Домой greg20111 abv boris Форум Архив форума Блог SQL-Базы DSO-базы Гено-базы Проекты Статьи Документы Книги Чат Письмо автору Система Orphus

в т.ч.
Гербовникъ Витебскаго Дворянства htm
Алфавитный указатель гг. потомственныхъ дворянъ Русской Имперіи (матеріалы для русской генеалогіи) htm xml

"Heraldica"
Историческій Сборникъ.
Томъ I.
Н.В. Шапошникова
1900 г.

Паровая Скоропечатня Г. П. Пожарова
С.-Петербургъ. Загородный пр. 8.


— I —

Оглавленіе І-го тома.


1) Датская экспедиція 1850 г. — И. Епанчина.

1

2) О Дѣтяхъ Боярскихъ и отрокахъ Княжескихъ и вообще о дворянахъ служившихъ въ Россіи до конца ХѴІІІ столѣтія — Е. Гуляева.

11
Предисловіе 11
Списокъ Дѣтямъ Боярскимъ и Земцомъ Новгородскимъ помѣщикомъ, которые были въ Великомъ Новгородѣ въ недѣляхъ, а изъ недѣль вышли и которые пущены по Государевымъ грамотамъ.
Вотцкая пятина 20
Бѣжецкая пятина 23
Десятня дворянъ и дѣтей боярскихъ Володимерцовъ (списана съ Володимерскаго списка, каковъ списокъ съ помѣстными оклады присланъ изъ Володимера во 7121 — 1613 году, за приписью Дьяка Ивана Васильева.
Володимеръ (выборъ, дворовые, городовые, новики, служатъ осадную службу) 24
Десятня Юрьевская.
Юрьевъ Польской (выборъ, дворовые, городовые, новики) 26
Десятня Каширская.
(дѣти Боярскіе дворовые, выборъ, городовые — Ростовецкаго стану, новики) 28

3) Рукописные свитки о состояніи засѣчныхъ городовъ, крѣпостей и засѣкъ, по подлиннымъ донесеніямъ Городскихъ Воеводъ и Засѣчныхъ Головъ, въ 1644 и въ 1682 годахъ — Е. Гуляева.


Предисловіе 45
Текстъ рукописныхъ свитковъ.
Свитокъ 1-й Ярославль 52
Свитокъ 2-й продолженіе о Ярославлѣ 54
Свитокъ 2-й тоже 55
Свитокъ 3-й тоже 57
Свитокъ 4-й Кашинъ 59
— II —

Свитокъ 5-й Серпуховъ 61
Свитокъ 6-й Чухлома 62
Свитокъ 7-й Ржевъ и Зубцовъ 63
Свитокъ 8-й Рыльскъ 65
Свитокъ 9-й Кропивна 68
Свитокъ 10-й Валуйки 71
Свитокъ 11-й Брянскъ 77
Свитокъ 12-й Новосиль 81
Свитокъ 13-й Вененъ 82
Свитокъ 14-й Мценскъ 83
Свитокъ 15-й Мосальскъ 86
Свитокъ 16-й Волховъ 87
Свитокъ 17-й Серпейскъ 88
Свитокъ 18-й Печерники 89
Свитокъ 19-й Козельскъ и Бѣлевъ 90
Свитокъ 20-й О засѣкахъ Козельскихъ и Бѣлевскихъ 92
Свитокъ 21-й Романовъ 94

4) Источники Русской Геральдики — Франца Пекосинскаго.

96

5) Нѣсколько словъ о поддѣлкѣ древнихъ документовъ, И. А. Антошевскаго.

110

6) Польское судопроизводство среднихъ вѣковъ — Франца Косинскаго.


§1. Судопроизводство въ эпоху жупановъ 113
§2. Королевскій судъ 113
§3. Воеводское судопроизводство 117
§4. Каштелянское судопроизводство 122
§5. Земскіе суды и верховный судъ 124
§6. Верховный судъ 127
§7. Суды старостъ или гродскіе 130
§8. Судопроизводство юстиціаріевъ или палачей 132
§9. Патримоніальные суды и судопроизводство, основанное на нѣмецкомъ правѣ 133
§10. Подкоморскіе суды о границахъ 137
§11. Судопроизводство ректора университета 138
§12. Суды надъ евреями 139
§13. Церковное судопроизводство 139
— III —

7) Гербовникъ Витебскаго Дворянства

141
Гербы и краткіе очерки о происхожденіи дворянскихъ родовъ Витебской губерніи съ рукописи ХѴIII ст.
Антоновичи.
Ахремовичи.
Барановскіе.
Бартошевичи.
Бересневичи.
Бобашинскіе.
Богомольцы.
Богуши.
Боровскіе.
Бравчинскіе.
Буевичи.
Буйновскіе.
Булгаки.
Буткевичи.
Бялыновичи.
Бѣлявскіе.
Василевскіе.
Верцеховскіе.
Ветчицкіе.
Вильчинскіе.
Витковскіе.
Водорадзскіе.
Войцѣховскіе.
Вольскіе.
Вороновичи.
Врублевскіе.
Вышенскіе.
Гарасимовичи.
Гейшторы.
Гералтовскіе.
Гоголинскіе.
Гинки.
Городецкіе.
Голговскіе.
Горецкіе.
Горскіе.
Гослинскіе.
Грондскіе.
Гружевскіе.
Грушецкіе.
Гумковскіе.
Гутовскіе.
Дедерки.
Дзятловичи.
Добжинскіе.
Домбровскіе.
Жабы.
Жолнежовскіе.
Завадскіе.
Заверскіе.
Закржевскіе.
Занькевичи.
Заранки.
Збитневскіе.
Зброжекъ.
Зегздры.
Злотогурскіе.
Зыжневскіе.
Іесиповичи.
Іодко.
Каковскіе.
Качановскіе.
Качинскіе.
Кепстовичи.
Кисели.
Климашевскіе.
Клосевичи.
Княжищи.
Княжнины.
Коженевскіе.
Козаревичи.
Козарины.
Козловскіе.
Коломыскіе.
Колаковскіе.
Комаровскіе.
Кононовичи.
Коссовы.
Котовичи.
Кошчицы.
Краевскіе.
Кражинскіе.
Кржечковскіе.
Крупскіе.
Кубятовичи.
Кушелевскіе.
Лаппы.
Левицкіе.
Лесскіе.
Летецкіе.
Липинскіе.
Липскіе.
Лукашевичи.
Лускины.
Любошчинскіе.
Ляховскіе.
Малиновскіе.
Манувиры,
Маркевичи.
Мароны.
Марцинкевичи.
Мацкевичи.
Менжинскіе.
Микоши.
Мицкевичи.
Милькевичи-
Минковскіе.
Мисевичи.
Михаловскіе.
Могучіе.
Монтвиллы.
Мордасевичи.
Морелевскіе.
Небжидовскіе.
Немиры.
Новацкіе.
Олешковскіе.
Онацкевичи.
Осиповскіе.
Островскіе.
Павловскіе.
ГІаплонскіе.
Петрусевичи.
Пжевальскіе.
Пжесмыцкіе.
Плавинскіе.
Плеваки.
Погоскіе.
Подвинскіе.
Подгайскіе.
Пожецкіе.
Поземковскіе.
Помарнацкіе.
Пушкины.
Пышницкіе.
Пясецкіе.
Радзишевскіе.
Рамши.
Ратомскіе.
Рачинскіе.
Рексьци.
Родзевичи.
Роли.
Романовскіе.
Рошковскіе.
Рудзинскіе.
Русецкіе.
Рылло.
Рысинскіе.
Сабилло.
Савиничи.
Саулуковичи.
Склотовскіе.
Смоличи.
Станкевичи.
Станкевичи-Билевичи.
Стжемескіе.
Стырыковичи.
Суйковскіе.
Сурмо или Шырмо.
Сутовичи.
Сукорскіе.
Сушко.
— IV —

Талько.
Тжасковскіе.
Трубины.
Тулковскіе.
Фальковскіе.
Фельнеровичи.
Фонтана.
Фронцевичи.
Харковскіе.
Хашковскіе.
Хомичи.
Храповицкіе.
Худзинскіе.
Шаверновскіе.
Шапки.
Шатковскіе.
Шидловскіе.
Шильвинскіе.
Шляхты.
Шульцы.
Щербинскіе.
Юшковскіе.
Янушевскіе.
Янушковскіе.
Ярошевичи.
Ясенскіе.
Яцевичи.

8) Родъ бароновъ и дворянъ фонъ-Врангель

177

9) Алфавитный указатель гг. потомственныхъ дворянъ Русской Имперіи (матеріалы для русской генеалогіи)

185

10) Особы первыхъ 4-хъ классовъ всѣхъ министерствъ

232
Морскіе генеральскіе чины: 232
Адмиралы, вице-адмиралы и контръ-адмиралы.
Сухопутныхъ войскъ: 235
Генералъ-фельдмаршалы; инженеръ-генералы, генералы: отъ артиллеріи, отъ кавалеріи и отъ инфантеріи; генералъ-лейтенанты, генералъ-маіоры.
Гражданскіе чины: 271
Дѣйствительные тайные совѣтники, тайные совѣтники и дѣйствительные статскіе совѣтники.

11) Дополненіе къ алфавитному указателю гг. потомственныхъ дворянъ Русской Имперіи

357

12) Рисунки гербовъ 194 древнѣйшихъ дворянскихъ родовъ Витебской губерніи.

Замѣченныя опечатки къ статьямъ: «О Дѣтяхъ Боярскихъ и Дворянахъ» и «Рукописные свитки о состояніи засѣчныхъ городовъ, крѣпостей и засѣкъ» — Е. Гуляева.

Стран.СтрокаНапечатано:Слѣдуетъ
1728КрыицыКрымцы
19съ низу 417301731
4516СловеснкаСловенска
463частоколъчастоколомъ
4716матеріяхъматеріалахъ
4730УспѣніяУспенія
47внизуСтр. 70 —74Стр. 90 — 93
4921принятьпринято
5017составитьпоставить
6329замогчавъзамотчавъ
6531двадцать (2 раза)
65съ низу 4наульнойнаугольной
6925народънарядъ
69съ низу 2двѣдва
7933обламаньеобломаны
8114ШеловскогоШаховского
9432помѣщикимипомѣщиками

Адмиралъ Иванъ Петровичъ Епанчинъ.
— 1 —

ДАТСКАЯ ЭКСПЕДИЦІЯ 1850 г.


(Изъ біографіи адмирала Ивана Петровича Епанчина) 1).
Въ 1848 году въ Шлезвигѣ и Голштиніи началось движеніе съ цѣлью отдѣленія отъ Даніи. Герцогства Шлезвигъ и Голштинія, совершенно отдѣльныя отъ датскаго королевства, принадлежали датскому королю въ качествѣ герцога. Они имѣли каждое свою отдѣльную администрацію, но были подвластны одному общему государю. Когда въ 1815 году былъ основанъ Германскій союзъ, въ него вошла только Голштинія, а Шлезвигъ остался внѣ союза, причемъ Голштинія осталась подвластной и датскому королю. Къ этимъ осложненіямъ присоединились еще недоразумѣнія на почвѣ національности. Дѣло въ томъ, что во всей Голштиніи и въ южной части Шлезвига населеніе было нѣмецкое, а въ сѣверной части Шлезвига — датское. Постепенно начала развиваться идея національности и подъ вліяніемъ событій 1848 г. нѣмцы въ Голштиніи не хотѣли оставаться датчанами; мало того нѣмецкая партія въ обоихъ герцогствахъ требовала включенія Шлезвига въ составъ Германскаго союза и вслѣдствіе отказа короля она возстала и образовала временное правительство. Нѣмецкая партія, центромъ которой былъ Киль, дѣйствовала при помощи добровольцевъ и регулярныхъ войскъ, явившихся изъ Германіи. Война началась въ августѣ 1848 г., и продолжалось до іюля 1850 года, прерываемая перемиріями, которыя раздѣлили ее на три періода. Въ первомъ періодѣ датская армія отбросила за Эдеръ нѣмцевъ Шлезвига и Голштиніи и добровольцевъ изъ Германіи; тогда прусскія войска принудили датчанъ очистить герцогства.
Во второмъ періодѣ нѣмецкія войска Голштиніи вторглись въ Ютландію, но были отбиты
Въ третьемъ періодѣ Россія, Англія и Франція рѣшили на лондонской конференціи поддерживать цѣлость датской монархіи, признавъ ее необходимой для европейскаго равновѣсія. Тогда прусскій король, очутившись изолированнымъ, отвелъ свои войска, а голштинскія войска были окончательно разбиты датской арміей въ іюлѣ 1850 года.
Вотъ въ краткихъ словахъ общій ходъ тѣхъ событій, вслѣдствіе которыхъ въ іюнѣ 1850 года, согласно условіямъ лондонской конференціи, сильный русскій флотъ явился въ датскихъ водахъ для защиты Даніи противъ войскъ Пруссіи и Германскаго Союза. Этотъ рѣшительный образъ дѣйствій Императора Николая привелъ къ тому, что Пруссіи тогда не удалось присоединить Шлезвигъ и Голштинію, что впослѣдствіи она исполнила въ 1864 году.
2-го іюня 1850 года командующему 2-ю флотскою дивизіею контръ-адмиралу Балку было послано слѣдующее предписаніе 2):
1) Приложеніе къ родословной Епанчиныхъ.
2) Дѣло Инспекторскаго Департамента Морскаго Министерства «о плаваніи 2-й и 3-й флотскихъ дивизій въ датскихъ водахъ съ особою Начальникамъ сихъ дивизій инструкціею» № 325/7215. Предписаніе Контръ-Адмиралу Балку 2 іюня 1850 г. № 1299.
— 2 —

«Государю Императору угодно, чтобы во время настоящаго практическаго плаванія Вашего ввѣренная Вамъ дивизія крейсировала между островами Мэна и Рюгена.
Во исполненіе сей Высочайшей воли, Ваше Превосходительство имѣете, съ полученія сего, направить Ваше плаваніе къ вышеупомянутымъ островамъ, стараясь въ мѣрѣ возможности продолжать оное до полученія Вами дальнѣйшихъ указаній».
Въ концѣ этого предписанія было сказано, что для исправленія должности начальника штаба дивизіи назначается флигель-адъютантъ капитанъ 1 ранга Глазенапъ «по извѣстности ему датскихъ водъ и лицъ тамошнихъ управленій и на случай могущихъ быть сношеній».
Инструкція, данная контръ-адмиралу Балку была Высочайше утверждена 21 іюня 1) и послана 24 іюня съ курьеромъ нашему посланнику въ Копенгагенѣ для передачи контръ-адмиралу Балку.
«Цѣль предписаннаго Вашему Превосходительству, по Высочайшему повелѣнію, отъ 2 сего іюня № 1299, съ ввѣренною Вамъ дивизіею плаванія между островами Мэномъ и Рюгеномъ, состоитъ главнѣйше въ томъ, чтобы способствовать перевозкѣ Датскихъ войскъ, въ случаѣ возобновленія военныхъ ихъ противъ голштинцевъ дѣйствій, безъ всякаго однако со стороны нашего флота вступленія съ непріятелемъ въ бой, развѣ бы того потребовали крайняя необходимость или неизбѣжные случаи, что можетъ встрѣтиться при слѣдующихъ обстоятельствахъ:
во 1-хъ ежели бы датчане пожелали сдѣлать десантъ на берега враждующихъ съ ними Голштиніи и Шлезвига, то предоставляется имъ употребить на это суда нашей эскадры въ количествѣ, какое понадобится, но суда наши, принявъ десантъ, только въ такомъ случаѣ могутъ вступить въ боевыя дѣйствія, когда встрѣтили бы боевое, при принятіи или высадкѣ датскихъ войскъ, сопротивленіе со стороны непріятеля или другихъ помогающихъ ему войскъ, безъ различія будутъ ли то пруссаки или войска Германскаго союза.
Во вторыхъ, равнымъ образомъ ежели датчане, тѣснимые на берегу непріятелями, будутъ просить помощи у нашего флота, то принявъ ихъ на суда эскадры, оказывать имъ всякую защиту, какую только собственно съ моря оказать можно.
И въ третьихъ, ежели бы въ виду нашей эскадры оказалось что со стороны пруссаковъ или другихъ націй Германскаго союза появились въ водахъ Даніи суда съ явною цѣлію помогать непріятелю, либо для отдѣльнаго противу Даніи дѣйствія съ моря, либо же для высадки десанта врождебныхъ нашему союзнику войскъ, то флотъ нашъ обязывается принять всѣ зависящія отъ него мѣры къ недопущенію сего и въ крайнемъ случаѣ, при боевомъ сопротивленіи непріятельскихъ судовъ, дѣйствовать противу нихъ равномѣрно, т. е. боевою-же силою.
Исполненіе всѣхъ вышеизложенныхъ пунктовъ конечно зависитъ отъ политическихъ обстоятельствъ, которыя ближе извѣстны будутъ посланнику нашему въ Копенгагенѣ, барону Унгернъ—Штернбергу.
Поэтому, не угодно ли будетъ Вашему Превосходительству, держась съ эскадрою у острова Мэна, до дальнѣйшихъ для Вашего плаванія и дѣйствій,
*) Высочайше утвержденная инструкція контръ-адмиралу Балку въ Петергофѣ 21 іюня 1850 г. (то же дѣло).
— 3 —

указаній — ожидать уже отъ посланника, доставляя мнѣ 1) о всякой принятой Вами, на основаніи сей инструкціи, мѣрѣ, обстоятельныя при первой возможности, свѣдѣнія».
Содержаніе этой инструкціи было сообщено въ тотъ же день, т. е. 21 іюня, Льву Григорьевичу Сенявину, управлявшему министерствомъ иностранныхъ дѣлъ.
Не прошло трехъ дней какъ Государь утвердилъ эту инструкцію и не успѣлъ адмиралъ Балкъ ее получить, какъ уже произошли перемѣны въ отношеніяхъ Пруссіи и Даніи. Именно 24 іюня кн. Меньшиковъ писалъ контръ-адмиралу Балку, что «по телеграфу получено изъ Берлина предварительное увѣдомленіе о заключенномъ между Даніею и Пруссіею мирѣ. Слѣдствіемъ этого оборота дѣлъ вѣроятно будетъ повелѣніе отозвать сюда ввѣренную Вамъ дивизію, а потому предваряя Васъ объ этомъ, я покорнѣйше прошу Ваше Превосходительство, во всякомъ случаѣ, существованіе данной Вамъ инструкціи не дѣлать, во всѣхъ ея подробностяхъ, гласнымъ, особенно Датчанамъ, которымъ извѣстно только, что флотъ нашъ разрѣшенъ способствовать перевозкѣ ихъ десанта, если бы то обстоятельствами потребовалось» 2).
Черезъ четыре дня послѣ отправки инструкціи контръ-адмиралу Балку было принято новое рѣшеніе, о которомъ 28 іюня начальникъ главнаго морскаго Его Императорскаго Величества Штаба кн. Меньшиковъ писалъ начальнику 3-й флотской дивизіи вице-адмиралу Епанчину 3).
«Государю Императору угодно, чтобы Ваше Превосходительство, съ ввѣренной Вамъ дивизіею отправились немедленно на смѣну 2-й, находящейся нынѣ въ крейсерствѣ въ Датскихъ водахъ».
Въ тоже время кн. Меньшиковъ увѣдомилъ вице-адмирала Епанчина, «что обязанности начальника штаба при ввѣренной Вамъ дивизіи возлагаются на того же флигель-адъютанта Глазенапа, который исполняетъ ихъ по сіе время при смѣняемой Вами 2-й флотской дивизіи».
«Сообщая Вашему Превосходительству, писалъ кн. Меньшиковъ вице-адмиралу Епанчину, о сей Высочайшей волѣ, покорнѣйше Васъ прошу, по полученіи сего немедленно отправиться къ означенной смѣнѣ и о дальнѣйшихъ Вашихъ занятіяхъ ожидать отъ меня дополнительнаго предписанія, особо».
Въ то время какъ было отдано Высочайшее повелѣніе объ отправленіи 3 флотской дивизіи въ датскія воды, дивизія эта была въ полной готовности, такъ какъ была вооружена къ практическому плаванію, и на другой же день какъ состоялось Высочайшее повелѣніе объ ея отправленіи, т. е. 29 іюня, она ушла съ Кронштадтскаго рейда въ море.
2-я дивизія должна была отплыть въ Кронштадтъ только тогда, когда 3-я дивизія прибудетъ на мѣсто, о чемъ былъ увѣдомленъ командующій этой дивизіей контръ-адмиралъ Балкъ, причемъ о причинѣ смѣны не было сказано ни слова 4).
1) т. е. Начальнику Главнаго Морскаго Его Императорскаго Величества Штаба князю Меньшикову.
2) Письмо кн. Меньшикова к.-ад. Балку отъ 24 іюня 1850 г. № 1306. Письмо это было отправлено только 5 іюля вмѣстѣ съ инструкціей.
3) Князь Меньшиковъ начальнику 3-й флотской дивизіи вице-адмиралу Епанчину, отъ 28 іюня 1850 года, № 1310.
4) Предписаніе контръ-адмиралу Балку отъ 28 іюня 1850 г. № 1311. Замѣчательно, что инструкція, которой долженъ былъ держаться адмиралъ Балкъ была послана послѣ этого предписанія а именно 5 іюля.
— 4 —

Въ тотъ день, когда 3 флотская дивизія ушла изъ Кронштадта по назначенію, въ министерствѣ иностранныхъ дѣлъ было получено отъ нашего посланника въ Стокгольмѣ увѣдомленіе, что шведское правительство отправляетъ въ датскія воды и свой флотъ «съ тѣмъ же назначеніемъ, какое получили и наши суда», причемъ нашъ посланникъ, сообщая объ этомъ въ своей депешѣ отъ 24 іюня (6 іюля), писалъ, что рѣшеніе это было принято шведскимъ правительствомъ «вслѣдствіе его представленія, результатомъ котораго былъ успѣхъ столь же быстрый, какъ и благопріятный» 1).
Такимъ образомъ рядомъ съ нашей эскадрой въ датскихъ водахъ должна была явиться шведско-норвежская. Она состояла изъ трехъ норвежскихъ корветовъ: Nordstjernen, Ellida и Ornen, двухъ шведскихъ корветовъ Lagerbjelke и Najaden; затѣмъ можно было предполагать, что къ эскадрѣ этой присоединится и шведскій корветъ Farramas.
О рѣшеніи шведскаго правительства былъ тотчасъ же поставленъ въ извѣстность начальникъ нашей эскадры вице-адмиралъ Епанчинъ.
«Поспѣшаю сообщить Вашему Превосходительству писалъ кн. Меньшиковъ 6 іюля 2) изъ Петергофа, что здѣсь получено извѣстіе, изъ Стокгольма, о данномъ шведской эскадрѣ королевскомъ повелѣніи: отправиться въ предѣлы датскихъ водъ, для совокупнаго плаванія съ нашею эскадрою и съ тою же, какъ наши суда, цѣлью».
«Такъ какъ на вышеупомянутой эскадрѣ находится шведскій принцъ Оскаръ и предполагается, что онъ ею командуетъ, то Государю Императору угодно, чтобы Ваше Превосходительство, по соединеніи съ Вами сказанной флотиліи, отдали первые визитъ молодому принцу и изъ учтивости представили-бы Его Королевскому Высочеству о состояніи дивизіи рапортъ».
Такимъ образомъ нашъ адмиралъ съ его эскадрой не былъ подчиненъ принцу Оскару, но долженъ былъ сдѣлать ему визитъ и «изъ учтивости» представить рапортъ, съ другой стороны и молодой принцъ не былъ подчиненъ русскому адмиралу, который былъ гораздо старше его. Собственно командованіе шведскимъ флотомъ было возложено на принца Оскара потому, что онъ, какъ принцъ крови, считался въ Швеціи старшимъ въ ряду офицеровъ одного съ нимъ чина 3).
Какъ мы видѣли выше, начальникъ нашей эскадры вице-адмиралъ Епанчинъ передъ отправленіемъ изъ Кронштадта не получилъ инструкціи, но ему было сообщено, что она будетъ выслана «особо».
Такая инструкція была дана въ предписаніи отъ 5 іюля, въ которомъ было сказано, что при немъ, препровождается «копія съ той Высочайше утвержденной инструкціи, которая дана была командующему 2-ю флотскою дивизіею». Но такъ какъ съ тѣхъ поръ произошли перемѣны въ отношеніяхъ Пруссіи и Даніи, то въ дополненіе этой инструкціи были даны слѣдующія указанія 4).
«Изъ содержанія сей инструкціи Вы усмотрите въ чемъ состоитъ главнѣйшая цѣль плаванія нашей эскадры въ датскихъ водахъ и въ какихъ крайнихъ случаяхъ инструкція эта можетъ быть примѣнена къ дѣлу.
1) Депеша барона Крюденера изъ Стокгольма отъ 21-го іюня (6 іюля) 1850 г. № 35.
2) Кн. Меньшиковъ вице-адмиралу Епанчину 6 іюля 1850 года № 1321, изъ Петергофа.
3) Депеша барона Крюденера отъ 24 іюня (6 іюля) 1850 г. № 34.
4) Кн. Меньшиковъ вице-адмиралу Епанчину 5/17 іюля 1850 г. № 1315.
— 5 —

А какъ въ настоящее время между Даніею и Пруссіею заключенъ уже миръ и слѣдовательно есть все вѣроятіе, что военныхъ дѣйствій между ними не будетъ, то и упомянутая выше инструкція, при сохраненіи ея, до времени, негласною, только въ томъ случаѣ можетъ быть принята Вами къ руководству и исполненію, если бы послѣдовала перемѣна въ мирныхъ политическихъ обстоятельствахъ Даніи и объ этомъ получили бы Вы офиціальное извѣщеніе отъ посланника нашего въ Копенгагенѣ барона Унгернъ-Штернберга.
Въ согласіе же съ теперешнимъ положеніемъ дѣлъ, прилагаемая здѣсь инструкція, оставаясь по сущности своей и нынѣ въ полной силѣ, поясняется только нижеслѣдующими замѣчаніями.
1) При исполненіи требованій датчанъ, принятіемъ ихъ десанта на суда наши, Вы, конечно, должны избѣгать, высадкою его на предуказанный берегъ, поставить себя въ такія же обстоятельства, въ какихъ находились датскіе: корабль «Христіанъ VIII» и фрегатъ «Гефіонъ» у Екернфіорде, и вообще стараться отклонять высадку войскъ въ тѣ мѣста, гдѣ мелководіе можетъ подвергнуть суда наши явной гибели.
2) По заключеніи мира между Даніею и Пруссіею, нельзя, конечно, ожидать, чтобы у насъ были столкновенія съ пруссаками. Однако во всякомъ случаѣ, предписывается Вамъ, въ обстоятельствахъ, инструкціею предусмотрѣнныхъ, не иначе вступать въ бой, какъ послѣ перваго выстрѣла со стороны непріятеля, отвѣтствуя тогда уже безъ различія, кто бы они ни были.
3) Хотя, предположительно, пруссаковъ, по тѣмъ же причинамъ, на морѣ ожидать нельзя, но если бы ихъ суда, или чьи бы то ни было, явились подъ флагомъ Германскаго союза, для враждебныхъ дѣйствій противъ датчанъ, то и дѣйствія нашей эскадры во всемъ должны быть согласны съ 3-мъ пунктомъ инструкціи, имѣя только въ виду упомянутое выше замѣчаніе на счетъ вступленія въ бой.
И наконецъ 4). Сказанное въ заключеніи инструкціи на счетъ крейсерства эскадры нашей у острова Мэна, въ настоящее время, само собою перестаетъ быть условіемъ плаванія Вашего, такъ какъ по всей вѣроятности и смѣняемую Вами дивизію Вы найдете уже у береговъ Шлезвига».
Такимъ образомъ согласно третьяго пункта этой инструкціи нашъ адмиралъ обязанъ былъ силою противодѣйствовать пруссакамъ, если бы они выслали свой флотъ противъ датчанъ.
Сообщая начальнику штаба 3-й флотской дивизіи флигель-адъютанту Глазенапу о содержаніи данныхъ адмиралу Епанчину указаній, кн. Меньшиковъ писалъ ему въ тотъ же день 5 іюля:
«Имѣйте въ виду, что въ Кильской бухтѣ, у крѣпости Friedrichs-Ort и предъ Килемъ поперекъ залива у Dysterta-brook, противъ батарей, погружены подводныя мины» 1).
При отправленіи 3-й флотской дивизіи предполагалось, что плаваніе ея продолжится два мѣсяца; но уже вскорѣ явилось предположеніе, что срокъ этотъ недостаточенъ, о чемъ 5 іюля кн. Меньшиковъ писалъ адмиралу Епанчину, «что быть можетъ, обстоятельства потребуютъ должайшаго пребыванія Вашего за границею» 2).
1) Кн. Меньшиковъ флигель-адъютанту Глазенапу 5 іюля 1850 г. № 1316.
2) Кн. Меньшиковъ адмиралу Епанчину 5 іюля 1850 г. № 1318.
— 6 —

