дѣтей и ихъ родителей передадутъ имя Ваше изъ поколѣнія въ поколѣніе, и полюбуется на этотъ памятникъ всякій русскій человѣкъ, которому дорого дѣло народнаго образованія».

Въ 1879 году душеприкащики покойнаго умершаго С.-Петербургскаго купца Николая Алексѣевича Погребова заявили, что покойный по 3 пункту духовнаго завѣщанія оставилъ 10000 руб., для внесенія ихъ въ Совѣтъ Пятой гимназіи, на содержаніе изъ процентовъ съ этого капитала стипендіатовъ имени купца Погребова

137

непремѣнно русскаго происхожденія и преимущественно изъ купеческаго и мѣщанскаго сословій; на тѣхъ же самыхъ основаніяхъ, на которыхъ уже былъ пожертвованъ имъ подобный же капиталъ при его жизни. 17 марта 1880 г. Министръ Народнаго Просвѣщенія графъ Толстой утвердилъ положеніе. На основаніи этого положенія при Пятой гимназіи было учреждено пять стипендій «въ память умершаго Спб. 2 гильдіи купца Н. А. Погребова». Основанія положенія тожественны съ главнѣйшими основаніями положенія о стипендіяхъ въ память умершихъ сыновей его (см. VIII приложеніе). Въ 1886 году уже при настоящемъ директорѣ Пятой гимназіи, Михаилѣ Матвѣевичѣ Янко, были учреждены еще три стипендіи имени Н. А. Погребова на проценты съ капитала въ 6000 рублей (см. IX приложеніе). Такимъ образомъ въ Пятой гимназіи воспитываются тринадцать Погребовскихъ стипендіатовъ. Изъ стипендій этихъ — пять въ память братьевъ Погребовыхъ и восемь въ память Погребова. Вскорѣ обнаружилось нѣкоторое неудобство того ограниченія сословнаго круга для пользованія стипендіями, которое узаконено согласно съ волей щедраго жертвователя. Въ 1880 году душеприкащики покойнаго Н. А. Погребова обратились въ Педагогическій Совѣтъ съ просьбою о назначеніи Погребовскимъ стипендіатомъ сына отставного маіора Петра Ленина, мотивируя свою просьбу слѣдующимъ образомъ: «мы полагаемъ, что доброе дѣло не должно ограничиваться такими рамками, тѣмъ болѣе, что покойный Николай Алексѣевичъ при жизни не оставлялъ своею помощью лицъ всякихъ сословій» 1). Начальство гимназіи, конечно, должно было отказать въ исполненіи этой просьбы, такъ какъ такое исполненіе было бы прямымъ нарушеніемъ Высочайше утвержденнаго положенія.

Въ 1873 году окончившіе курсъ въ Пятой гимназіи: Статскій Совѣтникъ Новиковъ, состоящій въ V классѣ Шуйскій и приватъ-доцентъ Университета Золотаревъ

--------------------------

1) Заявленіе подано 23 октября 1880 г.

338

обратились въ Пятую гимназію съ заявленіемъ отъ лица бывшихъ учениковъ директора Пятой гимназіи Александра Николаевича Бѣляева съ слѣдующимъ заявленіемъ: «Въ воспоминаніе 27-лѣтней педагогической дѣятельности Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника Александра Николаевича Бѣляева въ должности преподавателя, инспектора и директора Пятой С.-Петербургской гимназіи, бывшіе его ученики собрали сумму въ 800 рублей, состоящую изъ 8 закладныхъ листовъ земельнаго банка Харьковской губерніи, на учрежденіе изъ процентовъ съ этого капитала «стипендіи имени Александра Николаевича Бѣляева при Пятой С.-Петербургской гимназіи» 1). На воспослѣдовавшее въ узаконенномъ порядкѣ ходатайство состоялось Высочайшее повелѣніе, а спустя три дня послѣ него было утверждено Министерствомъ Народнаго Просвѣщенія и положеніе о новой стипендіи. Бѣляевскій стипендіатъ долженъ быть однимъ изъ бѣднѣйшихъ учениковъ Пятой гимназіи, долженъ отличаться въ наукахъ и быть хорошаго поведенія. (См. X приложеніе).

27 февраля 1877 года, послѣ панихиды, отслуженной въ Пятой гимназіи по скончавшемся А. Н. Бѣляевѣ, было собрано 200 рублей для пополненія капитала его стипендіи съ 800 до 1000 рублей. Министръ разрѣшилъ принять эти 200 рублей для увеличенія фонда стипендіи Бѣляева 2).

Въ 1876 году Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ вошелъ въ округъ съ предложеніемъ о разрѣшеніи открыть подписку для сбора пожертвованій на учрежденіе при Пятой гимназіи стипендіи имени бывшаго инспектора и директора Пятой гимназіи Тайнаго Совѣтника Андрея Степановича Воронова, перваго устроителя гимназіи, такъ какъ количество заявленій о желаніи бывшихъ учениковъ его принять участіе въ этой подпискѣ уве-

------------------------------

1) Представленіе директора отъ 3 марта 1873 года за № 80.

2) Разрѣшеніе г. Министра Народнаго Просвѣщенія на означенный предметъ послѣдовало отъ 23 апрѣля 1877 года и сообщено директору Пятой гимназіи въ предложеніи Попечителя округа отъ 5 мая того же года, за № 3215.

139

личивалось, какъ говорится въ представленіи «почти ежедневно» 1). Тогдашній Министръ Народнаго Просвѣщенія графъ Толстой разрѣшилъ означенную подписку въ предѣлахъ города С.-Петербурга 2). Въ началѣ мая въ Педагогическомъ Совѣтѣ состоялось постановленіе относительно 90 рублей, внесенныхъ въ пользу экзаменаторовъ посторонними лицами, державшими испытанія въ Пятой гимназіи: ихъ рѣшено было оставить до того времени, когда откроется подписка для образованія стипендіи Воронова. Такимъ образомъ первое начало сбору было положено наличнымъ педагогическимъ персоналомъ Пятой гимназіи. Иванъ Ѳедоровичъ дѣйствовалъ неутомимо на пользу добраго дѣла. Въ началѣ декабря того же года онъ обратился съ письмомъ въ Педагогическое Общество въ С.-Петербургѣ. Попечитель Вороновъ — говорилъ онъ въ этомъ письмѣ — служилъ при Пятой гимназіи 11 лѣтъ: въ іюлѣ 1845 года былъ назначенъ старшимъ учителемъ русскаго языка и словесности, съ сентября того же года занималъ должность инспектора, а потомъ до 1856 года должность директора; собрано пока 314 рублей. Въ заключеніе Иванъ Ѳедоровичъ просилъ Педагогическое Общество принять участіе въ подпискѣ на образованіе фонда стипендіи имени А. С. Воронова. Самое учрежденіе означенной стипендіи произошло только въ 1879 году. Дѣло шло очевидно не слишкомъ споро, и Ивану Ѳедоровичу приходилось много потрудиться, чтобы довести его до конца. Но дѣло это было ему по душѣ.

20 октября 1879 года Министръ Народнаго Просвѣщенія графъ Д. А. Толстой утвердилъ положеніе о стипендіи имени Тайнаго Совѣтника Андрея Степановича Воронова». На основаніи этого положенія пользуется стипендіей бѣдный ученикъ, православнаго исповѣданія, отличающійся хорошими успѣхами и примѣрнымъ по-

-------------------------

1) Представленіе 22 апрѣля 1876 года, за № 291.

2) Разрѣшеніе отъ 22 мая 1876 года за № 6109 сообщено было директору гимназіи въ предложеніи Попечителя князя Ливена, отъ 29 мая того же года, за № 3693.

140

веденіемъ, но не ранѣе, какъ по истеченіи года послѣ своего поступленія въ Пятую гимназію. (См. XI приложеніе).

Еще не успѣла образоваться стипендія имени Андрея Степановича Воронова, какъ создалась новая стипендія въ память одного скромнаго и безкорыстнаго дѣятеля, лѣкаря Надворнаго Совѣтника Дмитрія Петровича Борейши. Дмитрій Петровичъ представляетъ собою столь замѣчательную личность, что авторъ настоящей записки считаетъ себя обязаннымъ сказать о немъ нѣсколько словъ, тѣмъ болѣе, что Борейша — ученикъ Пятой гимназіи — своимъ общимъ образованіемъ, а, можетъ быть, и направленіемъ, обязанный ей. Борейша былъ сверхштатнымъ акушеромъ С.-Петербургской Городской Полиціи. Таково его оффиціальное положеніе. Неоффиціально — это былъ одинъ изъ тѣхъ врачей-благотворителей, которые встрѣчаются и въ нашъ матеріальный, желѣзный вѣкъ. Онъ принадлежалъ къ тѣмъ врачамъ, которые не только отказываются брать плату отъ бѣдныхъ людей, но, подобно доктору Паскалю, такъ ярко и художественно изображенному въ соименномъ романѣ Эмиля Золя, оставляютъ у ихъ изголовья часть своего собственнаго заработка, полученнаго съ другихъ, состоятельныхъ людей. Жители Коломны обратились съ прошеніемъ о разрѣшеніи открыть подписку на сборъ пожертвованій для учрежденія стипендіи имени лѣкаря Д. П. Борейши при Пятой СПБ. гимназіи. Мысль объ учрежденіи стипендіи именно въ Пятой гимназіи возникла совершенно естественно: Борейша получилъ общее образованіе въ Пятой гимназіи; послѣдняя расположена въ центрѣ его бывшей дѣятельности. Въ числѣ подписавшихся подъ этимъ прошеніемъ были: настоятель Воскресенской Малоколоменской церкви (Михаила Архангела) священникъ Исполатовъ, Коллежскій Совѣтникъ Андрей Григорьевичъ Марковъ и друг. Сборъ былъ разрѣшенъ 6 марта 1875 года, по Высочайшему повелѣнію, о чемъ и было напечатано въ «Сенатскихъ Вѣдомостяхъ». Приводимъ здѣсь текстъ разрѣшенія: «Государь

141

Императоръ, по всеподданнѣйшему докладу Министромъ Внутреннихъ Дѣлъ представленнаго С.-Петербургскимъ Градоначальникомъ ходатайства обывателей Коломенской части С.-Петербурга, о дозволеніи имъ открыть подписку для сбора пожертвованій, съ публикаціей о таковой въ газетахъ, на учрежденіе стипендіи при Пятой здѣшней гимназіи, имени умершаго сверхштатнаго акушера С.-Петербургской Полиціи, лѣкаря Надворнаго Совѣтника Борейши, который въ теченіе болѣе 10-ти лѣтъ былъ истиннымъ благодѣтелемъ бѣднаго населенія и тѣмъ заслужилъ выраженіе признательности и уваженія жителей означенной мѣстности, Всемилостивѣйше соизволилъ, въ 6-й день марта сего года, на открытіе между обывателями Коломенской части добровольной подписки, для сбора пожертвованій на учрежденіе стипендіи при сказанной гимназіи имени лѣкаря Дмитрія Борейши 1). Когда сборъ достигъ суммы въ 1300 руб., объ этомъ былъ поставленъ въ извѣстность директоръ Пятой гимназіи. Иванъ Ѳедоровичъ въ январѣ 1877 года вошелъ въ округъ съ надлежащимъ представленіемъ, въ которомъ просилъ ходатайства передъ Министромъ объ учрежденіи стипендіи 2). Поведенное въ установленномъ порядкѣ настоящее дѣло было представлено на Высочайшее благоусмотрѣніе Государя Императора. Высочайшее разрѣшеніе послѣдовало 14 февраля 1877 г. Спустя три дня было утверждено положеніе о стипендіи имени лѣкаря Дмитрія Петровича Борейши. Сперва стипендія шла на воспитаніе единственнаго сына Борейши, до достиженія имъ 17-лѣтняго возраста, послѣ чего поступила въ распоряженіе Пятой гимназіи. Стипендіатъ избирается, по этому положенію, Педагогическимъ Совѣтомъ изъ бѣдныхъ воспитанниковъ Пятой гимназіи, православнаго исповѣданія, отличающихся хорошими успѣхами и поведеніемъ и живущихъ въ районѣ

---------------------------------

1) Представленіе отъ 24 января 1867 года за № 44. Опо начинается слѣдующими словами: «проникнутые благодарностью къ умершему 22 декабря 1874 года лѣкарю Надв. Сов. Борейшу за его честное и безкорыстное служеніе въ теченіе 13 лѣтъ на пользу бѣднаго класса обитателей Коломны» и т. д.

2) Предложеніе Попечителя отъ 24 февр. 1877 г. за № 1403.

142

Коломенской части. Послѣднее условіе рѣзко отличаетъ стипендію Борейши отъ другихъ стипендій, учрежденныхъ при Пятой гимназіи. Стипендія можетъ быть назначаема не ранѣе, какъ по истеченіи года со времени поступленія ученика въ Пятую гимназію. (См. XII приложеніе).

Въ 1881 году, въ декабрѣ мѣсяцѣ, послѣдовало Высочайшее соизволеніе на учрежденіе стипендіи Имени въ Бозѣ почившаго Государя Императора Александра II. Въ память Царя-Освободителя, окончившаго свое царствованіе мученической кончиной, въ Пятой гимназіи сдѣланы два добрыхъ дѣла. Въ актовой залѣ гимназіи сооружена усердіемъ служащихъ, учащихъ и учащихся большая икона святого Благовѣрнаго Великаго Князя Александра Невскаго въ великолѣпной рѣзной рамѣ, что для гимназіи имѣетъ особенное значеніе, въ виду отсутствія своей церкви. Кромѣ того, учащіе, учащіеся, родители и родственники послѣднихъ собрали капиталъ въ 1100 руб., послужившій фондомъ для вышеназванной стипендіи. Кромѣ бѣдности, православнаго исповѣданія, хорошихъ успѣховъ, примѣрнаго поведенія и необходимости пребыванія въ числѣ учениковъ Пятой гимназіи въ теченіе года, эта стипендія не ставитъ никакихъ требованій къ лицу, которому она можетъ быть назначена (см. XIII приложеніе).

Не прошло и двухъ лѣтъ, какъ была учреждена новая стипендія, имени директора Пятой гимназіи Ивана Ѳедоровича Шрамека. Иниціатива въ этомъ дѣлѣ принадлежала Правленію Общества вспомоществованія нуждающимся ученикамъ Пятой гимназіи. Въ одномъ изъ годовыхъ отчетовъ этого Общества мы читаемъ слѣдующія строки, относящіяся къ вопросу, насъ занимающему. «Наше Общество, обязанное своимъ возникновеніемъ свѣтлой мысли нынѣшняго директора Пятой гимназіи Ивана Ѳедоровича Шрамека, положило начало подобнымъ же Обществамъ въ сотняхъ учебныхъ заведеній великой Россіи 1). Вполнѣ цѣня заслуги Ивана Ѳедоро-

-----------------------------

1) Это не совсѣмъ вѣрно: подобныя Общества существовали уже въ Твери и Псковѣ. Примѣчаніе автора.

143

вича Шрамека на пользу Общества, который во весь десятилѣтній періодъ оставался достойнымъ представителемъ его въ званіи Предсѣдателя Правленія, общее собраніе 1883 года, желая увѣковѣчить связь Общества съ именемъ основателя его, поручило Правленію войти съ ходатайствомъ въ установленномъ порядкѣ о разрѣшеніи при Пятой С.-Петербургской гимназіи стипендіи имени нынѣшняго директора гимназіи Ивана Ѳедоровича Шрамека, съ предоставленіемъ ему права выбора стипендіата. Источникомъ на этотъ предметъ былъ указанъ капиталъ въ 613 руб. 8 коп., образованный въ 1880 году съ цѣлью учрежденія врачебной гимнастики для учащихся въ Пятой гимназіи и оставшійся безъ опредѣленнаго назначенія вслѣдствіе того, что на устройство гимнастическихъ курсовъ не послѣдовало разрѣшенія. Правленіе исполнило возложенное на него общимъ собраніемъ порученіе, капиталъ въ 613 р. 8 коп. въ самое короткое время былъ пополненъ до потребной суммы добровольными пожертвованіями, были пріобрѣтены три облигаціи Восточнаго займа на 1200 руб., и ходатайство Правленія объ учрежденіи при Пятой гимназіи стипендіи имени Ивана Ѳедоровича Шрамека увѣнчалось успѣхомъ» 1). Положеніе стипендіи было утверждено 6 мая 1883 года. Проценты съ капитала вносятся за право ученія одного изъ бѣднѣйшихъ учениковъ Пятой гимназіи, христіанскаго исповѣданія, пробывшихъ въ гимназіи не менѣе года и отличающихся прилежаніемъ и одобрительнымъ поведеніемъ. Въ ряду другихъ стипендій, существующихъ при Пятой гимназіи, это первая, которая не обусловливаетъ необходимой принадлежности стипендіата къ православному исповѣданію: получать эту стипендію можетъ и православный, и католикъ, и лютеранинъ, и русскій, и представитель любой національности, кромѣ еврейской и другихъ, не исповѣдующихъ христіанства. Мы обращаемъ вниманіе на эту сторону,

----------------------------------

1) Отчетъ Общества за 1883 годъ.

144

какъ на особенность стипендіи И. Ѳ. Шрамека (см. XIV приложеніе).

Послѣдней стипендіей, образовавшейся при Пятой гимназіи, во время управленія И. Ѳ. Шрамека, была стипендія 8-го флотскаго экипажа, утвержденная 6-го апрѣля 1884 года, за 3 1/2 мѣсяца до смерти директора Пятой гимназіи. Эта стипендія имѣетъ ту особенность, что назначеніе стипендіата не зависитъ отъ Педагогическаго Совѣта Пятой гимназіи. Стипендіатъ избирается изъ сыновей офицеровъ, служащихъ въ 8 флотскомъ экипажѣ, особой коммиссіей, составленной изъ представителей отъ всѣхъ спеціальностей (см. XV приложеніе).

О стипендіяхъ, образовавшихся при настоящемъ директорѣ Михаилѣ Матвѣевичѣ Янко, кромѣ вышеназванныхъ 3 стипендій имени Н. А. Погребова, будетъ сказано нами въ другомъ мѣстѣ.

Теперь мы послѣдовательно остановимся на исторіи развитія Общества вспомоществованія нуждающимся ученикамъ Пятой гимназіи, на перестройкѣ послѣдней и, наконецъ, перейдемъ къ разсмотрѣнію учебно-воспитательнаго дѣла въ періодъ управленія Ивана Ѳедоровича Шрамека

а) Общество вспомоществованія.

Мысль объ образованіи Общества всецѣло принадлежитъ Ивану Ѳедоровичу. То была, правда, не новая мысль: самъ Иванъ Ѳедоровичъ говоритъ въ своемъ представленіи Попечителю округа о существованіи подобныхъ Обществъ въ Твери и Псковѣ 1). Но это обстоятельство, по нашему мнѣнію, нисколько не умаляетъ заслуги Ивана Ѳедоровича, какъ учредителя нашего Общества. Перебирая архивные документы, относящіеся къ этому дѣлу, мы пришли къ выводу. что фактъ учрежденія Общества при Пятой гимназіи, пріобрѣлъ въ самое короткое

--------------------------

1) Представленіе 25 января 1873 г. № 32.

145

время широкую извѣстность, и что, если наше Общество и не было первымъ въ Россіи, какъ повторялось и ошибочно повторяется многими въ настоящее время, то его уставъ, во всякомъ случаѣ, послужилъ типомъ, по которому создались другіе уставы подобныхъ же благотворительныхъ обществъ. Цѣль Общества — попеченіе о нуждающихся ученикахъ Пятой С.-Петербургской гимназіи. Желающихъ ближе ознакомиться съ главнѣйшими положеніями, на которыхъ основалось оно, отсылаемъ къ самому уставу, утвержденному Управляющимъ Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ статсъ-секретаремъ Лобановымъ-Ростовскимъ 22 мая 1873 года. Дѣло это было встрѣчено полнымъ сочувствіемъ. Доказательствомъ этого служитъ то, что въ первый же годъ было собрано въ пользу его 2400 р. Наиболѣе крупныя пожертвованія въ первое время были сдѣланы протоіереемъ Стефановичемъ (120 руб.), баронессой Клавдіей Александровной Меллеръ-Закомельской (100 руб.) и др. Въ 1874 году молодое Общество приняло участіе въ устройствѣ Рождественской елки 1). Празднество состоялось по иниціативѣ директора, собравшаго для этого необходимую сумму по подпискѣ. Бѣдные ученики, кромѣ удовольствія, получили книги, форменное платье, учебныя принадлежности. Не трудно представить себѣ, какъ радъ былъ виновникъ этого благотворительнаго дѣла. «Надо знать — говоритъ онъ въ отчетѣ о состояніи Общества за 1874 годъ — положеніе большей части учениковъ. чтобы вполнѣ оцѣнить полезность, даже необходимость такого благотворительнаго учрежденія. Поставленная среди бѣднаго населенія Коломенской части Пятая гимназія заключаетъ въ себѣ много такихъ учениковъ, которые не только затрудняются внести за себя плату за ученье, но даже нуждаются въ пищѣ и одеждѣ. Между тѣмъ, приливъ учениковъ изъ среды бѣднѣйшаго населенія съ каждымъ годомъ увеличивается: оно смотритъ на ученье въ гимназіи, какъ на единственное средство вывести со временемъ дѣтей изъ

---------------------------

1) Оно истратило на этотъ прсдметъ 313 р. 39 к., а въ слѣдующемъ 1875 году 264 р. 52 коп. Отчетъ Общества вспомоществованія за 1883 годъ.

146

гнетущей нищеты; и мелкій писецъ, и отставной солдатъ, и неимущій, торговецъ-еврей бьются изъ послѣдняго, чтобы опредѣлить сына въ гимназію. И какъ мало нужно иногда, чтобы оказать дѣйствительную помощь этимъ труженикамъ-дѣтямъ, которые съ дальнихъ квартиръ, иногда изъ за Нарвской заставы, каждое утро къ 8 1/2 часамъ, идутъ въ гимназію, въ холодной разорванной одеждѣ, съ кускомъ черстваго хлѣба для завтрака!»

За первое десятилѣтіе Общества поступило въ его пользу всего 45984 р. 26 коп., израсходовано за тотъ же періодъ времени 26498 р. 73 коп., къ 1 января 1884 года оставалось 19485 р. 53 коп. Изъ 26498 р. 73 коп., израсходованныхъ за первое десятилѣтіе, для удовлетворенія главной цѣли существованія Общества пошло 12875

руб. 60 коп., а именно:

а)    за ученіе нуждающихся учениковъ уплачено — 8079 р. 85 к.

б)    на книги и учебныя пособія ученикамъ — 2257 р. 92 к.

в)    на одежду, обувь, пищу и другія пособія для продолженія ученія — 1824 р. 92 к.

г)    на пособіе ученикамъ для продолженія ученія въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ — 135 р.

д)    на устройство елки въ 1874 и 1875 гг. — 577 р. 91 к.

12875 р. 60 к.

Судя по годовымъ отчетамъ 1) за второе десятилѣтіе существованія Общества на тотъ же предметъ было израсходовано 16329 р. 37 к., т. е. значительно болѣе, чѣмъ

въ первое десятилѣтіе. Изъ этихъ 16329 р. 37 коп. было израсходовано:

а)    на уплату за ученіе — 10420 р.

б)    на книги и другія учебныя пособія — 1310 р. 82 к.

--------------------------------

1) Мы пользовались годовыми отчетами за періодъ времени съ 1884—1894 г.

147

в)    на одежду и др. пособія для продолженія ученія — 2995 р. 55 к.

г)    на пособіе какъ ученикамъ гимназіи, такъ и окончившимъ въ ней курсъ — 1403 р.

д)    на устройство школьной дачи — 200 р.

16329 р. 37 к.

Наконецъ, въ 1894 году, на дѣло благотворительности издержано Обществомъ 1916 руб. 94 коп., при чемъ отказовъ въ просимыхъ пособіяхъ за этотъ годъ не было. Капитала къ 1 января настоящаго года было 25291 р. 32 1/4 коп. 1).

Такимъ Образомъ, Общество, учрежденное Иваномъ Ѳедоровичемъ, поставлено на прочномъ основаніи, будущность его вполнѣ обезпечена, нельзя не пожелать ему отъ души всего лучшаго. Здѣсь умѣстно будетъ упомянуть тѣхъ лицъ, которыя болѣе всего потрудились для его процвѣтанія. Первымъ предсѣдателемъ его былъ, до самой своей смерти 19 іюля 1884 года, его учредитель, а затѣмъ, съ 1885 года предсѣдателемъ Общества состоитъ настоящій директоръ Пятой гимназіи М. М. Янко. Товарищами предсѣдателя состояли: А. П. Меландеръ, П. Т. Павловъ, В. Н. Авенаріусъ и Александръ Григорьевичъ Глуховъ (съ 1880 г. по настоящее время). Казначеями Общества были: П. Т. Павловъ, В. С. Маневскій (съ 1876—1885), В. И. Мазаракій (1886 —1891) и съ 1892 состоитъ при исполненіи этой обязанности Л. В. Рутковскій. Наконецъ назовемъ дѣлопроизводителей Общества: Ф. А. Краснаго (до 1881 г.) и настоящаго дѣлопроизводителя В. Ф. Павлова (съ 1881 г.).

б) Перестройка Пятой гимназіи.

Необходимость капитальной перестройки Пятой гимназіи съ цѣлью увеличить ея помѣщеніе неоднократно указывалась директоромъ А. Н. Бѣляевымъ. У читателя,

----------------------------

1) Отчетъ Общества вспомоществованія за 1894 г.

148

вѣроятно, осталась въ памяти та яркая картина стараго помѣщенія ея, которую съ такою обстоятельностыо и правдивостыо изобразилъ въ одномъ изъ своихъ отчетовъ А. Н. Бѣляевъ.

Вскорѣ послѣ своего вступленія въ директорскую должность Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ коснулся неудобствъ гимназическаго помѣщенія въ своемъ представленіи касательно обученія гимнастики воспитанниковъ Пятой гимназіи. «Вслѣдствіе представленія Вашей Свѣтлости — писалъ онъ князю Ливену — относительно обученія гимнастики учениковъ ввѣренной мнѣ гимназіи, имѣю честь донести, что въ зданіи гимназіи, по тѣснотѣ, едва размѣщаются классы, и потому не представляется возможнымъ отвести отдѣльное помѣщеніе для гимнастическихъ упражненій, почему и предоставлена для нихъ, по необходимости, общая зала, хотя она довольно мала, потолокъ имѣетъ низкій и вообще неудобна для предназначенной цѣли, сверхъ того во время упражненій въ залѣ бываетъ тѣсно и душно, что лишаетъ учениковъ той пользы, которая ожидается отъ обученія гимнастикѣ въ отношеніи укрѣпленія ихъ силъ и здоровья. До 1 января сего (1873) года обученіе это производилось за особую плату; всѣхъ учащихся было 44 человѣка. Съ 1 же января оно предлагается желающимъ на ихъ волю безплатно, но не могло и не можетъ бытъ сдѣлано обязательнымъ по крайней тѣснотѣ помѣщенія: учениковъ, желающихъ обучаться гимнастикѣ безплатно, имѣется уже въ виду до 15 человѣкъ, для чего и приглашенъ уже мною особый преподаватель, прослушавшій курсъ при гимнастическомъ обществѣ, г. Мартыновъ, который будетъ обучать учениковъ по одному уроку въ недѣлю въ каждомъ классѣ» 1).

Вопросъ о гимнастикѣ возникъ самъ собой, такъ такъ по уставу 1871 года гимнастика сдѣлалась обязательнымъ предметомъ, но помѣщеніе Пятой гимназіи было такое, что нечего было и думать о введеніи ея,

---------------------------

1) Представленіе отъ 10 января 1873 г.

149

какъ предмета обязательнаго для всѣхъ учащихся; въ этомъ нельзя не согласиться съ мнѣніемъ директора гимназіи. Впрочемъ, вопреки высказанному мнѣнію, Иванъ Ѳедоровичъ сталъ постепенно вводить обязательную гимнастику; конечно, очень хорошо сознавая, что эта гимнастика, при существующемъ помѣщеніи Пятой гимназіи, не только безполезна, но легко можетъ и вредить.

Въ отчетѣ о состояніи гимназіи за 1873 годъ И. Ѳ. опять указалъ на неудобства гимназическаго помѣщенія, на отсутствіе квартиръ для инспектора и помощниковъ классныхъ наставниковъ, отдѣльныхъ помѣщеній для физическаго кабинета и отдыха преподавателей, рекреаціонной и гимнастической залъ, на небольшіе размѣры классовъ, на тѣсноту корридоровъ 1). Въ слѣдующемъ году въ отчетѣ заявляется, что «ни одна Петербургская гимназія не заключаетъ въ себѣ такихъ выдающихся неудобствъ помѣщенія въ педагогическомъ и гигіеническомъ отношеніяхъ, какъ Пятая гимназія. Главная причина этого недостатка — говорится далѣе — заключается въ томъ, что она почти 30 лѣтъ занимаетъ домъ, построенный нѣсколько десятковъ лѣтъ тому назадъ и не предназначавшійся для настоящей цѣли» 2). Въ этомъ же отчетѣ Иванъ Ѳедоровичъ обращается къ Высшему Начальству съ просьбой о доставленіи гимназіи средствъ на перестройку, указываетъ на необходимость построить флигель на пустопорожнемъ мѣстѣ, принадлежащемъ Пятой гимназіи и выходящемъ на Англійскій проспектъ. Такая постройка — говоритъ онъ,— по примѣрной смѣтѣ архитектора, должна обойтись въ 75000 рублей. Это конечно, только прелюдія къ дальнѣйшимъ представленіямъ въ томъ же тонѣ. Еще раньше, въ началѣ 1874 года, Иванъ Ѳедоровичъ вошелъ къ Начальству съ особой докладной запиской.— Въ ней указываются уже извѣстные намъ изъ донесеній директора Бѣляева факты,

-------------------------------

1) Отчетъ о состояніи Пятой гимназіи за 1873 гр. годъ.

2) Отчетъ о состояніи Пятой гимназіи въ 1874 году.

150

а потому и не останавливаемся здѣсь на ихъ повтореніи. Между прочимъ, Иванъ Ѳедоровичъ указываетъ на отсутствіе актовой залы, которая «должна быть святымъ для воспитанниковъ гимназіи мѣстомъ» 1). «Для устраненія всѣхъ неудобствъ — читаемъ мы въ докладной запискѣ — единственнымъ средствомъ можетъ служить постройка флигеля на пространствѣ, принадлежащемъ Пятой гимназіи (по Англійскому проспекту). Пространство, простирающееся между настоящимъ помѣщеніемъ гимназіи и сосѣднимъ домомъ, 27 саж. въ длину, представляетъ то удобство, что, въ случаѣ надобности, было бы возможио соединить настоящее помѣщеніе съ новою постройкою 2). Къ величайшему моему сожалѣнію Пятая гимназія не имѣетъ никакихъ средствъ, которыя бы могли служить для осуществленія новой постройки, почему и позволяю себѣ покорнѣйше просить Вашу свѣтлость ходатайствовать у г. Министра о назначеніи потребной для новой постройки суммы. Долгомъ считаю указать на слѣдующія обстоятельства: въ 1856 году Министръ Народнаго Просвѣщенія Головинъ посѣтилъ Пятую гимназію и, убѣдившись въ тѣснотѣ помѣщенія, приказалъ составить смѣту для новой постройки и ассигновать 50000 рублей для осуществленія ея. По неизвѣстнымъ мнѣ причинамъ, къ постройкѣ не приступлено». Нѣсколько дней спустя Иванъ Ѳедоровичъ вошелъ съ новымъ представленіемъ 3), въ которомъ приводитъ мнѣніе архитектора о необходимости для производства перестройки употребить сумму въ 70000—75000 рублей. При этомъ Иванъ Ѳедоровичъ указываетъ три способа, какими Пятая гимназія могла бы добыть требуемую сумму. Этой суммою могло бы ссудить ее заимообразно Министерство, подъ условіемъ ежегодной уплаты 2000 рублей, но только съ того времени, когда инспекторъ гимназіи

------------------------------

1) Безусловно вѣрная мысль. Къ сожалѣнію, и въ настоящее время актовая зала Пятой гимназіи, по необходимости, должна быть и рекреаціонной.

2) Прекрасная мысль, которая, при счастливыхъ обстоятельствахъ, могла бы со временемъ и осуществиться.

3) Дополненіе къ докладной запискѣ 12 января 1874 года № 23.

151

и помощники классныхъ наставниковъ будутъ имѣть казенныя квартиры. Второй способъ заключается въ томъ, что гимназія получаетъ изъ Министерства лишь часть требуемой суммы, въ размѣрѣ 30000 рублей, въ видѣ единовременнаго пособія, остальную же часть въ размѣрѣ 40000 — 45000 получаетъ заимообразно изъ С.-Петербургскаго Городского Кредитнаго Общества, подъ залогъ своего помѣщенія, съ обязательствомъ погасить долгъ ежегодными взносами изъ своихъ спеціальныхъ средствъ. Наконецъ, третій способъ предполагаетъ, что Высшее Начальство исходатайствовало бы для гимназіи сумму въ размѣрѣ отъ 15000 до 20000 рублей и вмѣстѣ съ тѣмъ дало бы свое разрѣшеніе на учрежденіе особаго «комитета покровителей и друзей Пятой гимназіи». На основаніи того, что приходилось не разъ слышать, таковые — по мнѣнію Ивана Ѳедоровича — у Пятой гимназіи найдутся: необходимо только указать цѣль и положить прочное основаніе. Изъ этихъ трехъ проектовъ первый, безспорно лучшій, самый практическій, предполагалъ участіе только одного правительства, второй — правительства и частнаго кредитнаго учрежденія, третій — правительства и общества. Иванъ Ѳедоровичъ самъ въ своемъ донесеніи критически разбираетъ всѣ три проекта: лучше всѣхъ для гимназіи и для казны, по справедливому мнѣнію директора, первое предположеніе, хуже всѣхъ — второе, третье — недурно, но непремѣнно затянетъ то дѣло, вся суть котораго заключается въ скорѣйшемъ исполненіи. (Дополненіе въ докладной запискѣ 12 января 1874 года № 23). Въ отчетѣ за 1876 годъ мы читаемъ слѣдующія строки: «Во всѣхъ донесеніяхъ я старался подробно изложить всѣ неудобства помѣщенія, весь вредъ въ гигіеническомъ отношеніи для учащихся и учащихъ отъ скученности помѣщенія, всѣ затрудненія относительно поддержанія порядка во время перемѣнъ и даже нравственнаго воспитанія учащихся и, наконецъ опасностъ отъ сотрясенія пола вз залѣ, находящейся надъ классными комнатами и надъ корридорами классныхъ комнатъ, единственной комнатѣ, въ которой

152

возможно обучать гимнастикѣ. Со времени прежнихъ моихъ донесеній — продолжаетъ Иванъ Ѳедоровичъ — не измѣнилось ни одно обстоятельство, и такъ продолжаютъ существовать всѣ прежнія неудобства. Поэтому, ссылаясь на всѣ мои прежнія донесенія, я осмѣливаюсь выразить желаніе, чтобы опасеніе, высказанное мною столько разъ, не оправдалось гибелью дѣтей, уже разъ такъ страшно и такъ близко угрожавшей» 1). Дѣло въ томъ, что за три — четыре мѣсяца до этого въ одномъ изъ помѣщеній гимназіи, находящихся подъ гимнастической залой, обрушилась штукатурка на пространствѣ трехъ квадратныхъ саженей 2). Въ виду возможности повторенія подобнаго случая при иныхъ, худшихъ условіяхъ, Иванъ Ѳедоровичъ прекратилъ обученье обязательной гимнастикѣ 3). Когда въ 1874 году Иванъ Ѳедоровичъ проектировалъ, между прочимъ, «комитетъ покровителей и друзей Пятой гимназіи», онъ имѣлъ, конечно, въ виду нѣсколько лицъ, на помощь которыхъ вполнѣ разсчитывалъ. Въ 1876 году два петербургскіе купца: 1 гильдіи Иванъ Ивановичъ Капустинъ и 2 гильдіи Николай Алексѣевичъ Погребовъ, щедрый благожелатель Пятой гимназіи, внесли крупныя пожертвованія на предполагаемую перестройку гимназіи. Первый изъ нихъ внесъ 19 февраля, въ приснопамятный день освобожденія крестьянъ отъ крѣпостной зависимости, 5350 руб., а второй 12 марта пожертвовалъ 5000 рублей. Къ чести Иванъ Ѳедоровича слѣдуетъ сказать, что онъ велъ свое дѣло энергично и стремился во чтобы то ни стало привести его къ концу: онъ не переставалъ напоминать Высшему Начальству о нуждахъ своей гимназіи. Ни одинъ изъ трехъ проектовъ Ивана Ѳедоровича не имѣлъ успѣха. Онъ остановился тогда на четвертой возможности и сталъ хлопотать о разрѣшеніи поставить гимназію въ полную зависимость отъ Кредитнаго Общества. Онъ прибѣг-

----------------------------

1) Отчетъ о сост. Пятой гимназіи за 1870 годъ.

2) Донесенія отъ 17 сентября 1875 года.

3) Въ отчетѣ за 1877 г. говорится, что обязательная гимнастика все еще

не введена.

153

нулъ къ этому средству, какъ къ послѣднему, которое было въ его рукахъ.

Въ представленіи своемъ отъ 3 марта 1878 года Попечителю учебнаго округа князю Михаилу Сергѣевичу Волконскому Иванъ Ѳедоровичъ остановился подробно на матеріальномъ положеніи Пятой гимназіи, такъ сказать, наканунѣ перестройки. «Для постройки и передѣлки стараго зданія — говоритъ онъ,— исчислено по смѣтѣ 72630 рублей, но такъ какъ при займѣ гимназія должна потерять по курсу 1), то надо предположить потребную на постройку сумму въ 75000 рублей, каковой капиталъ можетъ образоваться изъ слѣдующихъ источниковъ:

1) Предполагаемая скидка 5% съ исчисленной по смѣтѣ суммы составитъ 3600 р.

2) Изъ спеціальныхъ средствъ, которыя будутъ свободны къ началу будущаго учебнаго года — 10000 р.

Остальная сумма въ 61400 рублей должна быть покрыта долгосрочнымъ займомъ въ какомъ-либо кредитномъ учрежденіи.

Въ будущемъ учебномъ году сумма сбора за ученіе, предполагая 330 учениковъ въ 8-ми коренныхъ классахъ. 3 параллельныхъ отдѣленіяхъ и двухъ отдѣленіяхъ приготовительнаго класса, за исключеніемъ процента освобожденныхъ бѣдныхъ и дѣтей служащихъ, должна достигнуть 17300 р.

Изъ этой суммы должны быть израсходованы:

1) 12% въ сумму Ученаго Комитета, на содержаніе параллельныхъ отдѣленій и на пенсіи приходскимъ учителямъ, что составитъ — 2076 р.

2) На содержаніе VIII класса — 1000 р.

3) Въ пособіе казнѣ по § 5 ст. 2 — 2404 р.

4) На два паралл. отдѣленія — 1850 р.

5) На содержаніе 2-го отдѣленія приготовительнаго класса — 1100 р.

------------------------

1) Кредитное Общество даетъ заемныя суммы своими облигаціями.

154

6) На ремонтъ дома, отопленіе и прочіе хозяйственные расходы — 2918 р.

7) На пособіе служащимъ — 2000 р.

8) На пособіе ученикамъ — 650 р.

9) Проценты на занятый капиталъ и погашеніе долга — 4293 р.

Всего 18288 р.

Такъ какъ предполагаемый доходъ не достигаетъ суммы расхода, то я нахожу только одно средство для осуществленія постройки въ предположенныхъ размѣрахъ — почтительнѣйше просить Ваше Сіятельство ходатайствовать передъ г. Министромъ Народнаго Просвѣщенія, не признаетъ-ли онъ возможнымъ назначать ежегодно, до истеченія срока уплаты, на содержаніе параллельнаго отдѣленія при 3-мъ классѣ 1500 р., независимо отъ суммы, отпускаемой на содержаніе параллелей при 1 и 2 классахъ.

Въ томъ случаѣ, если Ваше Сіятельство найдете неудобнымъ ходатайствовать объ ассигнованіи 1500 р. на содержаніе параллельнаго отдѣленія при 3-мъ классѣ, или же г. Министръ не найдетъ возможнымъ назначать ежегодно эту сумму, то, конечно, остается только одно — лишить преподавателей той доли пособія, которою они ежегодно пользовались» 1). Рѣчь идетъ о тѣхъ 2000 р., которые поставлены въ его расчетѣ за 7-мъ нумеромъ. Князь Михаилъ Сергѣевичъ, вполнѣ проникнувшись сознаніемъ настоятельной нужды и желаніемъ помочь гимназіи, обратился съ надлежащимъ ходатайствомъ, и послѣднее увѣнчалось успѣхомъ. 26 апрѣля 1878 года Государь Императоръ соизволилъ на производство Пятой С.-Петербурсгской гимназіи займа посредствомъ залога принадлежащаго ей дома въ кредитномъ учрежденіи, съ обращеніемъ вырученной черезъ заемъ суммы на переустройство помѣщенія гимназіи. Вмѣстѣ съ тѣмъ Попечитель округа, въ томъ же предложеніи, объявилъ, что на

------------------------------

1) Предложеніе отъ 3 марта 1878г. № 103.

155

содержаніе параллели при 3-мъ классѣ Пятой гимназіи будетъ отпускаться ежегодно въ распоряженіе директора просимая сумма въ 1500 рублей 1). Въ августѣ мѣсяцѣ управлявшій округомъ, К. П. Яновскій уполномочилъ дирсктора самого войти въ сношеніе съ Кредитнымъ Обществомъ и произвести въ немъ потребный заемъ 2). Наступалъ рѣшительный моментъ. 28 сентября 1878 года было подписано первое обязательство: имущество Пятой гимназіи, со всѣми строеніями и землею, переставало принадлежать ей, изъ положенія свободнаго переходило въ положеніе зависимое; въ замѣнъ этого С.-Петербургское Городское Кредитное Общество выдало директору Пятой гимназіи въ ссуду 40000 р. на 25-лѣтній срокъ. Сознаемся здѣсь откровенно, что, разбирая бумаги въ гимназическомъ архивѣ и найдя это первое обязательство, авторъ испыталъ нѣкоторое волненіе. Князь Михаилъ Сергѣевичъ въ одномъ изъ своихъ предложеній Хозяйств. Комитету Пятой гимназіи, въ которомъ онъ дѣлаетъ ему нѣкоторыя безусловно справедливыя замѣчанія, назвалъ залогъ гимназіи небывалымъ доселѣ залогомъ казеннаго зданія въ Городскомъ Кредитномъ Обществѣ 3).

Такъ какъ торги не состоялись, то Хозяйственный Комитетъ, по предложенію архитектора С.-Петербургскаго Учебнаго Округа, рѣшилъ отдать: 1) работы по переустройству стараго зданія гимназіи и постройкѣ новаго флигеля СПБ. 2 гильдіи купцу Автоному Степанову за предложенную имъ сумму въ 55000 р., 2) работы по водо- и газопроводамъ и устройство водяного отопленія СПБ. 1-й гильдіи купцу Максу Гицлю за 13300 рублей. На первое послѣдовало разрѣшеніе Правительствующаго Сената указомъ отъ 3 августа 1878 года (за № 29823), второе разрѣшено Министромъ Народнаго Просвѣщенія 7-го октября того же года.

--------------------------

1) Предложеніе Попечителя отъ 8 мая 1878 г. за № 3219.

2) Предлож. Управл. Округомъ отъ 26 авг. 1878 г., № 6181.

3) Въ Хозяйств. Комит. 17 дек. 1879 г. за № 8746.

