top.mail.ru
Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

- 40 -

Зимин А.Л.

Состав Боярской Думы в XV—XVI веках

- 41 -

Исследование состава Боярской думы в XVI в. является необходимым предварительным условием для изучения той роли, какую играло это центральное учреждение в административном аппарате Российского централизованного государства. Изменения в составе Боярской думы наглядно отражают борьбу за укрепление государственного аппарата, за ограничение власти боярской аристократии.

К сожалению, сохранившиеся источники не дают ясной картины истории Боярской думы. До настоящего времени исследователи некритически пользовались материалами так называемого Шереметевского списка думных чинов, хотя и указывали на отдельные его дефекты1. Список этот начинается с 1462 г. и кончается вступлением на престол царя Федора Алексеевича в 1676 г. Рукопись, по которой список был издан в конце XVIII в., в настоящее время утеряна. Как можно выяснить из сопоставления Шереметевского списка с другими источниками, составлен он в самом конце XVII в.2 Причина его появления (в канцелярии, близкой к приказам) связана с отменой местничества в 1682 г. и составлением родословных книг в 80-х годах XVII в. Для проверки сведений, имевшихся в дворянских родословных росписях, и создан был этот справочник. Основным источником Шереметевского списка являлись разрядные книги, т. е. материал вполне достоверный. Однако обработаны сведения разрядов были не вполне удачно. Год, под которым то или иное лицо встречалось в разрядных книгах впервые с каким-либо званием, превращался обычно под пером составителя Шереметевского списка в год, когда этому лицу был «сказан» тот или иной чпн. Следующий год за последним годом, когда данное лицо упоминалось в разрядах, превращался в год, когда это лицо «умерло» или «выбыло»3. К тому же в распоряжении составителя списка

- 42 -

были довольно поздние рукописи разрядных книг, очевидно, пространной редакции, в которых в ряде случаев содержались не всегда точные сведения о думных званиях представителей феодальной аристократии4.

Вторым источником для составителя Шереметевского списка были росписи думных чинов с указанием года, с какого эти чины появились в России (на самом деле — года первого упоминания в источниках), и списка лиц, имевших эти чины, с отметкой, сколько лет они носили тот или иной чин5. Эти росписи давали особый простор для хронологических выкладок. Поэтому хронологические сведения составителя Шереметевского списка6, касающиеся казначеев, дворецких, постельничих и др., особенно отличаются недостоверностью. Пользовался составитель списка и материалами летописей, иногда сообщавших о судьбе тех или иных бояр. В целом же Шереметевский список можно привлекать в качестве источника по истории Боярской думы только после тщательной проверки его по другим материалам и главным образом для тех случаев, когда он, не противореча им, дает дополнительные сведения из источников, недоступных в настоящее время исследователю. Наиболее достоверным источником для изучения состава Боярской думы являются разрядные книги. В них при упоминании о воеводах в полках обычно четко указывается, какой чин носило то или иное лицо. Таким образом, время получения думного чина можно определить отрезком времени между последним упоминанием о том или ином лице без этого чина и первым упоминанием о нем уже с думным чином7.

Сложнее обстоит дело с вопросом о времени смерти интересующих нас деятелей. Последнее упоминание о них в разрядах, конечно, показательно, но не всегда. Очень часто боярин или окольничий просто не принимал участия в войнах и в военной службе вообще (по возрасту, болезни, вследствие опалы и т. д.). Поэтому для уточнения даты о смерти нужно пользоваться дополнительными сведениями. Точные данные сообщают нам вкладные книги монастырей8 и актовые материалы9. Вклады «на помин души» делались часто вскоре после смерти боярина, окольничего или какого

- 43 -

либо другого служилого человека. Сведения о получении думных чинов и времени смерти думных людей уточняют пометы в тексте Дворовой тетради, начатой составлением в 1551/52 г.10 В ее текст вносились поправки примерно в течение десяти лет, т. е. до 1562 г. включительно. Таким образом, Дворовая тетрадь позволяет представить довольно точно состав думных чинов в 1551—1562 гг.

Досадным обстоятельством является неполнота сведений разрядных книг за конец XV — начало XVI в. Совсем плохо изданы книги и с 1565 г., поэтому изменения в составе думных за период опричнины не вполне ясны11.

Дополнительными источниками являются посольские книги. Впрочем, при использовании посольских дел нужно учитывать их специфику. Отправляя миссии за рубеж, русское правительство часто именовало послов «боярами»; такие наименования встречаются и для участников специальных комиссий Боярской думы, ведших переговоры с иностранными послами. Однако члены этих комиссий, как и русских посольств, могли боярского звания и не иметь. Также осторожно надо пользоваться и летописями, где термин «бояре» упоминается иногда в обобщающем смысле.

Особенно критического анализа заслуживают материалы родословных росписей дворян конца XVII в. и родословных книг. Здесь мы часто встречаемся с самой беззастенчивой фальсификацией прошлого12. Большую достоверность имеют сведения Государева родословца 1555 г., составленного в разряде и получившего позднее дополнения13.

Для изучения судьбы боярства в годы опричнины большое значение имеют синодики Ивана Грозного с их сведениями о лицах, казненных в годы опричнины14. Материалы синодиков дополняются свидетельствами Курбского15 и иностранцев16. Однако эти известия требуют критического

- 44 -

рассмотрения, в силу крайней враждебности Российскому государству и недостоверности ряда сведений, основанных часто на слухах и сплетнях придворных.

Данная работа не ставит своей задачей полный очерк истории Боярской думы в XVI в. Она содержит лишь попытку выяснить состав бояр и окольничих с конца XV в. по 1584 г., без чего нельзя представить себе деятельность этого учреждения. Изучение роли, которую играла Боярская дума в создании Российского централизованного государства, составляет задачу специального исследования.

1. Состав Боярской думы в конце XV — начале XVI в.

Выяснить точно состав бояр, а тем более изменения в этом составе в конце XV в., ввиду недостаточности материала, не представляется возможным17. Известно, например, что при Василии Темном боярами были кн. Юрий Патрикеевич и Андрей Федорович18. В начале великого княжения Ивана III, т. е. в 1462—1464 гг., боярами были кн. Иван Юрьевич (Патрикеев)19, Ив. Фед. Старков20, Вас. Фед. Сабуров21, Владимир Григорьевич (Ховрин)22, кн. Иван Иванович23, кн. Василий Иванович24, кн. Иван Васильевич (Стрига Оболенский)25 и Григорий Васильевич (Заболоцкий)26. В 1462—1484 гг. боярами были: Дмитрий Иванович (? Ряполовский)27, Андрей Романович (Хруль-Остеев)28 и Василий Борисович Тучков-Морозов29. В октябре 1483 г. — Юрий Захарьевич30 и Иван Товарков31.

- 45 -

Разрядная книга сообщает, что во время осеннего похода 1475 г. на Новгород боярами были: кн. Иван Юрьевич (Патрикеев32), Василий Федорович Образец Симский33, Петр Федорович Хромой34, Федор Давыдович (Хромой)35, кн. Иван Васильевич Булгак36, кн. Данило Васильевич Щеня37, Василий Борисович (? Бороздин)38, Иван Борисович (? Бороздин)39, Григорий Васильевич Морозов40, кн. Александр Васильевич Оболенский41, Василий Иванович Китай (Новосильцев)42 — итого 11 человек.

Окольничими в это время были: Андрей Михайлович (Плещеев)43 и Иван Васильевич Ощера44. В октябре 1479 г. в разрядах упоминаются: бояре Данила Дмитриевич Холмский45, Яков Захарьич (Кошкин)46, Василий Борисович (? Бороздин)47 и Иван Борисович (Бороздин)48 — всего четыре человека.

- 46 -

В пространной редакции разрядной книги сказано, что, отправляясь в конце 1485 г. в Тверь, Иван III оставил в Москве бояр Григория Васильевича Морозова, Андрея Михайловича Плещеева, Дмитрия Грека49, кн. Василия Васильевича Шестуна50 и Никифора (Федоровича) Басенка51 — всего пять человек52. В обычных разрядах в сообщении о походе на Тверь последние трое не названы боярами53. Достоверность пространной редакции разрядов в данном случае не исключена, но и не подтверждена полностью показаниями других источников.

В 1484/85 г. окольничим был Иван Иванович Товарков54, в июле 1490 г. Иван Васильевич Чеботов55. Следующие известия о боярах и окольничих относятся к августу 1495 г.56 Тогда, кроме кн. Александра Васильевича Оболенского, среди бояр упомянуты кн. Василий Иванов сын Юрьевича (Патрикеев)57, Андрей Федорович Челяднин58, кн. Семен Романович Ярославский59, кн. Семен Иванович Ряполовский60, Михаил Яковлевич Русалка (Морозов)61, Дмитрий Владимирович (? Ховрин)62 — всего шесть человек, В это же

- 47 -

время упомянуты окольничие: кн. Иван Иванович Звенец-Звенигородский63, Петр Михайлович Плещеев64, Петр Григорьевич Заболоцкий65 — всего трое66. Около 1497—1502 гг. окольничим был Данило Иванович67.

Завершение объединения русских земель в единое централизованное государство позволило правительству Ивана III в 80 — 90-х годах XV в. провести серьезные мероприятия по укреплению центрального аппарата власти. Прежде всего, были распущены послужильцы крупных феодалов, по тем или иным причинам попавших в опалу. Эти послужильцы влились в состав испомещенных феодалов на новгородских и иных землях и в дальнейшем стали надежной опорой великокняжеской власти68.

В 80—90-х годах XV в. в опалу попали крупнейшие представители феодальной аристократии. Еще в 1485 г. были «пойманы» бояре Василий и Иван Тучковы69. В 1499 г. казнен князь С. И. Ряполовский, а И. Ю. Патрикеев и его сын Василий пострижены в монахи.

В. Ф. Образец-Симский еще до 1489 г. поступил в зависимость от московского митрополичьего дома70. Таким образом, к этому времени он выбыл из состава бояр, а его послужильцы распущены. Одновременно опале подвергся, очевидно, И. В. Ощера71. Распущены были послужильцы боярина М. Я. Морозова, Андрея Шеремета (сына К. А. Беззубцева)72. Но борьба с боярской аристократией в конце XV в. только еще начиналась. Перед нами лишь зародыш той политики укрепления централизованного аппарата власти, пышный расцвет которой относится уже к более позднему времени.

В начале XVI в. Боярская дума пополнилась новыми лицами. В феврале 1500 г. боярами были: кн. Петр Васильевич Нагой-Оболенский73, кн. Даниил Александрович Пенко74 — два боярина (конечно, кроме других известных ранее)75; окольничим был упоминавшийся ранее Иван

- 48 -

Васильевич Чулков-Чобот76. В апреле 1501 г. упоминаются окольничие Григорий Федорович Давыдов77, Петр Федорович Давыдов78, Афанасий Степанович Сакмышев79 и известный ранее Петр Михайлович Плещеев80 — всего четверо81.

В мае 1503 г. окольничим был Константин Григорьевич Заболоцкий82, а в мае того же года Иван Васильевич Шадра (из потомков тысяцкого Протасия, от которого произошли также Воронцовы и Вельяминовы)83. В июне 1504 г. боярином был кн. Василий Данилович Холмский84, женатый в феврале 1500 г. на дочери Ивана III85.

Итак, к 1505 г., к началу великого княжения Василия III в Боярскую думу входили бояре: Ф. Д. Хромой, Д. В. Щеня-Оболенский, Я. Захарьин, П. В. Нагой-Оболенский, В. Д. Холмский — пять человек86. Окольничие: Г. Ф. Давыдов, П. Ф. Давыдов, А. С. Сакмышев, К. Г. Заболоцкий, И. В. Шадра — пять человек.

Боярская дума в этот период составляла приблизительно десять человек87.

2. Боярская дума во время великого княжения Василия III

Расширение состава Боярской думы отмечается уже в сентябре 1507 г., когда боярином был Григорий Федорович Давыдов, ранее окольничий88. Это один из первых известных нам случаев, когда окольничий получил боярское звание. Тогда же окольничим стал Иван Григорьевич Морозов89.

- 49 -

Уже в сентябре 1509 г. среди бояр, кроме известных П. В. Оболенского и Якова Захарьина, фигурируют кн. Александр Владимирович Ростовский90, кн. Михаил Иванович Булгаков91, Юрий Константинович Сабуров92, т. е. еще три человека. Назначение Сабурова связано с тем, что на его дочери в апреле 1506 г. женился Василий III93.

В то же время упоминаются окольничие: кн. Василий Иванович Ноздреватый94, Иван Васильевич Хабар95, Андрей Васильевич Сабуров96, кн. Петр Васильевич Великий-Шестунов97, Михаил Константинович Беззубцев98, Григорий Андреевич Мамон99, кн. Василий Васильевич Ромодановский100, Иван Андреевич Жулебин101 и прежние окольничие И. В. Шадра, П. Ф. Давыдов, И. Г. Морозов, К. Г. Заболоцкий, Аф. С. Сакмышев — т. е. одних окольничих 13 человек102. Цифра очень большая. Увеличение числа окольничих в Думе соответствовало росту политического влияния верхов дворянства.

Около 1508/9 г. боярином был Иван Андреевич Челяднин103.

- 50 -

Новое расширение Думы относится уже к 1512 г. Это было время серьезных сдвигов в политике правительства Василия III. Временный союз с нестяжателями привел к усилению боярства в политической жизни страны. В ноябрьских разрядах этого года, кроме старых четырех бояр (Д. Щеня, А. Ростовский, Г. Ф. Давыдов, М. Булгаков), упоминаются четверо новых: кн. Иван Михайлович Репня-Оболенский104, кн. Василий Васильевич Шуйский105, кн. Михаил Данилович (Щенятев)106, кн. Борис Иванович Горбатый107. В 1513 г. боярином был и Василий Андреевич Челяднин108. Итого в Думе стало 9 бояр109. Летом 1512 г. упоминается окольничий кн. Константин Федорович Ушатый110 и Петр Яковлевич (Захарьин)111, т. е. кроме старых, еще двое112.

К двадцатым годам XVI в. боярами были еще Семен Иванович Воронцов (упом. в июле 1511 г.)113 и кн. Дмитрий Владимирович (Ростовский), упоминается в марте — сентябре 1517 г.114, т. е. еще двое115. Окольничими

- 51 -

стали Михаил Васильевич Тучков (в декабре 1511 г.)116, Андрей Никитич Бутурлин (1514 г.)117, Василий Яковлевич Захарьин (в 1515/16 г.)118 и, возможно, Иван Константинович Сабуров (около 1517/18 г.)119 — всего четверо120. К началу 20-х годов XVI в., в состав Боярской думы входили: бояре: В. В. Шуйский, М. Д. Щенятев, Б. И. Горбатый и С. И. Воронцов121, всего четверо122. Д. Ф. Бельский был сыном князя Ф. И. Бельского, выехавшего в 1482 г. на Русь из Литвы и женатого в 1497 г. на дочери Анны Вас. Рязанской, сестры Ивана III123. Он находился, следовательно, в родстве с великокняжеским домом. Бельские заняли надолго важное место в Боярской думе. Переход Бельских с положения «слуг» на положение бояр означал новый шаг по ограничению сепаратизма удельных княжат (хотя Бельские и сохранили свой удел до 1571г.).

Окольничими к началу 20-х годов XVI в. были: И. Г. Морозов, И. В. Хабар, А. В. Сабуров, М. В. Тучков, И. А. Жулебин, П. Я. Захарьин, В. Я. Захарьин и, очевидно, недавно назначенный М. Ю. Захарьин (к февралю 1520 г.)124 — всего восемь человек125. Характерно уменьшение в Думе числа бояр и окольничих. Василий III после того, как отстранил Вассиана Патрикеева, стал решать дела «сам третей у постели».

- 52 -

В последний период княжения Василия III Боярская дума пополнялась крайне медленно. В 1523/24 г. боярином был И. В. Хабар126. Очевидно, с 1525 г. стал боярином М. Ю. Захарьин из окольничих127. В начале 1526 г. боярами были кн. Сем. Дм. Серебряный128 и Ив. Вас. Немой-Оболенский-Телепнев129. В 1527 г. «боярином был Петр Яковлевич Захарьин, известный ранее как окольничий130. В 1527 г. упоминается боярин кн. Иван Иванович Щетина-Стригин-Оболенский131.

В сентябре 1527 г. боярином был бывший окольничий И. Г. Морозов132, а в марте 1529 г. кн. Михаил Васильевич Горбатый-Кислый133. Обычай перевода из окольничих в бояре наиболее преданных правительству людей, следовательно, стал сказываться к концу великого княжения Василия III. Летом 1530 г. боярином стал Дмитрий Федорович Бельский134. В июле 1532 г, к боярам добавились Михаил Семенович Воронцов (июль)135, а также кн. Иван Васильевич Шуйский136, из окольничих В. Г. Морозов137 и А. В. Сабуров (октябрь)138. Ко времени вступления на престол малолетнего Ивана Грозного в Боярскую думу входили бояре: В. Г. Морозов, И. Г. Морозов, В. В. Шуйский, И. В. Шуйский, М. С. Воронцов, Д. Ф. Бельский, М. Ю. Захарьин, Б. И. Горбатый и М. В. Горбатый (последние двое сошли с исторической сцены уже в 1535 г.), М. Л. Глинский139, а также М. В. Тучков140 и кн. Александр Андреевич

- 53 -

Хохолков-Ростовский141 — всего примерно 12 человек. Все они играли видную роль во время последних дней жизни Василия III, когда решался вопрос о регентском совете при малолетнем Иване IV142. М. Л. Глинский выехал из Литвы на Русь с братом Василием в 1506/7 г.143 На дочери В. Л. Глинского в 1526 г. был женат вторым браком Василий III144. Таким образом, М. Л. Глинский, как ранее Д. Ф. Бельский, перешел уже к началу 30-х годов XVI в. с положения «князя-слуги» на положение боярина145.

Перемены, сходные с изменениями среди боярства, претерпел и состав окольничих. Оттуда выбывали в число бояр, а новые назначения делались скупо. В ноябре 1522 г. окольничим был Василий Григорьевич Морозов (позднее к 1531 г. боярин)146. В декабре 1526 г. окольничим называется Иван Васильевич Ляцкий147. Может быть, окольничим был Федор Иванович Карпов148, известный дипломат и выдающийся писатель149. В августе этого же года окольничим был Яков Григорьевич Морозов150, а в марте 1532 г. кн. Иван Федорович Палецкий151.

Таким образом, к началу великого княжения Ивана IV окольничими были Я. Г. Морозов, И. В. Ляцкий и, может быть, Ф. И. Карпов.

Однако вскоре (в 1534 г.) первый умер, а второй бежал в Литву. Окольничими приходилось назначать новых лиц152.

- 54 -

3. Боярская дума в годы регентства Елены Глинской и боярской реакции

Состав Боярской думы в годы малолетства Ивана Грозного в целом отражал преобладание в центральном правительственном аппарате боярской аристократии. Однако в первое время после смерти Василия III, когда к власти пришло правительство Елены Глинской (матери Ивана IV), состав Думы в 1534—1538 гг. не расширился, хотя претерпел некоторые изменения.

Уже к январю 1534 г. боярином стал всесильный временщик кн. Иван Федорович Телепнев-Оболенский153, а в июле 1534 г. среди бояр упоминаются кн. Иван Данилович Пенков154 и кн. Иван Федорович Бельский155. Всего дума пополнилась тремя боярами156, двое из которых (Телепнев и Пенков) были близки к Елене Глинской. Правительство Глинской вело решительную борьбу со всеми проявлениями удельно-княжеского сепаратизма. Ликвидированы были заговоры удельных князей Юрия и Андрея Ивановичей. В связи с бегством в августе 1534 г. И. В. Ляцкого и кн. С. Ф. Бельского, были брошены в тюрьму их «советники» кн. И. Ф. Бельский и кн. Ив. Мих. Воротынский157. Тогда же посажен «за приставы» М. Л. Глинский, обвинявшийся в стремлении захватить власть в государстве. Единомышленником его был М. С. Воронцов158.

В 1534—1535 гг. выбыли из Думы двое Горбатых, а около 1536 г. — М. С. Воронцов, М. Л. Глинский и А. А. Ростовский. После того, как боярами стали кн. Никита Васильевич Оболенский (ноябрь 1534 г.)159 и кн. Михаил Иванович Кубенский (сентябрь 1537 г.)160, число бояр достигло 12 человек (один из них был в темнице). Из 12 человек пятеро получили свое звание уже по смерти Василия III161. Окольничим в августе 1534 г. — марте 1536 г.г наряду с Ф. И. Карповым, был Иван Семенович Брюхо-Морозов162.

- 55 -

После смерти Елены Глинской (3 апреля 1538 г.) наступило время боярских междоусобий. Уже в апреле 1538 г. «боярьскым съветом» (во главе с В. В. и И. В. Шуйскими) был схвачен И. Ф. Телепнев-Оболенский и замучен в темнице, а его сестра (вдова В. А. Челяднина) пострижена в монахини. К власти пришли Шуйские. Из «нятства» тогда же были выпущены А. М. Шуйский и И. Ф. Бельский, причем Иван IV «пожаловал их своим жалованием — боярством»163. Бельский, впрочем, был боярином еще раньше. О боярстве Андрея Шуйского до 1538 г. сохранились лишь неясные сведения164. В октябре 1538 г. боярином был кн. Иван Михайлович Шуйский165.

В первый период власти Шуйские делили власть с группировкой княжат Бельских. Укрепить позиции Шуйских должен был брак В. В. Шуйского (июнь 1538 г.) с дочерью казанского царевича Петра166, супругой которого была Евдокия, дочь Ивана III. На второй дочери Петра был женат «служилый князь» («слуга») Федор Михайлович Мстиславский (выехал в Российское государство в июле 1526 г.)167. Однако сам В. В. Шуйский уже поздней осенью этого же 1538 года умер168. Ведущая роль в правительстве перешла к И. В. Шуйскому169. Осенью 1538 г. Шуйским удалось добиться ареста их соперника И. Ф. Бельского по обвинению в том, что он хотел добиться для своих сторонников думского звания: для Ю. М. Булгакова боярства и для И. И. Хабарова окольничества170. М. В. Тучков был сослан в свое село171.

В феврале 1539 г. Шуйскими сведен с престола митрополит Даниил172, «осифлянин», один из видных сторонников продолжения централизаторской политики Василия III. На его место был назначен близкий к нестяжателям Иоасаф.

Первый период правления Шуйских продолжался недолго. Уже в июле 1540 г. И. Ф. Бельский был выпущен из темницы173. Среди представителей боярской аристократии и государственного аппарата Бельских, дальних родственников Ивана IV, поддерживали Глинские174, П. М. Щенятев175,

- 56 -

И. И. Хабаров, Ю. Булгаков176, М. В. Тучков177 и Морозовы178, дьяк Ф. Мишурин. Шуйские пользовались поддержкой своих дальних родичей Ростовских179, Горбатых180, а также Головиных-Третьяковых181 и, возможно, Мстиславских182.

Позднее (в сентябре 1543 г.) их поддерживали Мих. и Ив. Кубенские183, Д. Курлятев, А. Плещеев-Басманов, Иван Вас. Шемяка и Иван Иванович Турунтай-Пронские, Дм. Палецкий184.

Борьба боярских группировок за власть сопровождалась раздачей думских чинов как сторонникам Шуйских, так и их политическим противникам. В июле 1540 г. боярином был уже кн. Петр Иванович Репнин185; в апреле того же года кн. Юрий Михайлович Булгаков-Голицын186 и в марте 1541 г. кн. Иван Иванович Кубенский187. Летом 1541 г., возможно, боярином был Иван Иванович Челяднин188. Торжество Бельских было кратковременно.

- 57 -

Уже в январе 1542 г. «съветом боярьскым» был схвачен и сослан на Белоозеро кн. И. Ф. Бельский, где в мае убит (любимец Ивана IV — его «первосоветник»)189; П. Щенятев сослан в Ярославль, И. Хабаров — в Тверь. Одновременно был отстранен от власти митрополит Иоасаф, вместо которого на митрополичий престол возвели Макария. К власти снова пришли Шуйские. Это сказалось на составе Думы.

В июне 1542 г. боярином был кн. Андрей Дмитриевич Ростовский190, в июне 1543 г. Иван Семенович Воронцов191, а в сентябре 1543 г. боярином был кн. Федор Иванович Скопин-Шуйский192, все трое сторонники Шуйских.

За это время выбыли из думы: В. В. Шуйский (умер в конце 1538 г.), М. Ю. Захарьин (около 1539 г.), И. Д. Пенков (около 1540 г.), В. Г. Морозов (в 1544 г.), Н. В. Оболенский (после января 1543 г.), И. Ф. Бельский (убитый по приказанию Шуйских в мае 1542 г.) и, наконец, И. В. Шуйский (в мае 1542 г.).

Правление Шуйских кончилось уже в конце 1543 г. В сентябре 1543 г. Шуйские добились ссылки царского любимца Ф. С. Воронцова193, однако уже в декабре того же года А. М. Шуйский был убит по распоряжению самого Ивана Грозного, а его сторонники Ф. Скопин-Шуйский, Ю. Темкин и И. Головин сосланы194. В Думе таким образом к концу 1543 г. было 12 бояр195. Окольничих по-прежнему было очень мало. В августе 1536 — феврале 1537 г. окольничим был Дмитрий Данилович Иванов196, в июне 1538 г. Семен Иванович Злобин197, в августе 1538 — марте 1542 г. И. С. Воронцов, вскоре сделавшийся боярином198. Возможно, в конце 1540 г. окольничим был Иван Иванович Рудак-Колычев199. В марте 1542 г. окольничим был Юрий Дмитриевич Шеин200. Обычно было всего два окольничих. Постепенно их число увеличивается. В декабре 1542 г. упомянут

- 58 -

окольничий Ив. Ив. Беззубцев201, а в августе 1542/43 г. Василий Васильевич Ушатый202,— всего, следовательно, окольничих стало трое203.

К власти пришла группа бояр Кубенских и Воронцовых, примыкавших одно время к Шуйским. Ф. Воронцова Иван Грозный «в приближение у себя учинил» после казни А. Шуйского204. Во главе противников этой группы старомосковских бояр стали родственники царя Глинские. В составе Боярской думы позиции Воронцовых усилились.

В январе 1544 г. боярином был кн. Александр Борисович Горбатый205 и Федор Семенович Воронцов206, любимец Ивана Грозного; в июне 1544 г, кн. Михаил Михайлович Курбский207 и около этого времени, может быть, Василий Михайлович Воронцов208. Впрочем, все эти лица, близкие к Шуйским, могли получить свои звания еще до зимы 1543 г., еще до падения Шуйских. В апреле 1544 г. окольничим был Василий Дмитриевич Шеин209.