7-го іюля изъ Кронштадта былъ отправленъ на соединеніе съ нашимъ флотомъ, въ распоряженіе адмирала Епанчина, пароходъ «Отважный»; этотъ пароходъ главнымъ образомъ назначался для службы связи, «для сношеній съ датчанами, а также для необходимыхъ разсылокъ при эскадрѣ» 1).
При отправленіи изъ Кронштадта «Отважный» долженъ былъ доставитъ депеши нашему адмиралу и нашему посланнику въ Копенгагенѣ, а также, экстраординарную сумму въ достаточномъ количествѣ, для нашей эскадры 2).
Дѣйствія нашей эскадры въ датскихъ водахъ.
3-я дивизія благополучно прибыла въ датскія воды и тотчасъ приступила къ исполненію возложенныхъ на нее порученій.
13 іюля, по соединеніи со 2-й флотской дивизіей, былъ отправленъ къ маяку Белькъ (Бюлькъ) у входа въ Кильскій заливъ, контръ-адмиралъ Кутыгинъ съ кораблями «Фершампенуазъ», «Выборгъ» и «Ретвизанъ», на смѣну находившагося тамъ отряда изъ трехъ кораблей подъ начальствомъ контръ-адмирала Моллера.
14 іюля, по просьбѣ датчанъ, съ эскадры нашей были посланы въ Фленсбургъ врачи и фельдшера для оказанія помощи раненымъ, которые въ числѣ 680 человѣкъ были перевезены на пароходахъ «Отважный» и «Смѣлый» въ Копенгагенъ, 16-го іюля, по просьбѣ главнокомандующаго датской арміей генерала Крогъ, въ его распоряженіе были отряжены корабль «Бріенъ» и фрегатъ «Архимедъ».
18 іюля начальникомъ нашей эскадры было получено отношеніе нашего посланника въ Копенгагенѣ, въ которомъ онъ просилъ воспрепятствовать выходу военныхъ судовъ изъ Кильскаго порта для предупрежденія столкновеній между этими судами и датскими судами и недопущенія нападеній голштинцевъ на занятый датчанами островъ Фемарнъ.
Обращаясь съ этой просьбой, нашъ посланникъ въ Копенгагенѣ писалъ, что эта мѣра необходима потому, что уже были столкновенія датскихъ военныхъ судовъ съ судами вышедшими изъ голштинскихъ портовъ, «Эти экспедиціи, писалъ посланникъ, выходятъ изъ портовъ, которые пользуются такими же правами нейтралитета, какъ вся остальная Германія, но которые сравнительно съ Германскими портами имѣютъ ту привилегію, что они состоятъ въ войнѣ съ Даніей, причемъ однакоже Данія не имѣетъ права посылать туда свои суда. Такимъ образомъ эти экспедиціи могутъ быть подготовлены въ этихъ портахъ въ полной безопасности и состоять изъ германскихъ военныхъ силъ, чего нѣмцы не позволили бы себѣ сдѣлать въ германскихъ портахъ 3).
Исполненіе этой задачи адмиралъ Епанчинъ возложилъ на отрядъ контръ-адмирала Кутыгина, причемъ снабдилъ его слѣдующей инструкціей 4).
«Всякое военное вооруженное судно, которое желало бы выйдти изъ Кильскаго порта подъ флагомъ германскимъ или шлезвигъ-голштинскимъ,
1) Записка флигель-адъютанта Глазенапа отъ 3 іюня 1850 г.
2) Кн. Меньшиковъ главному командиру Кронштадтскаго порта 6 іюля 1850 г. № 1324.
3) Письмо барона Унгернъ-Штернберга, изъ Копенгагена, отъ 15/27 іюля 1850 года (на французскомъ языкѣ).
4) Рапортъ вице-адмирала Епанчина отъ 25 іюля 1850 г. № 915, на кораблѣ Россія на Зондербургскомъ рейдѣ.
— 7 —

остановить, объявя ему, что выйдти изъ Кильскаго порта ему нельзя, а предоставляется ему возвратиться туда; только въ случаѣ упорства такого судна въ своемъ намѣреніи, заставить его силою исполнить требуемое отъ него, но въ письменныя сношенія ни подъ какимъ видомъ не входить».
Для усиленія отряда контръ-адмирала Кутыгина былъ посланъ корветъ «Наваринъ», который приказано было отъ времени до времени посылать для осмотра острова Фемарнъ, и, въ случаѣ если онъ тамъ встрѣтитъ какія либо военныя вооруженныя суда, то долженъ былъ воспрепятствовать имъ приблизиться къ этому острову и требовать возвращенія такихъ судовъ въ порты, изъ которыхъ они вышли.
Попытка выйдти изъ Киля была сдѣлана прусскимъ пароходомъ «Бонинъ», подъ флагомъ адмирала Бомми; пароходъ этотъ хотѣлъ пройдти въ Экернферде для соединенія съ стоявшимъ тамъ на мели фрегатомъ «Гефіонъ» 1). Въ этомъ требованіи пруссакамъ было отказано и они вернулись въ Киль.
19 іюля, по занятіи датскими войсками Экернферде, въ заливѣ его собрался небольшой отрядъ датскихъ военныхъ пароходовъ и командующій датской эскадрой командоръ Билле просилъ адмирала Епанчина отрядить туда одинъ пароходъ, который бы могъ принять часть Экернфердскаго гарнизона, въ случаѣ нападенія на него значительныхъ силъ. Съ этой цѣлью въ Экернферде былъ посланъ фрегатъ «Отважный».
Въ тотъ же день, 19 іюля, адмиралъ Епанчинъ на кораблѣ «Россія» пришелъ на Зондербургскій рейдъ, приведя съ собою корабли «Арсисъ» и «Іезекіиль», фрегатъ «Константинъ» и шхуну «Опытъ». Контръ-адмиралъ Матюшкинъ въ тоже время былъ отправленъ на рейдъ острова Ліэ съ кораблями «Кацбахъ» и «Сысой Великій».
25 іюля на Зондербургскій рейдъ прибылъ отрядъ шведскихъ и норвежскихъ судовъ подъ начальствомъ принца Оскара; эскадра эта черезъ 2 дня ушла въ Фленсбургъ, а 1-го августа принцъ съ отрядомъ своимъ возвратился на Зондербургскій рейдъ и отправился въ Большой Бельтъ.
Главныя силы нашей эскадры продолжали въ это время стоять на Зондербургскомъ рейдѣ, отрядъ контръ-адмирала Матюшкина у острова Ліэ, а отрядъ контръ-адмирала Кутыгина блокировалъ Кильскій портъ; этотъ отрядъ 29 іюля былъ смѣненъ отрядомъ контръ-адмирала Шихманова, состоявшимъ изъ 2 кораблей, 1 фрегата и 1 брига.
4 августа, въ 5 час. вечера, изъ-за крѣпости Фридрихсортъ показались подъ голштинскими флагами два парохода и пять канонерскихъ лодокъ. На встрѣчу имъ вышелъ датскій пароходъ «Гекла». Тогда голштинскія суда открыли по немъ огонь и канонада эта продолжалась до 8 часовъ вечера. Во время этой канонады датскій корабль «Скіольдъ» и нашъ бригъ «Парисъ», находились подъ парусами; послѣдній въ случаѣ выхода голштинцевъ изъ залива, долженъ былъ остановить ихъ, а еслибы онъ встрѣтилъ сопротивленіе, то эскадра контръ-адмирала Шихманова готова была вступить подъ паруса для атаки непріятельскихъ судовъ.
6 августа расположеніе нашихъ судовъ было слѣдующее.
1) «Гефіонъ» стоялъ на мели въ Экернферде близъ самого города подъ прусскимъ флагомъ. Такъ какъ Гефіонъ былъ уступленъ Даніей Германскому союзу по мирному договору, то датчане по занятіи Экернферде требовали, чтобы прусскій флагъ былъ спущенъ. Объ этомъ завязалась переписка.
— 8 —

На Зондербуріскомъ рейдѣ подъ флагомъ вице-адмирала Епанчина корабли: «Россія» (флагманскій), «Выборгъ», «Фершампенсдазъ» и «Ретвизанъ».
Пароходы: «Архимедъ», «Отважный» и «Смѣлый».
Бригъ — «Агамемнонъ».
Шкуны — «Дождь», «Стрѣла» и «Опытъ».
У входа въ Киль, подъ флагомъ контръ-адмирала Шихманова.
Корабли: «Арсисъ» и «Іезекіиль».
Фрегатъ — «Константинъ».
У острова Ліэ подъ флагомъ контръ-адмирала Матюшкина.
Корабли: «Кацбахъ», «Бріенъ» и «Сысой Великій».
Корветъ — «Наваринъ».
У острова Фемарна.
Бригъ «Парисъ».
21 августа на Зондербургскій рейдъ прибылъ на фрегатѣ «Паллада» Великій Князь Константинъ Николаевичъ. Великій Князь осматривалъ нашъ флотъ, посѣтилъ датскія береговыя батареи, гавани, осмотрѣлъ датскія суда и сдѣлалъ маневры нашему флоту.
26 августа Великій Князь и Великая Княгиня Александра Іосифовна простились съ нашей эскадрой, которая вернулась на Зондербургскій рейдъ.
1 сентября въ окрестностяхъ Экернферде происходило довольно жаркое дѣло, послѣ котораго въ Копенгагенъ было доставлено 130 человѣкъ плѣнныхъ, въ томъ числѣ, какъ увѣрялъ командоръ Билле начальника штаба нашей эскадры, одинъ унтеръ-офицеръ и нѣсколько рядовыхъ прусскихъ войскъ, получившихъ отъ своего начальства, 1 августа 1850 года, отпускъ на одинъ годъ, для вступленія въ шлезвигъ-голштинскѵю службу 1).
Между тѣмъ европейскія державы пришли къ соглашенію относительно участи Даніи и 2 августа Россія, Англія, Франція, Швеція и Норвегія подписали лондонскій протоколъ, гарантировавшій неприкосновенность Даніи.
Въ виду этого наше правительство приняло рѣшеніе отозвать изъ датскихъ водъ нашу эскадру, оставивъ тамъ только часть судовъ. Вслѣдствіе этого 30 августа Государь Императоръ утвердилъ предписаніе вице-адмиралу Епанчину, содержаніе котораго было слѣдующее 2):
«Во-первыхъ имѣете Вы, 15-го числа наступающаго сентября мѣсяца, съ ввѣренными Вамъ судами, кромѣ поименованныхъ ниже въ третьемъ пунктѣ, оставить датскія воды и идти обратно въ россійскіе порты.
Во-вторыхъ, не дѣлая ни на берегу, ниже на судахъ дивизіи, извѣстнымъ объ обратномъ Вашемъ направленіи въ предѣлы Россіи, Вы можете, подъ предлогомъ эволюціоннаго плаванія, сняться въ сказанное выше число, съ якоря и идти по предначертанію, а если въ это время, по какимъ либо
1) Рапортъ начальника штаба эскадры флигель-адъютанта Глазенапа 5—18 сентября 1850 г. № 36.
2) Высочайше утвержденное предписаніе вице-адмиралу Епанчину 30 августа 1850 г. Въ тотъ же день оно было сообщено вице-адмиралу Епанчину за № 1352.
— 9 —

обстоятельствамъ, Вы будете уже въ плаваніи, то для исполненія симъ предписываемаго, примете надлежащія мѣры къ возвращенію съ эскадрой въ Россію.
Въ третьихъ, какъ въ томъ, такъ и въ другомъ случаѣ, имѣете Вы предварительно распорядиться объ оставленіи находящихся при эскадрѣ пароходофрегатовъ: «Архимедъ», «Смѣлый» и «Отважный», а равно и пришедшаго съ симъ предписаніемъ парохода «Камчатка», въ предѣлахъ датскихъ водъ, подъ начальствомъ флигель-адъютанта Глазенапа, которому съ симъ вмѣстѣ предписывается особо: оставаться тамъ съ поименованными пароходами до 1-го, а буде обстоятельства потребуютъ, то и до 10-го будущаго октября мѣсяца, дѣйствуя во всемъ согласно съ прежними инструкціями и съ тѣми указаніями, которыя могутъ быть отъ посланника нашего въ Копенгагенѣ.
И наконецъ въ четвертыхъ, ежели признается нужнымъ, вмѣстѣ съ пароходами оставить еще одно изъ мелкихъ судовъ, которое бы могло потомъ быть прибуксировано — то распоряженіе объ этомъ предоставляется вполнѣ ближайшему благоусмотрѣнію Вашего Превосходительства».
Получивъ 6 сентября съ пароходо-фрегатомъ «Камчатка» приказаніе о возвращеніи въ Россію, адмиралъ Епанчинъ тотчасъ приступилъ къ распоряженіямъ для обратнаго плаванія эскадры. Но 9 сентября адмиралъ получилъ увѣдомленіе, что 14 — 26 сентября отправится изъ Гельсингера въ Фленсбургъ король датскій и 15 — 27 сентября, въ день назначенный для отплытія эскадры пройдетъ черезъ Зондербургскій рейдъ; 16 — 28 сентября король долженъ быть отправиться въ г. Шлезвигъ, для осмотра дѣйствующей датской арміи и вернуться въ Фленсбургъ, откуда 18 — 30 сентября онъ долженъ былъ идти на пароходѣ въ Копенгагенъ черезъ Зондербургъ и намѣревался посѣтить нашу эскадру.
Въ виду этого, посланникъ нашъ увѣдомилъ адмирала Епанчина, что, по его мнѣнію, необходимо отложить на нѣсколько дней отплытіе эскадры: при этомъ посланникъ нашъ желалъ присутствовать при посѣщеніи королемъ эскадры; онъ прибылъ въ Зондербургъ 12 — 24 сентября на посланномъ за нимъ пароходо-фрегатѣ «Камчатка» и остановился на флагманскомъ кораблѣ «Россія».
Получивъ извѣстіе о намѣреніи короля посѣтить нашу эскадру 18 — 30 сентября, адмиралъ Епанчинъ рѣшилъ немедленно послѣ того какъ король оставитъ эскадру, вступить подъ паруса и, подъ предлогомъ практическаго крейсерства, начать обратное плаваніе въ Россію 1).
18 сентября состоялось посѣщеніе нашей эскадры королемъ Фридрихомъ VII, который въ воздаяніе помощи оказанной нашимъ флотомъ Даніи, пожаловалъ адмиралу Епанчину знаки ордена Данеброга 1-й степени съ брилліантами.
22 сентября эскадра вице-адмирала Епанчина снялась съ якоря и пошла къ острову Мэну, гдѣ, по сигналу съ флагманскаго корабля, отъ эскадры отдѣлился отрядъ судовъ подъ начальствомъ флигель-адъютанта Глазенапа. 23 сентября эскадра прибыла къ Мэну и 24 сентября, вслѣдствіе совершеннаго штиля стала близь Мэна на якорь.
Во время пребыванія въ датскихъ водахъ здоровье команды на нашей эскадрѣ было въ самомъ хорошемъ состояніи. Этому способствовали какъ
1) Рапортъ вице-адмирала Епанчина 15 сентября 1850 г. № 1045.
— 10 —

ученья, которыя постоянно производились на судахъ, такъ и хорошая, свѣжая пища, а также сбитень, особенно полезный во время холодной погоды, начавшейся въ концѣ августа.
5-го октября эскадра благополучно вернулась въ Кронштадтъ.
Отрядъ судовъ Глазенапа оставался въ Даніи до начала октября, а съ 5 октября суда начали возвращаться въ Кронштадтъ; послѣднія суда ушли изъ Копенгагена 10 октября.
Таковъ краткій очеркъ плаванія нашей эскадры въ датскихъ водахъ; въ составъ этой эскадры входилъ почти весь тогдашній Балтійскій флотъ и въ исторіи нашего флота это былъ случай наибольшаго сосредоточенія нашихъ морскихъ силъ. Энергическій образъ дѣйствія Императора Николая въ датскомъ вопросѣ увѣнчался полнымъ успѣхомъ и задуманное Пруссіей завоеваніе части датскихъ владѣній не удалось осуществить, вслѣдствіе рѣшительнаго сопротивленія русскаго царя.
Съ этой точки зрѣнія датская экспедиція нашего флота есть событіе весьма интересное и знаменательное, такъ какъ это единственный случай въ теченіе XIX столѣтія, когда мы стали въ открыто враждебныя отношенія къ Пруссіи.
Русскій царь рѣшительно сталъ на сторону маленькой Даніи и предписалъ своему адмиралу, что если бы пруссаки, или кто бы то ни былъ, выступили для враждебныхъ дѣйствій противъ Даніи, то нашъ флотъ долженъ былъ силою воспротивиться этому, но при этомъ однако было предписано не иначе вступать въ бой, какъ послѣ перваго выстрѣла со стороны непріятеля, отвѣтствуя тогда уже безъ различія, кто бы онъ ни былъ.
Не лишнее отмѣтить слѣдующую замѣчательную, особенность положенія нашей эскадры во время датской экспедиціи. Несмотря на то, что мы состояли въ союзѣ съ Англіей, Франціей и Швеціей, мы съумѣли сохранить полную самостоятельность и адмиралъ нашъ долженъ былъ дѣйствовать независимо отъ дѣйствій союзниковъ; только по отношенію къ начальнику шведской эскадры адмиралъ нашъ долженъ былъ «изъ учтивости» соблюсти нѣкоторыя формальности, а именно представить принцу Оскару рапортъ, что, очевидно, было сдѣлано изъ уваженія къ высокому положенію начальника шведской эскадры.
Исполненіе такой самостоятельной, но въ тоже время сложной и щекотливой операціи, требовало проявленія со стороны нашего адмирала всестороннихъ морскихъ знаній и искусства въ веденіи переговоровъ, которыя легко могли обостриться въ каждую минуту.
Рѣшительность характера, проявленная адмираломъ Епанчинымъ за время его продолжительной службы, служили порукою въ успѣшности исполненія возложеннаго на него важнаго порученія, а благопріятные результаты достигнутые плаваніемъ нашей эскадры въ датскихъ водахъ, составляютъ одну изъ лучшихъ страницъ дѣятельности и службы адмирала Ивана Петровича Епанчина.
Н. Епанчинъ.
— 11 —

О Дѣтяхъ Боярскихъ и отрокахъ Княжескихъ и вообще о дворянахъ, служившихъ въ Россіи до конца XVIII столѣтія.
ПРЕДИСЛОВІЕ.


Любителямъ отечественной старины, безъ сомнѣнія, пріятно видѣть подлинные рукописные именные списки призываемыхъ, на службу Московскаго Государства, Дѣтей Боярскихъ, съ отчествомъ, прозвищемъ и фамиліею каждаго, и съ показаніемъ помѣстныхъ окладовъ, по которымъ они верстаны (расчинены) Царями Московскими Іоанномъ III и Іоанномъ Грознымъ, и опредѣлялись въ разныя должности, по выбору Городскихъ Воеводъ, утверждаемому Дворцовымъ Приказомъ.
Списки писаны тетрадями въ 1/4 долю листа, впослѣдствіи переплетенными въ книгу, по отдѣламъ.
1 Отдѣлъ показываетъ Дѣтей Боярскихъ — земцовъ—помѣщиковъ, бывшихъ на службѣ недѣльщиками, съ 1584 по 1588 годъ, въ 3-хъ 1) пятинахъ Новгородскихъ: Вотской, Бѣжецкой и Шелонской, съ означеніемъ ихъ помѣстныхъ окладовъ, и времени на какое они поступили на службу и когда изъ недѣль вышли.
Недѣльщики призывались на службу на годъ и на два, изъ помѣстныхъ дворянъ — дѣтей Боярскихъ, а по истеченіи срока ихъ недѣль, были замѣщаемы другими, по выбору.
При недѣльщикахъ состояли товарищи или ѣздоки до 7 человѣкъ у каждаго, записанные въ книгахъ.
Недѣльщики, какъ объяснено въ Судебникѣ Іоанна Грознаго (ст. 8, 44, 45, 47 и 53), такъ и въ Уложеніи Глав. 10 (ст. 141 по 143), — были дворяне, на которыхъ возлагались порученія розыскивать дѣла и людей, даже разбойниковъ и воровъ, задерживать пойманныхъ и отдавать на поруки. Они состояли понедѣльно при Намѣстникахъ, и посылались на мѣста по разнымъ порученіямъ. Они, какъ и ѣздоки, получали по дѣламъ пошлины. Ѣздокамъ живущимъ въ томъ-же городѣ, быть недѣльщиками запрещалось.
По роду обязанностей, они равнялись нынѣшнимъ полицейскимъ чинамъ и чиновникамъ особыхъ порученій, и какъ видно изъ подлиннаго рукописнаго списка, недѣльщики допускаемы были на службу по Государевымъ Грамотамъ.
1) Слиски остальныхъ 2-хъ пятинъ Новгородскихъ до насъ не дошли.
— 12 —

Какіе именно Дѣти Боярскіе — помѣщики были въ недѣльщикахъ, въ 3-хъ пятинахъ Новгородскихъ, и съ какими окладами земель они поступили на службу, означено подробно въ спискѣ, отдѣлъ 1-й.
Фамиліи ихъ продолжаются по нынѣ въ числѣ значительныхъ дворянъ, какъ-то: Ростовскіе, Елагины, Одинцовы, Безстужевы, Обольяниновы, Гурьевы, Головины, Нелединскіе, Талызины, Поскочины, Чеглоковы, Бирюлевы, Давыдовы, Языковы, Долгоруковы, Татариновы, Ростовцовы, Лихачевы, Неплюевы и друг.
2 Отдѣлъ, представляетъ именной списокъ дворянъ и Дѣтей Боярскихъ Владимірскихъ 7121/1613 г. состоявшихъ въ Десятнѣ Владимірцовъ, списанной съ Владимірскаго списка, за приписью Дьяка Ивана Васильева.
Подъ словомъ «Десятня» разумѣется отдѣльная часть полка, округъ дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, помѣщенныхъ на помѣстныхъ Царскихъ земляхъ, по окладу которыхъ они служили Государству, готовые по первому призыву явиться на службу, и взять съ собою людей, по числу владѣемыхъ ими помѣстныхъ земель.
Дѣти Боярскіе, городовые въ помѣстьяхъ своихъ росписаны были на Десятни, имѣвшія наименованія по городамъ, какъ-то: Владимірская, Ростовская и проч. Нѣсколько Десятенъ составляли сотни, а сотни подъ начальствомъ своихъ Головъ, подчинялись Воеводамъ *).
Дѣти Боярскіе по городамъ, раздѣленные на Десятни и сотни, распредѣлены Царемъ Іоанномъ Грознымъ. При этомъ Царь выбралъ 1000 человѣкъ въ свое охранное войско, въ родѣ гвардіи; по спискамъ Десятней они назывались Выборными или Выборомъ и Жильцами при Дворѣ, перемѣняясь черезъ 2 и 3 года.
Въ спискѣ Владимірской Десятни дворяне и Дѣти Боярскіе показаны съ раздѣленіемъ ихъ на выборныхъ, дворовыхъ 1) и городовыхъ; тутъ-же мы видимъ въ числѣ дворянъ Новиковъ 2), надѣленныхъ землями и верстанныхъ наравнѣ съ Дѣтьми Боярскими. Въ концѣ Владимірскаго списка противъ Новиковъ отмѣчено:
«Служатъ осадную службу».
Слово «Дворянинъ» появилось гораздо позднѣе званія «Дѣтей Боярскихъ»; оно произошло очевидно отъ слова «Дворъ». Каждый изъ Удѣльныхъ Князей имѣлъ свой Дворъ. Когда уничтожились удѣлы, а Удѣльные Князья были обращены въ Бояре, то живя въ Москвѣ, они какъ и находившіяся при нихъ Дѣти Боярскіе назывались «Жильцами» и состояли въ вѣдѣніи Дворцоваго Приказа.
Въ спискѣ Владимірской Десятни мы видимъ впервые появившееся званіе дворянъ, такъ какъ время оффиціальнаго утвержденія этого сословія неизвѣстно 3).
*) Судебникъ ст. 149 и прим. ст. 62 и 103. Отечествен. записки 1828 г. Ч. 9 и 10. Карамзина том. VIII стр. 169 и примѣчанія стр. 25, 171 и 202 прим. 26. Маржеретъ стр. 52, 58, 61 и 65. Судебникъ ст. 149. Успенскаго часть II стр. 254.
1) Дворовыхъ. т. е. Дворцовыхъ, подвѣдомственныхъ Дворцовому Приказу.
2) Новики — новички, вновь поступившіе на мѣсто старыхъ или отцовъ.
3) Кстати замѣтимъ, что надѣленные землями дворяне — помѣщики, какъ и бывшіе Удѣльные Князья, также завели въ своихъ помѣстьяхъ Дворы, Дворецкихъ и дворовыхъ людей, обративъ въ число ихъ сошныхъ, пашенныхъ и тяглыхъ, равно и холоповъ своихъ и закабалившихся къ нимъ въ кабалу гулящихъ людей, называя ихъ своими людишками.
— 13 —

Званіе Боярина и Дворянина обязывало ихъ къ службѣ гражданской и военной.
Дворяне Московскіе, стоя выше дворянъ Городовыхъ и дѣтей Боярскихъ получали и большіе оклады, чаще исправляли должности Царскихъ тѣлохранителей, скорѣе достигали званія Думскихъ Дворянъ, Стольниковъ и Стряпчихъ и имѣли право пріѣзжать ко Двору, сидѣть съ Боярами и Окольничими 1). Особенныя заслуги давали равное право дворянамъ городовымъ и Дѣтямъ Боярскимъ. Лучшіе изъ нихъ, подъ названіемъ Дворянъ выборныхъ и жильцовъ — жили также въ Москвѣ для Царской службы, смѣняясь черезъ полъ-года.
Бояре и Княжескіе отроки получили названіе дворянъ 2).
Въ XVI и ХVII столѣтіяхъ мы видимъ три класса дворянъ-помѣщиковъ: дворянъ Московскихъ, 2, Дворянъ городовыхъ и 3, Дѣтей Боярскихъ. Права и обязанности ихъ были одинаковы, раздѣляясь на 3 степени: лучшихъ, среднихъ и худшихъ. Одни изъ дворянъ и Дѣтей Боярскихъ въ мирное время служили при Царскомъ Дворѣ, въ званіи Стольниковъ и Стряпчихъ, другіе составляли почетную стражу Государя и большая часть ихъ стояла въ пограничныхъ городахъ, для защиты отъ внезапныхъ нападеній 3).
Количество земель, какимъ они верстаны, показано въ спискѣ въ слѣдующемъ видѣ:
четвертей. десятинъ.
Выборнымъ отъ 750 до 600 или 375 до 300
Дворовымъ отъ 650 до 350 или 325 до 175
Городовымъ отъ 550 до 300 или 275 до 150
Хотя городовые дворяне противъ Московскихъ ставились ниже, но тѣ и другіе впослѣдствіи занимали знатныя должности и фамиліи ихъ продолжаются донынѣ. Особенно замѣчательны отрасли: Тонѣевыхъ, Ростопчиныхъ, Всеволодскихъ, Болговскихъ, Тулубьевыхъ, Баскаковыхъ, Вяткиныхъ, Безстужевыхъ, Безобразовыхъ, Новосильцевыхъ, Булгаковыхъ и проч.
3 Отдѣлъ. Десятня Юрьевская. Списана со списка присланнаго въ 7121/1613 г. изъ Владиміра, съ помѣстными окладами, дворянъ и дѣтей Боярскихъ, выборныхъ Дворовыхъ, Городовыхъ и Новиковъ, которые верстаны землями, соразмѣрно окладовъ, показанныхъ въ отдѣлѣ 2.
Въ Юрьевскихъ фамиліяхъ, въ числѣ Дѣтей Боярскихъ есть дѣти Князя Вяземскаго, Кайсаровыхъ, Рожновыхъ, Стромиловыхъ, Котеневыхъ и проч.
4 Отдѣлъ. Списокъ Дѣтямъ Боярскимъ Десятни Каширской: въ немъ недостаетъ первыхъ №№-овъ съ 1 по 37, но онъ дополняется слѣдующимъ краткимъ спискомъ той-же Каширской Десятни, гдѣ показаны Дѣти Боярскіе
Въ Царствованіе Василія Іоанновича Шуйскаго, въ 1607 году, съ укрѣпленіемъ ихъ за помѣщиками, по присягѣ съ крестнымъ цѣлованіемъ, люди эти именовались уже крестьянами, за исключеніемъ жившихъ при помѣщикахъ, ихъ челядинцовъ, челяди. Челядь, испорченное слово человѣкъ. Къ числу ихъ принадлежали дворовые, до самаго уничтоженія крѣпостного права.
Энциклопедическій Лексиконъ Плюшара Том. XVI стр. 18, тоже 19.
2) Тоже том. XVI стр. 19.
3) Въ томъ же том. стр. 19 и 20.
— 14 —