156

Работа растянулась на три года — 1878, 1879 и 1880. Въ 1879 году 2 ноября директоръ гимназіи подписалъ второе обязательство, которымъ закладывалъ новую постройку, въ замѣнъ чего получилъ изъ Кредитнаго Общества дополнительную ссуду на 25 лѣтній срокъ въ размѣрѣ 30000 рублей. Такимъ образомъ долгъ гимназіи возросъ до 70000 рублей, которые прсдстояло погасить, внося должные проценты, въ теченіе 25 лѣтняго срока. Годичная уплата состоитъ изъ 4900 рублей, въ которыхъ заключается и часть капитала, и проценты. Изъ суммы, полученной изъ Кредитнаго Общества, было уплачено подрядчикамъ за произведенныя работы въ 1878 году — 38600 рублей, въ 1879 году — 23600 рублей, а остальные 7800 рублей предполагалось уплатить подрядчикамъ въ 1880 г., по окончаніи всѣхъ работъ въ гимназіи, въ августѣ мѣсяцѣ, 1) согласно съ заключенными съ подрячиками контрактами и на уплату разницы по курсу. Кромѣ 70000 р., полученныхъ заимообразно изъ Спб. Кредитнаго Общества, гимназія изразходовала на постройку 15000 р. изъ своихъ сбереженій.

Капитальный ремонтъ заключался не только въ постройкѣ новаго флигеля, но и въ полной передѣлкѣ стараго, при чемъ имѣлось въ виду не только расширить помѣщенія гимназіи, но также усовершенствовать его въ гигіеническомъ отношеніи. При этомъ была сдѣлана и капитальная ошибка: введено водяное отопленіе. Послѣднее потребовало устройства вентиляціи. Настоящее начальство гимназіи употребляло всѣ мѣры, пользовалось всѣми средствами, которыя имѣло подъ своими руками, и все-таки помѣщеніе Пятой гимназіи оставляетъ многаго желать въ гигіеническомъ отношеніи. Лучшею вентиляціею, разумѣется, были-бы обыкновенныя печи и форточки: фактъ этотъ не подлежитъ никакому сомнѣнію. Къ сожалѣнію, по своимъ крайне ограниченнымъ средствамъ, Пятая гимназія не можетъ вернуться къ этому примитивному и лучшему типу вентиляціи.

---------------------------

1) Отчетъ за 1879 годъ.

157

Уничтоженіе системы водяного отопленія и замѣна ея обыкновенной печной системой стоили-бы такихъ суммъ, о которыхъ наша гимназія, «золушка» въ средѣ другихъ. гимназій, не можетъ, пока, и мечтать. Есть недостаки и по отношенію къ размѣрамъ помѣщенія: учительская мала для наличнаго педагогическаго персонала, долженъ бы былъ помѣщаться въ лучшей комнатѣ приготовительный классъ; ученическія шинельныя не вполнѣ удовлетворительны; отсутствіе большой, высокой и свѣтлой гимнастической залы — громадный недостатокъ, при которомъ положительно парализуется вся та польза, которую предполагалъ гуманный законодатель, поставившій по Уставу 1871 года гимнастику въ число предметовъ, преподаваемыхъ безъ особенной за это платы 1). Повторяемъ еще разъ: гимназическое начальство, чувствуя всѣ эти недостатки, принимало всѣ зависящія отъ него мѣры для устраненія ихъ, но, къ сожалѣнію, не можетъ располагать тѣми средствами, которыя необходимы для полнаго устраненія вышеуказанныхъ неудобствъ. Гимназія наша имѣетъ еще одинъ крупный недостатокъ, недостатокъ своего храма. Въ 1874 г. авторъ «Историческаго очерка Пятой Спб. гимназіи», А. А. Радонежскій писалъ въ своемъ очеркѣ: «И въ ближайшемъ будущемъ можетъ быть надъ зданіемъ Пятой гимназіи будетъ красоваться святой крестъ, и подъ сводами ея новоустроеннаго храма будутъ возноситься чистыя дѣтскія молитвы за обожаемаго Государя и за создателей и благотворителей храма того»... Увы! Прошелъ 21 годъ съ тѣхъ поръ, а наша гимназія еще не имѣетъ своего храма.

Указывая на неудобства помѣщенія Пятой гимназіи, мы посмотрѣли на дѣло только съ одной стороны. Чтобы быть исторически объективнымъ, необходимо отдать должное, какъ покойному директору Пятой гимназіи, И. Ѳ. Шрамеку, такъ и ближайшимъ помощникамъ его. Во всякомъ случаѣ, помѣщеніе гимназіи сильно улуч-

----------------------------

1) Уставъ 1876. § 12, прим. 2

158

шилось. Во всякомъ случаѣ, перестройка помѣщенія Пятой гимназіи составляетъ крупную заслугу Ивана Ѳедоровича.

в) Учебно-воспитательная часть. (1872—1884)

Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ началъ свою дѣятельность въ должности директора Пятой гимназіи съ 1872/3 учебнаго года. При вступленіи въ должность Ивана Ѳедоровича Пятая гимназія состояла изъ 7-ми основныхъ классовъ, 1-го параллельнаго (при IV классѣ) и 1-го приготовительнаго.

Въ 1872—73 учебномъ году было введено преподаваніе греческаго языка въ VII классѣ: такимъ образомъ наша гимназія окончательно превратилась въ классическую. Въ то же самое время приводились въ жизнь и другія требованія устава 1871 года; такъ, было введено преподаваніе пѣнія, которое по новому уставу должно преподаваться всѣмъ воспитанникамъ безплатно 1). Для уроковъ пѣнія была пріобрѣтена фисгармоника, которая и употреблялась нѣсколько лѣтъ, пока не поступилъ къ намъ настоящій учитель пѣнія Александръ Васильевичъ Ѳедоровъ; въ настоящее время на урокахъ пѣнія употребляется скрипка. Въ томъ же учебномъ году было сдѣлано обязательнымъ для воспитанниковъ ношеніе ранца, и введены дневники для записыванія задаваемыхъ на домъ уроковъ. Обѣ эти мѣры были приведены на основаніи Министерскихъ распоряженій, первая — отъ 6 сентября, вторая — отъ 9 декабря 1872 года. Ношеніе ранцевъ введено у насъ по примѣру германскихъ училищъ, гдѣ установленъ обычай ношенія учениками классныхъ принадлежностей въ ранцахъ обыкновенной солдатской формы. Въ Министерскомъ распоряженіи о введеніи этого обычая у насъ, а потомъ и въ циркулярахъ Попечителей были указаны слѣдующія пре-

---------------------------

1) Уставъ 1871 года, § 12, примѣчаніе 2-е.

159

имущества его предъ ношеніемъ классныхъ принадлежностей въ портфеляхъ, связкахъ и узлахъ: «при ранцахъ дѣти несутъ тяжесть на обоихъ плечахъ, что заставляетъ ихъ держаться прямо, съ переходомъ въ высшій классъ прибавляются новыя классныя принадлежности, и «увеличивающійся мало-по-малу грузъ на плечахъ ученика, укрѣпляя спинную кость, постепенно приготовляетъ его къ той порѣ, когда при всеобщей воинской повинности, ему придется, вставъ въ ряды войска, помѣстить всѣ исходныя принадлежности въ такомъ же ранцѣ, только большаго размѣра». Что касается заведенія дневниковъ для записыванія уроковъ, мѣра эта въ высшей степени раціональна. Благодаря этому, родители получили возможность слѣдить изо дня въ день за уроками, задаваемыми ихъ дѣтямъ. Особенно цѣнно то, что тетради эти составлены по извѣстному образцу, и что всѣ данныя заносятся въ опредѣленныя графы, въ извѣстномъ порядкѣ, пріучая такимъ образомъ ученика къ точности и аккуратности.

Въ январѣ 1873 года состоялось распоряженіе о введеніи такъ называемыхъ каникулярныхъ работъ. «Предъ окончаніемъ учебнаго года и ученія въ классахъ,— говорится въ этомъ распоряженіи,— преподаватели каждаго класса, начиная съ І-го, по Закону Божію, по отечественному и древнимъ языкамъ и по математикѣ, подъ предсѣдательствомъ директора или инспектора, или класснаго наставника и непремѣнно въ присутствіи сего послѣдняго, совѣтуются между собою, какія занятія по каждому изъ вышеозначенныхъ предметовъ и въ каждомъ классѣ должны быть заданы ученикамъ на лѣтнее вакаціонное время. При этомъ должно имѣть въ виду, чтобы ученики не были обременены этими задачами, и каникулы служили, по прежнему, временемъ отдохновенія, но чтобы вмѣстѣ съ тѣмъ ученики не забывали пройденнаго ими, а, напротивъ того, укрѣпляли бы пройденное въ своей памяти и прилагали пріобрѣтенныя ими познанія къ разрѣшенію предложенныхъ имъ задачъ. Задачи эти такимъ образомъ должны быть по каждому

160

предмету такого рода, чтобъ онѣ могли быть исполняемы учениками среднихъ силъ совершенно удовлетворительно, безъ посторонней помощи, и чтобы онѣ состояли въ связи съ курсомъ истекшаго учебнаго года... По возобновленіи ученія, прежде всего преподавателями соотвѣтственныхъ предметовъ въ назначенные имъ уроки должно быть провѣрено чтеніе того, что было предложено, и разсмотрѣны, и возвращены ученикамъ съ надлежащими поправками и изъясненіями письменныя работы. На отмѣтки, выставленныя по каждому предмету за эти занятія въ теченіе лѣтней вакаціи, должно быть обращаемо особенное вниманіе при аттестаціи успѣховъ и прилежанія каждаго ученика въ первой изъ срочныхъ вѣдомостей за годъ». Эта мѣра была введена въ Пятой гимназіи въ томъ же учебномъ году и безъ перерыва практикуется до настоящаго времени. Прекрасная въ идеѣ, она, силою различныхъ обстоятельствъ, которыя устранить невозможно, превратилась въ формальность. Ученики, за весьма немногими исключеніями, исполняютъ эти работы въ самые послѣдніе дни, передъ началомъ учебныхъ занятій. При этомъ только очень немногіе изъ нихъ исполняютъ ихъ самостоятельно. Въ этомъ, конечно, нельзя винить школу, которую въ послѣднее время всѣ рѣшительно такъ склонны винить во всемъ. Если бы родители прониклись сознаніемъ несомнѣнной пользы каникулярныхъ работъ, при систематическомъ, совершенно не обременительномъ занятіи, изо дня въ день, хотя бы въ продолженіе одного только лѣтняго мѣсяца, и, понимая всю пользу каникулярныхъ работъ, слѣдили бы за ихъ исполненіемъ, отъ этого, конечно, только бы выиграли и семья, и школа. Работы задаются такъ, что ежедневнаго часового занятія вполнѣ достаточно для исполненія ихъ. Ученики не являлись бы въ гимназію съ такими громадными пробѣлами, съ которыми являются теперь, успѣхи ихъ были бы, конечно, болѣе удовлетворительными, а преподавателямъ, безспорно, было бы легче вести свое дѣло. Начальство Пятой гимназіи, съ своей стороны, принимаетъ всѣ мѣры, чтобы придать этимъ

161

работамъ должное значеніе, строго контролируетъ учениковъ, предлагаетъ уменьшеніе балловъ въ первой срочной вѣдомости, въ случаѣ неудовлетворительнаго исполненія работы, но, при отсутствіи поддержки со стороны семьи, школа нерѣдко бываетъ безсильна.

Въ томъ же учебномъ году поднимался въ Педагогическомъ Совѣтѣ вопросъ о постановкѣ преподаванія въ приготовительномъ классѣ. Курсъ этого класса былъ двухгодичный, такъ какъ въ составъ его принимались очень маленькія дѣти. Въ одномъ изъ засѣданій Совѣта были сдѣланы слѣдующія постановленія о преподаваніи въ 1-мъ году приготовительнаго класса.

а) курсъ ариѳметики въ 1-мъ году ограничить дѣленіемъ на число, выраженное одною единицею (однозначное число),

б) задавать ученикамъ на домъ наиболѣе простыя задачи, допуская, въ случаѣ надобности, болѣе сложныя задачи для классныхъ работъ, подъ руководствомъ преподавателя.

в) вообще въ первый годъ въ приготовительномъ классѣ, при обученіи ариѳметикѣ, слѣдуетъ обращать особенное вниманіе на основательное изученіе дѣйствій надъ первыми числами, такъ какъ подобное изученіе, служащее фундаментомъ курса математики въ гимназіи, рѣдко достигается въ домашнемъ приготовленіи.

г) въ занятіяхъ по русскому языку обращать особенное вниманіе на пріученіе къ правильному и неторопливому чтенію.

По отношеніи ко всѣмъ вообще ученикамъ гимназіи старались обращать преимущественное вниманіе на годовыя занятія ихъ, чтобы ученики занимались болѣе ровно въ продолженіе цѣлаго года. Вмѣстѣ съ тѣмъ было постановлено, чтобы не только одинъ учитель русскаго языка, но и всѣ вообще преподаватели обращали вниманіе на точность и логичность ученическихъ отвѣтовъ, чтобы ученики не усвоивали своихъ уроковъ одною только памятью, а относились къ нимъ вполнѣ сознательно. Конечно, нельзя не отнестись къ подоб-

162

ному рѣшенію съ полнѣйшиімъ сочувствіемъ: дѣло не въ томъ, чтобы ученикъ отвѣчалъ безъ запинки, эффектно, а въ томъ, чтобы могъ объяснить и, въ случаѣ надобности, защитить свой отвѣтъ.

Въ своемъ мѣстѣ мы подробно остановились на системѣ наказаній. практиковавшихся въ Пятой гимназіи при А. Н. Бѣляевѣ. Нечего и говорить о томъ, что упомянутое тамъ неоффиціальное наказаніе совершенно вышло изъ употребленія. Что касается практиковавшагося въ то время наказанія за лѣность оставленіемъ послѣ уроковъ, новый начальникъ гимназіи Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ рѣшительно высказался и противъ него. «Для однихъ учениковъ — заявилъ онъ въ одномъ изъ первыхъ засѣданій Совѣта въ 1873—74 учебномъ году — эта мѣра исправленія слишкомъ слаба, такъ какъ лѣнтяй скоро привыкнетъ къ ней и иногда, на другой день послѣ наказанія. спокойно отказывается отвѣчать урокъ, ссылаясь на то, что наканунѣ долго былъ задержанъ въ гимназіи и не успѣлъ дома приготовить всѣхъ уроковъ. Для другихъ учениковъ это наказаніе оказывается слишкомъ тяжелымъ, потому что въ самомъ дѣлѣ тяжело просидѣть послѣ пяти уроковъ еще часа два надъ поправкою плохо приготовленной работы или надъ изученіемъ непонятаго имъ, или почему либо не выученнаго, урока. Вмѣсто означенной мѣры гораздо полезнѣе будетъ заставить лѣниваго ученика приходить въ гимназію въ воскресенье или въ праздникъ послѣ обѣдни. Здѣсь, подъ надзоромъ начальства или преподавателей, наказанный выучитъ неприготовленный урокъ или исполнитъ какую-либо назначенную ему письменную работу. Если данная работа будетъ сдѣлана имъ небрежно, если будетъ замѣтно, по количеству ошибокъ, только желаніе поскорѣе отдѣлаться отъ работы, въ такомъ случаѣ лѣнивый ученикъ приглашается опять въ гимназію, въ слѣдующій праздникъ, и садится за ту же работу. Опытъ доказалъ, что обязательный приходъ по праздникамъ въ гимназію для работы самая чувствительная мѣра, которой очень боятся лѣнивые ученики». Переходя къ во-

163

просу объ устройствѣ надзора за учениками, директоръ замѣтилъ, что возложить этотъ надзоръ на одно лицо было бы очень обременительно, почему Педагогическій Совѣтъ опредѣлилъ: признавая мѣру, предложенную г. директоромъ, вполнѣ цѣлесообразною, пригласить къ исполненію ея всѣхъ гг. преподавателей и для сего просить г. исправляющаго должность инспектора составить распредѣленіе дежурства въ гимназіи по воскресеньямъ между наличнымъ составомъ преподавателей. Намъ кажется, Совѣтъ нѣсколько поторопился съ рѣшеніемъ предложеннаго вопроса. Вопросъ этотъ не такъ простъ, чтобы можно было покончить съ нимъ замѣной одного наказанія другимъ. Борьба съ лѣностью учениковъ должна быть постоянной. неусыпной, и однимъ только наказаніемъ,— будетъ ли таковое назначаемо въ будничные, или въ воскресные, или праздничные дни, — здѣсь ничего подѣлать нельзя. Ко всякому наказанію скоро привыкаютъ; всякое наказаніе скоро теряетъ свою силу и превращается въ простую форму. Гораздо лучше дѣйствовать въ этомъ дѣлѣ внушеніемъ, но не формальнымъ, холоднымъ, спокойнымъ, а сердечнымъ; въ случаѣ нужды, необходимо помочь; если на данную личность дѣйствуетъ иронія, насмѣшка, прибѣгнуть и къ ней,— и тѣмъ подстрекнуть самолюбіе ученика; наконецъ, прибѣгнуть, если это возможно, къ содѣйствію семьи. Достаточно помнить, что каждый ученикъ — живое существо, то есть нѣчто сложное; у каждаго — свои индивидуальныя особенности; каждый живетъ въ своей собственной, особенной средѣ. Достаточно помнить это, чтобы усомниться въ радикальной силѣ того или другого наказанія. Мы вѣдь вовсе не говоримъ противъ наказаній, они должны быть, но должны быть не правиломъ, а исключеніемъ. Необходимо ограничивать ихъ число; только тогда они будутъ дѣйствовать сильнѣе. Авторъ настоящей замѣтки помнитъ эти воскресныя наказанія, когда и ему, въ качествѣ члена Педагогическаго Совѣта, приходилось сидѣть по праздникамъ чуть не съ цѣлыми классами. Слѣдуетъ откровенно сказать, что очень немно-

164

гіе ученики смущались, страшились этого наказанія. Да и понятно: если привыкли къ старому, должны были привыкнуть и къ новому, его замѣнившему. Ученики не придавали этому наказанію ровно никакого значенія, а вѣдь вся суть въ вопросѣ о наказаніяхъ должна сводиться къ ихъ значенію, къ тому, какъ на него смотрятъ ученики. Намъ кажется, А. Н. Бѣляевъ, остававшійся съ немногими наказанными 1) и занимавшійся съ ними, поступалъ въ этомъ дѣлѣ гораздо раціональнѣе. При условіи занятій во время наказанія, оно сводится скорѣе къ дополнительному уроку, во время котораго разъясняется непонятое, заучивается невыученное и т. д. Читатель проститъ намъ это отступленіе, но авторъ настоящей работы не могъ обойтись безъ него; его всегда смущали люди, которые съ пѣной у рта защищаютъ тотъ или другой видъ наказанія, считая его панацеей. Приходилось слышать и такое мнѣніе: стоитъ только ввести розги, и всѣ вопросы будутъ рѣшены! Очень быстрое рѣшеніе, но обнаруживающее недостаточную серьезность въ тѣхъ, кто его предлагаетъ.

Въ томъ же засѣданіи, въ которомъ было единогласно и, кажется, безъ особенныхъ обсужденій (въ протоколѣ слѣдовъ не осталось) принято вышеупомянутое предложеніе, былъ поднятъ вопросъ и относительно другой мѣры, которая практиковалась при А. Н. Бѣляевѣ. Читатель помнитъ, конечно, что ученики разсаживались въ классѣ, сообразно со своими успѣхами: первые ряды занимали лучшіе ученики, слѣдующіе тѣ, кто послабѣе и т. д. Принципъ понятенъ: старались дѣйствовать на самолюбіе, возбудить соревнованіе. Педагогическій Совѣтъ, на разсмотрѣніе котораго былъ предложенъ этотъ вопросъ, постановилъ: «для болѣе близкаго надзора за слабѣйшими по успѣхамъ учениками посадить ихъ за передній рядъ столовъ, дабы эти ученики постоянно находились передъ глазами учителя: близо-

----------------------------

1) Онъ строго разбиралъ мотивы, понимая, что тяжесть наказанія тѣмъ легче, чѣмъ большее число лицъ несутъ ее.

165

рукихъ также посадить за передніе столы, затѣмъ второй и слѣдующіе ряды занимаютъ ученики по степени успѣховъ, первые шесть учениковъ занимаютъ мѣста крайнія на скамьяхъ съ правой стороны».

Близорукость — школьное зло, съ которымъ, конечно, необходимо считаться. Насъ смущаетъ въ этомъ постановленіи только одно мѣсто, а именно слова: «чтобы эти ученики постоянно находились передъ глазами учителя». Намъ, кажется, учитель и долженъ, и можетъ имѣть передъ глазами всѣхъ 1), такъ какъ нѣтъ предписанія, которое обязывало бы его сидѣть въ продолженіе всего урока на одномъ и томъ же мѣстѣ; попадаются въ шалости, невниманіи и т. п. проступкахъ ученики, сидящіе и на переднихъ, и на заднихъ скамейкахъ 2).

Сколько разъ собиралось начальство Пятой гимназіи освободиться отъ параллельныхъ отдѣленій, сколько разъ обманывалось оно въ своихъ надеждахъ! Предполагали, что въ 1873/4 учебномъ году параллелей не будетъ, и что же? Дѣйствительно, закрыли единственную параллель при IV классѣ, но за то открыли ее при III. Въ 1874/5 году хотѣли закрыть эту послѣднюю, но такъ какъ III классъ образовался изъ 60 слишкомъ учениковъ, надежда на закрытіе не осуществилась. Явилось даже предположеніе о необходимости открыть параллель при I классѣ, но какъ разъ въ это время въ недалекомъ раз-

--------------------------

1) Это подтверждается ежедневной практикой.

2) Въ 1872 и 1873 гг. изъ Педагогическаго состава Пятой гимназіи выбылъ законоучитель протоіерей К. Ив. Опатовичъ, на мѣсто котораго поступилъ магистръ Духовной Академіи, протоіерей Д. П. Соколовъ; выбыли преподаватели физики и математики К. Д. Кошельковъ, и былъ опредѣленъ настоящій преподаватель физики и математики В. Л Розенбергъ, выбыли преподаватели древнихъ языковъ: И. И. Балицкій, Ѳ. И. Успенскій, А. Ѳ. Крутковъ и Георгій Семеновнчъ Анненковъ; поступили преподаватели древнихъ языковъ О. А. Шеборъ и В. М. Колесниковъ, пробывшій въ гимназіи только 1 годъ и отправленный съ ученой цѣлью за границу. Выбыли преподаватели исторіи и географіи М. М. Владимірскій во 2 СПБ. Реальное училище и А. И. Галактіоновъ въ Спб. 3 прогимназію, преподаватель французскаго языка Иванъ Ивановичъ Флери выбылъ для занятія должности лектора въ Спб. Университетѣ, а другой преподаватель того же предмета былъ уволенъ по прошенію. Наконецъ въ 1873 году былъ назначенъ директоромъ Реальнаго училища въ Псковѣ инспекторъ Пятой гимназіи Н. И. Раевскій, а на мѣсто инспектора Пятой гимназіи опредѣленъ А. А. Радонежскій.

166

стояніи отъ Пятой гимназіи открылась VI прогимназія. и всѣ ученики, желающіе поступить въ Пятую гимназію, были направлены въ прогимназію. Удалить въ прогимназію учениковъ III класса не оказалось возможнымъ, такъ какъ на первыхъ порахъ она состояла только изъ приготовительнаго, I и II классовъ.

Въ томъ же году былъ открытъ при Пятой гимназіи VIII-й классъ; старшее отдѣленіе VII класса образовало составъ вновь открытаго VІІІ-го. Вмѣстѣ съ тѣмъ была увеличена плата за ученье: въ приготовительномъ классѣ съ 26 до 30 руб., а въ остальныхъ съ 40 до 50 р. Впрочемъ, эта норма была введена только со второго полугодія. Она значительно увеличила доходы гимназіи: въ первое полугодіе было собрано за ученіе 4798 р., а во второе 5615 р.

Хотя Педагогическій Совѣтъ высказался противъ оставленія провинившихся учениковъ послѣ уроковъ, тѣмъ не менѣе находили необходимымъ удержать эту мѣру. Дисциплинарныя мѣры наказанія — говорится въ отчетѣ — были слѣдующія: провинившихся оставляли на 1 ч. и болѣе послѣ уроковъ, за болѣе тяжкіе проступки приглашали на воскресенье, послѣ полудня, при чемъ родители наказуемыхъ предварительно объ этомъ увѣдомлялись начальствомъ гимназіи. Въ первомъ случаѣ наблюдали за учениками директоръ, инспекторъ и помощники классныхъ наставниковъ, а въ воскресные дни — всѣ преподаватели по установленной очереди, кромѣ директора и инспектора. Кромѣ того, прибѣгали въ извѣстныхъ случаяхъ къ заключенію въ карцеръ. Во всѣхъ случаяхъ, какъ и при А. Н. Бѣляевѣ, родители оповѣщались о наказаніи ихъ дѣтей штрафными билетами 1).

Въ томъ же отчетѣ И. Ѳ. затрудняется привести число уроковъ, пропущенныхъ учениками по неуважительнымъ причинамъ, такъ какъ родители, удерживая дѣтей дома подъ всякими, часто неуважительными предлогами, снабжаютъ ихъ, при отправленіи въ гимназію, увѣдомле-

---------------------------

1) Отчетъ за 1874 уч. годъ.

167

ніями, вполнѣ оправдывающими отсутствіе ихъ дѣтей на урокахъ. Невольно вспоминаются при этомъ горячо написанные отзывы А. Н. Бѣляева о матеряхъ и вообще родителяхъ, балующихъ своихъ дѣтей и заодно съ послѣдними обманывающихъ учебное заведеніе. Чтобы родители постоянно могли слѣдить за успѣхами своихъ дѣтей, классные наставники выдавали имъ послѣ 1-го и 15-го чиселъ каждаго мѣсяца увѣдомленія. Въ увѣдомленія эти, какъ и при А. Н. Бѣляевѣ, вносились только неудовлетворительныя отмѣтки, но въ отчетѣ приводится директоромъ совершенно иной мотивъ. Удовлетворительныя отмѣтки — по заявленію Ивана Ѳедоровича — не выставлялись во избѣжаніе подлоговъ. Всѣ отмѣтки по всѣмъ предметамъ вносились, какъ и прежде, въ вѣдомости, выдававшіяся черезъ два мѣсяца. На этихъ вѣдомостяхъ въ концѣ года писалось постановленіе Совѣта о данномъ ученикѣ. Для ознакомленія съ правилами, каждый ученикъ получалъ экземпляръ таковыхъ. Учебная часть уже совершенно вошла въ границы, указанныя уставомъ 1871 года 1).

Въ 1875/6 учебномъ году закрыли параллельное отдѣленіе при III классѣ, но, такъ какъ, не смотря на сосѣдство 6 прогимназіи, число учениковъ І-го класса было велико, пришлось открыть параллельное отдѣленіе при этомъ классѣ. Назначенный въ 1874 году инспекторомъ Пятой гимназіи А. П. Меландеръ былъ переведенъ инспекторомъ въ I Спб. гимназію, 9 апрѣля 1875 г., а на его мѣсто былъ назначенъ преподаватель исторіи и географіи Ѳ. А. Красный. Съ его назначеніемъ произошло нѣкоторое оживленіе: въ Педагогическомъ Совѣтѣ снова

--------------------------

1) Въ 1874 году были перемѣщены изъ Пятой гимназіи преподаватели: древнихъ языковъ Владиміръ Васильевичъ Мусселіусъ въ гимназію при Императорскомъ Ист.-фил. Институтѣ, русскаго языка Владиміръ Измайловичъ Срезневскій въ 6 прогимназію и приготов. класса Вас. Ив. Епинатьевъ — инспекторомъ народныхъ училищъ въ Московскомъ учебномъ округѣ. Въ томъ же году поступили въ Пятую гимназію: преподавателемъ исторіи и географіи Ѳ. А. Красный, преподавателями древнихъ языковъ — Гавр. Эдуард. Зенгеръ и Владим. Ѳедоровичъ Малина, учителемъ приготовительнаго класса — Потомственный Почетный Гражданинъ Андрей Зиновьевичъ Стойновскій, Исправляющимъ должность инспектора на мѣсто А. А. Радонежскаго, назначеннаго инспекторомъ I Спб. гимназіи, опредѣленъ А. П. Меландеръ.

168

и на этотъ разъ съ большимъ, повидимому, вниманіемъ и интересомъ стали обсуждаться вопросы воспитанія. Прежде всего было устранено приглашеніе учениковъ въ гимназію на воскресные дни. Согласились вообще слѣдовать слѣдующимъ положеніямъ:

а) Предупреждать проступки непосредственнымъ наблюденіемъ, извиняя дѣтскія шалости.

б) Пріучить воспитанниковъ къ строгому порядку, неуклонно требуя исполненія малѣйшихъ распоряженій.

в) Не разбирать проступковъ и не взыскивать за нихъ подъ вліяніемъ возбужденнаго состоянія ученика послѣ проступка.

г) Важнѣйшіе проступки разбираются при родителяхъ или излагаются имъ при ученикѣ, и такимъ образомъ наказаніе предоставляется имъ 1).

Три первыя положенія безусловно симпатичны. Что касается послѣдняго, оно, будучи хорошимъ въ теоріи, на практикѣ можетъ повести къ результатамъ нежелательнымъ. Гимназія при этомъ какъ-бы отказывается до извѣстной степени отъ своего авторитета, роняетъ его въ глазахъ ученика и самихъ родителей. Съ другой стороны, далеко не всѣ родители могутъ считаться подходящими для такого образа дѣйствій. Въ большинствѣ изъ нихъ развивается излишняя притязательность и не въ мѣру критическое отношеніе къ дѣйствіямъ гимназіи. Вспомните отзывы о родителяхъ директора Бѣляева, вспомните, что говорилъ о тѣхъ же родителяхъ Иванъ Ѳедоровичъ, когда зашла въ отчетѣ рѣчь объ урокахъ, пропущенныхъ по неуважительнымъ причинамъ? При такихъ условіяхъ инспекторъ гимназіи очень легко можетъ очутиться въ роли подсудимаго. Бываютъ, конечно, случаи, когда хорошо употребить и эту мѣру, но то, что хорошо въ отдѣльномъ случаѣ, далеко не можетъ считаться общеполезной мѣрой.

Въ одномъ изъ протоколовъ Педагогическаго Совѣта взгляды инспекціи и членовъ Совѣта на проступки уче-

---------------------------

1) Отчетъ за 1875 учебный годъ.

169

никовъ и карательныя мѣры, за нихъ налагаемыя, изложены съ большею обстоятельностью, чѣмъ въ отчетѣ. Мы перескажемъ здѣсь ихъ. На первомъ планѣ стоитъ тамъ положеніе о необходимости прибѣгать къ взысканіямъ какъ можно рѣже, стараться дѣйствовать словами, убѣжденіемъ, возбуждать чувство религіозности, совѣстливости чести, любви и уваженія къ старшимъ и т. п. Необходимо поднять значеніе выговора воспитателей и наставниковъ въ глазахъ учениковъ; въ этихъ видахъ хорошо установить извѣстную постепенность; такъ напр., чтобы выговору класснаго наставника предшествовалъ выговоръ учителя, за выговоромъ класснаго наставника слѣдовалъ-бы выговоръ инспектора и т. д. Дѣлая ученику внушеніе, слѣдуетъ указать ему ложный путь, на который онъ вступилъ. Быстрое и частое приложеніе наказаній ведетъ во 1-хъ) къ тому, что ученики уже почти не обращаютъ вниманія на словесныя внушенія, и во

2-хъ) отбывъ наложенное наказаніе, напр. оставленіе на часъ за лѣность или заключеніе въ карцеръ за дерзость, ученикъ совершенно успокоивается, считая себя какъ бы сквитавшимся съ требованіями гимназіи. Живое слово наставника, а не арестъ или карцеръ можетъ пробудить въ душѣ мальчика недовольство своимъ поступкомъ, раскаяніе, желаніе быть лучше. Къ наказаніямъ слѣдуетъ прибѣгать только въ томъ случаѣ, если выговоры не имѣли успѣха. При первомъ же наказаніи слѣдуетъ извѣстить родителей. «Это извѣщеніе пусть будетъ для нихъ сигналомъ того, что обыкновенныя мѣры истощены, что нравственное состояніе ихъ ребенка плохо, что со стороны ихъ необходимо особенное вниманіе къ дѣлу домашняго воспитанія и особенныя усилія помочь гимназіи» 1). Въ томъ же засѣданіи Совѣта было выражено желаніе, чтобы не употреблялась та мѣра, къ которой, очевидно, въ то время прибѣгали часто, а именно — удаленіе ученика на болѣе или менѣе продолжительное время изъ класса; если и прибѣгать къ этой мѣрѣ, то

--------------------------------

1) Протоколъ засѣданія 27 августа 1875 года.

170

развѣ въ крайнихъ случаяхъ, при чемъ всегда немедленно извѣщать о томъ директора или исправляющаго должность инспектора. Въ томъ же засѣданіи постановили чаще выставлять отмѣтки за отвѣты учениковъ.

Однимъ словомъ. теперь пошли по иному пути, извѣрившись на фактахъ въ исключительной силѣ наказанія того или другого типа.

Директоръ гимназіи въ отчетѣ за 1875 гражданскій годъ указываетъ на благодѣтельныя послѣдствія движенія по этому новому пути: а) строгія мѣры взысканія сдѣлались очень рѣдки (5—6 случаевъ карцернаго заключенія въ продолженіе года); б) возвысилось нравственное понятіе учащихся и в) дисциплина въ гимназіи, не смотря на незначительное число наказаній, вполнѣ удовлетворительна.

За каждую четверть учебнаго года классные наставники, какъ и въ настоящее время, представляли Педагогическому Совѣту свои отчеты 1).

Въ 1875 году практиковалась по отношенію къ воспитанникамъ одна мѣра, которая. повидимому, была потомъ оставлена по непригодности, такъ какъ въ послѣдующихъ отчетахъ, подчасъ дословно повторяющихъ предыдущіе отчеты, упоминанія о ней не встрѣчается. Мѣра заключалась въ слѣдующемъ: ученики, не представившіе свидѣтельства объ исповѣди или удостовѣренія объ уважительной причинѣ, препятствовавшей исполненію этого христіанскаго долга, не допускались къ испытаніямъ, не смотря на удовлстворительные успѣхи. Намъ кажется лучшимъ и благороднѣйшимъ средствомъ въ такихъ случаяхъ было бы теплое задушевное слово законоучителя, слово, которое могло оставить неизгладимый слѣдъ въ юной, еще не испорченной окончательно, не закоренѣлой душѣ, отвести ее отъ скользкаго пути.

----------------------------------

1) Въ прежнее время отчеты о состояніи классовъ подавались ежемѣсячно комнатными надзирателями, но они касались исключительно одной стороны перемѣнъ въ классномъ составѣ.

171

Обязательное обученіе гимнастикѣ въ 1875—76 учебномъ году было введено въ приготовительномъ и трехъ низшихъ классахъ гимназіи. Пѣнію, какъ обязательному предмету, обучались ученики I, II и III классовъ 1).

Въ 1876—77 учебномъ году, по прежнему, было въ Пятой гимназіи одно параллельное отдѣленіе при I классѣ. Во II классъ не принимали.

Вышеприведенные принципы, выработанные въ Совѣтѣ по отношенію къ проступкамъ учениковъ и взысканіямъ за нихъ, проводимые съ извѣстнымъ тактомъ на практикѣ, должны были принести благотворные результаты. Мы уже читали выше мнѣніе Ивана Ѳедоровича. Въ отчетѣ за 1876 гражданскій годъ, онъ высказывается въ томъ же смыслѣ и даже, какъ намъ кажется, слишкомъ оптимистически. Если не предположить нѣкотораго увлеченія со стороны сочувствовавшаго гуманнымъ принципамъ директора, что, впрочемъ, вполнѣ правдоподобно, пришлось бы предположить радикальное перерожденіе родителей, что уже почти неестественно. Можно, впрочемъ, предположить еще удачу, счастливыя обстоятельства: могли, дѣйствительно. встрѣчаться подходящіе случаи, подходящіе родители. Безъ того, что мы сочли нужнымъ высказать здѣсь, очень трудно было-бы понять то заявленіе, которое мы читаемъ въ отчетѣ за 1876-й годъ,

-------------------------------

1) Ближайшими помощниками инспектора и классныхъ наставниковъ были: Викторъ Егоровичъ Андреевскій, съ 1853 года наблюдавшій за поведеніемъ воспитанниковъ во внѣурочное время, и и. д. помощника классныхъ наставниковъ со второй половины 1874—75 учебнаго года преподаватель древнихъ языковъ Іосифъ Францевичъ Дубоглавъ.

Въ 1875 году въ личномъ составѣ произошли слѣдующія перемѣны. Выбыли изъ Пятой гимназіи: инспекторъ А. П. Меландеръ, переведенный на ту же должность въ I Спб. гимназію, преподаватель древнихъ языковъ Г. Э. Зенгеръ — въ Нѣжинскій Лицей; учитель французскаго языка Г. С. Товокаловъ — въ Тифлисскую гимназію; преподаватель древнихъ языковъ Владиміръ Осиповичъ Малина — въ Оренбургскую гимназію; патеръ Климашевскій — на мѣсто настоятеля католической церкви въ Царскомъ Селѣ; учитель пѣнія Я. И. Сычевъ, преподававшій это искусство съ 1873 года. Поступили: на мѣсто инспектора Меландера, какъ мы уже выше говорили, Ѳ. А. Красный, преподаватель исторіи и географіи; преподавателями древнихъ языковъ — Аркадій Ивановичъ Орловъ и Иванъ Васильевичъ Ястребовъ; преподавателемъ математики — В. А. Латышевъ, мѣсто патера Климашевскаго занялъ магистръ Богословія И. П. Саницкій.

172

и которое рѣшительно противорѣчитъ и тому, что говорилось ранѣе директоромъ Бѣляевымъ и отчасти самимъ Иваномъ Ѳедоровичемъ, и тому, что говорилъ Иванъ Ѳедоровичъ впослѣдствіи. Вотъ это заявленіе: «Благодаря тому сочувствію, съ какимъ родители воспитанниковъ, большею частыо, отнеслись въ минувшемъ году къ предложенію директора — содѣйствовать выясненію характера, проступковъ, способностей и прилежанія ихъ дѣтей, Пятая гимназія могла слѣдить за своими воспитанниками не только съ внѣшней, чисто дисциплинарной стороны, но и за нравственностью и прилежаніемъ ихъ. Правда, съ расширеніемъ и увеличеніемъ требованій, увеличилось на первый разъ и количество взысканій, но за то гимназія достигла несомнѣнныхъ выгодъ:

а) тѣ дѣти, которыя, по неблагопріятной домашней обстановкѣ. или по усвоенному прежде направленію, не могли улучшить прилежанія и возвысить нравственности, были удалены изъ гимназіи не по требованію начальства или по рѣшенію Педагогическаго Совѣта, а по желанію родителей, убѣдившихся въ томъ, что гимназія не можетъ принести существенной пользы ихъ дѣтямъ, и родители большею частыо откровенно сами указываютъ недостатки своихъ дѣтей, чѣмъ значительно облегчаютъ дѣло воспитанія;

б) родители сами содѣйствуютъ улучшенію занятій и нравственности своихъ дѣтей, и значительная доля взысканій налагается по согласію съ родителями или даже по ихъ просьбѣ;

в) замѣтно возвышается общій уровень успѣшности учащихся, въ чемъ также многіе родители принимаютъ дѣятельное участіе, и прибѣгая къ класснымъ наставникамъ за свѣдѣніями и совѣтами, и принимая энергическія мѣры къ улучшенію знанія ихъ дѣтей».

Есть еще въ томъ же отчетѣ весьма симпатичное заявленіе о томъ, что дѣтскія шалости, вытекающія изъ неизбѣжнаго дѣтскаго увлеченія, но не изъ другихъ наклонностей, не влекутъ за собою наказаній.

Несомнѣнно, какая-то перемѣна во всемъ этомъ про-

173

изошла. Перестали смотрѣть на ребенка, какъ на животное, которое можно дрессировать ударами, стали относиться къ нему, какъ къ живому существу, разумному, на которое и можно, и должно дѣйствовать нравственнымъ вліяніемъ, характеръ и склонности котораго слѣдуетъ принимать въ расчетъ. Перемѣна была столь разительная, что лица, руководившія воспитаніемъ, готовы были видѣть возвращеніе, если не золотого, то, по крайней мѣрѣ, серебрянаго вѣка. Здѣсь умѣстно сказать, что поддержаніе отношеній, подобныхъ выше изображеннымъ, требуетъ большого труда и напряженной дѣятельности и постояннаго вниманія. Но скоро у гимназіи явилась новая забота, приближалась перестройка, которая, можно сказать, всецѣло поглотила вниманіе Ивана Ѳедоровича и ближайшаго помощника его 1).

Что касается учебной стороны, она съ самаго вступленія въ директорскую должность Ивана Ѳедоровича не представляла рѣшительно никакихъ уклоненій отъ программъ, утвержденныхъ Министерствомъ.

По прежнему, въ свидѣтельствахъ, раздававшихся ученикамъ черезъ двухнедѣльный срокъ, выставлялись только дурныя отмѣтки, а полныя свидѣтельства выдавались черезъ два мѣсяца.

Въ 1877/8 учебномъ году въ гимназіи была открыта вторая параллель, именно при II классѣ. Такимъ образомъ гимназія, стремившаяся совершенно освободиться отъ параллелей, вышла на старый путь — открытія ихъ.

------------------------------

1) Въ педагогическомъ персоналѣ Пятой гимназіи и за 1876 годъ произошли нѣкоторыя перемѣны. Изъ гимиазіи выбыли: преподаватель древнихъ языковъ Н. В. Ястребовъ, переведенный и. д. доцента римской словесности въ Варшавскій университетъ и учитель приготовительнаго класса А. 3. Стояновскій, перешедшій въ Ташкентскую прогимназію. Поступили вновь: преподавателемъ древнихъ языковъ Н. О. Карповичъ, бывшій до этого времени преподавателемъ Кронштадтской гимназіи, и преподавателемъ приготовительнаго класса учитель Введенскаго двухкласснаго училища В. Ф. Павловъ.

Въ томъ же году возобновились въ нашей гимназіи, послѣ продолжительнаго перерыва, уроки танцевъ, за небольшую плату, взимаемую съ учениковъ, желающихъ обучаться имъ. Преподавателемъ танцевъ былъ приглашенъ артистъ Императорскихъ театровъ Карлъ Егоровичъ Вишневскій.

Ближайшими помощниками инспектора по надзору за учениками были тѣ же лица, что и въ предыдущемъ году.

174

Впрочемъ, начальство гимназіи теперь какъ разъ желало развитія параллелей, для усиленія спеціальныхъ средствъ гимназіи. Параллельныя отдѣленія приносили желательный доходъ, такъ какъ содержались на суммы, отпускаемыя изъ казны. Въ этомъ году она получила пособіе на содержаніе VIII класса въ размѣрѣ 775 руб. 1).

Въ Совѣтѣ возникалъ въ это время вопросъ о средствахъ поднять уровень успѣховъ, и съ этой цѣлью было постановлено 2) испросить разрѣшеніе на пріобрѣтеніе мраморной доски, съ тѣмъ, чтобы на эту доску заносить фамиліи учениковъ, оканчивающихъ курсъ съ отличіями. Доски все-таки не было заведено, и нѣтъ ея по настоящее время.

Въ 1878/9 году было открыто третье параллельное отдѣленіе, при III классѣ, и, какъ нами уже было сказано выше, на содержаніе его Высшее Начальство стало отпускать по 1500 руб. въ годъ. Кромѣ того, въ томъ же году послѣдовало разрѣшеніе открыть второе отдѣленіе приготовительнаго класса 3). До того времени въ одномъ и томъ же классѣ, какъ и теперь, могли быть ученики однихъ возрастовъ и познаній; одни изъ нихъ переходили въ 1-й классъ послѣ годового курса въ приготовительномъ классѣ, другіе учились въ немъ 2 года. Но въ 1878 г. оба отдѣленія приготовительнаго класса составили два совершенно отдѣльныхъ класса. Благодаря этому, усилился пріемъ, обезпечивалось такимъ образомъ существованіе параллельныхъ отдѣленій при низшихъ классахъ, однимъ словомъ увеличивался контингентъ учащихся, къ чему гимназія въ это время стремилась, въ виду огромныхъ тратъ, ею произведенныхъ, и той задолженности, въ которую она вошла.