После осенней опалы 1545 г. (И. Кубенского, Ф. Шуйского, А. Горбатого, Ф. Воронцова, Дм. Палецкого)210 решительный удар группировке Кубенских и Воронцовых нанесен был в июле 1546 г., когда были казнены И. Кубенский, В. Воронцов, Ф. Воронцов. И. М. Воронцов был «поиман», а И. П. Федоров отправлен в ссылку211. В 1545 г., очевидно, из Думы выбыл и кн. П. И. Репнин. После казни Воронцовых к власти пришли Глинские. Все это отразилось и на составе Боярской думы, в которой получили перевес Глинские и их сторонники. Некоторое время среди бояр был Василий Михайлович Щенятев (лето 1546 — январь 1547 г.). Еще в декабре 1546 г. среди бояр упоминается В. Д. Шеин212.

- 59 -

В январе 1547 г. боярином был дядя царя кн. Михаил Васильевич Глинский213 и, возможно, кн. Юрий Васильевич Глинский214; в феврале того же года кн. Иван Иванович Турунтай-Пронский215, кн. Данила Дмитриевич Пронский216, Иван Михайлович Юрьев217; двоюродный брат жены Ивана Грозного Анастасии (царская свадьба состоялась в феврале 1547 г.). Пронские были, очевидно, близкими сподвижниками Глинских218. Таким образом, накануне июньского восстания 1547 г. в Думе заседало уже 15 бояр219. Обстановку малолетства Ивана Грозного и свой приход к власти Глинские использовали для беззастенчивого личного обогащения и укрепления своих экономических позиций. Пополнился и состав окольничих, к числу которых теперь относились: Ив. Дм. Шеин (апрель 1546 г.)220, в связи со свадьбой Ивана IV окольничество получил брат царицы Данила Романович Юрьев (уже в феврале 1547 г.)221. Окольничество, как мы видим, обычно получали представители знатных, но не княжеских, а старомосковских боярских фамилий.

4. Изменения в составе Боярской думы в 1547—1549 годы

Восстание 1547 г. в Москве сыграло крупную роль в истории нашей страны. Его эхо откликнулось во многих городах и селах. Движение народных масс заставило господствующий класс консолидировать свои силы.

В Боярскую думу пришли новые люди, хотя и принадлежавшие к боярским фамилиям, но склонные к проведению реформ по укреплению централизованного

- 60 -

аппарата власти. Одновременно восстание было использовано группировкой бояр, пострадавших от Глинских, для борьбы со своими политическими противниками. Во время восстания против Глинских выступали И. П. Федоров, сосланный в 1546 г., Ф. Шуйский, Ю. Темкин, Г. Ю. Захарьин и Ф. М. Нагой222. Все они, кроме Шуйского, ранее бывшего боярином, вскоре после восстания 1547 г. получили думные чины.

В мае — августе 1547 г. боярином был уже Иван Петрович Федоров, в дальнейшем один из видных членов правительства компромисса223.

В июле 1547 г. упоминаются в числе бояр дядя Анастасии Романовой Григорий Юрьевич Захарьин224 и Иван Иванович Хабаров225. К числу сторонников этого правительства принадлежал кн. Дмитрий Федорович Палецкий, еще недавно связанный с Шуйскими. На дочери Палецкого в сентябре 1547 г. был женат брат царя Юрий226. Палецкий в июле 1547 г. был уже боярином227. В декабре 1547 г. был боярином Федор Андреевич Булгаков-Куракин228. В 1547 г. пополнилось и число окольничих, в число которых около мая — августа уже входил Федор Михайлович Нагой229, а в декабре Федор

- 61 -

Григорьевич Адашев, отец будущего временщика230, и Григорий Васильевич Морозов, ставший к декабрю 1548 г. боярином231.

В марте 1548 г. боярином был уже Д. Р. Юрьев (из окольничих)232. В этом же году умер боярин кн. М. И. Кубенский.

В 1549 г. в состав боярства влилась большая группа лиц, и в их числе: кн. Юрий Иванович Темкин-Ростовский (апрель)233, кн. Василий Семенович Серебряный (октябрь)234, кн. Дмитрий Иванович Курлятев (март)235, кн. Константин Иванович Курлятев (поздняя осень)236, Иван Васильевич Шереметев-Большой (сентябрь), совсем недавно получивший окольничество237, кн. Иван Васильевич Пронский (сентябрь)238 и Михаил Яковлевич Нагой (сентябрь)239.

В 1549 г. на положение боярина перешел один из последних удельных князей — Иван Федорович Мстиславский (ноябрь)240. Тогда же упоминается среди бояр племянник царицы Василий Михайлович Юрьев241.

- 62 -

В январе 1550 г. боярами были уже кн. Семен Иванович Микулинский242, кн. Петр Михайлович Щенятев243 и, очевидно, Михаил Яковлевич Морозов244, вероятно, получившие свои звания еще в конце 1549 г.245 Таким образом, к началу 1550 г. в Боярскую думу входило 32 боярина.

Такое невиданное дотоле увеличение состава Думы свидетельствовало о стремлении правительства ослабить влияние нескольких аристократических фамилий, монопольно распоряжавшихся Думой в годы боярской реакции. Однако в силу существования системы местничества это мероприятие было половинчатым — в Думу попадали новые лица, но все же из знатнейших боярских и княжеских фамилий.

Этого мало. Различные боярские группировки использовали восстание 1547 г. для того, чтобы свалить правительство Глинских и самим укрепиться у власти. В составе бояр, получивших свое звание в 1547—1549 гг., значительная группа сторонников Шуйских246. Однако наряду с ними в Думе оказался ряд бояр, ранее поддерживавших Бельских247. Такое положение давало возможность использовать противоречия между боярскими группировками и ослабляло позиции боярской олигархии. После февральского собора 1549 г. к власти пришло правительство Алексея Адашева, проводившего политику компромисса между различными прослойками класса феодалов. Характерно, что десять бояр получили свои звания уже после февраля 1549 г.248 Из них был ряд сподвижников Адашева. О Д. Курлятеве, как о «единомысленнике» кн. Курбского и его «приятелей», говорит сам Иван Грозный249. Близок к Адашеву был и И. Шереметев250, постриженный позднее в цитадели нестяжательства Кирилло-Белозерском монастыре, который поддерживал Сильвестра. Входил в «избранную раду» Мих. Як. Морозов251. Ряд бояр получил свои звания после

- 63 -

восстания 1547 г., двое — в 1548 г.252, во второй половине 1547 г. — четверо253. Итого боярами стало после восстания 1547 г. 18 человек, т. е. больше половины состава бояр Думы в конце 1549 г. получило свои звания после восстания 1547 г. Из числа бояр, вошедших в Думу в начале 1547 г. или в конце 1546 г., остались в живых к концу 1549 г. всего четверо254. Остальные 10 бояр получили звание еще до этого255.

Сходная картина наблюдается и при изучении состава окольничих. В январе 1549 г. окольничим сделался Иван Иванович Умной-Колычев256. В январе — июле 1549 г. некоторое время окольничим был Михаил Яковлевич Морозов257 и В. М. Юрьев (январь), вскоре получившие боярское звание. К сентябрю 1549 г. среди окольничих упоминаются уже Иван Федорович Карпов258 и Андрей Александрович Квашнин259, а к началу 1550 г. — Семен Константинович Заболоцкий260 и Яков Андреевич Салтыков261.

Таким образом, к концу 1549 — началу 1550 г. окольничими были: И. Д. Шеин, Ф. М. Нагой, Ф. Г. Адашев, И. И. Умной-Колычев, И. И. Рудак-Колычев, И. Ф. Карпов, Я. А. Салтыков, С. К. Заболоцкий, А. А. Квашнин, т. е. девять человек. Из них только двое (Ф. М. Нагой и Адашев) получили звание во второй половине 1547 г., шестеро — в 1549 г. и двое (Шеин и Рудак-Колычев) получили звание ранее июньского восстания 1547 г.

5. Состав Боярской думы во время реформ 50-х годов XVI в.

После реорганизации правительства в 1549 г. состав Боярской думы долгое время уже не изменялся так решительно, как в предшествующие 1547—1549 гг. К концу 1550 г. из состава бояр выбыли А. Д. Ростовский, М. Я. Нагой, М. В. Тучков. На их место были назначены трое: кн. Петр Иванович Шуйский (июль)262, Василий Юрьевич Траханиот (август)263 и кн. Владимир Иванович Воротынский (октябрь)264. Вступление кн. В. И. Воротынского в состав Думы означало постепенное включение

- 64 -

Воротынских, из числа последних удельных князей, в состав московского боярства.

К концу 1551 г. умерли бояре Д. Д. Пронский, возможно, К. И. Курлятев и Д. Ф. Бельский, а в 1552 г. Г. В. Морозов и И. М. Юрьев. Боярами в это время сделались кн. Петр Семенович Серебряный (лето)265 и Захарий Петрович Яковлев (апрель)266. В декабре 1551 г. вернулся из литовского плена старый боярин Михаил Иванович Булгаков-Голица267. К концу 1552 г. боярами стали С. К. Заболоцкий из окольничих (апрель)268 и кн. Дмитрий Иванович Немой-Оболенский (лето)269 и, очевидно, из окольничих И. Д. Шеин270. Число бояр, следовательно, не изменилось.

В 1550 г. из состава окольничих выбыли М. Я. Морозов (в октябре ставший боярином) и И. И. Рудак-Колычев (умер). Зато окольничими к августу 1550 г. стали: Долмат Федорович Карпов271, Семен Дмитриевич Пешков-Сабуров272 и Петр Васильевич Морозов273. В 1551 г. вместо умершего И. Ф. Карпова окольничим сделался Владимир Васильевич Морозов (лето)274. Тогда же (июль) среди окольничих встречаем Ивана Яковлевича Чеботова275. В сентябре 1552 г. окольничими уже были: Иван Михайлович Воронцов276, Семен Иванович Морозов277, Алексей Данилович Плещеев-Басманов278,

- 65 -

возможно, Дмитрий Андреевич Чеботов279 и Василий Петрович Борисов280. Выбыл в бояре за это время С. К. Заболоцкий. Существенным рубежом в истории реформ 50-х годов XVI в. является боярский «мятеж» марта 1553 г. Правительство компромисса в это время раскололось: Сильвестр поддерживал претендента на престол Владимира Старицкого, а А. Адашев стоял за сына Ивана Грозного Димитрия. Во время событий 1553 г. Боярская дума раскололась. За Владимира Андреевича были С. Лобанов-Ростовский (возможно, сделался боярином уже после «мятежа»). П. Щенятев, И. Пронский, Булгаковы (очевидно, Юрий Мих., Федор Андр. и Михаил Иванович), Д. Немой, П. Серебряный, С. Микулинский и «иные многие бояре», а также, судя по приписке в Царственной книге, окольничий Ф. Адашев и боярин И. М. Шуйский281, всего 13—14 бояр и 3 окольничих. Горячим сторонником Старицкого князя выступал протопоп Сильвестр. Перед нами группировка княжат, в которой ростовские княжата занимали ведущее место. За Дмитрия выступали, очевидно, И. Ф. Мстиславский, М. Я. Морозов, И. П. Федоров, B. М. Юрьев и Д. Р. Юрьев, В. И. Воротынский, И. В. Шереметев, а также А. Адашев, окольничий Я. Салтыков282 и другие — всего 10 бояр и 3 окольничих283. Д. Ф. Палецкий, близкий ко двору Старицких, также целовал крест Дмитрию, хотя одновременно вел переговоры с Владимиром Старицким. Д. И. Курлятев сказался больным, склонный поддержать князя Владимира Старицкого284. Позиция некоторых бояр и окольничих неясна285.

- 66 -

Положение группировки А. Адашева, отражавшей интересы верхов дворянства, после «мятежа» 1553 г. постепенно усиливается. После мартовских событий боярские элементы вместе с Сильвестром постепенно теряют свое значение в правительстве компромисса. Впрочем, на истории Боярской думы это отразилось слабо ввиду засилья в ней представителей боярской аристократии.

В конце 1553 г. умер боярин В. И. Воротынский. Дума в 1553 г. пополнилась боярином кн. Семеном Васильевичем Ростовским286, который уже в 1554 г. за попытку бежать в Литву был подвергнут опале (очевидно, у него боярское звание было отнято)287. С. Ростовский был одним из ведущих заговорщиков во время событий 1553 г.

В июне того же 1553 г. боярами из окольничих были сделаны Ф. Г. Адашев288 и П. В. Морозов289. Всего бояр стало 32 человека.

На место выбывших окольничих были назначены Алексей Федорович Адашев290, Лев Андреевич Салтыков (уже в июне 1553 г.)291 и кн. Давыд Федорович Палецкий292. Всего стало 16 окольничих293. Из них 11 получили свое звание в 1551—1553 гг. Значительная часть окольничих переместилась в бояре (за 1550—1553 гг. пять человек). Увеличение числа окольничих, частые переходы из окольничих в бояре говорят о росте значения окольничества, как думного чина. В свою очередь, возросшая роль окольничих отражала все увеличивающуюся политическую роль дворянства. В составе окольничих мы не находим тех представителей боярско-княжеской аристократии, которыми пестрило боярство. Поскольку окольничество превращалось в ступень для получения боярского звания, тем самым открывался доступ в состав бояр для «непородистого» дворянства.

В 1554 г., очевидно, умерли бояре И. Д. Шеин и М. И. Булгаков,

- 67 -

И. Г. Морозов и выбыл С. В. Ростовский. В состав бояр переведен из окольничих И. М. Воронцов294. Возможно, тогда же боярский чин получил Иван Михайлович Троекуров295. В 1555 г. умер боярин 3. Яковлев. Боярами в 1555 г. стали: Юрий Михайлович Воронцов296, кн. Федор Борисович Ромодановский (боярином был уже весною; в том же году, очевидно, умер)297, кн. Иван Васильевич Горенский (весна)298, князь Юрий Иванович Шемякин-Пронский (очевидно, тогда же, причем вскоре умер)299, А. Д. Плещеев из окольничих, кн. Федор Иванович Кашин (в октябре, вскоре умер)300, кн. Юрий Иванович Кашин (октябрь)301. Состав боярства за два года почти не изменился.

Из окольничих за 1554/55 г. выбыли четверо302. Окольничими в 1555 г. стали тоже четверо: бывший казначей Иван Фома Петрович Головин (весна)303, Михаил Васильевич Яковлев (летом)304, Дмитрий Михайлович Плещеев (летом)305, а также Василий Дмитриевич Данилов (октябрь)306.

В 1556 г. на место выбывших бояр Г. Ю. Захарьина и И. И. Хабарова (постригшихся в монахи) боярами стали кн. Андрей Михайлович Курбский (лето)307 и кн. Иван Андреевич Куракин-Булгаков (лето)308.

В 1557 г. умерли бояре Ф. Шуйский, В. Д. Шеин, Ф. Г. Адашев. Боярином в этом году сделался кн. Андрей Иванович Катырев-Ростовский (летом)309. Число бояр достигло 34 человек310.

- 68 -

В 1556 г, состав окольничих пополнился Семеном Васильевичем Шереметевым312. Выбыли из его состава за 1556—1557 гг. двое (умерли)313. Зато в 1557 г. стали окольничими Семен Васильевич Яковлев (январь)314, Никита Васильевич Шереметев (лето)315, Иван Петрович Яковлев (лето)316 и кн. Дмитрий Семенович Шестунов317. Число окольничих поднялось до 19 человек.

В 1558 г. умерли бояре Ю. М. Воронцов, Д. Ф. Палецкий, С. К. Заболоцкий и И. В. Горенский. На их место из окольничих перевели: Я. А. Салтыкова (июнь)318, И. П. Яковлева (март)319, Н. В. Шереметева320, И. Я. Чеботова321. В том же году умер окольничий В. П. Борисов. Вместо пяти выбывших назначены двое — Иван Васильевич Шереметев-Меньшой (летом, в конце этого же года он стал боярином)322, а также Федор Иванович Умной-Колычев (январь)323.

В 1559 г. умерли бояре М. В. Глинский и Ю. М. Булгаков-Голицын. На их место боярами стали кн. Дмитрий Андреевич Булгаков-Куракин

- 69 -

(летом)324, из окольничих С. В. Яковлев325, Ф. Нагой (в июле) из окольничих326, кн. Петр Андреевич Булгаков-Куракин (в марте)327, кн. Михаил Петрович Репнин (в марте)328, кн. Дмитрий Иванович Хилков (в марте)329 — всего шесть человек330. Число бояр за два года возросло на 4 человека и достигло 38 человек.

В 1559 г. стали окольничими: Василий Петрович Яковлев331, кн. Василий Андреевич Сицкий (март), находившийся в «свойстве» с царем332, Даниил Федорович Адашев (февраль)333, Никита Романович Юрьев334. Окольничих стало 17 человек. Назначение Д. Адашева было последней вспышкой былого могущества правительства компромисса. В феврале 1559 г. Д. Адашев посылается в поход на Днепр, в связи с чем он и назначается окольничим335. Уже следующий 1560 год был временем падения правительства А. Адашева. К концу этого года Адашев попал в опалу и около 1561 г. умер. Началось постепенное сокращение числа бояр и окольничих в Думе, явно обнаруживающееся только в 1564 году. В 1560 году из Думы выбыли бояре: Ф. Нагой, И. М. Шуйский, С. Микулинский, И. С. Воронцов; окольничие — Д. Чеботов, Д. Шестунов и А. Квашнин. Это резкое сокращение численности нельзя не связать с падением правительства Адашева. Например, «исчезновение» из бояр Ивана Семеновича Воронцова связано, очевидно, с опалой на него. В родословной Сукиных говорилось, что Федор Сукин был «в 64 году... послан в Литву в послех з боярином Иваном Воронцовым и на него же доводил же и погубил и двор ево и поместье и вотчины дана за довод ему, Федору»335а.

- 70 -

В 1560 г. Дума пополнилась только тремя боярами: кн. Александром Ивановичем Воротынским336 и кн. Андреем Ивановичем Ногтевым337, кн. Иваном Дмитриевичем Бельским338 и четырьмя окольничими Федором Ивановичем Сукиным (возможно, за услуги по делу о Воронцове)339, кн. Михаилом Матвеевичем Лыковым340, Петром Петровичем Головиным341 и Михаилом Петровичем Головиным-Большим342.

В 1561 г. выбыли еще три окольничих — С. Шереметев, А. Адашев и С. Пешков-Сабуров. Боярами в этом году сделаны: кн. Петр Иванович Телятевский (январь)343, Ф. И. Сукин (из окольничих)344, кн. Михаил Иванович Вороной-Волынский (февраль)345, Л. А. Салтыков (июнь) из окольничих346. В 1561 г. окольничим стал Михаил Михайлович Тучков347 и Афанасий Андреевич Бутурлин348.

- 71 -

В 1562 г. репрессиям подвергся ряд сторонников А. Адашева. В октябре насильно пострижен был в монахи Д. Курлятев349 (близкий к A. Адашеву). Вскоре казнен был окольничий Д. Адашев и родственники жены А. Адашева Сатины и дальний родич Адашева И. Шишкин350. Опале и заключению в сентябре 1562 г. были подвергнуты князья М. И. и А. И. Воротынские351, а также, вероятно, боярин В. В. Морозов352. В начале 1562 г. арестован был князь И. Д. Бельский. В 1561 г. выбыл окольничий Д. Плещеев, а в 1562 г. выбыл боярин Д. Хилков, а в 1563 г. Ф. М. Оболенский, Ю. Темкин-Ростовский и боярин И. М. Троекуров.

Боярами в эти предгрозовые годы стали: кн. Василий Михайлович Глинский (в конце 1561 — начале 1562 г.)353, а также из окольничих B. В. Морозов354 и на недолгое время кн. Иван Петрович Звенигородский355.

В 1562 г. также боярами стали кн. Федор Михайлович Оболенский (март)356, а также прежние окольничие: Ф. И. Колычев-Умной (март)357, кн. Петр. Ив. Телятевский (ноябрь)358. В 1563 г. в Думу был назначен боярин В. Д. Данилов (из окольничих)359. В 1562 г. окольничими были сделаны: Захарий Иванович Очин-Плещеев (октябрь)360, кн. Иван Михайлович Хворостинин361 — всего двое362.

- 72 -

В 1564 г. новым репрессиям подвергнуты были представители боярской реакции» Был заключен в тюрьму Иван Большой-Шереметев363, соратник А. Адашева, а его брат окольничий Никита Шереметев казнен. В январе 1564 г. был казнен боярин Ю. Кашин, и позднее молодой фаворит Д. Ф. Овчина-Оболенский364. В этом же году был казнен боярин М. Репнин. В апреле 1564 г. бежал в Литву боярин кн. А. Курбский. Во время военных действий в начале 1564 г. был убит боярин П. И. Шуйский. В 1564/65 г. при невыясненных обстоятельствах умер боярин кн. А. И. Воротынский. Наконец, в 1564 г. умерли бояре Д. Р. Юрьев, П. И. Микулинский и В. М. Глинской и окольничий М. П. Головин. Выбыл из Думы окольничий И. М. Хворостинин. Итак, выбыло из Думы за год 8 бояр и 1 окольничий (не считая брошенных в темницу).

Таким образом, ко времени введения опричнины Боярская дума насчитывала 33—34 боярина365. Резко уменьшилось число окольничих, которых осталось всего 9 человек366. Однако и в данном своем составе Боярская дума, являясь оплотом боярской реакции, составляла серьезную преграду, мешавшую дальнейшей централизации государства.

6. Боярская дума в годы опричнины (1565—1584 гг.)

Первый период опричнины (1565—1572 гг.) ознаменован массовыми репрессиями против реакционной княжеско-боярской оппозиции, в результате которых до конца 1572 г. было казнено из 33 бояр, входивших в состав Думы 1564 г., 15 бояр, трое насильно пострижены в монахи, казнено было также 4 из 9 окольничих. При этом пополнение Земской боярской думы фактически прекратилось. Ей теперь была противопоставлена опричная Дума Ивана Грозного, состав которой все возрастал.

В опричники перешли старые бояре А. Д. Плещеев-Басманов367, И. Я. Чеботов368, Ф. Умной-Колычев369 и Л. Салтыков370, а также из окольничих — 3. И. Очин-Плещеев371, В. А. Сицкий372, В. П. Яковлев373. Возможно, опричником стал В. М. Юрьев. Один из летописцев прямо называет В. М. Юрьева и А. Басманова инициаторами введения опричнины374. Уже первый год по возвращении Ивана Грозного из Александровской

- 73 -

слободы ознаменовался репрессиями против представителей боярской оппозиции. В феврале 1565 г. казнены боярин А. Б. Горбатый, окольничий П. П. Головин и брат его М. П. Головин-Меньшой (сестра Головиных была женой кн. Горбатого)375. Головины находились в родственных связях с А. Адашевым. Насильно пострижены были в монахи бояре И. Куракин376 и Д. Немой377. Позднее (5 августа) был казнен боярин П. Щенятев. Знаменательно, что репрессии были направлены против тех, кто поддерживал кандидатуру кн. Владимира Старицкого в событиях 1553 г. (Щенятев, Немой, Булгаков и, возможно, А. Горбатый, близкий к Шуйским). В конце 1564 г. или в самом начале 1565 г. умер боярин П. И. Телятевский.

В 1566 г. продолжались репрессии против участников заговора 1553 года: были казнены боярин А. И. Катырев-Ростовский и бывший боярин С. Лобанов-Ростовский; умерли бояре Ф. А. Булгаков и Ф. Сукин, а также окольничий М. М. Тучков378.

В 1565 г. боярское звание получил близкий к царю окольничий Н. Р. Юрьев (после смерти его брата Д. Р. Юрьева), ведавший государевым дворцом379. После ссылки был прощен кн. Мих. Ив. Воротынский, который уже в сентябре 1565 г. фигурирует в разрядах, как боярин380. Воротынский ранее считался «слугою». Превращение его в боярина означало ликвидацию значительной доли его прав как одного из последних удельных князей. В апреле 1566 г. по нем были взяты в «неотъезде» крестоцеловальные записи381. Боярином в 1565/66 г. стал 3. И. Очин-Плещеев (опричник).

В апреле 1566 г. боярином уже был кн. Иван Андреевич Шуйский382. осенью 1567 г. В. П. Яковлев (опричник)383. Весною 1565 г. окольничими были Иван Иванович Чулков384 и Василий Иванович Умной-Колычев385, вошедший в опричную Думу386.

- 74 -

В апреле 1566 г. окольничими были Михаил Иванович Лобанов-Колычев387 и Никита Васильевич Борисов-Бороздин388 (опричник)389.

В сентябре 1568 г. среди окольничих числился брат опричника Аф. Вяземского — кн. Василий Иванович Вяземский390. Боярами в этом году сделались: Андрей Иванович Шеин (апрель)391, кн. Федор Михайлович Трубецкой392, кн. Петр Данилович Пронский (апрель)393 (последние двое вошли в опричную Боярскую думу)394. Осенью боярином уже был В. А. Сицкий (опричник)395 из окольничих.

В 1567 г. умер боярин В. М. Юрьев396. Около 1568 г. умер боярин В. С. Серебряный. Тогда же, очевидно, казнен боярин А. И. Шеин и долгое время находившийся в темнице боярин В. В. Морозов397. В том же году в сентябре был казнен глава боярского заговора И. П. Федоров, а также вскоре после него В. Д. Данилов398. Было положено начало ликвидации того нового большого заговора, участники которого стремились отстранить от власти Ивана Грозного и поставить во главе государства В. Старицкого. После выступления митрополита Филиппа против опричнины (март 1568 г.) были казнены многие митрополичьи дети боярские и др., близкие к Филиппу лица, среди которых, очевидно, был окольничий М. И. Колычев.

В 1569 г. был казнен и сам старицкий князь Владимир399. К этому же году, очевидно, относится казнь боярина И. И. Турунтая-Пронского. В конце 1569 г. умер боярин И. М. Воронцов. Тогда же, очевидно, выбыл из думы окольничий И. И. Чулков. После разгрома новгородского заговора

- 75 -

(конец 1569 — начало 1570 г.) в Москве репрессиям подвергнуты были не только бояре, но и многие приказные люди. Боярина И. В. Шереметева-Большого насильно постригли в монахи. Были убиты бояре А. Д. Басманов и его родственник 3. И. Очин-Плещеев. Вскоре погиб опричник Аф. Вяземский с братьями, среди которых был окольничий В. И. Вяземский400. 25 июля публично казнили печатника И. М. Висковатого, казначея Н. Фуникова (его шурином был Вяземский) и других приказных дьяков. Число казненных достигало 120 человек401. Казни, таким образом, уже коснулись лиц из среды опричного окружения Ивана Грозного.

Новых лиц в напряженный 1569/70 г. в Думу включали с большим разбором. К январю 1569 г. боярином стал опричник кн. Василий Иванович Темкин-Ростовский402. Тогда же среди окольничих упоминается опричник кн. Дм. Ив. Хворостинин403, а в марте 1569 г. опричник Дм. Ан. Бутурлин404. Земская дума за эти годы не пополнялась вовсе405.