тѣхъ-же №№ 1) и такимъ образомъ составляется полный перечень Каширцовъ 403 чел. явившихся къ смотру * 2).
Карамзинъ говоритъ 3), что «по извѣщенію въ маѣ 1556 года, о приближеніи къ г. Тулѣ Крымскихъ Татаръ, былъ назначенъ Царемъ Іоанномъ Грознымъ, смотръ, въ Серпуховѣ, набранныхъ на-скоро войскъ, при чемъ дознавалось о положеніи и о земляхъ Дѣтей Боярскихъ». Этотъ смотръ произведенъ былъ 7064/1556 г. Боярами Княземъ Дмитріемъ Ивановичемъ Курлятевымъ и Данилою Романовичемъ Юрьевымъ и Дьякомъ Вылузгою Федоровымъ.
Въ спискѣ показано подробно: сколько за каждымъ сыномъ Боярскимъ четвертей земли, сколько каждый далъ Царю на войну людей, съ какимъ, какъ самъ такъ и люди, вооруженіемъ и съ какими запасами они явились къ смотру. Это наглядный снимокъ мобилизаціи Русскаго войска, за 345 лѣтъ до нашего времени.
Взгляните на это сборище доблестныхъ сыновъ отечества, идущихъ на ратное дѣло и берущихъ съ собою только необходимую одежду и посильное вооруженіе, уцѣлѣвшее отъ безпрерывныхъ битвъ съ Поляками и набѣговъ Крымскихъ татаръ. Каждый изъ нихъ какъ-бы говоритъ про себя: «omnia mecum porto».
Въ Судебникѣ Іоанна Грознаго ст. 104 опредѣляетъ съ помѣстей службу: «со 100 четвертей добрыя угожія земли человѣка на конѣ въ доспѣхѣ полномъ, а въ дальній походъ о дву коней» и проч.
Здѣсь показаны Дѣти Боярскіе большею частію о дву конь, слѣдовательно сборъ предполагался въ дальній походъ; но вооруженіе ихъ представляется недостаточнымъ; изъ нихъ 69 человѣкъ, которые не были надѣлены помѣстными окладами, прибыли къ смотру только съ однимъ конемъ и людей въ полкъ не дали; нѣкоторые изъ болѣе зажиточныхъ, явились въ полномъ доспѣхѣ и дали въ полкъ людей отъ 5 до 10 человѣкъ, но большая часть привела съ собою только по два человѣка о дву конь и по одному человѣку со вьюками.
Въ составъ 403 человѣкъ Каширскихъ Дѣтей Боярскихъ, прибыло къ полку до 800 простыхъ воиновъ, съ которыми общее число Каширскаго полка составляло до 1500 чел.
Чрезвычайно пеструю и разнообразную картину представляло это сборище: начиная съ наряда Дѣтей Боярскихъ, мы видимъ: однихъ въ тягиляѣ бархатномъ или камчатномъ, а большую часть въ тягиляяхъ простого толстаго сукна; кто въ панцырѣ, но безъ шелома, кто въ шеломѣ, но въ одномъ бехтерцѣ; многіе показаны въ сайдакахъ, съ саблями и съ копьями, а приведенные въ полкъ люди пришли только съ рогатинами. Одинъ (№ 116) вооруженъ топоркомъ. Головы покрыты у нѣкоторыхъ шеломами, но большая часть мисюрками и шапками мѣдными или желѣзными. Двое изъ Дѣтей Боярскихъ прибыли въ панциряхъ, шеломахъ и въ наручахъ. Огнестрѣльное оружіе оказывается только у одного: пищаль (№ 334).
1) См. 5 Отдѣлъ, краткаго списка Каширской десятни того же 1556 года, въ числѣ 151 человѣкъ.
2) Въ подлинной рукописи, противъ Дѣтей Боярскихъ, цифръ не означено, а выставлены карандашомъ для ссылокъ и указаній,
3) Исторія Россійск. Госуд. Томъ VIII стр. 294.
— 15 —

Вѣроятно дополнительное снабженіе оружіемъ, при сборахъ на войну, производилось изъ Царскихъ арсеналовъ. Русское воинство, какъ видно, изстари отличалось бодростью духа и выносливостью. Обозы были небольшіе; въ нихъ помѣщался необходимый коштъ и запасы продовольствія, сопровождаемые кошевыми. Больныхъ непоказывалось, но противъ именъ нѣкоторыхъ Каширцовъ сдѣланы отмѣтки: № 204 «умре, сказалъ сынъ Безсонко»; № 264 «умре сказалъ Юрій сынъ Тутолмина», № 249, «7086 г. 10 марта сказалъ сынъ его Федька, что его въ животѣ не стало».
Такія отмѣтки, очевидно, замѣняли объявленія Приказовъ объ исключеніи умершихъ изъ списковъ.
Въ Каширскомъ спискѣ, только Князья и немногіе изъ болѣе почтенныхъ фамилій, записаны полнымъ именемъ съ отчествомъ и фамиліей 1), прочіе уменьшительными именами и прозвищами, но это исполнялось, конечно, пообычаю, и попривычкѣ Русскаго человѣка сокращать имена и дѣлать изъ нихъ унизительныя клички.
Здѣсь мы видимъ фамиліи Дѣтей Боярскихъ, которыя до нынѣ состоятъ въ числѣ значительныхъ дворянъ: Князей Мещерскихъ — нѣсколько; есть Князья Барятинскіе, Хворостинины, Перемышлскіе (12), Вяземскіе (16). Кромѣ ихъ числятся и другія замѣчательныя фамиліи, отрасли которыхъ продолжаются и нынѣ, какъ то: Васильчиковы, Мясоѣдовы, Писаревы, Тутолмины, Уваровы, Булгаковы, Протасовы, Сумароковы, Зубовы, Котеневы, Солнцевы, Тевяшевы, Архаровы, Ушаковы, Пущины, Хрущовы, Хвощинскіе, Вельяминовы, Молчановы и другія.
5 Отдѣлъ составляетъ краткій, и можетъ быть предварительный или черновой списокъ тѣхъ же Дѣтей Боярскихъ — Каширскихъ десятенъ, также призванныхъ къ смотру, какъ и показанные въ 4-мъ отдѣлѣ. Онъ служитъ дополненіемъ недостающихъ 37-ми №№ предыдущаго списка.
Вообще всѣ эти именные списки подлинные; подробности въ нихъ заключающіяся, ни въ какихъ библіографическихъ изданіяхъ до сихъ поръ не появлялись и предлагаемый нами экземпляръ едва-ли ни единственный, уцѣлѣвшій до нашего времени.
При перепискѣ текста соблюдена, по возможности, и орфографія подлинниковъ, а показанные подъ чертами годы отъ Рождества Христова поставлены для облегченія читателей и указанія, при ссылкахъ, на соотвѣтственныя узаконенія и авторитеты.
Взглянемъ теперь на разнорѣчивые варіанты нѣкоторыхъ писателей, относительно Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, не подтверждаемые достовѣрными фактами:
а) Г. Болтинъ, въ примѣчаніяхъ на исторію «Леклерка (томъ II, стр. 334 и 339) не признаетъ Дѣтей Боярскихъ дворянами, объясняя, что они составляли родъ конной ландмилиціи. Въ обществѣ ихъ были и Князья; названіе Боярскихъ Дѣтей имъ приписывалось потому, что они были при Боярахъ и сражались подъ ихъ начальствомъ; они были надѣлены землями, помѣстили на нихъ крестьянъ и сдѣлались помѣщиками, съ обязательствомъ служить въ полномъ вооруженіи. Царь Іоаннъ Грозный, собравъ всѣ Удѣльныя Княжества, включилъ бѣдныхъ изъ Князей въ Боярскіе Дѣти и нѣкоторые изъ нихъ титулы Княжескіе оставили.
Дѣти Боярскіе упоминаются въ лѣтописяхъ ХIIІ и XIV вѣка, они не могли считаться дворянами, въ то время, когда этого званія не существовало: оно появилось только въ началѣ XV столѣтія. Разница во времени на 150 лѣтъ, по крайней мѣрѣ.
При Дѣтяхъ Боярскихъ не было ихъ отцовъ — Бояръ, а начальствовали надъ ними другіе Бояре преемники ихъ отцовъ, или Войсковые Воеводы.
1) Только Указомъ Петра Великаго отъ 30 декабря 1701 г., установлено: писать служащихъ и всякаго званія людей полнымъ именемъ, а полуименами никому не писаться, Полн. Собр. Зак. томъ IV стр. 181.
— 16 —

Названіе крестьянъ тоже появилось только въ концѣ XVI вѣка, когда они прикрѣплены были къ помѣщикамъ присягою съ крестнымъ цѣлованіемъ. Удѣльныя Княжества началъ собирать не Іоаннъ Грозный, а дѣдъ его Іоаннъ III, (Собиратель земли Русской). Никто изъ Боярскихъ Дѣтей не могъ оставить свой родовой титулъ. Если нѣкоторыя фамиліи, упоминаемыя въ лѣтописяхъ и въ нашей геральдикѣ исчезли, то это были вышедшіе изъ Россіи или взятые въ плѣнъ, (въ неволю) и записанныя въ книгахъ какъ вымершіе роды, не оставившіе наслѣдниковъ. Никто изъ Князей не поступился бы своимъ почетнымъ званіемъ: это доказываетъ бывшее до конца ХVII столѣтія мѣстничество Князей и Бояръ, упорно стоявшихъ за непочтеніе заслугъ оказанныхъ ихъ предками.
б) Г. Успенскій, авторъ «Опыта повѣствованія о древностяхъ Русскихъ». (Харьковъ 1811 г. часть II, стр. 36 и 37), говоритъ, что первые Дѣти Боярскіе были дѣйствительно знатныхъ родовъ молодые люди, начинавшіе службу, или Дѣтьми Боярскими назывались тѣ, коихъ отцы были Бояре, и наконецъ называетъ Дѣтей Боярскихъ осьмою степенью чиновниковъ, ниже дворянства и выше какъ солдаты. Или то или другое. Явное недоразумѣніе и неувѣренность въ собственныхъ своихъ словахъ. По общей Дворянской Грамотѣ 1785 года, въ 8-ю Родословную книгу вносятся новые дворяне, получившіе это званіе по выслугѣ установленнаго срока въ извѣстныхъ чинахъ, военныхъ или гражданскихъ, и лица награжденные орденами по статутамъ, дающимъ право на дворянство.
в) Въ Исторіи Государства Россійскаго, изд. Смирдина въ томѣ VII на стр. 226, Карамзинъ говоритъ: «Царь Василій Іоанновичъ имѣлъ триста тысячъ Боярскихъ Дѣтей и шестьдесятъ тысячъ сельскихъ ратниковъ, коихъ содержаніе ему ничего или мало стоило: ибо всякій Боярскій сынъ, надѣленъ былъ землею съ обязательствомъ служить въ полномъ вооруженіи». Цифра 300 тысячъ Дѣтей Боярскихъ очевидно гадательная и непомѣрно гиперболическая; а число сельскихъ ратниковъ слишкомъ уменьшено. Если бы нашлись всѣ именные списки Дѣтей Боярскихъ, подобные обсуждаемымъ нами здѣсь, то навѣрно пришлось бы цифру 300 тысячъ Боярскихъ Дѣтей уменьшить наполовину.
— 17 —

г) Въ томѣ VI на стр. 406, Карамзинъ объясняетъ, что «Іоаннъ III первый кажется началъ давать помѣстья Боярскимъ Дѣтямъ, обязаннымъ въ случаѣ войны приводить съ собою нѣсколько вооруженныхъ холопей или наемниковъ соразмѣрно доходамъ помѣстья. Къ чему же слово кажется, когда самъ-же Карамзинъ въ томѣ VII на стр. 226, утвердительно говоритъ: «что Василій Іоанновичъ, имѣлъ 300 тыс. Боярскихъ Дѣтей и 60 тыс. сельскихъ ратниковъ, коихъ содержаніе ему ничего или мало стоило: ибо всякій Боярскій сынъ, надѣленный отъ казны землею служилъ безъ жалованія». Надѣлъ землею — составлялъ помѣстный окладъ; кромѣ того Боярскимъ Дѣтямъ производилось и жалованье, какъ видно изъ Исторіи его-же Карамзина (томъ VI стр. 406, 409 и 418 прим. 52 и 56).
д) Въ томѣ VIII Исторіи Карамзина на стр. 169, о походѣ въ 1552 году противу Крымцовъ, сказано: «Войско Коломенское состояло единственно изъ Дворянъ, Жильцовъ или отборныхъ Дѣтей Боярскихъ и проч.». Мы знаемъ, что подъ названіемъ Жильцовъ въ Москвѣ жили при Дворѣ Бояре и Дѣти Боярскіе городовые, перемѣняемые черезъ 2 — 3 года: но что противъ Крымскихъ Татаръ было выставлено войско состоявшее единственно изъ Дворянъ, Жильцовъ и Дѣтей Боярскихъ. то это сказаніе мы относимъ къ числу недостовѣрныхъ,— въ полномъ убѣжденіи, что это войско числилось для защиты одной Коломны, а не всего Московскаго Государства, которому угрожали Крымцы въ 1552 г. Помѣстные Дѣти Боярскіе были во всѣхъ городахъ и большею частію въ пограничныхъ, и исчислялись отдѣльно отъ прочихъ войскъ. Указъ 1672 г. іюня 21. Полн. Собр. Зак. Томъ I, стр. 899 и 904.
Въ энциклопедическомъ лексиконѣ Плюшара томъ XVI на стр. 18 и 19, мы находимъ приблизительное исчисленіе Московскихъ и городовыхъ дворянъ:
«Число городовыхъ дворянъ неизвѣстно, но ихъ было не менѣе Дѣтей Боярскихъ».
Московскихъ дворянъ считалось въ Москвѣ:
Въ 1616 году — 294 чел.
Въ 1686 году — 1893 чел.
Въ осадное время доходило до 20.000 чел.
Въ разныхъ городахъ большею частью въ пограничныхъ до 15.000 чел.
Итого до 37.187 чел.
Обратимся теперь къ безспорнымъ историческимъ узаконеніямъ и указаніямъ, которыя приняты были, въ Дворцовомъ и Помѣстномъ Приказахъ, въ основу составленія дошедшихъ до насъ именныхъ списковъ о Дѣтяхъ
— 18 —

Боярскихъ, отрокахъ Княжескихъ и вообще о Дворянахъ, служившихъ въ Россіи до конца XVII столѣтія.
Въ Исторіи Государства Россійскаго, томъ III, на стр. 231, изд. Смирдина, Карамзинъ объясняетъ, «что прежде до XIII вѣка называлось Дружиною Государей, то со времени Андрея Боголюбскаго уже именуется Дворомъ; Бояре. Отроки и мечники Княжескіе составляли оный. Эти первые въ Россіи дворяне были лучшею частію войска. Каждый городъ имѣлъ особенныхъ ратныхъ людей, пасынковъ или отроковъ Боярскихъ, названныхъ такъ для отличія отъ Княжескихъ».
Онъ же въ томѣ V стр. 429 и 449, говоря о Боярахъ и прочихъ чинахъ времени до Іоанна III, упоминаетъ, что «второй многочисленнѣйшій родъ знаменитыхъ людей воинскихъ назывался Дѣтьми Боярскими: въ нихъ узнаемъ прежнихъ Боярскихъ отроковъ, а Княжескіе обратились въ дворянъ. Каждый областной городъ имѣлъ своихъ Бояръ, имѣлъ и Дѣтей Боярскихъ, которые составляли воинскую дружину первыхъ.
Г. Костомаровъ въ своей Русской Исторіи Спб. 1873 г. томъ I на стр. 173 и 174, говоритъ, что «съ возвышеніемъ Удѣльныхъ Князей, въ началѣ XVI столѣтія, Русскіе Бояре приняли обычай переходить туда, гдѣ Князь былъ сильнѣе и гдѣ слѣдовательно имъ предстояло болѣе выгоды. Бояре приходили въ такомъ случаѣ не одни, но тянули за собою и людей составлявшихъ ихъ дружину и получившихъ въ эти времена названіе Дѣтей Боярскихъ».
Въ договорныхъ Грамотахъ Удѣльныхъ Князей съ Великимъ Княземъ 1450 года, при Удѣльныхъ Князьяхъ упоминаются Бояре и вмѣстѣ съ ними Дѣти Боярскіе — владѣльцы земель. Русская Вивліотека 1 изд. част. IX.
При самодержавіи Московскихъ Князей, Удѣльные Князья обращены въ Бояръ. Князья Бояре, Княжата и Дѣти Боярскіе удѣльные упоминаются вмѣстѣ. Судебникъ Іоанна Грозн. (изд. Татищева) ст. 85, 101 и 129.
Дѣти боярскіе упоминались вмѣстѣ съ Боярами, были на кормленіяхъ при Воеводствахъ; имъ, какъ и Боярамъ, находящіяся у нихъ во владѣніи земли — помѣстья велѣно уверстать (уравнять); имъ производилось и жалованье. Судебн. статьи 26, 62, 65, 103 и 104.
Дѣти Боярскіе обязаны служить: сами на коняхъ и съ помѣстья 100 четвертей угожія земли брать съ собою по 1 человѣку съ доспѣхомъ и въ уборѣ военномъ; должны были имѣть: пансырь, шишакъ или шлемъ и щитъ. Судебн. ст. 11 примѣч. и ст. 105 и 170.
Дѣти Боярскіе въ разрядахъ Свадебъ Княжескихъ и Царскихъ, начиная со времени Царя Василія Іоанновича, сидѣли за столомъ. Вивліотека Ч. VII стр. 5.
Дѣти Боярскіе, Новики и недоросли вновь верстаны въ 1652 году землями и жалованьемъ, по тремъ статьямъ: ихъ велѣно писать въ десятни: по городу городовыхъ, по выбору — по родству и за службы, которые служатъ старо, (по старшинству). Къ верстанію съ ними всякихъ неслужившихъ и поповыхъ дѣтей не допускать. Указъ 1652 г. октября 20. Полн. Собран. Закон. томъ I стр. 273—278.
Сопоставляя варіанты нѣкоторыхъ писателей съ законоположеніями и достовѣрными источниками, вспомнимъ, что въ темныя времена XI и ХII столѣтій, Удѣльныя Княжества, постоянно угрожаемыя нашествіемъ непріятелей, стали измѣняться нерѣдко въ своихъ границахъ, а потому Удѣльные Князья всегда нуждались въ ихъ защитникахъ и въ людяхъ способныхъ къ управленію неустроенными областями и городами. Для необходимаго попол-
— 19 —

ненія убыли въ правителяхъ и предводителяхъ войскъ, при Князьяхъ находились издревле Воеводы (военноначальники) 1) и Бояре 2), Дѣти Боярскіе, отроки Княжескіе и Княжата. Удѣльные Князья были обращены въ Бояре. Дѣти Боярскіе жившіе въ Москвѣ при Дворѣ, по выбору, назывались дворяне Московскіе, а надѣленные помѣстьями и расписанные по городамъ получили названіе дворянъ городовыхъ; первые т. е. Московскіе, по знатности родовъ и по способностямъ, восходили въ высшіе чины Намѣстниковъ, Окольничихъ и Воеводъ. Въ эти званія жаловались они по Государевымъ Грамотамъ, исходившимъ изъ Дворцоваго Приказа, по распоряженію котораго, одни опредѣлялись въ воинскіе Полки, по 2 и по 3 въ каждый, а другимъ ввѣрялось гражданское управленіе Воеводствами и городами, и потому первые считались Войсковыми и полковыми Воеводами, а послѣдніе Городскими или городовыми Воеводами. Нѣкоторые изъ нихъ, по старости и болѣзни, посылались на Воеводства на кормленіе и даже для нажитія, въ видѣ награды за прежнія службы, въ родѣ пенсіи.
Прочіе же Дѣти Боярскіе городовые, находясь въ своихъ Десятняхъ, составляли по городамъ постоянное охранительное войско, готовое къ сбору, по призыву. Они участвовали въ снаряженіи и обученіи сельскихъ ратниковъ — наемниковъ 3), а въ осадное время сражались вмѣстѣ съ ними противъ непріятелей, подъ начальствомъ Осадныхъ Воеводъ.
Все это вполнѣ согласуется съ предлагаемыми нами подлинными именными списками Дѣтей Боярскихъ, какъ бывшихъ въ 1584 году недѣльщиками въ пятинахъ Новгородскихъ, такъ и призванныхъ въ 1556 году къ смотру Каширскихъ Десятенъ.
Списки эти служатъ къ разъясненію многихъ вопросовъ, касающихся до прежняго быта Дворянъ и старинной мобилизаціи Русскаго войска.
Имѣя подъ рукою эти достовѣрныя данныя, мы приходимъ къ прямому заключенію, что Дѣти Боярскіе дѣйствительно происходили преемственно отъ древнихъ Удѣльныхъ Князей и Бояръ, и что это Дворянство издревле представляло первостепенный оплотъ Государственнаго Управленія.
Званіе Дѣтей Боярскихъ продолжалось еще при Царѣ Алексѣѣ Михаиловичѣ, когда въ составѣ Русскаго войска находились вновь учрежденные полки Рейтаровъ и Драгунъ, и пресѣклось только по выселеніи въ дальніе города и посады, въ 1700 году, полковъ Стрѣлецкаго войска, въ замѣнъ которыхъ учреждены Гвардейскіе полки Преображенскій, Семеновскій, Измайловскій и другіе. Вслѣдъ за тѣмъ Государь Петръ Великій повелѣлъ: всѣмъ недорослямъ изъ дворянъ служить въ военной службѣ съ перваго нижняго чина, и въ высшіе чины производить, какъ военныхъ такъ и гражданскихъ лицъ, по установленной имъ Табели о рангахъ.
Для образованія и воспитанія малолѣтнихъ дѣтей Дворянъ, основанъ въ 1730 году Шляхетскій корпусъ (нынѣ 1 Кадетскій), а впослѣдствіи и прочіе корпуса въ разныхъ городахъ Имперіи. Разряды и права Дворянъ опредѣлены окончательно Государынею Императрицею Екатериною Великою, въ Дворянской Грамотѣ 1785 года.
Е. Гуляевъ.
1) Воевода — отъ слова «воинъ».
3) Бояринъ — отъ слова «бой».
1) Ратники-наемники — содержались на жалованьи, впослѣдствіи «солдаты», отъ нѣмецкаго слова Sold — паёкъ, жалованье.
— 20 —

Отдѣлъ I.
СПИСОКЪ Дѣтямъ Боярскимъ и Земцомъ, Новгородскимъ помѣщикомъ, которые были въ Великомъ Новоградѣ въ недѣляхъ, а изъ недѣль вышли и которые пущены по Государевымъ грамотамъ.


Вотцкая пятина. Дѣти боярскіе, которые были пущены въ недѣли, по Государевымъ Грамотамъ, и по списку, за приписью Дьяка Василья Щелкалова, каковъ списокъ присланъ въ Великій Новгородъ къ Воеводѣ ко Князю Михаилу Петровичу Катыреву-Ростовскому, да къ Дьякомъ ко Второму Федорову да къ Леонтью Резанцову, 92/1584 года Іюля въ 5 день. А изъ недѣль тѣ недѣльщики въ 94/1586 году Іюля въ 5 день же вышли и верстаны, по 300 четвертей:
Василей Тимофѣевъ сынъ Павшинъ, Иванъ Ивановъ сынъ Елагинъ по 350 четвертей. Иванъ Семеновъ сынъ Картмазовъ, Иванъ Захарьинъ сынъ Савинъ, Казаринъ Никитинъ сынъ Елагинъ по 200 четвертей; Третьякъ Григорій сынъ Каркмазовъ, Борисъ Степановъ сынъ Елагинъ по 150 четв., Борисъ Третьяковъ сынъ Вильяшевъ, Злоба Федоровъ сынъ Блеклой, Федосѣй Янышевъ сынъ Муратевъ по 100 четв., Федоръ Даниловъ сынъ Елагинъ безъ помѣстнаго окладу, Богданъ Володимеровъ Секеринъ, Григорей Чертовъ тоежъ Пятины Дѣти Боярскіе пущены въ недѣли, по Государевымъ грамотамъ, а изъ недѣль вышли же и верстаны по 300 четв., Казаринъ Будаевъ сынъ Осокинъ изъ недѣль вышелъ, а дѣлалъ недѣли годъ, съ Успеньева дни 93/1555 году по Успеньевъ же день 94/1556 году по 150 четвертей; Федоръ Афонасьевъ сынъ Одинцовъ, Семейко Васильевъ сынъ Частой, Захаръ Ивановъ сынъ Отрослевъ изъ недѣли вышли, а дѣлали недѣли два года съ Семеня дни 93 году по Семень же день 95 году по 100 четв. Алешка Матвѣевъ сынъ Безстужевъ изъ недѣль вышелъ, а дѣлалъ недѣли годъ съ Соборнова Воскресенія 94 году по Зборное жъ Воскресеніе 94 года тоежъ пятины дѣти боярскіе пущены въ недѣли по Государевымъ Грамотамъ, а изъ недѣль еще не вышли по 350 четвертей.
Андрей Федоровъ сынъ Калитинъ пущенъ въ недѣли на годъ, съ Петрова дни 94 года по Петровъ же день 95 года; Иванъ Дмитріевъ сынъ Кобелевъ пущенъ въ недѣли на годъ, съ Ильина дня 94 года по Ильинъ же день 95 года; Афонасей Михайловъ сынъ Обольяниновъ пущенъ въ недѣли на
— 21 —

два года съ Николина дни осенняго 94 г. по Николинъ же день осенней 96 году; Иванъ Ивановъ сынъ Серковъ пущенъ въ недѣли на два года съ Середокрестья 94 г. по Середокрестье жъ 96 году; Ермолай Третьяковъ сынъ Велящевъ въ недѣли на два года, съ Радуницы 94 г. по Радуницу жъ 96 году; Иванъ Степановъ сынъ Ожогинъ пущенъ въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году; по 200 четвертей; Матюша Пятого сынъ Гурьевъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Благовѣщеньева дни 93 г. до Благовѣщеньева жъ дни 95 году; Яковъ Матвѣевъ сынъ Губачевской пущенъ въ недѣли на годъ со Спожина дни 94 г. по оспожинъ же день 95 году; Федька Григорьевъ сынъ Воронинъ пущенъ въ недѣли на два года съ Радуницы 94 г. по Радуницу жъ 96 году; Андрей Осиповъ сынъ Рындинъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Троицына дни 94 г. по Троицынъ же день 96 году; Иванъ Даниловъ сынъ Каринъ, Степанъ Бреховъ сынъ Нелединской пущены въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году, а Иванъ Каринъ на годъ, по 150 четвертей.
Степанъ Нечаевъ сынъ Косицкой, Казаринъ Петровъ сынъ Воронинъ, Степанъ Враловъ пущены въ недѣли на годъ, съ Троицына дни 94 г. по Троицынъ же день 95 году; Юшка Федоровъ сынъ Редровъ пущенъ въ недѣли на годъ, съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 95 году.
Тимошка Басовъ сынъ Губачевской пущенъ въ недѣли на два года, съ Радуницы 94 г. по Радуницу же 96 году; Иванъ Нечаевъ сынъ Косицкой, Андрей Федоровъ сынъ Блеклого пущены въ недѣли на два года, съ Троицына дни 94 г. по Троицынъ же день 96 году: Крестьянинъ Вошняковъ сынъ Крекшинъ, Меншикъ Богдановъ сынъ Косицкой пущены въ недѣли на два года, съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году, по 300 четвертей.
Андрей Истоминъ сынъ Чеглоковъ, Александра Третьяковъ сынъ Басовъ по 200 четв., Гришка Васильевъ сынъ Поскочинъ, Леонтій Матвѣевъ сынъ Зыбинъ, Романъ Ивановъ сынъ Бирилевъ, Постникъ Ивановъ сынъ Басаевъ, Федоръ Петровъ сынъ Семенской, Сунгуръ Иванъ сынъ Васаевъ по 190 четв., Безсонъ Алексѣевъ сынъ Алекинъ, Марка Сандыревъ сынъ Давыдовъ 160 четвертей.
Романъ Злобинъ сынъ Талызинъ по 130 четв., Матюша Богдановъ сынъ Коротневъ, Микифоръ Алексѣевъ сынъ Кормацкой, Василей Григорьевъ сынъ Талызинъ, Петръ Кучебинъ сынъ Бреневъ 120 четв., Романъ Родіоновъ сынъ Шишкинъ, Андрюша Дмитреевъ сынъ Желмухинъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Оспожина дни, съ 94 г. по Оспожинъ же день 96 году, по 100 четв., Петръ Ивановъ сынъ Языковъ, Семенъ Нечайко Акимовъ сынъ Окуневъ пущены въ недѣли на два года, съ Троицына дни 94 г. по Троицынъ же день 96 году. Иванъ Яковлевъ сынъ Пановъ пущенъ въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году; Посникъ Федоровъ сынъ Третъяковъ по 70 четвертей.
Земцы Степянка да Федька Ашевкаловы пущены въ недѣли на два года, съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году.
Бѣжецкая пятина. Дѣти Боярскіе, которые были пущены въ недѣли по Государевымъ Граматамъ и по списку, за приписью Дьяка Василья Щелкалова, каковъ списокъ присланъ въ Великій Новгородъ къ воеводѣ ко Князю
— 22 —

Михайлу Петровичу Катыреву Ростовскому, да къ Дьякомъ ко Второму Федорову да къ Леонтью Резанцову 92/1584 г. Іюля въ 5 день; а изъ недѣль тѣ недѣльщики вышли въ 94/1586 году Іюля 5 день.
Микифоръ Андреевъ сынъ Кусоковъ по 90 четв., Бурнашъ Чудиновъ сынъ Ушаковъ; Кудеръ да Свойтинъ Кириловы, тоежъ пятины дѣти боярскіе пущены въ недѣли по Государевымъ Грамотамъ на два года, съ Семена дни 93 году, по 200 четв,; Сенка Федоровъ Свербѣевъ, Первой Булгаковъ сынъ Обутковъ, Гриша Васильевъ сынъ Аминевъ 150 четв., Тимошка Семеновъ сынъ Обутковъ 70 четвертей.
Иванъ Дружининъ сынъ Обутковъ изъ недѣль вышелъ же, а дѣлалъ недѣли годъ, съ Масленнаго заговѣнья до 94 г. по Масленное же заговѣнье 95 году; Яковъ Ильинъ сынъ Ефимьевъ, 90 четв., тоежъ пятины дѣти боярскіе пущены въ недѣли по Государевымъ грамотамъ, а изъ недѣль не вышли: 350 четв., Иванъ Васильевъ сынъ Свербѣевъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Середокрестья 94 г. по Середокрестье жъ 96 года 300 четв., Сава Богдановъ сынъ Глѣбовъ пущенъ въ недѣли на годъ съ Филипова заговѣнья 95 г. по Филипово жъ заговѣнье 96 году. По 200 четв., Данило Ильинъ сынъ Долгоруковъ пущенъ въ недѣли на годъ, съ Ильина дни, 94 г. по Ильинъ же день 95 году. Микифоръ Семеновъ сынъ Макшѣевъ, Семенко Яковлевъ сынъ Перепечинъ пущены въ недѣли на два года, съ Оспожина дни 93 г. по Оспожинъ же день 95 году, Марка Третьяковъ сынъ Бачмановъ пущенъ въ недѣли на годъ, съ Филипова заговѣнья 95 г. по Филипово жъ заговѣнье 96 году. Исачка Ильинъ сынъ Ефимьевъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Середокрестья 94 г. по Середокрестье жъ 96 году. Ивашка Леонтьевъ сынъ Тормасовъ пущенъ въ недѣли на два года съ Троицына дни 94 г. по тожъ число 96 году. Романъ Иванъ сынъ Васаевъ, Левъ Давыдовъ пущены въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по тожъ число 96 году, по 190 четвертей; Тимофѣй Афонасьевъ сынъ Загряской пущенъ въ недѣли на два года съ Середокрестья 94 г. по Середокрестья жъ 96 году.
По 150 четвертей.
Яковъ Самсоновъ сынъ Татариновъ пущенъ въ недѣли на годъ 95 г. по Филипово жъ заговѣнье 96 году. Василей Тимофѣевъ сынъ Кувшиновъ, Зыкъ Третьяковъ сынъ Еремѣевъ пущены въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году по 130 четв., Степанъ Долматовъ сынъ Обольяниновъ, Истома Юрьевъ сынъ Обольяниновъ пущены въ недѣли на годъ съ Троицына дни 94 г. по тожъ число 95 году. Ишукъ Братинъ сынъ Висленинъ пущенъ въ недѣли на два года съ Николина дни осенняго, 94 г. по тожъ число 96 году. Зыкъ Дмитреевъ сынъ Ростовцовъ пущенъ въ недѣли на два года съ Семена дни 95 г. по 97 годъ, 110 четв., Сенька Веригинъ сынъ Семенской пущенъ въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г. по тожъ число, 100 четв., Пятка Петровъ сынъ Сукинъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Ильина дни 94 г. по Ильинъ же день 96 году. Иванъ Никитинъ сынъ Давыдовъ пущенъ въ недѣли на два года съ Середокрестья 94 г. до такова жъ числа 96 году. Вешняшко Александровъ сынъ Суминъ, Богданко Никитинъ сынъ Лихачевъ пущены въ недѣли на два года съ Ильина дни 94 г по Ильинъ же день 96 году. Ивашко Семеновъ сынъ Поддубской пущенъ въ недѣли на два года съ Семеня дни 95 г. — 97 г.
— 23 —

Шелонскія пятины. Дѣти Боярскіе, которые были пущены въ недѣли по Государеве грамотѣ и по списку, за приписью Дьяка Василья Щелкалова, каковъ списокъ присланъ въ Новгородъ къ Воеводѣ Князю Михайлу Петровичу Катыреву-Ростовскому 92 году Іюля въ 5 день, и изъ недѣль вышли 94 г. Іюля въ 5 день.
400 четвертей.
Янышъ Замятнинъ сынъ Опалевъ по 300 четв., Иванъ большой Семеновъ сынъ Неплюевъ, Федоръ Андреевъ сынъ Рагозинъ по 250 четв., Федоръ Юрьевъ сынъ Офросининъ, Микита Михайловъ сынъ Сертякинъ, Михайло Голяниновъ сынъ Кобелевъ, Иванъ меньшой Семеновъ сынъ Неплюевъ.
Жданъ Петровъ сынъ Неплюевъ, тоежъ пятины Дѣти Боярскіе пущены въ недѣли по Государевымъ грамотамъ, а изъ недѣль оне не вышли, 350 четвертей.
Будай Алферьевъ сынъ Вышеславцовъ пущенъ въ недѣли на годъ отъ Покрова 95 г. по Покровъ же 96 году, по 300 четвертей.
Василей Ивановъ сынъ Голбинъ пущенъ въ недѣли на два года съ Семеня дни 94 г. Казаринъ Афонасьевъ сынъ Костровъ пущенъ въ недѣли на два года, съ Середокрестья 94 г. по тожъ число 96 году; Иванъ Ивановъ сынъ Кондауровъ пущенъ въ недѣли на два года съ Рождества Христова 94 г. по Рождество жъ Христово 96 году. Иванъ Васильевъ сынъ Головинъ пущенъ въ недѣли на два года съ Семеня дни 95 г. по 97 годъ, 150 четвертей.
Максимъ Алексѣевъ сынъ Бирюлевъ пущенъ въ недѣли на два года съ Троицына дни 94 г. по 96 годъ.
— 24 —

Отдѣлъ 2.
Десятня Дворянъ и дѣтей Боярскихъ Володимерцовъ.