На сколько все вниманіе начальства было отвлечено въ сторону постройки, на сколько тяжело было матеріальное положеніе гимназіи, можно заключить изъ слѣдующаго

-------------------

1) Предложеніе Попечителя Уч. округа, отъ 17 янв. 1877 г., № 347.

2) Протоколъ засѣданія 8 марта 1877 года.

3) Предложеніе Управл. Окр. отъ 17 августа 1878 г. № 5962, заключающее въ себѣ разрѣшеніе Управляющаго Министерствомъ, Товарища Министра князя Ширинскаго-Шихматова отъ 8 августа 1878 г. № 8726.

175

инцидента. Одинъ изъ членовъ Педагогическаго Совѣта вошелъ въ Совѣтъ съ предложеніемъ возобновить ученическую библіотеку. «Хотя въ Пятой гимназіи — заявилъ онъ,— и есть еще остатки бывшей ученической библіотеки, но такъ какъ отъ частаго и небрежнаго употребленія почти всѣ книги находятся въ весьма плачевномъ состояніи, то необходимо обзавестись новыми книгами. Ученическая библіотека — важнѣйшій факторъ въ жизни ученика, въ его образованіи и воспитаніи; не Богъ вѣсть, что и стоило бы первое обзаведеніе. Между тѣмъ, директоръ заявилъ, что средства гимназіи весьма ограничены, что нечего и думать о расходахъ на этотъ предметъ изъ спеціальныхъ средствъ. Остановились, наконецъ, на томъ, что рѣшили предложить ученикамъ, желающимъ участвовать въ чтеніи книгъ, произвести между собой сборъ для единовременной покупки книгъ, а для будущаго пополненія ея пріискать другія средства. Весьма возможно, что кто либо изъ присутствовавшихъ и служившихъ при А. Н. Бѣляевѣ указалъ на этотъ способъ: читатель, вѣроятно, не забылъ, что именно такимъ способомъ и было положено начало первой ученической библіотекѣ Пятой гимназіи.

Вотъ что говоритъ И. Ѳ. въ своемъ годовомъ отчетѣ о воспитательной сторонѣ въ Пятой гимназіи. «Какъ извѣстно начальству изъ моихъ отчетовъ за минувшіе годы, Пятая гимназія соединила воспитаніе съ образованіемъ въ одну цѣль, главнымъ средствомъ для достиженія служитъ сообщеніе родителямъ о всѣхъ выдающихся проступкахъ или о явномъ умственномъ застоѣ воспитанниковъ. Къ этой цѣли дружно стремятся всѣ члены Педагогическаго Совѣта тѣмъ во 1-хъ) что каждый преподаватель сообразуется при задаваніи уроковъ со днями болѣе или менѣе трудными по числу или по характеру уроковъ; во 2-хъ) что всѣ преподаватели строго слѣдятъ за причинами неуспѣшности и содѣйствуютъ всѣми зависящими отъ нихъ средствами успѣхамъ или исправленію воспитанниковъ, обращая болѣе строгое вниманіе на способныхъ, но нерадивыхъ, и ока-

176

зывая возможное снисхожденіе малоспособнымъ, но прилежнымъ и въ 3-хъ) классные наставники изучаютъ не только причины неуспѣшности изъ бесѣдъ съ воспитанниками и ихъ товарищами, но и характеръ своихъ учениковъ, для чего они согласились присутствовать по-очереди въ рекреаціонныхъ залахъ, во время большихъ перемѣнъ. Такимъ образомъ Педагогическій Совѣтъ имѣетъ почти полную возможность дѣйствовать на воспитанниковъ, сообразуясь съ индивидуальностью каждаго изъ нихъ, «и я имѣю тяжелую необходимость утверждать, что нерѣдко мѣры Педагогическаго Совѣта относительно дѣтей были бы гораздо дѣйствительнѣе, если бы эти мѣры не были парализованы самими родителями 1)».

Такимъ образомъ дѣйствительность сказалась; родители, въ большинствѣ, остались такими же, какими они были во время А. Н. Бѣляева. На нѣкоторое время несомнѣнное улучшеніе породило иллюзію, и вотъ теперь настало время постепенно разочароваться въ ней. Изъ того же отчета мы узнаемъ, что ученики снова приглашались для исправленія на воскресенье, въ отчетномъ 1878 году. Выше мы замѣтили, что движеніе по пути, избранному Совѣтомъ, требовало неослабной энергіи, готовности терпѣть неудачи, а главное постояннаго и напряженнаго вниманія. Очень возможно, что вниманіе это нѣсколько ослабло, что оно было отвлечено въ другую сторону, — въ эту пору какъ разъ началась перестройка гимназіи — появились новыя хлопоты, заботы, новыя огорченія... Очень можетъ быть, не хватало силы выдерживать намѣченное направленіе, и вотъ начинаетъ звучать прежняя, грустная — и увы! созданная самою дѣйствительностію — мелодія о разладѣ между школой и семьей 2).

-----------------------------

1) Отчетъ за 1878 учебный годъ.

2) Въ 1878 году выбылъ изъ преподавательскаго состава нашей гимназіи І. Ф. Дубоглавъ, перешедшій въ Кутаисскую гимназію. На его мѣсто поступилъ преподавателемъ древнихъ языковъ и по нынѣ служащій въ Пятой гимназіи М. Л. Ласкій. Кромѣ того съ 1868 года сталъ преподавать въ Пятой гимназіи греческій языкъ А. И. Давиденковъ, который, впрочемъ, не долго состоялъ преподавателемъ Пятой гимназіи. Для занятій съ учениками приготовительнаго класса былъ опредѣленъ въ гимназію священникъ Вас. Ефим.

177

Въ 1879—80 учебномъ году открылось параллельное отдѣленіе при ІV классѣ. Такимъ образомъ Пятая гимназія въ это время состояла изъ 2-хъ приготовительныхъ классовъ, 8-ми коренныхъ и 4 параллельныхъ. Распредѣленіе учебнаго курса по классамъ и за этотъ годъ вполнѣ соотвѣтствовало учебнымъ планамъ. Измѣненіе коснулось только объема курса. Отступленіе отъ программъ въ данномъ случаѣ заключалось въ томъ, что по нѣкоторымъ предметамъ второстепенныя статьи или отдѣлы были пройдены въ болѣе сжатомъ видѣ. Такое отступленіе было, вѣроятно, совершенно случайнымъ и зависѣло отъ поздняго начала учебныхъ занятій, по причинѣ ремонтныхъ исправленій. Но нельзя не сказать здѣсь, что подобное опущеніе второстепенныхъ статей могло принести большую пользу для учебнаго дѣла. Всѣ эти такъ называемыя второстепенныя статьи только заслоняютъ отъ вниманія учащихся главное и существенное и отнимаютъ время, которое съ гораздо большею пользой могло-бы пойти на повтореніе пройденнаго. Опытные преподаватели поступаютъ нерѣдко именно такимъ образомъ и, благодаря этому, достигаютъ отличныхъ результатовъ. Дѣло не въ томъ, чтобы выучить весь учебникъ сплошь, а въ томъ, чтобы имѣть вѣрное представленіе о данномъ предметѣ, знать отлично главнѣйшія части его. Особенно пріятно встрѣчаться съ фактомъ подобнаго отношенія къ дѣлу не одного лица, а цѣлаго общества, какъ напр. въ данномъ случаѣ, Педагогическаго Совѣта. Нельзя не привѣтствовать отъ всей души той свѣтлой мысли, которая пришла въ голову настоящему Попечителю Спб. учебнаго округа М. Н. Капустину, мысли — отпечатать программы двумя шрифтами, отнеся въ мелкій шрифтъ все

--------------------------

Георгіевскій. Для учениковъ того же класса былъ назначенъ А. Н. Кусовниковъ. Преподавателями исторіи и географіи били назначены: И. П. Поддубный и П. П. Гадзяцкій, а нѣмецкаго языка И. Э. Клебергъ. Въ 1868 г. скончался преподаватель рисованія и чистописанія А. П. Поддубенскій, преподававшій въ гимназіи съ самаго ея основанія. Въ томъ же году былъ опредѣленъ помощникомъ классныхъ наставниковъ С. А. Ивановъ, а учителемъ рисованія приглашенъ академикъ А. В. Снигиревскій, обучающій рисованію и въ настоящее время.

178

то, что можетъ быть пройдено въ болѣе общихъ чертахъ или и совершенно опущено. Въ высшей степени важно въ этомъ дѣлѣ то обстоятельство, что починъ идетъ отъ самого руководителя учебнаго дѣла въ нашемъ округѣ. Остается только пожелать, чтобы всѣ тѣ перемѣны, которыя будутъ произведены въ курсахъ учебныхъ предметовъ, послужили къ дѣйствительному облегченію, на дѣйствительную пользу учащихся.

Такое облегченіе учащихся не можетъ считаться послабленіемъ. Напротивъ, благодаря ему, можно и слѣдуетъ съ большею строгостью требовать знанія главнѣйшихъ, существеннѣйшихъ частей предмета. И въ дѣлѣ учебномъ необходимо бодрствовать, необходимо неослабно слѣдить за его ходомъ, какъ въ дѣлѣ воспитательномъ, о чемъ мы съ достаточною, кажется, подробностью говорили выше. Особенно упорную, постоянную неослабную борьбу слѣдуетъ вести съ небрежностью и лѣностью учениковъ. Эти недостатки, при малѣйшемъ ослабленіи вниманія со стороны руководителей, растутъ необыкновенно быстро. Хорошо еще, если руководитель замѣтитъ во-время развитіе упомянутыхъ недостатковъ.

Передъ нами — донесеніе Ивана Ѳедоровича Попечителю учебнаго округа. Въ донесеніи этомъ довольно ярко выступаетъ картина развитія этихъ недостатковъ. Намъ кажется, это донесеніе является весьма цѣннымъ педагогическимъ документомъ. Вотъ, что говоритъ оно: «Во ввѣренной мнѣ гимназіи въ нѣкоторыхъ ученикахъ замѣчалось и въ настоящее время замѣчается небрежное отношеніе къ прямымъ своимъ обязанностямъ, которое выражается въ манкированьи уроковъ и неудовлетворительномъ приготовленіи ихъ. Первый ученикъ гимназіи, отличаясь блистательными способностями, съ самаго начала учебнаго года на столько легко относился къ приготовленію уроковъ, что сначала еле-еле удовлетворялъ требованію курса, а вслѣдъ затѣмъ сталъ получать неудовлетворительныя отмѣтки и тогда только принялся за болѣе тщательное приготовленіе уроковъ, когда серьезно ему было замѣчено, что при такомъ, весьма небреж-

179

номъ отношеніи къ настоящей обязанности, свидѣтельствующемъ о значительной степени нравственной его незрѣлости, онъ едва-ли будетъ допущенъ къ испытанію зрѣлости. Остальные ученики не выказали такой продолжительной небрежности и послѣ сдѣланнаго имъ внушенія скоро принялись за работу 1). Къ вышеизложенному позволяю себѣ присовокупить нѣкоторыя соображенія, такъ какъ они находятся въ тѣсной связи съ предыдущимъ. Въ теченіе послѣднихъ 3-хъ лѣтъ у учениковъ высшихъ классовъ созрѣло какое-то убѣжденіе, что стоитъ только перевалиться, какъ они выражаются, изъ 6-го въ 7-й классъ, потомъ хоть ничего не дѣлать, все таки съ полною увѣренностью можно надѣяться на полученіе аттестата зрѣлости. Послѣдствія этой нелѣпой увѣренности были (таковы): а) ученики 7 и 8 классовъ заботу о переводѣ, допущеніи къ испытаніямъ и полученіи аттестатовъ зрѣлости по какому-то странному умозаключенію считаютъ не своимъ дѣломъ, а дѣломъ наставниковъ и преподавателей; б) сваливая, такимъ образомъ, съ себя заботу о дѣлѣ первостепенной для нихъ важности на наставниковъ и преподавателей, ученики означенныхъ классовъ стали заниматься посторонними дѣлами, иногда полезными, иногда и вредными, такъ что гимназія должна была считать себя счастливою, если тѣ ученики, при упомянутыхъ своихъ дѣлахъ, оставались въ предѣлахъ закона» 2).

Въ 1879 году выбылъ по болѣзни изъ Пятой гимназіи преподаватель русской словесности, нынѣ начальникъ С.-Петербургскихъ и Царскосельской женскихъ гимназій Н. Ѳ. Соколовъ. Считаемъ вполнѣ умѣстнымъ привести здѣсь отзывъ директора А. Н. Бѣляева о Н. Ѳ., который мы нашли въ одномъ изъ годовыхъ отчетовъ о состояніи Пятой гимназіи: «преподаватель Н. Соколовъ умѣетъ внушить учащимся любовь къ серьезному труду

------------------------------

1) Прекраснѣйшіе примѣры того, какихъ результатовъ можно достигнуть словомъ, внушеніемъ, не прибѣгая даже къ наказанію.

2) Донесеніе директора отъ 21 апр. 1879 г. № 273.

180

и, обладая самъ богатымъ запасомъ свѣдѣній историческихъ, философскихъ и по древней филологіи, болѣе всего заботится объ искорененіи въ учащихся той поверхностности въ сужденіяхъ и въ усвоеніи изучаемаго, которая въ послѣднее время сдѣлалась, къ сожалѣнію, такимъ обыкновеннымъ явленіемъ въ жизни не только возрастающаго, но и зрѣлаго поколѣнія» 1).

Отъ 1880/1учебнаго года мы имѣемъ нѣсколько документовъ интересныхъ въ педагогическомъ отношеніи. Лѣтомъ 1880 года былъ изданъ циркуляръ Попечителя учебнаго округа, которымъ должны были руководствоваться гимназіи въ предстоящемъ учебномъ году. Вотъ главнѣйшія положенія его: 1) учениковъ гимназій не слѣдуетъ обременять излишними занятіями на дому; 2) преподаватели, нисколько не измѣняя учебныхъ плановъ, одобренныхъ Министерствомъ, должны всемѣрно стараться, при исполненіи ихъ, не требовать отъ учениковъ младшаго возраста болѣе умственнаго труда, чѣмъ сколько требуется отъ старшихъ годами, а поступать наоборотъ; 3) они должны обращать преимущественное вниманіе на учениковъ менѣе даровитыхъ и менѣе прилежныхъ и, занимаясь болѣе съ ними, тѣмъ самымъ облегчать имъ прохожденіе курса; 4) преподаватели никакъ не должны увсличивать учебнаго матеріала, назначеннаго для прохожденія въ учебныхъ планахъ 2).

Это циркулярное предложеніе было доложено послѣ каникулъ въ Совѣтѣ. При этомъ были сдѣланы слѣдующія постановленія:

Въ I-мъ классѣ по латинскому языку — не задавать никакихъ домашнихъ работъ, кромѣ заучиванія словъ, записанныхъ и разученныхъ въ классѣ; по ариѳметикѣ — не задавать для домашняго рѣшенія сложныхъ задачъ 3),

---------------------------

1) Отчетъ за 1867 г.

2) Циркуляръ предл. отъ 23 іюля 1880 г., за № 4531.

3) Въ высшей степени раціональное постановленіе: иногда стараніе рѣшить сложную задачу отнимаетъ гораздо болѣе времени, чѣмъ сколько нужно его для приготовленія уроковъ. Въ довершеніе всего нерѣдко и подобное стараніе не приводитъ къ желаемому результату.

181

развѣ только такія, которыя были объяснены въ классѣ; по русскому языку — учить наизусть не болѣе одного небольшого стихотворенія въ недѣлю; по географіи — не требовать домашняго черченія картъ, какъ обязательнаго занятія.

Во II классѣ — привести въ исполненіе тѣ мѣры, какія признаны необходимыми въ первомъ классѣ, и, сверхъ того, на синтаксическія правила латинской грамматики смотрѣть только, какъ на средство къ упражненію въ этимологіи. По географіи — необходимо уже требовать черченіе картъ, но, по возможности, ограничиваться класснымъ черченіемъ.

Въ III классѣ, по латинскому языку ограничиться сознательнымъ усвоеніемъ учащимися синтаксическихъ правилъ курса II класса и не придавать преобладающаго значенія письменнымъ упражненіямъ передъ устными отвѣтами. Условіе это признано считать необходимымъ для всѣхъ классовъ, какъ по латинскому, такъ и по греческому языкамъ. По греческому языку задавать на домъ только заучиваніе словъ, записанныхъ и разученныхъ въ классѣ 1). По исторіи требовать только то, что есть въ руководствѣ 2).

Въ IV классѣ, по Закону Божью требовать повторенія изъ Священной исторіи, а изъ ученія о Богослуженіи проходить только тѣ отдѣлы, указанія на которые встрѣчаются въ катехизисѣ. По русскому языку упражненія въ грамматическомъ разборѣ старославянскаго языка перенести на 6-й классъ, пріурочивъ его къ разбору памятниковъ древне-славянской литературы. По латинскому языку не ставить непремѣннымъ условіемъ перевести 70 главъ изъ соч. Юл. Цезаря «de bello Gallico».

Въ прочихъ классахъ поручить класснымъ наставникамъ по соглашенію съ другими преподавателями устроить распредѣленіе занятій такъ, чтобы къ каждому

---------------------------

1) То же самое, что было постановлено по отношенію къ преподаванію латинскаго языка въ 1-мъ классѣ.

2) Требованіе далеко не такое скромное, какимъ можетъ показаться съ перваго раза.

182

дню для домашнихъ занятій задавалось не болѣе 4-хъ уроковъ, какъ практиковалось это и въ прежнее время. Если по какому-нибудь предмету встрѣтится необходимость повторить большой отдѣлъ, котораго, безъ ущерба для дѣла, нельзя раздѣлить на части, сообщить объ этомъ классному наставнику подлежащаго класса.

Болѣе существенныхъ облегченій въ домашнихъ занятіяхъ, въ предѣлахъ существующей программы, Педагогическій Совѣтъ yе находитъ возможнымъ допустить, хотя измѣненія въ оной и были бы желательны 1).

Въ одномъ изъ засѣданій Педагогическаго Совѣта было принято предложеніе преподавателей словесности о введеніи въ гимназіи литературныхъ бесѣдъ, на которыхъ ученики читали бы отрывки изъ произведеній извѣстныхъ писателей и свои собственныя сочиненія. Тогда же были выработаны слѣдующія «правила литературныхъ бесѣдъ воспитанниковъ Пятой гимназіи»:

§ 1. Бесѣды имѣютъ цѣлью содѣйствовать восполненію общаго и въ особенности литературнаго образованія учащихся.

§ 2. Предметомъ литературныхъ бесѣдъ могутъ быть: чтеніе произведеній художественной литературы русской и иностранной, чтеніе научно-популярныхъ статей по разнымъ предметамъ, чтеніе и устное произнесеніе собственныхъ литературныхъ опытовъ учащихся — сочиненій, стихотвореній и т. под.

§ 3. Въ бесѣдахъ участвуютъ воспитанники VІІІ—V классовъ и гг. преподаватели, по желанію.

§ 4. Посѣщеніе бесѣдъ для воспитанниковъ и преподавателей необязательно.

§ 5. Матеріалы для бесѣдъ сообщаются заблаговременно г. директору, который передаетъ ихъ для просмотра преподавателямъ.

§ 6. Программу каждой бесѣды составляетъ г. директоръ вмѣстѣ съ преподавателями словесности.

1) Мы приводимъ здѣсь почти цѣликомъ представленіе директора Попечителю отъ 30 октября 1880 г. за № 1938. Пришлось только сдѣлать нѣкоторыя измѣненія, чтобы сгладить шероховатости слога.

183

§ 7. По поводу прочитаннаго допускается обмѣнъ сужденій учениковъ, по окончаніи чтенія всѣхъ статей программы.

§ 8. Каждая бесѣда продолжается не долѣе 3-хъ часовъ и назначается на одинъ изъ воскресныхъ или праздничныхъ дней одинъ разъ въ мѣсяцъ 1).

Жаль, что лица, заявившія о введеніи бесѣдъ, не были знакомы съ тѣмъ матеріаломъ, который находится въ гимназическомъ архивѣ, и на основаніи котораго мы написали соотвѣтствующую предмету главу въ настоящей исторической запискѣ. Они нашли бы тамъ много цѣнныхъ указаній и, вѣроятно, не остановились бы на одномъ только прсдположеніи, а почерпнули бы рѣшимость къ приведенію его на практикѣ. Предполагавшіяся ими бесѣды представляли собою что-то среднее между двумя типами бесѣдъ, практиковавшимися въ 50-хъ годахъ. По нашему мнѣнію, для достиженія цѣли, намѣченной въ § 1 приведенныхъ выше правилъ, были бы гораздо пригоднѣе «читательныя бесѣды».

Намѣреніе устроить литературныя бесѣды, кажется, совсѣмъ не осуществилось на дѣлѣ. По крайней мѣрѣ, авторъ настоящей книги, служащій въ Пятой гимназіи съ 1881 года, не слышалъ объ этихъ бесѣдахъ.

Очень интересную и раціональную программу своего предмета представилъ директору въ томъ же году учитель гимнастики Ѳедотъ Васильевичъ Мартыновъ. Для интересующихся этимъ важнымъ вопросомъ въ дѣлѣ воспитанія мы напечатали ее въ приложеніяхъ къ настоящему труду (см. ХVІ-е приложеніе). Эта программа представляется интересной особенно по той причинѣ, что явилась, какъ результатъ личнаго опыта и личныхъ наблюденій опытнаго преподавателя: систематической программы для гимнастическихъ занятій дано не было. Ѳ. В. Мартыновъ, преподававшій гимнастику въ Пятой гимназіи въ продолженіе 17-ти лѣтъ, лѣтомъ 1880 года посѣтилъ вмѣстѣ съ докторомъ Дьяковскимъ Сток-

1) Постановленіе Совѣта 3 декабря 1880 г.

184

гольмъ. Благодаря содѣйствію нашего генеральнаго консула, Ѳ. В. получилъ возможность присутствовать при практическихъ занятіяхъ въ центральномъ Королевскомъ Гимнастичсскомъ институтѣ, а также въ военныхъ учрежденіяхъ и школахъ. Разумѣется, эти посѣщенія не прошли безслѣдно для Ѳ. В. Мартынова, который всегда относился къ своему дѣлу съ большимъ интересомъ. Въ результатѣ и получилась та программа или, лучше сказать, тотъ краткій конспектъ, который былъ представленъ г. Мартыновымъ директору гимназіи 1).

Въ 1881/2 учебномъ году, по прежнему, были въ Пятой гимназіи параллельныя отдѣленія при четырехъ низшихъ классахъ. Съ этого года стало примѣняться въ педагогической практикѣ благодѣтельное Министерское распоряженіе, отмѣнявшее исключительное значеніе средняго математическаго вывода изъ четырехъ срочныхъ вѣдомостей за годъ, а также и рѣшительное вліяніе на ходъ окончательныхъ испытаній отмѣтки, выставленной за письменную работу. Не касаясь § 30 правилъ объ испытаніяхъ, утвержденныхъ 8 декабря 1872 года, въ полномъ его составѣ, Министръ Народнаго Просвѣщенія отмѣнилъ только исключительное значеніе средняго математическаго вывода и предоставилъ преподавателямъ, не стѣсняясь четвертными отмѣтками, оцѣнивать, передъ началомъ испытаній, успѣхи, достигнутые ученикомъ по ихъ предмету, общею годовою отмѣткою, служащею выраженіемъ заключенія преподавателя о достоинствѣ ученика на основаніи собранныхъ учителемъ въ теченіе года наблюденій о прилежаніи и успѣхахъ учащагося. По § 59 вышеупомянутыхъ правилъ ученикъ VІІІ-го

1) Въ 1880 году произошлb слѣдующія перемѣны въ личномъ составѣ преподавателей Пятой гbмназіb: пасторъ К. Ив. Лааландъ выбылъ, по случаю назначенія его Генералъ-Суперинтендентомъ, а на его мѣсто поступилъ пасторъ Яковъ Ивановичъ Гуртъ, который состоитъ законоучителемъ Пятой гимназіи по настоящее время. Выбылъ преподаватель древнихъ языковъ И. И. Луньякъ, и поступили на тотъ же предметъ Добр. Ос. Нингеръ и И. Гр. Грюнбергъ, изъ которыхъ первый преподаетъ въ Пятой гимназіи и теперь. Наконецъ, въ томъ же году поступилъ на мѣсто помощника классныхъ наставниковъ Н. А. Норбековъ, несущій на себѣ эту обязанность до настоящаго времени.

185

класса, не выдержавшій письменнаго испытанія, лишался права держать устный экзаменъ, продолжать свои экзамены. То же Министерское распоряженіе отмѣнило этотъ §, а предписало преподавателямъ дѣлать окончательное заключеніе объ ученикѣ на основаніи познаній, обнаруженныхъ имъ какъ на письменныхъ, такъ и на устныхъ испытаніяхъ 1).

Распоряженіе это дало большую свободу преподавателямъ, безъ которой положеніе ихъ временами бывало очень тяжелымъ. Съ этого времени Педагогическій Совѣтъ, рѣшая вопросъ о переводѣ ученика изъ одного класса въ другой, уже не ограничивался «механическимъ исчисленіемъ балловъ», а обращалъ вниманіе на сумму данныхъ, имѣющихся въ его распоряженіи и относящихся къ данному ученику. Теперь явилась возможность обращать вниманіе на личность ученика, на его индивидуальныя особенности, на его среду. Если смотрѣли на эти обстоятельства и въ прежнее время гуманные и опытные педагоги, требованіе математическаго средняго лишало ихъ всякой возможности помочь ученику въ критическій моментъ его жизни. Что касается отмѣны подавляющаго значенія отмѣтки за письменную работу на испытаніи зрѣлости, отмѣна эта уничтожила всѣ тѣ тяжелыя послѣдствія, которыя могла имѣть случайная неудача письменнаго испытанія.

Выше приведенное распоряженіе имѣло еще одно послѣдствіе, которое, на сколько намъ извѣстно, еще не разъяснялось въ печати. Это распоряженіе, кромѣ частнаго значенія, имѣетъ еще значеніе общее. Оно должно было оказать и оказало извѣстное нравственное вліяніе на учащихъ, пробудило въ yихъ самосознаніе, усилило ихъ авторитетъ, освятило ихъ призваніе. Вмѣстѣ съ тѣмъ оно указало имъ и тотъ путь, по которому они должны идти. Познавай ученика! вотъ та формула, въ которой можно выразить смыслъ этого пути.

1) Распоряженіе Министерcтва отъ 28 апрѣля 1881 года. сообщенное въ циркулярyомъ предложеніи Попечителя С.-Петербургскаго Учебнаго Округа отъ 4 мая за № 2588.

186

Не можемъ не привести здѣсь выдержку изъ Министерскаго циркуляра, изданнаго 5 мая 1881 года: «Среднія учебныя заведенія, безъ различія учебныхъ курсовъ, предназначаются для общечеловѣческаго образованія, приготовляя либо къ высшему научному общему и спеціальному образованію, либо къ реальнымъ профессіямъ; цѣль эта прямо указываетъ на то, чего государство въ правѣ отъ нихъ ожидать; не одна только сумма извѣстныхъ знаній требуется отъ будущаго гражданина; ему не менѣе нужна крѣпость нравственной природы и характера. Расположеніе къ серьезному труду, развитіе умственныхъ способностей, уваженіе къ началамъ религіи, доброй нравственности, привычка къ порядку, къ законности, къ честному исполненію долга,— вотъ что среднеучебное заведеніе, независимо полезнаго знанія, должно стараться дать своему ученику».

Всѣ эти обращенія находили живѣйшее сочувствіе въ преподавательскомъ составѣ Пятой гимназіи, такъ какъ составъ этотъ дружно стремился къ тѣмъ цѣлямъ, которыя указывались ему. Вотъ какъ отзывается о преподавательскомъ составѣ своей гимназіи директоръ Шрамекъ: «Въ этомъ составѣ партій нѣтъ, онъ представляетъ одинъ кругъ людей, стоящихъ другъ къ другу въ самыхъ дружескихъ отношеніяхъ и отъ всей души готовыхъ помогать другъ другу во всѣхъ потребностяхъ. У всякаго изъ нихъ ученикъ находилъ и находитъ полнѣйшую готовность помогать и совѣтомъ, и трудомъ. Преподаватели не разъ безвозмездно давали дополнительные уроки цѣлому классу, чтобы поднять общій уровень учащихся, а еще чаще случалось, что преподаватели занимались (тоже безвозмездно) съ отдѣльными учениками съ тою же цѣлью. Не рѣдкость также въ Пятой гимназіи встрѣтить случаи, что преподаватели, имѣющіе мало недѣльныхъ уроковъ, добровольно занимали уроки за отсутствіемъ товарищей» 1).

Въ декабрѣ 1881 г. на одномъ изъ засѣданій Пе-

1) Изъ докладной записки 1881 года.

187

дагогическаго Совѣта, преподаватель словесности заявилъ, что ученики не могутъ пользоваться ни ученическою, ни фундаментальною библіотекою, потому что книги выдаются однимъ только лицомъ, именно — библіотекаремъ; онъ же указалъ на «самое плачевное состояніе» ученической библіотеки. Совѣтъ постаповилъ: предложить прсподавателю словесности составить списокъ требуемыхъ книгъ и распредѣлить ихъ по классамъ, завѣдываніе же классными книгами поручить класснымъ наставникамъ... и только. Конечно, отъ этого постановленія книгъ не прибавилось, и ученическая библіотека продолжала пребывать въ томъ же, какъ выразился преподаватель словесности, «самомъ плачевномъ состояніи». Казалось, надъ ней тяготѣло какое-то проклятіе.

Въ 1881 году оставилъ службу въ Пятой гимназіи ея инспекторъ Ѳ. А. Красный. Судя по отзывамъ, это былъ человѣкъ въ высшсй степени трудолюбивый и всецѣло преданный своему дѣлу: не было такой мелочи, въ которую онъ не счелъ бы нужнымъ вникнуть. Здѣсь умѣстно привести отзывъ о Ѳ. А., который мы находимъ въ отчстѣ о состояніи гимназіи за 1878 г. Директоръ свидѣтельствуетъ о Ѳ. А. Красномъ, что онъ исполнялъ свои обязанности «съ рѣдкимъ самоотверженіемъ и необыкновеннымъ рвеніемъ»; его цѣль, по словамъ директора,— «поднять какъ умственное, такъ и нравственное развитіе учениковъ того учебнаго заведенія, которому онъ преданъ отъ всей своей души. Онъ забываетъ самъ себя, чтобы быть полезнымъ своимъ воспитанникамъ. Стараніемъ, рвеніемъ, преданностью дѣлу онъ представляетъ рѣдкій примѣръ въ высшей степени добросовѣстнаго помощника, какого только можетъ желать себѣ начальникъ заведенія». Вмѣсто Ѳ. А. Краснаго былъ назначенъ инспекторомъ Пятой гимназіи Платонъ Григорьевичъ Бѣлавинъ, преподаватель математики 3 С.-Петербургской гимназіи 1).

1) Кромѣ Ѳ. А. изъ преподавательскаго состава Пятой гимназіи выбыли: въ 3-ю гимназію на вакансію преподавателя математики В. А. Латышевъ, нынѣ директоръ училищъ С.-Петербургской губерніи, а учитель исторіи П. Н. Гад-

188

До 1880 года ученики приготовительнаго класса Пятой гимназіи платили за ученіе по 30 р. въ годъ, а ученики остальныхъ классовъ — по 50 р. Въ 1880 году размѣръ годовой платы былъ увеличенъ: для первыхъ до 32 р., а для вторыхъ до 52 р. Капитальная перестройка, вовлекшая гимназію въ тяжелый долгъ, сильно расшатала ея средства. Необходимо было увеличить доходныя статьи. Съ 1882—83 учебнаго года плата была снова возвышена: въ приготовительномъ классѣ до 40 р. въ годъ, а въ прочихъ до 60 рублей.

Рѣдко, надо полагать. приходилось Педагогическимъ Совѣтамъ выслушивать заявленія, подобныя тому, которое выслушалъ Педагогическій Совѣтъ Пятой гимназіи въ мартѣ мѣсяцѣ 1882 года. Приводимъ его здѣсь съ пропусками нѣкоторыхъ подробностей. «Въ теченіе послѣднихъ 10-ти лѣтъ спеціальныя средства гимназіи возросли съ 10.000 до 22.000 р., но въ таковомъ же и даже большемъ размѣрѣ увеличился ежегодный расходъ, производившійся изъ означенныхъ средствъ. Причина этого явленія заключается въ томъ, что въ означенный періодъ времени постоянно возростало количество учениковъ и заставляло гимназію открывать параллельныя отдѣленія. Такія отдѣленія существуютъ теперь при I—IV классахъ гимназическихъ и при приготовительномъ классѣ, слѣдовательно всего пять классовъ, содержаніе которыхъ ложится тяжелымъ бременемъ на спеціальныя средства гимназіи, изъ которыхъ, по преимуществу, уплачивается жалованье учителямъ упомянутыхъ отдѣленій. Дѣло дошло до того, что гимназія не имѣетъ возможности производить расходы, отъ которыхъ отказаться она не въ со-

зяцкій перешелъ инспекторомъ въ Кишиневскую прогимназію; наконецъ, оставилъ занятія въ Пятой гимназіи преподаватель русскаго языка Иванъ Ивановичъ Соколовъ. Преподавателемъ исторіи и географіи, соединившимъ въ своихъ рукахъ уроки бывшаго инспектора Ѳ. А. Краснаго и бывшаго преподавателя П. П. Гадзяцкаго, былъ назначенъ кандидатъ С.-Петербургскаго Университета К. А. Ивановъ. Уроки русской словесности были вручены уже пріобрѣтшему широкую извѣстность своими педагогическими трудами П. В. Смирновскому.

1) Т. е. со времени вступленія въ управленіе гимназіей Ивана Ѳедоровича.

189

стояніи и не въ правѣ. Для объясненія дѣла разсмотримъ перечень расходовъ, произведенныхъ въ теченіе 1881 года изъ спеціальныхъ средствъ гимназіи, при чемъ оказалось:

За 1881 годъ поступило суммы сбора за ученье съ остаткомъ отъ 1880 года — 23.463 р. 12 коп.

За 1881 годъ въ расходѣ: (слѣдуетъ подробное исчисленіе, которое мы пропускаемъ здѣсь) — 21.961 р. 82 к.

Разсмотрѣвъ внимательно означенный перечень, Педагогическій Совѣтъ замѣтилъ, что перечисленій за 1881 годъ а) 12% съ поступившей суммы, что составляетъ 2.742 р. 48 к. и б) въ пособіе казнѣ по § 5 финансовой смѣты Министерства Народнаго Просвѣщенія, что составляетъ 2.720 р. - произведено не было, всего 5.462 р. 48 коп.

На предложенный вопросъ г. директоръ заявилъ, что перечисленій произведено не было, потому что не было что перечислить, такъ какъ, за показанными расходами, въ остаткѣ къ 1882 году состояло только 1501 р. 30 к.

Это явленіе, въ самомъ дѣлѣ, странное, происходитъ отъ того, что параллельныя отдѣленія съѣдаютъ спеціальныя средства гимназіи, и вслѣдствіе этого гимназія закончила истекшій финансовый годъ дефицитомъ въ 3961 руб. 18 коп., не смотря на то, что а) въ пособіе служащимъ и вдовамъ было выдано только 545 руб. вмѣсто 2000 руб., назначенныхъ ежегодно по смѣтѣ спеціальныхъ средствъ гимназіи, и этотъ расходъ (въ 2000 руб.) уже три года не былъ производимъ; б) ремонтъ дома въ истекшемъ 1881 году былъ произведенъ на остатокъ отъ занятой суммы изъ Городского Кредитнаго Общества и изъ капиталовъ, пожертвованныхъ купцомъ Капустинымъ на разныя нужды гимназіи. Хотя указанный дефицитъ, въ сравненіи со средствами гимназіи, довольно значителенъ, все-таки суть бѣды, жало, такъ сказать, тревогъ не лежитъ въ суммѣ дефицита, а въ томъ обстоятельствѣ, что при настоящемъ положеніи дѣла, конца этого дефицита предвидѣть нельзя. И такъ, является вопросъ: что-же тутъ дѣлать? Необходимо перемѣнить само положеніе дѣлъ, т. е. отказаться

190

отъ параллельныхъ отдѣленій. Наши параллельныя отдѣленія нужда заставляла открывать, но нужда заставляетъ насъ теперь закрыть ихъ. Правда, и послѣ закрытія параллельныхъ отдѣленій финансовое положеніе Пятой гимназіи не будетъ блестящимъ... И въ самомъ дѣлѣ, финансовое положеніе нельзя называть блестящимъ, когда заведеніе намѣревается приступить только къ попыткѣ свести концы съ концами. Надежды на помощь, при настоящихъ обстоятельствахъ, я не вижу никакой, почему и предлагаю вамъ приступить, начиная съ слѣдующаго учебнаго года, къ постепенному закрытію параллельныхъ отдѣлсній.

Педагогическій Совѣтъ постановилъ ходатайствовать передъ Высшимъ Начальствомъ о постепенномъ закрытіи параллельныхъ отдѣленій, начиная съ І-го класса, и объ указаніи учебнаго заведснія, въ которое возможно было бы направить около 40 учениковъ приготовительнаго класса, хотя и выдержавшихъ экзаменъ, но неимѣющихъ возможности быть принятыми въ І-й классъ.

При такихъ-то обстоятельствахъ и было получено разрѣшеніе на увеличеніе размѣра платы за ученіе.

За 1882/3 и 1883/4 года ничего выходящаго изъ рамъ обыденной школьной жизни въ Пятой гимназіи не произошло по отношенію къ прохожденію установленныхъ программъ. Финансовое положеніе гимназіи, затратившей свои сбереженія и вошедшей въ тяжелый долгъ, было затруднительное. Она не въ состояніи была дѣлать установленныхъ перечисленій изъ своихъ средствъ въ средства Министерства, т. е. являлась его должникомъ. Такое матеріальное положеніе гимназіи отражалось и на преподаваніи: библіотеки плохо пополнялись, учебныя пособія почти совсѣмъ не выписывались; преподавателю географіи, напр., приходилось довольствоваться совершенно устарѣлыми и даже разорваннами картами, а на урокахъ исторіи никогда не было необходимыхъ для этихъ уроковъ картъ, такъ какъ всякое предложеніе пріобрѣсти таковыя отклонялось, въ виду разстроенныхъ средствъ гимназіи.

119

Въ эти два учебные года не было никакихъ отступленій отъ существующихъ программъ, не поднималось никакихъ учебно-воспитательныхъ вопросовъ; тѣмъ не менѣе, конечно, дѣло шло ровно, правильно.

Изъ этого спокойнаго періода у автора настоящей записки сохранился одинъ свѣтлый, живой эпизодъ, который нарушилъ монотонное движеніе гимназичекой жизни. Эпизодъ этотъ — празднованіе коронаціи нынѣ въ Бозѣ почившаго Государя Императора Александра ІІІ-го, совершившейся 15 мая 1883 года. Доля участія въ этомъ празднованіи выпала и на автора. Совершилось это празднованіе слѣдующимъ образомъ.

Въ этотъ достопамятный день были собраны въ актовой залѣ гимназіи всѣ ея воспитанники, сюда-же собрался и наличный педагогическій составъ. Собраніе это состоялось какъ разъ въ то время, когда въ Москвѣ, въ Успенскомъ соборѣ, совершалось священное коронованіе. Передъ началомъ благодарственнаго Господу Богу молебствія законоучитель гимназіи протоіерей Д. П. Соколовъ обратился къ воспитанникамъ со словомъ, въ которомъ простымъ и яснымъ языкомъ изложилъ все то, что въ данныя минуты происходило въ нашемъ Священномъ Кремлѣ. Передъ воспитанниками возстала яркая картина всего происходившаго въ Успенскомъ соборѣ. По окончаніи слова, о. Соколовъ отслужилъ молебствіе. Когда окончилось молебствіе, авторъ, которому было поручено Педагогическимъ Совѣтомъ произнести рѣчь, взошелъ на каѳедру и въ довольно пространной рѣчи изложилъ исторію коронованія русскихъ государей, начиная съ древняго «посаженія на столъ» до послѣдняго времени. Предпославъ своей рѣчи объясненіе самаго смысла этого священнодѣйствія, которымъ Церковь торжественно освящаетъ права и обязанности Государя, испрашивая при этомъ у Господа господствующихъ и Царя царствующихъ особаго благословенія на посвящаемаго Монарха, указавъ затѣмъ на коронованія византійскихъ государей, онъ остановился на главнѣйшихъ моментахъ русской исторіи и, такъ сказать, связалъ ихъ

192

съ главною темой. Онъ старался нарисовать нѣсколько яркихъ картинъ, которыя заняли-бы вниманіе юныхъ слушателей и запечатлѣлись въ ихъ памяти. По окончаніи рѣчи на каѳедру взошелъ Иванъ Ѳедоровичъ и въ немногихъ, но прочувствованныхъ словахъ старался повліять на сердца воспитанниковъ. Отвѣтомъ на это былъ общій гимнъ и взрывъ самаго неподдѣльнаго восторга. Такіе моменты не забываются.

Прошелъ годъ съ небольшимъ, и Иванъ Ѳедоровичъ скончался совершенно неожиданно для своихъ «сослуживцевъ». Умѣстно закончить настоящій очеркъ тѣми словами, которыми помянуло своего учредителя Общество вспомоществованія нуждающимся ученикамъ Пятой гимназіи.

«Общество понесло невознаградимую потерю въ лицѣ своего учредителя и предсѣдателя правленія Ивана Ѳедоровича Шрамека, скончавшагося 19 іюля 1884 года. Своими успѣхами Общество главнымъ образомъ обязано энергіи и сердечному участію покойнаго. Надо было видѣть Ивана Ѳедоровича въ засѣданіи Правленія Общества, гдѣ вполнѣ обрисовался человѣкъ, который не могъ относиться къ дѣлу помощи ученикамъ своей излюбленной гимназіи иначе, какъ съ глубокимъ чувствомъ и необыкновенною добротою. Какою радостью дышало его лицо, когда оказывалось возможнымъ удовлетворить всѣ его предложенія, безъ отказа просителямъ. Высоко цѣня заслуги Ивана Ѳедоровича, какъ своего представителя, Общество въ чрезвычайномъ собраніи 4 ноября 1884 года постановило: возбудить ходатайство въ установленномъ порядкѣ о разрѣшеніи на постановку портрета его въ стѣнахъ гимназіи» 1).

Ходатайство достигло цѣли, и въ настоящее время портретъ Ивана Ѳедоровича Шрамека виситъ въ актовой залѣ рядомъ съ портретомъ А. Н. Бѣляева.

1) Отчетъ Общества вспомоществованія за 1884 годъ.

193

VIII. Пятая гимназія за послѣднія 11-ть лѣтъ (1884—1895).

Послѣ кончины Ивана Ѳедоровича нѣсколько мѣсяцевъ управлялъ гимназіей ея инспекторъ П. Г. Бѣлавинъ, до назначенія настоящаго директора ея Михаила Матвѣевича Янко, 25 сентября 1884 года. Въ самомъ началѣ 1884/5 учебнаго года была отслужена въ актовой залѣ, въ присутствіи всего состава преподавателей, учениковъ и служащихъ, панихида по покойномъ директорѣ гимназіи. Особую торжественность придало этой панихидѣ присутствіе Министра Народнаго Просвѣщенія статсъ-секретаря И. Д. Делянова и протопресвитера Янышева.