1571 и 1572 годы были годами, завершившими первый период опричнины. В эти годы Боярская дума особенно резко уменьшилась в своем составе. Во время майского пожара 1571 г. в Москве во время набега Девлет-Гирея погибли бояре И. Д. Бельский и М. И. Вороной-Волынский. В этом же году казнены были бояре В. И. Темкин и Л. А. Салтыков и П. С. Серебряный, а также, очевидно, И. П. Яковлев, В. П. Яковлев и С. В. Яковлев. Опричный боярин И. Я. Чеботов постригся в монахи406. Казнен думный дворянин опричник П. Зайцев. Погиб также при невыясненных обстоятельствах и кн. М. Т. Черкасский, один из виднейших деятелей опричнины (может быть, в связи с набегом Девлет-Гирея). Часть казней была связана с неожиданной смертью в ноябре 1571 г. Марфы Собаки-ной, на которой женился И. Грозный в октябре месяце (И. П. Яковлев и его родственник Л. А. Салтыков)407. Всего за год выбыло 9 бояр. В том же году, очевидно, выбыли из окольничих Аф. Бутурлин и Д. Карпов, а также казнен М. М. Лыков.

В 1571 г. боярином был опричник кн. Никита Романович Одоевский, брат жены Владимира Старицкого408, в январе этого же года отец упомянутой выше Марфы Василий Степанович Собакин409. В январе 1572 г. в Думу

- 76 -

входили уже бояре кн. Петр Тутаевич Шейдяков-Большой410 (опричник), а в сентябре — кн. Иван Петрович Шуйский411, Василий Борисович Сабуров412 и кн. Василий Михайлович Глинский412а. В этом же году боярином был и опричник кн. Семен Данилович Пронский413.

В 1571 г. окольничими были Василий Степанович Собакин-Меньшой414, Григорий Степанович Собакин415, Даниил Григорьевич Колтовский416 и Василий Федотович Ошанин417, Осип Михайлович Щербатой418. Собакин, Ошанин и Щербатый были опричниками.

В 1572 г. был убит на войне боярин И. А. Шуйский и, очевидно, в конце года в монахи постригли недавно назначенного боярина B. C. Собакнна-Болыпого. Тогда же монашеский сан принял Д. А. Булгаков. Его брат окольничий Василий Степанович Меньшой был казнен, в опалу попал и третий брат окольничий Григорий Степанович Собакин. Опала Собакиных связана с неожиданной смертью «царской невесты» Марфы Собакиной (ноябрь 1571 г.)419. Итак, в итоге первого периода опричнины состав Боярской думы резко сократился (к концу 1572 г.). В нее входило всего 18 бояр, из них минимум 6 в опричную Думу. Из 18 человек звание боярина до введения опричнины имели всего 8 человек, тогда как четверо получили боярское звание уже в переломный 1572 год. До смерти Ивана Грозного дожило всего 5, из них 1 опричный боярин420.

Еще более разительная картина получается при аналпзе состава окольничих. Их было к концу 1572 г. 6-7 человек. Если не учитывать Д. Г. Колтовского, который, возможно, попал в опалу к концу 1572 или к 1573 г., все остальные входили в состав опричнины, причем получили звание уже после ее введения421.

- 77 -

Второй период опричнины (конец 1572—1584 гг.) ознаменован распространением опричных порядков на территорию всего государства. Опричнина переименовывалась в «двор». Отныне репрессиям подвергались не только земские, но и опричные бояре. Политика 1570—1572 гг. получала дальнейшее развитие.

Летом 1573 г. были казнены бояре: М. И. Воротынский, Н. Р. Одоевский и М. Я. Морозов. В это время боярами уже были Богдан Юрьевич Сабуров, отец жены царевича Ивана Ивановича422 и сын Василий Юрьевич Голицын423. В октябре 1573 г. упоминается в разрядах боярин кн. Иван Юрьевич Голицын424. В том же году были окольничими кн. Петр Иванович Татев425 и Григорий Григорьевич Колычев426, кн. Юрий Иванович Токмаков427, а также влиятельный в начале 70-х годов XVI в. («временщик того времени») Борис Давыдович Тулупов (март)428.

В 1574 г. умер боярин Ф. И. Умной-Колычев.

Осенью 1575 г., очевидно, были казнены боярин П. А. Булгаков, окольничие Н. В. Борисов и Д. А. Бутурлин. Возможно, тогда же были казнены Б. Д. Тулупов и окольничий В. И. Умной-Колычев (в том же году умер боярин В. Б. Сабуров). Это были последние казни думных людей429. Вскоре после этих казней великим князем всея Руси был сделан Симеон Бекбулатович (пробывший им около года), а Иван Грозный стал именоваться «князем Московским»430.

В 1577 г. во время военных действий был убит И. В. Шереметев-Меньшой. Дума за эти годы пополнялась очень медленно. В мае 1576 г. боярином был Григорий Андреевич Куракин431, в октябре того же года кн. Федор Иванович Мстиславский432. В 1577 г. боярином был кн. Василий

- 78 -

Федорович Скопин-Шуйский433 «из двора», т. е. опричнины434, а также кн. Василий Иванович Мстиславский435. В 1574/75 г. Иван Грозный женил на сестре В. Ф. Годунова Ирине своего сына Федора436. С этого времени начинается возвышение Годуновых; в январе 1575 г. окольничим был Дмитрий Иванович Годунов («из двора», т. е. опричник)437. В октябре 1576 г. окольничим был Федор Васильевич Шереметев438, а также Василий Федорович Воронцов439 (опричник) и Федор Федорович Нагой (май)440. В 1577 г. окольничими были Степан Васильевич Годунов441, Тимофей Иванович Долгорукий442 и Борис Васильевич Шеин (ноябрь)443.

Окольничество еще к июню 1577 г. получил опричник Михаил Тимофеевич Петров-Соловой444 (отец второй жены царевича Ивана Ивановича).

В 1578 г. умер боярин П. Т. Шейдяков. В 1579 г. был убит боярин В. А. Сицкий. В начале 1579 г. умер боярин А. И. Ногтев. В 1581 г. умерли П. В. Морозов, И. Ю. Голицын, С. Д. Пронский.

В конце 1578 г. боярином был уже Д. И. Годунов445, а в сентябре 1580 г. — Б. Ф. Годунов446. В июле 1583 г. боярином был П. И. Татев447.

Итак, ко времени вступления на престол царя Федора в 1584 г. в Думу входило всего около 12 бояр448.

В июле 1581 г. окольничим уже был кн. Федор Михайлович Троекуров449, в 1582/83 г. Иван Петрович Головин450, в 1583 г. Иван Иванович Вислоухов-Сабуров451. К воцарению Федора Ивановича в числе окольничих

- 79 -

еще оставались Ф. М. Троекуров, Д. И. Хворостинин, Ф. Ф. Нагой, С. В. Годунов, Ф. В. Шереметьев и И. П. Головин452. Правительству Ивана Грозного, следовательно, удалось нанести серьезный удар по боярской аристократии в Боярской думе. Дума сократилась за период опричнины в три раза. В составе ее находились только двое бояр, получивших звание еще до введения опричнины, и двое до 1571 г. Основной костяк Думы составляли лица, получившие боярское звание с 1572 г. В Думу пришли новые фамилии, менее аристократические, связанные родственными связями с царским домом (Сабуровы, Годуновы), служившие Грозному в годы опричнины. В эти годы Иван Грозный и невест выбирал как для себя, так и для своих сыновей, из незнатных дворянских фамилий, т. е. из той среды, которая являлась опорой его политики. Однако разгром боярской оппозиции не был доведен в годы опричнины Иваном Грозным до конца. Еще в XVII в. Русское государство представляло собой, по словам В. И. Ленина, самодержавие с Боярской думой и боярской аристократией.

Усиление экономической и политической роли дворянства привело к сложению новых думных чинов — «думных дворян» и «думных дьяков». Их оформление относится ко второй половине XVI в., однако зарождались эти чины еще с конца XV в. Дьяки ведали делопроизводством Думы еще в период создания Русского централизованного государства. Они принимали самое деятельное участие в работе многочисленных думских комиссий (в том числе по внешнеполитическим проблемам), однако «думные дьяки» как чин появились только во второй половине XVI в.453

«Дети боярские, которые живут в Думе», упоминаются еще в начале XVI в. В это время такими «детьми боярскими» были недостаточно родовитые представители класса феодалов, но проявившие свою преданность великому князю и способности к работе в государственном аппарате. Так, в 1518 г. таким «сыном боярским» был известный любимец Василия III И. Ю. Шигона-Поджогин454. Во время мартовского «мятежа» 1553 г. дворянами в Думе были А. Адашев и Игнатий Вишняков455. В марте 1564 г. думное дворянство было уже сформировавшимся чином. Думными дворянами («дворяне, которые в Думе живут») в это время были кн. А. П. Телятевский456, кн. П. И. Горенский457, П. В. Зайцев458, И. С. Черемисинов459. Ш. Кобяков460.

- 80 -

В мае 1570 г. думными дворянами, очевидно, опричными (пометка после опричных бояр и окольничих) были Петр Васильевич Зайцев, И. С. Черемисинов, а также видные опричники — Малюта Лукьянович Скуратов-Вельский461, Василий Григорьевич Грязной462 и Иван Федорович Воронцов463. Возможно, к концу 1570 г. были дворянами также кн. С. Черкасский, В. Ф. Ошанин и Роман Михайлович Пивов464.

Во второй период опричнины, после казней 1570—1571 гг., гибели Малюты Скуратова и пленения Василия Грязного, состав думных дворян обновился. Уже зимою 1571 г. думным дворянином был опричный печатник Р. В. Алферьев465. В 1572 г. в Думе упомянуты дьяки Щелкаловы, а также думные дворяне М. Скуратов и И. Черемисинов466. В 1573 году упоминается думный дворянин Михаил Тимофеевич Плещеев467. Получившие звание думного дворянина в 1574—1582 гг. дожили до смерти Ивана Грозного. Это были: Василий Григорьевич Зюзин (апрель 1574 г.)467а, Афанасий Федорович Нагой (январь 1575 г.)468, Деменша Иванович Черемисинов (лето 1577 г.)469, Баим Васильевич Воейков (август 1577 г.)470, Роман Михайлович Пивов (декабрь 1578 г.)471, Михаил Андреевич Безнин (октябрь 1582 г.)472, в 1583 г. — Игнатий Петрович Татищев473.

Весьма характерно, что в отличие от бояр и окольничих думные дворяне происходили из состава неродовитого дворянства и были обязаны возвышению своей выслугой. Судьба всех этих лиц была разная. П. Горенский попал в опалу и был казнен в период создания опричнины (в начале марта 1565 г.). Казнен опричник И. Ф. Воронцов. П. Зайцева постигла казнь в связи с «новгородским изменным делом»474 1570 г. Но что более характерно — это близость думных дворян к опричному двору Ивана Грозного. Не случайно в их числе были видные опричники Малюта Скуратов и Василий Грязной. Именно из состава опричников и формировались первые думные дворяне в царствование Ивана Грозного.

* * *

Расширение состава Думы дало возможность правительству Ивана Грозного для решения важнейших дел созывать не всех бояр, а выбирать

- 81 -

из них «ближних бояр», которые составляли Ближнюю думу. Эта Дума состояла из лиц, наиболее преданных правительству, и была более податлива, чем аристократическая Боярская дума.

Состав Ближней думы определить очень трудно, да вряд ли он и был постоянным. Во время мартовских событий 1553 г. близкими боярами были И. Ф. Мстиславский и В. И. Воротынский, поддерживавшие кандидатуру сына Грозного Дмитрия на русский престол475. С. В. Бахрушин включает в Ближнюю думу еще И. В. Шереметева-Большого, Д. Ф. Палецкого, М. Я. Морозова и Д. И. Курлятева, приходивших к присяге первыми в марте 1553 г. и участвовавших в разборе дела С. Лобанова-Ростовского476.

В состав Ближней думы, на его взгляд, входили также думные дворяне А. Ф. Адашев, И. Вишняков, дьяк И. Висковатый, печатник Н. Фуников. Он же сопоставляет этот состав Ближней думы с предполагаемыми членами «Избранной рады» и считает, что название «Избранная рада» было переводом термина «Ближняя дума»477. Это предположение весьма вероятно478. Возможно, входили в Ближнюю думу бояре Ю. М. Булгаков, Д. И. Курлятев, В. М. Юрьев, И. И. Пронский, В. С. Серебряный, И. В. Шереметев, И. М. Воронцов, окольничий А. Ф. Адашев и постельничий И. М. Вишняков, подписавшие в январе 1555 г. приговор о разбойных делах479.

Определенных сведений о составе Ближней думы за последующие годы очень мало480. В 1563 г. в Ближнюю думу входили бояре И. Д. Бельский, И. Ф. Мстиславский, И. И. Пронский, Д. Р. Юрьев481. В мае 1565 г. при приеме послов, кроме этих бояр, упомянуты одновременно еще И. В. Шереметев-Большой, В. М. Юрьев и И. П. Федоров482. При этом указано, что «В. М. Юрьев в то время был болен». Очевидно, тогда в Ближнюю думу входили семь названных бояр. Через двадцать лет в 1583 г. среди членов Ближней думы были бояре Н. Р. Юрьев, Ф. М. Трубецкой и также опричник Б. Я. Бельский483. Однако в XVI в., думается, что Ближняя дума, сыгравшая известную роль в ослаблении влияния Боярской думы на правительственную деятельность, так и не стала постоянно действующим учреждением с определенным составом484.

- 82 -

Состав Боярской думы в годы правления Ивана Грозного

ГодыЧины
БояреОкольничие
прибылоубыловсего к концу годаприбылоубыловсего к концу года
1533--12--3
15344115122
1535-114--2
1536-3111-3
15371-12-21
15382212212
1539111-2
15402112112
15412113--2
15421212213
15432212113
15444214113
1545-113--3
15462312113
154710220517
15482121126
154912132859
155033323210
155133322111
155242345115
155331363216
15542434-313
155575364116
155622361116
155713344119
155844342615
155962384217
156034374318
156161423516
156253442513
15631342112
1564-93339
15652530229
15662329229
156711299
15684528137
15691227218
1570-324-17
15712917539
15725418-27
157333184110
157411710
1575215147
1576217319
15772118413
157S1118310
157921628
158011726
158131417
1582311117
1583112126
- 83 -

Список членов Боярской Думы485

- конец -

Примечания

1 Древняя Российская Вивлиофика (далее — ДРВ), ч. XX, стр. 1—131 (ниже этот список обозначаем Ш). Его использовал В. О. Ключевский в своем исследовании о Боярской думе и многие другие историки, писавшие о правительственном аппарате России XV—XVII вв. и политических деятелях того времени.

2 Получен он был издателем «Трудов Вольного российского собрания» от М. П. Шереметевой. Первоначально опубликован еще в 70-х годах XVIII в. (см. «Опыт трудов Вольного российского собрания», ч. I. М., 1774, стр. 216—248; ч. II. М., 1775, стр. 268—308).

3 Иногда год смерти в Шереметевском списке и год с последним упоминанием этого лица в разрядах совпадают; иногда составитель неожиданно сообщает о «смерти» интересующего его лица уже после ряда лет, на протяжении которых о нем в разрядах не упоминается.

4 Бывали случаи, когда известные политические деятели при первых их упоминаниях в разрядах механически именовались боярами, тогда как эти звания они в действительности получили значительно позже (например, кн. М. Л. Глинский, М. Ю. Захарьин и др.). Для Ю. Булгакова его сторонники добивались боярства только в 1538 г., тогда как в некоторых разрядах он называется боярином с 1534 г.

5 См. Беляевский (ниже — Б) список, Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина (далее ГБЛ), Муз. № 1588, лл. 1—7об.; ср. Государственный исторический музей (далее ГИМ), собрание Уварова № 1337, лл. 630—634об., ГБЛ, Рум. № 340, лл. 383—386. Например, л. 2об.: «7022-го году крайчие. Иван Юрьевич Сабуров был 11 лет».

6 В Шереметевском списке мы встречаемся с попыткой хронологически осмыслить указания Беляевского (или сходного) списка. Составитель первого из названных документов исходил из того, что каждый год был только один казначей. Этим, а также неполнотою Беляевского списка, объясняются вопиющие анахронизмы, имеющиеся в Шереметевском списке.

7 В дальнейшем для упрощения мы чаще всего будем говорить о первом упоминании в разрядах того или иного служилого человека с чином.

8 Некоторые сведения из них мы сообщаем по материалам архива С. Б. Веселовского (ниже — Веселовский). По копии С. Б. Веселовского мы используем вкладную книгу Троице-Сергиева монастыря (ниже — Троицк. вкл.), подлинник которой хранится ныне в Загорском музее. См. также «Кормовая книга Новоспасского монастыря». М., 1903 (далее — Кормовая книга), и кормовую книгу Кирилло-Белозерского монастыря («Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологич. общества», т. I. СПб., 1851 — ниже ЗАО, т. I). См. также вкладные книги Волоколамского монастыря (А. Титов. Вкладные и записные книги Иосифо-Волоколамского монастыря. М., 1906, ниже — Титов) и записные книги того же монастыря (ЦГАДА, б. МИД, №141/196; ниже — зап. кн.).

9 Среди публикаций актовых материалов особенно отметим четыре выпуска «Обзора Грамот Коллегии Экономии» С. А. Шумакова (ниже — Шум. Обз.).

10 Кроме изданных списков (см. Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. М.—JL, 1950), позднее обнаружен Музейский список (ГИМ, Муз. № 3417, лл. 42об. и сл.; ниже М), который дает несколько новых помет о получении думных чинов и датах смерти бояр и окольничих.

11 Основной материал по разрядным книгам до 1566 г. дается по публикации П. Н. Милюкова. «Древнейшая разрядная книга», М., 1901 (далее — ДРК), впрочем, эта публикация не исчерпывает все сведения из разрядных книг до 1565 г., ибо издатель в ее основу положил всего одну редакцию книг, произвольно объявив ее единственно официальной. Дополнения делаются по пространной редакции по списку Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина (далее ГПБ), Эрмитажного собрания, № 390-б (ниже — Э). За возможность ознакомиться с этим списком по машинописной копии выражаю глубокую благодарность Д. Н. Альшицу и В. И. Буганову.

12 См., например, материалы родословной роспри Колычевых, где в качестве бояр и окольничих фигурирует множество представителей этой фамилии, не имевших никаких думных чинов (Боярский род Колычевых, М., 1886).

13 См. Родословная книга..., ч. I—II, 1787; ср. «Временник Общества истории и древностей российских» (ниже — ОИДР), кн. X, М., 1851.

14 С. В. Веселовский. Синодик опальных царя Ивана, как исторический источник. «Проблемы источниковедения», сб. III. М.—Л., 1940 (далее — Синодик).

15 Курбский написал в основном свою «Историю о великом князе Московском» (далее — Курбский) еще весной 1573 г. в качестве памфлета на Ивана Грозного, кандидатура которого на польский престол обсуждалась в это время на польском сейме, Курбский, сообщая о казнях бояр и княжат, не придерживается хронологической последовательности (Русская историческая библиотека, далее РИБ, т. 31, стб. 309). Записи о казни М. Воротынского и Н. Одоевского помещены в конце раздела о казнях представителей княжеских родов (там же, стб. 286), а запись о казни М. Морозова (летом 1573 г.) находится в конце раздела о казненных боярах. Эти записи, следовательно, сделаны были, когда основную часть «Истории» автор уже закончил. Вместе с тем у Курбского нет сведений о казнях 1574/75 г., в том числе о казни В. И. Умного-Колычева (хотя о репрессиях против Колычевых Курбский говорит весьма подробно).

16 Среди них: Г. Штаден. О Москве Ивана Грозного. М., 1925 (ниже — Штаден). М. Г. Рогинский. Послание Таубе и Крузе. «Русский исторический журнал», кн. 8, 1922 (ниже — Таубе и Крузе); Новое известие о России времени Ивана Грозного. Л., 1934 (ниже — Шлихтинг) и др.

17 По Ш в 1462 г. был боярином «отца» Ивана III М. Б. Плещеев, умерший в 1467/68 г.; в 1463/64 г. умер боярин-дворецкий М. Ф. Сабуров, который в 1462 г. назван только дворецким. Сабуров постригся в Ипатьеве монастыре в 70-х годах XV в. Его дочь была замужем за кн. Ярославом Васильевичем, братом боярина Ив. Стриги (С. Веселовский. Из истории древнерусского земледелия. «Исторические записки», кн. 18, стр. 64, 73).

18 Сборник Муханова, изд. II. СПб., 1866, № 298.

19 Акты, относящиеся до юридического быта древней России (далее АЮБ), т. I, СПб., 1857, стр. 169, ср. осенью 1475 г. (ДРК, стр. 11). По Ш боярин уже в 1462 г., умер в 1498/99 г.; пострижен в монахи в январе 1499 г. Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ, т. VI, стр. 243). Он упомянут в акте 1462—1484 гг., с боярским званием (Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси XIV — начала XVI в., т. I. М., 1952, далее — АСЭИ, т. I, № 330), в актах 1495—1496 гг. (Акты феодального землевладения и хозяйства XIV—XVI вв., ч. I. М., 1951, далее — АФЗиХ, ч. I, № 129); и 1473—1485 гг. (АФЗиХ, ч. I, № 249).

20 АЮБ, т. I, № 52—1; ср. в акте 1462—1484 гг., Государственный исторический музей. Симоновское собрание (далее — ГИМ, Сим.), № 58, л. 124.

21 АЮБ, т. I, №52—1; по Ш с 1464/65 гг., умер в 1484/85 г.; его же см. в апреле 1485—1490 гг. (АСЭИ, т. I, № 525). Некоторое время до 1472 г. был боярином кн. Юрия Васильевича (ГБЛ, Бел. № 13).

22 АЮБ, т. I, № 52—1; ср. в акте 1462—1464 гг. ГИМ, Сим. № 58, лл. 227, 230 об.; о нем см. под 1449/50 г. ПСРЛ, т. XXIII, стр. 154. Его дочь Евдокия была замужем за И. Ю. Патрикеевым (ГБЛ, Рум. № 349, л. 230 об.).

23 АЮБ, т. I, № 52—1.

24 АФЗиХ, ч. I, № 103.

25 АФЗиХ, ч. I, № 103, ср. в актах 1462—1484 гг. (ГИМ, Сим. № 58, л. 124, Сборник Муханова, № 278; АФЗиХ, ч. I, № 125). По Ш с 1462 г. умер в 1477/78 г. Умер в Новгороде в 1478 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 221).

26 АФЗиХ, ч. I, № 103. По Ш в 1642 г. дворецкий; умер «боярином» в 1472/73 г.

27 ГИМ Сим. № 58, лл. 227, 230об.

28 АСЭИ, т. I, № 330.

29 АСЭИ, т. I, № 330; см. его духовную, написанную до января 1497 г. (там же, № 612). По Ш с 1479/80 г., умер в 1480/81 г. В опале с осени 1485 г. (ПСРЛ, т. XXIII, стр. 162).

30 Собрание государственных грамот и договоров, ч. I, М., 1813 (далее — СГГиД, ч. I), № 117; ср. в акте 1495—1499 гг. (АФЗиХ, ч. I, № 129). По Ш с 1486/87 г., умер в 1503/4 г., упом. в разрядах до 1499/500 г. (ДРК, стр. 27), но без боярского звания.

31 СГГиД, ч. I, № 117. По родословцам Ив. Ив. Товарков (его сын?) был окольничий. (Родословная книга, ч. I, стр. 330).

32 См. выше.

33 ДРК, стр. 11, Э, л. 4об. По Ш с 1472/73 г., умер в 1483/84 г. Последний раз упом. в декабре 1477 г. (ДРК, стр. 13). См. в акте 1485—1490 гг. (АСЭИ, т. I, № 525), но без упоминания о боярстве. В 1487/88 г. боярин кн. Андрея Васильевича (ПСРЛ, т. VI, стр. 238).

34 ДРК, стр. 11; Э, л. 4об. Последний раз упом. в октябре 1479 г. (ДРК, стр. 13). Петра Федоровича см. в грамоте 1462—1485 гг. (Сборник Муханова, № 278).

35 ДРК, стр. 11. Последний раз упом. в декабре 1477 г. (ДРК, стр. 13). По Ш с 1470/71 г.; умер в 1482/83 г. См. в актах до 1482 г. (АСЭИ, т. I, № 406; 607; 607а) в апреле 1462—1585 гг. (АФЗиХ, ч. I, № 125); 1473—1485 гг. (Там же, № 249). Женат на дочери Якова Ивановича Кошкина (Родословная книга, ч. 2, стр. 123).

36 ДРК, стр. 11. Какой-то боярин, кн. Иван Васильевич, упом. в июле 1482 г. (ДРК, стр. 13). По Ш Ив. Булгак с 1475/76 г., умер в 1478/79 г. Кн. Иван Вас. Булгак — сын В. Ю. Патрикеева, брат Д. Щени. Женат на дочери И. И. Заболоцкого (Родословная книга, ч. 2, стр. 43).

37 ДРК, стр. 11. Последний раз упом. в 1514/15 г. (ДРК, стр. 59). По Ш с 1475/76 г., умер в 1514/15 г. Женат на дочери кн. Ив. Вас. Горбатого (Сборник Муханова, № 278).

38 См. прим. 39.

39 ДРК, стр. 11. Дворецкого И. Б. Тучкова-Морозова см. в апреле 1462—1484 гг. В опале с братом В. Б, Тучковым с октября 1485 г. В Э и сходных не Тучковы, а Бороздины (Э, д. 4 об.). Оба брата с боярским титулом в октябре 1477 г. (Э, л. 5); в ДРК без боярского титула и без фамилии. По Ш в 1475/76 г. сказано боярство И. Б. Бороздину и В. Б. Бороздину, умершему в 1502/3 г., а также Г. Н. Бороздину, умершему в 1479/80г. Первые двое Бороздиных упом. в разрядах до апреля 1501 г., но без боярского звания (ДРК, стр. 23). Последний упом. в ноябре 1473 г., но без звания боярина (ДРК, стр. 13).

40 ДРК, стр. 11. Последний раз упом. в июне 1489 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 239; ср. ДРК, стр. 15). По Ш с 1475/76 г., умер в 1491/92 г.

41 ДРК, стр. 11. Убит 24 ноября 1501 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 47). По Ш с 1475/76 г., убит в 1501/2 г.

42 ДРК, стр. 11.

43 ДРК, стр. 11; последний раз упом. в 1485 г. (ДРК, стр. 14). Зимой 1478/79 г. боярин (ПСРЛ, т. VI, стр. 222). Умер незадолго до августа 1494 г. (А.А. ФедотовЧеховской. Акты, относящиеся до гражданской расправы древней России, т. I. Киев, 1860, далее — АГР, т. I, № 91). По Ш окольничий с 1475/76 г., боярин с 1479/80 г., умер в 1490/91 г. Женат на дочери Якова Ивановича Кошкина (Родословная книга, ч. 2, стр. 123).