Списана съ Володимерскаго списка, каковъ списокъ съ помѣстными оклады присланъ изъ Володимера во 7121 — 1613 году, за приписью Дьяка Ивана Васильева.
ВОЛОДИМЕРЪ.
выборъ.
По 750 четвертей.
Иванъ Смирново сынъ Самаринъ, Афонасей Васильевъ сынъ Владыкинъ, Иванъ Борисовъ сынъ Навалкинъ.
По 700 четвертей.
Сеченинъ Иванъ Андреевъ сынъ Константиновъ, Иванъ Федоровъ сынъ Тонѣевъ, Иванъ Несмѣяновъ сынъ Зловидовъ, Федоръ Юрьевъ сынъ Беречинской, Матвѣй Васильевъ сынъ Владыкинъ, Федоръ Кузминъ сынъ Хоненевъ, Григорей Несмѣяновъ сынъ Зловидовъ.
По 650 четвертей.
Дементья Кижмановъ сынъ Тонѣевъ, Карпъ Нероновъ сынъ Волковъ, Михайла Никоновъ сынъ Колзаковъ.
По 600 четвертей.
Варламъ Никифоровъ сынъ Тонѣевъ, Климъ Венедиктовъ сынъ Сѣченово.
Дворовые.
По 650 четвертей.
Кузьма Яковлевъ сынъ Фефиловъ, Пятой Дмитріевъ сынъ Растопчинъ.
По 600 четвертей.
Борисъ Богдановъ сынъ Кучинъ, Дѣй Ивановъ сынъ Горинъ, Аксентей Третьяковъ сынъ Борисовъ, Василей Семеновъ сынъ Коробовъ, Онофрей Сергѣевъ сынъ Новокщеновъ, Иванъ Яковлевъ сынъ Юматовъ, въ его мѣсто сынъ его Нехорошко, Андрей Семеновъ сынъ Кузминской.
По 500 четвертей.
Михайла Патрекѣевъ сынъ Жерябятичевъ, Семенъ Любановъ сынъ Мартюшевъ, Василей Ивановъ сынъ Балакиревъ.
По 450 четвертей.
Матвѣй Андреевъ сынъ Кузминской, Шарапъ Ивановъ сынъ Кудрявцевъ, Осипъ Третьяковъ сынъ Борисовъ, Жданъ Фоминъ сынъ Исаевъ.
По 350 четвертей.
Иванъ Васильевъ сынъ Языковъ. Василей Неустроевъ сынъ Беречинской, Богданъ Федоровъ сынъ Всеволоцкой.
Городовые.
По 550 четвертей.
Стряпня Ивановъ сынъ Терентьевъ.
— 25 —

500 четвертей.
Иванъ Петровъ сынъ Чертковъ, Михайло Андреевъ сынъ Бологовской, Михайло Фоминъ сынъ Ероховъ, Василей Варгановъ сынъ Тулубьевъ, Замятня Федоровъ сынъ Чириковъ, Левонтей Тимофѣевъ сынъ Солмановъ, Василей Савельевъ сынъ Хромово.
По 450 четвертей.
Матвѣй Лаврентьевъ сынъ Пестрой, Федоръ Миколаевъ сынъ Свинарской, Яковъ Надобново сынъ Загаринъ, Михайло Максимовъ сынъ Аврамовъ, Безсонъ Афонасьевъ сынъ Симоновъ, Григорій Марковъ сынъ Баскаковъ, Иванъ Немировъ сынъ Языковъ, въ его мѣсто сынъ его Хотѣйко, Иванъ Кореневъ сынъ Мануйловъ, въ его мѣсто сынъ его Степанко, Нелюбъ Афонасьевъ сынъ Володимеровъ,
Парфенъ Мятлевъ сынъ Вяткинъ, въ его мѣсто сынъ его Воинко, Чесной Ивановъ сынъ Черньцовъ.
По 350 четвертей.
Симонъ Ивановъ сынъ Бологовской, Степанъ Будимеровъ сынъ Савинъ, Иванъ Володимеровъ сынъ Грузъ, Александро Федоровъ сынъ Языковъ, Молчанъ Фоминъ сынъ Ероховъ, Елизарей Ивановъ сынъ Хоненовъ, Степанъ Смирново сынъ Кучуковъ, Раманъ Анфилофьевъ сынъ Бакинъ, въ его мѣсто сынъ его Михалко, Гуръ Прокофьевъ сынъ Возницынъ, Андрей Левонтьевъ сынъ Горюшкинъ, въ его мѣсто сынъ его Офонька, Раманъ Прокофьевъ сынъ Тишковъ, Яковъ Федоровъ сынъ Якушкинъ, Захаръ Васильевъ сынъ Мартюшевъ, Молчанъ Смирново сынъ Носакинъ, Иванъ Федоровъ сынъ Сверчковъ.
По 300 четвертей.
Иванъ Меньшово сынъ Ефимьевъ, Богданъ Ивановъ сынъ Шипиловъ,
Федоръ Микифоровъ сынъ Бестужево, Иванъ Федоровъ сынъ Языковъ, Федоръ Юрьевъ сынъ Борисовъ, Дружина Михайловъ сынъ Симановъ, Иванъ Васильевъ сынъ Безобразовъ, Воинъ Петровъ сынъ Чириковъ, Осипъ Прокофьевъ сынъ Возницынъ.
По 250 четвертей.
Федоръ Назарьевъ сынъ Загаринъ, Юрей Торусиновъ сынъ Сверчковъ, Борисъ Федоровъ сынъ Козловъ, Михайла Васильевъ сынъ Мещериновъ, Данило Посниковъ сынъ Кудрявцевъ, Григорей Осиповъ сынъ Козловъ, Мордвинъ Самсоновъ сынъ Околышкинъ, Иванъ Левонтьевъ сынъ Горюшкинъ, Меншой Безсоновъ сынъ Симановъ, Якимъ Власьевъ сынъ Брянцовъ.
По 200 четвертей.
Курдюкъ Васильевъ сынъ Бакинъ, Борисъ Надобново сынъ Загаринъ, Семенъ Ивановъ сынъ Самойловъ, Варламъ Микитинъ сынъ Козловъ, Яковъ Неустроевъ сынъ Аристовъ, Федоръ Торусиновъ сынъ Сверчковъ, Иванъ Матвѣевъ сынъ Кирѣевской, Иванъ Перфильевъ сынъ Вяткинъ, Федоръ Ивановъ сынъ Чернцовъ, Окиня Степановъ сынъ Палицынъ, Нехорошей Безсоновъ сынъ Коптевъ, Дружина Мануйловъ сынъ Бакинъ, Постникъ Леонтьевъ сынъ Горюшкинъ.
По 150 четвертей.
Петръ Ивановъ сынъ Коробовъ, Посникъ Чесново сынъ Самойловъ, Семенъ Петровъ сынъ Шестаковъ, Семенъ Лукьяновъ сынъ Савинъ, Лаврентій Яковлевъ сынъ Крупенинъ, Василей Ратаевъ сынъ Патрекѣевъ, Петръ Ивановъ сынъ Дробышевъ.
Новики.
По 300 четвертей.
Илья Ивановъ сынъ Дубенской, Семенъ Ивановъ сынъ Басаргинъ,
— 26 —

Петръ Китаевъ сынъ Новосильцовъ, Тимофій Васильевъ сынъ Сущовъ, Мирославъ Володимеровъ сынъ Дубенской, Михайло Васильевъ сынъ Языковъ, Мосій Пятого сынъ Растопчинъ, Андрей Ивановъ сынъ Бологовской, Михайла Ивановъ сынъ Фефиловъ, Григорей Семеновъ сынъ Подольской, Муртаза Степановъ сынъ Башевъ, Андрей Назарьевъ сынъ Загаринъ, Алексій Павловъ сынъ Елбузинъ, Степанъ Елизарьевъ сынъ Солоповъ, Раманъ Васильевъ сынъ Башевъ.
250 четвертей.
Ивашко Суботинъ сынъ Терентьевъ.
По 200 четвертей.
Патрекѣй Лаврентьевъ сынъ Несвитаевъ, Томило Семеновъ сынъ Булгаковъ, Елизарей Ураковъ сынъ Морышкинъ, Василей Яковлевъ сынъ Фефиловъ, Пинай Васильевъ сынъ Морышкинъ.
По 200 же четвертей.
Елизарей Петровъ сынъ Шестаковъ, Наумъ Петровъ сынъ Цвиленевъ, Филипъ Гавриловъ сынъ Возницынъ.
Служатъ осадную службу.
По 300 четвертей.
Безсонъ Ивановъ сынъ Коптевъ, Семенъ Булгаковъ.

Отдѣлъ 3.
Десятня Юрьевская.


Списана съ списка, каковъ списокъ во 7121 — 1613 году присланъ изъ Володимера съ помѣстными оклады, за приписью дьяка Ивана Васильева.
ЮРЬЕВЪ ПОЛЬСКОЙ.
Выборъ.
700 четвертей.
Андрей Ивановъ сынъ Жуковъ.
650 четвертей.
Елизарей Юрьевъ сынъ Прокудинъ.
По 600 четвертей.
Князь Микита княжъ Семеновъ сынъ Вяземской, Семенъ Афонасьевъ сынъ Жеребятичевъ, Григорьевъ Юрьевъ сынъ Прокудинъ, Василей Андреевъ сынъ Койсаровъ, Василей Ивановъ сынъ Жуковъ.
Дворовые.
По 600 четвертей.
Иванъ Матвѣевъ сынъ Койсарово, Юрій Михайловъ сынъ Куровъ.
550 четвертей.
Данила Микитинъ сынъ Обуховъ.
По 500 четвертей.
Иванъ Андреевъ сынъ Койсаровъ, Богданъ Голчинъ сынъ Куроѣдовъ, Второво Голчинъ сынъ Куроѣдовъ, Воинъ да Михайло Андреевы дѣти Кайсаровы, Володимеръ Кроковъ сынъ Стромиловъ.
По 450 четвертей.
Яковъ Голчинъ сынъ Куроѣдовъ, Кирило Прокофьевъ сынъ Стромиловъ,
— 27 —

Василей Дмитреевъ сынъ Колачовъ, Матвѣй Ивановъ сынъ Колачовъ, Иванъ Микитинъ сынъ Обуховъ, Иванъ Семеновъ сынъ Кипреяновъ, Семенъ большой Автамоновъ сынъ Кипреяновъ, Родивонъ да Неустрой Петровы дѣти Мячкова.
По 400 четвертей.
Посникъ Юматовъ сынъ Братцевъ, Прокофей Игнатьевъ сынъ Котеневъ, Григорей Ивановъ сынъ Симанской, Янъ Семеновъ сынъ Кипреяновъ.
По 300 четвертей.
Микита Юшмановъ сынъ Бабаѣдовъ, Иванъ Андреевъ сынъ Колачовъ, Борисъ Федоровъ сынъ Беречинской.
Городовые.
500 четвертей.
Казаринъ Матвѣевъ сынъ Новокщеновъ.
По 450 четвертей.
Богданъ Васильевъ сынъ Селезеневъ, Микита Вахромѣевъ сынъ Есиповъ.
По 400 четвертей.
Дмитрей Майковъ сынъ Есиповъ, Третьякъ Михайловъ сынъ Харламовъ, Василей Прокофьевъ сынъ Новокщеновъ , Антонъ Борисовъ сынъ Матрукинъ, Иванъ Непушево сынъ Ратковъ, Артемей Богдановъ сынъ Кипреяновъ, Володимеръ Афонасьевъ сынъ Корякинъ.
По 350 четвертей.
Григорей Большой Борисовъ сынъ Матрукинъ, Микита Ивановъ сынъ Королевъ, Иванъ Сергѣевъ сынъ Новокщеновъ, Петръ Афонасьевъ сынъ Селецкой,
Василей Прокофьевъ сынъ Новокщеновъ , Петръ Дмитреевъ сынъ Колачовъ, Вишата Нелюбовъ сынъ Есиповъ, Алексѣй Андреевъ сынъ Селецкой, Андрей Третьяковъ сынъ Шалимовъ, Левонтей Рукановъ сынъ Павловъ, Долмонтъ Ивановъ сынъ Рагозинъ.
По 300 четвертей.
Иванъ Меньшово сынъ Юкшинъ, Андрей Борисовъ сынъ Векентъевъ, Василей Даниловъ сынъ Завороткинъ, Михайло Андреевъ сынъ Ревякинъ.
По 250 четвертей.
Григорей Меньшой Борисовъ сынъ Матрукинъ, Петръ Третьяковъ сынъ Харламовъ, Архипъ Вахрамѣевъ сынъ Есиповъ, Ламыня Дмитреевъ сынъ Завороткинъ, Невѣръ Яковлевъ сынъ Вороновъ, Семенъ Осиповъ сынъ Стромиловъ.
По 200 четвертей.
Михайло Афонасьевъ сынъ Селецкой, Филипъ Свойтиновъ сынъ Векентьевъ, Петръ Семеновъ сынъ Колачовъ, Пѵтило Ивановъ сынъ Шалимовъ, Иванъ Савельевъ сынъ Іевлевъ.
По 150 четвертей.
Семенъ Ивановъ сынъ Рожновъ, Пятой Федоровъ сынъ Рожновъ.
Новики.
300 четвертей.
Алексѣй Третьяковъ сынъ Рагозинъ, Иванъ Кириловъ сынъ Обуховъ, Воинъ Ивановъ сынъ Стромиловъ, Федоръ Федоровъ сынъ Домнинъ.
250 четвертей.
Матвѣй Игнатьевъ сынъ Братцовъ.
По 200 четвертей.
Иванъ Даниловъ сынъ Заворотковъ, Андрей Ивановъ сынъ Иванской.
— 28 —

Отдѣлъ 4.


Въ десятняхъ Каширскихъ прошлыхъ лѣтъ написано:
7064—1556 году іюня 25 числа, смотру Бояръ Князя Дмитрія Ивановича Курлятева, да Данилы Романовича Юрьева, да Дьяка Данилы Вылузги-Федорова 1).
Дѣти боярскіе дворовые:
По 600 четвертей:
1. Андрей Дмитріевъ сынъ Таптыковъ, въ ево мѣсто сынъ ево Андреянъ, людей далъ Царю и Великому Князю въ полкъ 8 человѣкъ, о дву конь, съ копьи, въ доспѣхахъ; 5 чел. со вьюки; а самъ о дву конь; 8 чел. въ доспѣхахъ.
2. Князь Григорій Морозъ, княжъ Яковлевъ сынъ Мещерской, людей далъ въ полкъ 5 о дву конь; два въ пансырехъ и въ шапкахъ да человѣкъ въ тегиляѣ толстомъ, да 2 въ сайдакахъ, да 2 со вьюки. А самъ о дву конь, въ доспѣхахъ.
3. Князь Иванъ Большой княжъ Микитинъ сынъ Мещерской.
4. Князь Петръ княжъ Ивановъ сынъ Барятинской.
5. Князь Михайла княжъ Михайловъ сынъ Хворостининъ.
6. Александръ Степановъ сынъ Лихаревъ.
7. Василей Ивановъ сынъ Молчановъ.
8. Тимофей Шеметовъ сынъ Колтовской.
9. Василей Ивановъ сынъ Губинъ.
10. Иванецъ Ивановъ сынъ Золотаревъ.
11. Осипъ Ивановъ сынъ Юсупова.
12. Князь Иванъ княжъ Федоровъ сынъ Перемыцкаго 2).
13. Шестакъ Федоровъ сынъ Васильчикова.
14 и 15. Илья да Григорей Андреевы дѣти Васильчикова.
16. Князь Андрей княжъ Васильевъ сынъ Вяземского.
17. Иванецъ Сапуновъ сынъ Мясново.
18. Петръ Ивановъ сынъ Есиповъ Кузминъ.
19. Яковъ Петровъ сынъ Левонтъева.
20. Князь Василей княжъ Григорьевъ сынъ Большово Мещерского.
21. Князь Григорій княжъ Григорьевъ сынъ Большого Мещерского.
22. Князь Володимеръ княжъ Григорьевъ сынъ Большого Мещерского.
23. Князь Семенъ княжъ Васильевъ сынъ Мещерского.
24. Андрей Ивановъ сынъ Шемякинъ Лихаревъ.
25. Иванъ Микулинъ сынъ Грекова.
26. Макаръ Микулинъ сынъ Грекова.
27. Микита Микулинъ сынъ Грековъ.
28. Алеша Гавриловъ сынъ Васильчиковъ.
29. Гриша Гавриловъ сынъ Васильчиковъ.
1) Въ подлинной рукописи, передъ именами дѣтей Боярскихъ цифръ не означено, а выставлены въ этомъ спискѣ для ссылокъ и указаній.
2) Перемышльскіе Князья, отъ г. Перемышля.
— 29 —

30. Невѣжа Матвѣевъ сынъ Яковцовъ.
31. Андрей Федоровъ сынъ Павловъ.
32. Гриша Федоровъ сынъ Андреева Павлова, на конѣ да на аргамакѣ; да 4 человѣка на конехъ, конь простъ; человѣкъ со вьюкомъ.
33. Образецъ Федоровъ сынъ Андреевъ Павловъ.
34. Матвѣй Яковлевъ сынъ Коверинъ.
35. Юшко да Назаръ Васильевы дѣти Александрова.
36. Яковецъ Тимофѣевъ сынъ Мясоѣдовъ. Помѣстья за нимъ полъ 300 четвер. людей къ смотру далъ въ полкъ 2 чел. о дву конь, да человѣкъ со вьюкомъ, да самъ на конѣ.
37. Замятня Петровъ сынъ Левонтьевъ, помѣстья за нимъ на полъ-триста четвертей; самъ о дву конь въ доспѣхѣ, да два человѣка безъ доспѣховъ, человѣкъ со вьюкомъ.
38. Митька Васильевъ сынъ Ильина; помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, а людей далъ въ полкъ къ смотру: человѣкъ на конѣ съ копьемъ въ бехтерцѣ 1), да въ шеломѣ; другой человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ: а самъ о дву конь въ пансырѣ и въ шеломѣ и съ наручи.
39. Иванъ Васильевъ сынъ Ильина; помѣстья за собой сказалъ на полъ-триста четверти; а людей далъ въ полкъ къ смотру: человѣкъ на конѣ съ копьемъ, да человѣкъ со вьюкомъ, а самъ о дву конь въ пансырѣ и въ шеломѣ.
40. Князь Андрей княжъ Васильевъ сынъ Мещерскаго красной; помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, а людей далъ къ смотру: человѣкъ о дву конь, да человѣкъ на конѣ, да меринъ подо вьюкомъ, а самъ о дву конь безъ доспѣху.
41. Иванъ Ивановъ сынъ Коверина; помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, а людей далъ въ полкъ къ смотру: два человѣка въ тягиляехъ, а самъ о дву конь со вьюкомъ; да человѣкъ на меринѣ съ простымъ конемъ со вьюкомъ.
42. Андрей Андреевъ сынъ Колтовской; помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, а людей далъ въ полкъ къ смотру: два человѣка на конехъ въ сайдацехъ и въ сабляхъ да конь простъ; да человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ, а самъ на конѣ съ копьемъ.
Въ выборѣ.
43. Гриша Злобинъ, сынъ Петрова; помѣстья за нимъ на 600 четвертей: а людей далъ въ полкъ къ смотру десять человѣкъ на коняхъ, четыре человѣка въ доспѣхахъ, шесть въ тегиляехъ толстыхъ и въ сайдакахъ и въ сабляхъ, да шесть коней простыхъ, да пять человѣкъ со вьюки, а самъ на конѣ и доспѣхѣ и въ шаломѣ.
44. Васюкъ Григорьевъ сынъ Злобинъ; помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, самъ о дву конь, въ доспѣхѣ и въ шеломѣ.
45. Сенька Васильевъ сынъ Мясоѣдовъ, помѣстья за нимъ на пол-триста четвертей, а людей далъ въ полкъ къ смотру: человѣкъ на конѣ съ простымъ конемъ, да человѣкъ со вьюкомъ, а самъ на конѣ, да человѣкъ съ рогатиною.
46. Мамонъ Микулинъ сынъ Лихаревъ.
47. Князь Андрей княжъ Андреевъ сынъ Мещерской Петкинъ; помѣстья за нимъ на 200 четвертей; а людей далъ въ полкъ къ смотру: человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ, а самъ на конѣ.
48. Князь Юрій княжъ Михайловъ сынъ Мещерского; помѣстья за нимъ на 200 четвертей, а людей далъ въ полкъ къ смотру: человѣкъ о дву конь, да человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ, да меринъ простъ, а самъ о дву конь.
1) «Бехтерецъ» — воинскій доспѣхъ, латы прикрывающіе грудь и спину.
— 30 —

49. Ромашка Ильинъ сынъ Левонтьева сына Степанова; помѣстья за нимъ 200 четвертей, да
50. Гриша Ильинъ сынъ Левонтьева, а дали къ смотру въ полкъ три человѣка, на конехъ, въ сайдакахъ и въ сабляхъ, а Гриша о дву конь въ тягиляѣ, а Ромашка дву конь въ доспѣхѣ и въ шеломѣ; человѣкъ со вьюкомъ.
51. Назарко Борисовъ сынъ Васильчиковъ; помѣстья за нимъ 200 четвертей; самъ о дву конь, да человѣкъ на меринѣ въ сайдацѣхъ; человѣкъ со вьюкомъ.
52. Иванъ Левонтьевъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвертей; самъ въ доспѣхѣ и въ шапкѣ, съ наручьми, да человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
53. Романъ Григорьевъ сынъ Козловъ; помѣстья за нимъ на пол-двѣсти четвертей; самъ на конѣ, два человѣка на конѣхъ, съ рогатиною; а другой на меринѣ, да конь простъ.
54. Немиръ Григорьевъ сынъ Козловъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвертей; самъ на конѣ, да человѣкъ о дву конь съ рогатиною, да человѣкъ на меринѣ, да конь простъ.
55. Иванъ Большой Тимофеевъ сынъ Мясоѣдова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвертей; самъ о дву конь, два человѣка на конѣхъ; одинъ о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ.
56. Иванъ меньшой Тимофѣевъ сынъ Мясоѣдовъ; помѣстья за нимъ на 100 четвер. самъ о дву конь въ полкъ.
57. Иванъ Петровъ сынъ Левонтьева; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв. самъ на конѣ въ доспѣхѣ, съ копьемъ; да два человѣка на конехъ, въ доспѣхахъ, да конь простъ; человѣкъ со въюкомъ.
Городовые, Ростовецкаго стану.
58. Федоръ Логиновъ сынъ Губастово; помѣстья за нимъ на 400 четвер. самъ о дву конь, съ копьемъ; два человѣка о дву конь, да человѣкъ о дву меринехъ; человѣкъ со вьюкомъ; два мерина ючныхъ.
59. Микита Васильевъ сынъ Таптыковъ; помѣстья за нимъ на 400 четвертей; самъ о дву конь, въ бехтерцѣ; три человѣка о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ.
60. Иванъ Ивановъ сынъ Мишенинъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на 300 четвер. самъ о дву конь два человѣка на конѣхъ, да по коню у нихъ простому; человѣкъ со вьюкомъ о дву меринахъ.
Въ выборѣ:
61. Иванъ большой Ивановъ сынъ Алексѣева Уварова; помѣстья за нимъ на 400 четвер. Иванъ на конѣ, въ пансырѣ и въ шеломѣ, съ копьемъ; три человѣка на конехъ; одинъ въ пансырѣ и въ шеломѣ, три коня простыхъ въ сѣдлахъ; два человѣка со вьюки.
(7069 марта въ 17 день дана выпись Кутриму).
62. Андрей Дмитріевъ сынъ Иванова Александрова; помѣстья за нимъ на полъ 300 четв. самъ на конѣ, въ пансырѣ, въ тягиляѣ камчатомъ, съ копьемъ, безъ шелома; два человѣка на конехъ въ тягиляехъ толстыхъ; два коня простыхъ въ сѣдлахъ; человѣкъ со вьюкомъ.
63. Иванъ Даниловъ сынъ Остапова; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер., самъ на конѣ съ рогатиною; три человѣка на конехъ; два въ тягиляехъ въ толстыхъ, въ тапкахъ и въ шеломѣ; три коня простыхъ въ сѣдлахъ, человѣкъ со вьюкомъ.
64. Гриша Тимофѣевъ сынъ Фустовъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, въ доспѣхѣ и въ шаломѣ и въ тягиляѣ; два человѣка на меринахъ, одинъ со вьюкомъ.
— 31 —