За кратковременное управленіе П. Г. произошла въ личномъ составѣ гимназіи только одна перемѣна, а именно, было приведено въ исполненіе распоряженіе Министра Народнаго Просвѣщенія отъ 13 апрѣля 1884 года о несовмѣщеніи въ одномъ лицѣ двухъ обязанностей — письмоводителя и помощника классныхъ наставниковъ, «такъ какъ на письмоводителѣ гимназіи и безъ того лежатъ многочисленныя обязанности по веденію дѣлопроизводства въ учебномъ заведеніи». Подобный случай совмѣщенія двухъ упомянутыхъ обязанностей былъ въ Пятой гимназіи, такъ какъ ея письмоводитель С. А. Ивановъ въ то же самое время исполнялъ обязанности помощника классныхъ наставниковъ. Въ исполненіе распоряженія г. Министра за С. А. Ивановымъ была оставлена только должность письмоводителя, а исполненіе обязанностей помощника классныхъ наставниковъ возложено съ 1 октября (1884 г.) на преподавателя исторіи и географіи К. А. Иванова, которую онъ и исполнялъ до осени 1891 года, когда былъ освобожденъ отъ нея по личной просьбѣ, вызванной приглашеніемъ его въ качествѣ преподавателя въ Императорскій Александровскій Лицей. Съ 1879 года надзоръ за учениками въ Пятой гимназіи былъ

194

распредѣленъ между тремя помощниками классныхъ наставниковъ. При вступленіи въ должность М. М. Янко обязанности эти исполняли М. Л. Ласкій, К. А. Ивановъ и Н. А. Норбсковъ. Число учащихся среднимъ числомъ было 502 (къ 1 января 1884 года 492, а къ 1 января 1885 года 512); классовъ — 14, изъ нихъ: 2 приготовительныхъ, 8 основныхъ и 4 параллельныхъ (при I—IV кл.). Плата за ученіе въ гимназическихъ классахъ равнялась 60 рублямъ, а въ приготовительныхъ — 40 рублямъ. Матеріальныя средства Пятой гимназіи къ тому же времени выражались въ слѣдующихъ суммахъ:

а) Приходъ.

1) по финансовой смѣтѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія на 1884 годъ было назначено:

на личный составъ и содержаніе восьми классовъ — 23797 р. 80 к.

на содержаніе четырехъ параллельныхъ отдѣленій — 1088 р. 56 к.

на хозяйственные расходы и ремонтъ — 3412 р. —

всего изъ казны — 28298 р. 36 к.

2)    По отдѣлу спеціальныхъ средствъ

собрано за ученіе въ 1-е полугодіе — 11762 р. 50 к.

собрано за ученіе во 2-е полугодіе — 13064 р. —

Итого — 24826 р. 50 к.

оставалось отъ 1883 года — 3305 р. 50 к.

поступили изъ вышесказанныхъ въ расходъ — 20 р. 80 к.

итого въ приходѣ по отдѣлу спеціальныхъ средствъ — 28152 р. 80 к.

б) Расходъ.

сумма, назначенная изъ казны была израсходована вся, т. е. — 28298 р. 36 к.

изъ спеціальныхъ средствъ израсходовано — 25638 р. 42 к.

195

Такимъ образомъ, общая сумма прихода равнялась — 56451 р. 16 к.

Общая сумма расхода выразилась въ — 53936 р. 78 к.

въ остаткѣ къ 1885 году было — 2514 р. 38 к.

Послѣдняя сумма, очень ограниченная для среднеучебнаго заведенія, къ довершенію всего, не представляла дѣйствительнаго состоянія гимназическихъ средствъ. Слѣдуетъ имѣть въ виду, что за 1884 годъ не было произведено еще нѣкоторыхъ обязательныхъ расходовъ, а именно отчисленія въ сумму ученаго комитета, въ капиталъ Министерства на содержаніе параллельныхъ отдѣленій (въ ХVІІ отд. спеціальныхъ средствъ Министерства) и въ его же строительный капиталъ(въ отд. XXIII). Наконецъ, названная сумма умалится еще болѣе, если примемъ во вниманіе огромный долгъ, тяготѣвшій на гимназіи.

Что касается наличности библіотекъ и физическаго кабинета, она выражалась въ слѣдующихъ цифрахъ: въ фундаментальной библіотекѣ состояло къ 1 января 1885 года 2968 названій и 5231 т., въ ученической 181 назв. и 322 тома, въ физическомъ кабинетѣ было 332 прибора, изъ которыхъ 1 пріобрѣтенъ уже въ 1884 году 1). Весьма характеренъ слѣдующій фактъ: цифра приборовъ физическаго кабинета оставалась неизмѣнной съ 1879 года 2) — 331 приборъ — т. е. въ теченіи пяти лѣтъ. Ученическая библіотека находилась еще въ худшихъ условіяхъ, о чемъ читатель могъ составить себѣ представленіе изъ сказаннаго нами выше. Въ 1872 году (годъ вступленія въ управленіе гимназіей И. Ѳед.) было въ ней 173 названія и 310 книгъ. Въ теченіе пяти лѣтъ прибавилась одна книжка, такъ какъ къ 1 января 1876 показано 174 названія и 311 книгъ. Вышеуказанная же цифра (181 назв. и 322 книги) образовалась въ 1877

1) Мы не касаемся здѣсь кабинета естественныхъ наукъ, такъ какъ цифра предметовъ, въ немъ заключающихся, осталась неизмѣнной.

2) Въ 1879 году она возвысилась съ 329 до 331.

196

году и оставалась неизмѣнной до 1885 года, т. е. въ продолженіе 8-ми лѣтъ.

Все это необходимо имѣть въ виду, чтобы вполнѣ понять перемѣны, происшедшія за послѣднія одиннадцать лѣтъ въ жизни Пятой гимназіи.

Для большаго удобства мы распредѣлимъ имѣющійся въ нашемъ распоряженіи матеріалъ на три группы и раздѣлимъ описаніе послѣднихъ 11-ти лѣтъ въ жизни нашего учебнаго заведенія на три отдѣла со слѣдующими наименованіями: а) Учебно-воспитательная сторона,

б) матеріальная сторона и в) дни знаменательные.

а) Учебно-воспитательная сторона.

Съ 1885—86 учебнаго года до 1892—93 въ гимназіи были параллельныя отдѣленія только при трехъ классахъ, при чемъ эти классы мѣнялись, смотря по количеству учениковъ. Такъ до 1889—90 были параллели при трехъ низшихъ классахъ; въ 1889-90 было закрыто параллельное отдѣленіе при II классѣ, но открыто при ІV-омъ; въ 1890—91 учебномъ году были закрыты параллели при III и IV, но открыты при II и V-омъ; въ 1891—92 снова были параллельныя отдѣленія только при трехъ низшихъ классахъ; и только съ 1892—93 учебнаго года пришлось открыть четыре параллели при четырехъ низшихъ классахъ и удержать ихъ до послѣдняго времени. Параллели открывались неохотно; скорѣе представлялось болѣе желательнымъ закрывать существующія параллельныя отдѣленія. Но борьба была не подъ силу; число учениковъ значительно возрастало и принудило, наконецъ, отказаться отъ прежней тенденціи и увеличить число параллельныхъ классовъ. Параллели открывались только въ случаѣ крайней нужды: бывали случаи, когда классъ, составившійся изъ 50-ти слишкомъ человѣкъ, не разбивался на отдѣленія 1). Причиною

--------------------------

1) Такъ, напримѣръ въ послѣднемъ учебномъ году V классъ состоялъ изъ 53 учениковъ, въ началѣ 1882—83 учебнаго года столько же учениковъ было въ VІ классѣ.

197

были просто ограниченныя матеріальныя средства, и недостатокъ помѣщенія.

Въ какихъ же цифрахъ выражается за разсматриваемый періодъ времени количество учениковъ гимназіи? Эти цифры колебались и въ первое пятилѣтіе послѣдовательно уменьшались, но съ 1889 года пошли прогрессивно вверхъ, на повышеніе. Удобнѣе всего привести здѣсь ариѳметическія среднія, въ порядкѣ учебныхъ годовъ; получится слѣдующая скала:

Въ 1884—85 учебномъ году — 502

Въ 1885—86 учебномъ году — 490

Въ 1886—87 учебномъ году — 468

Въ 1887—88 учебномъ году — 431

Въ 1888—89 учебномъ году — 401

Въ 1889—90 учебномъ году — 410

Въ 1890—91 учебномъ году — 426

Въ 1991—92 учебномъ году — 456

Въ 1892—93 учебномъ году — 486

Въ 1893—94 учебномъ году — 516

Въ 1894—95 учебномъ году — 529 1)

Съ 1878 —79 учебнаго года при Пятой гимназіи существовали два приготовительныхъ класса, въ 1887 году одинъ изъ нихъ, младшій, былъ закрытъ. Благодаря этому, остался за штатомъ преподаватель младшаго приготовительнаго класса А. Н. Кусовниковъ, но ему были предоставлены уроки русскаго языка и чистописанія въ единственномъ теперь приготовительномъ классѣ, въ числѣ 12-ти, а бывшій преподаватель старшаго приготовительнаго класса В. Ф. Павловъ (онъ же и учитель чистописанія) сохранилъ въ приготовительномъ классѣ 6 уроковъ ариѳметики и былъ назначенъ письмоводителемъ гимназіи. Въ 1888 году былъ прекращенъ отпускъ суммъ изъ Государственнаго Казначейства 2) на со-

--------------------------------

1) Послѣдняя цифра показываетъ число учениковъ къ концу учебнаго года.

2) Департаментъ государственной экономіи Государствениаго Совѣта при разсмотрѣніи финансовой смѣты Министерства Народнаго Просвѣщенія на

198

держаніе приготовительныхъ классовъ, за исключеніемъ тѣхъ мѣстностей, гдѣ разговорный языкъ большинства населенія не русскій. По ходатайству директора Пятой гимназіи, Министръ Народнаго Просвѣщенія разрѣшилъ сохранить приготовительный классъ при Пятой гимназіи, съ тѣмъ, чтобы классъ этотъ содержался на счетъ платы, взимаемой за ученіе, въ размѣрѣ равномъ размѣру платы за ученіе въ остальныхъ классахъ гимназіи, т. е. 60-ти рублей вмѣсто прежнихъ 40 рублей 1). Скоро ученіе въ приготовительномъ классѣ сосредоточилось въ опытныхъ рукахъ В. Ф. Павлова и остается въ его рукахъ до настоящаго времени. Неторопливо, но за то основательно ведетъ онъ учениковъ отъ правила къ правилу, отъ задачи къ задачѣ, умѣетъ раскрыть передъ ними на понятномъ имъ языкѣ самую сущность предмета и вселяетъ въ нихъ интересъ къ ученію. Несложенъ курсъ приготовительнаго класса 2), но нелегко пройти его какъ слѣдуетъ; имѣйте въ виду, какова его аудиторія! Изъ 52 учениковъ, бывшихъ въ минувшемъ 1894—95 учебномъ году, 5 человѣкъ было принято на особыхъ условіяхъ: они были настолько мало подготовлены, настолько молоды, что составили, такъ сказать, младшее отдѣленіе класса. Изъ остальныхъ 47 учениковъ, которые собственно и составляли приготовительный классъ, 42 ученика удостоены перевода въ I классъ, что составляетъ 89,4%, пятерымъ предоставлено воспользоваться лѣтними каникулами для

---------------------------

1888 г. исключилъ изъ смѣты кредитъ въ 76500 р. на содержаніе параллельныхъ отдѣленій въ мужскихъ гимназіяхъ и прогимназіяхъ. Содержаніе приготовительныхъ классовъ было отнесено, такимъ образомъ, на сумму сбора за ученіе: учебно-окружныя управленія могли разсчитывать лишь на незначительное пособіе изъ спеціальнаго сбора, поступающаго въ Министерство; такъ напр. въ распоряженіи Спб. Учебнаго Округа въ 1888 г. было только 5263 р.

1) Разрѣшеніе сообщено въ предложеніи Попечителя Округа отъ 27 іюля 1888 за № 5817.

2) Ученики должны выучиться бѣгло писать по-русски и пересказывать прочитанные краткіе и легкіе разсказы, дѣлать этимологическій разборъ, писать по-русски подъ диктовку, безъ искаженія словъ, выучить нѣсколько стихотвореній; читать по церковно-славянски: знать четыре основныя дѣйствія надъ ариѳметическими цѣлыми числами, умѣть рѣшать относящіяся къ нимъ задачи, умѣть употреблять русскіе счеты и производить на нихъ сложеніе и вычитаніе.

199

восполненія своихъ пробѣловъ: такимъ образомъ, и у нихъ не отнята надежда перейти въ слѣдующій классъ. Къ этому слѣдуетъ прибавить, что у учениковъ приготовительнаго класса нѣтъ того лишняго стимула, который существуетъ для другихъ классовъ: они не получаютъ наградъ 1). Но за то и на нихъ распространена благодѣтельная мѣра перевода усердно работавшихъ въ году учениковъ безъ экзамена: въ послѣднемъ учебномъ году, при строгомъ отношеніи преподавателя, переведено безъ экзамена въ 1 классъ 23 ученика, т. е. 48,9%. При этомъ слѣдуетъ еще сказать, что послѣдній годъ не представляетъ никакого исключенія, что показанные нами проценты слѣдуетъ считать нормальными. Отрицательную сторону представляетъ не вполнѣ удовлетворительное помѣщеніе класса, но, при настоящемъ положеніи дѣла, при большомъ количествѣ учениковъ, при наличности 4-хъ параллельныхъ классовъ, трудно помочь чѣмъ-нибудь въ этомъ. Хорошо было бы, кромѣ того. чтобы приготовительный классъ былъ снабженъ еще нѣкоторыми наглядными пособіями, о которыхъ мы говорили въ томъ мѣстѣ своей книги, гдѣ идетъ рѣчь объ открытіи при Пятой гимназіи приготовительнаго класса, а потому здѣсь и не останавливаемся на нихъ.

На учениковъ приготовительнаго класса распространены всѣ требованія, которыя относятся къ ученикамъ гимназическихъ классовъ, за исключеніемъ обязательностм ношенія форменнаго пальто. Но, конечно, къ нимъ, какъ къ малымъ дѣтямъ, относятся съ еще большей снисходительностью. Около 9-ти часовъ утра они строятся въ пары и открываютъ собою движеніе на общую молитву, въ молитвенную залу. Они выстраиваются помощниками классныхъ наставниковъ въ первыхъ рядахъ. За ними входятъ въ залу и выстраиваются въ ней послѣдовательно ученики остальныхъ классовъ, въ порядкѣ

-----------------------

1) Постановленіе Педагогическаго Совѣта отъ 4 іюня 1886. Мотивомъ послужило то обстоятельство, что въ приготовительномъ классѣ не преподается древнихъ языковъ, успѣхи по которымъ главнымъ образомъ и обусловливаютъ полученіе наградъ.

200

постепенности. По окончаніи общей молитвы, всѣ расходятся по классамъ. Молитва послѣ ученія читается въ каждомъ классѣ отдѣльно.

Нигдѣ въ нашей книгѣ мы не имѣли еще случая говорить объ общей молитвѣ, между тѣмъ она представляетъ торжественный моментъ учебнаго дня. Въ прежнее время, въ директорство И. Ѳ. Шрамека, отдѣльно отъ всѣхъ учениковъ становились ученики-пѣвчіе. Пѣли послѣдніе, а всѣ остальные присутствующіе безмолвствовали. Въ правленіе настоящаго директора Пятой гимназіи порядокъ измѣнился къ лучшему. Благодаря настоянію почтеннаго протоіерея Вознесенской церкви, бывшаго въ продолженіе семи лѣтъ законоучителемъ Пятой гимназіи, установился обычай, въ силу котораго поютъ установленныя молитвы всѣ присутствующіе ученики. Общая молитва начинастся пѣніемъ молитвы Святому Духу, послѣ чего очередной ученикъ читаетъ Евангеліе и молитву предъ ученіемъ. Въ заключеніе всѣ присутствующіе поютъ молитву за Царя и Отечество. Послѣдняя молитва составляетъ обязательную часть общей молитвы. Въ Великомъ посту общая молитва увеличивается еще чтеніемъ молитвы Ефрема Сирина, а въ пасхальныя недѣли молитва Св. Духу замѣняется тропаремъ «Христосъ Воскресе». Еще большая торжественность сообщилась общей молитвѣ со времени пріобрѣтенія прекрасно написанной и помѣщающейся въ художественной кіотѣ иконы, изображающей Христа, благословляющаго приносимыхъ и приводимыхъ къ нему дѣтей. Икона установлена въ память чудеснаго спасенія Царя и Царской Семьи 17 октября 1888 года. Вскорѣ послѣ этого, по предложенію директора, была пріобрѣтена картина, изображающая крушеніе Царскаго поѣзда и Царя съ Царицей, озаботившихся состояніемъ пострадавшихъ. Картина эта была повѣшена на стѣнѣ, противуположной иконѣ. Въ апрѣлѣ 1892 года авторъ настоящей книги вошелъ въ Совѣтъ съ предложеніемъ пріобрѣсти портреты Петра Великаго, Александра Благословеннаго и Екатерины II: «съ именами ихъ связываются самыя зна-

201

менательныя событія въ исторіи Россіи. На урокахъ исторіи повѣствованія объ этихъ славныхъ царствованіяхъ превращаются въ цѣлыя эпопеи». Предложеніе было встрѣчено сочувственно: пріобрѣтенные вскорѣ послѣ того портреты украсили третью стѣну молитвенной залы. Постоянное созерцаніе этихъ портретовъ должно оказывать постепенно свое благодѣтельное вліяніе на учащихся. Въ концѣ 1894 года стѣна, на которой находится картина, изображающая чудесное спасеніе Царя и Семьи Его, украсилась еще двумя поясными портретами — Императоровъ Николая I и Александра II,— висѣвшими до того въ актовой залѣ. Наконецъ въ послѣднее время директору пришла счастливая мысль окружить картину, изображающую событіе 17 октября 1888 года, небольшими литографированными и фотографическими портретами тѣхъ Высочайшихъ Особъ, надъ которыми было проявлено чудо Милости Божіей. Такимъ образомъ молитвенная зала постепенно пріобрѣтала опредѣленный характеръ. Ея обстановка должна вліять на сердца учащихся, питая въ нихъ религіозное чувство и преданность Престолу. Мы остановились подробно на описаніи молитвенной залы, такъ какъ, за неимѣніемъ храма, она пріобрѣтаетъ особенное значеніе для учебнаго заведенія. Она своимъ видомъ, свосю обстановкой должна воспитывать, должна быть однимъ изъ воспитательныхъ средствъ 1). Съ другой стороны, обстановка нашей молитвенной залы также сложилась исторически, и ея описаніе должно было занять свое мѣсто въ настоящемъ историческомъ очеркѣ.

За эти послѣднія одиннадцать лѣтъ, почти незамѣтно для окружающихъ, было проведено нѣсколько мѣръ, весьма важныхъ въ воспитательномъ и образовательномъ отношеніяхъ. Нѣкоторыя изъ ихъ на первый взглядъ, особенно для лица, не посвященнаго въ особенности педагогической жизни, могутъ показаться незначительны-

--------------------------

1) Вообще, намъ кажется, что въ учебномъ заведеніи и самыя стѣны должны говорить: ихъ слѣдуетъ увѣшивать снимками съ замѣчательнѣйшихъ художественныхъ произведеній, картинами историческаго содержанія и т. п.

202

ми. Но въ дѣлѣ воспитанія мелочей нѣтъ. Иногда, по-видимому, самая незначительная мѣра, оказываетъ огромное вліяніе, имѣетъ обширныя послѣдствія. Вѣдь педагогъ имѣетъ дѣло не съ матеріей, которую слѣдуетъ преодолѣвать матеріальной силой, брать размѣрами, вѣсомъ. Предметъ его занятій — предметъ невѣсомый. Сдѣлавъ это общее замѣчаніе, мы укажемъ здѣсь на тѣ перемѣны, которыя улучшили учебно-воспитательное дѣло за послѣднія 11 лѣтъ.

Прежде всего былъ усиленъ надзоръ за учениками 1).

Лицамъ, исправлявшимъ обязанности помощниковъ классныхъ наставниковъ въ 1884—85 гг. пришлось прежде всего провести, по предписанію директора, мѣру, которая на первый взглядъ не представляется, можетъ быть, такою значительною, какова она на самомъ дѣлѣ. Годами установился въ Пятой гимназіи обычай, съ которымъ и не думали бороться, не смотря на очевидный вредъ его. Значительная часть учениковъ послѣ окончанія урока, при наступленіи перемѣны, выходила изъ классовъ, захвативъ съ собою книги и тетради. Своеобразную картину представляли тогда залы гимназіи: одни ученики усердно зазубривали урокъ по учебнику, другіе, собравшись въ кружокъ, переводили какого-нибудь классическаго автора, третьи рѣшали въ тетрадяхъ задачи и т. п. Настоящаго отдыха не было: напрягалось зрѣніе, напрягались вниманіе, память. Но, еще болѣе

---------------------------

1) При вступленіи въ должность настоящаго директора въ гимназіи нашей было полъ-тысячи учениковъ. Надзоръ за ними былъ распредѣленъ между тремя помощниками классныхъ наставниковъ: М. Л. Ласкимъ, Н. А. Норбековымъ и только что вступившимъ въ отправленіе этой обязанности авторомъ настоящей книги. Директоръ предложилъ въ Совѣтѣ свое мнѣніе о необходимости для болѣе правильнаго надзора четвертаго помощника классныхъ наставниковъ. Совѣтъ не могъ не встрѣтить этого предложенія съ полнымъ сочувствіемъ: надлежащій надзоръ можетъ предупредить не малое число проступковъ. На открывшуюся вакансію былъ приглашенъ бывшій преподаватель мужской и женской гимназіи въ Ташкентѣ И. М. Травчетовъ, который несетъ на себѣ исполненіе этой обязанности вмѣстѣ съ преподаваніемъ математики по настоящее время. Въ 1886 году онъ временно отказался отъ должности помощника. Тогда поступилъ на его мѣсто П. А. Перелецкій. Въ 1891 году по личной просьбѣ былъ уволенъ отъ несенія той же обязанности К. А. Ивановъ, а на образовавшуюся вакансію снова поступилъ И. М. Травчетовъ.

203

грустная сторона этого обычая заключалась въ томъ, что многіе ученики легкомысленно разсчитывали на эти перемѣны, что отзывалось неблагопріятно на ихъ домашнемъ приготовленіи. Развивалось поверхностное отношеніе къ дѣлу. Если полезно ученику просмотрѣть урокъ, прежде чѣмъ отвѣтить его, это всегда возможно сдѣлать передъ приходомъ преподавателя въ классъ.

Вмѣстѣ съ тѣмъ было обращено надлежащее вниманіе на порядокъ наказаній и соразмѣрность ихъ съ проступками. Какъ читатель уже видѣлъ, подобные вопросы поднимались и прежде, вырабатывались принципы, которымъ съ успѣхомъ слѣдовали, но школьная жизнь съ трудомъ входитъ въ устанавливаемыя границы, переливается черезъ нихъ. Ближайшимъ поводомъ къ поднятію съизнова того же стараго, но вѣчно новаго вопроса, послужило то обстоятельство, что въ промежутокъ времени съ 1881 года по 1885, правила, ранѣе установленныя, перестали исполняться, и преподаватели не только съ надлежащей точностью записывали въ особый журналъ проступокъ ученика, но налагали и самое наказаніе, иногда не сообщая о томъ ни классному наставнику, ни инспектору. Въ засѣданіи Педагогическаго Совѣта въ началѣ 1885 года было постановлено, чтобы преподаватели записывали въ штрафной журналъ лишь проступки ученика, а наказаніе назначали директоръ, инспекторъ или классные наставники 1): имъ болѣе извѣстны природныя склонности, характеръ даннаго ученика, его домашняя обстановка; они сосредоточиваютъ въ своихъ рукахъ сумму свѣдѣній, которая не можетъ быть у каждаго преподавателя въ отдѣльности.

Не маловажною мѣрой было введеніе классныхъ журналовъ новаго образца. Прежде, каждый изъ такихъ журналовъ дѣлился, въ сущности, на нѣсколько журналовъ, на нѣсколько частей, и каждая часть предназначалась для выставленія отмѣтокъ, для записыванія уроковъ по какому-нибудь одному предмету, напр. первый

---------------------

1) Протоколъ засѣданія Педагогическаго Совѣта 13 февраля 1885 г.

204

отдѣлъ предоставлялся въ распоряженіе законоучителя, второй преподавателя русскаго язьжа и т. д. Для каждаго преподавателя такіе, такъ сказать, предметные журналы представляли выгоду въ томъ отношеніи, что избавляли его отъ необходимости имѣть собственную карманную книжку съ баллами: всѣ его отмѣтки были подъ рукою. Чтобы узнать объ успѣхахъ ученика въ данный моментъ, директору, инспектору или классному наставнику приходилось заглядывать во всѣ отдѣлы журнала. Наблюдателямъ труднѣе было слѣдить за состояніемъ успѣшности учениковъ въ любое время. Да, и преподаватель того или другого предмета не могъ сразу ознакомиться съ тѣмъ, какъ данный ученикъ успѣваетъ по другимъ предметамъ. Вмѣсто журналовъ стараго типа были введены новые, общепринятые — недѣльные: каждая страница представляетъ результатъ недѣльныхъ занятій. Дѣло наблюденія облегчается: сразу виденъ характеръ занятій ученика, сразу видны его недостатки. Что же касается преподавателей, каждый изъ нихъ можетъ легко вести записную книжку для занесенія въ нее отмѣтокъ по своему предмету.

Отчеты классныхъ наставниковъ о состояніи ввѣренныхъ имъ классовъ представлялись и ранѣе, но въ разсматриваемый нами періодъ была утверждена Педагогическимъ Совѣтомъ новая форма, которая предполагаетъ детальную разработку вопроса о состояніи того или другого класса за отчетную четверть. Каждая изъ отчетныхъ вѣдомостей состоитъ изъ 17-ти вопросовъ, а именно:

1) Образованіе наличнаго класснаго состава къ отчетному сроку.

2) Группировка учениковъ по вѣроисповѣданіямъ и сословіямъ.

3) Распредѣленіе учениковъ по возрасту и по мѣсту жительства (у родителей, у родственниковъ, у преподавателей, на частныхъ квартирахъ).

4) Поименованіе лицъ, или поступившихъ въ данный классъ, или выбывшихъ изъ ней за отчетную четверть года.

205

5) Количество учениковъ, обучающихся обоимъ новымъ языкамъ, одному изъ нихъ, рисованію, пѣнію и гимнастикѣ.

6) Число учениковъ, успѣвающихъ по всѣмъ обязательнымъ предметамъ, съ указаніемъ на процентное отношеніе.

7) Число успѣвающихъ второгодниковъ, съ подобнымъ же указаніемъ.

8) Число успѣвающихъ по отдѣльнымъ предметамъ, съ подобнымъ же указаніемъ.

9) Количество взысканій за лѣность и подвергавшихся имъ. Сколько взысканій приходится на каждаго ученика?

10) Число учениковъ, не успѣвающихъ по одному, двумъ, тремъ и болѣе предметамъ.

11) Сколько уроковъ пропущено учениками по уважительнымъ причинамъ, и сколько приходится на каждаго изъ нихъ?

12) Количество уроковъ, пропущенныхъ учениками по причинамъ неуважительнымъ.

13) Количество учениковъ, не пропустившихъ ни одного урока, съ указаніемъ на процентное отношеніе.

14) Число опаздываній на молитву и 1-й урокъ.

15) Группировка учениковъ по отмѣткамъ, полученнымъ за поведеніе.

16) Количество взысканій за неодобрительное поведеніе и неисправность. Сколько приходится на каждаго ученика?

и 17) Число уволенныхъ за дурное поведеніе.

Объ оставленіи учениковъ, со времени директорства А. Н. Бѣляева, ихъ родители извѣщаются особыми билетами, такъ называемыми штрафными, въ которые вписывается фамилія ученика, подвергшагося взысканію, указывается вина послѣдняго; если ученикъ былъ оставленъ послѣ уроковъ, отмѣчается время его оставленія; въ заключеніи кратко указывается причина наказанія. Такой билетъ ученикъ, его получившій, долженъ возвратить на слѣдующій же день съ родительскою подписью.

206

Что касается свидѣтельствъ съ отмѣтками, они выдаются или еженедѣльно (въ младшихъ классахъ), или черезъ двѣ недѣли (въ старшихъ), большею частью, впрочемъ, выдаются такія свидѣтельства еженедѣльно. Въ нихъ вписываются всѣ отмѣтки, полученныя учениками, и неудовлетворительныя, и удовлетворительныя. Когда собственно установился такой видъ свидѣтельствъ, въ точности мы опредѣлить не можемъ, за неимѣніемъ указаній ни въ протоколахъ Педагогическаго совѣта, ни въ годовыхъ отчетахъ о состояніи гимназіи. Еще въ годовомъ отчетѣ за 1876 гражданскій годъ директоръ Шрамекъ писалъ, что въ упомянутыхъ свидѣтельствахъ выставляются лишь неудовлетворительныя отмѣтки, чтобы воспрепятствовать исправленію ихъ самими учениками на удовлетворительныя. Въ 1881 году, практиковался уже настоящій способъ, при чемъ не было замѣтно, чтобы способъ этотъ считался ново-введеннымъ. Такимъ образомъ перемѣна должна произойти въ промежутокъ времени съ 1877—1880 года. Нечего и говорить, что послѣдній способъ лучше стараго: онъ полнѣе воспроизводитъ характеръ занятій ученика и менѣе удручаетъ послѣдняго. Опасность же фальсификаціи, кажется намъ, и при прежнемъ способѣ грозила не менѣе, чѣмъ при настоящемъ. Если тогда не передѣлывали дурныхъ отмѣтокъ на хорошія, такъ какъ родители предупреждались о невыставленіи послѣднихъ, то ученикъ, рѣшившійся по какимъ-либо причинамъ на обманъ, подчищалъ дурныя отмѣтки, прежде чѣмъ показать ихъ родителямъ, и снова выставлялъ ихъ передъ возвращеніемъ классному наставнику; наконецъ поступалъ еще проще: отцу говорилъ, что отмѣтки не были выданы, а свидѣтельство подписывалъ самъ, поддѣлываясь подъ почеркъ своего отца. Разсматриваніе старыхъ штрафныхъ журналовъ легко можетъ убѣдить насъ въ этомъ. Въ настоящее время, для избѣжанія собственно подчистки, книжечки съ балловыми свидѣтельствами печатаются на такой тонкой бумагѣ, что малѣйшая попытка подчистки можетъ испортить ее. Но, конечно, лучшимъ средствомъ

207

слѣдуетъ считать постоянное вниманіе. Въ самое послѣднее время измѣнена къ лучшему форма недѣльныхъ свидѣтельствъ. На каждой страничкѣ балловаго дневника выставляются послѣдовательно баллы за пять недѣль, что даетъ возможность и класснымъ наставникамъ, и родителямъ сразу же представлять себѣ общій характеръ занятій ученика за указанный періодъ времени.

Въ засѣданіи коммиссіи классныхъ наставниковъ 1 декабря 1892 года послѣ прочтенія секретаремъ Педагогическаго Совѣта инструкціи для классныхъ наставниковъ гимназій и прогимназій вѣдомства Министерства Народнаго Просвѣщенія, было постановлено:

а) Возможно чаще сноситься съ родителями, въ случаѣ неуспѣшности въ занятіяхъ ихъ дѣтей;

б) обращать болѣе вниманія на пропускаемые учениками уроки;

в) назначать дежурными по классу только тѣхъ учениковъ, которые успѣваютъ по всѣмъ предметамъ и имѣютъ за поведеніе не менѣе 4-хъ;

г) принять, по возможности, указанныя въ инструкціи мѣры къ болѣе равномѣрному распредѣленію учебнаго матеріала, задаваемаго для домашняго приготовленія 1).

Зимою 1890 года, на основаніи предписанія Его Превосходительства г. Попечителя учебнаго округа М. Н. Капустина, классные наставники опросили учениковъ ввѣренныхъ имъ классовъ: сколько времени употребляютъ они ежедневно на приготовленіе задаваемыхъ на домъ уроковъ? Изъ разнообразныхъ отвѣтовъ, данныхъ по этому случаю учениками, были выведены слѣдующія среднія цифры, показывающія нормальный размѣръ времени, посвящаемаго домашнему приготовленію уроковъ:

а) въ приготовителъномъ и двухъ низшихъ классахъ ученики употребляютъ приблизительно — 2 1/4 ч.

б) въ трехъ среднихъ классахъ — 3 ч.

и в) въ трехъ высшихъ — 4ч. 2).

-----------------------------

1) Протоколъ засѣданія коммиссіи классныхъ наставниковъ 1 декабря 1892 года.

2) Докладъ директора отъ 29 декабря 1890 г., за № 1079.

208

Уже не разъ и до этого времени директоръ обращался къ класснымъ наставникамъ съ просьбою о содѣйствіи болѣе равномѣрному распредѣленію домашнихъ приготовленій учениковъ по разнымъ предметамъ. Не разъ въ Педагогическомъ Совѣтѣ дѣлались соотвѣтственныя постановленія. Подъ впечатлѣніемъ упомянутаго предписанія въ самомъ началѣ классныхъ занятій послѣ Рождественскихъ вакацій состоялось новое постановленіе Педагогическаго Совѣта такого содержанія: «предложить класснымъ наставникамъ, въ случаѣ неравномѣрности въ распредѣленіи задаваемыхъ на домъ уроковъ, при содѣйствіи директора или исправляющаго должность инспектора, принимать мѣры къ сокращенію числа или объема задаваемыхъ на домъ уроковъ, но безъ ущерба для того или другого предмета» 1). На основаніи такого полномочія классные наставники, войдя въ сношеніе съ преподавателями своихъ классовъ, достигли весьма существенныхъ результатовъ: найдено было возможнымъ задавать для домашняго приготовленія въ младшихъ классахъ только три урока, а въ старшихъ — четыре. Результаты эти были достигнуты главнымъ образомъ искуснымъ распредѣленіемъ дней, предназначаемыхъ для письменныхъ работъ по языкамъ. Преподаваніе нисколько не пострадало отъ этого: такіе предметы, какъ Законъ Божій, исторія, географія, физика, на прохожденіе которыхъ удѣлено немного времени, совершенно не затрогивались. Надо питать надежду, что подобное распредѣленіе уроковъ, задаваемыхъ для домашняго приготовленія, будетъ не только временной мѣрой, но обратится въ постоянное правило.

Въ видахъ улучшенія преподаванія или приноровленія его къ новымъ программамъ, были производимы въ нашей гимназіи перемѣны учебныхъ руководствъ и пособій. Впрочемъ, Начальство гимназіи и Педагогическій Совѣтъ всегда въ точности руководились существующими

-------------------------

1) Протоколъ засѣданія Педагогическаго Совѣта 15 января 1891 г.

209

по этому предмету правилами, почему и перемѣны эти не были многочисленными и касались далеко не всѣхъ учебныхъ предметовъ. Остановимся не на долгое время на разсмотрѣніи этихъ перемѣнъ:

По Закону Божію — въ 1888 году 1), вмѣсто введеннаго ранѣе учебника по церковной исторіи, составленнаго протоіереемъ П. Смирновымъ, по предложенію бывшаго тогда законоучителемъ В. Я. Михайловскаго, введено руководство по тому же предмету протоіерея А. Рудакова. Послѣднее руководство,— по заявленію почтеннаго протоіерея Михайловскаго — благодаря своему изложенію, легче усваивается учащимися и заключаетъ въ себѣ болѣе историческаго матеріала, фактовъ изъ церковной исторіи. Въ 1894—95 учебномъ году, вслѣдствіе оффиціальнаго предписанія, были введены въ приготовительномъ классѣ въ качествѣ учебника «Начатки христіанскаго православнаго ученія».

По русскому языку въ томъ же 1888 году, вмѣсто синтаксиса Бѣлоруссова, употреблявшагося ранѣе въ Пятой гимназіи, введенъ синтаксисъ П. В. Смирновскаго, по предложенію преподавателя русскаго языка Н. М. Дюкова. который привелъ вполнѣ резонныя основанія, побудившія Педагогическій Совѣтъ утвердить его предложеніе. Въ синтаксисѣ Смирновскаго — заявилъ докладчикъ — находится большой матеріалъ для упражненій въ разборѣ, самое расположеніе учебнаго матеріала вполнѣ согласуется съ порядкомъ, указаннымъ въ учебныхъ планахъ; наконецъ, этимологія русскаго языка уже проходится въ Пятой гимназіи по руководству Смирновскаго.

По латинскому языку — состоялось постановленіе Педагогическаго Совѣта 13 августа 1891 года о введеніи для обученія въ III и IV классахъ «практическаго краткаго учебника латинскаго синтаксиса съ упражненіями для перевода съ русскаго на латинскій языкъ» Виноградова, какъ руководства, вполнѣ соотвѣтствующаго новымъ программамъ.

------------------------

1) 9 марта.

210

По греческому языку — въ томъ же засѣданіи Совѣта состоялось постановленіе о введеніи для употребленія въ III классѣ начальной греческой хрестоматіи Чернаго. Въ самое послѣднее время, а именно 1 іюня 1895 года, совѣтомъ было утвеждено предложеніе преподавателя греческаго языка Д. О. Нингера о введеніи въ III классѣ, вмѣсто этимологіи греческаго языка и греческой хрестоматіи Чернаго, этимологію и книгу упражненій по тому же предмету, составленныя Я. Г. Моромъ, какъ лучше приспособленныя къ курсу этого класса.

По математикѣ — покойный преподаватель Пятой гимназіи К. В. Закржевскій въ засѣданіи Педагогическаго Совѣта 9 марта 1888 года внесъ предложеніе о введеніи геометрическаго задачника, составленнаго Муромцевымъ и Гикомъ, какъ весьма практическаго пособія при прохожденіи геометріи. Въ засѣданіи Совѣта 1 іюня 1894 года преподавателями математики было предложено, вмѣсто геометрическаго учебника Гика и Муромцева, сдѣлавшагося библіографическою рѣдкостью, ввести съ предстоящаго года учебникъ геометріи, составленный Киселевымъ. Въ обоихъ случаяхъ предложенія преподавателей были утверждены Педагогическимъ Совѣтомъ.

По истори — 26 марта 1891 года, по предложенію преподавателя К. А. Иванова было постановлено: замѣнить учебникъ исторіи Греціи и Рима, составленный Я. Г. Гуревичемъ, руководствомъ по древней исторіи Иловайскаго. Учебникъ Я. Г. Гуревича былъ введенъ въ Пятой гимназіи въ 1881 году, при самомъ поступленіи въ гимназію ея настоящаго преподавателя исторіи. Замѣна его руководствомъ Иловайскаго послѣ 10-лѣтняго употребленія учебника Гуревича мотивировалась несоотвѣтствіемъ его новымъ учебнымъ планамъ по исторіи, а именно — отсутствіемъ отдѣла, посвященнаго исторіи Востока. Съ 1892—93 учебнаго года средневѣковая исторія проходится въ Пятой гимназіи по руководству ея преподавателя К. А. Иванова, приноровленному къ новой программѣ по этому предмету. 30 мая 1894 года К. А. Ивановъ сдѣлалъ въ Совѣтѣ сопоставленіе двухъ учебниковъ по русской исто-

211

ріи — Иловайскаго и Елпатьевскаго — и указалъ на слѣдующія преимущества послѣдняго:

а)    болѣе живое и ясное (точное) изложеніе;

б) приличествующая изученію отечественной исторіи полнота содержанія;

в) цѣлый рядъ удачно выбранныхъ и отпечатанныхъ мелкимъ шрифтомъ отрывковъ изъ лучшихъ произведеній русскихъ историческихъ писателей.

г) отсутствіе полемическаго элемента: вмѣсто проблематическаго толкованія о Роксоланахъ — статья, знакомящая учащихся съ источниками русской исторіи;

д) при описаніи важнѣйшихъ событій въ жизни русскаго народа (напримѣръ событій 12 года) Елпатьевскій старается пробудить въ учащихся патріотическое чувство. Въ этомъ отношеніи сухое, безцвѣтное изложеніе г. Иловайскаго представляетъ одно изъ крупныхъ неудобствъ. Наконецъ, учебникъ Елпатьевскаго лучше и въ научномъ отношеніи. Въ виду всѣхъ этихъ преимуществъ учебника Елпатьевскаго, К. А. Ивановъ предложилъ замѣнить имъ употреблявшійся ранѣе учебникъ Иловайскаго. Предложеніе было принято, и рѣшено вводить учебникъ постепенно, начиная съ V класса.

По географіи — 9 марта 1888 г. преподававшій въ то время географію К. А. Ивановъ вошелъ въ Совѣтъ съ докладомъ о замѣнѣ учебниковъ географіи К. Н. Смирнова, употреблявшихся въ I и II классахъ 1) учебниками по этому же предмету и тѣмъ же курсамъ Н. И. Раевскаго. Педагогическій Совѣтъ согласился съ мнѣніемъ преподавателя и утвердилъ его предложеніе. Приводимъ здѣсь выдержку изъ доклада, съ которымъ обратился въ Совѣтъ преподаватель: «Учебныя руководства Раевскаго написаны живо, интересно и удобопонятно. Самое главное преимущество ихъ заключается въ томъ, что они удовлетворяютъ слѣдующему положенію, высказанному въ объяснительной запискѣ (Учебные планы предметовъ, пре-

---------------------------

1) Въ III и IV классахъ около того же времени тогдашнимъ преподавателемъ географіи И. П. Поддубнымъ были введены соотвѣтствующіе курсамъ этихъ классовъ учебники Липберга

212

подаваемыхъ въ мужскихъ гимназіяхъ Министерства Народнаго Просвѣщенія): «преподаватель географіи долженъ постоянно имѣть въ виду, съ одной стороны, не требовать отъ учениковъ того, что несовмѣстимо съ ихъ умственными силами, а съ другой — не обременять памяти учащихся излишними подробностями, а останавливать ихъ вниманіе главнымъ образомъ на существенномъ. Наконецъ, по учебникамъ Раевскаго можно будетъ не только пройти курсъ, но и повторить его».

Вотъ и всѣ перемѣны, произведенныя за послѣднія 11 лѣтъ.

Улучшеніе учебнаго дѣла, кромѣ замѣны старыхъ руководствъ новыми, требовало еще обставленія того или другого предмета хорошими учебными пособіями, какъ напр. картами, приборами, рисунками и тому под. Въ этомъ отношеніи было сдѣлано много за послѣдній періодъ, отъ чего дѣло преподаванія должно было улучшиться 1). Наглядность при преподаваніи — первое условіе его успѣшности 2). Выражаемъ здѣсь горячее желаніе, чтобы гимназія не остановилась въ этомъ дѣлѣ на половинѣ пути, а продолжала его по стольку, по скольку позволяютъ ей ея скромныя средства.

Въ 1892 году, по предложенію директора, пріобрѣтенъ портретъ знаменитаго рсвнителя нагляднаго обученія славнаго педагога Іоанна Амоса Коменскаго.

Наиболѣе крупной перемѣной за послѣднія 11 лѣтъ было введеніе новыхъ программъ 1890 года и соотвѣтственно имъ новыхъ правилъ объ испытаніяхъ, утвержденныхъ Г. Министромъ Народнаго Просвѣщенія 12 марта 1891 года. Если мы останавливались на различныхъ крупныхъ перемѣнахъ въ учебномъ дѣлѣ въ прежнее время, то дѣлали это потому, что всѣ бывшія тогда перемѣны можно считать полнымъ достояніемъ исторіи. Относи-

--------------------------

1) Въ числѣ такихъ изданій обращаетъ на себя особенное вниманіе великолѣпное изданіе Помпеевскихъ фресокъ.

2) Въ послѣдніе годы ученики различныхъ классовъ, подъ руководствомъ преподавателя исторіи, составляютъ альбомы историческихъ рисунковъ, пользуясь для этого старыми непереплетенными экземплярами иллюстрированныхъ журналовъ.

213

тельно послѣднихъ перемѣнъ мы ограничимся только указаніемъ на нихъ, такъ какъ оцѣнка настоящаго можетъ быть правильной лишь въ будущемъ 1).