44 ДРК, стр. 11. Упом. в октябре 1477 г. (ДРК, стр. 13). По Ш с 1462 г., умер в 1485/86 г. Упом. 27 февраля 1486 г. (АФЗиХ, ч. I, № 33). Умер до 25 марта 1493 г. (Вкладная книга Богоявленского м-ря. Фонд Веселовского, № 160, л. 9).

45 ДРК, стр. 13. Последний раз упом. в 1492/93 г. (ДРК, стр. 19). По Ш с 1472/73 г., умер в 1492/93 г.; умер до 11 января 1511 г. (ГБЛ, Троицк, кн. 536, далее — Троицк. кн., № 69). Его дочь замужем за Иваном Влад. Головой Ховриным. Сам Холмский женат на дочери И. И. Заболоцкого (Родословная книга, ч. 2, стр. 43).

46 ДРК, стр. 13. Последний раз упом. в сентябре 1509 г. (ДРК, стр. 44). По Ш с 1479/80 г., умер в 1510/11 г. Умер 15 марта 1510 г. (Кормовая книга, стр. 1).

47 ДРК, стр. 13. Последний раз упом. в апреле 1501 г. (ДРК, стр. 28). По Ш с 1475/76 г., умер в 1502/3 г.

48 ДРК, стр. 13. Последний раз упом. в апреле 1501 г. (ДРК, стр. 28). По Ш с 1475/76 г., убит в 1500/1 г. Оба Бороздина были боярами на Москве (ГБЛ, Рум. № 348, л. 137). Убит 17 августа 1501 г. (Э, л. 25).

49 Это, очевидно, Дм. Ховрин. О нем см. ниже.

50 По Ш с 1486/87 г., умер в 1494/95 г.

51 По Ш окольничий с 1486/87 г., умер в 1502/3 г.

52 Э, л. 7об.

53 ДРК, стр. 14.

54 Акты, собранные... Археографической экспедицией, т. I. СПб., 1836 (далее ААЭ, т. I), № 113. Родословная книга, ч. I, стр. 330.

55 Памятники дипломатических сношений России с державами иностранными, т. I. СПб., 1851, стр. 26; ср. ГИМ, Сим. № 58, л. 147; ср. в феврале 1500 г. (ДРК, стр. 9).

56 По Ш с 1477/78 г. бояре: М. Ф. Микулинский, И. Н. Бороздин, С. И. Ряполовский, С. Ф. Пешок-Сабуров (умер в 1483/84 г.). Первые трое упом. в разряде зимнего похода 1477 г., но без боярского звания. В Э. все они под 1477 г. упом. как воеводы и бояре (л. 6), причем Микулинский — тверской. Сабуров был боярином княгини Марфы. Г. Н. и И. Н. Бороздины были боярами в Твери (ГБЛ, Рум. № 348, л. 137 об.). По Ш с 1479/80 г. бояре В. М. Оболенский (умер в 1480/81 г.), П. М. Оболенский (умер в 1481/82 г.), Ф. Г. Бороздин (умер в 1493/94 г.). По родословным книгам последний был боярином в Твери и на Москве (ГБЛ, Рум. № 348, л. 137об.). Боярами по Ш были также с 1492/93 г. П. Н. Оболенский (умер в 1498/99 г.), П. Б. Бороздин (умер в 1503/4 г.), Ф. С. Хрипун-Ряполовский (умер в 1497/98 г.). Последние трое упом. в разрядах 1492/93 г., но без звания бояр (ДРК, стр. 17-19). П. Н. Оболенский в 1479 г. был боярином кн. Б. В. Волоцкого (ПСРЛ, т. VI, стр. 223). По Ш окольничими были также: с 1484/85 г. Ю. М. Плещеев (умер в 1495/96 г.), с 1488/89 г. Ю. И. Кутузов (умер в 1498/99 г.) и Б. В. Кутузов (умер в 1500/1 г.); Б. В. Кутузов был жив еще после 1511 г. (см. Послание к нему Иосифа Волоцкого, ДРВ, ч. XIV). По Государеву родословцу оба Кутузовых были окольничими Ивана III (Родословная книга, ч. 2, стр. 2).

57 ДРК, стр. 19. Пострижен в монахи в январе 1499 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 243). По Ш с 1494/95 г., умер в 1499/1500 г.

58 ДРК, стр. 19, Э, л. 15. Последний раз упом. в 1499/1500 г. (ДРК, стр. 2. ПСРЛ, т. XXIII, стр. 196). По Ш с 1494/95 г., умер в 1502/3 г. По Э боярин уже в 1492/93 г. (Э, л. 11), по государеву разряду упомянут без титула и фамилии (ДРК, стр. 18).

59 ДРК, стр. 19, Э, л. 15. Последнее упоминание в разрядах. По Ш с 1458/59 г. умер в 1501/2 г.; во всяком случае в марте 1512 г. уже умер (АФЗиХ, ч. II, № 54). В 1503/4 г. еще был жив. (Сборник Муханова, № 291). Его дочь замужем за П. Ф. Хромым, сыном боярина Ф. Хромого («Известия Русского генеалогического общества», вып. I. СПб., 1900, далее — ИРГО, вып. I, стр. 110—111).

60 ДРК, стр. 19. Казнен в 1499 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 243). Упом. как боярин еще в январе 1494 г. (Сборник Русского исторического общества, далее — Сб. РИО, т. 35, стр. 114). По Ш с 1477/78 г., «выбыл» в 1498/99 г.

61 ДРК, стр. 19. Последнее упоминание. Возможно, боярин уже в июне 1490 г, (Сб. РИО, т. 35, стр. 50). По Ш дворецкий с 1464/65 г.; умер в 1500/1 г.

62 По Ш боярин с 1496/97 г., умер в 1509/10 г. См. в акте 1497—1502 гг. (Сборник Муханова, № 289). По Ш с 1494/95 г. бояре кн. Сем. Дан. Холмский (умер в 1500/1 г.), кн. О. А. Дорогобужский (убит в 1530 г.), кн. И. М. Телятевский (умер в 1511/12 г.), кн. В. А. Микулинский (умер в 1508/9 г.). Холмский упом. в разрядах 1494/95 г., но без звания боярина (вклад по нем 1 сентября 1500 г. Тр. вкл., л. 111), а Телятевский и Микулинский со званием тверских бояр (ДРК, стр. 21), в пространной редакции и О. А. Дорогобужский (Э, л. 15).

63 ДРК, стр. 19; ср., в июле 1490 г. Памятники дипломатических сношений..., т. I, стр. 126. В октябре 1496 г. отправлен с посольством, из которого не вернулся (Сб. РИО, т. 41, стр. 223 и др., ПСРЛ, т. VI, стр. 241, ПСРЛ, т. VIII, стр. 233). По Ш с 1494/95 г., умер в 1503/4 г.

64 ДРК, стр. 19, Э, л. 15. Упом. в апреле 1501 г. (стр. 28), мае 1503 г. (Сб. РИО, т. 35, стр. 413); тогда же назван в посольстве «боярином-окольничим» (ПСРЛ, т. VI, стр. 49). По Ш с 1494/95, умер в 1503/4 г. Упом. как окольничий, еще в 1487/88 г. (Сб. РИО, т. 35, стр. 1). Умер вскоре после февраля 1510 г. (ГБЛ Троицк., кн. 536, № 108). Вклад по нем сделан в мае 1522 г. (Тр. вкл., л. 112 об.).

65 ДРК, стр. 19. Упом. в августе 1495 г. как окольничий в свите княгини Елены и в июле 1498 г. как окольничий (Сб. РИО, т. 35, стр. 163, 270). По Ш с 1494/95 г., умер в 1504/5 г.

66 По Ш с 1497/98 г. окольничий Иван Обляз-Вельяминов, умерший в 1523/24 г. Обляз, очевидно, окольничим не был.

67 Сборник Муханова, № 289, ср. Родословная книга, ч. 2, стр. 158 (родич Мамоновых, дед боярина В. Д. Данилова). По Ш с 1499/500 г., умер в 1500/1 г.

68 К. В. Базилевич. Новгородские помещики из послужильцев в конце XV в. «Исторические записки», кн. 14, стр. 62 и сл.

69 ПСРЛ, т. XXIII, стр. 162.

70 АФЗиХ, ч. 1, № 28. Боярином и наместником тверским он был еще в 1485 г. А. Н. Насонов. Летописные памятники Тверского княжества. «Известия Академии наук, Отд. гум. наук». 1930, № 10, стр. 741. Л. В. Черепнин. Из истории древнерусских феодальных отношений XIV—XVI вв. «Исторические записки», кн. 9, стр. 56. В 1485 г. он построил каменные «палаты» на своем дворе (ПСРЛ, т. VI, стр. 237).

71 В зависимости от митрополичьего дома уже в феврале 1486 г. (АФЗиХ, ч. 1, № 33).

72 Подробнее см. К. В. Базилевич. Указ. соч., стр. 71—72.

73 ДРК, стр. 9. Последний раз в сентябре 1509 г. (Там же, стр. 44). По Ш с 1499 — 1500 г., умер в 1509/10 г.

74 ДРК, стр. 9. По Ш с 1499/500 г., умер в 1519/20.

75 По Ш с 1499/500 г. еще В. Д. Холмский. Он упом. в разрядах 1500 г., но без звания боярина. По Ш с 1500/1 г. Д. В. Ростовский (умер в 1517/18 г.) и Д. В. Шеин, убитый в 1504 г. под Казанью. Они упомянуты в разрядах 1501 г., но без боярского звания (ДРК, стр. 18). Шеин в пространных разрядах упоминается с боярским титулом уже под 1496 г. (Э, л. 18). Возможно, это ошибка, ибо еще под 1499 г. он без боярского звания (л. 20об.). Возможно, ошибочно под 1499 г. боярином назван Ф. И. Вельский (Э, л. 20об., ср. ДРК, стр. 24). Не подтверждаются источниками и сведения об окольничестве Андрея Васильевича Сабурова под 1493 и 1499 гг. (Э, лл. 11об., 20об. ср. ДРК, стр. 24).

76 См. выше.

77 ДРК, стр. 28. В сентябре 1507 г. боярин (ДРК, стр. 37) и в марте — сентябре 1517 г. (Сб. РИО, т. 53, стр. 21, 40). Последний раз упом. в июле 1513 (ДРК, стр. 52). В 1508/9 г. окольничий-боярин (ПСРЛ, т. XIII, стр. 10; т. VI, стр. 54, 248, 250). По Ш с 1500/1 г., с 1505/6 г. — боярин, умер в 1517/18 г.

78 ДРК, стр. 28. Упом. в сентябре 1509 г. (Там же, стр. 43), ср. под 1508/9 г. (Сб. РИО, т. 35, стр. 489). По Ш с 1500/1 г., умер в 1514/15 г.

79 ДРК, стр. 28. Упом. в сентябре 1509 г. (Там же, стр. 44). По Ш с 1500/1 г., умер в 1509/10 г. (Здесь Аф. Ив. Сакмышев).

80 См. выше.

81 По Ш с 1502/3 г. Ив. Гр. Мамонов (умер в 1504/5 г.). Умер до ноября 1516 г. (Тр. вкл., л. 130). По Государеву родословцу был окольничим Ивана III (Родословная книга, ч. 2, стр. 157). Упом. в 1508/9 г. (Сб. РИО, т. 39, стр. 489), но без звания окольничего.

82 Сб. РИО, т. 35, стр. 413. Последний раз в декабре 1512 г. (ДРК, стр. 49). По Ш с 1505/6 г., умер в 1514/45 г.

83 Сб. РИО, т. 35, стр. 427. Последний раз осенью 1509 г. (ДРК, стр. 43). По Ш с 1475/76 г., умер в 1521/22 г. В 1525/26 г. уже умер (см. ГБЛ, Троицк, кн. 536, № 99).

84 Э, л. 33. Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки в XVI столетии. СПб., 1888, стр. 108. По Ш с 1499/500 г.; умер в 1523/24 г. Упом. в грамоте от апреля 1508 г. (Веселовский). Осенью 1508 г. кн. Василий Данилович «поиман в тюрьме на Бе-леозере и преставися» (ПСРЛ, т. XXIII, стр. 198).

85 ДРК, стр. 9.

86 Трое из них (кроме Ф. Хромого и П. Нагого) присутствовали при составлении духовной Ивана III. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. М.—Л., 1950 (далее — ДиДГ), № 89.

87 По Ш с 1505/6 г. боярин кн. Вас. Сем. Одоевский (умер в 1533/34 г.), который в разрядах упоминается только с 1514/15 г., но без боярского звания (ДРК, стр. 58). По Ш в 1509/10 г. умер боярин М. Ф. Телятевский, о боярстве которого ранее в списке не говорилось.

88 О нем см. выше.

89 ПСРЛ, т. VI, стр. 52; ср. в сентябре 1509 г. (ДРК, стр. 43). В сентябре 1527 г. боярин (ДРК, стр. 77), хотя в июне 1521 г. еще окольничий (ДРК, стр. 69). Умер в сентябре 1554 г. (помета М). По Ш с 1509/10 г., в 1530/31 г. боярин, умер в 1548/49 г.; умер до 5 октября 1554 г. (Тр. вкл., л. 164 об.). Последний раз упомин. в разрядах в декабре 1547 г. (ДРК, стр. 129). Его матерью была дочь Ив. Ив. Кошкина (Родословная книга, ч. 2, стр. 123). Женат на Аграфене, дочери Дм. Владимир. Ховрина (ГБЛ, Рум. № 349, л. 232).

90 ДРК, стр. 43. По Ш с 1500/01 г., умер в 1522/23 г. Последний раз упом. в марте 1519г. (Сб. РИО, т. 41, стр. 83) и в декабре 1522 г. (РИБ, т. XV, № 15). В летописи упом. как боярин еще осенью 1501 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 47). Однако в разрядах в это время упоминается без боярского звания (ДРК, стр. 29, 30 и др.).

91 ДРК, стр. 43. Взят в плен в сентябре 1514 г. (ПСРЛ, т. XXIII, стр. 201). По Ш с 1509/10 г., взят в плен в 1514/15 г., а также с 1552/53 г., умер в 1554/55 г. 37 лет был в плену (1514—1551 гг.). Вернулся на Русь 20 декабря 1551 г. (Книга посольская метрики в. кн. Литовского, т. I. М., 1845, № 37, стр. 60). Упоминается как боярин в августе 1553 — апреле 1554 г. (ДРК, стр. 162). Умер до августа 1554 г. в Троицком монастыре (Н. Н. Голицын. Род князей Голицыных, т. I. СПб., 1892, стр. 113).

92 ДРК, стр. 44. По Ш с 1505/6 г., умер в 1511/12 г. В пространной ред. боярин под 1506/7 г., в краткой упом. без титула (Э, л. 37, ср. ДРК, стр. 35).

93 ДРК, стр. 9; ПСРЛ, т. VI, стр. 50. Василий III выдал вторую дочь Юрия Сабурова за кн. Вас. Сем. Стародубского.

94 ДРК, стр. 43. По Ш с 1509/10 г., умер в 1511/12 г.

95 ДРК, стр. 43. Боярин в июле 1528 г. (Там же, стр. 78) и в 1523/24 г. (ПСРЛ, т. XXIII, стр. 203), хотя в 1521/22 г. окольничий (ДРК, стр. 74). Вклад на помин души в октябре 1541 г. (Тр. вкл., л. 316). Сын Образца, женат на Евдокии, дочери Д. В. Ховрина (ГБЛ, Рум. № 349, л. 230об.). По Ш с 1509/10г., боярин с 1523/24 г., умер в 1533/34 г. Последний раз упом. в январе 1531 г. (ДРК, стр. 85) и под 1533 г. (Э, л. 108 об.).

96 ДРК, стр. 44. Последний раз упом. в октябре 1531 г. (ДРК, стр. 87). В этом году впервые боярин. По Ш с 1509/10 г.; боярин с 1531/32 г., умер в 1533/34 г.

97 ДРК, стр. 44. Упом. в январе 1510 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 27). По Ш умер в 1512/13 г., будучи окольничим. С 1510 по 1514 г. был псковским наместником (Псковские летописи, вып. I. М.—Л., 1954, стр. 97).

98 ДРК, стр. 44. По Ш с 1509/10 г. умер в 1510/11 г. Умер до 1519/20 г. (Троицк. вкл. кн., л. 220об.).

99 ДРК, стр. 44. По Ш с 1499/500 г., умер в 1509/10 г.

100 ДРК, стр. 44. По Ш с 1500/1 г., умер в 1511/12 г.

101 ДРК, стр. 43—44. Последний раз в 1519/20 г. (Там же, стр. 68). По III с 1509/10 г., умер в 1519/20 г.

102 По П1 с 1509/10 г. Петр Иванович Житов (умер в 1515/16 г.), который в сентябре 1509 г. упом. как тверской боярин (ДРК, стр. 44). «Грамоту невместную» 1509 г., говорящую об окольничестве Матв. Як. Бестужева (Акты XIII—XVII веков, представленные в Разрядный приказ..., изд. А. Юшковым. М., 1898, далее — Акты Юшкова, № 76), следует считать подделкой.

103 Сб. РИО, т. 35, стр. 486; под 1509/10 г. см. у Н. П. Лихачева. Разрядные дьяки, стр. 84. В изданных разрядах — как боярин, с 1514 г. (ДРК, стр. 55). По Ш в 1509/10 г., боярин, с 1510/11 г. конюший; взят в плен в 1514/15 г. Умер в плену к 1516 г. (Новгородские летописи. СПб., 1879, стр. 66). Его дочь Марфа замужем за Дм. Фед. Оболенским (ГБЛ, Беляев, № 6/1520, л. 481).

104 ДРК, стр. 48. Последний раз упом. летом 1513 г. (Там же, стр. 53, ПСРЛ т. VI, стр. 253). По Ш с 1512/13 г., умер в 1522/23 г.

105 ДРК, стр. 50. Боярин еще в июне 1512 г. (РИБ, т. XV, № 6). Последнее упом. в июне 1535 г. (ДРК, стр. 95); в июне 1538 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 124), в январе 1537 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 66). По Ш с 1505/6 г., умер в 1538/9 г. Умер незадолго до 1 ноября 1538 г. (Троицк. вкл., л. 524 об.), т. е. в октябре 1538 г. («того месяца», как убит Ф. Мишурин. ПСРЛ, т. VIII, стр. 295). По Постниковскому летописцу умер в ноябре 1538 г. (М. Н. Тихомиров. Записки о регентстве Елены Глинской. «Исторические записки», кн. 46, стр. 285). Его дочь замужем за И. Д. Бельским. (ГБЛ, Беляев, № 6/1520, л. 481).

106 ДРК, стр. 52. Последний раз упом. в августе 1531 г. (ДРК, стр. 84). По Ш с 1512/13 г., умер в 1533/34.

107 ДРК, стр. 52. Последний раз упом. в ноябре 1534 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 82). По Ш с 1512/13 г., умер в 1535/36 г. Вклад на помин души в 1538/39 г. (Троицк. вкл., л. 365об.) и в марте 1539 г. (Троицк., кн. 532, Ростов. № 29).

108 ДРК, стр. 52. Женат на дочери Ф. Телепнева-Оболенского; умер до февраля 1516 г. (АФЗиХ, ч. II, № 70). По Ш с 1512/13 г.; умер в 1517/18 г. Его дочь — жена Ф. И. Беззубцева. Акты юридические. СПб., 1838 (далее — АЮ), № 419.

109 По Ш с 1512/13 г. боярами были еще И. Н. Бутурлин (умер в 1537/38 г.), М. В. Горбатый, Н. В. Хромой-Оболенский, Ф. Н. Бутурлин (умер в 1519/20 г.). Все они упомянуты в разряде 1512/13 г., но без боярского звания. В Э ошибочно с боярским титулом (Э, лл. 51об. - 53об.). В мае 1508 г. упом. боярин Сем. Дм. Оболенский (Шум. Обз., вып. IV, № 1327). Ф. Н. Бутурлин в Э упомянут как боярин и под 1515/16 г. (Э, л. 63об.), но обычно и там без боярского звания, Э, лл. 65об., 67об., 70об., 72, 73об.). Здесь же под 1515/16 г. упомянут боярин кн. Вас. Сем. Одоевский (Э, л. 63об.).

110 ДРК, стр. 54. Последний раз упом. в 1514/15 г. (Там же, стр. 58). По Ш с 1505/6 г., умер в 1521/22 г.

111 ДРК, стр. 45. Последний раз упоминается в 1531/32 г. (ДРК, стр. 73); ср. под 1515 г. (Шум. Обз., вып. IV, № 994); в грамотах от февраля 1527 г. и июня 1528 г. назван боярином (СГГиД, ч. I, № 155—156). Очевидно, сведение разрядных книг от 1531/32 г., где он назван окольничим, не точно. По Ш окольничий с 1509/10 г., умер в 1521/22 г., умер 9 июня 1533 г. (Кормовая книга, стр. 11).

112 По Ш с 1511/12 г. окольничий Ив. Андр. Лобан Колычев, умер в 1514/15 г. (Ошибочно: Ив. Ив. Колычев).

113 Боярином С. Воронцова называет И. Санин в послании Третьякову (около 1511 г.); ср. Троицк. кн. 536, № 108. Упом. летом 1514 г. (ДРК, стр. 56). Последнее упом. в разрядах в сентябре 1517 г. (ДРК, стр. 64). Был жив в феврале 1520 г. (Лихачев. Разрядные дьяки, стр. 176). Упом. в деле 1519 г. (Там же, стр. 178); упомянут в 1521 г. (ПСРЛ, т. XXIV, стр. 219). По Ш с 1503/4, умер в 1517/18 г. Умер до 10 мая 1522 г. (Тр. вкл., л. 160). Ошибочно назван боярином в летописи под 1501 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 47).

114 Сб. РИО, т. 53, стр. 21, 39, 40; Э, л. 67. По Ш с 1500/1 г., умер в 1517/18 г.

115 По Ш с 1513/14 г. боярами были кн. Юр. Дм. Пронский (умер в 1522/23 г.), кн. Ив. Дм. Пронский (умер в 1522/23 г.), Фед. Юр. Кутузов (умер в 1530/31 г.), кн. Ив. Вас. Белевский (умер в 1522/23 г.); Мих. Сем. Воронцов, кн. Ив. Андр. Микулинский (умер в 1524/25 г.); Воронцов и Кутузов упом. в 1514/15 г., но без звания боярина (ДРК, стр. 59); в Э Кутузов однажды под 1512/13 г. ошибочно упомянут с боярским титулом (Э, л. 52), а под 1514 г. — Микулинский (Э, л. 56 об.). Микулинский упомянут в кратких разрядах под 1514 г., но без того же звания. По Э Андр. Вас. Белевский боярин в 1515/16 г. (Э, л. 63 об.). По Ш с 1514/15 г. кн. Сем. Фед. Курбский умер в 1526/27 г.), кн. Ив. Вас. Теляш-Ромодановский (умер в 1519/20 г.); Курбский упомянут в 1514/15 г. без боярского звания (ДРК, стр. 59), по Э ошибочно боярин (Э, л. 55). По Ш с 1516/17 г. кн. Вас. Дан. Пенков (умер в 1534/35 г.), кн. Юр. Андр. Хохолков-Ростовский (умер в 1528/29 г.). Пенков упомянут в 1516/17 г., но без звания боярина (ДРК, стр. 62). По Ш с 1518/19 г. кн. Фед. Вас. Оболенский-Щетина (убит в 1530 г.), кн. Петр Сем. Ряполовский (умер в 1523/24 г.),

116 ПСРЛ, т. VI, стр. 252; ср. под 1515/16 г. (Там же, стр. 258); ср. Сб. РИО, т. 95, стр. 127 (март 1515 г.); 146 и др.; ср, в июне 1517 г. (ДРК, стр. 64), в августе 1526 г. (Там же, стр. 72). По Ш с 1517/18 г., боярин с 1530/31 г., умер в 1534/35 г. Тучков упоминается с боярским званием при рассказе о событиях 1533 г. в летописи (ПСРЛ, т. VI, стр. 272). Умер М. В. Тучков вскоре после 19 июня 1550 г. (Троицк. вкл., л. 193). См. его вклад 1549/50 г. Писцовые книги Московского государства, СПб., 1872 (далее — ПКМГ), т. II, стр. 14—15.

117 Э, л. 56 об. По Ш с 1512/13 г., умер в 1534/35 г. В разрядах Краткой редакции упом. последний раз в августе 1531 г., но здесь, как и ранее, без звания окольничего (ДРК, стр. 84). В Пространной редакции не всегда, но часто именуется окольничим (Э, лл. 60 об., 61 об., 63 об., и др.).

118 ДРК, стр. 62. Последний раз упоминается в 1521/22 г. (Там же, стр. 73); ср. АФЗиХ, ч. 1, стр. 15. По Ш с 1513/14 г., умер в 1527/28 г. Умер 1 августа 1526 г. (Кормовая книга, стр. 1).

119 См. ГБЛ, Троицк. П, № 15, л. 62. Впрочем, в летописи под 1518 г. он упомянут без звания окольничего (ПСРЛ, т. VI, стр. 280—281).

120 По Ш с 1515/16 г. Ф. Муса-Пешков-Сабуров (умер в 1518/19 г.).

121 По Ш с 1527/28 г. Федор Иванович Одоевский (умер в 1546/47 г.), с 1528/29 г. И. И. Барбашин (умер в 1540/41 г.). Барбашин упом. в 1529 г. без боярского звания (ДРК, стр. 79). По Ш с 1530/31 г. кн. Василий Андреевич Микулинский (умер в 1539/40 г.). Вклад по нем сделан 19 сентября 1540 г. (Троицк. вкл., л. 295). По Э боярин в 1530 г. (Э, л. 97об.), в Краткой редакции разрядов упом. без боярского звания.

122 По Ш боярином с 1530/31 г. назван кн. Андрей Борисович Горбатый (умер в 1531/32 г.). Он упомянут в этом году без боярского звания (ДРК, стр. 71), в Э ошибочно назван боярином (Э, л. 80). По Ш боярин с 1521/22 г. кн. Семен Федорович Бельский (бежал в 1534/35 г.). Он упом. в этом году без боярского звания (ДРК, стр. 72). В Э ошибочно назван боярином (Э, л. 84 об.).

123 ПСРЛ, т. VI, стр. 43.

124 Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки, стр. 176; ср. стр. 178, М. Ю. Захарьин помещен в приговоре 1520 г. после всех окольничих. По Ш окольничий с 1513/14 г., боярин с 1520/21 г., умер в 1537/38 г. В Э ошибочно назван боярином под 1514 и 1522 г. (Э, лл. 56об., 81об.). Боярином на самом деле упом. только в марте 1525 г. (АФЗиХ, ч.. I, стр. 22) и в июне 1528 г. (СГГиД, ч. I, № 156). Умер незадолго до октября 1539 г. (Троицк. вкл., л. 349).