65. Дуванъ Семеновъ сынъ Темирязевъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ на конѣ; два человѣка о дву конь, съ копьемъ да съ рогатиною; въ сайдацѣхъ; человѣкъ со вьюкомъ.
66. Михайло Мисюръ Тимофѣевъ сынъ Кузьмина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. Самъ о дву конь, въ доспѣхѣ и въ шеломѣ; человѣкъ о дву конь въ доспѣхѣ; два человѣка въ тягиляехъ на конехъ; человѣкъ со вьюкомъ; сынъ его Степанко о дву конь, за нимъ человѣкъ о дву конь.
67. Микита Романовъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ о дву конь, два человѣка на меринахъ; конь простъ; человѣкъ въ тягиляѣ; человѣкъ со вьюкомъ всѣ въ сайдацѣхъ.
68. Микифоръ Степановъ сынъ Оринкина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь; два человѣка на меринахъ, въ сайдацѣхъ, да по коню простому; человѣкъ со вьюкомъ.
69. Гриша Федоровъ сынъ Логинова Губастова; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ о дву конь; два человѣка о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ въ сайдацѣхъ.
70. Романъ Романовъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь; два человѣка на конехъ, въ сайдацѣхъ; человѣкъ со вьюкомъ.
71. Матюша Ивановъ сынъ Ширяева-Воронина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ на конѣ, въ пансырѣ и въ шеломѣ; человѣкъ въ тягиляѣ въ бархатномъ; человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
72. Иванецъ Григорьевъ сынъ Писаревъ; поместья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ на конѣ, въ доспѣхѣ, съ рогатиною; два человѣка на конехъ; конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
73. Ивашко Юрьевъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ на конѣ съ рогатиною; два человѣка на коняхъ; конь простъ; человѣкъ со вьюкомъ, безъ сѣдла.
74. Ивашко меньшой Юрьевъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер., самъ на конѣ съ рогатиною; два человѣка; человѣкъ на конѣ съ рогатиною, въ шеломѣ; человѣкъ со вьюкомъ, на дву сайдаки, да конь простъ.
75. Богданецъ Степановъ сынъ Тутолминъ; помѣстья за нимъ на 300 четвер., самъ на конѣ въ доспѣхѣ, съ рогатиною; два человѣка о дву конь, въ сайдацѣхъ; человѣкъ со вьюкомъ.
76. Васюкъ Федоровъ сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ на конѣ; два человѣка на конѣхъ; два коня просты, человѣкъ со вьюкомъ.
77. Васюкъ Микитинъ сынъ Борыковъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ о дву конь; человѣкъ о дву конь, въ сайдацѣхъ; человѣкъ на конѣ съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ.
78. Федоръ Денисьевъ сынъ Ильина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ о дву конь, въ тягиляѣ въ толстомъ, да шапка желѣзная, съ копьемъ; да три человѣка объ одномъ конѣ; человѣкъ въ тягиляѣ; человѣкъ со вьюкомъ.
79. Гриша Денисьевъ сынъ Ильина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер.; самъ о дву конь; въ тягиляѣ, да два человѣка на коняхъ, да въ шапкѣ желѣзной человѣкъ со вьюкомъ.
80. Елизарко Яковлевъ сынъ Тарбъева, самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
— 32 —

81. Матвѣй Ивановъ сынъ Мосолово, помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. Самъ о дву конь, въ пансырѣ, въ шапкѣ желѣзной, съ копьемъ, человѣкъ о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
82. Гриша Ивановъ сынъ Мосоловъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. Самъ о дву конь, два человѣка на коняхъ, въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
83. Васюкъ Ивановъ сынъ Мосоловъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, въ пансырѣ, съ копьемъ, человѣкъ о дву конь, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ.
84. Сенька Ивановъ сынъ Мосоловъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь съ копьемъ, два человѣка о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
85. Андрей Федоровъ сынъ Уваровъ; помѣстья за нимъ 300 четвер. самъ о дву конь, въ пансырѣ да въ шапкѣ, два человѣка о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
86. Гриша да Митя Денисьевы дѣти Ушакова; помѣстья за ними на полъ 300 четвер., сами о дву конь, за ними по два человѣка о дву конь, да по два человѣка объ одномъ коню, да по человѣку со вьюки; Дмитріевыхъ четыре человѣка въ тягиляѣхъ.
87. Гридя Звягинъ сынъ Михайловъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ на конѣ, въ пансырѣ и въ шапкѣ, о дву конь, да два человѣка, одинъ о дву конь.
88. Иванъ Петровъ сынъ Ильина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, съ копьемъ, человѣкъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ объ одномъ коню, съ рогатиною; человѣкъ со вьюкомъ.
89. Володя Петровъ сынъ Ильина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, въ бехтерцѣ, въ шеломѣ, съ копьемъ, да три человѣка объ одномъ коню; на одномъ тягиляй толстой да шапка желѣзная; человѣкъ со вьюкомъ.
90. Наумко Омѣкинъ сынъ Оладьина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвертей; самъ въ доспѣхѣ, на конѣ, безъ шелома, да человѣкъ въ тягиляѣ на конѣ безъ шелома, да конь простъ, да человѣкъ на конѣ, съ рогатиною; человѣкъ со вьюкомъ.
91. Гриша Сыдавного сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, два человѣка на коняхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
92. Федька Павловъ Бахтинъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ въ доспѣхѣ, безъ шелома о дву конь; за нимъ два человѣка; подъ ними по коню (по мерину) простому, по сайдаку, человѣкъ со вьюкомъ.
93. Игнатъ Андреевъ сынъ Татариновъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь, съ копьемъ; два человѣка о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ.
94. Федоръ Романовъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер., самъ на конѣ, въ тягиляѣ камчатомъ, да въ шапкѣ; два человѣка о дву конь; на одномъ приволока камчатая, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
95. Гриша Петровъ сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ о дву конь; съ нимъ два человѣка о дву конь, въ тягиляѣхъ толстыхъ, на нихъ сайдаки; человѣкъ со вьюкомъ.
96. Васюкъ Горяиновъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. Самъ на аргамакѣ, въ пансырѣ и въ шеломѣ и въ наручахъ, съ копьемъ, да три человѣка о дву конь; одинъ въ пансырѣ и въ шеломѣ, а другой въ тягиляѣ въ бархатномъ и въ шеломѣ, а третій въ тягиляѣ въ простомъ, да человѣкъ со вьюкомъ.
— 33 —

97. Юшко Дмитріевъ сынъ Пущина; помѣстья за нимъ на полъ 300 четв. самъ о дву конь; человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
98. Федько Мещериновъ сынъ Писаревъ; помѣстья за нимъ на полъ 300 четвер. самъ на конѣ въ пансырѣ, въ шапкѣ; да человѣкъ о дву конь, да человѣкъ на меринѣ да конь простъ; на нихъ сайдаки; человѣкъ со вьюкомъ.
99. Мовка Григорьевъ сынъ (Аладьина) Воронина; помѣстья за нимъ на 200 четвер., самъ на конѣ, съ копьемъ; два человѣка на конѣхъ, да конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
100. Гриша Истоминъ сынъ Аладьина; помѣстья за нимъ на 200 четвертей; самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, съ копьемъ, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
101. Васюкъ Ивановъ сынъ Петровъ; помѣстья за нимъ на 200 четвер.; самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
102. Замятня Микитинъ сынъ Михайловъ; помѣстья за нимъ на 200 четвер. самъ на конѣ, да человѣкъ на конѣ, да конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
103. Борисъ Васильевъ сынъ Сонцова, помѣстья за нимъ на 200 четвер., самъ на конѣ, о дву конь, да человѣкъ на конѣ, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
104. Романъ Козловъ сынъ Уваровъ; помѣстья за нимъ на 200 четвер. самъ о дву конь, да человѣкъ о дву меринахъ.
105. Степанъ Глѣбовъ сынъ Лутовиновъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ на конѣ да человѣкъ съ конемъ простымъ; человѣкъ со вьюкомъ.
106. Степанко Федоровъ сынъ Булгаковъ, о дву конь, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ.
107. Яковецъ Афонасьевъ сынъ Образцова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ на конѣ въ доспѣхѣ, человѣкъ съ конемъ простымъ, на меринѣ въ тягиляѣ; человѣкъ со вьюкомъ.
108. Федька Афонасьевъ Образцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. Самъ на конѣ въ тягиляѣ толстомъ, въ шапкѣ желѣзной; человѣкъ съ конемъ простымъ; человѣкъ со вьюкомъ.
109. Иванецъ Петровъ сынъ Тутолминъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, въ сайдацѣхъ, съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ, на конѣ.
110. Васюкъ Петровъ сынъ Протасовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ о дву конь, въ доспѣхѣ; человѣкъ о дву конь съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ.
111. Федька Алексѣевъ сынъ Зубовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ.
112. Власъ Афонасьевъ сынъ Толково; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер.; самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, да человѣкъ на конѣ, въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
113. Назаръ Володиміровъ сынъ Булгаковъ, въ пансырѣ, о дву конь, человѣкъ на конѣ съ вьючною лошадью.
114. Назаръ Лашинъ сынъ Малаховъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ о дву конь, въ пансырѣ. человѣкъ о дву конь въ сайдакѣ съ рогатиною; человѣкъ со вьюкомъ.
115. Недашъ Степановъ сынъ Тутолминъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ на конѣ, да человѣкъ на конѣ съ простымъ конемъ, человѣкъ со вьюкомъ.
— 34 —

116. Петрошъ Тимофѣевъ сынъ Фустовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер.; самъ на конѣ въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ, да конь простъ.
117. Федько Васильевъ сынъ Литиновъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
118. Гришка Ивановъ сынъ Булгаковъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ на конѣ, человѣкъ на конѣ, конь простъ, человѣкъ, со вьюкомъ.
119. Истома Васильевъ сынъ Житово; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ на конѣ въ тягиляѣ, толстомъ, человѣкъ на меринѣ, съ конемъ простымъ, человѣкъ со вьюкомъ.
120. Гриша Васильевъ сынъ Булгаковъ: помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ о дву конь, въ пансырѣ, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
121. Иванъ Васильевъ сынъ Булгаковъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер. самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
122. Тимошка Александровъ сынъ Жемайловъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четвер., самъ на конѣ въ доспѣхѣ, безъ шелома, человѣкъ въ тягиляѣ о дву конь съ рогатиною, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
123. Игнашко Васильевъ сынъ Черново Фофоновъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, въ тягиляѣ, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ.
124. Васюкъ Петровъ сынъ Тутолмина; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв. самъ на конѣ, о дву конь, человѣкъ съ рогатиною, въ сайдацѣ, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ.
125. Митька Салтановъ сынъ Баранцовъ, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв. самъ на конѣ, человѣкъ на меринѣ, конь простъ, въ сайдацѣхъ человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
126. Алешка да Ивашка Дементьевы дѣти Уварова; помѣстья за ними на полъ 200 четв., сами о дву конь, человѣкъ на конѣ за ними въ сайдацѣхъ; человѣкъ со вьюкомъ.
127. Федотко Дмитріевъ сынъ Трифановъ, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ въ тягиляѣ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
128. Иванъ Захарьевъ сынъ Бабина, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
129. Тимоха Васильевъ сынъ Фофановъ, о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьючною лошадью.
130. Петрушка Ларинъ 1) сынъ Фофановъ, на меринѣ, конь простъ, человѣкъ на меринѣ.
131. Замятня Ивановъ сынъ Лутовинова, помѣстья за нимъ на 200 четвер., самъ о дву конь,человѣкъ со вьюкомъ, человѣкъ на меринцѣ.
132. Мишко Ивановъ сынъ Владычня; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв. самъ о дву конь, въ тягиляѣ и въ шеломѣ съ рогатиною, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
133. Заика Михайловъ сынъ Уваровъ; помѣстья за нимъ 200 четв., самъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
134. Кирилка Моклоковъ сынъ Тарбѣевъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв. самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
1) Въ краткомъ спискѣ показанъ «Ларіоновымъ».
— 35 —

135. Иванецъ Васильевъ сынъ Солнцовъ.
136. Васюкъ Ивановъ сынъ Абдуловъ, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ въ доспѣхѣ и въ шеломѣ; человѣкъ на конѣ, конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
137. Федоръ Михайловъ сынъ Мишенинъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ, человѣкъ съ простымъ конемъ, человѣкъ со вьюкомъ.
138. Булгакъ Микитинъ сынъ Михайлова, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
139. Васюкъ Захарьевъ сынъ Ушакова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ.
140. Матвѣй Ивановъ сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
141. Иванъ Федоровъ сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ двѣсти четв., самъ на конѣ, человѣкъ съ простымъ конемъ, человѣкъ въ кошу 1) безъ вьюка.
142. Микита Федоровъ сынъ Хотяинцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв , самъ о дву конь, въ бехтерцѣ, съ рогатиною, въ шапкѣ желѣзной, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
143. Юшка Даниловъ сынъ Остаповъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ; два человѣка на конѣхъ, конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
144. Иванецъ Ивановъ сынъ Бунаковъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, съ копьемъ, два человѣка о дву конь, человѣкъ на меринѣ съ рогатиною, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
1) Въ Кошу значило въ обозѣ.
145. Тимошка Юрьевъ сынъ Солнцова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ, человѣкъ о дву конь, человѣкъ о дву меринахъ, человѣкъ со вьюкомъ.
146. Федоръ Звягинъ сынъ Михайлова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
147. Нечакъ Борисовъ сынъ Новгородцова; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, съ рогатиною, о дву конь; человѣкъ со вьюкомъ.
148. Гриша Петровъ сынъ Тутолминъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
149. Микита Истоминъ сынъ Солнцовъ; помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь въ бехтерцѣ, шапка желѣзная, человѣкъ на конѣ, да меринъ со вьюкомъ.
150. Третьякъ Истоминъ сынъ Солнцовъ 2); помѣстья за нимъ на полъ 295 четв., самъ о дву конь, въ пансырѣ, человѣкъ на конѣ, человѣкъ на меринѣ, конь простъ.
151. Сунбулъ да Тимошка Дмитріевы дѣти Бешанина Солнцова; помѣстья за Сунбуломъ на 10 четв. за Тимошкою на полъ 200 четв., сами на коняхъ, по человѣку на коняхъ, по коню простому.
152. Иванецъ Трифоновъ сынъ Остаповъ; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
153. Сабуръ Баженовъ сынъ Мясищева, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, меринъ на поводѣ.
154. Иванъ Семеновъ сынъ Протасовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
2) Отмѣчено на верху страницы: «Убить въ 7067—1559 году».
— 36 —

155. Степанъ Ивановъ сынъ Оринкина; помѣстья за нимъ 100 четв., самъ на меринѣ; конь простъ.
156. Игнатъ Семеновъ сынъ Корчагина, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
157. Федька Микулинъ сынъ Ахматовъ; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
158. Федько Ивановъ сынъ Кошкина; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
159. Костя да Юшко Чювашъ Остафьевы дѣти Андреянова, помѣстья за ними на 200 четв., оба о дву конь.
160. Митька Ивановъ сынъ Ахматовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ тягиляѣ въ толстомъ, человѣкъ со вьюкомъ.
161. Вержина Федоровъ сынъ Сухаревъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
162. Иванецъ Гридинъ сынъ Срезнева, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
163. Михайло Даниловъ сынъ Сапелниковъ; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
164. Пѣтка Васильевъ сынъ Федорчикова, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на меринѣ да конь простъ въ сайдакѣ.
165. Андрей Ждановъ сынъ Малаховъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
166. Левка Внуковъ сынъ Сухаревъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ съ топоркомъ, человѣкъ со вьюкомъ.
167. Тимошко Борисовъ сынъ Тонково; помѣстья за нимъ, на 100 четв., самъ о дву конь.
168 и 169. Афонька да Васюцъ Хресниковы дѣти Тураева, помѣстья за ними по 100 четв;, сами на коняхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
170. Федько Ивановъ сынъ Тонково, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ.
171. Раманецъ Григорьевъ сынъ Срезнева; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
172. Лева Сухановъ сынъ Протасовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ.
173. Гриша Яшинъ сынъ Акиншина, самъ о дву конь.
174. Климъ Ивановъ сынъ Шобѣева; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ, въ сайдакѣ.
175. Первой Юсуповъ сынъ Протасовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ.
176. Ивашка Юрьевъ сынъ Хиртинъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
177. Ненашъ Александровъ сынъ Зубахинъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
178. Гриша Злобинъ сынъ Лосенкова, самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
179. Гриша Власовъ сынъ Корыстовского, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ да меринъ по до вьюкомъ.
180. Васюкъ Ивановъ сынъ Телешовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ въ тягиляѣ въ толстомъ, о дву конь да шапка мисюрская, человѣкъ со вьюкомъ.
— 37 —

181. Федька Ульяновъ сынъ Миколаевъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ, въ сайдацѣхъ.
182. Васька Афонасьевъ сынъ Миколаевъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
183. Сенька Большой Ульяновъ сынъ Миколаевъ, помѣстья за нимъ на 100 четв.; самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
184. Вакушъ Кубашевъ сынъ Рубаковъ; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ.
185. Андрюшка Якубашевъ сынъ Рудакова; пріѣхалъ въ отца своего мѣсто; помѣстья за отцомъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
186. Федько Тереховъ сынъ Губина, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ.
187. Алешка Федоровъ сынъ Хотяинцовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
188. Дениско Сидавново сынъ Хотяинцовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
189. Петрокъ Ивановъ сынъ Клыменова, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на меринѣ, да конь прость.
190. Сенька меньшой Ульяновъ сынъ Миколаевъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, въ сайдацѣхъ.
191. Федька Игнатьевъ сынъ Мясищева, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдацѣ.
192. Матюшко Некрасовъ сынъ Карчагинъ, помѣстья за нимъ на 100 четв,, самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ въ сайдакѣ.
193. Раманъ Шутаевъ сынъ Воронинъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ, въ сайдацѣхъ.
194. Наумко Шутаевъ сынъ Воронинъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
195. Назаръ Ширяевъ сынъ Колыпановъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь да меринъ по до вьюкомъ.
196. Васюкъ Борисовъ сынъ Воронинъ; помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
197. Ламанъ Прокофьевъ сынъ Матюшкина, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, меринъ по до вьюкомъ.
198. Васька Ширяевъ сынъ Хотяинцова, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь въ сайдацѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
199. Алешка Протасьевъ сынъ Лукина, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
200. Васька Тимофѣевъ сынъ Мерлѣева самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ, въ сайдакѣ.
201 и 202. Федоръ да Дробишъ Семеновы дѣти Рожаева, о дву конь, два человѣка на конѣхъ, человѣкъ кошевой безъ вьюка.
203. Иванъ Захарьевъ сынъ Круглинской, на конѣ.
204. Иванъ Молчановъ сынъ Тураева, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на меринѣ.
Умре, сказалъ сынъ его Гришка 1).
205. Трифонъ Ивановъ сынъ Костовъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ тягиляѣ и въ шеломѣ, человѣкъ со вьюкомъ въ сайдакѣ.
1) Отмѣтка, сдѣланная вѣроятно послѣ смотра.
— 38 —

206. Сенька Семеновъ сынъ Никитина, помѣстья за нимъ на 100 четв., о дву конь, съ рогатиною, человѣкъ о дву меринахъ, въ сайдакѣ.
207. Бѣляй Федоровъ сынъ Писаревъ, о дву конь.
208. Ивашко Тимофѣевъ сынъ Черниковъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
209. Васька Парфентьевъ сынъ Малаховъ.
210. Васька Ивановъ сынъ Трухачевъ, на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
211. Гришка Тимофѣевъ сынъ Мерлеевъ, на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
212. Несвитай Ширяевъ сынъ Срезнева, помѣстья за нимъ на 100 четв. самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ на меринѣ.
213. Мовка Михайловъ сынъ Антониновъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ.
214. Иванъ Зиновьевъ сынъ Набанова, на конѣ да меринъ простъ.
215. Ульякъ Ивановъ сынъ Черемисиновъ, о дву конь.
216. Иванецъ Ивановъ сынъ Булгаковъ, на конѣ.
217 и 218. Андрей да Афонька Костяевы дѣти Малахова, на меринахъ, по коню простому, люди со вьюки.
219. Трифонъ Константиновъ сынъ Малаховъ, на меринѣ да конь простъ.
220 и 221. Андрюшка да Петрокъ Ивановы дѣти Петрова, на конѣ Андрюшка, Петръ на меринѣ.
222. Петрушка Микитинъ сынъ Омакова, на конѣ, меринъ простъ.
223. Степанъ Микитинъ сынъ Борыковъ, на конѣ, конь простъ, человѣка додалъ, человѣкъ на меринѣ.
224. Иванъ Коптевъ сынъ Львовъ, на аргамакѣ о дву конь, два человѣка въ пансырѣ, на конѣхъ, третій безъ доспѣху на конѣ, человѣкъ со вьючною лошадью.
225 и 226. Несвитай да Замятня Даниловы дѣти Тевяшева, сами въ пансырѣхъ на конѣхъ съ копьи, съ Несвитаемъ три человѣка на конѣхъ, два въ тягиляѣхъ толстыхъ, два коня простыхъ; съ Замятнею два человѣка на конѣхъ въ тягиляѣхъ толстыхъ да конь простъ, да за ними человѣкъ со вьюкомъ.
227. Юрья Григорьевъ сынъ Тутолмина, помѣстья за нимъ на 230 четв., самъ о дву конь, въ тягиляѣ въ толстомъ да три человѣка о дву конь, въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
228. Василій Константиновъ сынъ Яковлева, самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, да человѣкъ на конѣ, конь простъ, а на нихъ по сайдаку, да по саблѣ да человѣкъ со вьюкомъ.
229. Матвѣй Васильевъ сынъ Костяева, о дву конь въ доспѣхѣ безъ шелома, въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ со вьючною лошадью, безъ сѣдла, въ сайдакѣ
230. Савлукъ Костяевъ, о дву конь, человѣкъ на конѣ съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ, да человѣкъ на меринѣ.
231. Кирило Григорьевъ сынъ Сумороковъ, о дву конь, человѣкъ о дву меринахъ со вьюкомъ.
232. Борисъ Григорьевъ сынъ Сумороковъ, о дву конь, человѣкъ со вьючною лошадью.
233. Третьякъ Ивановъ сынъ Безпятого, помѣстья за нимъ на полъ 150 четв., о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
234. Алеша Шеременъ Захарьинъ сынъ Писаревъ, помѣстья за нимъ на 150 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
— 39 —

235. Яковъ Ширяевъ сынъ Срезневъ, самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
236. Иванъ Черемисиновъ сынъ Чюфаровъ, помѣстья за нимъ 150 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
237. Мурза Черемисиновъ сынъ Чефаровъ, помѣстья за нимъ на 150 четв., самъ о дву конь съ копьемъ, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
238. Семенъ Орефовъ сынъ Родвучевъ, помѣстья за нимъ на полъ 300 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ въ сайдацѣхъ, человѣкъ со вьюкомъ.
239. Васюкъ Мурзинъ сынъ Черемисиновъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ съ рогатиною; конь простъ, человѣкъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
240. Филипко Обьяринъ сынъ Новгородцова, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ, конь простъ.
241. Митька Васильевъ сынъ Оснина, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ о дву конь въ доспѣхѣ, два человѣка на конѣхъ. человѣкъ со вьюкомъ.
242. Климъ Бохлого сынъ Костяева, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ въ доспѣхѣ.
243. Богданъ Немировъ сынъ Щукинъ, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ, въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ, конь простъ въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ, меринъ по до вьюкомъ.
Умре, сказалъ сынъ Безсонка 1).
244. Гриша Семеновъ сынъ Сѣченого, помѣстья за нимъ на полъ 200
четв., самъ о дву конь въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ, конь простъ.
245. Раманъ Дмитріевъ сынъ Пещерева, помѣстья за нимъ на полъ 200 четв., самъ на конѣ, человѣкъ на меринѣ съ конемъ простымъ.
246. Васька Кузминъ сынъ Пещерева, помѣстья за нимъ на 90 четв., самъ на конѣ, человѣкъ съ конемъ простымъ, человѣкъ съ рогатиною на меринѣ.
247. Федька Даниловъ сынъ Белугинъ, помѣстья за нимъ на 150 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
248. Ивашко Федоровъ сынъ Фофонова, помѣстья за нимъ на полъ 150 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ со вьюкомъ.
7069 сентября 29 дана въ Помѣстную Избу выпись.
249. Салтанко Ивановъ сынъ Чефаровъ, помѣстья за нимъ на 70 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
7086 марта 10 сказалъ сынъ его Федька, что его въ животѣ не стало 1).
250. Чернышъ Ивановъ сынъ Глазовъ, помѣстья за нимъ на 80 четв., самъ о дву конь въ сайдакѣ, два человѣка на меринѣхъ въ сайдакахъ, меринъ подъ вьюкомъ.
251. Левко Гнѣвышевъ сынъ Пилюгинъ, помѣстья за нимъ на 70 четв., самъ о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ.
252. Алеша Микитинъ сынъ Пилюгинъ, помѣстья за нимъ на 70 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
253 и 254. Федько да Гаврилко Сергѣевы дѣти Каменева 2), помѣстья за ними на 50 четв., а явлено было ихъ помѣстья по 100 четв., Федько на меринѣ, конь простъ, Гаврилко на конѣ, два человѣка на меринахъ со вьюкомъ.
1) Отмѣтка сдѣланная послѣ.
1) Отмѣтка сдѣлана послѣ въ 1578 году.
2) Двое: Федько да Гаврилко Сергѣевы дѣти Катенева.
— 40 —

255. Иванецъ Федоровъ сынъ Кашина, помѣстья за нимъ на 50 четв., а явлено было на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ на конѣ, меринъ подо вьюкомъ.
256. Мюкъ Ивановъ сынъ Ушаковъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, меринъ на поводѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
257. Караулъ Рудинъ сынъ Архаровъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ.
258. Васюкъ Романовъ сынъ Болотова, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь.
259. Ивашко Богдановъ сынъ Китаевъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь въ сайдакѣ человѣкъ со вьюкомъ на меринѣ.
260. Иванецъ Григорьевъ сынъ Сумороковъ, помѣстья за нимъ на 100 четв. самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
261. Парша Федоровъ сынъ Чашина, помѣстья за нимъ на 100 четв. самъ о дву конь въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ, человѣкъ со вьючною лошадью.
262. Микифорецъ Петровъ сынъ Хмыровъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
Умре, сказалъ Юрій с. Тутолмина 1).
263. Федька Яковлевъ сынъ Страховъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ на конѣ, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
264 и 265. Скуратко да Пятой Федоровы дѣти Бохина 2) помѣстья за ними по 100 четв., а не дошло ихъ 10 четв., Скуратко на конѣ въ пансырѣ, человѣкъ на меринѣ съ копьемъ; Пятой на конѣ, человѣкъ на меринѣ съ копьемъ, человѣкъ со вьюкомъ за обѣими.
1) Отмѣтка, сдѣланная спустя нѣсколько времени.
2) Двое: Скуратко да Пятой Федоровы, дѣти Бохина.
266 и 267. Воинко да Митько Кутлуковы дѣти Канчѣева 1), помѣстья за ними по 100 четв., сами о дву конь съ копьи, четыре человѣка на меринахъ, три о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ, человѣкъ на конѣ, у нихъ двѣ рогатины.
268. Сенька Первово сынъ Болотова, поместья за нимъ 36 четв., самъ на меринѣ да конь на поводу.
269. Бориско Игнатьевъ сынъ Тевяшева, помѣстья за нимъ 70 четв., самъ на конѣ въ сайдакѣ.
270. Ивашка Ивановъ сынъ Страховъ, помѣстья за нимъ на 100 четв., самъ о дву конь въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
271. Бориско Левонтьевъ сынъ Болотовъ, о дву конь человѣкъ на конѣ со вьючною лошадью.
272. Федька Даниловъ сынъ Андреева, о дву конь.
273. Чегодай Васильевъ сынъ Селяниновъ, о дву конь, человѣкъ со вьючною лошадью.
274. Третьякъ Федоровъ сынъ Бохинъ, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
275. Иванецъ Сивцовъ сынъ Исуповъ, о дву конь.
276. Ивашко Снетокъ Григорьевъ сынъ Сумороковъ, на конѣ безъ сайдака да человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
277. Якутъ Титовъ сынъ Пахомова, о дву меринахъ.
278. Сенька Игнатьевъ сынъ Тевяшевъ о дву конь, да три человѣка, одинъ на меринѣ два о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
1) Тоже двое: Воинко да Митько Кутлуковы, дѣти Канчеева.
— 41 —

279. Петрушка Даниловъ сынъ Болотовъ, о дву конь.
280. Васюкъ Павловъ сынъ Толокнѣева, о дву конь, человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
281. Васюкъ Михайловъ сынъ Костяева, на конѣ въ сайдакѣ, да человѣкъ на конѣ въ сайдакѣ, да конь простъ, да человѣкъ со вьючною лошадью.
282. Шарапъ Сухово сынъ Кашинъ, на конѣ, да человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
283. Аксенъ Федоровъ сынъ Костяева, на конѣ, да человѣкъ на конѣ, да конь простъ, да человѣкъ на конѣ съ рогатиною, да человѣкъ со вьюкомъ.
284. Иванъ Сухово сынъ Орѣховъ, о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ на меринѣ.
285. Федька Васильевъ сынъ Головинъ, о дву конь, да человѣкъ на меринѣ со вьюкомъ.
286. Поздякъ Ивановъ сынъ Пофомова, о дву конь да человѣкъ со вьюкомъ.
287. Митька Федоровъ сынъ Толокнѣева, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
288. Проня Остафьевъ сынъ Киндяковъ, на меринѣ да конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
289. Инь Ивановъ сынъ Котеневъ о дву конь, да человѣкъ со вьюкомъ.
290. Степанко Федоровъ сынъ Толокнѣева, на конѣ да меринъ простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
291. Ширяйко Васильевъ сынъ Толокнѣева, на конѣ въ сайдакѣ.
292. Васюкъ Левонтьевъ сынъ Толокнѣева, на конѣ да меринъ простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
293. Павликъ Семеновъ сынъ Сеченого, о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
294. Ивашка Федоровъ сынъ Мартынова, на меринѣ да конь простъ.
295. Иванецъ Рашинъ сынъ Пафомова.
296. Чибика Неклюдовъ сынъ Лебедевъ, о дву конь.
297. Кононъ Григорьевъ сынъ Кандяковъ, на дву меринахъ.
298. Юрій Ивановъ сынъ Горбатого, помѣстья за нимъ на 350 четв., самъ о дву конь, въ доспѣхѣ, въ шапкѣ мисюрской, да три человѣка, одинъ въ тягиляѣ въ толстомъ, въ шапкѣ мѣдяной, два человѣка о дву конь, два человѣка со вьюки.
299. Микита Бѣлугинъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
300. Арапъ Васильевъ сынъ Биревъ, о дву конь съ копьемъ; съ нимъ два человѣка о дву конь, одинъ въ тягиляѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
301. Сергѣй Горяйновъ сынъ Волоховъ, о дву конь съ копьемъ, два человѣка о дву конь, одинъ съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ.
302. Васюкъ Гавриловъ сынъ Есиповъ, о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
303. Назаръ Ивановъ сынъ Кузмина, о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
304. Данила Петровъ сынъ Левшого, о дву конь, въ доспѣхѣ да въ шапкѣ, человѣкъ въ бехтерцѣ, три человѣка въ тягиляѣхъ и въ шапкахъ желѣзныхъ два человѣка со вьюки.
305 и 306. Ивашко да Михалко Дмитріевы дѣти Петрищева 1), о дву конь; у Ивашка человѣкъ о дву конь съ рогатиною да человѣкъ на меринѣ съ рогатиною да меринъ простъ, человѣкъ на меринѣ.
307. Васюкъ Ивановъ сынъ Беляниновъ, о дву конь да человѣкъ о дву меринахъ.
308. Третьякъ Ивановъ сынъ Байдиковъ, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
309. Третьякъ Федоровъ сынъ Хинского, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
1) Двое, Ивашко да Михалко Дмитріевы, дѣти Петрищева,
— 42 —