Весьма важнымъ подспорьемъ при преподаваніи и воспитаніи служатъ библіотеки — фундаментальная и ученическая. Изъ всего вышеизложеннаго нами читатель помнитъ, вѣроятно, что ученической библіотекѣ по различнымъ причинамъ, какъ говорится, не везло. И дѣйствительно, она сформировалась надлежащимъ образомъ только въ настоящее время. Серьезно заговорили объ ней въ Совѣтѣ лишь въ 1888 году. 23 ноября 1888 г. въ Совѣтѣ было сдѣлано заявленіе, что ученическая библіотека далеко не отвѣчаетъ своему назначенію. Бывали случаи, когда ученикъ въ продолженіе цѣлаго года безуспѣшно просилъ одну и ту-же книгу. Сплошь и рядомъ приходилось видѣть, что ученикъ, составляя для подписи своему классному наставнику билетъ на полученіе книги изъ ученической библіотеки, писалъ на немъ заглавія 3—4 книгъ, чтобы получить одну. Книги выдавались тогда библіотекаремъ, которому каждый ученикъ, получившій разрѣшеніе на чтеніе той или другой книги, представлялъ листочекъ бумаги съ названіемъ книги или нѣсколькихъ книгъ и подписью класснаго наставника. Но нерѣдко и расчетливый ученикъ, писавшій на своемъ листочкѣ названія нѣсколькихъ книгъ, не получалъ ихъ, такъ какъ онѣ были разобраны. «Подобныя явленія — читаемъ мы въ протоколѣ Педагогическаго Совѣта — объясняются отчасти тѣмъ, что ученикамъ неизвѣстны списки книгъ, которыми они могутъ пользоваться, но главными причинами слѣдуетъ считать: съ одной стороны, скромные размѣры ученической библіотеки, съ другой — то обстоятельство, что нѣкоторыя книги, привлекающія особое вниманіе учениковъ, имѣются только въ одномъ экземплярѣ. Пополнить ученическую библіотеку и устранить все, что препятствуетъ ученикамъ пользоваться ею

----------------------

1) Нельзя, впрочемъ, не изъявить своей радости, хотя въ прімѣчаніи, по поводу того, что на изученіе исторіи прибавленъ одинъ лишній часъ въ недѣлю.

214

надлежащимъ образомъ,— дѣло неотложной необходимости» 1). Въ томъ же засѣданіи Педагогическій Совѣтъ поручилъ заняться этимъ дѣломъ коммиссіи изъ трехъ преподавателей: П. В. Смирновскаго, К. А. Иванова и В. А. Семенова. На основаніи предложеній, вносимыхъ въ Совѣтъ этими лицами, и пополнялась библіотека. Въ засѣданіи Совѣта 10 августа 1891 года снова зашла рѣчь объ ученической библіотекѣ, о пополненіи ея, объ облегченіи пользованія ею учениками. Обсуждался вопросъ о раздѣленіи ея на нѣсколько частей, съ тѣмъ чтобы извѣстные отдѣлы (напр. по Закону Божію, исторіи и друг.) находились въ полномъ завѣдываніи преподавателя соотвѣтственнаго предмета. Съ одной стороны — говорится въ протоколѣ Педагогическаго Совѣта — опытъ указалъ, сколько неудобствъ представляетъ соединеніе въ рукахъ одного и того же лица обѣихъ библіотекъ, фундаментальной и ученической. Съ другой стороны, лучшею перемѣною слѣдуетъ считать распредѣленіе ученической библіотеки между нѣсколькими лицами, а не порученіе ея одному лицу, хотя бы и не библіотекарю. Выводы раздѣленія ученической библіотеки сводятся къ слѣдующему:

а)    значительно облегчается самая выдача книгъ;

б) предоставляется полная возможность преподавателю даннаго предмета слѣдить, на сколько исполняются учениками сдѣланныя имъ указанія по поводу той или другой книги;

в) дается возможность провѣрить въ извѣстный моментъ, на сколько прочитанное было усвоено учениками, что сдѣлаетъ и самое чтеніе болѣе плодотворнымъ и серьезнымъ, достигающимъ цѣли — умственнаго и нравственнаго развитія учащихся;

г) при вышеуказанномъ порядкѣ и самое пополненіе ученической библіотеки становится въ лучшія условія, такъ какъ лицо, завѣдывающее извѣстнымъ отдѣломъ библіотеки, позаботится объ увеличеніи и улучшеніи своего отдѣла.

--------------------------

1) Протоколъ Педагогическаго Совѣта 23 ноября 1888 года.

215

Въ виду этихъ соображеній, представленныхъ Совѣту, послѣдній постановилъ раздѣлить ученическую библіотеку на три отдѣла:

1)    отдѣлъ религіозно-нравственнаго чтенія,

2)    отдѣлъ словесности

и 3) отдѣлъ исторіи и географіи 1).

Постановленіе Педагогическаго Совѣта было утверждено г. Попечителемъ учебнаго округа.

Завѣдываніе отдѣломъ словесности было поручено П. В. Смирновскому, а завѣдываніе историко-географическимъ отдѣломъ К. А. Ивановѵ. Отдѣлъ религіозно-нравственнаго чтенія предоставлено было сформировать законоучителямъ. Вскорѣ П. В. Смирновскій отказался отъ завѣдыванія отдѣломъ словесности: тогда завѣдываніе имъ было поручено Н. М. Дюкову. Потомъ завѣдываніе отдѣломъ словесности было раздѣлено между двумя преподавателями: Н. М. Дюковымъ и С. Н. Архангельскимъ. Въ послѣднее время географическій отдѣлъ перешелъ въ распоряженіе преподавателя географіи Н. Н. Михайловскаго, а историческій отдѣлъ остался въ завѣдываніи К. А. Иванова. Библіотекѣ ученической предстоитъ еще развитіе, но, можно сказать и теперь безъ колебанія, что оно поставлено на прочное основаніе. Въ отдѣлѣ словесности есть сочиненія русскихъ и иностранныхъ классиковъ, въ отдѣлѣ историческомъ — сочиненія Брикнера, Грановскаго, Ешевскаго, Кудрявцева, Петрова, С. М. Соловьева, Маколея, Мишо, Огюстена Тьерри, Гейссера и др. Отъ души желаемъ ученической библіотекѣ самой лучшей, самой свѣтлой будущности (см. XVII приложеніе).

Какъ-то въ связи съ вопросомъ объ ученической библіотекѣ былъ поднятъ вопросъ о введеніи въ Пятой гимназіи литературныхъ бесѣдъ. 9 октября 1891 года директоромъ было внесено въ Педагогическій Совѣтъ предложеніе объ устройствѣ въ гимназіи литературныхъ бесѣдъ для учениковъ старшихъ классовъ. Въ томъ же засѣданіи была набросана слѣдующая программа:

---------------------------

1) Протоколъ засѣданія Совѣта 10 августа 1891 года.

216

I. Литературныя бесѣды могутъ состоять изъ

а)    упражненій въ декламаціи стиховъ,

б)    чтенія отрывковъ изъ образцовыхъ писателей,

в)    чтенія учениками ихъ собственныхъ работъ,

г)    бесѣды по поводу прочитаннаго.

II. Литературныя бесѣды должны происходить въ воскресные или праздничные дни.

III. Къ участію въ бесѣдахъ могутъ быть допускаемы ученики V—VIII классовъ 1).

Такимъ образомъ, и эти литературныя бесѣды должны были составить что-то среднее между читательными и литературными бесѣдами, получившими такое блестящее развитіе въ 50-хъ годахъ.

Въ концѣ 1880 года, какъ помнитъ, вѣроятно, читатель, также былъ поднятъ въ Педагогическомъ Совѣтѣ вопросъ о возстановленіи литературныхъ бесѣдъ, но дѣло или не начиналось совсѣмъ, или сейчасъ же пало. Во всякомъ случаѣ, въ 1881 году ничего объ этихъ бесѣдахъ не было извѣстно. Какъ же теперь устроилось дѣло, десять лѣтъ спустя? Обратимся къ фактамъ. Первая литературная бесѣда состоялась 21 ноября 1891 года, послѣдняя — 11 декабря 1894 года.

Въ теченіе трехъ лѣтъ произошло только 6 литературныхъ бесѣдъ, среднимъ числомъ приходится по 2 бесѣды на годъ.

Четвертую главу мы посвятили въ высшей степени живому и иитересному періоду въ исторіи нашей гимназіи — періоду литературныхъ и читательныхъ бесѣдъ. Остановимъ теперь на нѣкоторое время вниманіе свое на новѣйшихъ литературныхъ бесѣдахъ. Каково было ихъ содержаніе? Онѣ составляютъ, несомнѣнно, живой и интересный моментъ въ послѣдній періодъ гимназическаго пятидесятилѣтія.

Первая бесѣда, какъ мы уже сказали, произошла 21 ноября 1891 года. Она началась въ 2 часа пополудни чтеніемъ небольшой баллады ученика VIII класса Дми-

-----------------------

1) Протоколъ засѣданія Совѣта отъ 9 октября 1891 года.

217

тріева подъ заглавіемъ «Египетскій царь». Послѣ него прочелъ свой этюдъ о поэзіи Минскаго ученикъ того же класса Голиковъ. Послѣднимъ участникомъ былъ также ученикъ VІІІ класса Федоровъ, который прочелъ «Тяжбу» Гоголя. Оригинальною особенностью новѣйшихъ бесѣдъ является элементъ музыкальный. Въ промежуткѣ между чтеніями ученическій хоръ спѣлъ двѣ пѣсни: «Солнце красное» и «Ай во полѣ липенька».

Вторая бесѣда была 22 декабря того же года. Она началась въ 3-мъ часу дня гимномъ «Боже, Царя храни», исполненнымъ совмѣстно хоромъ и оркестромъ, подъ управленіемъ преподавателя музыки г. Кадлеца. Затѣмъ ученикъ VII класса Гензель Петръ прочиталъ историческій очеркъ о Савонаролѣ, написанный имъ на основаніи сочиненій профессоровъ Осокина и Петрова («Савонарола и Флоренція» и «Савонарола»). Его братъ, Гензель Аркадій прочиталъ сцену Марины съ Самозванцемъ изъ «Бориса Годунова» Пушкина. Ученикъ VII класса Федоровъ прочиталъ изъ Евгенія Онѣгина главы, изображающія воспитаніе героя этого романа. Наконецъ ученикъ VIII кл. Вертъ прочиталъ свой опытъ подъ заглавіемъ: «что могъ думать Наполеонъ на островѣ св. Елены»? Ученическій хоръ исполнилъ тѣ же пѣсни, что и въ первую бесѣду.

Третья бесѣда происходила 22 марта 1892 года. Въ ней приняли участіе ученики VII класса: Аншелесъ и Гензель Аркадій и ученикъ VIII класса Вертъ. Первый изъ нихъ прочелъ свою собственную работу, написанную имъ на тему, предложенную преподавателемъ исторіи, подъ заглавіемъ «Характеристика Ифигеніи — Ифигенія у Эврипида и Гете».

Второй продекламировалъ наизусть огромный отрывокъ изъ драматическаго произведенія Островскаго «Дмитрій Самозванецъ и Василій Шуйскій». Наконецъ, Вертъ прочиталъ довольно обширный этюдъ объ императорѣ германскомъ Карлѣ V, написанный имъ главнымъ образомъ на основаніи статьи Кудрявцева о названной исторической личности. Въ промежуткахъ гимназическій

218

хоръ пѣлъ пѣсни, а закончилась бесѣда пѣніемъ народнаго гимна.

На четвертой бесѣдѣ, происходившей въ первой половинѣ 1893—94 учебнаго года, читались двѣ наиболѣе выдающіяся статьи: ученика VIII класса Кузнецова о Тургеневѣ и VI класса Николаева объ Андреѣ Боголюбскомъ. Какъ на предшествующихъ бесѣдахъ, такъ и на этой, гимназическій хоръ пѣлъ различныя пѣсни. Эта бесѣда удостоилась вниманія Высшаго Начальства, которому направлялись протоколы бесѣдъ, и въ циркулярахъ по С.-Петербургскому учебному округу была поставлена въ примѣръ другимъ учебнымъ заведеніямъ.

Пятая бесѣда была удачна не менѣе предыдущихъ. Крупныя и болѣе серьезныя работы читались учениками: VIII класса Кузнецовымъ и V класса Егоровымъ. Первый прочелъ свой этюдъ подъ заглавісмъ «Гончаровъ и Обломовъ», въ которомъ обнаружилъ свое знакомство какъ съ самимъ произведеніемъ, такъ съ литературными мнѣніями о немъ. Егоровъ прочелъ обширный опытъ, подъ заглавіемъ «первый крестовый походъ Людовика Святого». Ученикъ VII класса Федоровичъ прочелъ свою небольшую работу, въ которой пытался дать отвѣтъ на постановленный имъ въ заглавіи ея вопросъ: «почему измѣна Павзанія такъ поражаетъ насъ»? Кромѣ того, ученикъ VII класса Яновскій продекламировалъ наизусть прекрасное стихотвореніе Баратынскаго «На смерть Гете», ученикъ VI класса Николаевъ продекламировалъ стихотвореніе Надсона «Христосъ», ученики VIII класса — Метевскій и VII — Власовъ прочли свои стихотворенія. Кромѣ народныхъ пѣсенъ, пѣвшихся гимназическимъ хоромъ, былъ исполненъ квартетъ (рояль, скрипка, віолончель и флейта).

Послѣдняя литературная бесѣда была въ первой половинѣ минувшаго учебнаго года. Здѣсь были прочитаны учениками: VIII класса Кашерининовымъ и VII — Николаевымъ двѣ серьезныя статьи. Первый читалъ разсужденіе «о границахъ между живописью и поэзіей» (напис. по соч. Лессинга «Лаокоонъ»), а второй — об-

219

ширное сочиненіе подъ заглавіемъ «князь Даніилъ Александровичъ и сынъ его Юрій Даниловичъ». Кромѣ того были прочтены два стихотворенія: Никитина «Сладость молитвы» и Надсона «Идеалъ». Въ этой бесѣдѣ принялъ участіе гимназическій хоръ, сдѣлавшій большіе успѣхи подъ управленіемъ учителя пѣнія А. В. Федорова.

Мы воздерживаемся отъ всякаго сужденія объ этихъ бесѣдахъ, отъ всякихъ сопоставленій ихъ съ бывшими когда-то бесѣдами. Мы остановились на нихъ лишь какъ на интересномъ фактѣ изъ внутренней исторіи нашей гимназіи за послѣдній періодъ ея пятидесятилѣтія. Прибавимъ къ этому искреннее пожеланіе, чтобы онѣ не прекратили своего существованія: онѣ могутъ быть неоцѣнимыми стимулами къ самообразованію; онѣ могутъ заставить учениковъ обратиться къ чтенію прекраснѣйшихъ историческихъ и литературныхъ произведеній, развить въ нихъ серьезное направленіе, облагородить сердце, возвысить помыслы, однимъ словомъ — приготовить изъ нихъ молодыхъ людей, способныхъ противостоять всякому вредному вліянію.

Къ 15 января 1889 года относится предложеніе Министра Народнаго Просвѣщенія о введеніи въ гимназіяхъ музыки, такъ какъ эстетическое и художественное образованіе не только развиваетъ изящный вкусъ у учащейся молодежи, но ограждаетъ ее отъ вредныхъ вліяній. Въ томъ же предложеніи было указано на спеціальныя средства, какъ на источникъ содержанія. Сознавая благотворныя вліянія музыки, Педагогическій Совѣтъ Пятой гимназіи постановилъ ходатайствовать передъ г. Попечителемъ учебнаго округа о разрѣшеніи взимать съ желающихъ обучаться музыкѣ по 8-ми рублей въ годъ и расходовать на этотъ же предметъ ежегодно по 200 р. изъ спеціальныхъ средствъ гимназіи, въ случаѣ необходимости 1). Вмѣстѣ съ тѣмъ, съ разрѣшенія Попечителя округа, былъ пріобрѣтенъ прекрасный концертный рояль, который и помѣщенъ въ акто-

----------------------------

1) Постановленіе Совѣта 23 января 1890 года.

220

вой залѣ гимназіи. Опытъ указалъ, что плата въ 8 р. совершенно недостаточна для веденія дѣла, и въ 1893 году было возбуждено ходатайство о разрѣшеніи возвысить ее съ 8 до 16 рублей въ годъ. Разрѣшеніе послѣдовало, и въ настоящее время лица, желающія обучаться музыкѣ, платятъ 16 р. въ годъ, по 8-ми р. въ полугодіе. Въ слѣдующемъ 1894 году ученики Пятой гимназіи участвовали въ концертѣ соединенныхъ хоровъ и оркестровъ воспитанниковъ среднихъ учебныхъ заведеній Министерства Народнаго Просвѣщенія, происходившемъ въ залѣ С.-Петербургскаго Дворянскаго Собранія 13 и 27 февраля.

Одновременно съ введеніемъ преподаванія музыки было введено и обученіе военной гимнастикѣ, по особой программѣ и согласно съ данной на этотъ предметъ инструкціей.

Въ первый годъ своего введенія преподаваніе военной гимнастики оказало большое вліяніе на всѣ предметы гимназическаго курса, на весь складъ школьной жизни. Чтобы гимнастика была введена въ гимназическій курсъ совершенно такъ же, какъ и прочіе предметы, а не ставилась бы послѣ всѣхъ уроковъ, по предписанію Высшаго Начальства было произведено большое измѣненіе въ распредѣленіи ежедневныхъ классныхъ занятій. Вмѣсто 5 уроковъ, ежедневно было ихъ шесть: пять предметныхъ и одинъ гимнастики. Всѣ ученики гимназіи были раздѣлены на шесть группъ которыя занимались послѣдовательно одна за другою. Предлагаемъ здѣсь таблицу, указывающую время занятій.

1    урокъ съ 9 до 9 час. 50 мин.

2 урокъ съ 9 час. 50 мин. до 10 час. 45 мин.

3 урокъ съ 11 час. 50 мин. до 11 час. 40 мин.

большая перемѣна съ 11 час. 40 мин. до 12 час.

4 урокъ съ 12 час. до 12 час. 50 мин.

5 урокъ съ 12 час. 55 мин. до 1 час. 45 мин.

6 урокъ съ 1 час. 50 мин. до 2 час. 40 мин.

Ученики, у которыхъ не было классовъ гимнастики, освобождались значительно ранѣе. Въ настоящее время

221

гимнастикѣ посвящены большія перемѣны и послѣдніе уроки.

Съ самого введенія и по настоящее время обученіе военной гимнастикѣ ведется подъ руководствомъ ротмистра М. И. Бѣликова.

Заботясь объ улучшеніи преподаванія научныхъ предметовъ, о лучшей постановкѣ воспитанія, гимназическое начальство постепенно, на сколько это было возможно, обращало большое вниманіе на то, чтобы поставить учениковъ въ лучшія санитарныя условія. Благодаря благосклонному вниманію Высшаго Начальства, не отказывавшаго въ своемъ содѣйствіи, заботы эти не оставались безуспѣшными. Къ числу мѣръ, принятыхъ для улучшенія санитарныхъ условій, слѣдуетъ отнести устройство вентиляціи (вытяжныхъ трубъ и трубъ для введенія чистаго нагрѣтаго воздуха) и снабженіе гимназіи классными столами системы Фарнера, признанными за лучшіе въ санитарномъ отношеніи авторитетами въ области гигіены 1).

Нельзя не указать здѣсь и на то, что Пятая гимназія старалась доставлять своимъ воспитанникамъ развлеченія, которыя должны остаться свѣтлыми воспоминаніями въ ихъ школьной жизни. Въ послѣднее десятилѣтіе такихъ развлеченій было не мало: концерты, елки, танцовальные вечера, туманныя картины, фокусы, Мы имѣли, главнымъ образомъ, въ виду не эти мимолетныя развлеченія, а тѣ, которыя приносятъ существенную пользу развитію учениковъ. 16 марта 1891 года уполномоченный отъ Эдиссоновскаго фонографическаго общества для Россіи въ Нью-Іоркѣ, по приглашенію гимназическаго начальства, демонстрировалъ фонографъ въ актовой залѣ гимназіи. Надо было видѣть неописуемое изумленіе маленькихъ учениковъ, стремленіе постигнуть суть дѣла, обнаруженное старшими, оставшимися при

-----------------------------

1) Старые столы были пожертвованы въ церковно-учительскую школу при Новодѣвичьемъ монастырѣ въ С.-Петербургѣ и въ болѣе нуждающіяся школы, ближайшія къ Петербургу по усмотрѣнію Спб. Епархіальнаго Училищнаго Совѣта.

222

фонографѣ долгое время спустя послѣ опредѣленнаго срока, чтобы понять серьезное значеніе этого момента въ однообразной школьной жизни. Въ январѣ 1893 года «сказатель» былинъ и духовныхъ стиховъ, крестьянинъ Олонецкой губерніи Иванъ Трофимовичъ Рябининъ пѣлъ въ актовой залѣ былины объ Ильѣ Муромцѣ и духовный стихъ о Вознесеніи Господнемъ. Нельзя не выразить полнѣйшей симпатіи устройству подобныхъ развлеченій: они оживляютъ учащихся и расширяютъ ихъ кругозоръ.

б) Матеріальная сторона.

Выше мы съ достаточною подробностью выяснили матеріальное положеніе Пятой гимназіи послѣ перестройки стараго ея зданія и пристройки новаго флигеля. Въ настоящемъ отдѣлѣ мы ограничимся лишь нѣкоторыми указаніями, такъ какъ Пятая гимназія въ матеріальномъ отношеніи переживаетъ переходное время, судить о которомъ можно будетъ только по окончаніи его. Разумная бережливость, строгая отчетность, а болѣе всего милостивое вниманіе къ нуждамъ Пятой гимназіи Его Сіятельства г. Министра Народнаго Просвѣщенія и ближайшаго начальника гимназіи, Его Превосходительства г. Попечителя учебнаго округа, значительно облегчили ея положеніе. Если Высшее Начальство не оставитъ своимъ вниманіемъ нашу гимназію и на будущее время, она вполнѣ благополучно выйдетъ изъ затруднительнаго положенія.

21 іюля 1888 года директоръ М. М. Янко обратился къ Его Превосходительству г. Управлявшему учебнымъ округомъ Л.И. Лаврентьеву съ представленіемъ, въ которомъ изобразилъ матеріальное состояніе Пятой гимназіи въ тотъ моменть. Въ этомъ представленіи онъ указалъ на то, что долгъ гимназіи Спб. Городскому Кредитному Обществу простирается до 53661 р. 46 коп., что на погашеніе его и на уплату процентовъ Пятой гимназіи предстоитъ еще въ теченіе 16 лѣтъ вносить въ означенное Кредитное Об-

223

щество ежегодно по 4950 рублей изъ своихъ спеціальныхъ средствъ. Какъ на обстоятельство, отягчающее положеніе гимназіи, директоръ указываетъ въ своемъ представленіи на отнесеніе расходовъ по содержанію приготовительнаго класса на спеціальныя средства гимназіи. «Содержаніе приготовительнаго класса на счетъ казны давало до сихъ поръ возможность употреблять весь сборъ платы съ учениковъ этого класса, около 2000 р. ежегодно, на нужды гимназіи». Содержаніе параллельныхъ отдѣленій не обременяетъ средствъ гимназіи, такъ какъ получаемыхъ отъ Министерства 1500 р. и отъ окружнаго начальства 900 р. совершенно достаточно для покрытія расходовъ на нихъ. «Закрытіе этихъ отдѣленій — читаемъ мы далѣе въ донесеніи — не только не принесло-бы матеріальнаго облегченія гимназіи, но, напротивъ, привело-бы ее еще въ большее затрудненіе, такъ какъ съ уменьшеніемъ числа учениковъ низшихъ трехъ классовъ, по необходимости сократилось-бы пропорціонально и число учениковъ высшихъ пяти классовъ, и такимъ образомъ общій доходъ спеціальныхъ средствъ сталъ-бы непремѣнно меньше». Въ виду вышеизложенныхъ и другихъ обстоятельствъ 1) директоръ просилъ о матеріальной поддержкѣ гимназіи въ томъ видѣ, какой будетъ признанъ болѣе удобнымъ: или отнесеніемъ одной части (по крайней мѣрѣ до 3000 р.) уплачиваемой ежегодно С.-Петербургскому Городскому Кредитному Обществу суммы на соотвѣтствующія средства, имѣющіяся въ распоряженіи Министерства, или назначеніемъ ежегодной субсидіи (кромѣ получаемой уже на параллельное отдѣленіе III-го класса) также на содержаніе параллельныхъ отдѣленій I и II классовъ, по 1500 р. на каждый классъ, а всего по три тысячи рублей, впредь на 16 лѣтъ» 2).

Г. Управлявшій округомъ вошелъ съ надлежащимъ ходатайствомъ въ Министерство Народнаго Просвѣ-

-----------------------

1) Значительные расходы на необходимый ремонтъ, необходимость замѣнить старую классную мебель новою.

2) Донесеніе отъ 21 іюля 1888 г. № 617.

224

щенія. «Въ виду лежащаго тяжелымъ бременемъ на спеціальныхъ средствахъ Пятой гимназіи долга», Управлявшій Министерствомъ А. Ѳ. Бычковъ призналъ возможнымъ назначить 3000 р. на содержаніе параллельныхъ отдѣленій при I и II классахъ, но лишь на 1888—89 уч. годъ, о чемъ г. Попечитель учебнаго округа и извѣстилъ директора предложеніемъ отъ 5 сентября того же года 1). Въ теченіе слѣдующихъ 5-ти лѣтъ изъ Департамента Народнаго Просвѣщенія также высылалось директору гимназіи по 3000 р. съ тѣмъ же назначеніемъ, то есть на содержаніе параллельныхъ отдѣленій при двухъ низшихъ классахъ. На тотъ же предметъ въ минувшемъ учебномъ году также было оказано вспоможеніе. Только такому вниманію Высшаго Начальства Пятая гимназія обязана тѣмъ, что, обставившись новою мебелью, улучшивъ на сколько было возможно санитарныя условія, увеличивъ число учебныхъ пособій, она перестала чувствовать ту нужду, которую чувствовала до 1888 года. Явилась даже возможность дѣлать нѣкоторыя, столь необходимыя въ ея положеніи, сбереженія.

Приведемъ здѣсь наглядную таблииу прихода, расхода и постепеннаго усиленія спеціальныхъ средствъ въ періодъ времени съ 1888 года.

Годы.

Приходъ.

Расходъ.

Остатокъ.

1888

22973 р. 91 к.

22490 р. 1 к.

483 р. 90 к.

1889

22663 р. 40 к.

21448 р. 49 к.

1214 р. 91 к.

1890

23514 р. 91 к.

22124 р. 82 к.

1390 р. 9 к.

1891

24542 р. 85 к.

19835 р. 28 к.

4707 р. 57 к.

1892

29362 р. 71 к.

22274 р. 85 к.

6197 р. 50 к.

1893

32387 р. 97 к.

21939 р. 34 к.

10448 р. 63 к.

1894

38601 р. 38 к.

24718 р. 84 к.

13882 р. 54 к.

Въ VII главѣ настоящаго труда мы указали, что въ 1884 году, уже въ директорство М. М. Янко былъ увеличенъ фондъ стипендіи имени сенатора Г. П. Митусова на 200 р., что въ 1886 г. образовались три новыя стипендіи имени Н. А. Погребова. Кромѣ того, ко вре-

-----------------------

1) За № 7022.

225

мени управленія Пятой гимназіей М. М. Янко относится образованіе еще трехъ стипендій. Въ 1892 году было утверждено г. Министромъ Народнаго Просвѣщенія положеніе о «стипендіи Общества вспомоществованія нуждающимся ученикамъ Спб. Пятой гимназіи». Стипендія эта учреждена въ память десятилѣтія существованія названнаго Общества. Проценты съ капитала, положеннаго въ основаніе стипендіи, въ размѣрѣ 2000 р., выдаются ежегодно одному изъ бѣднѣйшихъ учениковъ Пятой гимназіи, заслуживающему того по своему поведенію и успѣхамъ. Стипендіатъ назначается Правленіемъ Общества и сохраняетъ право на полученіе стипендіи во все время обученія въ Пятой гимназіи, если только по своимъ успѣхамъ и поведенію будетъ того заслуживать. (См. XVIII приложеніе).

Характерной особенностью этой стипендіи является отсутствіе условія о принадлежности стипендіата къ христіанскому вѣроисповѣданію. Въ этомъ отношеніи стипендія эта единственная въ своемъ родѣ изъ числа стипендій, имѣющихся при Пятой гимназіи.

Въ 1893 и 1894 гг. образовались двѣ стипендіи имени хора Императорской Русской Оперы въ С.-Петербургѣ, каждая изъ нихъ на проценты съ капитала въ 1300 р. Стипендіатъ избирается Педагогическимъ Совѣтомъ Пятой гимназіи изъ числа лучше выдержавшихъ испытаніе дѣтей членовъ хора Императорской Русской оперы въ С.-Петербургѣ, христіанскаго вѣроисповѣданія, состоящихъ какъ на дѣйствительной службѣ, такъ и въ отставкѣ съ 15 марта 1888 года. Если одновременно держатъ испытаніе съ равнымъ успѣхомъ нѣсколько лицъ, предпочтеніе отдается тому изъ нихъ, которое выдержало испытаніе въ высшій классъ, сравнительно съ другими. (См. XIX приложеніе).

Такимъ образомъ при нашей гимназіи существуютъ 23 стипендіи; на 21 изъ нихъ кандидаты избираются Педагогическимъ Совѣтомъ, на остальныя двѣ: 8 флотскаго экипажа (имени Императора Александра II) и Общества вспомоществованія — въ первомъ случаѣ

226

особой коммиссіей, а во второмъ — Правленіемъ Общества. Капиталъ на стипендіи равняется 38400 руб., а ежегодно приносимые имъ проценты — 1650 р. 14 коп.

За послѣдніе годы въ годовыхъ отчетахъ по Пятой гимназіи выводится интересная цифра, обозначающая стоимость воспитанія и обученія одного ученика за отчетный годъ.

Въ 1891 году каждый ученикъ обходился въ 117 р. 35 к.

Въ 1892 — 119 р 11 к.

Въ 1893 — 111 р. —

Въ 1894 — 108 р 45 к.

Такимъ образомъ средняя сумма стоимости образованія ученика опредѣляется за указанные четыре года въ 114 р. 97 3/4 коп.

в) Дни знаменательные.

Въ заключеніе мы отмѣтимъ нѣсколько моментовъ въ послѣдніе годы пятидесятилѣтія Пятой гимназіи, такихъ моментовъ, которые нарушаютъ однообразное теченіе гимназической жизни, отвлекаютъ даже вниманіе отъ нея. Въ своемъ изложеніи мы будемъ придерживаться хронологическаго порядка.

Первымъ по времени за послѣднее десятилѣтіе было духовное празднованіе памяти славянскаго первоучителя св. Меѳодія, по поводу тысячелѣтія со дня блаженной его кончины. Совершалось оно 6 апрѣля 1885 года. Воспитанники, освобожденные на этотъ день отъ занятій по распоряженію г. Министра, собрались въ актовой залѣ гимназіи. Здѣсь же собрался и педагогическій персоналъ гимназіи. Сперва былъ отслуженъ молебенъ славянскимъ первоучителямъ, потомъ былъ пропѣтъ гимнъ, имъ посвященный. Когда послѣ этого всѣ члены Педагогическаго Совѣта расположились за большимъ совѣтскимъ столомъ, законоучитель протоіерей В. Я. Михайловскій сказалъ пространную и прочувствованную рѣчь, въ которой выяснилъ значеніе дѣятельности свв. Кирилла и Меѳодія. Это духовное торжество было закон-

227

чено пѣніемъ гимна «Боже, Царя храни!» Послѣ этого ученикамъ раздавалось изданное Славянскимъ Благотворительнымъ Обществомъ жизнеописаніе св. Кирилла и Меѳодія.

29 января 1887 года исполнилось пятидесятилѣтіе со дня смерти Пушкина. Въ актовой залѣ, въ присутствіи воспитанниковъ гимназіи и Педагогическаго Совѣта, были произнесены двѣ рѣчи, посвященныя памяти великаго поэта. Сперва прекрасную рѣчь о поэзіи Пушкина произнесъ П. В. Смирновскій. Прежде всего онъ обратилъ вниманіе слушателей на способность Пушкина свободно распоряжаться многообразными поэтическими формами. Ему дались самыя разнообразныя формы словеснаго творчества — отъ сказки до трагедіи. Свободно владѣя поэтическими формами, онъ свободно владѣлъ и стихами, что зависѣло не только отъ его артистической натуры, но и глубокаго знанія родного языка. При необыкновенной силѣ таланта Пушкинъ владѣлъ удивительнымъ эстетическимъ тактомъ: онъ никогда не доводитъ читателя до утомленія, не напрягаетъ нервовъ ни излишнимъ паѳосомъ, ни излишними ужасами. Отличаясь высокими художественными достоинствами, поэзія Пушкина отличается въ то же время и художественной правдой. Но, изображая дѣйствительность, Пушкинъ любилъ выставлять главнымъ образомъ ея эстетичсскую сторону. Онъ былъ поэтомъ національнымъ, въ немъ жила русская душа, и билось русское сердце. Онъ любилъ нашу народную поэзію, хорошо зналъ свычаи и обычаи нашего народа, его вѣрованія и суевѣрія, его бытъ матеріальный и нравственный. Но такъ же прекрасно зналъ онъ и изобразилъ особенности жизни современнаго ему русскаго общества средняго и высшаго круга. Русское прошлое также нашло себѣ широкое мѣсто въ поэзіи Пушкина. Описаніями русской природы, можно сказать, наполнены его сочиненія. Пушкинъ зрѣлъ не безъ вліянія на него другихъ писателей европейскихъ и русскихъ, но, по мѣрѣ развитія его творческихъ силъ, онъ все болѣе и болѣе становился самимъ собою и на-

228

конецъ достигъ полной самобытности. Заслуги Пушкина русской литературѣ и русскому народу состоятъ въ слѣдующемъ: онъ окончательно сблизилъ у насъ поэзію съ жизнью, сдѣлалъ національное направленіе господствующимъ въ нашей литературѣ и освободилъ ее отъ подражательности. Неизмѣримо велико воспитательное значеніе его поэзіи 1).

Послѣ рѣчи П. В. Смирновскаго было сказано нѣсколько словъ о Пушкинѣ преподавателемъ исторіи К. А. Ивановымъ. Смыслъ сказаннаго имъ сводился къ слѣдующему: Пушкинъ вышелъ совершеннѣйшимъ русскимъ человѣкомъ изъ той среды, въ которой господствовали иноземное воспитаніе, иноземные вкусы, которой были чужды русская земля и народъ, русская исторія. Сознавая себя русскимъ и гордясь этимъ сознаніемъ, любя родной народъ, Пушкинъ любилъ «земли родной минувшую судьбу». По его собственнымъ словамъ, онъ прочелъ съ жадностью «Исторію государства Россійскаго» Карамзина. Въ своихъ безсмертныхъ стихахъ Пушкинъ нерѣдко обращался къ родной исторіи. Его одинаково вдохновляли и лѣтописный разсказъ о смерти Олега, и описаніе подвиговъ Петра Великаго. Послѣдняго изобразилъ онъ и въ огнѣ Полтавской битвы, и пирующимъ среди гостей «въ Петербургѣ-городкѣ». Онъ создалъ безсмертный образъ Пимена — лѣтописца. Любя «земли родной минувшую судьбу», Пушкинъ не удовольствовался тѣмъ, что создалъ цѣлый рядъ поэтическихъ произведеній въ стихахъ и прозѣ на историческія темы. Онъ жаждалъ внести въ сокровищницу отечественной науки какой-нибудь серьезный историческій трудъ: написалъ исторію Пугачевскаго бунта, началъ собирать матеріалы для исторіи Петра, къ которому, по собственному выраженію, «приступалъ со страхомъ и трепетомъ», какъ ученый историкъ къ исторической каѳедрѣ. Въ то же время Пушкинъ перевелъ поэтическій памятникъ нашей древней литературы. «Слово о полку Игоревѣ».

----------------------------

1) Настоящій конспектъ рѣчи о Пушкинѣ мы составили изъ выраженій самого автора.

229

Такъ обратился нашъ великій поэтъ къ изученію родной земли. «Россія потеряла въ лицѣ Пушкина не только своего великаго писателя, но и вѣрнаго, и любящаго, горячо ей преданнаго сына».

Чудесное спасеніе Государя Императора и Августѣйшей Семьи Его 17 октября 1888 года дало поводъ къ цѣлому ряду знаменательныхъ дней. 19 октября, въ 12 часовъ дня, былъ отслуженъ въ актовой залѣ гимназіи благодарственный молебенъ, а 23-го воспитанники и преподаватели гимназіи имѣли счастіе участвовать во встрѣчѣ Ихъ Величествъ, возвращавшихся въ столицу. 19-го же октября, среди учащихъ и учащихся возникла мысль — соорудить икону въ память знаменательнаго спасенія Государя Императора, Государыни Императрицы и Ихъ Августѣйшихъ Дѣтей отъ великой опасности, грозившей Имъ при страшномъ крушеніи поѣзда. Когда было получено словесное разрѣшеніе г. Попечителя учебнаго округа на осуществленіе этой мысли, во всѣхъ классахъ, среди преподавателей, среди служителей начали собираться пожертвованія, которыя и составили сумму въ 290 руб. На эти пожертвованія согласились соорудить икону Спасителя, благословляющаго приводимыхъ и приносимыхъ къ нему дѣтей, и помѣстить подъ нею слѣдующую надпись: «Въ память чудеснаго спасенія Государя Императора, Государыни Императрицы и Ихъ Августѣйшихъ Дѣтей отъ угрожавшей Имъ 17-го октября 1888 года опасности сооружена сія икона учащими, учащимися и служащими Пятой С.-Петербургской гимназіи». Икону опредѣлено было установить въ одной изъ гимназическихъ залъ, а именно въ той залѣ, гдѣ ежедневно утромъ собираются всѣ ученики гимназіи на молитву и для слушанія Св. Евангелія. «Своими доброхотными пожертвованіями — читаемъ мы въ постановленіи Педагогическаго Совѣта — на сооруженіе иконы въ память чудеснаго событія, дѣти, обучающіяся въ Пятой гимназіи, обнаружили горячую любовь къ Царю: да благословитъ же ихъ Христосъ Спаситель, чтобы они

230

сохранили навсегда неугасимой эту любовь, это свѣтлое чувство, которымъ преисполнены теперь ихъ дѣтскія сердца» 1). 12 ноября въ 12 часовъ дня въ актовую залу были собраны всѣ воспитанники гимназіи, и директоръ прочелъ имъ циркуляръ Попечителя округа, въ которомъ сообщалось, что «Государь Императоръ выразилъ особое удовольствіе Свое и Государыни Императрицы по поводу изъявленія чувствъ восторженной радости, которую выказали студенты Университетовъ и другихъ высшихъ учебныхъ заведеній и воспитанники всѣхъ прочихъ училищъ при встрѣчѣ въ Харьковѣ (19 октября), Москвѣ (20-го) и С.-Петербургѣ (23 октября) 2). Это заявленіе вызвало крики восторженной радости. Всѣми присутствовавшими былъ пропѣтъ народный гимнъ «Боже, Царя храни!», и воспитанники были освобождены отъ остальныхъ, полагавшихся по росписанію того дня уроковъ.

Прекрасно исполненная икона въ стильномъ красивомъ кіотѣ была готова на святкахъ и тогда же установлена въ молитвенной залѣ гимназіи, а прежде находившаяся здѣсь икона 3), сооруженная на пожертвованія учениковъ Пятой гимназіи въ память чудеснаго избавленія жизни Государя Императора Александра II 4 апрѣля 1866 года, была перенесена въ верхнюю рекреаціонную залу.

9 января 1889 года, въ первый день возобновленія занятій, было совершено освященіе новой иконы, въ присутствіи Его Превосходительства г. Управляющаго учебнымъ округомъ Леонида Ивановича Лаврентьсва, личнаго состава гимназіи и учащихся. Освященіе было совершено законоучителемъ протоіереемъ В. Я. Михайловскимъ. Послѣ освященія состоялись обычныя классныя занятія. Тогда же согласились, чтобы передъ новой иконой, во время классныхъ занятій, постоянно тепли-

--------------------------

1) Протоколъ засѣданія Совѣта 23 ноября 1888 года.

2) Циркуляръ Попечителя Округа отъ 11 ноября 1888 г. за № 9083.

3) На ней изображены: Св. Іосифъ Пѣснопѣвецъ, память котораго празднуется 4 апрѣля и Св. Благовѣрный Великій Князь Александръ Невскій. Икона — прекраснаго, миніатюрнаго письма.

231

лась лампада, что исполняется въ точности до настоящаго времени, и — выражаемъ горячую надежду — будетъ исполняться всегда.

Остается разсказать еще о первой годовщинѣ чудеснаго спасенія: ея празднованіе въ нашей гимназіи было также днемъ знаменательнымъ. Въ 9 часовъ утра, въ присутствіи всѣхъ учащихъ и учащихся было совершено благодарственное богослуженіе, по особо установленному чину. Происходило оно въ молитвенной залѣ, передъ образомъ Благословенія дѣтей. Передъ началомъ богослуженія законоучитель протоіерей В. Я. Михайловскій сказалъ подобающее случаю слово, а по окончаніи богослуженія гимназическій хоръ, при участіи всѣхъ присутствующихъ, пропѣлъ нѣсколько разъ «Боже, Царя храни», «Славься ты славься, нашъ Русскій Царь». «Многи лѣта» и «Слава на небѣ солнцу высокому». Пѣніе гимна и пѣсней покрывалось всякій разъ восторженными криками «ура». Съ тѣми же криками расходились ученики изъ гимназіи по домамъ 1). Послѣ этого раздавалась ученикамъ брошюра «Милость Божія надъ Царемъ, явленная землѣ Русской 17 октября 1888 года».

3 мая 1891 года было совершено въ актовой залѣ, въ присутствіи всѣхъ преподавателей и учащихся гимназіи, благодарственное молебствіе, по случаю избавленія нынѣ благополучно царствующаго Государя Императора Николая Александровича отъ угрожавшей Ему въ Японіи опасности.

Въ сентябрѣ того же года, по докладу автора настоящаго труда, состоялось слѣдующее постановленіе Педагогическаго Совѣта:

«2 октября 1845 года началось ученіе въ Пятой С.-Петербургской гимназіи. День открытія учебнаго заведенія долженъ былъ имѣть особенное значеніе для служащихъ и учащихся въ этомъ заведеніи, а, между тѣмъ, онъ проходитъ совершенно незамѣтно, и въ послѣдніе 20 лѣтъ объ немъ почти совсѣмъ забыли; для

----------------------------

1) Донесеніе директора отъ 28 октября 1889 г. № 1036

232

возстановленія же его пришлось обратиться къ архиву гимназіи. Если и сохранилась нѣкоторая память о немъ, то въ средѣ бывшихъ воспитанниковъ гимназіи, которые празднуютъ его, по преданію, въ первыхъ числахъ октября 1). Педагогическій Совѣтъ, дорожа естественною связью, которая существуетъ между учебнымъ заведеніемъ и его питомцами, и желая еще болѣе закрѣпить ее, постановилъ: ходатайствовать передъ Его Превосходительствомъ г. Попечителемъ учебнаго округа о разрѣшеніи:

во 1-хъ) ежегодно 2 октября служить благодарственный молебенъ, а по окончаніи его провозглашать вѣчную память Императорамъ Николаю I и Александру II, умершимъ начальствовавшимъ, учившимъ и учившимся въ Пятой гимназіи;

во 2-хъ) освобождать на этотъ день учениковъ отъ классныхъ занятій» 2).

Спустя нѣсколько дней послѣ возбужденнаго, согласно Совѣтскому постановленію, ходатайства, Попечитель учебнаго округа далъ свое разрѣшеніе 3).

На основаніи этого разрѣшенія и состоялось 2 октября 1891 года первое празднованіе дня открытія учебныхъ занятій въ Пятой гимназіи, во всемъ согласно съ вышеприведеннымъ постановленіемъ Совѣта 4).