125 По Ш с 1521/22 г. И. В. Немой-Оболенский, И. Ф. Ушатый (умер в 1523/24 г.), М. А. Плещеев (умер в 1530/31 г.), С. Д. Серебряный. Все они упом. в 1521/22 г., но без звания окольничего (ДРК, стр. 73), по Э в 1520/21 г. Ф. К. Беззубцев (Э, л. 77об.), в 1522 г. — окольничий М. А. Плещеев (Э, л. 81об.).

126 См. о нем выше.

127 См. о нем выше.

128 ДРК, стр. 1; единственное упоминание его с боярским званием и последнее вообще упоминание в разрядах. По Ш окольничий с 1521/22 г., боярин с 1523/24 г., умер в 1534/35 г. В разрядах под 1523/24 г. без боярского звания (ДРК, стр. 74).

129 ДРК, стр. 1. По Ш окольничий с 1521/22 г., боярин с 1523/24 г., умер в 1533/34 г. Его дочь была замужем за М. Л. Глинским.

130 См. о нем выше.

131 ДРК, стр. 77. Последний раз упоминается в сентябре 1532 г. (ДРК, стр. 89). По Ш с 1518/19 г., умер в 1537/38 г. Его брат Ив. Ив. Слых-Оболенский женат на дочери М. К. Беззубцева. Н. П, Лихачев. Заметки по родословию некоторых княжеских фамилий (ИРГО, вып. I, стр. 96).

132 См. о нем выше.

133 ДРК, стр. 78. Последний раз упоминается в ноябре 1534 г. (ДРК, стр. 95, ПСРЛ, т. XIII, стр. 71, 82). По Ш с 1512/13 г., умер в 1534/35 г. По Э боярин в 1513/14 г. (Э, лл. 55, 59). Умер незадолго до 17 июля 1535 г. (К. Тихомиров. Владимирский сборник. М., 1857, стр. 130; ср. «Сборник кн. Хилкова», № 1), весной 1535 г. (ГИМ Синод, № 485, л. 550 об.). Женат на Анне, дочери Дм. Влад. Ховрина (ГБЛ, Рум., № 349, л. 232).

134 ДРК, стр. 80. Последний раз упоминается в августе 1550 г. (ДРК, стр. 147). По Ш с 1520/21 г., умер в 1549/50 г. Умер, очевидно, 13 января 1551 г. (Ср. ЗАО, т. I, стр. 67, Троицк. вкл., л. 317). Его дочь Евдокия замужем за М. Я. Морозовым, а Анастасия за В. М. Юрьевым (С. Б. Веселовский. Последние уделы в Северо-восточной Руси. «Исторические записки», кн. 22, стр. 16). Сам он женат на дочери И. А. Челяднина.

135 ДРК, стр. 81. Последний раз упом. в апреле 1536 г. (Там же, стр. 99). По Ш с 1514/15 г., умер в 1548/49 г. По Э в 1517/18 г. (Э, л. 71об., ср. л. 86).

136 ДРК, стр. 86. Последний раз упом. в декабре 1541 г. (ДРК, стр. 114) и в марте 1542 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 147). Умер 14 мая 1542 г. (М. Н. Тихомиров. Записки о регентстве..., стр. 285; ГИМ, Уварова № 377, л. 23об.). По Ш с 1530/31 г., умер в 1545/46 г.

137 См. о нем ниже.

138 См. о нем выше.

139 ПСРЛ, т. XIII, стр. 79. Умер в сентябре 1536 г. (ПСРЛ, т. VI, стр. 272). Глинский последний раз упомянут в разрядах в августе 1530 г., но без боярского звания (ДРК, стр. 81). По Ш боярин с 1523/24 г., умер в 1532/33 г. По Э боярин в 1513/14 г. (Э, лл. 55об., 59), а также под 1536 г. (л. 97). По Ш с 1531/32 г. И. А. Катырев-Ростовский (умер в 1542/43 г.). Вклад по нем сделан в марте 1550 г. — Троицк. вкл., л. 175 об. С 1532/33 г. по Ш боярином был кн. Роман Иванович Одоевский (умер в 1535/36 г.); он упоминается в кратких разрядах без боярского звания (ДРК, стр. 91), по Э боярин в 1530—1534 гг. (Э, лл. 97 об., 115). По Ш в 1533/34 г. умер боярин Василий Семенович Одоевский. По Э в 1527 г. упомянут боярин В. Г. Одоевский (Э, л. 90об.).

140 См. о нем выше.

141 Князь А. А. Хохолков-Ростовский боярином был уже 1 декабря 1533 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 1), ср. в июле 1534 г. (ДРК, стр. 92). Последний раз упом. в 1535/36 г. (ДРК, стр. 100). Умер до октября 1538 г. (Троицк. вкл., л. 173об.). По Ш с 1513/14 г. (умер в 1529/30 г.).

142 ПСРЛ, т. VI, стр. 270—276.

143 Там же, стр. 24; ДРК, стр. 1—2.

144 ПСРЛ. т. VI, стр. 264.

145 В 1527 г. с М. Л. Глинского была снята опала. По выходе из тюрьмы он женился на дочери кн. Ивана Немого-Оболенского (Э, л. 89 об.).

146 Сб. РИО, т. 35, стр. 643. В октябре 1531 г. боярин (ДРК, стр. 86). Последнее упом. в сентябре 1535 г. (ДРК, стр, 97), в июне и октябре 1542 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 441; Сб. РИО, т. 59, стр. 203). По Ш окольничий с 1515/16 г., боярин с 1531/32 г., умер в 1537/38 г. По Э окольничий в 1515/16 г. (Э, л. 63об.). Вклад по нем 1 мая 1544 г. (Троицк. вкл., л. 164).

147 ДРК, стр. 78; Сб. РИО, т. 35, стр. 732. По Ш с 1513/14 г., бежал в 1533/34 г. Последнее упом. в разрядах летом 1533 г. (ДРК, стр. 92). В Э с титулом окольничего ошибочно уже под 1513/14 г. (Э, л. 62об., ср. лл. 70, 80), без титула в других известиях (лл. 63, 66об. 67, 68об. и др.).

148 Прямые сведения об окольничестве относятся к 1537 — октябрю 1539 г. (В. Савва. О Посольском приказе в XVI в., вып. I. Харьков, 1917, стр. 325—326). К 1545 г. уже умер (В. Т. Георгиевский. Фрески Ферапонтова монастыря. СПб., 1911, прилож., стр. 15). И. И. Смирнов весьма правдоподобно отнес к Ф. Карпову известие одного из крымских сановников (второй половины 1540 г.) о том, что «Петра Карпова... в животе не стало» (Акты Западной России, далее — АЗР, вып. II, № 218). По Ш с 1516/17 г., умер в 1529/30 г.

149 О нем см. В. Ф. Ржига. Боярин-западник XVI в. «Ученые записки Института истории РАНИОН», т. IV. М., 1929.

150 Сб. РИО, т. 35, стр. 787; ср. под 1531 г. (Э, л. 99, ДРК, стр. 86). Последнее упом. летом 1537 г. (ДРК, стр. 93). По Ш с 1531/32 г., умер в 1537/38 г. Вклад на помин души в феврале 1541 г. (Троицк. вкл., л. 164).

151 Сб. РИО, т. 35, стр. 847. По Ш с 1523/24 г., умер в 1530/31 г. В разрядах после 1516 г. не упомянут (ДРК, стр. 65). Вклад но нем 3 августа 1533 г. (Троицк. вкл., л. 222).

152 По Ш с 1522/23 г. окольничий Андрей Петрович Великий (умер в 1528/29 г.), с 1524/25 г. Федор Иванович Беззубцев (умер в 1533/34 г.). Сведений об их окольничестве в разрядах нет. Вклад по А. Великом сделан 15 февраля 1531 г. (Троицк. вкл., л. 209). Ф. Беззубцев женат на дочери В. А. Микулинского (ИРГО, в. I, стр. 98).

153 АЗР, т. II, № 175, стр. 235, ср. в июле 1534 г. (ДРК, стр. 92). Последний раз упом. в разрядах в сентябре 1537 г. (стр. 104). По Ш с 1531/32 г., выбыл в 1538/39 г. В Э с боярским званием под 1522/23 г., ср. под 1528/31 г. и 1535 г. (Э, лл. 82об., 93об., 96, 122об.). Погиб в апреле 1538 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 123).

154 ДРК, стр. 92. Последний раз в разрядах упом. в сентябре 1537 г. (ДРК, стр. 104); ср. в октябре 1539 г. (А АЭ, т. I, № 187). По Ш с 1523/24 г., умер в 1542/43 г. Умер до 14 октября 1540 г. Его жена, Мария, дочь бабки царя Анны Глинской. (Троицк. вкл., л. 261). По Э с 1525/26 г. окольничий (Э, лл. 87, 99, 106).

155 ДРК, стр. 92. Последнее упоминание в разрядах в августе 1538 г. (ДРК, стр. 104). По Ш с 1521/22 г., выбыл в 1538/39 г. Убит Шуйскими в мае 1542 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 141). По Э боярин в 1531, 1533 гг. (Э, лл. 76, 107).

156 По Ш с 1534/35 г. И. И. Кубенский, А. И. Холмский (умер в 1542/43 г.), А. Д. Ростовский, П. И. Репнин, И. Трубецкой (умер в 1557/58 г.). Все они упоминаются в разрядах 1534/35 г., но без боярского звания.

157 ПСРЛ, т. XIII, стр. 79, 83; т. VIII, стр. 287.

158 ПСРЛ, т. XIII, стр. 420; т. VIII, стр. 287.

159 ПСРЛ, т. XIII, стр. 81; см. также в мае 1536 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 30), в июне 1537 г. (ДРК, стр. 100). Последний раз упом. в разрядах в декабре 1540 г. (ДРК, стр. 111); ср. в январе 1543 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 206). По Ш с 1512/13 г., умер в 1539/40 г. По Э боярин уже в 1531 г. (Э, лл. 101об., 104об.).

160 ДРК, стр. 104. Последний раз упом. в разрядах в декабре 1547 г. (ДРК, стр. 129). 26 марта 1548 г. ему был отправлен ценный подарок («Известия Археологического общества», далее — ИАО, т. III, стр. 49). По Ш окольничий в 1522/23 г., с 1525/26 г. боярин, умер в 1549/50 г. По Э упом. неоднократно боярином с 1525/26 г. (Э, л. 84об.). В кратких разрядах упом. в 1523/24 г., но без боярского звания (ДРК, стр. 75). См. грамоту 14 мая 1546 г. по спорному делу с кн. М. И. Кубенским (ГКЭ Суздаль 27/11806). Вклад на помин души сделан 20 июня 1548 г. (Веселовский); умер 9 июня 1548 г. (ЗАО, т. I, стр. 80).

161 М. И. Кубенский, Н. В. Оболенский, И. Ф. Телепнев-Оболенский, И. Д. Пенков, И. Ф. Бельский, В. Г. Морозов, И. Г. Морозов, И. В. Шуйский, В. В. Шуйский, М. Ю. Захарьин, Д. Ф. Бельский и М. В. Тучков.

162 ДРК, стр. 97, 98. По Ш с 1534/35 г., умер в 1538/39 г. По Ш с 1534/35 г. окольничий кн. Семен Васильевич Шестунов-Ведикий (умер в 1537/38 г.). Шестунова в разрядах нет. Во вставках в Царственную книгу говорится об окольничестве Ром. Юрьевича Захарьина (ПСРЛ, т. XIII, стр. 453). В разрядах Захарьин последний раз упом. летом 1537 г. (ДРК, стр. 102), но без этого звания. По Ш 1537/38 г. окольничий Ив. Ив. Жулебин (умер в 1553/54 г.). В Дворовой тетради других исторических сведений об окольничестве, за исключением сомнительного указания под 1556 (ДРК, стр. 184), нет.

163 ПСРЛ, т. XIII, стр. 123.

164 См. в июле 1540 г. (ДРК, стр. 108). Казнен в декабре 1543 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 145). По Ш с 1534/35 г., умер в 1542/43 г. См. сведение о том, что существовала запись 1527/28 г. «по боярех по князе Иване да по Андрее Михайловичех Шуйских» (ДиДГ, стр. 447). По Э боярин еще в 1531 г. (Э, л. 101об., 104об.).

165 Чумиков. Акты, № 3. «Чтения ОИДР», 1898, кн. IV. В августе 1538 г. боярином еще не был (ДРК, стр. 105, хотя по Э боярин уже в 1531—1533 гг. — Э, лл. 105, 108). См. о нем в ноябре 1540 г. (Акты Юшкова, № 137). См. в ноябре 1540 г. (Акты Юшкова, № 137), в июле — августе 1542 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 138; ДРК, стр. 113). Последний раз упом. летом 1559 г. (ДРК, стр. 213). По Ш с 1534/35 г., умер в 1558/59 г.

166 ПСРЛ, т. XIII, стр. 124.

167 ПСРЛ, т. VIII, стр. 271. Умер 30 июня 1540 г. См. подробнее Н. Мятлев. К родословию князей Мстиславских. М., 1915, стр. 4—5.

168 См. выше.

169 Послания Ивана Грозного. М.-Л., 1952, стр. 34. ПСРЛ, т. XIII, стр. 98.

170 ПСРЛ, т. XIII, стр. 126.

171 ПСРЛ, т. XIII, стр. 98.

172 Летописец сообщает, между прочим, что «того ради князь Иван Шуйский митрополита свел, что без его веления давали боярство» (ПСРЛ, т. XIII, стр. 432).

173 ПСРЛ, т. XIII, стр. 132.

174 Послания Ивана Грозного, стр. 33, 34.

175 ПСРЛ, т. XIII, стр. 140—141. Щенятев был дальним родственником Булгакова, И. Ф. Бельский женат на дочери М. Д. Щенятева (ИРГО, в. I, стр. 71).

176 За последних двух, как уже говорилось, ратовал перед царем И. Бельский (ПСРЛ, т. XIII, стр. 126, 141).

177 О вражде Шуйских к Тучкову см. ПСРЛ, т. XIII, стр. 432.

178 Одна из сестер И. Д. Бельского позднее была замужем за М. Я. Морозовым (Веселовский. Последние уделы, стр. 116). Дочь И. К. Морозова была замужем за И. И. Щетиной-Оболенским. См. отношение Ивана Грозного к Морозовым. Послания..., стр. 34. О позиции И. Г. и В. Г. Морозовых см. ПСРЛ, т. XIII, стр. 443—444.

179 См. о Ю. Темкине-Ростовском, как союзнике Шуйских (ПСРЛ, т. XIII, стр. 444).

180 В. В. Шуйский был в 1534/35 г. душеприказчиком у М. В. Горбатого.

181 На Анастасии, дочери казначея Петра Ив. Головина был женат А. Б. Горбатый. Сам П. И. Головин женат на М. В. Одоевской; одна сестра Головина, Евдокия, замужем за И. В. Хабаровым, а другая, Марья, за И. Д. Пронским. Тетка Головина, Евдокия Владимировна, была замужем за кн. И. Ю. Патрикеевым, а двоюродные сестры П. Головина — Аграфена была замужем за И. Г. Морозовым, а Анна — за М. В. Горбатым (ГБЛ, Рум. № 349, лл. 230—232). П. П. Головин был женат на дочери И. Ю. Шигоны-Поджогина. См. о И. П. Головине в приписках к Царственной книге (ПСРЛ, т. XIII, стр. 444). Шуйских поддерживал казначей И. Третьяков (ПСРЛ, т. XIII, стр. 439). Его сестра Евдокия была замужем за кн. Д. В. Шуйским, а дочь (тоже Евдокия) за В. В. Горбатым (ГБЛ, Рум. № 349, л. 231 об.).

182 И. Ф. Мстиславский был первым браком женат на Ирине, дочери А. Б. Горбатого, а вторым на Анастасии, дочери В. И. Воротынского (Веселовский. Последние уделы, стр. 118; Мятлев. Указ. соч., стр. 6). Возможно, близки к Шуйским были и Воронцовы (см. М. Воронцова в духовной М. В. Горбатова 1535 г. (К. Тихонравов. Владимирский сборник. М., 1857). М. С. Воронцов также был в опале при Елене Глинской. Поддерживал Шуйских в 1542 г. будущий видный боярин И. В. Шереметев (см. ПСРЛ, т. XIII, стр. 439).

183 ПСРЛ, т. XIII, стр. 141, 439.

184 ПСРЛ, т. XIII, стр. 439, 443—444. Пронские пострадали от Елены Глинской, очевидно, еще в 1537 г. за связь с Андреем Старицким. Ф. Д. Пронский был боярином кн. Андрея (ПСРЛ, т. VIII, стр. 293). Д. Н. Альшиц сомневается в близости к Шуйским Д. Курлятева, И. Пронского, А. Басманова, поскольку все трое фигурируют в тенденциозной приписке к Царственной книге (Д. Н. Альшиц. Источники и характер редакционной работы Ивана Грозного над историей своего царствования. «Труды Гос. публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина», т. I (VI). Л., 1957, стр. 141). Родственные связи Пронского с Шуйскими несомненны. Вряд ли измышлялись сведения и о других участниках событий 1543 г,

185 ДРК, стр. 108, ср. под 1543 г. (Шум. Обз., вып. IV, № 1329). Последний раз упом. в апреле 1544 г. (ДРК, стр. 119). По Ш с 1534/35 г., умер в 1545/46 г. Ошибочно назван боярином в Э под 1523/24 г. (Э, л. 83) и потом неоднократно (лл. 91, 98, 99об., 105, 112).

186 ДРК, стр. 110. Последний раз упом. в 1558/59 г. (ДРК, стр. 206). По Ш с 1539/40 г., умер в 1560/61 г. Вклад по нем сделан 28 июля 1562 г. (Троицк. вкл., л. 513об.).

187 Грамоты Коллегии Экономии (далее — ГКЭ), Вологда № 11/2582, ср. в марте 1542 г. («Труды Вятской уч. архивной комиссии», 1905 г., вып. III, отд. III, стр. 84) и в июне 1543 г. (ДРК, стр. 117). Последний раз упом. в апреле 1546 г. (ДРК, стр. 122). Казнен 21 июля 1546 г. (ПСРЛ, т. XX, стр. 467). По Ш с 1534/35 г., выбыл в 1545/46 г..

188 ПСРЛ, т. XIII, стр. 139. Возможно, боярином был еще в 1539 г. (Веселовский); умер до октября 1541 г. (Троицк. вкл., л. 318об.).

189 ПСРЛ, т. XIII, ст. 439—440.

190 ДРК, стр. 115. АФЗиХ, ч. II, № 169. Последний раз упом. в конце 1549 г. (ДРК, стр. 140). По Ш с 1534/35 г., умер в 1549/50 г. По Э ошибочно боярин еще в 1534 г. (Э, лл. 115, 116об., 125, 129об. и др.). В Тысячной книге (октябрь 1550 г.) и в Дворовой тетради 1551/52 г. его нет. Очевидно, умер в начале 1550 г. Его жена — сестра И. И. Хабарова (Троицк. вкл., л. 175).

191 ДРК, стр. 116. Последний раз упом. в августе 1559 г. (ДРК, стр. 214), в 1536 г. окольничий (Э, л. 123), ср. в августе 1538 г. — марте 1542 г. (ААЭ, т. I, № 193; ДРК, стр. 106; Сб. РИО, т. 59, стр. 147). По Ш окольничий с 1535/36 г., боярин с 1542/43 г., умер в 1560/61 г. По Э ошибочно в 1537 г. боярин (Э, л. 126 об.). В мае 1560 г. по нем вклад (Троицк. вкл., л. 161).

192 ПСРЛ, т. XIII, стр. 443—444. В разрядах в январе 1544 г. (ДРК, стр. 120). Последнее упом. в июле 1556 г. (ДРК, стр. 184). По Ш с 1543/44 г., умер в 1556/57 г. По Э боярин с 1540 г. (Э, л. 138об.). Вклад по нем 2 июля 1557 г. (Троицк. вкл., л. 254об.).

193 ПСРЛ, т. XIII, стр. 145, 443—444.

194 ПСРЛ, т. XIII, стр. 145, 444.

195 В Думе в это время были бояре: М. И. Кубенский, М. В. Тучков, В. Г. Морозов, И. Г. Морозов, Д. Ф. Бельский и назначенные после смерти Елены Глинской Ю. М. Булгаков, И. М. Шуйский, А. Д. Ростовский, И. С. Воронцов, И. И. Кубенский, П. И. Репнин, Ф. И. Скопин-Шуйский.

196 См. РИО, т. 59, стр. 43, 46, 66, 102, ср. в мае 1537 г. («Исторические записки», кн. 10, стр. 87). По Ш с 1537/38 г., умер в 1542/43 г. (О его окольничестве см. также: Родословная книга, ч. 2, стр. 158).

197 ЦГАДА, Крымск. дела, кн. 8, л. 494об.

198 О нем см. выше.

199 РИБ, т. XV. СПб., 1894, № 50. (У него титул окольничего-боярина); ср. в июле 1547 г. (ДРК, стр. 125). Последний раз упомянут в начале 1550 г. (стр. 140). По Ш с 1546/47 г., умер в 1550/51 г.

200 Сб. РИО, т. 59, стр. 146, см. в сентябре 1542 г. (Троицк. кн. 532, Ростов. № 10). По Ш с 1539/40 г. боярин; умер в 1545/46 г. Вклад по нем 18 мая 1544 г. (Троицк. вкл., л. 344 об.). Умер, очевидно, 27 февраля 1544 г. (С. К. Смирнов. Древние надгробные надписи, открытые в Троицкой Лавре. «Труды I Археологического съезда», т. II. М., 1871, стр. 423.)

201 ДРК, стр. 116. Последний раз в разрядах весной 1546 г. (ДРК, стр. 122). И. И. Беззубцев в 1545 г. упом. как «окольничий-боярин» (ИРГО, вып. I, стр. 97). См. о Беззубцеве в феврале 1546 г. (АФЗиХ, ч. II, № 189) и в мае 1547 г. (АЮБ, т. I, стр. 199). По Ш с 1542/43 г., умер в 1546/47 г.

202 Сб. РИО, т. 59, стр. 215, ср. Лихачев. Разрядные дьяки, стр. 307. По Ш с 1534/35 г. (описка: В. И. Ушатый вместо В. В. Ушатый), с 1543/44 г. боярин; умер в 1548/49 г. Умер около 1548 г., ибо тогда упоминается его вдова — Фетинья. Сомнительно сведение о его боярстве в 1542 г. (Э, л. 148).

203 По Ш с 1538/39 г. Семен Семенович Беззубцев (умер в 1544/45 г.), с 1539/40 г. Иван Федорович Стригин-Ряполовский (умер в 1541/42 г.), Беззубцев упоминается в разрядах с лета 1539 г. по январь 1544 г., но без звания окольничего (ДРК, стр. 106, 119, И. Ф. Стригин-Ряполовский упомянут последний раз в Кратких разрядах в июне 1541 г., но без звания окольничего (ДРК, стр. 114). По Э окольничий в 1540 г. (Э, л. 136 об.). По Ш с 1541/42г. окольничий Федор Михайлович Плещеев (умер в 1545/46 г.). Плещеев упомин. в разрядах в 1543/44 г., но без звания окольничего (ДРК, стр. 117, 120).

204 ПСРЛ, т. XIII, стр. 449.

205 ДРК, стр. 119. В ноябре 1542 г. боярином еще не был (ДРК, стр. 115). Последнее упом. летом 1559г. (ДРК, стр. 213). По Ш с 1543/44 г., выбыл в 1565/66 г. Казнен 1 февраля 1565 г. (Троицк. вкл., л. 365об.). ПСРЛ, т. ХШ, стр. 395; ЗАО, т. I, стр. 69. Женат на Анастасии, дочери казначея П. И. Головина. Одна его дочь, Ирина, замужем за И. Ф. Мстиславским, вторая, Евдокия, замужем за Н. Р. Юрьевым (Мятлев, Указ. соч., стр. 6).

206 ДРК, стр. 120. По Ш окольничий с 1542/43 г., боярин с 1543/44 г., выбыл в 1545/46 г. Казнен в 1546 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 149). Вклад по нем 25 августа 1546 г. (Троицк. вкл., л. 160об.).

207 ДРК, стр. 120. Последнее упоминание. По Ш в 1539/40 г., умер в 1545/46 г. Вклад на помин души 20 июля 1548 г. (Веселовский).

208 По Ш с 1543/44 г. боярин Василий Михайлович Воронцов (выбыл в 1545/46 г.); последний казнен в июне 1546 г. О боярстве Воронцова говорит государев родословец (Родословная книга, ч. 2, стр. 16).

209 ААЭ, т. I, № 201. В декабре 1546 г. он уже боярин (СГГиД, ч. II, № 34, ДРК, стр. 129). Последний раз упом. осенью 1549 г. (стр. 140). См. в 1554 г. (Чумиков. Акты, № 9, «Чтения ОИДР», 1898, кн. IV. Вклад по нем сделан 25 августа 1557 г. Троицк. вкл., л. 344об.).По Ш боярин с 1543/44 г., умер в 1549/50 г.

210 ПСРЛ, т. ХШ, стр. 147, 446-447.

211 ПСРЛ, т, XIII, стр. 149; М. Н. Тихомиров. Записки, стр. 286.

212 О В. Д. Шеине см. выше. О Щенятеве см. ДРК, стр. 122, 125. По Ш с 1543/44 г., умер в 1546/47 г.

213 Архив Строева (РИБ, т. 32), т. I, № 165; ПСРЛ, т. XIII, стр. 451, 453. В разрядах в июле 1547 г. (ДРК, стр. 123). Последнее упом. в 1554 г. (ДРК, стр. 210), в марте 1556 г. (ДАИ, т. I, № 91—XXV). По Ш сказано: «конюший» боярин М. В. Глинский в 1540/41 г. отставлен в 1546/47 г., умер в 1558/59 г. Согласно помете М, умер в 1559/60 г. Вклад на помин души в декабре 1559 г. (Троицк. вкл., л. 151), т. е. умер в сентябре — декабре 1559 г.

214 Убит в июне 1547 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 154). По Ш с 1539/40 г., убит в 1546/47 г.

215 ДРК, стр. 2. Последнее упоминание в октябре 1567 г. (сб. РИО, т. 71, стр. 563) и в 1567/68 г. (Синбирский сборник, стр. 21). По Ш 1548/49 г., умер в 1568/69 г. Казнен — см. Таубе и Крузе, стр. 41. Курбский, стр. 285, Синодик, стр. 327.