310. Митька Ершовъ сынъ Байдиковъ на меринѣ да конъ простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
311. Степанко Микитинъ сынъ Рыманова, о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
312. Яковъ Федоровъ сынъ Пущинъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, три человѣка на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
313. Иванъ Андреевъ сынъ Пущинъ, о дву конь, да три человѣка на конѣхъ одинъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
314. Злоба Мещериновъ сынъ Писаревъ, въ доспѣхѣ и въ шапкѣ о дву конь да три человѣка о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
315 и 316. Богданъ да Петрокъ Михайловы дѣти Пестова, 1) о дву конь, да по человѣку о двухъ конь, два человѣки со вьюки.
317. Иванъ Даниловъ сынъ Тевяшевъ, о дву конь съ рогатиною, два человѣка на конѣхъ, конь простъ человѣкъ со вьюкомъ.
318. Семенко Ивановъ сынъ Полозовъ, о дву конь, съ копьемъ, два человѣка, одинъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
319 и 320. Богданъ да Тропа Федоровы дѣти Хинского 2), о дву конь да человѣкъ со вьюкомъ.
321 и 322. 3) Степанъ да Третьякъ Ивановы дѣти Голтяева, о дву конь да человѣкъ со вьюкомъ.
323. Васька Семеновъ сынъ Лодыженской, о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
324. Афоня Игнатьевъ сынъ Зяблого, о дву конь, два человѣка на ко-
1) Двое: Богданъ да Петрокъ Михайловы, дѣти Пестова.
2) Двое: Богданъ да Тропа Федоровы, дѣти Хинского.
3) Тоже двое: Степанъ да Третьякъ Ивановы, дѣти Голтяева.
няхъ, одинъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
325. Петръ Хрущовъ, о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
326. Иванъ Клементьевъ сынъ Карпова, на конѣ съ копьемъ да аргамакъ на поводу, да съ нимъ пять человѣкъ: три о дву конь, два человѣка со вьюкомъ, оба въ сайдацѣхъ.
327. Репѣюнъ Клементьевъ сынъ Карпова, о дву конь, два человѣка о дву конь, одинъ въ тягиляѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
328. Иванъ Григорьевъ сынъ Хотяинцовъ, о дву конь, три человѣка о дву конь, два человѣка со вьюки.
329. Истома Васильевъ сынъ Биревъ, въ доспѣхѣ и въ шапкѣ, о дву конь, два человѣка о дву конь, съ рогатинами, одинъ въ доспѣхѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
330 и 331. Степанъ да Петръ Васильевы дѣти Зоблого, помѣстья за ними на полъ 300 четв., сами на коняхъ, два человѣка на коняхъ съ копьи, два человѣка о дву конь, два со вьюки.
332. Федька Васильевъ сынъ Зыбинъ. помѣстья за нимъ на 150 четв.; самъ о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
333. Якушъ Гавриловъ сынъ Хрущовъ, помѣстья за нимъ на полъ 300 четв., самъ о дву конь, два человѣка на конѣхъ, конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
334. Ефимъ Хотяинцовъ, помѣстья за нимъ на полъ 300 четв., самъ о дву конь, въ доспѣхѣ, шапка желѣзная, съ копьемъ, человѣкъ на конѣ съ копьемъ, человѣкъ на конѣ человѣкъ съ пищалью, человѣкъ со вьюкомъ.
335. Митя Аксентьевъ сынъ Хотяинцова, помѣстья за нимъ 112 четв., самъ на аргамакѣ, въ пансырѣ и
— 43 —

въ шапкѣ да конь простой, два человѣка о дву конь, одинъ въ тягиляѣ съ копьемъ, человѣкъ со вьюкомъ въ сайдакѣ.
336. Василей Клементьевъ сынъ Крюкова, о дву конь, въ доспѣхѣ и въ шеломѣ, человѣкъ о дву конь въ доспѣхѣ и въ шеломѣ, съ копьемъ, три человѣка въ тягиляѣхъ о дву конь, одинъ въ шеломѣ, два человѣка со вьюки.
337. Прокошъ Уваровъ сынъ Тутухинъ, о дву конь, два человѣка на конѣхъ, на одномъ тягиляй толстой да шапка желѣзная, съ рогатиною, человѣкъ со вьюкомъ.
338. Аксенъ Васильевъ сынъ Хвощинского, на конѣ да аргамакъ простъ, въ тягиляѣ въ бархотномъ, съ копьемъ, три человѣка на конѣхъ, два о дву конь, одинъ въ тягиляѣ съ копьемъ, человѣкъ со вьюкомъ.
339 и 340. Сунбулъ да Микифоръ Булгаковы дѣти Хвощинского 1), Сунбулъ на конѣ, а Микифоръ о дву конь, за Микифоромъ человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
341. Ивашка Ивановъ сынъ Толочановъ, о дву конь съ копьемъ, два человѣка на конѣ человѣкъ со вьюкомъ.
342. Ивашко Семеновъ сынъ Тойдаковъ, о дву конь, человѣкъ о дву конь, человѣкъ на конѣ въ шеломѣ человѣкъ со вьюкомъ въ сайдакѣ.
343, 344 и 345. Меншикъ да Васька да Замятня Васильевы дѣти Бирева 2), два о дву конь въ сайдацѣхъ, человѣкъ на конѣ, одинъ на меринѣ, человѣкъ со вьюкомъ за всѣми.
346. Иванецъ Ивановъ сынъ Хотяинцова, о дву конь, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьючною лошадью, въ сайдакѣ.
1) Двое: Сунбулъ да Микифоръ Булгаковы, дѣти Хвощинского.
2) Трое: Меншикъ, да Васько да Замятня, Васильевы, дѣти Бирева.
347. Митка Григорьевъ сынъ Митькова, о дву конь, человѣкъ на конѣ, въ сайдакѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
348. Иванецъ Ивановъ сынъ Сокинъ, о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
349. Васюкъ Тимофѣевъ сынъ Сумароковъ, о дву конь, человѣкъ о дву конь, въ тягиляѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
350. Степанко Александровъ сынъ Зубовъ, на конѣ.
351. Степанко Игнатьевъ сынъ Фофоновъ, о дву конь.
352. Иванко Федоровъ сынъ Мерлеева, о дву конь, человѣкъ о дву мериновъ, со вьюкомъ.
353. Іосифъ Гавриловъ сынъ Хрущовъ, на конѣ.
354. Денисъ Екубашевъ сынъ Рудакова, о дву конь, человѣкъ на конѣ.
355. Меншикъ Семеновъ сынъ Протасовъ, о дву конь.
356. Борисъ Павловъ сынъ Копыловъ, на меринѣ да конь простъ, человѣкъ со вьючною лошадью.
357. Гришка меншой Ивановъ сынъ Булгакова, на конѣ.
358. Федька Даниловъ сынъ Креневъ, на меринѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
359 и 360. Васька да Митька Ширяевы дѣти Хотяинцовы 1), оба на меринцѣхъ, да меринъ простъ.
361. Гришка Коуровъ сынъ Болкошинъ, на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
362. Карпикъ Лукьяновъ сынъ Невского, на меринѣ, конь простъ.
363. Иванко Овдокимовъ сынъ Лукьяновъ.
364. Елеська Ивановъ сынъ Овдѣева, о дву конь.
365. Тимошка Нечаевъ сынъ Оборинъ, о дву конь.
366. Иванецъ Ивановъ сынъ Мошоновъ, на меринѣ да конь простъ.
367. Тимоха Федоровъ сынъ Мартыновъ, на меринѣ.
1) Двое: Васька да Митька Ширяевы, дѣти Хотяинцовы.
— 44 —

368. Михалко Левонтьевъ сынъ Павлова, о дву конь, человѣкъ на меринцѣ.
Новики.
369. Мясошъ Александровъ сынъ Лихаревъ, о дву конь.
370. Казаринъ Петровъ сынъ Хрущовъ, на конѣ.
371. Федька Андреевъ сынъ Таптыковъ, о дву конь, съ рогатиною, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
372. Петрокъ Мамоновъ сынъ Лихарева, на конѣ.
373 и 374. Василей да Матвѣй Федоровы дѣти Денисьева, оба на конѣ.
375. Богданъ Прокофьевъ сынъ Тутыхинъ, на конѣ.
376. Юшко Левонтьевъ сынъ Павлова, на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
377. Тимошка Микитинъ сынъ Солнцова, о дву конь съ рогатиною, человѣкъ на конѣ.
378. Андрюшка Степановъ сынъ Лутовиновъ, на меринѣ да меринъ простъ.
379. Сенька Игнатьевъ сынъ Степанова, на меринѣ.
380. Илейка Михайловъ сынъ Бреховъ, на меринѣ.
381. Васька Федоровъ сынъ Писаревъ, о дву меринахъ.
382. Третьякъ Осиповъ сынъ Острецовъ, на меринѣ да конь простъ.
383 и 384. Проско да Петрокъ Бовыкины дѣти Глазова 1); Проско на конѣ, а Петрокъ на меринѣ, а за ними человѣкъ на меринѣ съ простымъ мериномъ.
385. Митька Семеновъ сынъ Зыбинъ, о дву конь.
Пріискать помѣстья 2).
386 и 387. Богданъ да Тропа Гавриловы дѣти Хрущова, оба о дву конь, человѣкъ на конѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
1) Двое: Проско да Петрокъ Бовыкины; дѣти Глазова,
2) Слова, написанныя спустя нѣсколько времени, въ срединѣ строки.
388. Федоръ Безпута Федоровъ сынъ Вельяминова, самъ на конѣ три человѣка о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
389. Иванъ Ивановъ сынъ Алексѣева Уварова меньшой, самъ о дву конь въ доспѣхѣ съ копьемъ и въ шеломѣ три человѣка на конѣхъ, одинъ изъ нихъ о дву конь въ доспѣхѣ и въ шапкѣ, человѣкъ со вьюкомъ.
390. Сенька Коптевъ сынъ Овдѣева, самъ на меринѣ.
391. Истома Денисовъ сынъ Страховъ, самъ о дву конь.
392. Ломочейко Лукьяновъ сынъ Режского, на конѣ.
393. Замятня Ивановъ сынъ Кортина, на меринѣ, конь простъ, человѣкъ со вьюкомъ.
394. Иванко большой Ивановъ сынъ Григорьева Хотяинцова на конѣ, человѣкъ на конѣ.
395. Иванко меньшой Ивановъ сынъ Хотяинцова, на конь, человѣкъ на конѣ.
396. Гаврилко Степановъ сынъ Гайтуровъ, съ копьемъ на меринѣ, конь простъ.
397. Тимофѣй Дмитріевъ сынъ Таптыковъ о дву конь, съ копьемъ, три человѣка на меринахъ, по коню простому, человѣкъ со вьюкомъ.
398. Ивашко Савинъ сынъ Дмитріева на конѣ.
399. Бѣлуга Федоровъ сынъ Писарева о дву конь, человѣкъ со вьюкомъ.
400. Куземко Первова сынъ Болотова, о дву меринѣхъ.
401. Румнко Ивановъ сынъ Мошонова, на конѣ.
Новики писались у Дьяковъ, 7066 года.
402. Васюкъ Тимофѣевъ сынъ Воронинъ.
403. Ивашко Константиновъ сынъ Малахова.
— 45 —

Рукописные свитки о состояніи засѣчныхъ городовъ, крѣпостей и засѣкъ, по подлиннымъ донесеніямъ Городскихъ Воеводъ и Засѣчныхъ Головъ, въ 1644 и 1682 годахъ.

ПРЕДИСЛОВІЕ.

На рубежѣ наступающаго двадцатаго столѣтія, интересно обратить вниманіе на города и селенія древней Славянской Руси, существовавшія на томъ необъятномъ пространствѣ, какое занимаетъ нынѣ могущественная Россійская Имперія, какъ это необозримое пространство оберегалось, при безпрестанныхъ распряхъ и междоусобицахъ Удѣльныхъ Князей, и какимъ оружіемъ было защищаемо, при нашествіяхъ Монголовъ, Крымскихъ Хановъ и своихъ враждебныхъ западныхъ сосѣдей, раззорявшихъ и расхищавшихъ достояніе нашихъ предковъ?
По сказаніямъ Нестора, еще за-долго до призванія первыхъ Правителей— Князей, — существовали уже города: Новгородъ, построенный на мѣстѣ Словенска 1), Ладога, Изборскъ, Бѣло-озеро, Кіевъ, Смоленскъ, Полоцкъ, Черниговъ и Псковъ.
Удѣльные Князья построили много городовъ, но укрѣпленія ихъ каменными стѣнами, были возводимы большею частію при единовластныхъ Царяхъ Россіи.
По переводѣ книгъ священнаго Писанія съ греческаго языка на славянскій, и со введеніемъ грамоты по «кирилицѣ», Удѣльные Князья начали строить церкви и монастыри, на память своему роду и для погребенія ихъ самихъ наслѣдниками.
Палаты, терема и Съѣзжія избы строились въ городахъ и посадахъ бревенчатыя, изъ дубоваго и липоваго лѣса. Входныя крыльца, переходы и крыши украшались рѣзными балясами, въ видѣ коньковъ и змѣиныхъ головъ. Позади палатъ тянулись конюшни, скотные дворы и разныя службы для челяди. Типическій характеръ этихъ зданій сохранился до нынѣ въ нашихъ сёлахъ. Архитектура каменныхъ строеній мало отличалась отъ деревянныхъ; окна были узкія и симметріи между ними не соблюдалось. Стекла въ рамахъ замѣнялись слюдою, а въ деревенскихъ избахъ кожею пропитанною масломъ.
1) Отъ Словенска остались развалины, извѣстныя подъ названіемъ „Старое Городище“.
— 46 —

Благодаря обилію въ то время лѣсовъ: дубовыхъ, липовыхъ, ильма, клёна и прочихъ породъ, крѣпости строились изъ высокихъ бревенъ, врываемыхъ въ землю частокомъ и скрѣпленныхъ между собою желѣзными полосами. Башни соединяющія стѣны, на пересѣченіяхъ линій, рубились, какъ видно изъ росписей (свитки 1, 3 и 8) въ 3 или 4 и 6 стѣнъ, и имѣли крыши остроконечной формы. Стѣны засыпались камнями и землею, окружались валами и рвами. Крѣпостныя ворота украшались иконами Святыхъ Угодниковъ.
По множеству земель не легко было преградить непріятелю путь къ городамъ и укрѣпленіямъ, но для болѣе успѣшной обороны служили «засѣки». (Свитки №№ 19 и 2). Такія засѣки дѣлались тамъ, гдѣ пролегали тропы и дороги, изъ набросанныхъ поперегъ путей бревенъ, засыпанныхъ камнемъ и землею, а въ нѣкоторыхъ мѣстахъ копанными рвами. Засѣки охранялись засѣчными сторожами, приписанными къ тѣмъ засѣкамъ по росписямъ Разряднаго Приказа 1). При Борисѣ Годуновѣ, засѣки находились: близъ Перемышля, Лихвина, Бѣлева, Тулы, Воронежа; но конечно линіи протяженія ихъ измѣнялись, смотря потому, откуда грозила опасность вторженія непріятеля.
Какія были распоряженія, при первой вѣсти о приближеніи враговъ,— это видно изъ Грамоты въ Елецкъ Стольнику и Воеводѣ Борецкому отъ 28 Октября 7161—1652 г. 2), въ которой указано было: «Дѣтямъ Боярскимъ и всѣмъ служилымъ людямъ быти въ украинскихъ городахъ на готовѣ, чтобъ они держали вѣстовщиковъ.... лошадей кормили и ружье всякое держали, чтобъ они женъ своихъ, дѣтей и животы держали въ городѣ.... крестьяне хлѣбъ строили въ ямы... держали зелье и свинецъ, бердыши и рогатины и бѣжали тотчасъ безъ всякаго мотчанія» 3).
Всё чего жители не могли взять съ собою, безъ сожалѣнія, предавалось огню и обращалось въ пепелъ.
Множество городовъ разорено и расхищено полчищами Мамая, Батыя и Тохтамыша. За тѣмъ войны съ Польшею, за отторгнутые отъ Россіи поляками, литовскіе города; нашествія Шведовъ и Крымскихъ Хановъ, пользовавшихся распрями Сѣверныхъ городовъ,— и наконецъ наплывъ Самозванцевъ,— всё это въ тяжкое смутное время вносило въ Россію пожары и расхищеніе, такъ что бояре вынуждены были скрывать свои богатства въ монастыряхъ, въ тайныхъ подземельяхъ и въ подпольяхъ. Легко себѣ представить: сколько въ это время погибло и расхищено драгоцѣнныхъ памятниковъ отечественной старины, архивныхъ записей и разныхъ сокровищъ!
Но оставляя въ сторонѣ историческія свѣдѣнія объ основаніи и устройствѣ вообще городовъ, нынѣ существующихъ въ Россіи, что требуетъ особаго обширнаго изданія,— здѣсь мы ограничиваемся свѣдѣніями, заключающимися въ предлагаемыхъ нами свиткахъ: о состояніи засѣчныхъ (пограничныхъ) городовъ, крѣпостей, и засѣкъ, въ томъ видѣ, въ какомъ они найдены въ
1) Полн. Собраніе Законовъ Томъ I, Указъ 8 Августа 1659 г. ст. 254. О назначеніи: по скольку и откуда взять къ засѣкамъ людей.
2) Полное Собраніе Законовъ Томъ I, стр. 273 и 278.
3) Эти самыя мѣры повторялись: при вторженіи Карла XII, на пути его къ Полтавѣ въ 1708 году, и при нашествіи Наполеона 1-го на Россію въ 1812 году.
— 47 —

1644 году, когда по повелѣнію Царя Михаила Федоровича, Городскіе Воеводы и Засѣчные Головы обязаны были представить въ Дворцовый и Пушкарскій Приказы донесенія о состояніи всѣхъ городовъ и засѣкъ 1).
Свитки (21 счет.) переписанны съ подлинныхъ бумагъ, съ соблюденіемъ тогдашней орфографіи, и съ показаніемъ, въ началѣ отдѣльныхъ статей, гдѣ время означено славянскимъ счисленіемъ, и гражданскихъ годовъ. Любопытна самая письменность свитковъ, порядокъ дѣлопроизводства, составленіе смѣтныхъ росписей, а также фамиліи Воеводъ и Стольниковъ, потомки которыхъ до нынѣ занимаютъ почетныя должности.
Въ отчетѣ Императорской Публичной Библіотеки за 1852 годъ, въ статьѣ Лебедева, (Русскій Инвалидъ 17 Мая 1855 г. № 105) говорится: о весьма важномъ пріобрѣтеніи Библіотекою: подлинной описи 1647 г. остроговъ и находящихся въ нихъ боевыхъ снарядахъ: въ Ефремовѣ, Черни, Усердѣ, Дмитровѣ, Одоевѣ, Воронежѣ, Владимірѣ, Боровскѣ и Мценскѣ 1 2), но въ нашихъ рукописяхъ упоминаемыхъ здѣсь городовъ не заключается, кромѣ г. Мценска, по которому составлена только роспись о потребныхъ матеріяхъ, (Свитокъ № 14).
Въ Правительственномъ Вѣстникѣ 23 Февраля 1871 года, объясняется что въ засѣданіи 15 Ноября, Императорское Русское Географическое Общество слушало докладъ Коммисіи «объ изданіи «засѣчныхъ книгъ» и снаряженіи Экспедиціи для изслѣдованія мѣстности Засѣкъ XVI—XVIII столѣтій, и что зто изданіе должно обогатить нашу географію точными документальными свѣдѣніями объ оборонительныхъ линіяхъ или чертахъ, которыми ограждала себя Россія отъ непріятелей». Но къ какимъ результатамъ пришла означенная экспедиція,— ни въ какихъ библіографическихъ изданіяхъ не упоминается.
Интересъ предлагаемыхъ свитковъ увеличивается тѣмъ болѣе, что они имѣютъ связь и служатъ дополненіемъ, къ тѣмъ актамъ, которые пріобрѣтены Публичною библіотекою въ 1852 году, и необходимы для полноты предполагавшагося Географическимъ Обществомъ въ 1871 году изданія засѣчныхъ книгъ.
Свитокъ 1. О Ярославлѣ.
Въ свиткахъ заключаются слѣдующія донесенія Городскихъ Воеводъ и Засѣчныхъ Головъ:
а) Отписка Воеводы Бутурлина о состояніи стѣнъ и башенъ, о постройкѣ съ 1642 года новой Соборной церкви Успѣнія Богородицы; о бывшихъ пожарахъ, и о строеніи погреба для храненія зелья, свинца и разныхъ запасовъ.
б) Черновое повелѣніе сдѣлать смѣту на исправленіе поврежденій.
и в) Двѣ отписки о цѣнахъ на матеріалы и смѣтная роспись, посланная въ Москву въ Приказъ Большаго Дворца.
1) Свитки эти пріобрѣтены покойнымъ отцомъ, случайно, около 1814 года, оть неизвѣстнаго крестьянина, нашедшаго ихъ, въ бумажномъ сверткѣ, на Рязанско-Московской дорога, въ канавѣ, который продалъ ихъ за безцѣнокъ, радуясь, что сбылъ съ рукъ эту тарабарщину.
2) Донесеніе Засѣчнаго Головы Тевяшова и грамота на его имя послѣдовали позднѣе, уже въ 1682 году. Свитокъ 19, стр. 70—74.
— 48 —

Свитокъ 2.
Память посланная въ Дворцовый Приказъ Окольничему Князю Андрею Литвинову—Мосальскому, съ росписью о потребныхъ на строеніе погреба матеріалахъ, и о наймѣ каменьщиковъ и 25 чел. ярыжныхъ плотниковъ.
Свитокъ 3.
Челобитная того-же Воеводы о порухахъ въ Кремлѣ—городѣ, отъ бывшей на Волгѣ бури; о сгорѣвшихъ башняхъ и о снесеніи крыши съ Власьевской башни гдѣ стоялъ Всполошной колоколъ.
Свитокъ 4. О Кашинѣ.
Челобитная Воеводы Лазарева: о худобѣ города и зелья хранившагося въ бочкахъ, у которыхъ уторы и кожи сгнили; колеса и станки у пушекъ поломаны, зелье излежалось. Велѣно зелье перекрутить; подъ надзоромъ посадскихъ лучшихъ людей, соблюдая отъ огня при перекруткѣ держать великое береженье, чтобы никакой порухи не учинилось.
Свитокъ 5. Серпуховъ.
Отписка Воеводы Елагина, что въ Серпуховѣ въ городскихъ стѣнахъ и башняхъ мосты сгнили и обвалились, что разрушенія свидѣтельствованы Данилою Елагинымъ съ Архимандритомъ и съ игуменами, дворянами и Серпуховскими всякихъ чиновъ людьми и по осмотру оказалось, что города исправить и починить не мочно.
Свитокъ 6. Чухлома.
Челобитная Городоваго Прикащика Ивана Макарова о томъ, что въ городѣ наряду пушекъ и пищалей и зелья нѣтъ, а взяты при Воеводѣ Князѣ Щетининѣ въ 1638 году въ Галичъ, и что со дворовъ дворянскихъ разные люди городовую стѣну ломаютъ на дрова и продаютъ на кабакъ.
Свитокъ 7. О Ржевѣ и Зубцовѣ.
Челобитная Ивана Квашнина, о томъ, что стѣны гніютъ и что Патріаршіе Осташковскихъ слободъ крестьяне на городскія подѣлки, по развыткѣ, какъ имъ довелось, лѣсу не кладутъ, чинятся сильны, а не подѣлавъ во Ржевѣ острогу и мостовъ быть не мощно и медлить дѣломъ нельзя, потому что на Литовскомъ рубежѣ опасно.
Свитокъ 8. Рыльскъ.
Челобитная Степана Пушкина, назначеннаго на мѣсто Колычева, о принятіи имъ по росписи города и острога; о взятіи имъ ключей, о количествѣ наряда, зелья, свинца и всякихъ пушечныхъ запасовъ, о числѣ пушкарей, затинщиковъ и воротниковъ; сколько въ Рыльскѣ проѣзжихъ и глухихъ ба-
— 49 —

шенъ, какова вода въ осадное время и какая мѣра городу. Башни и обломы во многихъ мѣстахъ сгнили. Въ нарядѣ состояли: въ верхнемъ и нижнемъ бою, нищали: вѣстовыя, волконеи, мѣдныя полковыя, винтовыя и затинныя. Колокола вѣстовые, багры, рогульки и разные инструменты.
Свитокъ 9. Кропивна.
Челобитная Кропивинскаго Воеводы Ивана Ивашкина, о состояніи города Кропивны. Подробная роспись: о башняхъ, пищаляхъ, зельѣ и разномъ оружіи, о числѣ ядеръ и сколько въ каждомъ ядрѣ гривенокъ. Доносится, что острожекъ худъ и во многихъ мѣстахъ подгнилъ, что Тайникъ изъ Острожка проведенъ къ рѣкѣ Пловѣ, а въ колодцѣ воды нѣтъ. Въ росписи въ числѣ наряда упоминаются; пищали Голландскія желѣзныя въ стану, на колесахъ; мушкеты вмѣсто пищалей затинныхъ и сколько зелья пушечнаго, затравочнаго и ручнаго; о количествѣ засѣчнаго наряду при засѣкахъ Орловской, Снетской и Полошевскихъ.
Свитокъ 10. Валуйки.
Челобитная Воеводы Порфирія Кологовскаго о принятомъ имъ Валуйскомъ Острогѣ и острожныхъ крѣпостяхъ, съ объясненіемъ, что одна сторона острога отъ рѣки Волуя не укрѣплена, ровъ не копанъ; сколько у острога воротъ и башенъ; тайникъ доведенъ до р. Волуя, гдѣ находится колодезь, но что онъ разрушенъ, и въ приходъ воинскихъ людей, въ осадную пору, имѣть воду изъ того колодезя не мощно.
Роспись сколько какихъ запасовъ принять на Валуйки, въ 1642 году, Стольникомъ и Воеводою у Федора Голенищева, при чемъ упоминается рогулекъ 8 т.
Свитокъ 11. Брянскъ.
Челобитная Воеводы Григорія Долгорукаго, съ переписью наряда, что у нѣкоторыхъ полковыхъ и полуторныхъ пищалей нѣтъ станковъ и колесъ, и что необходимо исправить ихъ или сдѣлать вновь. Смѣтная роспись съ цѣною матеріаловъ за руками тѣхъ людей, которые у смѣты были. Въ росписи упоминается о Башняхъ: у Большихъ воротъ, Бушуевской, Воскресенской, Тайнишной, Спасской, Архангельской, у Судковскихъ воротъ и Рукавной; и о пищали «Змѣй».
Свитокъ 12. Новосиль.
Челобитная Воеводы Федора Плещеева, назначеннаго на мѣсто Князя Шаховскаго, о принятіи имъ Плещеевымъ города и городскихъ ключей и что онъ крѣпости пересмотрѣлъ и переписалъ, а находившееся въ нихъ казенное имущество: зелье, свинецъ и всякіе пушечные запасы велѣлъ записать въ книги, съ тѣмъ, чтобы книги были отосланы въ Пушкарскій Приказъ.
Свитокъ 13. Веневъ.
Челобитная Ивана Гагина о пріемѣ города, ключей и оружія и что по осмотру городъ и башни оказались худы; стѣны въ вернемъ бою, а также
— 50 —