28 октября въ актовой залѣ гимназіи было отслужено благодарственное молебствіе по случаю исполнившагося двадцатипятилѣтія со дня бракосочетанія нынѣ безвременно почившаго Государя Императора Александра III и Государыни Императрицы Маріи Ѳеодоровны. Послѣ молебна былъ пропѣтъ всѣми присутствовавшими гимнъ «Боже, Царя храни». Торжество закончилось неумолкаемыми криками «ура».

---------------------------

1) Въ первое воскресенье послѣ 1-го октября.

2) Изъ протокола засѣданія Совѣта 24 сентября 1891 г.

3) 30 сентября 1891 г. № 8742.

4) О днѣ открытія занятій вспомнили въ 1870 году, по истеченіи 25-ти лѣтняго существованія гимназін, но тогда это знаменательное въ жизни учебнаго заведенія событіе праздновалось не 2-го, а 4-го октября, въ воскресенье.

233

И въ этотъ, и въ два слѣдующіе дня воспитанники были освобождены отъ классныхъ занятій 1).

16 марта 1892 года исполнилась 300-лѣтняя годовщина рожденія славнаго славянскаго педагога Іоанна-Амоса Коменскаго. Въ этотъ день, послѣ 4-го урока, въ актовую залу гимназіи были собраны всѣ воспитанники, и собрались бывшіе въ то время въ гимназіи преподаватели. Здѣсь П. В. Смирновскій прочелъ краткія свѣдѣнія о жизни и дѣятельности Коменскаго. Полтора мѣсяца спустя, по предложенію г. директора, былъ пріобрѣтенъ портретъ этого замѣчатсльнаго дѣятеля на педагогическомъ поприщѣ.

25 сентября 1892 года исполнилось 500 лѣтъ со дня блаженной кончины преподобнаго Сергія Радонежскаго, основателя Троице-Сергіевской Лавры. Въ этотъ день ученики были освобождены отъ классныхъ занятій. Въ указанный часъ какъ они, такъ и преподаватели собрались въ актовой залѣ гимназіи. Торжество началось прочувствованнымъ словомъ законоучителя гимназіи Н. А. Милославова. Въ словѣ этомъ онъ разсказалъ исполненное глубокой поэзіи житіе преподобнаго. Послѣ этого былъ отслуженъ молебенъ. Когда всѣ присутствующіе преподаватели заняли мѣста за Совѣтскимъ столомъ, преподаватель исторіи К. А. Ивановъ взошелъ на каѳедру и сказалъ рѣчь. Основатель Троице-Сергіевской лавры не только святой угодникъ Божій, но и выдающійся историческій дѣятель, горячо любившій родину свою — вотъ главный мотивъ сказанной рѣчи. Для доказательнаго развитія его авторъ рѣчи перешелъ къ разсмотрѣнію положенія русской земли во время жизни преподобнаго Сергія. Говоря объ удаленіи святого въ дремучій лѣсъ и объ основаніи монастыря, онъ выяснилъ великое культурное значеніе монастырей. Останавливаясь на моментахъ политической дѣятельности преподобнаго, онъ сравнилъ эту дѣятельность съ дѣятельностью французскаго аббата Сугерія. Онъ выяснилъ труды препо-

----------------------------------

1) Циркуляръ Попечителя округа отъ 26 октября за № 9549.

234

добнаго на пользу великаго княжества Московскаго, его отношеніе къ героическому предпріятію великаго князя Дмитрія Іоанновича Донского, его роль въ примиреніи Дмитрія съ Олегомъ Рязанскимъ. Касаясь затѣмъ вопроса объ историческихъ заслугахъ основанной преподобнымъ Лавры, онъ особенно подробно остановился на событіяхъ междуцарствія, закончившагося на благо Россіи избраніемъ на царство Михаила Ѳеодоровича, начавшаго собою славную династію Романовыхъ. Въ своей рѣчи авторъ старался избѣгать отвлеченныхъ положеній, но, имѣя въ виду слушателей весьма юнаго возраста, прибѣгалъ къ наглядному, картинному изложенію. Какъ и въ другихъ подобныхъ случаяхъ, настоящее торжество закончилось пѣніемъ народнаго гимна.

Всеобщая скорбь, вызванная кончиной Императора Александра III Царя-Миротворца, и радость по поводу благополучнаго восшествія на Всероссійскій Престолъ нынѣ царствующаго Государя Императора Николая Александровича и бракосочетанія Его съ принцессой Алисой Гессенской, нынѣ царствующей Государыней Императрицей Александрой Ѳеодоровной, нашли самый искренній, самый горячій откликъ въ средѣ учащихъ и учащихся въ Пятой С.-Петербургской гимназіи.

Списокъ учениковъ, окончившихъ курсъ ученія въ Пятой гимназіи (съ 1851—1895 г.).

3

№№

Окончившіе курсъ.

Ихъ настоящее положеніе.

Выпускъ I (1851 г.).

1

Галанинъ Дмитрій

Былъ учителемъ.

2

Елпатьевскій Иванъ

Служилъ въ Прав. Сенатѣ.

Выпускъ II (1852 г.).

3

Алексѣевъ Сергѣй

Преподаватель мужской и женской гимназій и училища дѣвицъ духовнаго званія въ Царскомъ Селѣ.

4

Вороновъ Александръ

Служилъ въ канцеляріи Военнаго Министерства, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

5

Дубовъ Владиміръ

Служилъ въ должности судебнаго пристава при одномъ изъ Департаментовъ Сената.

6

Забека Александръ

Кассиръ Госуд. Банка.

7

Кроль Михаилъ

Былъ чиновникомъ особыхъ порученій при Главн. Дворцов. Управленіи; а въ настоящее время управл. заведеніемъ минеральн. водъ въ Александровск. паркѣ.

8

Полистовскій Алексѣй

Былъ Дѣлопроизводителемъ въ СПБ. Удѣльной конторѣ, теперь — въ отставкѣ.

9

Раевскій Николай

Директоръ 2 Реал. Училища въ СПБ., Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

Выпускъ III (1853 г.).

10

Бабановскій Константинъ

Служилъ въ Удѣльномъ Вѣд.

11

Бартъ Иванъ

12

Бергъ Отто

13

Галкинъ Семенъ

Служилъ въ Удѣльномъ Вѣд.

4

14

Дзюбинъ Михаилъ

(†)

15

Ефимовъ Александръ

(†)

16

Ефимовъ Николай

Служилъ по судебной части.

17

Лебедевъ Василій

Состоялъ военнымъ врачемъ.

18

Лядовъ Александръ

Служилъ по педагогич. части.

19

Никулинъ Петръ

20

Хижковскій Иванъ

21

Чернояровъ Николай

Служилъ въ Прав. Сенатѣ.

22

Штейнъ Николай

Былъ врачемъ.

Выпускъ IV (1854 г.).

23

Авенаріусъ Михаилъ

Бывшій профессоръ Университета Св. Владиміра, докторъ физики, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

24

Бутузовъ Нилъ

Военный врачъ.

25

Валлертъ Людвигъ

Состоялъ учителемъ уѣзднаго училища.

26

Глуховъ Александръ

Членъ С.-Петербургской Судебной Палаты, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

27

Горбуновъ Александръ 1)

(†)

1) Кандидатъ правъ СПБ. Университета. Будучи студентомъ, получилъ золотую медаль за соч. «Жалованныя грамоты церквамъ и монастырямъ въ періодъ монголо-татарскаго владычества». Подъ редакціей Горбунова вышло 2-е изд. сочин. Котошихина о цар-

5

28

Дружининъ Захаръ

(†)

29

Дубовъ Ѳедоръ

Дѣлопроизводптель канцеляріи Министра Финансовъ, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

30

Котельниковъ Константинъ

Былъ столоначальникомъ Департамента мануфактуръ и торговли, кандидатъ правъ.

31

Михалевъ Иванъ

(†)

32

Новиковъ Иванъ

Бывшій Управляющій Московской Удѣльной конторы, Тайный Совѣтникъ.

33

Таскинъ Михаилъ

(†)

34

Шестаковъ Александръ

(†)

Выпускъ V (1855 г.).

35

Андреевъ Николай

Служилъ въ СПБ. врачебно-полицейскомъ комит.

36

Андреевъ Михаилъ

(†)

37

Борейша Константинъ

(†)

38

Воленсъ Вильгельмъ

Былъ преподавателемъ математики, авторъ математическихъ руководствъ.

39

Кулаковъ Иванъ

40

Коновецкій Иванъ

Былъ врачемъ.

41

Михайловъ Гавріилъ

Генералъ-маіоръ.

42

Павловъ Александръ

Былъ уѣздн. учителемъ.

43

Поповъ Василій

ствованія Алексѣя Михайловича. Онъ помѣстилъ рядъ статей юридическаго содержанія въ Юридическомъ Вѣстникѣ и Современникѣ. Скончался въ 1860 г.

6

Выпускъ VI (1856 г.).

44

Бодунгенъ Густавъ

Врачъ.

45

Борейша Алексѣй

Былъ преподав. математ. въ Гатчинскомъ Сиротскомъ Институтѣ.

46

Злотовъ Константинъ

Былъ уѣзднымъ учителемъ.

47

Ивановъ Николай 1)

(†)

48

Кенигъ Леонидъ

Былъ врачемъ.

49

Маакъ Юлій

Педагогъ.

50

Мейеръ Анатолій

Членъ Варшавской Судебной Палаты. Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

51

Носковъ Дмитрій

Былъ присяжнымъ повѣреннымъ.

52

Петровъ Николай

53

Самсоновъ Левъ

Былъ учителемъ.

54

Соколовъ Михаилъ

55

Тимофеевъ Василій

(†)

56

Ушаковъ Василій

Служилъ въ Министерствѣ Внутреннихъ Дѣлъ, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

Выпускъ VII (1857 г.).

57

Авенаріусъ Вильгельмъ 2)

Старшій чиновникъ Собственной Его Величества Канцеляріи по учрежденіямъ Императрицы Маріи, Дѣйств. Статскій Совѣтникъ.

1) Умеръ въ 1895 г. Состоялъ преподавателемъ географіи въ СПБ. Консерваторіи, исторіи и географіи въ СПБ. Ремесленномъ Училищѣ Цесаревича Николая, въ послѣднемъ былъ также и воспитателемъ. Умеръ въ чинѣ Статскаго Совѣтника.

-) Извѣстпыи своего лнтератур-ною дѣятельностью. Въ послѣднее

7

58

Афанасьевъ Арсеній

Служилъ въ почтовомъ вѣдомствѣ.

59

Бодунгенъ Фридрихъ

Былъ воспитателемъ въ училищѣ Правовѣдѣнія.

60

Водовозовъ Иванъ

Былъ учителемъ.

61

Гродзинскій Константинъ

62

Душинскій Николай

Былъ врачемъ.

63

Ильинъ Иванъ 1)

(†)

64

Павловъ Александръ

(†)

65

Петровъ Михаилъ

Былъ членомъ Владимірскаго Окружнаго Суда.

66

Полевой Петръ

Бывшій профессоръ Варшавскаго Университета.

67

Полистовскій Михаилъ

Служилъ въ Мин. Пут. Сообщ.

68

Францъ Егоръ

Служитъ въ Военномъ Министерствѣ.

69

Шаховской Левъ, князь

Выпускъ VIII (1858 г.).

70

Алексѣевъ Петръ

Былъ учителемъ.

время имъ написаны: 1) Книга былинъ, 2) Дѣтскія сказки, 3) Отроческіе годы Пушкина, 4) Юношескіе годы Пушкина, 5) Васильки и Колосья и др.

1) Началъ службу уѣзднымъ учителемъ, прослужилъ 25 лѣтъ въ Гатчинскомъ Сиротскомъ Институтѣ, потомъ служилъ по частному найму воспитателемъ въ СПБ. Ремесленномъ Училищѣ Цесаревича Николая. Умеръ въ 1895 г. въ чинѣ Статскаго Совѣтника.

8

71

Грибоѣдовъ Дмитрій, съ серебряной мед.

Былъ фотографомъ въ Воронежѣ.

72

Зундштремъ Романъ

73

Карасевъ Сергѣй

74

Кирилловъ Леонидъ

Служилъ на педагогическомъ поприщѣ.

75

Кобылинъ Николай

Дѣтскій врачъ.

76

Обломковъ Петръ

Преподаватель СПБ. 1 Реал. Учил. и друг. учебныхъ заведеній.

77

Сухомлиновъ Александръ

(†)

78

Травницкій Николай

(†)

79

Холомецкій Викторъ

(†)

80

Шеміотъ Казиміръ, съ зол. медалью

(†)

81

Шуйскій Николай

Состоялъ членомъ Судебной палаты.

Выпускъ IX (1859 г ).

82

Александровъ Николай

Служилъ въ Сенатѣ.

83

Безе Карлъ

Былъ врачемъ при воспит.домѣ въ СПБ.

84

Геннингъ Василій

Служилъ на педагогическомъ поприщѣ.

85

Гольмъ Константинъ

Служилъ въ Сенатѣ.

86

Душакевичъ Викторъ

87

Крестьяновъ Николай

Предсѣдатель Департамента Харьковской Судебной Палаты, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

9

88

Мундтъ Михаилъ

Служилъ въ Мин. Юстиціи.

89

Рождественскій Николай 1).

(†)

Выпускъ X (1860 г.).

90

Кобыльскій Владиміръ

Предсѣдатель 2-го Департамента СПБ. Судебной Палаты, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

91

Мацылевичъ Петръ

Служилъ въ Сенатѣ.

92

Осокинъ Николай 2)

Ординарный профессоръ всеобщей исторіи въ Казанскомъ Университетѣ, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

93

Поваляевъ Владиміръ

Литераторъ.

94

Семека Борисъ

Механикъ.

95

Феге Арнольдъ

Состоялъ пасторомъ.

Выпускъ XI (1861 г.).

96

Аведикъ Иванъ

Служилъ въ Военномъ Министерствѣ.

97

Благодаровъ Николай

Служилъ въ канцеляріи СПБ. Оберъ-Полиціймейстера.

98

Боголюбовъ Иванъ

Былъ членомъ СПБ. Окружнаго Суда.

99

Бодунгенъ Карлъ, съ серебряной медалью

Преподаватель Смольнаго Института.

100

Вильеръ-де-Лиль Адамъ-Владиміръ

1) Магистръ политической экономіи.

2) Авторъ сочиненія: «Исторія альбигойцевъ», «Савонарола и Флоренція» и друг.

10

101

Витковскій Александръ

(†)

102

Воробьевъ Викторъ

Служилъ по акцизной части.

103

Гейдатель Альфонсъ

(†)

104

Гейдатель Эдмундъ

Присяжный повѣренный въ СПБ.

105

Измайловъ Ѳедоръ

(†)

106

Маковецкій Владиміръ

(†)

107

Раевскій Петръ

Начальникъ 2-го Отдѣленія Главнаго Военно-Суднаго Управленія, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

108

Рыкачевъ Михаилъ

109

Смирновъ Ипполитъ

Членъ Стародубскаго Окружн. Суда.

110

Шавердовъ Алексѣй

(†)

111

Шуйскій Петръ, съ золот. медалью

(†)

Выпускъ XII (1862 г.).

112

Бильскій Владиславъ

Служилъ при Статсъ-Секретаріатѣ Царства Польскаго.

113

Бистромъ Ипполитъ

(†)

114

Вейденбаумъ Евгеній

Предсѣдатель сословно-поземельной коммисіи военно-народнаго вѣдомства на Кавказѣ, почетный мировой судья въ Тифлисѣ, Статскій Совѣтникъ.

115

Виноградовъ Александръ

116

Вицинъ Михаилъ

Былъ врачемъ.

117

Горяиновъ Михаилъ

Былъ домашнимъ учителемъ.

11

118

Колчановскій Петръ

Дѣлопроизводитель Управленія Гофмаршальской части Министерства Императорскаго Двора, Статскій Совѣтникъ.

119

Комаровскій Іосифъ

Технологъ.

120

Крупскій Александръ

Профессоръ Технол. Института.

121

Нечай Алексѣй

Былъ домашнимъ учителемъ.

122

Петровъ Василій

Былъ военнымъ врачемъ.

123

Ржепецкій Казиміръ

Служилъ по судебной части.

124

Сулима-Самуйло Владиславъ

Выпускъ XIII (1863 г.).

125

Благовѣщенскій Сергѣй

Юристъ.

126

Бородинъ Иванъ

Профессоръ Лѣсного Института.

127

Булгаковъ Николай

Служилъ въ военной службѣ.

128

Верховскій Никаноръ

129

Воробьевъ Александръ

130

Золотаревъ Егоръ

(†) Профессоръ СПБ. Университета и Академикъ.

131

Комаровъ Василій

Занимался торговлею.

132

Котурницкій Павелъ

Профессоръ Технолог. Института.

133

Лермантовъ Владиміръ

Лаборантъ при СПБ. Университетѣ.

134

Мейеръ Егоръ

Частный повѣренный.

135

Никоновичъ Иванъ

Служитъ по Министерству Юстиціи.

12

136

Панинъ Александръ

Земскій начальникъ.

137

Репле Карлъ

138

Стычинскій Левъ

Технологъ.

139

Этлингеръ Николай

Врачъ.

Выпускъ XIV (1864 г.).

140

Амосовъ Сергѣй

Служилъ въ Министерствѣ Юстиціи.

141

Бауеръ Эдуардъ

Юристъ.

142

Вейденбаумъ Густавъ

143

Дибайловъ Алексѣй

Столоначальникъ въ 5 Департаментѣ Сената, Дѣйств. Статскій Совѣтникъ.

144

Котурницкій Иванъ

Служилъ по судебной части.

145

Кохановъ Сергѣй

(†) Былъ судебн. слѣдов.

146

Крупицкій Николай

Служитъ по Министерству Юстиціи.

147

Некрасовъ Михаилъ

Правитель Канцеляріи Главнаго Интендантскаго Управленія.

148

Нѣмченковъ Георгій

119

Погорѣлко Александръ

150

Шерцингеръ Викторъ

Педагогъ.

151

Экунинъ Вячеславъ

Технологъ.

Выпускъ XV (1865 г.).

152

Баталинъ Александръ

Извѣстный натуралистъ, Директоръ С.-Петербургск. Ботаническаго сада, Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ.

13

153

Безе Николай

Предсѣдатель Уфимскаго Окружнаго Суда, Дѣйств. Статскій Совѣтникъ.

154

Бородинъ Александръ

Инженеръ Путей Сообщенія.

155

Введенскій Павелъ

156

Висковскій Валеріанъ

Служ. въ Главномъ Военно-Медицин. Управленіи.

157

Вольтеръ Николай

Членъ Кіевскаго Окружн. Суда.

158

Гендель Владиславъ

Служитъ въ Министерствѣ Путей Сообщенія.

159

Гоби Христофоръ

Профессоръ СПБ. Университета.

160

Голушкевичъ Константинъ

161

Добужинскій Евстафій

Врачъ.

162

Дроздовъ Иванъ

163

Дукельскій Николай

164

Ефимовъ Дмитрій

Врачъ.

165

Климовскій Константинъ

166

Кноррингъ Владиміръ

167

Константиновъ Алексѣй

168

Коломбусъ Петръ

Препод. 1 Реальн. Уч. въ СПБ.

169

Лебедевъ Владиміръ

170

Марки Николай

Судебный слѣдователь въ Харьковскомъ Судебномъ Округѣ.

171

Митусовъ Степанъ

Служилъ въ Сенатѣ.

172

Мѣняевъ Константинъ

173

Пѣньковскій Раймундъ

174

Раевскій Александръ

Секретарь въ департ. герольдіи Прав. Сената.

14

175

Степановъ Александръ

Состоялъ въ военной службѣ.

176

Стычинскій Ромуальдъ

Служилъ въ Сенатѣ.

177

Травницкій Семенъ

Чиновникъ.

178

Шидловскій Сергѣй

Профессоръ Военно-Медиц. Академіи.

179

Шидловскій Александръ

180

Эвальдъ Владиміръ

Товар. прокур. Симфер. Окр. Суда.

Выпускъ XVI (1866 г.).

181

Анненковъ Егоръ

Былъ преподавателемъ древн. языковъ.

182

Баталинъ Ѳедоръ

Инженеръ Путей Сообщенія.

183

Вавиловъ Михаилъ

184

Золотовъ Іосифъ

Служилъ въ Государственномъ Банкѣ.

185

Неслеръ Альбинъ

Докторъ медицины.

186

Перовскій Николай

187

Петровъ Алексѣй

188

Россоловскій Вячеславъ

189

Ханецкій Николай

190

Холшевниковъ Александръ

(†) Состоялъ товарищемъ прокурора.

191

Холшевниковъ Порфирій

Прозекторъ въ Кронштадтскомъ Морскомъ Госпиталѣ, докторъ медицины, Статскій Совѣтникъ.

Выпускъ XVII (1867 г.).

192

Бодунгенъ Адольфъ

Служ. по Мин. Фин.

15

193

Дейхманъ Александръ

Врачъ.

194

Добужинскій Ѳедоръ

Судебный слѣдователь (СПБ.)

195

Ивановскій Владиміръ

Технологъ.

196

Измайловъ Николай

Присяжный повѣренный.

197

Казинъ Сергѣй

198

Красовскій Василій

Врачъ.

199

Крюковъ Николай

Инженеръ Путей Сообщенія.

200

Курицкій Валеріанъ

Технологъ.

201

Лозинскій Евгеній

202

Перовскій Василій

203

Петровъ Ѳедоръ

204

Поліектовъ Валеріанъ

Служ. въ Военн. Мин.

205

Половцовъ Анатолій

Служ. въ кабинетѣ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, Дѣйств. Ст. Сов.

206

Рождественскій Александръ

Членъ Виленск. Суд. Палаты.

207

Савельевъ Матвѣй

Выпускъ XVIII (1868 г.).

208

Беренсъ Андрей

209

Брюно Эмилій

210

Гендель Станиславъ

211

Гирсъ Александръ

ИМПЕРАТОРСКІЙ консулъ въ Яссахъ.

16

212

Жирновъ Алексѣй

213

Замятнинъ Александръ

214

Лебедевъ Георгій

215

Машинъ Владиміръ

Преподав. естеств. наукъ.

216

Мѣщанковъ Михаилъ

217

Пезоровіусъ Николай

Былъ врачемъ.

218

Плескачевскій Александръ

Инженеръ.

219

Романовъ Петръ, съ серебр. медалью

220

Свентицкій Александръ

Служитъ по Министерству Путей Сообщенія.

221

Султановъ Николай

Гражданскій инженеръ.

Выпускъ XIX (1869 г.).

222

Архангельскій Алексѣй

223

Брилліантъ Александръ

Присяжный повѣренный.

224

Версиловъ Алексѣй

225

Грассъ Іосифъ

226

Губаревъ Павелъ

Врачъ.

227

Михайловъ Василій

228

Моисеевъ Ѳедоръ

229

Мысловскій Петръ

Земскій начальникъ.

17

230

Небеснюкъ Николай

Служ. въ Департ. жел. дор.

231

Опатовичъ Владиміръ, съ золотой медалью

Состоялъ чиновн. въ Мин. Государ. Имуществъ.

232

Ордынскій Владиміръ

Служ. по Мин. Пут. Сообщ.

233

Соловьевъ Николай

Состоялъ въ военной службѣ.

234

Трахтенбергъ Густавъ

Присяжный повѣренный.

Выпускъ XX (1870 г.).

235

Богдановичъ Николай

236

Боголюбовъ Василій

Юристъ.

237

Васильевъ Александръ, съ золотой медалью

Профессоръ матем. въ Казанск. Унив.

238

Волковъ Михаилъ, съ золот. медалью

Препод. матем. въ СПБ. 2 Р. уч.

239

Воробьевъ Александръ, съ серебр. медалью

240

Левчукъ Николай

(†) Инженеръ.

241

Лелонгъ Александръ

242

Майковъ Николай

243

Нахтманъ Дмитрій

Инженеръ Путей Сообщенія.

244

Плескачевскій Вячеславъ

(†) Инженеръ Путей Сообщенія.

245

Холшевниковъ Василій

Инженеръ Путей Сообщенія.

246

Эвальдъ Ѳедоръ

Инженеръ Путей Сообщенія.

18

Выgускъ XXI (1871 г.).

247

Александровъ Михаилъ

Служ. въ Канц. Военнаго Министра.

248

Бенуа Альбертъ

Академикъ живописи.

249

Гельманъ Христофоръ

250

Десятовъ Алексѣй

Инженеръ Путей Сообщенія.

251

Конъ Густавъ

Преподаватель.

252

Литвиновъ Владиміръ

Технологъ.

253

Ломоносовъ Дмитрій

Продолжалъ образованіе въ бывшемъ Военно-юрид. учил.

254

Мироновъ Петръ

Присяжный повѣренный

255

Постниковъ Дмитрій

256

Ратникъ Ксаверій

257

Трусовъ Сергѣй

Инженеръ Путей Сообщенія.

258

Хилковскій Петръ

259

Шликкеръ Николай

260

Яковлевъ Леонидъ

Старшій ревизоръ Департамента гражданской отчетности Госуд. Контроля.

Выпускъ XXII (1872 г.).

261

Агуровъ Василій, съ сер. медалью

Присяжный повѣренный въ г. Калугѣ.

262

Баулинъ Леонидъ

263

Брилліантъ Яковъ

19

264

Варшавскій Маркъ

265

Венгеровъ Симонъ

266

Галанинъ Модестъ

Врачъ, редакторъ журнала «Вѣстникъ судебной медицины и общ. гигіены».

267

Дыбовскій Иванъ

268

Индриковъ Андрей

269

Любимовъ Александръ

Служитъ по Мин. Внут. Дѣлъ.

270

Мазаракій Веніаминъ, съ золот. мед.

Присяжный повѣренный Окр. СПБ. Судебной Палаты.

271

Мозинъ Иванъ

Преподаватель.

272

Свентицкій Сергѣй

Инженеръ Пут. Сообщ.

273

Ходыревъ Дмитрій

274

Цѣхановскій Ѳаддей

Уѣздный членъ СПБ. Окр. Суда.

Выпускъ XXIII (1873 г.).

275

Альбовъ Михаилъ

Литераторъ.

276

Боголюбовъ Александръ

Служитъ въ Мин. Юстиціи.

277

Вессель Георгій, съ золот. медалью

Старш. помощн. Оберъ-Секретаря Соедин. Присутствія 1-го и Кассац. Департаментовъ Сената.

278

Вучиховскій Левъ

279

Гедда Михаилъ

Старш. помощникъ Оберъ-Секретаря Гражд. Кассац. Департамента Сената.

280

Губаревъ Николай

Врачъ.

281

Краюшкинъ Владиміръ

Докторъ при Институтѣ Экспериментальной медицины.

20

282

Лозинскій Леонидъ, съ сер. медалью

Присяжный повѣренный Округа СПБ. Суд. Палаты.

283

Морозовъ Валеріанъ

284

Половцовъ Константинъ

Присяжный повѣренный Округа Тифлисской Суд. Палаты.

285

Рожковскій Францъ

(†)

286

Цинзерлингъ Иванъ

(†) Былъ военнымъ врачемъ.

287

Яковлевъ Сергѣй

Докторъ при СПБ. Клиническомъ Военн. Госпиталѣ.

Выпускъ XXIV (1874 г.).

288

Бѣлявинъ Леонидъ

Инженеръ Путей Сообщенія.

289

Лазаревъ Владиміръ

290

Ланггамеръ Владиміръ

Служитъ въ Губ. Земской Управѣ.

291

Мазаракій Александръ

Начальникъ дистанціи на Харьково-Николаевской ж. д.

292

Марковъ Андрей

Экстраорд. академикъ, профессоръ СПБ. Университета.

293

Пѣвцовъ Александръ

Выпускъ XXV (1875 г.).

294

Виноградовъ Иванъ

Преподаватель.

295

Говорливый Павелъ, съ сер. медалью

(†) Былъ преподавателемъ исторіи въ Псковской Гимназіи.

296

Горватъ-Божичко Ипполитъ

Горный инженеръ.

21

297

Мазаракій Викторъ

Помощн. Начальника Кассац. Отдѣленія Главн. Военно-Судн. Управленія.

298

Соловейчикъ Исаакъ

Присяжный повѣренный.

Выпускъ XXVI (1876 г.).

299

Адріановъ Василій

Преподаватель Нижегородскаго графа Аракчеева Кад. корпуса.

300

Ахунъ Илья

Военный врачъ на Кавказѣ.

301

Волковъ Александръ

Преподаватель Орловскаго кад. корпуса.

302

Майковъ Валеріанъ

Преподаватель.

303

Потуловъ Василій

Помѣщикъ.

304

Рутковскій Леонидъ

Магистръ философіи, прив.-доц. СПБ. Унив., чиновникъ особыхъ порученій V класса при Госуд. Контролерѣ.

305

Степановъ Алексѣй

Преподаватель.

306

Строковскій Людвигъ

Инженеръ.

307

Ячевскій Алексѣй

Помѣщикъ.

Выпускъ XXVII (1877 г.).

308

Билибинъ Викторъ

(†)

309

Билибинъ Сергѣй, съ зол. медалью

Служитъ въ Волжско-Камск. банкѣ.

310

Виноградовъ Михаилъ, съ зол. медалью

(†)

311

Мазаракій Евгеній

Начальникъ дистанціи на Николаевской ж. д.

312

Соколовъ Илья

Служилъ въ Собств. Его Величества канцеляріи по инспекторскому отдѣлу.

22

313

Счастливцевъ Николай

Преподаватель.

314

Храповицкій Владиміръ

Магистръ ботаники.

Выпускъ XXVIII (1878 г.).

315

Гиршфельдъ Максимъ

(†)

316

Ипполитовъ Сергѣй

Дѣтскій врачъ.

317

Соколовъ Константинъ

Врачъ.

318

Тимофѣевъ Александръ

319

Тихоміровъ Александръ

Инженеръ Путей Сообщенія.

320

Холоднякъ Иванъ, съ золот. медалью

Прив.-доц. СПБ. Университета.

321

Якимовъ Иванъ, съ серебр. медалью

Ходатай по дѣламъ фирмы братьевъ Елисѣевыхъ.

322

Яковлевъ Петръ

Былъ приказчикомъ книжнаго магазина В. П. Печаткина.

Выпускъ XXIX (1879 г.).

323

Аренскій Григорій

Служитъ въ Правл. Варш. ж. д.

324

Бойченко Николай

325

Бончъ-Осмоловскій Василій

Дѣлопроизв. Департ. Государ. Казначейства.

326

Кнорозовскій Исай

327

Падосикъ Рахміель

328

Пиперъ Леонидъ

Служ. по Мин. Иностр. Дѣлъ.

23

329

Раухъ Георгій

Въ военной службѣ.

330

Сорокинъ Александръ

331

Тиличевъ Георгій

332

Тищенко Вячеславъ

Приватъ-доцентъ СПБ. Унив.

Выпускъ XXX (1880 г.).

333

Билибинъ Николай

334

Борнеманъ Николай

Служ. по Минист. Иностр. Дѣлъ.

335

Вишневскій Иванъ

Врачъ.

336

Майковъ Владиміръ

Служитъ по Министерству Иностранныхъ Дѣлъ.

337

Павловъ Тимоѳей

338

Прясловъ Михаилъ

Препод. математики.

339

Пунинъ Николай

340

Соколовъ Дмитрій, съ сер. медалью

Прив.-Доц. Военно-Медиц. Академіи.

341

Шульманъ Левъ

342

Янушевскій Альбертъ

343

Яросѣвичъ Александръ

Выпускъ XXXI (1881 г.).

344

Антоновъ Александръ

Преподаватель.

345

Ассъ Соломонъ

346

Борнеманъ Василій

Служитъ въ собств. Его Величества канцеляріи по учрежденію Императрицы Маріи.

24

347

Гедда Константинъ

(†) Былъ участк. мировымъ судьею.

348

Глинскій Борисъ

Сотрудникъ Истор. Вѣстника.

349

Егоровъ Александръ

Дѣлопроизводитель VІІ класса Департамента Народнаго Просвѣщенія.

350

Клингенбергъ Михаилъ

Воспитатель СПБ. Ник. Кад. корп.

351

Левинъ Давидъ

352

Нефедьевъ Александръ

Служитъ въ Министерствѣ Внутреннихъ Дѣлъ.

353

Петровъ Владиміръ

Служитъ въ Государств. Банкѣ.

354

Сабанскій Зенонъ, съ сер. медалью

355

Храповицкій Алексѣй, съ зол. медалью

Ректоръ Казанской Духовной Академіи, архимандритъ (Антоній).

356

Шабишевъ Сергѣй

357

Шепилло-Полѣскій Николай

Выпускъ XXXII (1882 г.).

358

Безсоновъ Петръ

Врачъ.

359

Васильевъ Владиміръ, съ зол. медалью

Служитъ въ Учебномъ отдѣлѣ Министерства Путей Сообщенія.

360

Васильевъ Ѳедоръ

Служ. по Мин. Иностр. Дѣлъ.

361

Воронцовъ Михаилъ

Врачъ.

362

Кирьяновъ Василій, съ зол. медалью

Преподаватель СПБ. 5 Гимназіи.

363

Крыловъ Петръ

На частной службѣ.

364

Лоханинъ Яковъ, съ золот. медалью

(†)

25

365

Лурье Іосифъ

366

Магатъ Абрамъ

367

Маневскій Василій

Врачъ.

368

Маневскій Константинъ

Служ. въ Мин. Земледѣлія и Гос. Им.

369

Маньковскій Авраамъ

Врачъ.

370

Мараевъ Андрей

Врачъ.

371

Массенъ Василій

Врачъ (докторъ медицины).

372

Наумовъ Михаилъ

Врачъ.

373

Павловъ Михаилъ

Врачъ.

374

Папмель Александръ

Коммерсантъ.

375

Розенталь Исаакъ

376

Рутковскій Иліодоръ, съ зол. медалью

Управляющій Эстляндской Контрольной Палаты.

377

Свенцицкій Адольфъ

Врачъ.

378

Соколовъ Сергѣй

Служ. по Минист. Юстиціи.

379

Соколовъ Ѳедоръ

На частной службѣ.

380

Сырцовъ Даніилъ

Врачъ.

381

Цинзерлингъ Дмитрій, съ сер. медалью

Инспекторъ Гимназіи и Реальнаго Училища Гуревича.

Выпускъ XXXIII (1883 г.).

382

Адріановъ Михаилъ

Преподаватель Рижской Александровской Гимназіи.

383

Архиповъ Василій

26

384

Афонасьевъ Александръ

385

Боришанскій Соломонъ, съ сер. медалью

(†)

386

Коганъ Леонъ

Былъ помощн. прис. повѣрен.

387

Колокольцевъ Николай

Начальникъ дистанціи на Николаевской ж. д.

388

Нефедьевъ Левъ

Военный врачъ.

389

Соколовъ Василій

390

Третьяковъ Николай

391

Хрущовъ Николай

Врачъ.

Выпускъ XXXIV (1884 г.).

392

Антикъ Авраамъ

393

Бентовинъ Борисъ

Докторъ медицины.

394

Бубновъ Алексѣй

Инженеръ Путей Сообщенія.

395

Бѣлявинъ Сергѣй

Врачъ.

396

Васильевъ Леонидъ

Служитъ въ Мин. Фин.

397

Колокольцовъ Александръ

398

Плаховъ Александръ

Старшій чиновн. особыхъ порученій при Ген.-Губ. Степной Обл.

399

Родіоновъ Викторъ

Врачъ.

400

Рутковскій Александръ

Врачъ.

401

Рымовичъ Сигизмундъ, съ зол. медалью

Товарищъ прокурора.

402

Соколовъ Алексѣй

Преподаватель.

403

Соколовъ Георгій

Врачъ.

27

404

Федоровъ Петръ

Товарищъ прокурора Ряжскаго Окр. Суда.

405

Францъ Григорій, съ сер. медалью

Врачъ.

406

Фроловъ Петръ

Врачъ.

407

Церингеръ Владиміръ

Лѣсничій.

408

Ярошевичъ Владиміръ

Военный врачъ въ Новочеркасскомъ полку.

Выпускь XXXV (1885 г.).

409

Альфтанъ Алексѣй

410

Антоновъ Владиміръ

411

Афонасьевъ Александръ

412

Безе Людвигъ

413

Григорьевъ Михаилъ

414

Гулевичъ Николай

Артистъ Императорскихъ театровъ.

415

Декненбахъ Константинъ

Лаборантъ Ботаническаго кабинета СПБ. Университета.

416

Демьяновичъ Николай

Чиновн. особыхъ поруч. при СПБ. Губернаторѣ.

417

Дорфманъ Григорій

418

Дюмбте Максимиліанъ

419

Жагменъ Павелъ

420

Кудряшевъ Николай

421

Кумаковъ Петръ

422

Куницкій Маріанъ

423

Левинъ Исаакъ

28

424

Маносъ Константинъ

Служитъ въ Государственн. Контролѣ.

425

Надсонъ Георгій

Магистръ ботаники.

426

Першинъ Николай

427

Соловьевъ Моисей

Врачъ.

428

Степановъ Сергѣй

Выпускъ XXXVI (1886 г.).

429

Бабовкинъ Андрей

Старшій контролеръ СПБ. Главной Сберегательной Кассы.

430

Березинъ Николай

Кандидатъ Москов. Унив.

431

Брилліантъ Леонтій

Помощн. присяжн. повѣрен.

432

Бѣлявинъ Николай

Податной инспекторъ.

433

Веденяпинъ Николай

(†)

434

Воиновъ Борисъ

Врачъ.

435

Гагенъ-Торнъ Викторъ

Служитъ въ Лабораторіи Министерства Финансовъ.

436

Гагенъ-Торнъ Иванъ

Докторъ медицины.

437

Гедда Дмитрій

Управитель имѣнія.

438

Гинцбургъ Николай

Гувернеръ.

439

Закржевскій Иванъ

Врачъ.

440

Зеленскій Мендель

Врачъ.

441

Коробковъ Александръ, съ сер. медалью

Помощн. прис. повѣрен.

442

Лукинъ Николай

Морской врачъ.

443

Маньковскій Семенъ

Помощн. прис. повѣрен.

29

444

Мецнеръ Георгій

445

Милославовъ Николай

Законоучитель СПБ. 5 Гимназіи.

446

Нелюбовъ Дмитрій, съ сер. медалью

447

Никитинъ Александръ

Врачъ.

448

Николаевъ Константинъ

449

Пилсудскій Брониславъ

450

Соколовъ Василій

(†)

451

Тимофѣевъ Александръ

Магистръ Госуд. права.

Выпускъ XXXVII (1887 г.).

452

Абрамовичъ Левъ

453

Агафоновъ Александръ

Врачъ.

454

Александровъ Борисъ

Преподаватель Царскосельской Гимназіи.

455

Блауштейнъ Мордухъ

456

Геннингъ Карлъ

Военный врачъ, докторъ медицины.

457

Кальнингъ Александръ

458

Колокольцевъ Михаилъ

Служ. въ Гос. Контролѣ по департ. желѣзнодор. отчетности.

459

Конвалевскій Владиславъ

Военный врачъ.

460

Конвалевскій Станиславъ

Военный врачъ.

461

Лейфертъ Александръ

462

Лунцъ Іосифъ

Сверхштатный ординаторъ въ СПБ. Александровской больницѣ.

463

Розовскій Исаія

30

464

Сверженскій Сергѣй

Контролеръ желѣзнодорожнаго контроля Закаспійской жел. дороги.

465

Соловейчикъ Михаилъ

Присяжный повѣренный.

466

Судаковъ Владиміръ

467

Тушинскій Александръ

Служ. въ Госуд. Контролѣ.

468

Хребтовъ Владиміръ

(†)

469

Шишкинъ Германъ

Выпускъ XXXVIII (1888 г.).

470

Александровъ Николай

471

Астафьевъ Павелъ

472

Богдановъ Павелъ

Служитъ въ Вольно-Эконом. Общ.

473

Богдановъ-Березовскій Мих.

Врачъ.

474

Буровъ Ѳедоръ

Служитъ въ гражданск. отд. 2-го Департамента Министерства Юстиціи.

475

Гольдштейнъ Исаакъ

476

Гуслистый Борисъ

477

Дунаевскій Александръ

478

Евреиновъ Петръ

На частной службѣ.

479

Колокольцовъ Иванъ

480

Краснуха Владиміръ

481

Маносъ Иванъ

482

Марковъ Владиміръ

Преподаватель СПБ. 5 Гимназіи.

483

Миллеръ Мовша

484

Пляписъ Яковъ

31

485

Рымовичъ Феликсъ, съ сер. медалью

Врачъ.

486

Сезеневскій Владиміръ

Военный врачъ.

487

Соболевскій Александръ

Врачъ.

488

Соловейчикъ Александръ

489

Степановъ Павелъ

490

Шкляверъ Самуилъ

Помощн. Присяжн. повѣрен.

491

Шлатеръ Густавъ

По окончаніи курса естеств. отдѣл. физико-мат. факультета СПБ. Унив. поступилъ въ Военно-Мед. Акад.

492

Шпигоцкій Аѳанасій

Служитъ въ СПБ. Сухопутн. таможнѣ.

Выпускъ XXXIX (1889 г.).

493

Барановскій Станиславъ

494

Батшевъ Михаилъ

Служ. въ Мин. Фин.

495

Благовѣщенскій Владиміръ, съ золот. мед.

Кандид. на Суд. должности при СПБ. Окружн. Судѣ.

496

Васильевъ Михаилъ

497

Васильевъ Николай

498

Викторовичъ Александръ

Врачъ.

499

Дашкевичъ Иванъ

Въ военной службѣ.

500

Икорниковъ Александръ

Служ. въ Госуд. Типографіи.

501

Икорниковъ Владиміръ, съ серебр. мед.

Служитъ въ Государственномъ Банкѣ.

502

Лейфертъ Исаакъ

503

Нефедьевъ Владиміръ

Служитъ въ Деп. Госуд. Казначейства.

32

504

Петровъ Георгій

Врачъ.

505

Сакеръ Іеронимъ

506

Серебряковъ Георгій

507

Устиновъ Владиміръ, съ зол. медалью

508

Ушаковъ Николай

Служитъ въ Госуд. Контролѣ по желѣзнодорожному отдѣлу.

509

Чирковъ Николай

Состоящ. при Депар. неокл. сборовъ.

510

Юноша-Шанявскій Конст.

Служитъ въ Л.-Гв. Моск. полку.

Выпускъ XL (1890 г.).

511

Александровъ Михаилъ

512

Бабинъ Евгеній

513

Гейне Алексѣй

Кандидатъ на суд. долж. при СПБ. Суд. Пал.

514

Гибшманъ Евгеній

Инженеръ Путей Сообщенія.

515

Гинцъ Левъ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета

516

Григорьевъ Гавріилъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

517

Даукша Иванъ

518

Дмитріевъ Николай

Окончилъ курсъ СПБ. Университета

519

Зубакинъ Иннокентій

Окончилъ курсъ СПБ. Университета

520

Ильинъ Левъ

521

Лейбовичъ Абрамъ

Въ одномъ изъ провинц. Универс.

522

Ляховскій Овсей-Гешель

523

Масловъ Николай

Студентъ СПБ. Университета.

33

524

Месіонко Иванъ

525

Михайловъ Иванъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

526

Нелюбовъ Константинъ

527

Персіани Иванъ

528

Самохотовъ Василій

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

529

Силичъ Владиміръ

На частной службѣ.

530

Сланскій Павелъ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

531

Стуккей Левъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

Выпускъ ХLI (1891 г.).

532

Алексѣевъ Николай

533

Андреевскій Алексѣй

Причисленъ къ Судному отд. Д-та Таможенныхъ Сборовъ Мин. Фин.

534

Бабскій Казиміръ

535

Бехъ Валеріанъ

Студентъ СПБ. Университета.

536

Буровъ Александръ

Окончилъ курсъ арабскаго отд. Вост. фак. СПБ. Университета.

537

Веймарнъ Владиміръ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

538

Гавронскій Завель

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

539

Гинцъ Дмитрій

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

540

Демидовъ Михаилъ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

541

Евреиновъ Александръ

Служ. въ Госуд. Банкѣ.