216 С. О. Шмидт. Продолжение Хронографа 1512 г., стр. 287. Умер 4 мая 1551 (Веселовский). По Ш с 1546/47 г. умер в 1550/51 г. По разрядам боярин в июле 1547 г. — весною 1550 г. (ДРК, стр. 124, 141). Согласно помете М, умер в 1554/55 г.

217 ДРК, стр. 2. По Ш с 1546/47 г., в том же году умер. На самом деле умер в июне 1552 г. (Кормовая книга, стр. II).

218 Вместе с И. И. Пронским, М. В. Глинский в 1547 г. пытался бежать за рубеж. И. И. Пронский был в 1559 г. душеприказчиком М. В. Глинского (Троицк. вкл., л. 151).

219 М. В. Глинский, Ю. М. Булгаков, Д. Ф. Бельский, И. Г. Морозов, А. Д. Ростовский, А. Б. Горбатый, И. С. Воронцов, И. М. Шуйский, Ф. И. Скопин-Шуйский, Д. Д. Пронский, И. И. Пронский, М. И. Кубенский, И. М. Юрьев, В. Д. Шеин и М. В. Тучков.

220 ДРК, стр. 122; ср. в декабре 1546 г., январе 1547 г. Дополнения к актам историческим, т. I, СПб., 1846 (далее — ДАИ, т. I, № 38). Боярин уже летом 1553 г. Последнее упом. в ноябре 1553 г. (ДРК, стр. 5, 162). По Ш окольничий с 1543/44 г., боярин с 1552/53 г., умер в 1555/56 г. Судя по месту, которое занимает И. Д. Шеин среди бояр в Дворовой тетради (перед С. К. Заболоцким), П. С. Серебряным, он получил боярское звание не позднее 1552 г. (см. Дворовая тетрадь, стр. 112). В августе 1550 г. еще окольничий (ДРК, стр. 147). См. о его боярстве в июне 1552 г. (Продолжение ДРВ, ч. IX, стр. 3).

221 ДРК, стр. 2, в марте, мае и июле 1548 г. боярин (ГИМ, Уваров карт., № 41/16; Шум. Обз., вып. III, № 417, АГР, т. I, № 63). Последний раз в 1563/64 г. (ДРК, стр. 249). По Ш окольничий с 1547 48 г., с 1548/49 г. боярин; умер в 1565/66 г. В декабре 1547 г. - еще просто тверской дворецкий (ДРК, стр. 126), умер 27 ноября 1564 г. (Кормовая книга, стр. II). Вклад по нем в июле 1565 г. (Троицк. вкл., л. 352). Возможно, боярин уже в марте 1548 г. (ИАО, т. III, стр. 49).

222 ПСРЛ, т. XIII, стр. 456.

223 АЮБ, № 52-V; ср. в декабре 1547 г. (ДРК, стр. 123). Боярин И. П. Федоров и окольничий Ф. М. Нагой (см. о нем ниже) присутствовали на суде, начавшемся еще до 27 мая 1547 г. и окончившемся 13 августа того же года. Остается неясным, с самого ли начала они были на суде. Федоров упом. в апреле 1567 г, (Синб. сб., стр. 19). Дата его казни в литературе не была выяснена. С. Б. Веселовский указывает 1567 г, (Синодик, стр. 354) и сентябрь 1568 г. (С. Б. Веселовский. Монастырское землевладение в Московской Руси. «Исторические записки», кн. 10, стр. 107). Но Федоров, видимо, был казнен 10 сентября (ЗАО, т. I, стр. 53), судя по вкладной записи о его поминании. По сообщению Шлихтинга, его казнь состоялась уже после похода Грозного в Новгород и Великие Луки в октябре — ноябре 1567 г. (Шлихтинг, стр. 21— 27). Следовательно, казнь Федорова могла произойти только в 1568 году. Это подтверждается и косвенными данными. Село Воскресенское И. П. Федорова было отписано в Кириллов монастырь только 20 ноября 1568 г. (А. И. Копанев. История землевладения Белозерского края XV—XVI вв. М.—Л., 1951, стр. 127). Курбский сообщает, что Грозный ездил по владениям Федорова в то время, когда Филипп Колычев был в заточении (Курбский. Соч., т. I, стр. 300—310), а митрополита осудили только на ноябрьском соборе 1568 г. По Ш боярин с 1543/44 г.; конюший-боярин с 1549/50 г., выбыл в 1566/67 г. По Э ошибочно боярин-конюший в 1540 г. (Э, л. 140). См. Синодик, стр. 354. Курбский, стр. 294—295, 304. Штаден, стр. 79, 87. Шлихтинг, стр. 21—22. Женат на дочери В. А. Челяднина (Троицк. кн. 531, Юрьев № 7).

224 ДРК, стр. 125. Последнее упом. летом 1555 г. (Там же, стр. 175). По Ш с 1546/47 г., умер в 1555/56 г. Умер в монашестве 1 марта 1567 г. (Кормовая книга, стр. 11); ср. дачи на помин души 8 сентября 1558 г. (Сб. Хилкова № 3) и в июне 1558 г. (Троицк. вкл., л. 363).

225 ДРК, стр. 125. Последнее упом. в 1554 г. (стр. 168). По Ш с 1546/47 г., умер в 1557/58 г. Постригся в Кирилло-Белозерском м-ре; упомин. его вклад 21 ноября 1555 г. (А. Титов. Вкладные и кормовые книги Ростовско-Борисоглебского монастыря 1881 г., стр. 22). В 1570/71 г. еще жив (ГБЛ. Троицк. кн. 520, лл. 70—72). Упом. в послании Грозного от сентября 1573 г. (Послания Ивана Грозного, стр. 167). Сестра Хабарова была женой А. Д. Ростовского (Троицк. вкл., л. 175). О Хабарове см. С. Белокуров. Надгробная плита XVI в. в селе Образцове («Чтения ОИДР», 1911. кн. III, стр. 25—26).

226 Б. И. Палецкий в ноябре 1535 г. был конюшим кн. Андрея Старицкого (ПСРЛ, т. XIII, стр. 97).

227 ДРК, стр. 123. Последний раз в 1558/59 г. (ДРК, стр. 206). Умер незадолго до 1 сентября 1558 г. (Веселовский). По Ш с 1546/47 г., умер в 1560/61 г. Сестра его была замужем за В. П. Борисовым, племянницей которого была кн. Ефросинья Старпцкая (ПСРЛ, т. XIII, стр. 523).

228 ДРК. стр. 129; ср. в мае 1548 г. (стр. 130). Последний раз упом. в июле 1566 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 403); ср. под 1564/65 г. (ДРК, стр. 253). По Ш с 1546/47 г., умер в 1566/67 г.

229 АЮБ, т. I, № 52-V; ср. в июле 1547 г. (ДРК, стр. 123). Последний раз упом. в июле 1557 г. (Там же, стр. 188) и в 1557/58 г. («Чтения ОИДР», 1899, кн. I, отд. V, стр. 13). По Ш с 1538/39 г., умер в 1557/58 г. В июле 1559 г. он уже боярин (АГР, т. I, № 34). Его дочь замужем за И. А. Стригиным-Оболенским (Троицк. вкл., л. 185).

230 ДРК, стр. 126. Боярином стал после сентября 1552 г., до июня 1553 г. (Там же, стр. 161). В марте 1553 г. еще окольничий (ПСРЛ, т. XIII, стр. 424). Последнее упом. в апреле 1554 г. (ДРК, стр. 166). Возможно, умер 14 февраля (ЗАО, т. I, стр. 70). Согласно помете М, умер в 1556/57 г. По Ш с 1547/48 г., боярин с 1552/53 г., умер в 1555/56 г. Его дочь — жена Дан. Петр. Головина, сына П. П. Головина (Троицк. вкл., л. 329). Вклад по нем 16 апреля 1557 г. (Троицк. вкл., л. 373).

231 ДРК, стр. 126. В декабре 1548 г. боярин (стр. 131). Последнее упом. летом 1551 г. (стр. 149). По Ш окольничий с 1547/48 г., боярин с 1548/49 г., умер в 1555/56 г. Поскольку Г. В. Морозова в Дворовой тетради 1551/52 г. нет, то, очевидно, смерть его следует отнести примерно к 1552 г. Возможно, боярин еще в марте 1548 г. (ИАО, т. III, стр. 49).

232 См. выше.

233 ДРК, стр. 132—133. Последнее упом. в октябре 1559 г. (стр. 214) и декабре 1562 г. (Продолжение ДРВ, ч. X, стр. 265). По Ш с 1548/49 г., умер в 1560/61 г.

234 ДРК, стр. 7. В конце 1548 г. еще просто дворецкий угличский (стр. 136). Последний раз упом. в апреле 1567 г. (Синб. сб., стр. 18). По III с 1549/50 г., умер в 1569/70 г.

235 ДРК, стр. 132. В 1548 г., очевидно, боярином не был (стр. 130). В октябре 1562 г. насильно пострижен в монахи (ПСРЛ, т. XIII, стр. 344). По Ш с 1548/49 г., умер в 1561/62 г.

236 ДРК, стр. 140. Очевидно, в мае 1548 г. боярином не был. (Там же, стр. 120). Последнее упом. в сентябре 1550 г. (Там же, стр. 147). Вклад «по душе» сделан в июне 1551 г. (Тр. вкл., л. 410). По Ш умер в 1551/52 г.

237 ДРК, стр. 7. В декабре 1548 г. — январе 1549 г. окольничий (ДРК, стр. 13, 137; «Исторический архив», кн. VII, стр. 299). В ДРК зимний поход на Казань 1549/50 г. ошибочно помечен «57», а не «58» годом (стр. 134). В декабре 1549 г. здесь упоминается окольничий И. В. Шереметев (стр. 137). Это, очевидно, ошибка (надо — боярин), ибо И. В. Шереметев (Большой) в это время был уже боярином. По Ш окольничий с 1548/49 г., боярин с 1549/50 г., умер в 1569/70 г. Упом. в апреле 1564 г. (стр. 248). 8 марта 1564 г. взята порука по Шереметеве (СГГиД, ч. I, стр. 491). В сентябре 1565 г. (ДРК, стр. 266). В опале в 1564 г. (Курбский, стр. 296). Упом. в мае 1565 г. (ЦГАДА, Ногайские дела, кн. 7, л. 70об.). 12 июля 1571 г. уже в монашестве (Троицк. вкл., л. 271). Последнее упом. до пострижения относится к маю 1570 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 666). Насильно пострижен в монахи. О нем см. послание Ивана Грозного от сентября 1573 г. (Послания Ивана Грозного, стр. 189 и сл.).

238 ДРК, стр. 140. Это последнее упом. в разрядах. В апреле 1544 г. еще не был боярином. (Там же, стр. 133). По Ш с 1548/49 г.. умер в 1549/50 г.

239 ДРК, стр. 7. Последнее упомин. в разрядах. Это пожалование связано с женитьбой кн. Влад. Старицкого на дочери Александра Нагого (сентябрь 1549 г.). Вклад по нем в июне 1550 г. (Троицк. вкл., л. 233).

240 ДРК, стр. 136, хотя в декабре 1547 г. еще рында (стр. 126). Единственный из бояр 1549 г., доживший до смерти Ивана Грозного. Возможно, боярином был еще в марте 1548 г. (ИАО, т. III, стр. 49). Женат первым браком на дочери кн. А. Б. Горбатого — Ирине, а вторым на дочери В. И. Воротынского — Анастасии; считался родственником Ивана Грозного (его отец был женат на племяннице Василия III). Владел Юхотским уделом (С. Б. Веселовский. Последние уделы в Северо-Восточной Руси. «Исторические записки», кн. 22, стр. 118—121).

241 ДРК, стр. 136. По Ш с 1548/49 г., умер в 1558/59 г. В сентябре 1547 г. еще только тверской дворецкий (ДРК, стр. 4). В начале января 1549 г. окольничий (Сб. РИО, т. 59, стр. 266). Последний раз в разрядах летом 1559 г. (ДРК, стр. 213). Однако жив был в 1567 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 450). Умер 3 апреля 1567 г. («Исторический архив», кн III, стр. 117; Кормовая книга, стр. II). Женат на дочери Д. Ф. Бельского, а вторым браком на сестре М. Черкасского (Таубе и Крузе, стр. 41; Кормовая книга, стр. III).

242 ДРК, стр. 138. В декабре 1548 г., очевидно, боярином не был (Там же, стр. 132). Последнее упом. зимой 1558/59 г. (Там же, стр. 205). Согласно помете М, умер в 1559/60 г. По Ш с 1548/49 г., умер в 1561/62 г. Ср. вклады 1559/60 г. (ЗАО, т. I, стр. 85) и 1558/59 г. (Титов, гл. 229). Женат на дочери В. Г. Морозова (АФЗиХ, ч. II, № 301). Его племянником был А. П. Телятевский.

243 ДРК, стр. 138, хотя в декабре 1548 г., очевидно, им не был (Там же, стр. 132). Казнен 5 августа 1565 г. О дате 5 августа см. А. Титов. Вкладные книги, стр. 52. (В Кир.-Белоз. м-ре память 24 июля, ЗАО, т. I, стр. 87). О казни см. Синодик, 363— 364; Таубе и Крузе, стр. 41. Курбский, стр. 283. РИБ, т. III, стр. 272. По Ш с 1548/49 г., умер в 1567/68 г. Его сестра замужем за кн. Бельским (ЦГАДА, зап. кн., гл. 37). По записи продолжателя хронографа 1512 года боярин уже в феврале 1549 г. («Исторический архив», кн. VII, стр. 295).

244 В разрядах боярин в январе 1550 г. (ДРК, стр. 138). В январе — июле 1549 г. окольничий (Сб. РИО, т. 59, стр. 266, 308—309; «Исторический архив», кн. VII, стр. 296). Казнен летом 1573 г. (Синодик, стр. 313—14). В августе 1550 г. боярин (ДРК, стр. 147). Женат на дочери Д. Бельского (Курбский, стр. 309). По Ш с 1547/48 г. окольничий, с 1548/49 г. боярин, выбыл в 1572/73 г.

245 Все эти лица упоминаются, как бояре, в составе войска, двинувшегося из Нижнего Новгорода к Казани 23 января 1550 г. Но начало похода из Москвы относится еще к концу 1549 г., когда, очевидно, уже была произведена раздача думных чинов. По Ш с 1548/49 г. боярином был Гр. Петр. Яковлев, умерший в 1550/51 г. Сведения эти не подтверждаются другими источниками.

246 В их числе: И. В. Пронский, И. В. Шереметев, И. И. Пронский, Д. И. Курлятев, К. И. Курлятев, Ю. И. Темкин и, может быть, М. Я. Нагой и Ф. М. Нагой, Г. Ю. Захарьин.

247 И. И. Федоров, П. М. Щенятев, С. Я. Морозов, Г. В. Морозов, Ф. А. Булгаков, И. И. Хабаров.

248 Ю. Темкин, Д. Курлятев, К. Курлятев, И. Шереметев-Большой, И. В. Пронский, В. Серебряный, М. Нагой и М. Морозов, И. Ф. Мстиславский и В. М. Юрьев.

249 Послания Ивана Грозного, стр. 38; ср. Курбский, стр. 280.

250 Н. М. Карамзин. История Государства Российского, т. IX, прим. 76; С. В. Бахрушин, Научные труды, т. II, стр. 336.

251 Курбский, стр. 309.

252 Г. В. Морозов, Д. Р. Юрьев.

253 Г. Ю. Захарьин, И. Хабаров. Ф. Булгаков и Д. Палецкий.

254 М. В. Глинский (в опале), И. И. Пронский и Д. Д. Пронский и И. П. Федоров.

255 Ю. М. Булгаков, Д. Ф. Бельский, И. Г. Морозов, А. Ростовский, А. Горбатый, И. Воронцов, И. Шуйский, Ф. Шуйский, В. Д. Шеин и М. В. Тучков.

256 Сб. РИО, т. 59, стр. 266; ср. весной 1549 г. (ДРК, стр. 132). В конце 1547 — начале 1548 г. еще конюший кн. Юрия Васильевича (стр. 129). Последнее упом. летом 1553 г. (стр. 163). По Ш с 1547/48 г., умер в 1554/55 г. Вклад по нем 4 июня 1554 г. (Троицк. вкл., л. 429).

257 О нем см. выше.

258 ДРК, стр. 7. Последний раз упом. летом 1551 г. (Там же, стр. 149). В Дворовой тетради его нет, т. е. умер, очевидно, в конце 1551 — начале 1552 г. По Ш с 1549/50 г., умер в 1553/54 г.

259 ДРК, стр. 7, 137. Последнее упом. в конце 1556 г. (стр. 189) и в июле 1559 г. (АГР, т. I, № 74). По Ш с 1548/49 г., умер в 1556/57 г. Его «память» была 19 июля (ЗАО, т. I, стр. 186).

260 ДРК, стр. 140. В апреле 1552 боярин (ДРК, стр. 152). Последнее упом. в июле 1557 г. (стр. 188). По Ш окольничий с 1549/50 г., боярин с 1551/52 г., умер в 1558/59 г.

261 ДРК, стр. 140. Боярином стал в июне 1558 г. (помета М). В ноябре 1562 г. он уже боярин (стр. 234). По Ш окольничий с 1549/50 г., боярин с 1562/63 г., умер в 1571/72 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб. сб., стр. 86).

262 ДРК, стр. 144. Последний раз в 1563/64 г. (ДРК, стр. 242—243). По Ш с 1549/50 г., убит в 1563/64 г. Убит во время Ливонского похода 1564 г.

263 Шумаков. Обз., вып. III, № 11 (сведение сомнительно). В разрядах в августе 1553 г. (ДРК, стр. 162). В Дворовой тетради после Ф. Адашева. Последний раз в октябре 1567 и в 1567/68 г. («Исторический архив», кн. III, стр. 215, 223). По Ш умер в 1567/68 г.

264 Упом. в Тысячной книге 1550 г. (Тысячная книга, стр. 54). В разрядах в мае 1551 г. (ДРК, стр. 151). По Ш с 1550/51 г., умер в 1557/58 г. Умер 27 сентября 1553 г. (Шум. Обз., вып. I, стр. 25; «Чтения ОИДР», 1859, кн. III, стр. 86).

265 ДРК, стр. 149. Последнее упом. в мае 1570 г. (Синб. сб., стр. 25). Казнен (Синодик, стр. 337. Курбский, стр. 280). По Карамзину — казнен 20 июля 1570 г, (Карамзин. История Государства Российского, т. IX, прим. 310). По Ш с 1550/51 г., выбыл в 1570/71 г.

266 ДРК, стр. 150. В октябре 1550 г. еще не боярин. (Тысячная книга, стр. 56). Последний раз упом. в сентябре 1554 г. (ДРК, стр. 169). По Ш с 1550/51 г., умер в 1556/57 г. Умер 1 июля 1555 г. (Кормовая книга, стр. II).

267 Подробнее о нем см. выше.

268 См. выше.

269 ДРК, стр. 155. Последний раз в декабре 1562 г. (стр. 233). Насильно пострижен в монахи в феврале 1565 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 396). В сентябре 1566 г. по нем сделан вклад (Троицк, вкл., л. 187). Его жена — дочь И. А. Замыцкого (Троицк. кн. 533, Ростов № 24). По Ш с 1551/52 г., умер в 1564/65 г.

270 См. выше.

271 ДРК, стр. 147. Упом. еще весной 1567 г. (Синб. сб., стр. 20). По Ш с 1548/49 г.; умер в 1570/71 г.

272 ДРК, стр. 147. Последнее упоминание летом 1559 г. (стр. 213), Очевидно, умер в 1561 г., после июня 1560 г. (Ср. Лихачев. Сборник актов, стр. 47—55). По Ш с 1549/50 г., умер в 1560/61 г.

273 ДРК, стр. 147. В декабре, а возможно, и в июне 1553 г. боярин (стр. 162, 165). По Ш с 1549/50 г., боярин с 1553/54 г., умер в 1579/80 г., последний раз упом. в 1577 г. (Синб. сб., стр. 52) и в октябре 1580 г. (Лихачев. Разрядные дъяки, стр. 221).

274 ДРК, стр. 149. С 1561/62 г. боярин (стр. 229). Последний раз упом. в ноябре 1562 г. (ДРК, стр. 234) и в апреле 1563 г. (СГГиД, ч. I, № 176). Казнен (Синодик, стр. 313; Шлихтинг, стр. 38; Курбский, стр. 303, 304). Долгие годы сидел в темнице. По Ш с 1549/50 г., боярин с 1561/62 г., выбыл в 1563/64 г. Судя по сообщению Шлихтинга, казнен после И. П. Федорова, т. е. около 1568 г. Курбский также пишет о казни Морозова после казни А. Шеина (около 1568 г.).

275 Лихачев. Сборник актов, стр. 219. По разрядам в сентябре 1552 г. (ДРК, стр. 157). Летом 1559 г. уже боярин (стр. 212). По Ш окольничий с 1551/52 г., боярин с 1558/59 г.; умер в 1565/66 г. Судя по Дворовой тетради, боярином был уже около 1558 г., так как помещен после А. И. Ростовского (боярин уже летом 1557 г.), но перед И. П. Яковлевым (боярин в марте 1558 г.). Последнее упом. в разрядах в ноябре 1562 г. (ДРК, стр. 234). Упом. в мае 1570 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 666). Опричный боярин. Ушел в монахи около 1571 г. в Ростовский Борисоглебский монастырь. Будучи монахом, в 1573 г. продал свою вотчину (ГБЛ, Троицк. отд. XIII, № 337). О нем см. Синодик, стр. 357.

276 ДРК, стр. 157; ср. в 1551/52 г. («Чтения ОИДР», 1899, кн. IV, отд. V, стр. 2). В апреле 1554 г. боярин (ДРК, стр. 8). Последнее упом. в разрядах в марте 1565 г. (ДРК, стр. 255). В посольстве в Швецию в июне 1567 — июле 1569 г. (Сб. РИО, т. 129, стр. 125, 127—170; ср. т. 71, стр. 380). По Ш окольничий с 1551/52 г., боярин с 1553/54 г., умер в 1566/67 г. Умер до 19 февраля 1570 г. (Троицк. вкл., л. 161об.).

277 ДРК, стр. 157. Последнее упом. в ноябре 1553 г. (ДРК. стр. 5). Умер до 1557/58 г. (АФЗиХ, ч. I, № 45). По Ш с 1551/52 г., умер в 1556/57 г.

278 ДРК, стр. 157. В октябре 1555 г. уже боярин (Там же, стр. 177). По Ш окольничий с 1551/52 г., боярин с 1555/56 г., выбыл в 1568/69 г. Последний раз упом. в октябре 1564 г. (ДРК, стр. 250). Казнен в 1570 г. (Синодик, стр. 323). Есть сведение, что умер в опале на Белоозере (АЗР, т. I, № 94, стр. 266). Вклад по его сыне Ф. А. Басманове, казнившем своего отца, сделан в январе 1571 г. (Веселовский). Опричный боярин. Плещеев был в дальнем родстве с Захарьиным. Женой его дяди (A. M. Плещеева) была дочь Якова Казака, брата родоначальника Захарьиных Захария (ГБЛ, Рум. № 348, л. 130об.).

279 По разрядам впервые весною 1555 г. (ДРК, стр. 175). Последний раз упом. летом 1559 г. (Там же, стр. 213). По Ш с 1554/55 г., умер в 1560/61 г. Однако Д. Чеботов помещен в конце основного состава окольничих в Дворовой тетради (перед А. Плещеевым и Д. Палецким), т. е., очевидно, к концу 1552 г. уже был окольничим (Дворовая тетрадь, стр. 114),

280 В разрядах летом 1555 г. (ДРК, стр. 176). Последний раз летом 1557 г. (стр. 188). По Ш с 1554/55 г., умер в 1559/60 г. В Дворовой тетради 1551/52 г. (стр. 113), находится среди окольничих, помещенных в основном тексте, составленном до конца 1552 г. Упом. как окольничий в апреле 1554 г. (ГБЛ, Рум. № 54, л. 30).

281 Среди «многих» бояр, возможно, были Ф. И. Шуйский, П. И. Шуйский, А. Б. Горбатый (ср. мнение Т. Н. Бибикова) и Ю. И. Темкин-Ростовский (родичи И. М. Шуйского) и брат П. С. Серебряного — В. С. Серебряный. Очевидно, кн. Владимира Андреевича поддерживал его «свойственник» Ф. М. Нагой, который входил в группу бояр, выступивших против Глинских во время восстания 1547 г. Окольничий И. И. Колычев также скорее всего держался ориентировки на кн. Старицкого в силу связи Колычевых с двором этого князя.

282 ПСРЛ, т. XIII, стр. 523—525. Все они (кроме Федорова, Шереметева и Салтыкова) разбирали в 1554 г. дело о заговоре С. Ростовского.

283 В числе других возможных сторонников кандидатуры Дмитрия — 3. П. Яковлев и Г. Ю. Захарьин, И. Г. Морозов и окольничие С. И. Морозов, П. В. Морозов (родственники М. Я. Морозова и Юрьевых).

284 Сведения приписок к лицевым летописям мы считаем вполне достоверным источником для изучения «мятежа» 1553 г.: они в целом совпадают с рассказом о событиях 1554 г. и направлением политической деятельности всех поименованных в марте 1553 г. лиц. Связи Д. Курлятева, Д. Палецкого и Н. Фуникова с заговорщиками в 1554 г. не были еще, очевидно, полностью выяснены. Объяснить появление в приписке названных выше трех лиц позднейшим тенденциозным искажением истины нет достаточных оснований. Составитель приписок, писавший после опалы А. Адашева и И. Федорова, однако, указывает их в числе сторонников кн. Дмитрия. Скорее следует допустить, что приписки к Царственной книге использовались Иваном IV в его переписке с Курбским, чем предполагать заимствование их материалов из посланий Грозного, как это делают некоторые исследователи.

285 В их числе В. Ю. Траханиот, И. И. Хабаров, И. С. Воронцов, М. В. Глинский, C. К. Заболоцкий, В. Д. Шеин, И. Д. Шеин, окольничие А. А. Квашнин, Д. Ф. Карпов, И. М. Воронцов, С. Д. Пешков-Сабуров, А. Д. Плещеев, Хабаров и Глинский, очевидно, поддерживали кандидатуру Дмитрия: в период боярского правления они были врагами партии Шуйских и сторонниками Бельских и Ивана IV. Возможно, такой же ориентации были и В. Д. и И. Д. Шеины, дальние родственники Морозовых. Воронцовы, пострадавшие от Глинских в 1546 г., скорее всего не поддерживали кандидатуры Дмитрия, выставленной Иваном Грозным и его окружением.

286 См. в июне 1553 г. (ДРК, стр. 161). По Ш с 1552/53 г., выбыл в 1566/67 г. Упом. без боярского звания весною 1565 г. (ДРК, стр. 254). Казнен, очевидно, около 1566 г. (Синодик, стр. 329—330. Курбский, стр. 283).