крыши и мосты подгнили, и что въ приходъ воинскихъ людей по обломамъ осаднымъ людямъ, ни съ какимъ боемъ, сидѣть не мочно.
Свитокъ 14. Мценскъ.
Челобитная Василія Поливанова, о возложенномъ на него порученіи: смѣтить: сколько на городовое кровельное и острожное дѣло потребно лѣсу, тесу и гвоздья, но дворяне и дѣти Боярскіе Мцяне его не послушали, чинятся сильны; что потомъ явились къ Поливанову въ Съѣзжую избу розсыльщики и принесли доѣзжія памяти, въ которыхъ написано, что они ѣздили въ Мценскій уѣздъ и понуждали Дворянъ и Дѣтей Боярскихъ, чтобъ они везли лѣсъ и тёсъ въ Мценскъ, но они лѣсу не везутъ. За тѣмъ (къ свитку № 14) приклеена черновая грамота Воеводѣ Беклемишеву, въ которой приказано: лѣсъ и тёсъ по смѣтной росписи уѣзднымъ людямъ готовить какъ только пашенная пора минется и везти въ Мценскъ для городскаго и острожнаго дѣла.
Свитокъ 15. Мосальскъ.
Челобитная Воеводы Ивана Шихматова, о томъ что на городовыя подѣлки составить лѣсъ велѣно сошнымъ людямъ, когда пашенная пора минуется, по зимнему пути, и работу исполнить стрѣльцамъ и казакамъ, а уѣздные люди вывезли лѣсъ не сполна; стрѣльцы же и казаки объявили, что по имѣющейся у нихъ челобитной. Государь ихъ пожаловалъ и городоваго дѣла дѣлать не велѣлъ. Въ концѣ челобитной присовокуплено оправданіе Воеводы, по доносу на него, о налогахъ на сошныхъ людей, но что навѣты на него не справедливы.
Свитокъ 16. Болховъ.
Челобитная Воеводы Челищева, что по осмотрѣ имъ Волховскаго острога и острожныхъ крѣпостей, оказались разныя поврежденія; боевъ верхнихъ и подошевныхъ нѣтъ, и что въ приходъ большихъ воинскихъ людей, въ Волховскомъ острогѣ сидѣть страшно.
Свитокъ 17. Серпейскъ.
Челобитная Воеводы Ивана Жемчужникова о томъ, что въ городѣ Серпейскѣ башни всѣ подгнили и завалились, а по звѣнамъ ни одного стоячаго бревна нѣтъ; нарядъ стоитъ безъ кровли; станки и колеса гніютъ, и если что учинится надъ пороховою казною и надъ нарядомъ, то онъ боясь опалы, отвѣтственность отъ себя отклоняетъ.
Свитокъ 18. Печерники.
Челобитная Воеводы Огибалова, о томъ, что въ Печерникахъ пороховая казна лежитъ въ земляномъ погребѣ, гдѣ стоитъ вода, казенные сторожа отливаютъ воду безпрестанно; потолочины и срубъ сгнили и казна пороховая мокнетъ. Внизу свитка подклеена грамота Михаилу Огибаловѵ, въ кото-
— 51 —

рой указано, чтобы онъ смѣтилъ, и доставилъ роспись: сколько на зелейный погребъ и какого лѣсу нужно, и велѣлъ бы строить новый не близко хоромъ; чтобы зелье пересушить пушкарямъ и при пересушкѣ быть Печерниковскимъ лучшимъ людямъ и отъ огня держать великое береженье.
Свитокъ 19. Козельскъ и Бѣлевъ.
Челобитная Засѣчнаго Головы Якова Тевешова Государямъ Царямъ и Великимъ Князьямъ Іоанну Алексѣевичу всея великія и малыя и Бѣлыя Россіи Самодержцамъ (1682 г.) о томъ, что для осмотра Козельской, Столпицкой, Бѣлевской, Бобриковской и всѣхъ засѣчныхъ порухъ, брать ему для письма, подъячихъ, а розсыльщиковъ изъ пушкарей, но Воевода Шорстовъ требуемыхъ людей не давалъ безъ Государевыхъ Указа и грамоты. Резолюція Боярина Федора Урусова, чтобы подъячихъ и служилыхъ людей давать.
Свитокъ 20. О засѣкахъ Козельской и Бѣлевской.
Челобитная Засѣчнаго Головы Тевешова, о засѣчныхъ порухахъ съ Русской и Полевой стороны; что много посѣчено всякихъ деревъ березы, дубу, ясени и липы, и что противъ Косовой пустоши дороги заложены въ засѣку, а гдѣ бывала стежка старинная, нынѣ стала пробойная, дорога; что крестьяне Шепилева, противъ своего звѣна, на черту не пошли, и противъ деревни Стольниковъ Зиновьева и Юшкова много порухи въ засѣкѣ, а крестьяне противъ своихъ звѣнъ черты не отвели, учинились сильны.
Свитокъ 21. Романовъ.
Челобитная Романовскихъ помѣщиковъ Лопатовыхъ объ освобожденіи ихъ отъ тягостнаго для нихъ строенія въ г. Романовѣ крѣпостныхъ наугольныхъ башенъ, надъ крутымъ ручьемъ текущимъ изъ ключевыхъ слоевъ, гдѣ вода съ Волги подмываетъ городовыя прясла, и что работники разбѣгаются.
— 52 —

Текстъ рукописныхъ свитковъ.


Свитокъ 1. ЯРОСЛАВЛЬ.
Отписка Ярославскаго воеводы Бутурлина въ 1644 году Государю Михаилу Феодоровичу о строеніи въ Ярославлѣ новой Соборной церкви Успенія Богородицы, и объ устройствѣ подъ старою церковью Палаты и погреба для храненія пороха и проч.
«Государю Царю Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русіи холопъ твой Васька Бутурлинъ челомъ бьетъ: въ нынѣшнемъ Государь во рнв (1644—7152) году по твоему Государеву Цареву Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи указу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ въ Ярославлѣ воеводой на Князь Ондреево мѣсто Тюменскаго и въ прошломъ Государь въ рнл (1643—7151) году Іюля въ кв (22) день писалъ къ тебѣ Государю Царю Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи въ Приказъ большаго дворца да въ Пушкарской приказъ изъ Ярославля воевода князь Ондрей Тюменской по твоему Государеву указу велено въ Ярославлѣ Соборную новую каменную церковь Успенія Пресвятыя Богородицы сдѣлать на новомъ мѣстѣ, а старую Соборную церковь, велено разобрати, для того что кирпичъ старый класть въ дѣло новыя соборныя церкви не годно. И въ прошломъ же въ рн году прислана въ Ярославль твоя Государева Царева и Великаго Князя Михаила Федоровича всея русіи грамота изъ Приказу изъ большаго дворца за приписью твоего Государева дьяка Максима Чиркова къ воеводѣ ко Князю Ондрею Тюменскому, что по твоему Государеву указу велено въ Ярославлѣ сдѣлать новую соборную каменную церкву, а старую соборную церковь разобрать и подъ старою Государь церковью сдѣланъ каменной погребъ, а въ немъ стоитъ твоя Государева зелейная и свинцовая казна, а подъ новою церковью погреба дѣлать по твоему Государеву указу не велено, а велено Государь на твою Государеву зелейнѵю казну и на всякія запасы укрѣпити и старой погребъ, что подъ старою церковью и твою Государеву зелейную казну и всякія запасы класть въ томъ погребѣ по прежнему, а въ погребѣ Государь твоя Государева зелейная казна подъ соборною церковью отсырѣваетъ и бочки мокнутъ
— 53 —

и плесниваютъ и уторы гніютъ, и обручи съ бочекъ спадываютъ на годъ по дважды, а старыя Государь Соборныя каменныя церкви разобраны больше половины по нижніе придѣльные своды, что надъ передними дверьми, сдѣланы до столповъ для придѣлу, и какъ Государь промежъ столповъ подъ тѣми нижними своды кирпичемъ сдѣлати палатою и тутъ твоей Государевѣ зелейной казнѣ быть годно и будетъ всегда въ суши и безъ порухи, а двери Государь въ той палатѣ желѣзныя годятся отъ погреба, потому что Государь у погреба желѣзныя двери двои и онѣ будутъ въ лишкѣ и о томъ твоего Государева указу не бывало. И нынѣ Государь той старой соборной церкви верьхъ надъ погребомъ стоитъ непокрытъ съ Семена дни рнв году какъ перестали дѣлать каменщики новую Соборную церковь для осенней поры и какъ Государь той разобранной старой соборной церкви надъ погребомъ не покрытъ для осенней и зимней поры ненастныхъ погодей и отъ ненастныхъ Государь погодей учнетъ быть въ погребѣ вода, потому что Государь Тотъ старый погребъ до твоего Государева указу для полатнаго дѣла не укрѣпленъ и твоей Государя зелейной казнѣ учинится поруха, а безъ твоего Государева указу я холопъ твой той старой разобранной церкви надъ погребомъ нынѣ до твоего Государева указу до полатнаго дѣла покрыть и что Государь работнымъ людямъ отъ покрыванія соборной церкви выборнымъ людямъ и цѣловальникомъ Ефрему Нифантьеву съ товарищи денегъ дать приказать не смѣю, а Соборныя Государь церкви выборныя люди Ефремъ Нифантьевъ мнѣ холопу твоему сказали въ прошломъ де во рн-мъ году какъ каменщики Соборныя новой каменной церкви дѣлать перестали для осеннней-жа поры и къ зимѣ-же Государь старая разобранная соборная церковь надъ погребомъ покрыта была тесомъ, что изготовленъ былъ къ подвязному церковному дѣлу, и тотъ Государь лѣсъ нынѣ въ дѣлѣ новой соборной церкви изошелъ на кружала и на подвязи и о томъ мнѣ холопу своему что ты Государь укажешъ».
Отписка сложена была пакетомъ, на которомъ посрединѣ написано: «Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи. Въ Пушкарскій приказъ».
Здѣсъ-же помѣчено: рнв г. Октября въ ді день (14) подалъ отписку поваръ Государевъ Васька Семеновъ».
На оборотѣ вначалѣ резолюція: «Послать память во дворецъ».
— 54 —

1-я Память изъ Пушкарскаго приказа въ Приказъ Большаго Дворца. (Черновая, подклеенная въ столпъ подъ отпискою).
«Лѣта зрнв (7152—1644) Октября въ . . день по Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи указу Боярину Князю Алексѣю Михаиловичу Львову да дьякомъ Ивану Федорову да Максиму Чиркову. Октября въ ді (14) писалъ ко Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи изъ Ярославля Воевода Василій Бутурлинъ».
(Здѣсь прописывается буквально все предыдущее донесеніе),.
«и по Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи указу Боярину Князю Алексѣю Михаиловичу Львову, да дьякомъ Івану Федорову, да Максиму Чиркову велеть о томъ указъ учинить».
2-я память изъ Пушкарскаго Приказа въ Приказъ Большаго Дворца. (Тоже подклеенная въ столпъ, черновая).
«Лѣта зрнв (7152—1644) Маія въ г (3) день по Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи указу Боярину Князю Алексѣю Михаиловичу Львову, да дьякомъ Івану Федорову, да Максиму Чиркову въ нынѣшнемъ во рнВ году Апрѣля въ ке (25) день писалъ къ Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи изъ Ярославля Воевода Василій Бутырлинъ, что «.... (Здѣсь прописывается помѣщенное ниже донесеніе поданное 25-го Апрѣля)... и по Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи указу Боярину Князю Алексѣю Михаиловичу Львову, да дьякомъ Івану Федорову, да Максиму Чиркову учинить о томъ по Государеву указу».
Отмѣчено внизу: «Послана съ разсыльщикомъ Родькою Григорьевымъ».
Свитовъ 2. Продолженіе о ЯРОСЛАВЛѢ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи холопъ твой Васька Бутурлинъ челомъ бьетъ въ нынѣшнемъ Государь въ рнв году (7152—1644) Ноября въ і (10) день писалъ къ тебѣ Государю Царю і Великому Князю Михаилу Федоровичу всея русіи я холопъ твой въ Приказъ большого дворца да въ Пушкарской Приказъ съ Ярославцомъ сыномъ Боярскимъ съ Петромъ съ Головачевымъ что по твоему Государеву указу велено въ Ярославлѣ дѣлать новую каменную Соборную церковь Пречистыя Богородицы Успенія а старая Соборная церковь разобрана по верхніе церковныхъ дверей по пороги и стоитъ непокрыта, а подъ тою старою церковью погребъ каменной, а въ томъ погребѣ твоя Государева зелейная и свинцовая казна а подъ новою Государь Соборною церковью погреба сдѣ-
— 55 —

лать не указано а велено на зелейную казну и на всякіе запасы укрѣпить старой погребъ подъ старою церковью Государеву зелейную казну и всякіе запасы класть въ погребѣ по прежнему и въ погребѣ твоя Государева казна подъ Соборною церковью отсыриваетъ и бочки мокнутъ и плеснѣвѣютъ и уторы гніютъ и обручи съ бочекъ опадываютъ. И нынѣ Государь старая церковь покамѣстъ розобрана стоитъ непокрыта и чаять Государь тово что сводомъ погребнымъ отъ дождевые воды гдѣ стоитъ твоя Государева казна зелейная будетъ поруха великая и твоя Государева казна подмокнетъ а покрыта тоѣ старые церкви безъ твоего Государева указу я холопъ твой не смѣю и будетъ Государь твоей Государеве зелейной и свинцовой казнѣ какая поруха учинитца и мнѣ-бъ холопу твоему въ томъ отъ тебя Государя въ опалѣ не быть, а какъ Государь старой церкви здѣлать своды и промежъ столповъ задѣлати кирпичомъ и надъ своды покрыть и тутъ будетъ для твоей Государеве казны двѣ полаты и твоя Государева зелейная казна будетъ всегда въ суши и безъ порухи, да у старого-жъ Государь погреба двои желѣзные двери и тѣ двери къ тѣмъ полатамъ годятца. А только Государь на ту подѣлку по смѣте подмастерья Агафона Кузмина кирпичу и извѣсти и лѣсу и гвоздей и плотникомъ и работнымъ людемъ отъ дѣла надобно и тому напередъ сего послана къ тебѣ Государю къ Москвѣ въ Приказъ большого дворца смѣтная роспись и о томъ мнѣ холопу своему что ты Государь укажетъ».
Отписка была сложена пакетомъ на оборотѣ котораго написано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русіи. Въ Пушкарскій Приказъ».
Здѣсь-же помѣчено: «рнв г. Апрѣля ке (25) день подалъ Ярославецъ сынъ Боярскій Митрофанъ Гавриловъ».
Вначалѣ донесенія резолюція: «Послать память въ Приказъ большаго дворца».
Свитокъ 2. Продолженіе о ЯРОСЛАВЛѢ.
Лѣта $рнв (7152—1644) Маія въ сі (15) день по Государеву Цареву і Великого князя Михаила Ѳедоровича всея русіи указу Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Масальскому да дьякомъ Осипу Пустынникову да Постнику Задонскому въ Ярославлѣ подъ старою Соборною каменною церковью въ погребѣ лежитъ зелейная казна и нынѣ та Соборная цер-
— 56 —

ковь розобрана і построена на новомъ мѣстѣ а зелейная казна нынѣ лежитъ въ старомъ погребѣ а подъ новою Соборною церковью зелейного погреба для церковного береженья изъ Приказа большого Дворца дѣлать не указано, потому что зелейную казну і устрой той казны вѣдаютъ у нпхъ въ Пушкарскомъ Приказѣ, а что надобно на тотъ зеленной погребъ каменныхъ всякихъ запасовъ по смѣтной росписи подмастерья Огаѳона Кузьмина и тому послана къ вамъ роспись подъ сею памятью за Дьячьею приписью. И по Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всея русіи указу окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Масальскому да дьякомъ Осипу Пустынникову да Постнику Задонскому о зелейномъ погребѣ что былъ подъ старою церковью для пушечныхъ всякихъ запасовъ въ сбереженье і въ кровлѣ велѣти учинить по Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всея русіи указу».
Смѣта или роспись.
«Роспись что надобно на зелейной погребъ каменныхъ всякихъ запасовъ».
«Надобно для зелейные казны на погребную починку и на всякіе худые порченые мѣста и передъ погребными дверьми на выходъ ^р (100 т.) кирпичу цена (1 т.) по рублю по ді (11) алтинъ по д (4) деньги. Итого рле рублевъ 1).
Т бочекъ извести по д гривны бочка 2).
коробовъ песку пополу в рубля сто 3).
На брусье и на быки и на решетины н бревенъ д саженъ С рублевъ 4).
На лежни во что врубать кровельные быки д (4) бревна въ длину з (6) сажень по е-ти (5) алтынъ бревно.
На кровлю V тесницъ г саженныхъ за р по д рубли 5).
На подстилку пола ^в драницъ в саженныхъ за р по і алтынъ.
^д 1 т. скалъ по л (30) алтынъ сто.
3 т. гвоздей двоетесныхъ за ^д пополъ в рубли.
^д 1 т. гвоздей скаловыхъ і алтынъ.
Г0Т (500) гвоздей прибойныхъ за р (100) по зі (16) алтынъ по д (4) деньги.
1) 135 рублей.
2) 300 боч. по 4 грив.
3) 400 короб.
4) Н — 50 бревенъ 4 саженныхъ — 5 рублей.
5) 400 тесницъ 3 саж. за 100 по 4 рубля.
— 57 —

А на подвязи лѣсъ и кружка отъ новые соборные церкви.
На подвязи прутья черемховаго на в (2) гривны.
А у дѣла быть подмастерью подвязщику сі (15) человѣкомъ каменщикомъ, э (5) человѣкомъ плотникомъ, кс (25) человѣкомъ ярыжнымъ а дѣлать тѣ полата полъ в мѣсяца спрячь воскресныхъ дней рз».
По склейкамъ листовъ скрѣпа: «Дьякъ Иванъ Федоровъ».
На оборотѣ свитка написано внизу: «Справилъ Андрюшка Хватовъ».
Отписка Ярославскаго Воеводы Василья Бутурлина о состояніи крѣпости и городскихъ стѣнъ, поврежденныхъ отъ воды и пожаровъ.
Свитокъ 3. Продолженіе о ЯРОСЛАВЛѢ.
Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русиі. Холопъ твой Васька Бутурлинъ челомъ бьетъ: по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всея русіи указу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ въ Ярославлѣ на перемѣну воеводы Князя Ондрѣя Тюменского і въ росписномъ Государь спискѣ какъ по твоему Государеву указу я холопъ твой со княземъ Ондрѣемъ Тюменскимъ росписывался. Написано въ Ярославлѣ о городовыхъ о порчанныхъ мѣстехъ, при прежнихъ воеводахъ, въ Кремли-городѣ испортило бурею роскрыло полтора прясла на осмидесяти на четырехъ саженехъ съ полусаженью да сломило три крыльца, въ томъ-же Государь городѣ у сорока городенъ дверей нѣтъ да кремля-жъ Государь города отъ Волги рѣки снежною и дождевою водою изъ подъ города въ трехъ мѣстахъ вынесло осыпи земли глины двѣ сажени а ширины шесть саженъ. Да тогожъ Государь города у наугольные башни противъ переколи устья и подъ городомъ попортило осыпи Волгскою вешнею водою и трубы что отведены были изъ подгорода для воды выломило вонъ, да отъ Волги-же Государь городъ пошатился гораздо не въ одномъ мѣстѣ, да въ большомъ Государь городѣ бурею у Власьевскихъ ворогъ розкрыло полтора прясла на стѣ на двунадцати саженяхъ отъ поля и стена гораздо пошаталась, да со Власьевскіе башни сломило верхъ гдѣ стоитъ на ней всполошной колоколъ, да ото Власьевскіе Государь башни къ Семеновскимъ воротамъ за первою башнею на пряслѣ сломило бурею-жъ кровли на осьми саженяхъ, да у Офонасьевскихъ Государь воротъ къ кремлю городу отъ Волги бурею сломило прясла на трехъ саженехъ по обламы, да съ Семеновскіе Государь башни сломило шатеръ весь по обламы, да въ томъ же Государь городѣ при Стольникѣ і Воеводѣ при Князѣ Алексѣе
— 58 —

Львовѣ отъ Волги реки отъ наугольные башни, словетъ Стрѣлка, сгорѣли двѣ башни да три прясла на стѣ на пятидесятѣ саженехъ, да на пряслѣ на тридцати на пяти саженехъ кровля розломана и съ обламы въ тожъ пожарное время, да во рл\и (7148—1640) году въ томъ же городѣ у Михайловскихъ воротъ згорѣла башня да около той башни городовые стѣны, сгорѣло и разломано на пятидесяти на двухъ саженехъ съ полусаженью, да и во многихъ Государь мѣстехъ преже сего и нынѣ осыпь вешнею водою отъ Волги и отъ Которосли рѣки портитца и городъ отъ поля не въ одномъ мѣстѣ пошатился и обрубы сгнили и въ рову около всего города тынъ подгнилъ і вывалился и землею засыпаетъ».
На пакетѣ сдѣлана надпись: «Государю Царю и Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русіи рнв Апрѣля въ еі (15) день подалъ изъ Ярославля Ярославской Пушкарь Васька Ероѳеевъ».
На оборотѣ въ началѣ бумаги резолюція: «О городовыхъ башняхъ выписать изъ прежнихъ отписокъ и изъ отпуску какой Государевъ указъ посланъ на предъ сего. А городовые худые мѣста, которымъ безъ обдѣлки быть немощно, велѣть смѣтить съ Ярославцы съ лутчими людьми, а что съ города и съ кровли и всякого лѣсу бурею разломано и то все подобрать и покласть въ стопы».
За тѣмъ послана въ Ярославль Апрѣля 25-го къ Воеводѣ Бутурлину нижеслѣдующая Государева грамота, съ тѣмъ-же Пушкаремъ Ваською Ерофѣевымъ:
Грамота въ Ярославль Воеводѣ Василію Бутурлину, (черновая).
«Отъ Царя і Великого Князя Михаила Федоровича всея русіи въ Ярославль воеводѣ нашему Василью Богдановичу Бутурлину въ нынѣшнемъ въ рнв году Апрѣля въ еі (15) день писалъ еси къ намъ, что въ Ярославлѣ въ кремли городѣ роскрыло» ... (далѣе прописано изложенное выше донесеніе)....
«И какъ къ тебѣ ся наша грамота придетъ и ты-бъ городовые всякіе худые мѣста, которымъ безъ подѣлки быть не мочно съ Ярославцы съ лутчими людьми смѣтилъ сколько на тѣ городовые худые мѣста какого лѣсу и тесу и драни и гвоздья надобно и что за который за лѣсъ и за тесъ и за дрань и за гвоздье по цѣнѣ денегъ, да излишняго лѣсу и тесу или драни и гвоздья і по цѣнѣ денегъ въ росписи писать не велѣлъ, да къ той смѣтной росписи тѣмъ людямъ, которые съ тобою у смѣты будутъ велѣлъ руки свои приложить, а что будетъ городовые кровли и
— 59 —

всякаго лѣсу бурею розломало и ты-бъ тотъ лѣсъ Ярославцемъ посадскимъ людемъ и пушкаремъ велѣлъ собрать и который будетъ лѣсъ годенъ на дѣло и ты-бъ велѣлъ перечесть и устроить въ стопы до нашего указу да о томъ бы еси отписалъ а отписку прислалъ и оную роспись за руками тѣхъ людей, которые съ тобою у смѣты будутъ и за своею рукою прислалъ къ намъ къ Москвѣ и велѣлъ подать въ Пушкарскомъ Приказѣ Окольничему нашему Князю Ондрѣю Федоровичу Литвинову Мосальскому, да дьякомъ нашимъ Осипу Пустынникову да Постнику Задонскому. Писано на Москвѣ лѣта ^зрнв (7152—1644) г. Апрѣля въ кс (25) день».
Свитокъ 4. КАШИНЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русиі холопъ твой Демка Лазаревъ челомъ бьетъ: въ нынѣшнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всея русиі указу велено мнѣ холопу твоему быть въ Кашинѣ и пріѣхавъ въ Кашинъ велено мнѣ холопу твоему взять съ собою и поповъ и земскихъ старостъ и посадскихъ людей и въ Съѣзжей избѣ съ тѣми со всѣми людьми переписать бы всякіе твои Государевы и земскія дѣла и что въ Кашинѣ какого наряду и въ казнѣ зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ велѣть переписать, а что по перепискѣ въ Кашинѣ въ Съѣзжей избѣ твоихъ Государевыхъ и земскихъ дѣлъ і что какова наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ и мнѣ холопу твоему о томъ о всемъ отписать къ тебѣ къ Государю къ Москвѣ и твоимъ Государевымъ и земскимъ дѣламъ и наряду и зелью и свинцу и всякимъ пушечнымъ запасомъ роспись прислать къ тебѣ къ Государю къ Москвѣ въ Розрядъ за своею рукою, и въ нынѣшнемъ Государь во рнв году Марта въ зі (17) день по твоему Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Ѳедоровича всея русіи наказу пріѣхалъ я холопъ твой въ Кашинъ и взявъ съ собою протопопа и соборныхъ Поповъ и земскихъ старостъ и целовальниковъ и посадскихъ людей да съ тѣми со всѣми людьми взялъ прежнихъ воеводъ и губнова старосты Савы Спешнева у сына ево у Прокофья въ съѣзжей избѣ всѣкіе твои Государевы и земскіи дѣла и что въ Кашинѣ какова наряду и въ казнѣ зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ, а что я холопъ твой принелъ отъ прежнихъ воеводъ какова наряду
— 60 —

и въ казнѣ зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ я холопъ твой то все велелъ написать на роспись да тое роспись послалъ я холопъ твой къ тебѣ къ Государю къ Москвѣ въ Разрядъ за своей рукою, а по прежнему Государь росписномѵ списку Якова Баклановскова въ казнѣ зелья въ десяти бочкахъ съ бочками и съ кожами и съ войлоки и съ рогожами и съ ужищами вѣсу 35 (66) пудъ съ четью, и того Государь зелья вѣсить было не мочно, у бочекъ уторы и на бочкахъ обручи и кожи и войлоки и рогожи и ужища все огнили и принятца нельзя и зелье все излежалось и десятая Государь бочка розвалилась и зелье въ ней излежалось лежитъ на рогожѣ, а у пищалей Государь у полуторныхъ и у полковыхъ колесы и станки огнили, лежатъ безъ станковъ и о томъ Государь мнѣ холопу своему какъ укажетъ».
На оборотѣ донесенія, которое сложено было пакетомъ, надписано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всея русиі въ Пушкарской Приказъ».
Тутъ же помѣчено: «рнв- Апрѣля въ 5 (6) день подалъ Кашинской Пушкарь Аксенка Макеевъ».
Отпускъ или черновая съ Грамоты Кашинскому воеводѣ Лазореву.
«Отъ Царя і Великого Князя Михаила Федоровича всеа русиі въ Кашинъ воеводѣ нашему Дементью Поликарповичу Лазореву: въ нынѣшнемъ во рнв году Апрѣля въ 5 (6) день писалъ еси къ намъ, что по прежнему де росписномѵ списку Якова Баклановскова въ нашей казнѣ зелья съ бочками и съ кожами и съ войлоки и съ рогожами и съ ужищами вѣсу шестьдесятъ шесть пудъ съ четвертью а на голо того зелья вѣсить немочно, у бочекъ уторы и обручи и рогожи и ужища огнили и зелье все излежалось, а десятая бочка розвалилась и зелье лежитъ на рогожахъ. И по нашему указу посланъ въ Кашинъ для зелейные перекрутки подмастерье, і какъ къ тебѣ ся наша грамота придетъ, а зелейнаго дѣла подмастерье въ Кашинъ пріѣдетъ и ты бъ ему зелье которое излежалось і къ стрѣлбѣ не пригодитца велѣлъ перекрутить а для береженья у перекрутки велѣлъ посацкимъ лутчимъ людемъ да и самъ бы еси надъ подмастерьемъ и надъ посадскими людьми надсматривалъ по часту и отъ огня велѣлъ держать береженье великое чтобъ надъ зельемъ какіе порухи неучинилось. А ерыжныхъ къ той перекруткѣ велѣлъ бы еси имати охочихъ людей, а корму подмастерью велѣлъ бы еси давать по шести денегъ на день а ерыжнымъ по четыре деньги на день человѣку, а сита и решета
— 61 —

и корыта и ночва и всякіе снасти, каковы къ зелейной перекруткѣ надобно велѣлъ бы еси имати въ ряду у торговыхъ людей а бочара кому зелейные бочки переправить велѣлъ бы еси взять изъ посадскихъ людей, а кормъ велѣлъ бы еси ему давать изъ судныхъ пошлинъ. А какъ зелейныхъ дѣлъ подмастерье зелье перекрутитъ и что того зелья въ отдѣлке будетъ и что подмастерью и бочару и ярыгамъ на кормъ выйдетъ денегъ и ты бъ о томъ къ намъ отписалъ, а отписку велѣлъ подать въ Пушкарскомъ приказе Окольничему нашему Князю Андрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскому да дьякомъ нашимъ Осипу Пустынникову да постнику Задонскому, а которые суды для зелейной перекрутки взяты будутъ у торговыхъ людей и тѣмъ тѣ суды велѣлъ бы отдать тѣмъ же людемъ у кого что взято. Писана на Москвѣ лѣта Мая въ ... день».
Тутъ же приписано: «Не отпущена велѣно послать зимою».
Свитокъ 5. СЕРПУХОВЪ.
..............1) Государевѣ службѣ въ Серпуховѣ.
............... сто Елагина и я холопъ твой заѣхалъ . . .
въ городѣ на площади подъ сараемъ противъ Съѣзжай избы а съ города.... снятъ для тово что городъ худъ. Въ башняхъ и въ стенахъ мосты згнили и обвалились, а о городѣ Государь и о нарядѣ указано мнѣ холопу твоему къ тебѣ Государю къ Москвѣ писать въ Пушкарской приказъ и я холопъ твой о городѣ и о снарядѣ къ тебѣ Государю къ Москвѣ прежъ сего въ Пушкарской приказъ къ твоему Государеву Окольничему ко Князю Ондрѣю Федоровичу Литвинову Масальскому писалъ и впредь Государь въ Серпуховѣ для всполошнаго времени наряду по башнемъ и по стенамъ людемъ съ боемъ устроити отнюдь никокими мѣры не мощно, потому что въ башнехъ и по стѣнамъ мосты згнили и обвалились. Да въ Серпуховѣ-жъ Государь городовая стѣна отъ торгу была на подпорахъ и нынѣ Государь подпоры подгнили и той городовой стѣны саженъ съ пять и больши отсѣла а прежъ Государь сего прислана въ Серпуховъ твоя Государева грамота къ воеводѣ Данилу Елагину а по той твоей Государевой грамотѣ велѣно ему Данилу съ орхимонриты и съ ігумены и съ дворяны и съ дѣтьми боярскими
1) Начало донесенія въ этомъ свиткѣ оторвано, но сущность сохранилась. Оторванный конецъ приходился угломъ.
— 62 —