542

Кумаковъ Константинъ

543

Куруцаръ Александръ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

34

544

Баронъ Нольде Александръ, съ серебр. медалью

Студентъ СПБ. Университета.

545

Рейтцъ Иванъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

546

Сендзюкъ Михаилъ, съ зол. медалью

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

547

Стравинскій Анатолій

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

548

Стравинскій Вячеславъ

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

549

Стрекаловъ Николай

Окончилъ курсъ СПБ. Университета.

550

Тимиревъ Петръ, съ серебр. медалью......

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

551

Ѳедуловъ Павелъ

Выпускъ ХLIІ (1892 г.).

552

Алексѣевъ Сергѣй

Студентъ СПБ. Университета.

553

Анчуковъ Владиміръ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

554

Афанасьевъ Сергѣй

Студентъ СПБ. Университета.

555

Бушуевъ Викторъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

556

Бѣляевъ Александръ, съ золотой медалью

Студентъ СПБ. Университета.

557

Вертъ Оскаръ

Студентъ СПБ. Университета.

558

Голиковъ Владиміръ

Студентъ СПБ. Университета.

559

Григорьевъ Аркадій

Студентъ СПБ. Университета.

560

Губарь Алексѣй

Студентъ СПБ. Университета.

561

Дмитріевъ Евгеній, съ зол. медалью

Студентъ СПБ. Университета.

35

562

Калининъ Василій

Студентъ СПБ. Университета.

563

Кацанъ Михаилъ

Студентъ СПБ. Унпверситета.

564

Козминъ Николай, съ зол. медалью

Студентъ СПБ. Университета.

565

Костровицкій Амброзій

Студентъ Московскаго Университета.

566

Мисевскій Евгеній

567

Осиповъ Александръ

Студептъ СПБ. Университета.

568

Осиповъ Павелъ

Служитъ въ Госуд. Контролѣ.

569

Павловъ Николай

Студентъ СПБ. Университета.

570

Рехтманъ Гиршъ

Въ одномъ изъ провинц. Универс.

571

Савинскій Павелъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

572

Савицкій Адольфъ

Студентъ СПБ. Университета.

573

Сандрыгайло Вячеславъ

Студентъ СПБ. Университета.

574

Свѣтильниковъ Василій

Студентъ СПБ. Университета.

575

Сланскій Григорій

Студентъ СПБ. Университета.

576

Тарнопольскій Маріанъ

Студентъ Варшавскаго Университета.

577

Федоровичъ Зигмундъ, съ серебр. мед.

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

578

Федоровъ Петръ

Студентъ СПБ. Университета.

579

Цвѣтковъ Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

580

Фанштейнъ Николай

На военной службѣ.

581

Чечоттъ Альбертъ

Студентъ Института Путей Сообщенія.

36

Выпускъ ХLIІІ (1893 г.).

582

Аншелесъ Гилель-Лейба

Студентъ Университета Св. Владиміра.

583

Барановъ Николай

Студентъ СПБ. Университета.

584

Бауеръ Петръ

585

Башинскій Викторъ, съ сер. медалью

Студентъ Института Путей Сообщенія.

586

Блументаль Николай

Студентъ СПБ. Университета.

587

Богуславскій Богданъ

Студентъ Университета Св. Владиміра.

588

Борисовъ Николай

Вольноопредѣляющійся.

589

Бѣляевъ Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

590

Васильевъ Владиміръ

Студентъ СПБ. Университета.

591

Воронинъ Иванъ, съ золот. медалью

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

592

Воронинъ Ѳедоръ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

593

Гадзяцкій Константинъ

Студентъ СПБ. Университета.

594

Гандинъ Соломонъ

595

Гедыминъ Войцѣхъ

Въ военной службѣ.

596

Гензель Петръ, съ золотою медалью

Студентъ СПБ. Университета.

597

Гибшманъ Александръ, съ серебр. мед.

Воспит. Александровскаго Лицея.

598

Глинка Михаилъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

599

Загвоскинъ Аркадій

Студентъ Института Путей Сообщенія.

600

Зайцевъ Андрей

Студентъ СПБ. Университета.

37

601

Кійковъ Алексѣй

Студентъ СПБ. Университета.

602

Козеровскій Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

603

Купинскій Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

604

Смирновскій Вячеславъ

Студентъ СПБ. Университета.

605

Сутковой Николай

Студентъ Университета Св. Владиміра.

606

Цытовичъ Эрастъ, съ серебр. медалью

Студентъ СПБ. Университета.

607

Чалѣевъ Дмитрій

Студентъ Института Путей Собщенія.

Выпускъ ХLIV (1894 г.).

608

Антоновъ Владиміръ

Студентъ СПБ. Университета.

609

Аполлоновъ Константинъ

Студентъ СПБ. Университета.

610

Бауеръ Богданъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

611

Бацевичъ Станиславъ

Студентъ СПБ. Университета.

612

Борнгардтъ Ѳедоръ

Студентъ СПБ. Университета.

613

Гейдеманъ Евгеній

Студентъ СПБ. Университета.

614

Герасимовъ Семенъ

Студентъ СПБ. Университета.

615

Гибшманъ Дмитрій, съ зол. медалью

Студентъ СПБ. Университета.

616

Грибоѣдовъ Адріанъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

617

Дегтяревъ Иванъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

618

Дейбнеръ Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

619

Дементьевъ Григорій

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

620

Демидовъ Александръ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

38

621

Ивановскій Цезарій

Студ. Сельско-Хоз. Инст. въ Новой Александріи.

622

Кузнецовъ Петръ

Студентъ СПБ. Университета.

623

Львовъ Владиміръ

Студентъ СПБ. Университета.

624

Львовъ Сергѣй

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

625

Ляховскій Исаакъ

Студентъ СПБ. Университета.

626

Метевскій Николай

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

627

Михайловъ Петръ

Студентъ СПБ. Университета.

628

Нелюбовъ Валеріанъ

Студентъ СПБ. Университета.

629

Писаревскій Сергѣй

Студентъ СПБ. Университета.

630

Рейтцъ Густавъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

631

Роопъ Владиміръ

Въ Михайл. Артил. юнкерск. училищѣ.

632

Селлингъ Юдій

Студентъ Технологическ. Института.

633

Смирницкій Борисъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

634

Стрекаловъ Петръ

Студентъ СПБ. Университета.

635

Чечоттъ Генрихъ

Студентъ Горнаго Института.

636

Эльманъ Петръ

Студентъ Лѣсного Института.

637

Юдинъ Иванъ

Студентъ Военно-Медиц. Академіи.

Выпускъ XIV (1895 г.).

638

Базановъ Николай

Студентъ СПБ. Университета.

639

Булатовъ Алексѣй

Студентъ СПБ. Университета.

640

Викторовичъ Ричардъ

Студентъ СПБ. Университета.

641

Вильеръ Константинъ

Студентъ СПБ. Университета.

642

Воскобойниковъ Владиміръ, съ серебр. мед.

Студ. Инст. Путей Сообщенія.

39

643

Газенцеръ Ѳедоръ

Студентъ СПБ. Университета.

644

Деляличъ Іосифъ

Студ. Военно-Медиц. Акад.

645

Жудра Петръ

Въ военн. Георгіевск. Училищѣ.

646

Затеплинскій Георгій

Студентъ СПБ. Университета.

647

Ивановъ Николай

Студентъ СПБ. Университета.

648

Ильяшевичъ Александръ

Студентъ СПБ. Университета.

649

Каменцеръ Семенъ

Студентъ Университета (въ провинц.)

650

Каминскій Борисъ, съ сер. медалью

Студ. Инст. Пут. Сообщенія.

651

Кашерининовъ Александръ, съ золот. мед.

Студентъ СПБ. Университета.

652

Коганъ Сергѣй

653

Кононовъ Михаилъ

Въ Инженерн. Училищѣ.

654

Королевъ Владиміръ

Студентъ СПБ. Университета.

655

Крюковъ Сергѣй

Студ. Лѣсного Института.

656

Нарановичъ Андрей

Студ. Горнаго Института.

657

Пороховъ Сергѣй

Студентъ СПБ. Университета.

658

Рымвидъ-Мицкевичъ Влад.

Студентъ СПБ. Университета.

659

Соколовъ Борисъ

Студентъ СПБ. Университета.

660

Срезневскій Борисъ

Студентъ СПБ. Университета.

661

Тимофѣевъ Константинъ

Въ Инженерн. Училищѣ.

662

Ульянскій Аркадій

Студентъ СПБ. Университета.

663

Федоровичъ Владиславъ

Студ. С. X. Инст. въ Нов. Александ.

664

Флоринскій Василій

Студентъ СПБ. Университета.

665

Юрьевъ Анатолій

Студ. Инст. Пут. Сообщ.

666

Яновскій Самуилъ съ серебр. медалью

Студ. СПБ. Университета.

Списокъ служащихъ въ Пятой СПБ. Гимназіи.

43

Служебное положеніе, чинъ, имя, отчество, фамилія и мѣсто окончанія курса.

Съ какого времени служитъ вообще?

Съ какого времени служитъ въ Пятой гимназіи?

1

Директоръ Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ Михаилъ Матвѣевичъ Янко.

Въ Пресбургскомъ Лицеѣ со степенью кандидата

Съ 28 Марта 1870 г.

Съ 25 Сентября 1884 г.

2

Исправляющій должность инспектора Статскій Совѣтникъ Александръ Матвѣевичъ Мичатекъ.

Въ Галльскомъ Университетѣ

Съ 21 Дек. 1870 г.

Съ 1 Окт. 1887 г.

Законоучители:

а) Православнаго вѣроисповѣданія.

3

Священникъ Николай Александровичъ Милославовъ. Кандидатъ СПБ. Духовной Академіи

Съ 25 Ноября 1890 г.

Съ 1 Авг. 1891 г.

4

Священникъ Григорій Спиридоновичъ Петровъ. Кандидатъ СПБ. Духовной Академіи.....

Съ 8 Ноября 1891 г.

Съ 1 Сентября 1892 г.

б) Лютеранскаго.

5

Пасторъ Яковъ Ивановичъ Гуртъ.

Кандидатъ Богословія Дерптскаго Университета.

Съ 1 Дек. 1880 г.

Съ 1 Дек. 1880 г.

44

в) Римско-Католическаго.

6

Священникъ Людвигъ Николаевичъ Гавронскій. Магистръ Богосл. Римско-Католической Духовной Академіи

Съ 8 Дек. 1892 г.

Преподаватели:

Русскаго языка.

7

Статскій Совѣтникъ Николай Михайловичъ Дюковъ.

Кандидатъ СПБ. Университета

Съ 1 Авг. 1882 г.

Съ 1 Февр. 1890 г.

8

Коллежск. Ассессоръ Сергѣй Николаевичъ Архангельскій. Въ Нѣжинскомъ Историко-Филологическ. Институтѣ

Съ 21 Окт. 1889 г.

Съ 1 Сент. 1892 г.

Древнихъ языковъ.

9

Статскій Совѣтникъ Михаилъ Львовичъ Ласкій. Онъ же Членъ Хоз. Ком. Въ СПБ. Университетѣ.

Съ 20 Янв. 1879 г.

Съ 20 Янв. 1879 г.

10

Статскій Совѣтникъ Доброславъ Осиповичъ Нингеръ. Въ Лейпцигской Русской Филологическ. семинаріи.

Съ 16 Іюня 1879 г.

Съ 12 Янв. 1880 г.

45

11

Надворный Совѣтникъ Василій Николаевичъ Кирьяновъ. Кандидатъ СПБ. Университета

Съ 1 Іюля 1889 г.

Съ 1 Іюля 1889 г.

12

Надворный Совѣтникъ Михаилъ Михайловичъ Михайловскій. Кандидатъ СПБ. Духовной Академіи. Званіе учителя гимназіи получилъ отъ СПБ. Университета въ 1891 г.

Съ 7 Сент. 1884 г.

Съ 1 Авг. 1891 г.

13

Коллежскій Секретарь Николай Августовичъ Гельвихъ. Въ СПБ. Историко-Филологическомъ Институтѣ.

Съ 1 Окт. 1890 г.

Съ 5 Дек. 1894 г. (сверхшт. преп.).

Математики и физики.

14

Заслуженный преподаватель Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ Валентинъ Львовичъ Розенбергъ. Въ Ришельевск. Лицеѣ.

Съ 1 іюля 1860 г.

Съ 30 Іюня 1873 г.

Математики.

15

Статскій Совѣтникъ Иванъ Матвѣевичъ Травчетовъ. Онъ же Членъ Хоз. Ком. Въ СПБ. Университетѣ.

Съ 1 Іюля 1879 г.

Съ 1 Янв. 1886 г.

46

16

Состоящій въ VIII классѣ Владиміръ Константиновичъ Лебединскій. Въ СПБ. Университетѣ, съ дипломомъ 1-ой ст.

Съ 1 Авг. 1891 г.

Съ 12 Ноября 1891 г.

17

Состоящій въ VIII классѣ Владиміръ Андреевичъ Марковъ. Въ СПБ. Университетѣ, съ дипломомъ 1-й ст.

Съ 15 Августа 1894 г.

Съ 1 Сент. 1894 г. (сверхшт. преп.).

Исторіи.

18

Статскій Совѣтникъ Константинъ Алексѣев. Ивановъ. Онъ же Членъ Хоз. Ком. и Секретарь Педагогическаго Совѣта (съ 21 Дек. 1887 г.). Кандидатъ СПБ. Университета.

Съ 1 Сент. 1881 г.

Съ 1 Сент. 1881 г.

Географіи.

19

Состоящій въ VIII классѣ Николай Николаевичъ Михайловскій. Въ Спб. Университетѣ, съ дипломомъ 1-ой степени.

Съ 22 Августа 1891 г.

Съ 1 Іюля 1893 г.

Нѣмецкаго языка.

20

Статскій Совѣтникъ Ѳедоръ Ивановичъ Брандтъ. Выдержалъ экзаменъ при СПБ. Университетѣ на званіе учителя нѣмецкаго яз. и литературы въ гимназіяхъ.

Съ 1 Мая 1853 г.

Съ 30 Окт. 1856 г.

47

21

Статскій Совѣтникъ Иванъ Эрнестовичъ Клебергъ. Выдержалъ экзаменъ при СПБ. Университетѣ на званіе учителя нѣмецкаго яз. въ гимназіяхъ

Съ 1 Окт. 1878 г.

Съ 1 Авг. 1879 г.

Французскаго языка.

22

Статскій Совѣтникъ Иванъ Францевичъ Далло. Выдержалъ экзаменъ при СПБ. Университетѣ на званіе учителя французск. яз. въ гимназіяхъ

Съ 1 Ноября 1894 г. (по найму)

23

Неимѣющій чина Адріанъ Адріановичъ Лесгилье.

--

Съ 1 Авг. 1893 г. (по найму).

Приготовительнаго кл. и чистописанія.

24

Коллежскій Ассессоръ Василій Фортунатовичъ Павловъ. Въ Педагогическихъ курсахъ при СПБ. Дирекціи Училищъ.

Съ 28 Авг. 1871 г.

Съ 3 Іюля 1876 г.

Помощники классныхъ наставниковъ.

25

Коллежскій Ассессоръ Николай Алексѣевичъ Норбековъ. Въ СПБ. Ларинской гимназіи.

Съ 20 Янв. 1885 г.

48

26

Надворный Совѣтникъ Павелъ Алексѣевичъ Перелецкій. Выдержалъ экзаменъ въ Педагогическ. Совѣтѣ Кашинскаго Уѣздн. Училища на званіе учителя городского приходскаго начальнаго училища

Съ 1 Окт. 1886 г.

Учители:

Рисованія.

27

Коллежскій Совѣтникъ Александръ Васильевичъ Снигиревскій. Въ СПБ. Академіи Художествъ, со званіемъ академика.

Съ 23 Сентября 1878 г.

Съ 17 Дек. 1880 г.

Военной гимнастики.

28

Ротмистръ Михаилъ Ивановичъ Бѣликовъ. Въ Николаевскомъ Юнкерскомъ Училищѣ

Съ 1872 г.

Съ 1 Сент. 1889 г. (по найму).

Пѣнія.

29

Александръ Васильевичъ Ѳедоровъ. Въ СПБ. Консерваторіи, съ дипломомъ свободнаго художника.

Съ 1 Янв. 1891 г.

Съ 1 Янв. 1891 г. (по найму).

49

Музыки.

30

Артистъ Императорскихъ Театровъ Андрей Вячеславовичъ Кадлецъ. Въ Пражской Консерваторіи.

Съ 28 Авг. 1887 г.

Съ 1 Окт. 1890 г. (по найму).

31

Александръ Ѳедоровичъ Эльманъ. Въ СПБ. Консерваторіи.

Съ Окт. 1892 г. (по найму).

Врачъ.

32

Докторъ Медицины Дѣйствительный Статскій Совѣтникъ Цезарій Карловичъ Станевичъ. Въ Медико-Хирургической Академіи.

Съ 7 Янв. 1862 г.

Съ 12 Окт. 1862 г. (по найму).

Письмоводитель.

33

Титулярный Совѣтникъ Александръ Ильичъ Бѣлокрестскій. Имѣетъ свидѣтельство на производство въ первый классный чинъ

Съ 1 Окт. 1890 г.

Списокъ литературныхъ трудовъ настоящихъ преподавателей Пятой гимназіи.

A.    М. Мичатекъ.

1) Издалъ русско-словацкій (словенскій) словарь, съ краткою русско-словацкою (словенскою) грамматикой.

2) Помѣстилъ въ Славянскомъ Сборникѣ статью о политическомъ, церковномъ, экономическомъ и литературномъ положеніи словаковъ за 1893 годъ.

3) Печаталъ различныя статьи и стихотворенія въ словацкихъ періодическихъ изданіяхъ. Приготовляетъ къ печати словацко (словенско) — русскій словарь съ краткой словацко (словенско) — русской грамматикой.

B.    Н. Кирьяновъ.

1) Составилъ и издалъ «Обзоръ литературы и главныхъ вопросовъ сравнительнаго языкознанія» (литограф. издан.).

2) Готовитъ къ печати изслѣдованіе по древне-греческой комедіи.

М. М. Михайловскій.

1) Издалъ «начальное руководство къ изученію латинскаго языка» для трехъ младшихъ классовъ гимназій (грамматику и хрестоматію). 2 изд. 1895 года.

2) Латинская грамматика. Этимологія и синтаксисъ. 4 издан. 1892 года.

3) Латинская хрестоматія. 3 изд. 1893 г.

Н. А. Гельвихъ.

1) Къ вопросу о контаминаціи въ комедіи «Miles gloriosus» (въ Журн. Мин. Нар. Просв. за 1892 г.).

2) Имена прилагательныя на bilis у Плавта и Теренція (въ Филол. Обозр. 1892 г.).

3) Наблюденія надъ именами прилагательными у Плавта (магистерская диссертація).

4) Г. Буассье. Виргилій. Изъ послѣдней археологической поѣздки. (Рецензія въ Филол. Обозр. 1895 г.).

54

В. Л. Розенбергъ.

1) Задачникъ по физикѣ, сост. совмѣстно съ Делла-Восомъ.

2) Новые оптическіе приборы.

3) Потенціальная теорія электричества на основаніи аналогій.

4) Статьи научно-педагогическаго содержанія въ журн. Физико-химическаго Общества, Научномъ Обозрѣніи, Русской Школѣ, въ Семьѣ и Школѣ и заграничныхъ журналахъ.

И. М. Травчетовъ.

1) Ирраціональныя числа и длина окружности.

2) О коэффиціентахъ трехчлена x^2+px+q, изслѣдованіе (въ журн. «Вѣстникъ опытной физики и элементарной математики» за 1893 годъ).

В. К. Лебединскій.

1) Научно-популярный очеркъ «О подчиненіи природы» (въ журн. Природа и Люди).

2) Статьи:

а) C. G. S. система измѣреній.

б) Приспособленіе Клода для увеличенія безопасности передачи перемѣнными токами.

в) П. Н. Яблочковъ.

г) Э. X. Ленцъ, какъ одинъ изъ основателей науки объ электромагнетизмѣ.

д) Обзоръ примѣненій электричества въ 1893 году.

3) Участвовалъ въ переводѣ англійскаго соч. Каппа: Динамо-машины и трансформаторы.

4) Редактировалъ переводъ англ. соч. Блекслея: Перемѣнные токи.

5) Помѣстилъ рядъ рецензій въ журн. «Электричество».

В. А. Марковъ.

1) О функціяхъ, наименЬе уклоняющихся отъ нуля въ данномъ промежуткѣ. 1892 г.

2) О числѣ классовъ положительныхъ тройничныхъ квадратичныхъ формъ даннаго опредѣлителя (въ Запискахъ Харьк. Матем. Общ. 1893 года).

3) Приготовляется къ печати: о положительныхъ тройничныхъ квадратичныхъ формахъ.

К. А. Ивановъ.

1) Исторія среднихъ вѣковъ (курсъ систематическій), 2-е издан. 1893 г.

55

2) Средневѣковой замокъ и его обитатели. СПБ. 1894 г.

3) Средневѣковой городъ и его обитатели. СПБ. 1895 г.

4) Средневѣковой монастырь и его обитатели. СПБ. 1895 г.

5) Статьи педагогическаго содержанія и рецензіи въ «Русской Школѣ», «Библіографѣ» и др. изд.

6) Готовитъ къ печати соч. «Средневѣковая деревня и ея обитатели».

Ѳ. И. Брандтъ.

1) Переводъ съ нижне-нѣмецкаго на новый верхне-нѣмецкій языкъ Новгородской «Скры» и прибавленій къ ней. (Помѣщ въ соч. проф. Андреевскаго «О договорѣ Новагорода съ нѣмецкими городами и Готландомъ, заключенномъ въ 1270 г.»).

2) Переводъ съ нижне-нѣмецкаго языка на новый верхне-нѣмецкій языкъ грамоты Новгородскаго Князя Андрея Александровича къ Любеку, 1300 года. Ibid.

3) Очерки воспитанія: 1) у восточныхъ народовъ. 2) у грековъ и римлянъ, въ журн. «Учитель» за 1864 годъ, съ № 17 (сентябрь).

4) Повѣсть: «Дѣдушкинъ разсказъ», въ дѣтскомъ журналѣ «Семейныѳ вечера» за 1865 годъ.

5) Переводъ съ русскаго языка на нѣмецкій статьи «Skizzen aus Taschkent», въ Russische Revue Monatschrift fur die Kunde Russlands, herausgegeben von Carl Rottger. II Jahrgang, 8 u. 10 Heft. S.-Petersb. 1873.

6) Переводъ съ русскаго языка на нѣмецкій «Bericht uber meine Reise durch das Chanat Chiwa wahrend der Expedition im Jahre 1873 von A. L. Kuhn. Vorgetragen in der Kais. Russ. Geogr. Gesellschaft am 5 December 1873. въ Russische Revue u. s. w. III Jahrgang, Heft I. S.-Petersb. 1873.

7) Sergei Solowiew's Geschichte Russlands seit den altesten Zeiten. Band XXIII (I—XXIII). Ibid.

8) Werke und Briefe Chemnitzers nach sienes Original-Hand schriften. Mit Biographie und Anmerkungen von J. Grot. Ibid.

9) Deutsche Chrestomatie.

Списокъ лицъ, служившихъ въ Пятой Гимназіи.

59

Должность, имя, отчество и фамилія.

Годъ поступленія на службу.

Годъ

прекращенія

службы.

Директоры училищъ С.-Петербургской губерніи и Пятой Гимназіи.

Юліанъ Михайловичъ Ковалевскій

1845

1850

Андрей Степановичъ Вороновъ

1850

1856

Андрей Александровичъ Растовскій

1856

1858

Аникита Семеновичъ Власовъ.......

1858

1860

Александръ Николаевичъ Бѣляевъ

1860

1863

Директоры Пятой Гимназіи.

Александръ Николаевичъ Бѣляевъ

1863

1872

Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ

1872

1884

Инспекторы.

Андрей Степановичъ Вороновъ

1845

1850

Аникпта Семеновичъ Власовъ

1850

1852

Николай Ивановичъ Иваницкій

1852

1853

Степанъ Васильевичъ Соколовъ

1853

1856

Александръ Николаевичъ Бѣляевъ

1856

1860

Владиміръ Ѳедоровичъ Эвальдъ

1860

1862

Семенъ Николаевичъ Шафрановъ

1862

1863

Иванъ Ивановичъ Пискаревъ

1868

1870

Николай Ивановичъ Раевскій

1870

1873

Александръ Анемподистовичъ Радонежскій

1873

1874

Александръ Петровичъ Меландеръ

1874

1875

Ѳеоктистъ Аѳанасьевичъ Красный

1875

1881

Платонъ Григорьевичъ Бѣлавинъ

1881

1886

Александръ Ѳедоровичъ Крутковъ

1886

1887

60

Законоучители:

а) Православн. исповѣд.

Священ. Николай Михайловичъ Мокіевскій

1845

1849

Протоіерей Павелъ Ѳедоровичъ Солярскій

1849

1854

Протоіерей Константинъ Ивановичъ Опатовичъ

1854

1872

Священ. Петръ Павловичъ Сланскій

1860

1863

Протоіерей Петръ Ивановичъ Бѣлявинъ

1863

1892

Протоіерей Дмитрій Павловичъ Соколовъ

1872

1884

Священ. Василій Ефимовичъ Георгіевскій

1878

1884

Протоіерей Василій Яковлевичъ Михайловскій

1884

1891

б) Еванг.-Лютер. исповѣд.

Пасторъ Рейнике

1845

1848

Наундорфъ

1848

1854

Пасторъ Лааландъ

1854

1880

в) Римско-Катол. исповѣд.

Патеръ Каетанъ Піотровскій

1847

1853

Патеръ Павелъ Подгурскій

1853

1857

Патеръ Францъ Климашевскій

1857

1875

Патеръ Иванъ Саницкій

1875

1892

Преподаватели:

а) Законовѣдѣнія.

Александръ Владиміровичъ Симанскій

1849

1857

61

б) Русскаго языка и словесности.

Пантелеймонъ Александровичъ Кулѣшъ

1845

1846

Николай Ивановичъ Иваницкій

1846

1852

Иванъ Ниловичъ Дубасовъ

1848

1852

Ѳедоръ Николаевичъ Мѣдниковъ

1852

1853

Иванъ Ѳедоровичъ Сидонскій

1852

1853

Михаилъ Павловичъ Звѣревъ

1853

1857

Семенъ Ѳедоровичъ Чулковъ

1854

1876

Эдуардъ Ѳедоровичъ Эвальдъ

1857

1862

Николай Николаевичъ Погребовъ

1858

1862

Николай Егоровичъ Вестенрикъ

1860

1867

Николай Ѳедоровичъ Соколовъ

1857

1879

Василій Лукичъ Филипьевъ

1866

1885

Владиміръ Измаиловичъ Срезневскій

1870

1874

Николай Егоровичъ Смирновъ

1878

1881

Иванъ Ивановичъ Соколовъ

1878

1881

Петръ Владиміровичъ Смирновскій

1881

1895

Викторъ Александровичъ Семеновъ

1889

1890

в) Древнихъ языковъ.

Казиміръ Севастьяновичъ Климовскій

1845

1851

Владиміръ Михайловичъ Гертвигъ

1851

1871

Александръ Анемподистовичъ Радонежскій

1862

1874

Василій Петровичъ Кузьминъ

1865

1867

Михаилъ Матвѣевичъ Невскій

1866

1867

Николай Николаевичъ Погребовъ

1864

1866

Іосифъ Іосифовичъ Кенигъ

1866

1866

Иванъ Григорьевичъ Новоселовъ

1866

1867

Иванъ Ѳедоровичъ Шрамекъ

1867

1871

Константинъ Аѳанасьевичъ Скворцовъ

1866

1867

Викторъ Александровичъ Дитманъ

1867

1869

Оскаръ Фридриховичъ Гаазе

1868

1871

Дмитрій Николаевичъ Соловьевъ

1871

1871

62

Иванъ Ивановичъ Балицкій

1871

1872

Ѳедоръ Ивановичъ Успенскій

1871

1872

Александръ Ѳедоровичъ Крутковъ

1871

1872

Георгій Семеновичъ Анненковъ

1871

1872

Владиміръ Васильевичъ Мусселіусъ

1*71

1874

Іосифъ Францевичъ Дрбоглавъ

1872

1878

Василій Матвѣевичъ Колесниковъ

1872

1873

Онъ же

1877

1882

Іосифъ Антоновичъ Шеборъ

1873

1877

Владиміръ Осиповичъ Малина

1874

1875

Гавріилъ Эдуардовичъ Зенгеръ

1874

1875

Аркадій Ивановичъ Орловъ

1875

1883

Иванъ Васильевичъ Ястребовъ

1875

1876

Николай Осиповичъ Карповичъ

1876

1884

Иванъ Ивановичъ Луньякъ

1877

1880

Онъ же

1881

1882

Иванъ Григорьевичъ Грюнбергъ

1880

1893

Алексѣй Ивановичъ Давиденковъ

1878

1879

Адольфъ Израиловичъ Сонни

1882

1883

Леонидъ Васильевичъ Рутковскій

1882

1880

Онъ же преподавалъ русскій языкъ и логику.

Степанъ Ивановичъ Гинтовтъ

1884

1885

Михаилъ Степановичъ Куторга

1885

1888

г) Математики и физики.

Александръ Николаевичъ Бѣляевъ

1845

1856

Александръ Дмитріевичъ Дмитріевъ

1848

1862

Каетанъ Викентьевичъ Закржевскій

1849

1889

Константинъ Дмитріевпчъ Краевичъ

1856

1872

Петръ Михайловичъ Калябинъ

1857

1858

Алексѣй Сергѣевичъ Галаховъ

1859

1861

Вильгельмъ Петровичъ Воленсъ

1801

1865

Карлъ Ѳедоровичъ Фрейтагъ

1862

1864

Николай Евгеніевичъ Юшковъ

1865

1871

Александръ Григорьевичъ Вороновъ

1865

1871

63

Петръ Петровичъ Семенниковъ

1871

1872

Константинъ Александровичъ Кошельковъ

1871

1872

Василій Алексѣевичъ Латышевъ

1877

1881

Алексѣй Сергѣевичъ Павловъ

1889

1891

Николай Александровичъ де-Жоржъ

1891

1892

Николай Павловичъ Коломійцевъ

1892

1893

Александръ Николаевичъ Толмачевъ

1893

1894

д) Естественныхъ наукъ.

Юліанъ Ивановичъ Симашко

1853

1855

Карлъ Ѳедоровичъ Рунцлеръ

1854

1854

Владиміръ Павловичъ Кондратьевъ

1853

1856

Викторъ Матвѣевичъ Тимаевъ.......

1856

1862

Николай Клементьевичъ Яцуковичъ

1866

1868

Николай Ивановичъ Раевскій

1862

1871

е) Исторіи и географіи.

Николай Егоровичъ Андреевскій

1845

1853

Александръ Ивановичъ Бруннеръ

1849

1853

Павелъ Христофоровичъ Розенфельдъ

1853

1866

Александръ Петровичъ Меландеръ

1854

1876

Г. Корелкинъ

1857

1858

Иванъ Антоновичъ Смольянъ

1859

1861

Михаилъ Михайловичъ Владимірскій

1859

1873

Андрей Егоровичъ Дубинскій

1863

1868

Иванъ Александровичъ Галактіоновъ

1869

1873

Алексѣй Никитичъ Колмаковъ

1873

1874

Петръ Петровичъ Гадзяцкій

1873

1881

Ѳеоктистъ Аѳанасьевичъ Красный

1874

1881

ж) Нѣмецкаго языка.

Вильгельмъ Карловичъ Штернъ

1845

1856

Г. Наундорфъ

1854

1855

64

Александръ Францевичъ Тринклеръ

1861

1865

Германъ Ивановичъ Гольдфрихъ

1855

1867

Александръ Александровичъ Бруннъ

1862

1863

с) Французскаго языка

Карлъ Ѳедоровичъ Димеръ

1845

1849

Георгій Осиповичъ Пардонне

1849

1855

Г. Дескуръ

1849

1850

Г. Лавефъ

1855

1855

Готлибъ Христіановичъ Беръ

1856

1857

Александръ Вильгельмовичъ Серпине

1857

1857

Людвигъ Эрнестовичъ Гіонне

1856

1857

Александръ Ивановичъ Генглезъ

1850

1865

Левъ Ивановичъ Альбертусъ

1858

1873

Г. Позоровскій

1861

1862

Иванъ Ивановичъ Флери

1865

1872

Николай Альбертовичъ Копсовичъ

1866

1868

Адамиръ Петровичъ Шаландъ

1868

1870

Іосифъ Іеронимовичъ Гошеронъ-де-Лафоссъ

1870

1894

Гавріилъ Сергѣевичъ Товокаловъ

1873

1875

Эводъ Антоновичъ Тернизьенъ

1879

1885

Надзиратели и помощники классныхъ наставниковъ.

Вильгельмъ Карловичъ Штернъ

1845

1849

Ѳедоръ Николаевичъ Мѣдниковъ

1849

1850

Николай Моисеевичъ Борисъ-Мелиховъ

1850

1857

Викторъ Егоровичъ Андреевскій

1853

1879

65

Каетанъ Викентьевичъ Закржевскій

1862

1872

Семенъ Александровичъ Ивановъ *)

1879

1884

Учители приготовительнаго класса.

Василій Ивановичъ Епинатьевъ

1872

1874

Андрей Зиновьевичъ Стойновскій

1874

1876

Алексѣй Николаевичъ Кусовниковъ

1878

1888

Учители искусствъ:

а) Чистописанія, черченія и рисованія.

Александръ Павловичъ Поддубенскій

1845

1878

Андрей Дмитріевичъ Гейнъ

1860

1869

б) Пѣнія.

Константннъ Ивановичъ Старцевъ

1872

1873

Яковъ Ивановичъ Сычевъ

1873

1875

Владиміръ Тимофеевичъ Соколовъ

1875

1882

Михаилъ Романовичъ Щигловъ

1882

Алексѣй Николаевичъ Кусовниковъ

1888

*) Кромѣ того обязанности помощниковъ классныхъ наставниковъ исполняютъ преподаватели: А. П. Меландеръ, I. Ф. Дрбоглавъ, В. М. Колесниковъ, Н. О. Карповичъ. К. А. Ивановъ; послѣдній съ 1884—1891 г. Нынѣ исполняютъ ихъ преподаватели М. Л. Ласкій и И. М. Травчетовъ.

66

в) Танцевъ.

Северіанъ Александровичъ Гориневскій

1850

1855

Карлъ Егоровичъ Вишневскій

1876

1894

г) Гимнастики.

Ѳедотъ Васильевичъ Мартыновъ

1863

1889

Врачи.

Францъ Францевичъ фонъ-деръ-Флясъ

1846

1853

Иванъ Мартыновичъ Барчъ

1857

1858

Игнатій Викентьевичъ Витаковскій

1858

1859

Николай Леонардовичъ Глама

1860

1862

Письмоводители.

Иванъ Ивановичъ Лепешинскій

1845

1846

Г. Коссовъ

1846

1846

Александръ Захаровичъ Носковъ

1846

1853

Александръ Павловичъ Діаконовъ

1853

1867

Константинъ Францевичъ Слюжинскій

1867

1872

Ѳедоръ Васильевичъ Смирновъ

1872

1874

Семенъ Александровичъ Ивановъ

1874

1887

*) Кромѣ того исправлялъ обязанности письмоводителя гимназіи учитель приг. класса В. Ф. Павловъ съ 1887 по 1890 г.

Списокъ литературныхъ трудовъ бывшихъ преподавателей 5-й гимназіи.

Въ настоящемъ спискѣ мы печатаемъ труды только тѣхъ Гг. бывшихъ преподавателей Пятой гимназіи, которые соблаговолили откликнуться на наше обращеніе къ нимъ. Считаемъ необходимымъ прибавить здѣсь, что печатаемъ ихъ въ порядкѣ поступленія заявленій Гг. бывшихъ преподавателей Пятой гимназіи.

1) Л. В. Рутковскій, нынѣ приватъ-доцентъ СПБ. Университета, напечаталъ слѣдующіе труды:

1) Элементарный учебникъ логики. СПБ. 1884 г.

2) Основные типы умозаключеній. СПБ. 1888 г.

3) Общій характеръ англійской философіи (Журн. Мин. Нар. Просв. 1894 г. № 1).

4) Гипотеза безсознательныхъ душевныхъ явленій (Ibid. 1895 г. № 2).

5) Гипнотизмъ, соч. проф. Джемса. Перев. съ англійскаго (Архивъ психіатріи, окт. 1892 г.).

2) В. А. Семеновъ, нынѣ преподаватель Гельсингфорсскаго Университета.

1) Два слова по поводу Пчелы (Журн. Мин. Нар. Пр. 1892, № 4).

2) Мудрость Менандра (Памятники древней письмен. LXXXVIII), СПБ. 1892 г.

3) Греческій текстъ къ «Мудрости Менандра», Гельсингфорсъ, 1892 г.

4) Изреченія Психія и Варнавы (Пам. древн. письм. ХСІІ), СПБ. 1892 г.

5) Замѣтка по поводу одного рукописнаго отрывка (Журн. Мин. Нар. Просв., 1893 г. № 2).

6) Греческій источникъ изреченій Психія (Журн. Мин. Нар. Просв. 1893 г. № 7).

70

7) Древняя русская пчела по пергаментному списку. СПБ. 1893. (Сборн. Отдѣл. русскаго яз. и слов. Императорской Академіи Наукъ, т. 54).

8) Матеріалы къ литературной исторіи русскихъ пчелъ. I. Пчела въ 44 главы. Москва 1895 г. (Чтенія Императорскаго общества исторіи и древностей Россійск. за 1885 г.).

3) А. Д. Дмитріевъ, нынѣ Членъ Ученаго Комитета Министерства Народнаго Просвѣщенія.

1) Практическія упражненія въ геометріи или собраніе геометрическихъ вопросовъ и задачъ съ ихъ отвѣтами и рѣшеніями, въ 2-хъ частяхъ, сост. совмѣстно съ г. Гурьевымъ въ 1844 году (*).

2) Начальныя основанія прямолинейной геометріи, сост. по порученію Начальства Морскаго Корпуса въ 1862 г.

Въ 1893 году напечатано 7-ое изд. «Начальныхъ основаній», примѣненное къ послѣднимъ программамъ курса гимназій и реальныхъ училищъ.

3) Векель. Собраніе геометрическихъ задачъ или геометрія древнихъ, въ 850 задачахъ. СПБ. 1867 г.

4) Начальныя основанія сферической геометріи и сферической тригонометріи (выдерж. 3 изд.).

5) Практическія упражненія въ геометріи или собраніе геометрическихъ задачъ, по Векелю, Шпицу и др. Примѣн. къ курсу гимназ. и реальн. училищъ.

(*) Книга эта составляетъ въ настоящее время библіографическую рѣдкость.

Списокъ лицъ, бывшихъ учениками Пятой гимназіи съ 1845-1895 г.

А.

1. Абихтъ Владиміръ.

2. Абрамовичъ Левъ.

3. Абрамовскій Александръ.

4. Абрамовскій Алексѣй.

5. Абрамовскій Николай.

6. Абрамовъ Александръ.

7. Абрамовъ Антонъ.

8. Абрамовъ Иванъ.

9. Абрамовъ Николай.

10. Абрамовъ Николай.

1. Абтъ Эдуардъ.

2. Августовскій Владиміръ.

3. Авединъ Иванъ.

4. Авенаріусъ Василій.

5. Авенаріусъ Егоръ.

6. Авенаріусъ Константинъ.

7. Авенаріусъ Михаилъ.

8. Авенаріусъ Николай.

9. Авенаріусъ Петръ.

20. Авенаріусъ Яковъ.

1. Авербахъ Александръ.

2. Аверьяновъ Георгій.

3. Авидонъ Борисъ.

4. Авласевичъ Генрихъ.

5. Аврамовъ Владиміръ.

6. Агаповъ Михаилъ.

7. Агафоновъ Александръ.

8. Агуровъ Николай.

9. Адамсъ Александръ.

30. Адамсъ Владиміръ.

1. Адріановъ Григорій.

2. Адріановъ Михаилъ.

33. Азарьевъ Василій.

4. Айвасъ Эзра.

5. Айзенбергъ Исаакъ.

6. Акентьевъ Ѳедоръ.

7. Акимовъ Иванъ.

8. Акимовъ Иванъ.

9. Акимовъ Николай.

40. Акимовъ Павелъ.

1. Акуловъ Алексѣй.

2. Алапинъ Семенъ.

3. Алапинъ Яковъ.

4. Александровъ Александръ.

5. Александровъ Андрей

6. Александровъ Борисъ.

7. Александровъ Владиміръ.

8. Александровъ Евгеній.

9. Александровъ Иванъ.

50. Александровъ Михаилъ.

1. Александровъ Михаилъ.

2.     Александровъ Николай.

3. Александровъ Николай.

4. Александровъ Николай.

5. Александровъ Николай.

6. Александровъ Сергѣй.

7. Александровъ Сергѣй.

8. Алексѣевъ Александръ.

9. Алексѣевъ Александръ.

60. Алексѣевъ Александръ.

1. Алексѣевъ Алексѣй.

2. Алексѣевъ Алексѣй.

3. Алексѣевъ Борисъ.

4. Алексѣевъ Василій.

5. Алексѣевъ Викторъ.

6. Алексѣевъ Владиміръ.

7. Алексѣевъ Дмитрій.

4

68. Алексѣевъ Иванъ.

9. Алексѣевъ Иванъ.

70. Алексѣевъ Константинъ.

1. Алексѣевъ Михаилъ.

2. Алексѣевъ Николай.

3. Алексѣевъ Николай.

4. Алексѣевъ Павелъ.

5. Алексѣевъ Павелъ.

6. Алексѣевъ Петръ.

7. Алексѣевъ Петръ.

8. Алексѣевъ Сергѣй.

9. Алексѣевъ Сергѣй.

80. Алексѣевъ Сергѣй.

1. Алексѣевъ Сергѣй.

2. Алтуховъ Владиміръ.

3. Альбертусъ Николай.

4. Альбовъ Михаилъ.

5. Алфимовъ Николай.

6. Алхимовичъ Петръ.

7. Альбрехтъ Владиміръ.

8. Альбрехтъ Петръ.

9. Альфтанъ Алексѣй.

90. Амелинъ Владиміръ.

1. Амелинъ Всеволодъ.

2. Аминовъ Мордухъ.

3. Аминовъ Семенъ.

4. Амосовъ Сергѣй.

5. Ананьевъ Иванъ.

6. Ананьинъ Василій.

7. Андерсонъ Василій.

8. Андерсонъ Владиміръ.

9. Андреевскій Алексѣй.

100. Андреевскій Владиміръ.

1. Андреевскій Митрофанъ.

2. Андреевскій Петръ.

3. Андреевскій Петръ.

4. Андреевскій Сергѣй.

5. Андреевъ Александръ.

6. Андреевъ Александръ.

7. Андреевъ Александръ.

8. Андреевъ Александръ.

9. Андреевъ Александръ.

110. Андреевъ Александръ.

1. Андреевъ Алексѣй.

2. Андреевъ Алексѣй.

3. Андреевъ Андрей.

114. Андреевъ Борисъ.

5. Андреевъ Василій.

6. Андреевъ Василій.

7. Андреевъ Василій.

8. Андреевъ Владиміръ.

9. Андреевъ Владиміръ.

120. Андреевъ Иванъ.

1. Андреевъ Иванъ.

2. Андреевъ Милій.

3. Андреевъ Михаилъ.

4. Андреевъ Михаилъ.

5. Андреевъ Михаилъ.

6. Андреевъ Никифоръ.

7. Андреевъ Николай.

8. Андреевъ Николай.

9. Андреевъ Николай.

130. Андреевъ Николай.

1. Андреевъ Николай.

2. Андреевъ Петръ.

3. Андреевъ Петръ.

4. Андреевъ Святославъ.

5. Андріановъ Александръ.

6. Андріановъ Василій.

7. Аникіевъ Павелъ.

8. Анисимовъ Гавріилъ.

9. Анисимовъ Ѳедоръ.

140. Аничковъ Михаилъ.