287 Об этом см. ПСРЛ, т. XIII, стр. 238.

288 О нем см. выше.

289 О нем см. выше.

290 Ноябрь 1553 г. (ДРК, стр. 5). Последнее упоминание в августе 1560 г. (стр. 225). В октябре 1560 г. земли Ал. Адашева были конфискованы (А. П. Барсуков. Род Шереметевых, кн. I, стр. 255). Обычно считается, что умер в конце этого же года (См. ААЭ, т, I, № 289, ящик 223). В. И. Корецкий, однако, нашел делопроизводственные материалы, указывающие, что еще в 7070, т. е. в 1561/62 г., А. и Д. Адашевых наделяли землями. Таким образом, смерть А. Адашева последовала не ранее сентября 1561 г. По Ш с 1554/55 г., выбыл в 1560/61 г. В событиях марта 1553 г. еще «дворянин в думе» (ПСРЛ, т. XIII, стр. 523). Его дочь была замужем за сыном П. П. Головина (Село Новоспасское, М., 1847, стр. 120). Подробнее о нем см. С. О. Шмидт. Правительственная деятельность А. Ф. Адашева. «Ученые записки МГУ», вып. 167. М., 1954, стр. 25—54.

291 ДРК, стр. 1-61. По Ш с 1552/53 г., боярин с 1562/63 г., умер в 1572/73 г. В октябре 1558 г., очевидно, еще окольничий. (Шум. Обз., вып. IV, № 1131). В июне 1561 г. боярин (Там же, № 1453); ср. под 1560/61 г. (Там же, № 240) и 1564 г. (Вахромеев. Исторические акты Ярославского Спасского монастыря, т. I. М., 1896, № XXX); ср. по разрядам боярин уже в ноябре 1562 г. (ДРК, стр. 234). Последний раз упом. в сентябре 1570 г. (Синб. сб., стр. 25). Казнен, очевидно, в 1571 г. (Синодик, стр. 334— 335).

292 ДРК, стр. 162. Последнее упом. в июле 1557 г. (стр. 188). Умер 28 июня 1558 г. (помета М; ЗАО, т. I, стр. 71. Троицк. вкл., л. 222об.). По Ш умер в 1560/61 г.

293 А. Квашнин, Я. Салтыков, Л. Салтыков, Ф. Нагой, Д. Карпов, С. Пешков, В. Морозов, И. Воронцов, И. Чеботов, А. Плещеев, Д. Палецкий, С. Морозов, А. Адашев, Д. Чеботов, В. Борисов, И. Колычев-Умного.

294 См. о нем выше.

295 Впервые упом. как боярин летом 1556 г. (ДРК, стр. 184). Последний раз упом. летом 1559 г. (стр. 213). По Ш с 1555/56 г., умер в 1563/64 г. Согласно помете М, боярин в 1554/55 г. В списке бояр из Дворовой тетради помещен после И. М. Воронцова, но перед И. В. Горенским (Дворовая тетрадь, стр. 112). Последний раз упом. в марте 1562 г. (СГГиД, ч. I, № 176).

296 Летом 1555 г. упом. в разрядах (ДРК, стр. 173). Последний раз упом. летом 1556 г. (Там же, стр. 181) и в марте 1558 г. («Чтения ОИДР», 1899, кн. I, отд. IV, стр. 4). Согласно помете в Дворовой тетради, боярин в 1554/55 г. (Дворовая тетрадь, стр. 138). По Ш с 1550/51 г., умер в 1557/58 г. Вклад по нем в 1557/58 г. (ГПБ, F IV, № 348, л. 57).

297 ДРК, стр. 175. Последнее упом. в разрядах. В Ш и в Дворовой тетради нет.

298 ДРК, стр. 175. Последнее упом. летом 1557 г. (стр. 189). По Ш с 1554/55 г., умер в 1561/62 г.

299 По Ш с 1552/53 г., умер в 1553/54 г. Последнее упоминание в апреле 1554 г. (ДРК, стр. 166). Вклад по нем сделан 1 апреля 1555 г. (Троицк. вкл., л. 131об.). По Дворовой тетради стал боярином незадолго до И. В. Горенского, возможно, в связи с походом на Астрахань.

300 ДРК, стр. 178. Последнее упоминание. В Ш и Дворовой тетради нет. Вклад по нем 1546 (?1556) г. апреля 1. (Троицк. вкл.. л. 189).

301 ДРК, стр. 177. Последний раз упом. в 1562/63 г. (ДРК, стр. 240), в апреле 1563 г. (СГГиД, ч. I, № 178). Казнен 30 января 1564 г. (Власьев. Потомство Рюрика, т. I, ч. 2, стр. 498—499; Синодик, стр. 293). По Ш с 1555/56 г., умер в 1564/65 г.

302 И. М. Воронцов (1554 г.) и А. Д. Плещеев (1555 г.) переведены в бояре. И. И. Умной-Колычев и С. И. Морозов умерли.

303 ДРК, стр. 171. Последнее упом. весной 1556 г. (Там же, стр. 185). По III с 1551/52 г., умер в 1561/62 г. По помете М. умер в 1556/57 г.

304 ДРК, стр. 173. Последнее упом. летом 1556 г. По Ш с 1554/55 г., умер в 1557/58 г. Умер 16 октября 1556 г. (Кормовая книга, стр. II).

305 ДРК, стр. 174 (описка: Д. Г. Плещеев): ср. весной 1556 г. (ДРК, стр. 180). Последнее упом. в 1558/59 г. (Там же, стр. 206). Его изустная память написана в 1561/62 г. (АГР, т. I, № 94). Согласно помете, получил окольничество в 1554/55 г. (Дворовая тетрадь, стр. 138). По Ш с 1555/56 г.. умер в 1560/61 г.

306 ДРК, стр. 177. (Сын окольничего Дм. Дан. Иванова). Окольничим стал в 1554/55 г. (помета М). В 1563/64 г. боярин (ДРК, стр. 244). Последний раз упом. в сентябре 1565 г. (ДРК, стр. 266) и в июне 1566 г. (СГГиД, ч. I, № 192). По Ш с 1555/1556 г., боярин с 1564/65 г. Казнен после 1566 г. (Синодик, стр. 279).

307 ДРК, стр. 181. Бежал в Литву 30 апреля 1564 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 383— 384). По Ш с 1555/56 г., отъехал в 1563/64 г.

308 ДРК, стр. 181. Последний раз упом. в 1564/65 г. (ДРК, стр. 255). Пострижен насильно в монахи в феврале 1565 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 395—396). По Ш с 1555/56 г., выбыл в 1566/67 г.

309 ДРК, стр. 188. Последнее упом. в марте 1565 г. (стр. 255). Казнен, очевидно, в 1566 г. (Синодик, стр. 329; Курбский, стр. 283). По Ш с 1556/57 г., умер в 1566/67 г.

310 В их числе: И. Мстиславский, Д. Юрьев, Д. Курлятев, Д. Палецкий, П. Щенятев, А. Курбский, М. Морозов, Ю. Кашин, И. Пронский, П. Морозов, И. М. Воронцов, И. Куракин, М. Глинский, В. Серебряный, Д. Немой, И. Шереметев-Большой, И. С. Воронцов, А. И. Ростовский, П. Шуйский, П. Серебряный, И. Шуйский, А. Горбатый, И. Троекуров, В. Траханиот, Ю. Темкин, С. Микулинский, Ю. Булгаков, И. Федоров, А. Плещеев, Ю. М. Воронцов, В. Юрьев, Ф. Куракин, И. Горенский, С. Заболоцкий. По Ш в 1556/57 г. сказано боярство С. В. Шереметеву, а в 1557/58 г. умер боярин кн. Сем. Иван. Троекуров. Эти лица боярами не были (см. А. Барсуков. Род Шереметевых, кн. 1. СПб., 1881, стр. 231).

312 Около 1556 г. В Дворовой тетради он помещен между Д. M. Плещеевым и С. В. Яковлевым (Дворовая тетрадь, стр. 113). По Ш боярин с 1556/57 г., умер в 1561/62 г. Умер 8 октября 1557 г. (Троицк. вкл., л. 271). В разрядах последний раз в августе 1555 г., но без звания окольничего (ДРК, стр. 176).

313 С. В. Яковлев в 1556 г., И. П. Головин в 1557 г.

314 Помета М; ср. летом 1557 г. (ДРК, стр. 188). В марте 1559 г. уже боярин (Там же, стр. 207). По Ш с 1556/57 г., боярин с 1558/59 г.; умер в 1568/69 г. Последнее упом. в марте 1571 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 791). Казнен (Синодик, стр. 365—366).

315 ДРК, стр. 188. По Ш с 1556/57 г., боярин с 1557/58 г., умер в 1564/65 г. Последнее упом. в Полоцком походе в декабре 1562 г. (ДРК, стр. 238). В 1557/56 г. боярин (ДРК, стр. 200). Казнен (Синодик, стр. 361). Очевидно, казнен около 1564 г., когда подверглись репрессиям Иван Шереметев-Большой (Курбский, стр. 295— 296). Дача на помин души (17 сентября) в 1566/67 г. (ЗАО, т. I, стр. 54). См. помету на духовной кн. Звенигородских 1562/63 г.: «Микиты Васильевича Шереметева в животе не стала» (АФЗиХ, ч. II, № 299).

316 ДРК, стр. 188. По Ш с 1556/57 г., боярин с 1557/58 г., выбыл в 1569/70 г. 26 марта 1558 г. боярин (ДРК, стр. 193). хотя в том же году еще окольничий («Чтения ОИДР», 1899, кн. I, отд. IV, стр. 3). Последнее упом. в мае 1570 г. (Шлихтинг, стр. 48—49). В начале 1571 г. был вместе с В. И. Умным-Колычевым увезен в оковах из-под Ревеля («Чтения ОИДР», 1891, кн. II, стр. 29—30). Казнен после майского пожара 1571 г. (возможно, в связи с делом о «порче» Собакиной).— Синодик, стр. 365— 366. Таубе, стр. 54. Женат на дочери Ф. И. Сукина (Кормовая книга, стр. II).

317 Согласно помете Дворовой тетради, окольничество получил в 1556/57 г. (Дворовая тетрадь, стр. 142). В разрядах упом. как окольничий впервые летом 1558 г. (ДРК, стр. 194); ср. в марте 1558 г. («Чтения ОИДР», 1899 г., кн. I, отд. IV, стр. 4), Последний раз упом. в 1558/59 г. (ДРК, стр. 206), По Ш с 1557/58 г., боярин с 1559/60 г., умер в 1562/63 г. О нем см. РИБ5 т. XV, № 35.

318 См. выше.

319 См. выше.

320 См. выше.

321 См. выше.

322 ДРК, стр. 198. Зимой 1558/59 г. боярин (Там же, стр. 204); убит в январе 1577 г. (Синб. сб., стр. 58). По Ш окольничий с 1558/59 г., боярин с 1559/60 г., убит в 1576/77 г. В ДРК к нему отнесено сведение об И. В. Шереметеве-Большом 1549 г. (стр. 137), который ошибочно назван окольничим. Окольничество И. В. Шереметев-Меньшой, судя по месту его в Дворовой тетради, не мог получить ранее 1555 г.

323 АИ, т. I, № 154; ср. в 1559 г. (ДРК, стр. 212). Последнее упом. в мае 1570 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 666). В марте ж 13 ноября 1562 г. боярин (СГГиД, ч.1, № 176; ДРК, стр. 234). По Ш с 1558/59 г., боярин с 1562/63 г. умер в 1566/67 г.; умер до 2 января 1575 г. (Троицк. вкл., л. 429об., Синодик, стр. 299).

324 ДРК, стр. 211. Последний раз в июле 1565 г. (ДРК, стр. 264). По Ш с 1556/57 г., умер в 1569/70 г. В 1571/72 г. выдал «головою» В. Б. Сабурову после местнического дела (Э., л. 466). Постригся в монахи.

325 О нем см. выше. В Дворовой тетради в списке бояр помещен И. В. Яковлев после Ф. М. Нагого и перед А. И. Воротынским (стр. 113). Это, очевидно, описка — вместо С. В. Яковлева.

326 См. выше.

327 ДРК, стр. 207. Последний раз зимой 1573/74 г. (ДРВ, т. XIII, стр. 453). По Ш с 1558/59 г., выбыл в 1573/74 г. Казнен (Синодик, стр. 302—303). См. также о его казни ГБЛ, Муз. № 611, л. 577. О казни II. Куракина сообщает Д. Горсей (Записки о Московии XVI в. СПб., 1909, стр. 33). Возможно, он имеет в виду П. Куракина.

328 ДРК, стр. 212. Последний раз упом. в 1562/63 г. (стр. 242) и в апреле 1563 г. (СГГиД, ч. I, № 178). Казнен около 1564 г. (Синодик, стр. 327—28; Курбский, стр. 278—279). По Ш с 1558/59 г., умер в 1564/65 г.

329 ДРК, стр. 212. По Ш с 1556/57 г., выбыл в 1563/64 г. Последний раз упом. в 1561/62 г. (ДРК, стр. 228). По Веселовскому, казнен (Синодик, стр. 357). Это сомнительно, в синодиках Хилкова нет.

330 В разрядах упом. «боярин» Д. И. Кашин (ДРК, стр. 212), очевидно, вместо Д. И. Немого, а также упомянут Д. П. Серебряный (Там же, стр. 211—212) вместо В. П. Серебряного.

331 ДРК, стр. 213. В сентябре 1567 г. он уже боярин (Синб. сб., стр. 20). По Ш с 1558/59 г., боярин с 1567/68 г., умер в 1572/73 г. (описка — В. А. Яковлев). Последнее упом. в 1570/71 г. (Синб. сб., стр. 30) и 1 января 1571 г. (ААЭ, т. I, № 280). Вклад по нем 20 января 1571 г. (Троицк. вкл., л. 352об.). Казнен (Синодик, стр. 365—366). Летом 1562 г. боярин у царевичей Ивана и Федора (ПСРЛ, т. XIII, стр. 341).

332 ДРК, стр. 207, 210. В сентябре 1567/68 г. боярин (Синб. сб., стр. 20). По Ш с 1558/59 г., боярин с 1567/68 г., убит в 1577/78 г. Убит 9 октября 1578 г. под Кесью (стр. 67); ср. ЗАО, т. I, стр. 58. Женат на сестре Н. Р. Юрьева. Летом 1562 г. боярин у царевичей Ивана и Федора (ПСРЛ, т. XIII, стр. 341).

333 ДРК, стр. 208. Последний раз упом, в разрядах в августе 1560 г. (стр. 225); см. также весной 1562 г. (ПСРЛ, т. XIII, стр. 340). По Ш с 1558/59 г. Казнен ок. 1562/63 г. (Синодик, стр. 260—261; Курбский, стр. 278).

334 ДРК, стр. 212. Летом 1565 г. боярин (стр. 260); ср. в августе 1565 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 307). Дожил до смерти Ивана Грозного. По Ш с 1558/59 г., боярин с 1562/63 г., дворецкий с 1565/66 г. Первая супруга его была дочь Ив. Григ. Ховрина, вторая — дочь А. Б. Горбатого (Село Новоспасское, стр. 114, 117; ГБЛ, Рум. № 349, л. 232). Летом 1562 г. боярин у царевичей Ивана и Федора (ПСРЛ, т. XIII, стр. 341).

335 ПСРЛ, т. XIII, стр. 315.

335а Н. Лихачев. Разрядные дьяки, стр. 215. В царском архиве хранилось «дело Фоки Воронцова в отъезде» (ААЭ, т. I, № 289, ящик 170).

336 ДРК, стр. 217. Последний раз упоминается в сентябре 1564 г. (Синб. сб., стр. 6). В 1564/65 г. сделан Иваном IV вклад на помин души («Чтения ОИДР», 1863, отд. I, стр. 4). По Ш с 1559/60 г., умер в 1566/67 г. Веселовский сообщает, что в августе 1566 г. местничал с кн. И. Пронским, вскоре постригся и умер в монашестве (С. Б. Веселовский. Последние уделы..., стр. 114).

337 ДРК, стр. 222. В марте 1566 г. боярин князей Старицких (СГГиД, ч. I, № 188). Последнее упом. в разрядах в 1571/72 г. (Синб. сб., стр. 34). Упом. в 1576/77 г. (Акты Московского государства. СПб., 1890, далее — АМГ, т. I, № 26) и в марте 1578 г. (ЦГАДА, Ногайские дела, кн. 8, л. 182). Умер незадолго до 8 марта 1579 г. (АЮБ, т. III, № 367, IV). По Ш с 1559/60 г., умер в 1577/78 г.

338 ДРК, стр. 218. Погиб в майский пожар 1571 г. (Синб. сб., стр. 29). По Ш с 1558/59 г., убит в 1570/71 г. Женат на дочери В. Шуйского (Сестра его Евдокия замужем за М. Я. Морозовым, а Анастасия — за В. М. Юрьевым — С. Б. Веселовский. Последние уделы..., стр. 116—117), дальней родственнице Ивана IV, внучке крещеного царевича Петра (ПСРЛ, т. XIII, стр. 153). Ввиду этого И. Д. Бельский «в походах был старшим» из воевод, но до 1560 г. никогда боярином не назывался (за исключением одной записи летом 1557 г. ДРК, стр. 190). Владел на правах удельного князя Луховским уделом до 1562 г. и в 1569/71 г. Вопрос о том, когда и почему он перешел на положение боярина, подлежит доисследованию.

339 В августе — ноябре 1560 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 1—11). В феврале 1561 г. боярин (Там же, стр. 33). По Ш боярин с 1565/66 г., умер в 1566/67 г. Последнее упом. в сентябре 1565 г. (ДРК, стр. 266). Умер в ноябре в день «Иоанна Милостивого» (Шум. Обз., вып. III, № 13).

340 В Дворовой тетради он после Н. Р. Юрьева и перед Ф. И. Сукиным (Дворовая тетрадь, стр. 114). В разрядах летом 1565 г. (ДРК, стр. 254). Последний раз упом. весной 1567 г. (Синб. сб., стр. 19). По Ш с 1564/65 г., умер в 1570/71 г. Казнен (Синодик, стр. 307). Убит, будучи «воеводою в Ругодиве» (Курбский, стр. 298, 299).

341 Июль 1560 г. (Сб. РИО, т. 129, стр. 75); в последний раз упом. в 1563 г. (ДРК, стр. 238). По Ш с 1562/63 г., из окольничих, умер в 1566/67; казнен в феврале 1565 г. (Синодик, стр. 276—277; ПСРЛ, т. ХIII, стр. 396). Женат на дочери И. Ю. Шигоны-Поджигина (Село Новоспасское, стр. 116—117).

342 ДРК, стр. 217. Последний раз упом. в 1564 г. (ДРК, стр. 247). Умер в июне 1564 г. (Синодик, стр. 277). См. его вотчину в Хованском стане, Волоцкого уезда до 1567/68 г. (ЦГАДА, Писц. кн. № 425, л. 932об.). По Ш с 1561/62 г., выбыл в 1565/66 г. Казнен был, очевидно, его брат Михаил Меньшой-Головин (см. об этом у Курбского).

343 Троицк. кн. 531; Коломна № 27; ср. в марте 1562 г. (СГГиД, ч. I, № 176); в апреле 1564 г. (ДРК, стр. 248). Последнее упом. Вклад на помин души в июне 1564 г. (Троицк. вкл., л. 295 об.).

344 См, выше. По Ш с 1559/60 г., боярин Д. С. Шестунов, умер в 1562/63 г. Других сведений об этом нет.

345 Сб. РИО, т. 71, стр. 34; ср. в декабре 1562 г. ДРК, стр. 234. По Ш с 1558/59 г., умер в 1566/67 г. Последний раз упом. в мае 1571 г., когда погиб во время пожара в Москве (Синб. сб., стр. 29). В марте 1560 г. боярского звания еще не имел (Кабанов. Материалы по истории Нижегородского края, вып. II, № 15).

346 См. выше.

347 В Дворовой тетради после П. П. Головина, но перед А. А. Бутурлиным (Дворовая тетрадь, стр. 114). В разрядах весной 1565 г. (ДРК, стр. 254). По Ш с 1564/65 г., умер в 1566/67 г.

348 Сб. РИО, т. 71, стр. 33. В разрядах в ноябре 1562 г. (ДРК, стр. 234). Сомнительно сведение 1555/56 г. («Чтения ОИДР», 1894, кн. I, стр. 2); ср. в разрядах (ДРК, стр. 182). Упом. еще весной 1567 г. (Синб. сб., стр. 20). По Ш с 1562/63 г., умер в 1570/71 г. Умер, возможно, в 1571 г. (Список погребений в Троицкой Лавре, M., 1880, стр. 27; Синодик, стр. 268). В январе 1566 г. упом. как боярин (Троицк. вкл., л. 411, вероятно, ошибка). См. дело А. А. Бутурлина «в Литовском отъезде» (ААЭ, т. I, № 289, ящик 217).

349 ПСРЛ, т. XIII, стр. 344.

350 Д. Адашев, Сатины и др. были казнены «по летех двух або трех» после казни И. Шишкина (Курбский, стр. 278; Синодик, стр. 260, 336, 362). Это неточность. И. Ф. Шишкин упом. в разрядах 1561—62 гг. (ДРК, стр. 230).

351 ПСРЛ, т. XIII, стр. 344. См. «Записи» о А. И. Воротынском от апреля 1563 г. (СГГиД, ч. I, № 178).

352 См. «Записи» о нем от марта — апреля 1562 г. (СГГиД, ч. I, № 175—177).

353 ДРК, стр. 227; ср. «Чтения ОИДР», 1899, кн. I, отд. IV, стр. 4. Последний раз упом. в 1563/64 г. (ДРК, стр. 248) и в феврале 1564 г. ЦГАДА, Крым. дела, кн. 10, л. 369об. По Ш с 1561/62 г., умер в 1564/65 г. Умер после 15 июля и до 24 августа 1564 г. (Троицк. вкл., л. 151об.; Титов, гл. 277, ЗАО, т. I, стр. 80). Женат на дочери кн. И. Ф. Сицкого. Была запись 1560/61 г. «по боярине» (?) В. М. Глинском (ДиДГ, стр. 447).

354 См. выше.

355 В марте 1562 г. (СГГиД, ч. I, № 176). Последнее упом. До этого некоторое время был окольничим (Дворовая тетрадь, стр. 134). См. завещание Ив. и Гр. Петровичей Звенигородских 1562/63 г. (АФЗиХ, ч. II, № 299). В 1565/66 г., очевидно, они были еще живы; см. Титов, гл. 301. Сведения о том, кто в 1568 г. был наместником в Кореле (Сб. РИО, т. 60, стр. 272), в источниках не находит подтверждения.

356 СГГиД, ч. I, № 176. Последний раз упом. в ноябре 1562 г. (ДРК, стр. 234). По Ш с 1562/63 г.

357 О нем см. выше.

358 ДРК, стр. 234; ср. Витебская старина, кн. IV, стр. 38. Последнее упом. летом 1564 г. (ДРК, стр. 248). По Ш с 1562/63 г. из окольничих (о его окольничестве сведений нет), умер в 1565/66 г. Вклад по нем 11 февраля 1565 г. (Троицк. вкл., л. 305).

359 О нем см. выше.

360 Витебская старина, т. IV, 1885. стр. 32, Боярин 1565/66 г. (СГГиД, ч. I, № 195). По Ш с 1562/63 г., в 1567/68 г. боярин; выбыл в 1570/71 г. Последнее упом. в январе 1569 г. (Синб. сб., стр. 25). Казнен (Синодик, стр. 324—325).

361 ДРК, стр. 234. Последнее упом. в 1563/64 г. (Там же, стр. 248). По Ш с 1553/54 г. (Ошибка: Иван Дмитриевич), умер в 1570/71 г.

362 Сомнительно сведение об окольничестве постельничего Я. В. Волынского (ДРК, стр. 234); в ряде списков слово «окольничий» отсутствует. Возможно, в начале 1563 г. был окольничим А. Д. Дашков (ДРК, стр. 238—239). В 1567 г. он без этого звания (Синб. сб., стр. 18). По Ш с 1562/63 г. окольничие Петр Вас. Зайцев, 3. И. Очин-Плещеев и Иван Андреевич Бутурлин, которому с 1566/67 г. якобы сказано боярство. В марте 1562 г. Зайцев в числе думных дворян (Сб. РИО, т. 71, стр. 92 и сл.). В ноябре 1562 г. он «в суде у бояр» (ДРК, стр. 234; ср. 236—237). Есть сведение, что в октябре 1562 г. окольничим был В. П. Головин («Витебская старина», т. IV, стр. 32). Головин упом. в разрядах без этого звания (ДРК, стр. 237, 260).

363 См. поручную запись 8 марта 1564 г. (СГГиД, ч. I, № 496).

364 В 1563 г. он еще был жив (АЮ, № 115). О его казни см. Синодик, стр. 318; Шлихтинг, стр. 16—17; Курбский, стр. 278.

365 В том числе: И. Д. Бельский, И. П. Яковлев, В. С. Серебряный, И. Ф. Мстиславский, П. В. Морозов, Ф. И. Умной-Колычев, А. И. Катырев-Ростовский, A. И. Ногтев, И. М. Воронцов, И. А. Булгаков-Куракин, П. А. Куракин, Д. А. Куракин, Ф. А. Куракин, М. Я. Морозов, С. В. Яковлев, И. И. Пронский, М. И. Вороной-Волынский, И. В. Шереметев-Большой, И. В. Шереметев-Меньшой, П. М. Щенятев, П. С. Серебряный, Л. А. Салтыков, Я. А. Салтыков, Ф. И. Сукин, В. Ю. Траха-ниот, И. П. Федоров, А. Б. Горбатой, В. М. Юрьев, Д. И. Немой-Оболенский, И. Я. Чеботов, А. Д. Плещеев, В. Д. Данилов, а также В. В. Морозов в темнице и, возможно, И. П. Звенигородский.

366 В том числе: Н. Р. Юрьев, М. М. Тучков, А. А. Бутурлин, П. П. Головин, B. П. Яковлев, В. А. Сицкий, Д. Ф. Карпов, M. М. Лыков, 3. И. Очин-Плещеев.

367 Ср. Таубе, стр. 32; Штаден, стр. 96; Синб. сб., стр. 23.

368 См. Таубе, стр. 32; Сб. РИО, т. 71, стр. 666 (Штаден, стр. 97).

369 См. в мае 1570 г. Сб. РИО, т. 71, стр. 666.

370 Синб. сб., стр. 26.

371 Там же, стр. 23.

372 Там же, стр. 21.

373 См. ниже.

374 Автор Пискаревского летописца писал, что опричнина была введена по «совету Василия Михайлов Юрьева да Олексея Басманова и иных» («Материалы по истории СССР», вып. II. М., 1955, стр. 76).

375 ПСРЛ, т. XIII, стр. 395; Курбский, стр. 281.

376 Он жив еще в 1566/67 г. Троицк., кн. 533. Дмитров, № 74.

377 ПСРЛ, т. XIII, стр. 395—396.

378 В 1566 г. была казнена группа участников Земского собора, выступавших против опричной политики Ивана Грозного, в том числе В. Ф. Рыбин-Пронский, В. Ф. Карамышев и К. Бундов (П. Садиков. Очерки по истории опричнины. М., 1950, стр. 29; «Материалы по истории СССР», т. II, стр. 76; Сб. РИО, т. 71, стр. 465: Таубе и Крузе, стр. 432; Шлихтинг, стр. 38—39). В 1568/69 г. сделали вклады по душе Г. А. и В. А. Карамышевых, очевидно, казненных также в связи с делом 1566 г. (АФЗиХ, ч. II, № 333, 340).

379 О нем см. выше.

380 ДРК, стр. 265. Впрочем, еще в феврале 1566 г. в документах говорится о надзоре над ним в Белоозере (АИ, т. I, № 74). Казнен в 1573 г. (Синб. сб., стр. 39). Смерть его датируется 12 июня 1573 г. («Чтения ОИДР», 1863, кн. I, стр. 38). По Ш с 1551/52 г. (Описка: Мих. Як. Воротынский) выбыл в 1572/73 г. (Синодик, стр. 279).

381 СГГиД, ч. I, № 189, 190.

382 СГГиД, ч. 1, № 190. Убит в декабре 1572 г. (Синб. сб., стр. 39). По Ш с 1568/69 г., убит в 1572/73 г. Возможно, был в опричнине; см. в походе 1571/72 г. (Синб. сб., стр. 32).

383 См. выше, в сентябре 1570 г. упомянут среди опричников (Синб. сб., стр. 26).

384 ДРК, стр. 258. Упом. в 1567/68 г. (Синб. сб., стр. 22). По Ш с 1564/65 г., выбыл в 1566/67 г. Казнь его (см. Синодик, стр. 358) весьма сомнительна: в Синодике Чулков не записан.

385 ДРК, стр. 257. По Ш с 1564/65 г., умер в 1574/75 г. Последний раз упом. в разрядах в 1572/73 г. (Синб. сб., стр. 36; ДРВ, ч. XIII, стр. 98), в марте 1573 г. и в апреле 1574 г. («Исторический архив, кн. IV, стр. 20, 64). В 1574/75 г. его поместье отдано И. Соловому (Самоквасов. Архивный материал, т. I, стр. 79). Казнен (Синодик, стр. 299). Летом 1562 г. был окольничим у царевича Ивана Ивановича (ПСРЛ. т. ХIII, стр. 341).

386 Синб. сб., стр. 23; Сб. РИО, т. 71, стр. 666.

387 СГГиД, ч. I, № 190; Сб. РИО, т. 71, стр. 331; ср. весной 1567 г. и в июне 1568 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 567). Синб. сб., стр. 20. По Ш с 1566/67 г., выбыл в 1570/71 г. Казнен, возможно, в связи с делом митрополита Филиппа (Карамзин. История Государства Российского, т. IX, прим. 203; Синодик, стр. 298). О казни Мих. Колычева сообщают Таубе и Крузе, рассказывая о казни И. П. Федорова (Таубе и Крузе, стр. 40). Речь идет, конечно, о Мих. Ив. Колычеве.

388 СГГиД, ч. I, № 190. Последнее упом. в 1573 г. По Ш с 1566/67 г., выбыл в 1575/76 г. Казнен (Синодик, стр. 265—266; «Материалы по истории СССР», вып. II, стр. 81).

389 Синб. сб., стр. 30. Двоюродный дядя кн. Владимира Старицкого.

390 Синб. сб., стр. 20. По Ш с 1567/68 г., умер в 1570/71 г. Очевидно, был казнен около 1569/70 г. (Шлихтинг, стр. 33). Однако какой-то В. И. Вяземский упом. под 1576 г. (Синб. сб., стр. 53). По некоторым данным, окольничим в этом году был И. И. Бобрищев-Пушкин (ДРВ, ч. XIII, стр. 390; ср. под 1571/72 г. Синб. сб., стр. 32). Впрочем, эти сведения, возможно (как полагает В. Б. Кобрин), появились в результате описки («сокольничий» — «окольничий»).

391 Синб. сб., стр. 18. Последний раз упом. в 1567/68 г. (там же, стр. 21). По Ш с 1566/67 г., выбыл в 1568/69 г. Казнен (Синодик, стр. 360; Курбский, стр. 303).

392 Синб. сб., стр. 22. Дожил до смерти Ивана Грозного. По Ш с 1571/72 г. О том, что был среди опричников, см. Синб. сб., стр. 28.

393 Синб. сб., стр. 19. Последний раз упом. в марте 1572 г. (Сб. РИО, т. 129, стр. 216) в 1572/73 г. (ДРВ, ч. XIII, стр. 100). По Ш с 1565/66 г., умер в 1576/77 г. Был боярином кн. Владимира Старицкого в 1558 г. (Тысячная книга, стр. 151; ДРК, стр. 709). Упоминается с чином боярина в 1565—1568 гг. (Э, лл. 337, 342; Башмак, лл. 367, 375).

394 Синб. сб., стр. 31, 33.

395 См. выше.

396 См. выше.

397 См. выше.

398 О его казни Шлихтинг сообщает после рассказа о расправе с Челядниным-Федоровым (Шлихтинг. Указ. соч., стр. 35—36, 55). Впрочем, в источниках Данилов в последний раз упомянут в 1566 г.

399 По некоторым сведениям, в 1569/70 г. (М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники. «Исторический архив», кн. VII, стр. 224, 225). По некоторым данным, казнен 9 октября 1569 г. (Обиходник Кириллова монастыря, стр. 33; ср. Сказания кн. Курбского, изд. Устрялова, стр. 324; ГПБ, F IV, № 348 и др.). По Новгородской летописи, кн. Старицкого казнили 6 января 1569 г. (Новгородские летописи, стр. 336, 337). По Таубе и Крузе, казнен после отступления турок от Астрахани, т. е. после 26 сентября. По Штадену (Штаден. Указ. соч., стр. 91), убит после возвращения Ивана IV из Новгорода, т. е. не ранее февраля 1570 г.

400 Аф. Вяземский и Плещеев погибли по делу о «новгородской измене» (ДиДГ, стр. 480).

401 «Материалы по истории СССР», т. II, стр. 79.

402 Сб. РИО, т. 71, стр. 666, 716; Синб. сб., стр. 25. Последний раз упом. в феврале 1571 г. («Исторический архив», кн. III, стр. 256) и в 1570/71 г, (Синб. сб., стр. 30). По Ш с 1567/68 г., умер в 1570/71 г. В. Темкин назван боярином в послушной грамоте 4 февраля 1561 г. (Шум. Обз., вып. IV, № 1477). Конфискована часть земли в феврале 1571 г. в пользу Черкасского (Троицк, кн. 531, Серпейск. № 1). Казнен (Синодик, стр. 330). О том, что был среди опричников — см. Штаден, стр. 97 и др.

403 Синб. сб., стр. 23—24. По Ш с 1568/69 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб. сб., стр. 85). Хворостинин упоминается среди опричных воевод (ДРВ, ч. XIII, стр. 393).

404 Сб. РИО, т. 71, стр. 598. По Ш с 1567/68г., умер в 1574/75 г. Последний раз упомянут зимой 1572 г. (ДРВ, т. XIII, стр. 435). Казнен 27 ноября 1575 г. («Чтения ОИДР», год I, № 2, стр. 36; Синодик, стр. 268).

405 По Ш с 1567/68 г. еще боярин, кн. М. П. (?Т) Черкасский, выбывший в 1571/72 г. По разрядам Черкасский боярином не был. В 1568 г. упом. боярин Д. Г. Плещеев (Синб. сб., стр. 23). Возможно, это описка; ср. неопределенное замечание о боярстве П. Татева под 1571 г. (Там же, стр. 29).

406 Он был скомпрометирован из-за своих связей с двором князей Старицких. Его родственница Марфа Жулебина была боярыней княгини Ефросиньи и казнена, очевидно, вместе с нею (Синодик, стр. 284).

407 Н. М. Карамзин. История Государства Российского, т. IX, изд. Эйнерлинга, стр. 110—111. Ср. Таубе и Крузе, стр. 54.

408 СГГиД, ч. I, № 197; ср. в январе 1572 г. Сб., РИО, т. 129, стр. 216; ср. под 1571/72 г. (Синб. сб., стр. 31). По Ш с 1571/72 г., выбыл в 1572/73 г. Казнен летом 1573 г. (Синб. сб., стр. 39; Синодик, стр. 319; Курбский, стр. 286, 289).

409 ДРВ, ч. ХIII, стр. 89. По Ш с 1571/72 г., умер в 1574/75 г. О нем как о монахе Кирилло-Белозерского монастыря упоминает Иван Грозный в послании от октября 1573 г. (Послания Ивана Грозного).

410 Сб. РИО. т. 129, стр. 210; ср. б сентябре 1572 г. (Синб. сб., стр. 36). Последнее упоминание летом 1577 г. (Синб. сб., стр. 60).

411 Синб. сб., стр. 36. По Ш с 1576/77 г. Дожил до смерти Ивана Грозного.

412 Синб. сб., стр. 35. Последнее упоминание в разрядах. По Ш с 1571/72 г., умер в 1577/78 г.

412а Синб. сб., стр. 36. Последнее упоминание, к тому же весьма сомнительное.

413 Синб. сб., стр. 31. Последнее упом. в июле 1580 г. (Там же, стр. 71). По Ш с 1571/72 г., умер в 1584 г.

414 См. под 1571/72 г. Синб. сб., стр. 32. По Ш с 1571/72 г. выбыл в 1574/75 г. Упомянут в январе и сентябре 1572 г. (Синб. сб., стр. 36, сб. РИО, т. 129, стр. 216). Казнен (Синодик, стр. 339—340).

415 См. под 1571/72 г. Синб. сб., стр. 32. Упомянут в сентябре 1572 г. (стр. 36). Это младший брат В. С. Собакина. По Ш с 1571/72 г., умер в 1574/75 г. Возможно, казнен или попал в опалу (Синодик, стр. 339—340).

416 Синб. сб., стр. 33. В начале 1572 г. Иван Грозный женился четвертым браком на А. А. Колтовской, а в июле 1572 г. женил Гр. Алексеевича Колтовского на родственнице Б. Тулупова (Новгородские летописи, стр. 118).

417 Синб. сб., стр. 29. Умер в 1580 г., в опале с 1573 г. (Э, л. 472, ср. П. А. Садиков. Царь и опричник. Сб. «Века», т. I, II г., 1924, стр. 49). Ошанин был лишь временно исполняющим обязанности окольничего («в окольничего место»). В 1573 г. упом. без чина окольничего (Синб. сб., стр. 36).

418 Синб. сб., стр. 32. По Ш с 1571/72 г., умер в 1575/76 г. Упомянут в сентябре 1572 г. (Синб. сб., стр. 36); последний раз упом. в 1577/78 г. (Там же, стр. 63).

419 Боярином был в октябре 1571 г. (ДРВ, ч. XIV, стр. 88). О нем как монахе Кирилло-Белозерского монастыря, см. Послание Ив. Грозного от сентября 1573 г. (Послания Ивана Грозного, стр. 167, ср. Синодик, стр. 238—240).

420 Дожили до смерти Ивана Грозного: И. Ф. Мстиславский, Я. А. Салтыков, Н. Р. Юрьев, И. П. Шуйский и опричник Ф. М. Трубецкой. Имели звание боярина до 1565 г. И. Ф. Мстиславский. Я. А. Салтыков, Ф. И. Умной-Колычев, П. В. Морозов, И. В. Шереметев-Меньшой, П. А. Булгаков, М. Я. Морозов, А. И. Ногтев. Опричниками были: П. Т. Шейдяков, Ф. М. Трубецкой, С. Д. Пронский, П. Д. Пронский, Н. Р. Одоевский, В. А. Сицкий. В Земскую думу входили: Н. Р. Юрьев, И. Ф. Мстиславский, П. В. Морозов, И. В. Шереметев-Меньшой, М. Я. Морозов, П. А. Булгаков, В. Б. Сабуров, Я. А. Салтыков, И. П. Шуйский, М. И. Воротынский.

421 Из семи человек трое в 1571 г. (Д. Г. Колтовский, В. Ф. Ошанин и О. М. Щербатый), а четверо между 1565—1570 гг. (Д. А. Бутурлин, Д. И. Хворостинин, Н. В. Борисов, В. И. Умной-Колычев).

422 Синб. сб., стр. 36. Дожил до смерти Ивана Грозного (стр. 88). В разрядах там же упом. боярин В. Ю. Сицкий (стр. 30). Здесь, очевидно, спутаны В. Ю. Голицын с В. А. Сицким. О свадьбе царевича Федора см. Н. М. Карамзин. История Государства Российского, т. IX, прим. 367. По Ш с 1571/72 г.

423 Синб. сб., стр. 36. Дожил до смерти Ивана Грозного. По Ш с 1576/77 г. Первая жена — сестра И. Д. Бельского, вторая (1572 г.) — вдова Ф. А. Басманова.

424 Синб. сб., стр. 42. Последнее упом. в январе 1581 г. ДРВ, ч. XIV, стр. 402. По Ш с 1573/74 г., умер в 1582/83 г. Умер 2 января 1603 г. (Список погребенных в Троице-Сергиевой Лавре. М., 1880, стр. 4. Сведение сомнительно, возможно, умер ранее).

425 Октябрь 1573 г.; ср. март 1578 г. (Сташевский. Десятни. М., 1910, стр. 7). По Ш с 1572/73 г., с 1582/83 г. боярин. Летом 1574 г. взят в плен под Кесью (Синб. сб., стр. 67). В марте 1583 г. боярин (Синб. сб., стр. 83). Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб. сб., стр. 89).

426 Синб. сб., стр. 36. Сведение неясное. По Ш с 1572/73 г. Вас. Гр. Колычев, умерший в 1578/79 г.

427 ДРВ, ч. XIII, стр. 435. По Ш с 1572/73 г., умер в 1577/78 г. Умер в начале 1576 г. во время войны со Швецией (Синб. сб., стр. 50).

428 «Исторический архив», кн. IV, стр. 20, 63. См. август 1574 г. (Н. М. Карамзин. История Государства Российского, т. IX, прим. 437). По Ш с 1572/73 г., выбыл в 1574/75 г. Казнен в 1575 г. (Синодик, стр. 350). Упом. в январе 1575 г. ЦГАДА, Датские дела, кн. 2, л. 184об.; ср. ИРГО, вып. I, отд. III, стр. 9). О его казни см. Ф. Горсей. Записки о Московии XVI в. СПб., 1909, стр. 34.

429 В одном из летописцев сообщается, что царь казнил «на Москве... многих бояр, архимандрита Чудовского, протопопа и всяких чинов людей много... В то же время... посадил царем на Москве Симеона Бекбулатовича» (С. М. Соловьев. История России, кн. II, стр. 180). В Пискаревском летописце прямо указано, что «положи царь опалу на многих людей», причем среди казненных названы П. Куракин, И. Бутурлин, Н. Борисов-Бороздин и др. «Материалы по истории СССР», т. II, стр. 81. Д. Принц, к началу 1576 г. прибывший на Русь, сообщает, что «незадолго до нашего прибытия Иван Грозный «лишил жизни сорок дворян, которые во второй раз составили было заговор на его жизнь и... управление передал Симеону» («Чтения ОИДР», 1876, кн. III, отд. IV, стр. 29).

430 Иван Грозный именовал себя «князем Московским» еще 2 июня 1576 г. («Русский исторический сборник», т. V, стр. 22) и, во всяком случае, в январе 1576 г. (ААЭ, т. I, № 290).

431 Синб. сб., стр. 50. Последнее упоминание в сентябре 1587 г. (Там же, стр. 77).

432 Синб. сб., стр. 57. По Ш с 1576/77 г. Дожил до смерти Ивана Грозного.

433 Синб. сб., стр. 60. Дожил до смерти Ивана Грозного. По Ш с 1576/77 г. Женат на дочери П. Татева (ИРГО, вып. I, стр. 95).

434 ДРВ, ч. XIV, стр. 350. Дожил до смерти Ивана Грозного.

435 Синб. сб., стр. 61. Последнее упоминание в январе 1582 г. По Ш с 1576/77 г., умер в 1582/83 г. Умер в марте 1582 г. (ДРВ, ч. XIX, стр. 385).

436 5 марта 1576 г. Ирина была уже женой Федора (Леонид. Историко-археологическое описание Боровского Пафнутьева монастыря. Изд. II, Калуга, 1894, стр. 98—99).

437 ИРГО, т. I, стр. 9. Боярин в декабре 1578 г. (ДРВ, ч. XIV, стр. 350; Шум. Обз., вып. IV, 221). Ср. в июле 1581 г. Дожил до смерти Ивана Грозного. По Ш окольничий с 1572/73 г., боярин с 1577/78 г.

438 Синб. сб., стр. 57. Взят в плен в сентябре 1579 г. (Там же, стр. 9). По Ш с 1576/77 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб. сб., стр. 85).

439 Савва, стр. 116, ср. в 1576/77 г. Синб. сб., стр. 60. 16 октября 1578 г. убит под Кесью (Синб. сб., стр. 67; «Труды I Археологического съезда». М., 1871, стр. 422). По Ш с 1572/73 г., убит в 1577/78 г. В родословцах иногда указывается, что Воронцов в земщине был окольничим, а в опричнине боярином.

440 «Русский исторический сборник», т. V. M., 1842, стр. 1; Синб. сб., стр. 60. По Ш с 1576/77 г., умер в 1582/83 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (РИБ, т. XIV, стр. 715).

441 Синб. сб., стр. 60. По Ш с 1575/76 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб.. сб.. стр. 86).

442 AMГ, т. I, № 26. По Ш с 1578/79 г., умер в 1579/80 г.

443 Синб. сб., стр. 61. Убит в сентябре в Соколе 1579 г. (стр. 69). По Ш с 1575/76 г., убит в Соколе в 1579/80 г.

444 Вельяминов-3ернов. Исследование о касимовских царях, ч, III, СПб., 1864, стр. 41; ср. в 1578 г. ААЭ, т. I, № 302. По Ш с 1576/77 г.

445 См. выше.

446 Н. М. Карамзин. Указ. соч., т. IX, прим. 554, Женат на дочери Малюты Скуратова, по Ш боярин с 1580/81 г.

447 См. выше.

448 Н. Р. Юрьев, И. Ф. Мстиславский, Ф. М. Трубецкой. Б. Ю. Сабуров, Б. Ф. Годунов, Д. И. Годунов, Ф. И. Мстиславский, И. П. Шуйский, В. Ю. Голицын, В. Ф. Скопин-Шуйский, П. И. Татев, Я. А. Салтыков, Б. Я. Бельский и, возможно, И. Ю. Голицын.

449 Синб. сб., стр. 76. По Ш с 1580/81 г. Дожил до смерти Ивана Грозного (Синб. сб., стр. 87). По Ш с 1580/81 г. Ив. Вас. Годунов.

450 ГБЛ, Фадеев, № 57, л. 421. По Ш с 1584 г.

451 С. Б. Веселовский. Из истории... «Исторические записки», кн. 18., стр. 85.

452 Должность окольничего исполнял в течение ряда лет опричник В, Г. Зюзин. См. в конце 1567 г. и в сентябре 1570 г. (Синб. сб., стр. 20. 26); см. в мае 1576 г. («Русский исторический сборник», т. V, стр. 1 и сл.). Зюзин был думным дворянином.

453 См. упом. о думных дьяках в ноябре 1562 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 91, 93),

454 См. «сыну боярскому... который у государя в Думе живет» (Сб. РИО, т. 35, стр. 40).

455 ПСРЛ, т. XIII, стр. 523.

456 Н. П. Лихачев. Думное дворянство в Боярской думе XVI в. «Сб. Археологического института», 1898, кн. 6, стр. 10. Упом. весной 1568 г. (ДРВ, ч. XIII, стр. 393—394; Синб. сб., стр. 21). Вклад по нем 14 апреля 1568 г. (Троицк. вкл., л. 305). Опричный воевода. Сведение о том, что умер еще в марте 1567 г., очевидно, ошибочно («Чтение ОИДР», год 1, № 2, стр. 42).

457 Н. П. Лихачев. Думное дворянство, стр. 10 (см. ЦГАДА, Крымские дела, кн. 10, л. 370). Казнен между 29 февраля и 14 марта 1565 г. (Синодик, стр. 178).

458 Н. П. Лихачев. Думное дворянство, стр. 10. Зайцев был в суде у бояр еще осенью 1562 г. (ДРК, стр. 234). Упом. в мае 1570 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 666). Казнен между 18 июня и 7сентября 1571 г. (Троицк. вкл., л. 335; Синодик, стр. 285—286).

459 Н. П. Лихачев. Думное дворянство, стр. 10. Упом. в мае 1570 г. и в январе 1572 г. (Сб. РИО, т. 71, стр. 666; т. 129, стр. 216).

460 Н. П. Лихачев. Думное дворянство, стр. 10.

461 Сб. РИО, т. 71, стр. 666, см. в январе 1572 г. Сб. РИО, т. 129, стр. 216. Убит на подступах к Пайде 1 января 1573 г.

462 Сб. РИО, т. 71, стр. 665—666. В 1573 г. попал в плен, где, очевидно, и умер (ем. Послания Ивана Грозного, стр. 193 и сл.). Брат его Гр. Грязной казнен (Таубе и Крузе, стр. 54).

463 Сб. РИО, т. 71, стр. 666. Казнен, очевидно, около 1571 г. (Синодик, стр. 273). Соловьев связывает его казнь с делом Аф. Вяземского (С. М. Соловьев. История России, кн. II, стр. 175—176).

464 ДРВ, ч. XIII, стр. 410.

465 В. В. Вельяминов-Зернов. Указ. соч., ч. II, стр. 12, ср. по Ш с 1571/72 г. Дожил до смерти Ивана Грозного.

466 Сб. РИО, т. 129, стр. 216. Щелкаловы дожили до смерти Ивана Грозного.

467 Боярский род Колычевых. М., 1886, стр. 112.

467а «Исторический архив», кн. IV, стр. 63. Зюзин упом. в январе 1578 г. и мае 1582 г. (Савва. Указ. соч., стр. 397—398). По Ш с 1576/77 г.

468 Лихачев. Указ. соч., стр. 15. Упом. в июне 1582 г. (Савва. Указ. соч., стр. 398). По Ш с 1578/79 г.

469 Вельяминов-3ернов. Указ. соч., ч. II, стр.57, ср. в январе 1578 г. Савва. Указ. соч., стр. 397; ср. в августе 1578 г. (Там же, стр. 397), в 1583 г. (Сб. РИО, т. 38, стр. 104). Очевидно, в октябре 1580 г. (ГБЛ, Муз. № 1585, л. 577об.).

470 «Исторический архив», кн. IV, стр. 64; ср. в мае 1579 г. (Лихачев. Разрядные дьяки, стр. 480); ср. в 1583 г. (Сб. РИО, т. 38, стр. 107). По Ш с 1576/77 г.

471 ДРВ, ч. XIV, стр. 350, ср. в 1581/82 г. (Савва. Указ. соч., стр. 398). По Ш думный дворянин с 1578/79 г.

472 Синб. сб., стр. 81. По Ш с 1572/73 г.

473 Сб. РИО, т. 38, стр. 104. Татищев был некоторое время в опале между 1577— 1582 гг. (Н. Мятлев. Челобитная М. Татищева «Летопись историко-родословного общества в Москве» (ЛИРО), вып. 1, 1907, стр. 5). По Ш думный дворянин с 1580/81 г.

474 Синодик, стр. 286.

475 ПСРЛ, т. XIII, стр. 524.

476 ПСРЛ, т. XIII, стр. 523—524, стр. 238; С. В. Бахрушин. Научные труды, т. II, стр. 336.

477 С. В. Бахрушин. Указ. соч., стр. 336.

478 См. упоминание Ближней думы, которая участвовала в Коломенском походе 1555 г. (Сб. РИО, т. 59, стр. 469, 472—473).

479 «Памятники русского права». Вып. IV. М., 1956, стр. 360.

480 Зато нельзя согласиться с И. И. Смирновым, который определяет состав Боярской думы в феврале 1549 г. на основании упомянутых восьми лиц в Продолжении хронографа 1512 г. (С. Шмидт. Продолжение хронографа 1512 г., стр. 295). Д. Ф. Бельский, Ю. M. и Ф. А. Булгаковы, П. М. Щенятев, Д. Ф. Палецкий, В. Д. Шеин, Д. Д. Пронский, А. Б. Горбатый (И. И. Смирнов. Иван Грозный и боярский «мятеж» 1553 г., стр. 156). Летописец упоминает поименно только некоторых из бояр, прибавив, что царь говорил «и иным своим боярам и окольничим». Нельзя согласиться с И. И. Смирновым, что в Ближнюю думу в 1553 г. входили Д. Р. и В. М. Юрьевы (И. И. Смирнов. Указ. соч., стр. 157). Соображения на этот счет, высказанные С. В. Бахрушиным, нам кажутся вполне убедительными: Юрьевы упоминаются в летописи отдельно от ближних бояр.

481 Сб. РИО, т. 71, стр. 148—149.

482 Продолжение ДРВ, ч. XI, стр. 139 (ср. ЦГАДА, Ногайские дела, кн. 7, л. 70об.).

483 Савва. Указ. соч., стр. 398; ср. Сб. РИО, т. 38, стр. 86, 103.

484 О Ближней думе см. также С. Ф. Платонов. Боярская дума — предшественница Сената (С. Ф. Платонов, Соч. т. I, изд. II, СПб., 1912, стр. 461—465). Автор напрасно усматривает Ближнюю думу в рассказе о боярах, присутствовавших при последних днях жизни Василия III; летописец перечисляет поименно почти всех бояр, членов Боярской думы. Пользуюсь случаем, чтобы выразить свою признательность В. Б. Кобрину за ряд ценных сведений о боярах-опричниках.

485 Данные о принадлежности указанных в списке лиц к составу Боярской думы см. в комментариях к тексту. Список составлен В. Г. Шерстобитовой.


Текст воспроизведен по изданию: Зимин А. А. Состав Боярской думы в XV—XVI вв. — Археографический ежегодник, 1957. М., 1958, с. 41-87
© текст - Зимин А. А. 1958
© OCR - Борис Алексеев 2008
© сетевая версия - Борис Алексеев 2008

Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

СчетчикиПомощь / Donate
Рейтинг@Mail.ru


R221761093948
Z842053966555


PayPal


Комментарии приветствуются webmaster@personalhistory.ru.
© 2008 Борис Алексеев. Использование, иное, чем для персональных образовательных целей, требует согласования.
Последнее изменение 04.11.2012 22:03:27