1. Аничковъ Николай.

2. Анненковъ Георгій.

3. Анненковъ Николай.

4. Анненковъ Павелъ.

5. Анненскій Николай.

6. Анохинъ Герасимъ.

7. Анохинъ Левъ.

8. Антикъ Авраамъ.

9. Антикъ Борисъ.

150. Антикъ Моисей.

1. Антикъ Іосифъ.

2. Антипьевъ Василій.

3. Антипьевъ Владиміръ.

4. Антипьевъ Тимоѳей.

5. Антиповъ Василій.

6. Антиповъ Николай.

7. Антиповъ Сергѣй.

8. Антоновъ Александръ.

9. Антоновъ Алексѣй.

5

160. Антоновъ Андрей.

1. Антоновъ Василій.

2. Антоновъ Викторъ.

3. Антоновъ Владиміръ.

4. Антоновъ Владиміръ.

5. Антоновъ Гавріилъ.

6. Антоновъ Дмитрій.

7. Антоновъ Иванъ.

8. Антоновъ Максимиліанъ.

9. Антоновъ Павелъ.

170. Антоновъ Ѳедоръ.

1. Анфимовъ Николай.

2. Анчуковъ Владиміръ.

3. Аншелесъ Гилель.

4. Аполлоновъ Константинъ.

5. Апышковъ Владиміръ.

6. Арбузовъ Александръ.

7. Аргузенъ Владиміръ.

8. Аренскій Антоній.

9. Аренскій Григорій.

180. Арефьевъ Василій.

1. Армфельдъ Аксель.

2. Армфельдъ Бруно.

3. Арнольдъ Викторъ.

4. Арнольдъ Максимъ.

5. Арсеньевъ Анатолій.

6. Арсеньевъ Владиміръ.

7. Артмеръ Карлъ.

8. Артузи Александръ.

9. Артузи Владиміръ.

190. Артыновъ Георгій.

1. Архангельскій Алексѣй.

2. Архиповъ Алексѣй.

3. Архиповъ Василій.

4. Архиповъ Дмитрій.

5. Архіереевъ Александръ.

6. Арцеуловъ Александръ.

7. Арцеуловъ Николай.

8. Арцыбашевъ Валеріанъ.

9. Арцыбушевъ Григорій.

200. Аскольдъ Николай.

1. Асосковъ Константинъ.

2. Ассъ Зелигъ.

3. Ассъ Соломонъ.

4. Ассъ Яковъ.

5. Астафьевъ Павелъ.

206. Афанасьевъ Александръ.

7. Афанасьевъ Викторъ.

8. Афанасьевъ Григорій.

9. Афонасьевскій Арсеній.

210. Афонасьевъ Александръ.

1. Афонасьевъ Василій.

2. Афонасьевъ Левъ.

3. Афонасьевъ Николай.

4. Афонасьевъ Николай.

5. Афонасьевъ Сергѣй.

6. Ахлопковъ Николай.

7. Ахунъ Илья.

8. Ачуровъ Василій.

9. Ашитковъ Владиміръ.

Б.

220. Бааръ Генрихъ.

1. Бабановскій Константинъ.

2. Бабанцевъ Владиміръ.

3. Бабанцевъ Дмитрій.

4. Бабинъ Евгеній.

5. Бабинъ Сергѣй.

6. Бабицынъ Александръ.

7. Бабицынъ Владиміръ.

8. Бабкинъ Владиміръ.

9. Бабовкинъ Андрей.

230. Бабскій Казиміръ.

1. Бажановъ Владиміръ.

2. Базановъ Василій.

3. Базановъ Николай.

4. Базаровъ Александръ.

5. Байковъ Алексѣй.

6. Бакиновскій Михаилъ.

7. Баклановъ Викторъ.

8. Бакъ Владиміръ.

9. Балакирщиковъ Борисъ.

240. Балашовъ Александръ.

1. Балдовскій Константинъ.

2. Балдовскій Ѳедоръ.

3. Балюзекъ Владиміръ.

4. Бангрель Анатолій.

5. Банкъ Александръ.

6. Бакъ Григорій.

7. Бараденъ Хаимъ.

8. Барановичъ Абрамъ.

6

249. Барановичъ Яковъ.

250. Барановск Станиславъ.

1. Барановъ Александръ.

2. Барановъ Александръ.

3. Барановъ Василій.

4. Барановъ Викторъ.

5. Барановъ Владиміръ.

6. Барановъ Петръ.

7. Барановъ Яковъ.

8. Бараусовъ Николай.

9. Бариковскій Константинъ.

260. Баримовъ Григорій.

1. Барковъ Николай.

2. Барминскій Василій.

3. Барминскій Михаилъ.

4. Барро Людвигъ.

5. Барро Эдуардъ.

6. Бартельсъ Владиміръ.

7. Бартельсъ Карлъ.

8. Бартеневъ Викторъ.

9. Бартеневъ Григорій.

270. Бартъ Иванъ.

1. Бартъ Карлъ.

2. Бархатовъ Григорій.

3. Барчъ Николай.

4. Баскаковъ Парфентій.

5. Бастманъ Францъ.

6. Баталинъ Александръ.

7. Баталинъ Павелъ.

8. Батальоновъ Василій.

9. Баторевичъ Иннокентій.

280. Батшевъ Михаилъ.

1. Батшевъ Моисей.

2. Батюшковъ Александръ.

3. Бауеръ Богданъ.

4. Бауеръ Борисъ.

5. Бауеръ Николай.

6. Бауеръ Николай.

7. Бауеръ Николай.

8. Бауеръ Эдуардъ.

9. Баулинъ Василій.

290. Баулинъ Леонидъ.

1. Баумтартенъ Леонидъ.

2. Бахманъ Александръ.

3. Бацевичъ Вацлавъ.

4. Бацевичъ Станиславъ.

295. Бацевичъ Станиславъ.

6. Башинскій Викторъ.

7. Башинскій Николай.

8. Башкирцевъ Василій.

9. Башкирцевъ Ѳедоръ.

300. Безе Карлъ.

1. Безе Людвигъ.

2. Безе Николай.

3. Безкровный Борисъ.

4. Безобразовъ Александръ.

5. Безобразовъ Николай.

6. Безпаловъ Алексѣй.

7. Безпаловъ Илья.

8. Безсоновъ Александръ.

9. Безсоновъ Дмитрій.

310. Безсоновъ Иванъ.

1. Безсоновъ Леонидъ.

2. Безсоновъ Николай.

3. Безсоновъ Петръ.

4. Безумовъ Василій.

5. Бейеръ Александръ.

6. Бейеръ Петръ.

7. Бейлинъ Владиміръ.

8. Бейтель Александръ.

9. Бейтель Порфирій.

320. Беккеръ Василій.

1. Беккеръ Вильгельмъ.

2. Беккеръ Карлъ.

3. Бекмань Анатолій.

4. Бекманъ Евгеній.

5. Бельхертъ Владиміръ.

6. Беневскій Николай.

7. Бенземанъ Іосифъ.

8. Бенземанъ Николай.

9. Бентковскій Альфредъ.

330. Бентовинъ Борисъ.

1. Бенуа Альбертъ.

2. Бенуа Альбертъ.

3. Бенуа Людовикъ.

4. Бенуа Михаилъ.

5. Бенуа Николай.

6. Бенъ-Булатовъ Михаилъ.

7. Бергманъ Борисъ.

8. Бергманъ Николай.

9. Бергъ Отто.

340. Бергъ Фаддѣй.

7

341. Бергь Эдуардъ.

2. Березинъ Григорій.

3. Березинъ Константинъ.

4. Березинъ Леонидъ.

5. Березинъ Николай.

6. Березниковъ Александръ.

7. Березовскій Василій.

8. Беренсъ Андрей.

9. Беренсъ Сергѣй.

350. Береншманъ Георгъ.

1. Берковичъ Давидъ.

2. Берманъ Владиміръ.

3. Берманъ Григорій.

4. Берманъ Максимиліанъ.

5. Берманъ Павелъ.

6. Бернацкій Всеволодъ.

7. Бернгардтъ Александръ.

8. Бернеръ Александръ.

9. Бернштейнъ Борисъ.

360. Берталотти Владиміръ.

1. Беръ Борисъ.

2. Бестрихъ Іосифъ.

3. Бестужевъ Николай.

4. Бестужевъ Николай.

5. Бестужевъ-Рюминъ Ѳеодоръ.

6. Бетхеръ Константинъ.

7. Бехъ Василій.

8. Бехъ Валеріанъ.

9. Бехъ Палладій.

370. Билибинъ Викторъ.

1. Билибинъ Николай.

2. Билибинъ Сергѣй.

3. Бильскій Владиславъ.

4. Бильскій Іозифетъ.

5. Бинардъ Альфонсъ.

6. Бипесъ Александръ.

7. Биргеръ Осипъ.

8. Биркенфелдтъ Карлъ.

9. Бирюковъ Илья.

380. Бирючевскій Владиміръ.

1. Бистромъ Ипполитъ.

2. Биструмовъ Николай.

3. Битнеръ Евгеній.

4. Благовѣщенскій Викторъ.

5. Благовѣщенскій Владиміръ.

6. Благовѣщенскій Михаилъ.

387. Благовѣщенскій Николай.

8. Благовѣщенскій Сергѣй.

9. Благодаровъ Николай.

390. Бланкъ Оскаръ.

1. Блассъ Альфредъ.

2. Блаушильдъ Григорій.

3. Блауштейнъ Матвѣй.

4. Блауштейнъ Соломонъ.

5. Блехмидтъ Артуръ.

6. Близнецкій Николай.

7. Блиновъ Михаилъ.

8. Блиновъ Илья.

9. Бломъ Михаилъ.

400. Блументаль Борисъ.

1. Блументаль Николай.

2. Блусь Николай.

3. Блюменталь Модестъ.

4. Блюменталъ Николай.

5. Блюмъ Сергѣй.

6. Бнердечевскій Николай.

7. Бобровскій Николай.

8. Бобровъ Алексѣй.

9. Бобровъ Николай.

410. Бобровъ Платонъ.

1. Богатыревъ Ѳедоръ.

2. Богдановичъ Николай.

3. Богдановичъ Сергѣй.

4. Богдановъ Александръ.

5. Богдановъ Веніаминъ.

6. Богдановъ Владиміръ.

7. Богдановъ Владиміръ.

8. Богдановъ Михаилъ.

9. Богдановъ Павелъ.

420. Богдановъ Ѳедоръ.

1. Богдашевскій Игнатій.

2. Боговой Семенъ.

3. Боголюбовъ Александръ.

4. Боголюбовъ Василій.

5. Боголюбовъ Владиміръ.

6. Боголюбовъ Иванъ.

7. Боголюбовъ Михаилъ.

8. Боголюбовъ Петръ.

9. Боголюбовъ Яковъ.

430. Богомоловъ Константинъ.

1. Богомоловъ Христіанъ.

2. Богуславскій Богданъ.

8

433. Бодунгенъ Адольфъ.

4. Бодунгенъ Густавъ.

5. Бодунгенъ Карлъ.

6. Бодунгенъ Фридрихъ.

7. Божко Николай.

8. Бойе Георгій.

9. Бойченко Николай.

440. Болбочанъ Николай.

1. Болдаковъ Николай.

2. Болдыревъ Георгій.

3. Бологовскій Александръ.

4. Бологовскій Евгеній.

5. Бологовскій Иванъ.

6. Бологовскій Михаилъ.

7. Больцевичъ Сигизмундъ.

8. Большаковъ Александръ.

9. Большаковъ Василій.

450. Большевъ Александръ.

1. Большевъ Александръ.

2. Большевъ Александръ.

3. Большевъ Владиміръ.

4. Большевъ Владиміръ.

5. Бомъ Александръ.

6. Бомъ Николай.

7. Бончъ-Бруевичъ Василій.

8. Бончъ-Осмоловскій Василій.

9. Боргманъ Николай.

460. Борденовъ Діодоръ.

1. Бордзиловскій Николесъ.

2. Борейша Алексѣй.

3. Борейша Дмитрій.

4. Борейша Константинъ.

5. Борейша Павелъ.

6. Борейша Ѳедоръ.

7. Борзенко Алексѣй.

8. Борзенко Викторъ.

9. Борзенковъ Вадимъ.

470. Борисовъ Алексѣй.

1. Борисовъ Владиміръ.

2. Борисовъ Дмитрій.

3. Борисовъ Клавдій.

4. Борисовъ Николай.

5. Борисовъ Николай.

6. Борисовъ Николай.

7. Борисовъ Яковъ.

8. Боришанскій Соломонъ.

479. Борнгардтъ Ѳедоръ.

480. Борнеманъ Александръ.

1. Борнеманъ Александръ.

2. Борнеманъ Василій.

3. Борнеманъ Владиміръ.

4. Борнеманъ Константинъ.

5. Борнеманъ Николай.

6. Борняковъ Петръ.

7. Боровъ Вячеславъ.

8. Бородинъ Александръ.

9. Бородинъ Иванъ.

490. Бородулинъ Александръ.

1. Бороздинъ Сергѣй.

2. Боронинъ Яковъ.

3. Боротинскій Валеріанъ.

4. Боссовскій Мечиславъ.

5. Бостремъ Владиміръ.

6. Ботоноговъ Александръ.

7. Бочковъ Кесарь.

8. Бранденбургъ Александръ.

9. Бранденбургъ Константинъ.

500. Бранденбургъ Константинъ.

1. Бранденбургъ Николай.

2. Брандтъ Александръ.

3. Брандтъ Ѳедоръ.

4. Братухинъ Иванъ.

5. Братушенко Константинъ.

6. Брауеръ Адольфъ.

7. Брезинскій Вильгельмъ.

8. Бремеръ Александръ.

9. Бремеръ Николай.

510. Брещинскій Василій.

1. Бржезинскій Николай.

2. Бржескій Казиміръ.

3. Бржискій Владиміръ.

4. Бржозовскій Христофоръ.

5. Бржостовскій Иванъ.

6. Бржостовскій Николай.

7. Брижатовъ Яковъ.

8. Бриліантъ Александръ.

9. Бриліантъ Леонтій.

520. Брилліантъ Алексѣй.

1. Брилліантъ Семенъ.

2. Брилліантъ Яковъ.

3. Брингеръ Николай.

4. Бринкенгофъ Владиміръ.

9

525. Брифъ Валеріанъ.

6. Брозякъ Адамъ.

7. Брозякъ Артуръ.

8. Брозякъ Карлъ.

9. Брокманъ Иванъ.

530. Бруннеманъ Эдуардъ.

1. Бруновскій Эдуардъ.

2. Брусковъ Николай.

3. Брыгинъ Николай.

4. Брюкнеръ Михаилъ.

5. Брюно Эмилій.

6. Брюховъ Алексѣй.

7. Брюховъ Владиміръ.

8. Брюховъ Михаилъ.

9. Брюховъ Сергѣй.

540. Бубновъ Алексѣй.

1. Бубновъ Михаилъ.

2. Бубновъ Петръ.

3. Будаковъ Михаилъ.

4. Будаковъ Николай.

5. Буковскій Владиміръ.

6. Буковскій Іосифъ.

7. Булановъ Константинъ.

8. Булановъ Николай.

9. Булатовъ Алексѣй.

550. Булатовъ Николай.

1. Булбенковъ Николай.

2. Булкинъ Дмитрій.

3. Бумаковъ Николай.

4. Бургвицъ Робертъ.

5. Бургвицъ Теодоръ.

6. Буржуа Александръ.

7. Бурковъ Николай.

8. Буровъ Александръ.

9. Буровъ Алексѣй.

560. Буровъ Ѳедоръ.

1. Буславскій Владиміръ.

2. Буславскій Евгеній.

3. Буткевичъ Евгеній.

4. Буткевичъ Ѳедоръ.

5. Буткинъ Иванъ.

6. Буткинъ Николай.

7. Бутузовъ Нилъ.

8. Бухановъ Иванъ.

9. Бухаревъ Александръ.

570. Бухвастовъ Алексѣй.

571. Бухгольцъ Людвигъ.

2. Бушуевъ Александръ.

3. Бушуевъ Викторъ.

4. Бушуевъ Иванъ.

5. Бушъ Іосифъ.

6. Бушъ Константинъ.

7. Быковъ Алексѣй.

8. Бычковъ Павелъ.

9. Быстровъ Алексѣй.

580. Быстровъ Аркадій.

1. Быстровъ Владиміръ.

2. Быстровъ Иванъ.

3. Быстроумовъ Владиміръ.

4. Бьерквистъ Александръ.

5. Бѣлавинъ Викторъ.

6. Бѣлановскій Митрофанъ.

7. Бѣликовъ Михаилъ.

8. Бѣлинко Левъ.

9. Бѣлкинъ Сергѣй.

590. Бѣловъ Александръ.

1. Бѣловъ Михаилъ.

2. Бѣлозеровъ Василій.

3. Бѣлозеровъ Николай.

4. Бѣлокрестскій Пантелеймонъ.

5. Бѣлопольскій Всеволодъ.

6. Бѣлороссовъ Александръ.

7. Бѣлороссовъ Николай.

8. Бѣлоусовъ Александръ.

9. Бѣлоусовъ Василій.

600. Бѣлоусовъ Владиміръ.

1. Бѣлоусовъ Николай.

2. Бѣлышовъ Василій.

3. Бѣльскій Александръ.

4. Бѣльскій Василій.

5. Бѣльскій Николай.

6. Бѣлявинъ Александръ.

7. Бѣлявинъ Викторъ.

8. Бѣлявинъ Владиміръ.

9. Бѣлявинъ Леонидъ.

610. Бѣлявинъ Николай.

1. Бѣлявинъ Сергѣй.

2. Бѣлявскій Николай.

3. Бѣляевъ Александръ.

4. Бѣляевъ Александръ.

5. Бѣляевъ Владиміръ.

6. Бѣляевъ Георгій.

10

617. Бѣляевъ Дмитрій.

8. Бѣляевъ Иванъ.

9. Бѣляевъ Іосифъ.

620. Бѣляевъ Леонидъ.

1. Бѣляевъ Николай.

2. Бѣляевъ Николай.

В.

3. Вавиловъ Константинъ.

4. Вавиловъ Михаилъ.

5. Вагенгеймъ Александръ.

6. Вагенгеймъ Николай.

7. Вагинъ Іосифъ.

8. Вагинъ Петръ.

9. Вазинъ Александръ.

630. Вайе Карлъ.

1. Вайсбергъ Іуда.

2. Вакаръ Евгеній.

3. Валдаевъ Александръ.

4. Валицкій Станиславъ.

5. Валлертъ Александръ.

6. Валлертъ Людвигъ.

7. Валуевъ Аркадій.

8. Вальдштейнъ Аркадій.

9. Вальронтъ Николай.

640. Вальтеръ Леонидъ.

1. Вальхъ Іосифъ.

2. Ванденъ-Бергенъ Александръ.

3. Ванифатьевъ Петръ.

4. Ванъ-Шаффе Адольфъ.

5. Вареповъ Сергѣй.

6. Варзаръ Дмитрій.

7. Вариченко Николай.

8. Вармундъ Владиміръ.

9. Вармундъ Николай.

650. Варшавскій Игнатій.

1. Варшавскій Маркусъ.

2. Варшавскій Самуилъ.

3. Василевскій Леонъ.

4. Васильевскій Михаилъ.

5. Васильевъ Александръ.

6. Васильевъ Александръ.

7. Васильевъ Александръ.

8. Васильевъ Александръ.

9. Васильевъ Александръ.

660. Васильевъ Александръ.

1. Васильевъ Аркадій.

2. Васильевъ Василій.

3. Васильевъ Викторъ.

4. Васильевъ Виталій.

5. Васильевъ Владиміръ.

6. Васильевъ Владиміръ.

7. Васильевъ Владиміръ.

8. Васильевъ Владиміръ.

9. Васильевъ Владиміръ.

670. Васильевъ Владиміръ.

1. Васильевъ Иванъ.

2. Васильевъ Іоасафъ.

3. Васильевъ Константинъ.

4. Васильевъ Леонидъ.

5. Васильевъ Михаилъ.

6. Васильевъ Михаилъ.

7. Васильевъ Михаилъ.

8. Васильевъ Михаилъ.

9. Васильевъ Николай.

680. Васильевъ Николай.

1. Васильевъ Николай.

2. Васильевъ Николай.

3. Васильевъ Николай.

4. Васильевъ Николай.

5. Васильевъ Николай.

6. Васильевъ Петръ.

7. Васильевъ Петръ.

8. Васильевъ Яковъ.

9. Васильевъ Ѳедоръ.

690. Вахтинъ Николай.

1. Вацининъ Иванъ.

2. Вачнадзе Александръ, князь.

3. Вашке Георгій.

4. Ващукъ Иванъ.

5. Введенскій Александръ.

6. Введенскій Павелъ.

7. Вдовенковъ Иванъ.

8. Вдовенковъ Михаилъ.

9. Веберъ Карлъ.

700. Веберъ Фридрихъ.

1. Вегнеръ Ѳедоръ.

2. Веденяпинъ Александръ.

3. Веденяпинъ Николай.

4. Ведерниковъ Владиміръ.

5. Ведерниковъ Леонидъ.

11

706. Ведерниковъ Петръ.

7. Вейдель Антонъ.

8. Вейденбаумъ Александръ.

9. Вейденбаумъ Густавъ.

710. Вейденбаумъ Евгеній.

1. Вейденбаумъ Карлъ.

■2. Вейденбаумъ Николай.

3. Вейдлихъ Иванъ.

4. Веймарнъ Владиміръ.

5. Вейнборгъ Вильгельмъ.

6. Вейсъ Петръ.

7. Вейштордтъ Иванъ.

8. Велиховъ Тимоѳей.

9. Величко Евгеній.

720. Вельчевскій Карлъ.

1. Вельяминовъ Николай.

2. Венгеровъ Семенъ.

3. Венигъ Петръ.

4. Венюковъ Константинъ.

5. Вердеревскій Георгій.

6. Вердеревскій Дмитрій.

7. Вердеревскій Романъ.

8. Верди Сергѣй.

9. Веревкинъ Иванъ.

730. Веретенниковъ Александръ.

1. Веретенниковъ Алексѣй.

2. Веретенниковъ Владиміръ.

3. Верещагинъ Григорій.

4. Верещагинъ Иванъ.

5. Верещагинъ Степанъ.

6. Верзиловъ Алексѣй.

7. Верзневъ Евгеній.

8. Верзневъ Иванъ.

9. Верзневъ Константинъ.

740. Верзневъ Николай.

1. Вертъ Оскаръ.

2. Верховскій Никандръ.

3. Верцинскій Александръ.

4. Верцинскій Доминикъ.

5. Вершининъ Алексѣй.

6. Веселовскій Адріанъ.

7. Веселовскій Василій.

8. Веселовскій Николай.

9. Вессель Георгій.

750. Вестлинъ Ѳедоръ.

1. Ветошниковъ Павелъ.

752. Ветцель Фридрихъ.

3. Вигандтъ Густавъ.

4. Вигелянскій Анатолій.

5. Викторовичъ Александръ.

6. Викторовичъ Валентинъ.

7. Викторовичъ Михаилъ.

8. Викторовичъ Ричардъ.

9. Викуловъ-Пятовъ Иванъ.

760. Викѣевъ Николай.

1. Виленсъ Вильгельмъ.

2. Виленчикъ Авраамъ.

3. Вильдгрубе Аполлонъ.

4. Вильеръ Константинъ.

5. Вильеръ-де Лиль Адамъ.

6. Вильницкій Иванъ.

7. Виницкій Дмитрій.

8. Винниковъ Анатолій.

9. Виноградовъ Александръ.

770. Виноградовъ Иванъ.

1. Виноградовъ Иванъ.

2. Виноградовъ Михаилъ.

3. Виноградовъ Николай.

4. Винстеръ Викторъ.

5. Винстеръ Николай.

6. Винтеръ Александръ.

7. Винтеръ Артуръ.

8. Винтеръ Владиміръ.

9. Винтеръ Іоганнъ.

780. Винтеръ Николай.

1. Виртембергеръ Карлъ.

2. Висновскій Валеріанъ.

3. Витковскій Александръ.

4. Витковскій Людвигъ.

5. Витковъ Владиміръ.

6. Витовскій Владиміръ.

7. фонъ-Витторфъ Анатолій.

8. де-Виттъ Анатолій.

9. де-Виттъ Петръ.

790. Вихманъ Андрей.

1. Вицъ Василій.

2. Вицынъ Михаилъ.

3. Вишневскій Андрей.

4. Вишневскій Вячеславъ.

5. Вишневскій Дмитрій.

6. Вишневскій Дмитрій.

7. Вишневскій Иванъ.

12

798. Вишневскій Иванъ.

9. Вишневскій Иванъ.

800. Вишневскій Константинъ.

1. Вишневскій Павелъ.

2. Вишняковъ Владиміръ.

3. Вишняковъ Евгеній.

4. Вишняковъ Павелъ.

5. Владиміровъ Сергѣй.

6. Владиславлевъ Петръ.

7. Власовъ Алексѣй.

8. Власовъ Борисъ.

9. Власовъ Леонидъ.

810. Водовозовъ Иванъ.

1. Водовозовъ Петръ.

2. Воеводскій Анатолій.

3. Воеводскій Николай.

4. Воеводскій Сергѣй.

5. Воейковъ Александръ.

6. Вознесенскій Владиміръ.

7. Вознесенскій Ѳедоръ.

8. Воиновъ Александръ.

9. Воиновъ Борисъ.

820. Воиновъ Всеволодъ.

1. Воиновъ Ростиславъ.

2. Войнеловичъ Леонидъ.

3. Войницкій Николай.

4. Войновъ Викторъ.

5. Войцеховскій Александръ.

6. Волескій Богумилъ.

7. Волковъ Александръ.

8. Волковъ Александръ.

9. Волковъ Александръ.

830. Волковъ Александръ.

1. Волковъ Алексѣй.

2. Волковъ Алексѣй.

3. Волковъ Василій.

4. Волковъ Владиміръ.

5. Волковъ Гавріилъ.

6. Волковъ Дмитрій.

7. Волковъ Иванъ.

8. Волковъ Михаилъ.

9. Волковъ Михаилъ.

840. Волковъ Михаилъ.

1. Волковъ Николай.

2. Волковъ Николай.

3. Волковъ Петръ.

844. Волковъ Петръ.

5. Волковъ Семенъ.

6. Волковъ Сергѣй.

7. Волковской Александръ.

8. Волкъ Хаимъ.

9. Волленсъ Василій.

850. Волобринскій Давидъ.

1. Володиміровъ Николай.

2. Володкевичъ Николай.

3. Володкевичъ Степанъ.

4. Волнянскій Константинъ.

5. Вольскій Витольдъ.

6. Вольтеръ Николай.

7. Вольтеръ Петръ.

8. Вольфъ Владиміръ.

9. Вольфъ Владиміръ.

860. Вольфъ Евгеній.

1. Вольфъ Иванъ.

2. Вольфъ Константинъ.

3. Вольфъ Михаилъ.

4. Вольфъ Михаилъ.

5. Вольфъ Николай.

6. Вольфъ Павелъ.

7. Вонлярскій Ѳедоръ.

8. Воробьевъ Александръ.

9. Воробьевъ Александръ.

870. Воробьевъ Алексѣй.

1. Воробьевъ Вячеславъ.

2. Воробьевъ Николай.

3. Воробьевъ Фотій.

4. Воронинъ Антонъ.

5. Воронинъ Аполлонъ.

6. Воронинъ Иванъ.

7. Воронинъ Михаилъ.

8. Воронинъ Модестъ.

9. Воронинъ Николай.

880. Воронинъ Николай.

1. Воронинъ Павелъ.

2. Воронинъ Сергѣй.

3. Воронинъ Сергѣй.

4. Воронинъ Ѳедоръ.

5. Вороніокъ Моисей.

6. Воронковъ Иванъ.

7. Воронковъ Павелъ.

8. Вороновъ Акимъ.

9. Вороновъ Александръ.

13

890. Вороновъ Владиміръ.

1. Вороновъ Геннадій.

2. Воронцовъ Михаилъ.

3. Воронинскій Витольдъ.

4. Воскобойниковъ Владиміръ.

5. Воскобойниковъ Вячеславъ.

6. Воскобойниковъ Павелъ.

7. Воскресенскій Александръ.

8. Врангель Петръ, баронъ.

9. Врубель Михаилъ.

900. Всеволодовъ Всеволодъ.

1. Вукашеновичъ Петръ.

2. Вульфсонъ-Маркусев. Іосифъ.

3. Вульфъ Абрамъ.

4. Вурмъ Корнилій.

5. Вучиховскій Левъ.

6. Высоцкій Николай.

7. Высоцкій Ѳедоръ.

8. Вытчиковъ Александръ.

9. Вяземскій Андрей, князь.

910. Вяземскій Петръ, князь.

1. Вяземскій Сергѣй, князь.

2. Вячеславовъ Михаилъ.

Г.

3. Гаахъ Мартынъ.

4. Габбольтъ Константинъ.

5. Гавриловъ Александръ.

6. Гавриловъ Алексѣй.

7. Гавриловъ Валентинъ.

8. Гавриловъ Дмитрій.

9. Гавриловъ Иванъ.

920. Гавриловъ Леонидъ.

1. Гавриловъ Николай.

2. Гавриловъ Павелъ.

3. Гавриловъ Сергѣй.

4. Гавриловъ Сергѣй.

5. Гавриловъ Ѳедоръ.

6. Гавронскій Савелій.

7. Гагаринковъ Петръ.

8. Гагаринскій Николай.

9. Гагеманъ Николай.

930. Гагеманъ Ѳедоръ.

1. Гагенъ-Торнъ Викторъ.

2. Гагенъ-Торнъ Иванъ.

933. Гадзяцкій Константинъ.

4. Гадшальксъ Густавъ.

5. Гадшальксъ Эмилій.

6. Газенцеръ Александръ.

7. Газенцеръ Ѳедоръ.

8. Гайнсъ Вилліамъ.

9. Гактаевъ Дмитрій.

940. Галактіоновъ Иванъ.

1. Галанинъ Валерій.

2. Галанинъ Викторъ.

3. Галанинъ Дмитрій.

4. Галанинъ Евгеній.

5. Галанинъ Модестъ.

6. Галановъ Василій.

7. Галаховъ Измаилъ.

8. Галкинъ Александръ.

9. Галкинъ Николай.

950. Галкинъ Семенъ.

1. Галлатъ Кириллъ.

2. Галлеръ Михаилъ.

3. Галпертовъ Константинъ.

4. Галпертовъ Николай.

5. Гальпринъ Самуилъ.

6. Гальяръ Сервилій.

7. Гальяръ Сергѣй.

8. Гамбергъ Леопольдъ.

9. Гамбурцовъ Николай.

960. Гамулецкій Павелъ.

1. Гандинъ Соломонъ.

2. Ганзенъ Оскаръ.

3. Ганнибалъ Николай.

4. Гантцъ Александръ.

5. Гантъ Генрихъ.

6. Гапликовъ Борисъ.

7. Гаранинъ Александръ.

8. Гарглинъ Георгій.

9. Гаріонъ Константинъ.

970. Гарловъ Іоаннъ.

1. Гарцевичъ Владиміръ.

2. Гарцевичъ Михаилъ.

3. Гаттенбергъ Константинъ.

4. Гаукинсъ Адольфъ.

5. Гафель Георгій.

6. Гафель Иванъ.

7. Гвоздковъ Александръ.

8. Гебгардтъ Адольфъ.

14

979. Габельтъ Иванъ.

980. Габерцеттель Ѳедоръ.

1. Гебзакеръ Карлъ.

2. Гебзакеръ Людвигъ.

3. Гебзакеръ Николай.

4. Геггъ Карлъ.

5. Гедда Дмитрій.

6. Гедда Константинъ.

7. Гедда Михаилъ.

8. Гедыминъ Войцѣхъ.

9. Гейдатель Альфонсъ.

990. Гейдатель Генрихъ.

1. Гейдатель Эдмундъ.

2. Гейдеманъ Евгеній.

3. Гейденрейхъ Николай.

4. Гейденрейхъ Ѳедоръ.

5. Гейне Александръ.

6. Гейне Алексѣй.

7. Гейнрихсонъ Александръ.

8. Гейнрихсонъ Леонидъ.

9. Гейнрихсонъ Рудольфъ.

1000. Гейнцъ Александръ.

1. Гейнцъ Иванъ.

2. Гейротъ Александръ.

3. Геллеръ Григорій.

4. Геллеръ Давидъ.

5. Геллеръ Семенъ.

6. Геллеръ Феликсъ.

7. Гельзайтъ Гавріилъ.

8. Гельмбрехтъ Вильгельмъ.

9. Гельмбрехтъ Ѳедоръ.

1010. Гембаржевскій Сергѣй.

1. Гемузеусъ Константинъ.

2. Гендель Владиміръ.

3. Гензель Аркадій.

4. Гензель Петръ.

5. Гензель Сергѣй.

6. Геннингъ Карлъ.

7. Геннингъ Рудольфъ.

8. Геннингъ Фердинандъ.

9. Геннитъ Филиппъ.

1020. Генслеръ Василій.

1. Георгіевскій Михаилъ.

2. Георгіевскій Павелъ.

3. Георгъ Дмитрій.

4. Герасимовъ Константинъ.

1025. Герасимовъ Николай.

6. Герасимовъ Николай.

7. Герасимовъ Семенъ.

8. Герасимовъ Сергѣй.

9. Гербстъ Александръ.

1030. Гербстъ Фридрихъ.

1. Гервицъ Валентинъ.

2. Гернгросъ Родіонъ.

3. Гертовъ Михаилъ.

4. Герцъ Георгій.

5. Гершеновичъ Веніаминъ.

6. Геръ Исаакъ.

7. Гетцъ Теодоръ.

8. Гехтъ Владиміръ.

9. Гештовтъ Юліанъ.

1040. Гибшманъ Александръ.

1. Гибшманъ Георгъ.

2. Гибшманъ Дмитрій.

3. Гибшманъ Евгеній.

4. Гибшманъ Леонидъ.

5. Гижъ Ѳаддей.

6. Гилевичъ Люціанъ.

7. Гильбихъ Александръ.

8. Гильбихъ Георгій.

9. Гильманъ Христофоръ.

1050. Гилью Адольфъ.

1. Гиммельфарсъ Ефимъ.

2. Гимбутъ Александръ.

3. Гимбутъ Григорій.

4. Гинтылло Іосифъ.

5. Гинтылло Станиславъ.

6. Гинцбургъ Евгеній.

7. Гинцбургъ Левъ.

8. Гинцбургъ Николай.

9. Гинцъ Григорій.

1060. Гинцъ Дмитрій.

1. Гинцъ Левъ.

2. Гиргасъ Константинъ.

3. Гиренко Николай.

4. Гирсъ Александръ.

5. Гирсъ Николай.

6. Гирсъ Сергѣй.

7. Гиршфельдть Александръ.

8. Гиршфельдтъ Борисъ.

9. Гиршфельдтъ Веніаминъ.

1070. Гиршфельдтъ Константинъ.

15

1071. Гиршфельдтъ Максимъ.

1. Гиршфельдтъ Рафаилъ.

3. Гладинъ Евгеній.

4. Гладинъ Владиміръ.

5. Глазенапъ Владиміръ.

6. Глебко Станиславъ.

7. Гледеневъ Владиміръ.

8. Глиндзичъ Владиміръ.

9. Глинка Алексѣй.

1080. Глинка Михаилъ.

1. Глинка Михаилъ.

2. Глинскій Борисъ.

3. Глинскій Михаилъ.

4. Глуховъ Александръ.

5. Глуховъ Александръ.

6. Глуховъ Владиміръ.

7. Глуховъ Николай.

8. Глѣбовъ Михаилъ.

9. Гнусинъ Сергѣй.

1090. Гобе Василій.

1. Гоберъ Казиміръ.

2. Гоберъ Эдуардъ.

3. Гоби Василій.

4. Гоби Христофоръ.

5. Говартъ-Божичко Ипполитъ.

6. Говорливый Павелъ.

7. Говоруха Василій.

8. Гоголевъ Александръ.

9. Гоголевъ Николай.

1100. Годеніусъ Георгій.

1. Годеръ Аркадій.

2. Годеръ Викторъ.

3. Годеръ Владиміръ.

4. Годзинскій Казиміръ.

5. Голиковъ Владиміръ.

6. Головачевъ Петръ.

7. Головинъ Алексѣй.

8. Головинъ Евгеній.

9. Головинъ Иванъ.

1110. Головинъ Михаилъ.

1. Головинъ Ѳедоръ.

2. Головкинъ Иванъ.

3. Голубъ Александръ.

4. Голушкевичъ Константинъ.

5. Гольдингеръ Самуилъ.

6. Гольдфридрихъ Рудольфъ.

1117. Гольдштейнъ Александръ.

8. Гольдштейнъ Исаакъ.

9. Гольдштейнъ Михаилъ.

1120. Гольмъ Александръ.

1. Гольмъ Василій.

2. Гольмъ Константинъ.

3. Гольмъ Михаилъ.

4. Гомарниченко Амосъ.

5. Гонинъ Николай.

6. Гонсовскій Болеславъ.

7. Гонцевичъ Владиславъ.

8. Гончаренко Михаилъ.

9. Гончаровъ Иванъ.

1130. Гооссъ Михаилъ.

1. Гора Николай.

2. Горбатенко Илья.

3. Горбуновъ Михаилъ.

4. Горбуновъ Александръ.

5. Горбуновъ Георгій.

6. Горбуновъ Иванъ.

7. Гордель Моисей.

8. Гордонъ Ааронъ.

9. Гордонъ Карпель.

1140. Гордонъ Лазарь.

1. Гордонъ Оскаръ.

2. Гордѣевъ Иванъ.

3. Гориневскій Валентинъ.

4. Гориневскій Владиславъ.

5. Гориневскій Мечиславъ.

6. Горинъ Андрей.

7. Горнакъ Александръ.

8. Горнике Германъ.

9. Горожанскій Платонъ.

1150. Горфейнъ Маркъ.

1. Горяиновъ Анатолій.

2. Горяиновъ Михаилъ.

3. Горяиновъ Николай.

4. Госсъ Александръ.

5. Гостинопольскій Иванъ.

6. Госѣвскій Александръ.

7. Готовцевъ Александръ.

8. Готфридъ Фердинандъ.

9. Готцъ Моисей.

1160. Готцъ Яковъ.

1. Гофманъ Александръ.

2. Гофманъ Николай.

16

1163. Гофмаркъ Юліусъ.

4. Гоффертъ Александръ.

5. Гофштетеръ Николай.

6. Гошеронъ-де-Лафоссъ Гавр.

7. Гошеронъ-де-Лафоссъ Іосиф.

8. Граммати Николай.

9. Гранатъ Борисъ.

1170. Грачевъ Иванъ.

1. Гредякинъ Николай.

2. Гренковъ Иванъ.

3. Гренковъ Леонидъ.

4. Грессинъ Германъ.

5. Гречинъ Константинъ.

6. Грибановъ Александръ.

8. Грибоѣдовъ Адріанъ.

9. Грибоѣдовъ Валентинъ.

1180. Грибоѣдовъ Дмитрій.

1. Григоренко Александръ.

2. Григорьевъ Александръ.

3. Григорьевъ Алексѣй.

4. Григорьевъ Анатолій.

5. Григорьевъ Аркадій.

6. Григорьевъ Артемій.

7. Григорьевъ Валентинъ.

8. Григорьевъ Викторъ.

9. Григорьевъ Владиміръ.

1190. Григорьевъ Владиміръ.

1. Григорьевъ Вячеславъ.

2. Григорьевъ Гавріилъ.

3. Григорьевъ Иванъ.

4. Григорьевъ Иванъ.

5. Григорьевъ Михаилъ.

6. Григорьевъ Михаилъ.

7. Григорьевъ Николай.

8. Григорьевъ Николай.

9. Григорьевъ Николай.

1200. Григорьевъ Николай.

1. Григорьевъ Николай.

2. Григорьевъ Николай.

3. Григорьевъ Ѳедоръ.

4. Гринбергъ Самуилъ.

5. Гринблатъ Карлъ.

6. Гринфельдъ Александръ.

7. Грицевичъ Николай.

8. Грицкій Николай.

9. Гродзинскій Александръ.

1210. Гродзинскій Константинъ.

1. Громовъ Александръ.

2. Громовъ Николай.

3. Грондзскій Иванъ.

4. Гроссъ Василій.

5. Гроссъ Иванъ.

6. Гроссъ Іосифъ.

7. Гроссъ Николай.

8. Гроссъ Павелъ.

9. Губановъ Николай.

1220. Губаревъ Александръ.

1. Губаревъ Михаилъ.

2. Губаревъ Михаилъ.

3. Губаревъ Николай.

4. Губаревъ Николай.

5. Губаревъ Павелъ.

6. Губарь Алексѣй.

7. Губеръ Викторъ.

8. Губинъ Василій.

9. Гузѣевъ Сергѣй.

1230. Гулевичъ Николай.

1. Гульельми Александръ.

2. Гулюкъ Василій.

3. Гулюкъ Николай.

4. Гуманъ Александръ.

5. Гуманъ Владиміръ.

6. Гумлеръ Юлій.

7. Гупфельдтъ Николай.

8. Гурскій Павелъ.

9. Гуртеръ Ѳедоръ.

1240. Гурьевъ Александръ.

1. Гурьянъ Александръ.

2. Гусевъ Левъ.

3. Гуслистый Борисъ.

4. Гутманъ Болеславъ.

5. Гутманъ Вацлавъ.

6. Гутчъ Александръ.

7. Гуцулло Сергѣй.

8. Гюби Николай.

9. Гюнсбургъ Александръ.

Д.

1250. Давидсонъ Александръ.

1. Давыдовъ Константинъ.

2. Давыдовъ Михаилъ.

3. Дакукинъ Александръ.

17

1254. Дакукинъ Николай.

5. Далинъ Владиміръ.

6. Данилевскій Александръ.

7. Данилевскій Иванъ.

8. Даниловъ Иванъ.

9. Даниловъ Михаилъ.

1200. Даниловъ Николай.

1. Даниловъ Николай.

2. Данненбергъ Николай.

3. Данске Иванъ.

4. Данске Сергѣй.

5. Данюшевскій Эммануилъ.

6. Дараусъ Михаилъ.

7. Датцковъ Александръ.

8. Даукша Иванъ.

9. Дашкевичъ Иванъ.

1270. Дворжицкій Александръ.

1. Дебоа Александръ.

2. Девицъ Эдуардъ.

3. Девятовъ Николай.

4. Дегтеревъ Александръ.

5. Дегтеревъ Иванъ.

6. Дегтинскій Клавдій.

7. Дегтинскій Николай.

8. Дейбнеръ Александръ.

9. Дейбнеръ Владиміръ.

1280. Дейтеръ Антонъ.

1. Дейхманъ Александръ.

2. Дейхмань Петръ.

3. Дейчковскій Никаноръ.

4. Декенбахъ Константинъ.

5. де-Лазари Иванъ.

6. де-Лазари Николай.

7. Дель Иванъ.

8. Дельмасъ Александръ.

9. Деляличъ-де-Лаваль Іосифъ.

1290. Деляличъ-де-Лаваль Павелъ.

1. Деляличъ-де-Лаваль Петръ.

2. Дембо Исаакъ.

3. Дементьевъ Борисъ.

4. Дементьевъ Василій.

5. Дементьевъ Геронтій.

6. Дементьевъ Григорій.

7. Дементьевъ Николай.

8. Демидовъ Александръ.

9. Демидовъ Иванъ.

1300. Демидовъ Михаилъ.

1. Демидовъ Сергѣй.

2. Демутъ-Малиновскій Ал-дръ.

3. Демьяновичъ Николай.

4. Деревнинъ Дмитрій.

5. Дерновъ Иванъ.

6. Деслеръ Владиміръ.

7. Десятовъ Алексѣй.

8. Десятовъ Николай.

9. Дехтяревъ Василій.

1310. Дешевый Константинъ.

1. Джумами Иванъ.

2. Джунковскій Александръ.

3. Дзерожинскій Ад