и съ Серпуховичи всякихъ чиновъ людьми города Серпухова осмотрѣть льзяло ево подѣлать или не мощно. И Данило Елагинъ и архимонритъ іигуменъ и съ дворяны и съ дѣтьми боярскими и со всякими жилецкими людьми города досматривали что отнюдь города подѣлать и починить не мочно и сказку за архимонритчью і за игуменскою и за ево Даниловою и за дворянскими и дѣтей боярскихъ и всякихъ чиновъ людей за руками къ тебѣ Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі къ Москвѣ въ Пушкарскій Приказъ и Смету тому городу послалъ въ прошломъ во рн году».
На оборотѣ бумаги свернутой пакетомъ надпись: «Государю Царю і Великому Князю Михайлу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской Приказъ». Тутъ же помѣчено: «рнв (7152—1644) г. Генваря въ гі (13) день. Подалъ Серпуховской Пушкарь Гришка Поликарповъ».
Донесеніе Городоваго прикащика Ивана Макарова о состояніи города Чухломы.
Свитокъ 6. ЧУХЛОМА.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі, холопъ твой Чюхломской городовой прикащикъ Ивашка Макаровъ челомъ бьетъ: по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русіи указу и по наказу изъ Пушкарскова Приказу за приписью твоего Государева Дьяка Осипа Пустынникова велено мнѣ холопу твоему быти на Чюхломѣ въ городовыхъ прикащикахъ на Домашнево мѣсто Макарова а будучи велено на городѣ переписать наряду пушки и пищали и зелье и свинецъ і всякой пушешной запасъ. И на Чюхломѣ Государь на городѣ наряду пушекъ и пищалей и зелья и свинцу нѣтъ ничево а взяты по твоему Государеву указу въ Галичъ въ рлдз (7146—1638) году при воеводѣ при Князь Петрѣ Івановичѣ Щетининѣ и о томъ къ тебѣ Государю писано на передъ сего, а въ городѣ Государь на Чюхломѣ дворы боярскіе и дворянскіе и монастырскіе и съ тѣхъ Государь дворовъ дворянскихъ Якова Васильевича Колтовскова дворникъ Рѣпка съ товарищи городовую стѣну ломаютъ и дрова сѣкутъ избы топятъ и я холопъ твой о томъ говорилъ передъ мирскими людьми и онѣ надѣючи на державы мнѣ холопу твоему чинятся сильны, не слушаютъ, да на Чюхломѣ-жъ Государь по твоему Государеву указу вывели на посадъ трехъ пушкарей Івашка Еремѣева да Ѳедьку Осипова Левку Емельянова изъ бѣлыхъ дворовъ въ тяглые дворы и тѣ Государь съ бѣлыхъ мѣстъ хоромы свои
— 63 —

испродали на кабакъ на дрова а по нихъ Государь у меня холопа твоего пойманы поручные записи и твои Государь грамоты у нихъ есть и хкрестному целованію они приведены. А нынѣ Государь тѣ пушкари твоей Государевой службы не служатъ и меня холопа твоего не слушаютъ ни въ чемъ. И о томъ мнѣ холопу своему что ты Государь укажетъ».
На оборотѣ написано:
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русіи». Тутъ же помѣчено:
«рнв Генваря въ а (1) день подалъ отписку Князь Семенова Крестьянинъ Желябужскаго Микитка Григорьевъ».
Въ верху резолюція:
«Послать Государеву грамоту, городъ велѣть досмотрѣть и по досмотру что испорчено велѣть доправить на томъ хто портилъ да ему жъ учинить наказанье, а о пушкаряхъ послать память въ четь».
Свитокъ 7. РЖЕВЪ и ЗУБЦОВЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Івашка Квашнинъ челомъ бьетъ: въ прошломъ Государь во рнд (7151—1643) году Октября въ (9) день прислана ко мнѣ холопу твоему твоя Государева Царева і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русіи грамота изъ Пушкарскаго приказу за приписью твоего Государева дьяка Постника Задонскаго велено Государь мнѣ холопу твоему на Ржевичъ и на Зупчанъ на дворянъ и на дѣтей боярскихъ и на посадцкихъ и на всякихъ жилецкихъ уездныхъ людей на городовую подѣлку лесъ и драницъ на кровлю по смѣтной росписи розвыти противъ сошнаго письма съ живущихъ четвертей сколько кому по развыткѣ доведетца а розвытя Государь лѣсъ и драницы велеть имъ изготовить и къ городовому дѣлу привести не замогчавъ а какъ Государь сошныя люди на городовую подѣлку лѣсъ и драницы изготовятъ и о томъ Государь мнѣ холопу твоему велено отписать къ тебѣ Государю къ Москвѣ, а по сметной Государь росписи какъ я холопъ твой въ прошломъ во рн (7150—1642) году писалъ къ тебѣ Государю надобно было лѣсу розныхъ статей на острожную подѣлку четырехъ и трехъ и полутретьи саженъ тысеча восемьсотъ девять бревенъ, десять тысячь четыреста драницъ, тысяча восемь сотъ сорокъ гвоздей, а во сто Государь первомъ году вешнею водою
— 64 —

вырвало въ студенцѣ два прясла что съ Коркошины горы приткнута была къ старому острогу черезъ рѣчку Халынку въ верху шесть саженъ а внизу семь, а выежжимъ Государь мостомъ въ Острогъ и изъ острогу войтить і выйтить не мошно подгнилъ и заводился и на Коркошину Государь гору изъ стараго острогу черезъ рѣчку Ходынку во многихъ мѣстехъ мостъ огнилъ проѣхать не мошно и пройтить съ великою нужею, а сметной Государь росписи что писалъ я холопъ твой къ тебѣ Государю въ прошломъ во году на тотъ мостъ на подѣлку и что во рнл году вешнею водою вырвало въ студенцѣ два прясла лѣсъ не кладенъ сколько надобно на подѣлку, и Ржевичи Государь и Зѵбчанѣ посадція люди и дворянѣ и дѣтей борскихъ крестьяня которыя живутъ около Ржова и Селижарова монастыря крестьяне, и Ржевскаго-жъ уѣзду Новоторжской приписи Княженецкія и дворянъ и дѣтей боярскихъ и монастырскихъ вотчинъ и церковныхъ земель крестьяне лѣсъ и драницы противъ прежней росписи положили. А Ржевскаго же Государь уѣзду Патріаршій Іосифскія Осташковскихъ слободъ крестьяномъ дана твоя Государева Царева и Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі грамота изъ Пушкарскаго Приказу невелено до твоего Государева указа во Ржевѣ имъ города делать, а ты Государь пожаловалъ и всѣхъ Ржевичъ и Зубчанъ всякихъ чиновъ людей велелъ на городовую подѣлку по розвыткѣ лѣсъ положить. А города дѣлать не велелъ. И Патріаршія Государь Іосифовскія Осташковскихъ слободъ крестьяне по твоему Государеву указу по розвыткѣ этой что имъ довелося лѣсу некладутъ, чинятца сильны и Ржевскаго-жъ Государь уѣзду боярскихъ и княженцскихъ и дворянскихъ и дѣтей боярскихъ вотчинъ и помѣстей и монастырскихъ вотчинъ которые живутъ въ Осташковѣ и около Осташкова смотря на Остошковцовъ на потріаршихъ и на Осифовскихъ крестьянъ по розвыткѣ по своимъ жеребьямъ что имъ довелося лѣсу не кладутъ, чинятся сильны и за тѣмъ Государь лѣсомъ во Ржевѣ городовая подѣлка стала, а не подѣлавъ Государь въ Ржевѣ острогу и мостовъ быть не мощно Ржову Государь на Литовскомъ рубежѣ и писалъ къ тебѣ Государю о указѣ многожде и ко мнѣ холопу твоему указъ не бывалъ и о томъ Государь мнѣ холопу своему какъ ты Государь укажешъ».
На оборотѣ бумаги, которая при представленіи была сложена пакетомъ написано:
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі.
— 65 —

Свитокъ 8. РЫЛЬСКЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Холопъ твой Степянка Пушкинъ челомъ бьетъ: нынѣшняго Государь рнв (7152—1644) года по твоему Государеву Цареву и Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі указу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ въ Рылескѣ на Михайлово мѣсто Колычево, а пріѣхавъ въ Рылескъ велено мнѣ холопу твоему у Михайла Колычова принять городъ и острогъ и ключи городовые и острожные и нарядъ и твоей Государевѣ казны зелье и свинецъ и всякія пушечныя запасы, а какъ я холопъ твой у Михайла Колычова городъ Рылескъ и что во городѣ наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ приму и о томъ Государь мнѣ холопу твоему и городу и острогу и зелью и свинцу и всякимъ пушечнымъ запасомъ роспись прислать къ тебѣ Государю къ Москвѣ въ Пушкарской приказъ, и по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі указу городу Рыльску и что на городѣ наряду и въ казнѣ зелья и свинцу и всякимъ пушечнымъ запасомъ и что въ Рыльску пушкарей и затинщиковъ и воротниковъ и казенныхъ кузнецовъ и плотниковъ роспись послалъ я холопъ твой къ тебѣ Государю къ Москвѣ подъ сею отпискою».
«Городъ Рылескъ и что въ Рыльску проѣзжихъ и глухихъ башенъ и какова въ Рыльску въ осадное время вода и что городу мѣра».
Описаніе города и крѣпости.
«Башня проѣзжая слыветъ надъ большими вороты рублена въ шесть стенъ а противъ той башни съ приступной стороны взрублена ровно съ острогомъ городовымъ дубовымъ лѣсомъ а ѣдучи въ городъ до башни ворота въ дву саженехъ, отъ воротъ противъ башни острогъ, городъ ставленъ острогомъ, а той башни большихъ воротъ до середніе башни острогу тридцать три сажени а отъ середніе башни острогу до рукова двадцать двадцать восемь саженъ».
Башни, ворота, остроги.
«Рукавъ отводной полутора сажени а отъ рукова острогу до наульной Пятницкой башни острогу тридцать двѣ сажени.
Ровъ.
«А отъ пятницкой башни острогу до рукова зі (16) саженъ рукавнова мѣста одна сажень съ локтемъ отъ рукова отводнова до Пятницкой башни во рву острогу п (80) саженъ.
— 66 —

Ворота Пятницкіе здѣланы сквозь башню а башня рублена въ четыре стены.
Отъ Пятницкихъ воротъ до наугольной башни кд, (24) сажени.»
Тайникъ.
Вода ключевая.
«Башня наугольная рублена въ четыре стены безъ верху.
Отъ наугольной башни до тайника острогу ді (14) саженъ.
Надъ тайникомъ башня шатровая, рублена въ четыре стены, подъ тайницкою башнею здѣланы тайницкіе ворота входъ отведенъ, а отъ острожные стороны по осыпи къ рекѣ къ Семи оставленъ и покрытъ тайникъ дубовымъ лѣсомъ а тайникъ приведенъ къ рекѣ къ Семи и въ томъ тайникѣ вода ключевая, а тайникъ горою до воды речные ки (28) саженъ».
Колодезь.
«А колодезь въ Рыльску въ острогѣ во рмд (7141—1633) году копанъ и ставленъ струбъ дубовымъ лѣсомъ и нынѣ въ томъ колодези воды нѣтъ и впредь воды не будетъ, а глубины тому колодезю 31 (17) саженъ съ третью сажени.
Отъ тайничные башни до Лапиновскихъ воротъ острогу ЛС (35) саженъ.
Ворота Лапиновскіе здѣланы сквозь башню косые а башня рублена въ четыре стены отъ Лопиновскихъ воротъ до отводнова рукова острогу лів (42) сажени.»
Рукавъ отводный.
«Рукавъ отводной дву сажени съ локтемъ а отъ отводнова рукова до Воскресенской башни острогу л (30) саженъ.
Башня Воскресенская рублена въ четыре стѣны шатровая отъ Воскресенской башни до отводнова рукова острогу ді (11) саженъ.
Рукавъ отводноі полутора сажени отъ отводнова рукова до большихъ воротъ острогу фі (19) саженъ.
А по мѣре Рыльского города проѣзжихъ и глухихъ башенъ и рукавныхъ мѣстъ и по острогу впрямъ тз (307) саженъ а около проѣзжихъ и глухихъ башенъ и отводныхъ рукавовъ и по острогу по горѣ по зо-острожью мѣры тз (360) саженъ полъ Г (3) сажени а городъ Рылескъ башни и обламы не покрыты и обламы во многихъ мѣстехъ огнили».
Пищали и къ нимъ пушкари. Пищаль вѣстовая, пищаль — волконея, пищали мѣдныя полковыя, въ верхнемъ и нижнемъ бою.
«На городѣ наряду.
Пищаль полуторная вестовая на башне Большихъ воротъ ядеръ къ ней н (50) ядро весомъ по е (5) гривенокъ. Пушкари къ ней Ондрѣй Зудовъ, Купреянъ Шелеховъ, Іванъ Окуловъ, Семенъ Зудовъ.
Пищаль полуторная новая прислана съ Москвы во рлз (7Г37—1629) году поставлена въ башнѣ большихъ воротъ ядеръ
— 67 —

къ ней Т (300) ядро весомъ в (2) гривенки, пушкарей къ ней Ѳедоръ Выдринъ, Бѣляи Кожевникъ, Ортюшка Кожевниковъ и та пищаль худа стрелять изъ нее не мочно потому что у той пищали язвины забиты молотомъ и въ иныхъ мѣстехъ паяна.
Пищаль Волконѣя надъ большими вороты ядеръ къ ней желѣзныхъ т (300) ядро весомъ по в (2) гривенки. Пушкари у неѣ Дмитрей Бѣкрепевъ, Гаврила Замятнинъ.
Воскресенской башни въ нижнемъ бою пищаль полковая мѣдяная ядеръ къ ней железныхъ кд, (24) въ гривенкѣ по три ядра, пушкари у ней Іванъ Борисовъ да Ѳедоръ Котунинъ.
На той же башне въ верхнемъ бою пищаль мѣдяная полковая ядеръ къ ней кд (24) въ гривенкѣ по три ядра пушкари къ ней Ефремъ Щанинъ, Василей Бобѣевъ.
Отъ Воскресенской башни на рукавѣ въ нижнемъ бою пищаль тюфякъ мѣдяная, ядеръ къ ней с (200) ядро весомъ по г (3) четьи гривенки. Пушкари Іванъ Можайтинъ, Петрушка Шатовъ.
Въ томъ же рукавѣ въ верхнемъ бою пищаль полковая железная ядеръ къ ней железныхъ ке (25), Пушкарь къ ней Дмитрей Котельниковъ въ гривенкѣ вѣсомъ по 5 (6) ядеръ.
Въ башнѣ Лопиновскихъ воротъ въ нижнемъ бою пищаль полковая железная ядеръ къ ней кд (24) ядра, пушкарей у нее Лукьянъ Юринъ, Лазарь Котунинъ ядро весомъ по г (3) гривенки.
Въ той же башнѣ въ верхнемъ бою пищаль мѣдяная полковая ядеръ къ ней то-жъ пушкарей у нее Ондрюшка Холодокъ, Овдѣй Мальцовъ ядро весомъ по д (4) ядра въ гривенкѣ.
На наугольной башнѣ что надъ рекою Семью въ верхнемъ бою пищаль волконея, ядеръ къ ней железныхъ п (80) пушкарей у ней Василей Окуловъ, Іванъ Драниковъ, Богданъ Нестеровъ, ядро весомъ полъ в (2) гривенкѣ.
Въ башнѣ Пятницкихъ воротъ пищаль полковая мѣдяная ядеръ къ ней железныхъ кд (24) пушкарей у неѣ Іванъ Клюква, Васька Золотарь, и та пищаль худа какъ стреляютъ въ язвину идетъ дымъ, ядро весомъ по д (4) ядра въ гривенкѣ.
На острогѣ отъ Пятницкой башни пищаль железная Борзенского взятья, ядеръ къ ней кд (24) пушкарь Семенъ Корнеевъ, въ гривенкѣ по зГ (16) ядеръ.
Въ Пятницкой наугольной башнѣ въ нижнемъ бою пищаль полковая ядеръ къ ней кз (27) по три ядра въ гривенке, пушкари у нее Іванъ Кричевцовъ, Василей Харинъ.
— 68 —

Пищаль винтовая.
«На той же башнѣ въ верхнемъ бою пищаль винтовая, ядеръ къ ней т (300). Пушкарей у нее Игнатъ Бочеровъ да Микитка Ермоковъ, ядро весомъ безъ чети Г (3) гривенки.
Башня словетъ Роскатная въ верхнемъ бою пищаль волконея, пушкарей у нее Ѳома Кузминъ, Мишка Каменевъ, ядро весомъ гривенка съ четью.
Пищали затинныя — и затинщики.
«Дватцать две пищали затинныя, а у тѣхъ пищалей затинщиковъ кГ (21) человѣкъ, ядеръ къ нимъ ун (650) ядеръ.
Трехъ статей сп (289) ядеръ полуторныхъ вестовыхъ пищалей.
Зборныхъ пушечныхъ ядеръ (450) весомъ въ гривенкѣ по д (4) и по шести и по й (8) ядеръ, къ тюфяку медному (39) ядеръ.»
Количество пушечнаго и ручнаго зелья.
«Къ пушкамъ шерету полполполчетверика Московскіе мѣры.
Пушечнаго и ручного зелья въ остаткѣ тч (390) пудъ КЗ (26) гривенокъ съ четью гривенки.»
Количество свинцу.
«Свинцу снГ (258) пуд. кл (21) гривенка съ четью гривенки.»
Рогульки, багры и другія средства обороны.
«(7130) рагулекъ.
Восемь подсвѣтныхъ желѣзныхъ подушекъ, двѣ решетки желѣзныхъ, г (3) богра большихъ, Г (5) богровъ малыхъ, якорь, д (4) моты, в (2) кирки, заступъ железной, розбитыхъ колоколовъ в (2) языка.»
Колоколъ вѣстовой.
«Колоколъ вестовой стоитъ на башнѣ Большихъ воротъ, весу въ немъ Г (10) пудъ съ четью.
Колоколъ вестовой что привезенъ изъ Новогородка Северского во ^.ив (7142— я634) году весу въ томъ колоколѣ п (8о) пудъ».
На оборотѣ свитка, который представленъ былъ пакетомъ написано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі». Тутъ же помѣчено: «рнв (7152—1644) года Февраля въ г (3) день Рылескій сынъ боярскій Игнатъ Озалупинъ».
На верху сзади резолюція:
«Въ столпъ, а о нарядѣ и о всякихъ запасахъ справиться съ прежними росписями».
Отписка Крапивенскаго воеводы Ивана Ивашкина о состояніи города Крапивны.
Свитокъ 9. КРОПИВНА.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русіи. Холопъ твой Ивашка Ивашкинъ Челомъ бьетъ нынешнего Государь рвн (7152—1644) году по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі
— 69 —

Количество саженъ кругомъ острожка — и состояніе укрѣпленій.
указу велено мнѣ холопу твоему быти на твоей Государеве службѣ на Кропивнѣ на Богданова мѣсто Темирязева. И пріѣхавъ на Кропивну велено мнѣ холопу твоему взяти у Богдана Темирязева острогъ и острожные ключи и въ казнѣ зелья и свинецъ, и всякіе пушечные запасы и твои Государевы указные грамоты о всякихъ твоихъ Государевыхъ дѣлахъ и тому всему роспись за Богдановою рукою Темирязева и по той Государь росписи нарядъ и зелья и свинецъ и всякіе пушечные запасы и твои Государевы всякія дѣла пересмотрѣть все на лицо и съ Богданомъ Темирязевымъ во всемъ росписатца и что Государь на Кропивнѣ какова наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ и каковъ на Кропивнѣ по мѣрѣ городъ и острогъ и какими крепостями городъ и острогъ укрепленъ и что на Кропивнѣ городовымъ хъ которымъ пищалемъ какихъ пушечныхъ ядеръ и въ сколько гривенокъ которое ядро и что хъ которой пищали всякихъ пушечныхъ запасовъ и мнѣ государеву холопу твоему о томъ о всемъ велено отписать въ Пушкарской приказъ и по твоему Государеву указу я холопъ твой пріѣхалъ на твою Государеву службу на Кропивну Февраля въ й (8) день и у Богдана Темирязева взялъ на Кропивнѣ острогъ и острожные ключи и нарядъ и въ казнѣ зелья и свинецъ и всякіе пушечные запасы и твои Государевы указные грамоты и всякіе твои Государевы дела и тому всему роспись я холопъ твой у Богдана Темирязева за ево рукою взялъ я и по той Государь росписи народъ и зелья и свинецъ и всякіе пушечные запасы и всякіе твои Государевы дела пересмотрѣлъ все на лицо, и съ Богданомъ Темирязевымъ во всемъ росписался, а что Государь на Кропивнѣ по росписи я холопъ твой у Богдана Темирязева принелъ наряду и въ твоей Государевой казнѣ зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ и я холопъ твой тому всему роспись послалъ къ тебѣ Государю къ Москвѣ подъ сею отпискою, а въ городѣ Государь мѣста поставленъ на Кропивнѣ острожокъ, а по мѣре кругомъ ево всево и съ башнеми сто семьдесятъ четыре сажени а укрепленъ тотъ острожокъ около ево ровъ да подлѣ рва честякъ 1) и тотъ острожокъ худъ во многихъ мѣстахъ подгнилъ да тайникъ изъ острожка проведенъ къ Пловѣ рекѣ а колодезь Государь въ Острожкѣ одинъ и въ томъ колодези воды нѣтъ, около Государь всево посаду надолбы въ двѣ ряда.
1) Честоколъ.
— 70 —

Роспись снарядамъ, пороху и пушечнымъ запасамъ.
«Роспись что на Кропивнѣ наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ.
На башнѣ на большихъ воротахъ вестовой колоколъ вѣсомъ деветь пуд.»
Мушкеты.
Пищали.
«Наряду пищаль желѣзная Голанская въ стану на колесахъ къ ней ядеръ желѣзныхъ тритцать шесть вѣсомъ по пяти гривенокъ ядро, да пищаль короткая мѣдноя въ станку на колесахъ, къ ней ядеръ желѣзныхъ сто восемьдесятъ вѣсомъ по три гривенки ядро да пищаль мѣдноя-жъ въ станку на колесахъ къ ней ядеръ желѣзныхъ тритцать, да двѣ пищали желѣзные, въ станкахъ на колесахъ, къ нимъ ядеръ желѣзныхъ пятьсотъ пятьдесятъ да пищаль разорваноя желѣзноя Голанскоя что розорвана въ рнл (7151—1643) году да двадцать двѣ пищали затинныхъ цѣлыхъ да два урывка къ нимъ пулекъ желѣзныхъ три тысечи шестьдесятъ мушкетовъ вмѣсто затинныхъ пищалей, да въ кознѣ старого пушечною зелья двадцать два пуда тридцать одна гривенка, да ручного зелья осмнадцать пудъ дватцать деветь гривенокъ да свинцу тритцать три пуда дватцать деветь гривенокъ, да двѣ тысечи репьевъ желѣзныхъ да безмѣнъ чѣмъ зелья вѣсятъ. Да полковаго наряду двѣ пищали полковые мѣдные въ станкахъ на колесахъ къ нимъ ядеръ желѣзныхъ десять вѣсомъ по четыре гривенки ядро пудъ.»
Зелье пушечное и ручное.
«Зелья пушечною девяносто два пуда, зелья ручного сто пятьдесятъ пуд. свинцу тритцать пуд. съ полупудомъ, пулекъ мушкѣ тонныхъ да двѣнатцать пудъ зелья-жъ ручного да три пуда свинцу.»
Засѣчный нарядъ.
Тюфяки мѣдные на собакахъ.
«Да засечного наряду: Орловой засеки, пищаль мѣдноя въ станку на колесахъ къ ней ядеръ желѣзныхъ сорокъ вѣсомъ по четыре гривенки ядро, два тюфека мѣдные на собакахъ, къ нимъ дробу желѣзною шесть пуд., четырнатцать пудъ зелья пушечною, да затравочнаго зелья семь гривенокъ, тритцать аршинъ холстины на стрѣльчіе мешки пуд., поскони на пыжи. Да Снетцкія засѣки нарядъ пищаль короткой мѣдяноя въ станку на колесахъ, къ ней ядеръ желѣзныхъ сто пятьдесятъ весомъ по четыре гривенки ядро, два тюфека мѣдные на собакахъ, къ нимъ дробу желѣзною шесть пудъ четырнотцать пудъ десять гривенокъ зелья пушечною, тритцать аршинъ холстины на стрѣлчие мѣшки, пудъ поскони на пыжи, пять гривенокъ фетилю, да Полошевскіе засѣки нарядъ пищаль короткая мѣдноя въ станку на колесахъ къ ней ядеръ желѣзныхъ сто пять-
— 71 —

десять вѣсомъ по четыре гривенки ядро, два тюфека мѣдные на собакахъ, къ нимъ дробу желѣзного пять пудъ съ полупудомъ тринатцать пудъ десять гривенокъ зелья пушечного, тридцать аршинъ холстины на стрѣлчие мѣшки, тритцать гривенокъ поскони на пыжи, полтрети гривенки ѳетилю».
По склейкамъ листовъ этого свитка, или, какъ говорилось въ то время «столпа», скрѣпа:
«Къ сей росписи въ мѣсто Ивана Ивашкина племянникъ ево Агафонъ Ивашкинъ по ево веленью руку приложилъ».
На оборотѣ донесенія написано по срединѣ: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі — въ Пушкарской Приказъ». Тутъ же помѣчено:
«рНВ (7152—1644) Марта въ І (10) день подалъ Кропивенской розсылщикъ Гришка Ивановъ».
На оборотѣ же въ верху резолюція:
«Въ столпъ, а о нарядѣ и въ Пушечныхъ запасахъ справитца съ прежними росписьми».
Распоряженіе, сдѣланное въ Пушкарскомъ приказѣ.
«Отъ Царя і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі на Кропивну воеводѣ нашему Ивану Ондрѣевичу Ивашкину въ нынешнемъ во рнв году Марта въ і (10) день писалъ еси къ намъ и прислалъ роспись сколько на Кропивнѣ наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ съ Кропивенскимъ розсыльщикомъ съ Гришкою Івановымъ и отписка и роспись у розсыльщика у Гришки Иванова въ Пушкарскомъ приказѣ взята и розсыльщикъ Гришка отпущенъ съ Москвы на Кропивну. Писано на Москвѣ ^зрнв (7152—1644) Марта въ ді (11) день. Припись Остапова отдана розсылщику Гришке Иванову».
Свитокъ 10. ВАЛУЙКИ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі Холопъ твой Перфилько Колтовской челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государь въ рнв (7152—1644) году велено мнѣ холопу твоему быти на твоей Государевѣ Царевѣ і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі службѣ на Волуйкѣ на Павлово мѣсто Левонтьева и по твоему Государеву указу велено мнѣ холопу твоему о Волуйскомъ острогѣ и всякихъ острожныхъ крепостяхъ и о зельѣ и о свинцѣ и о всякихъ пушачныхъ за-
— 72 —

Постройка изъ липоваго лѣсу.
пасехъ отписати и роспись прислати къ тебѣ Государю къ Москвѣ въ Пушкарской приказъ и по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа руси указу пріѣхалъ я холопъ твой на твою Государеву службу на Волуйкѵ на Павлово мѣсто Левонтьева Марта въ а (1) день і Волуйского Государь острогу и всякихъ острожныхъ крепостей я холопъ твой досмотрѣлъ и измѣрилъ и тотъ Государь Волуйской острогъ никакими крепостьми не укрепленъ и отъ земли подгнилъ, а обламовъ Государь и катковъ и середнева и верхняго бою у того Волуйскова острогу нѣтъ, а воротные и глухіе башни у того Волуйскова острогу всѣ липовые худы жъ отъ земли и въ редахъ до обламовъ и обламы всѣ погнили, а мѣрою Государь тотъ Волуйской острогъ великъ не по людямъ, около всего Государь Волуйского острогу и съ башнями пятьсотъ саженей косыхъ и въ приходъ Государь къ тому Волуйскому острогу большихъ воинскихъ людей и въ приступное время быть безнадеженъ, а что Государь принелъ я холопъ твой на Волуйкѣ у Павла Левонтьева по росписи на лицо наряду большова и мѣлкова и къ тому наряду сколько хъ которой пищали ядеръ и по колику ядро вѣсомъ и сколько затинныхъ пищалей и къ тѣмъ пищалемъ сколько хъ которой ядеръ и по колику вѣсомъ и что Государь принелъ я холопъ твой у Павла Левонтьева по росписи на лицо въ твоей Государевѣ въ пороховой казнѣ зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ и что Государь принелъ Павелъ Левонтьевъ по росписи наряду и зелья и свинцу и всякихъ пушечныхъ запасовъ у Ѳедора Голенищева и что Государь прислано на Валуйку сколько пудъ зелья и свинцу съ нимъ Павломъ Левонтьевымъ и что Государь принелъ Павле зелья и свинцу въ расходѣ на пушечную стрельбу и давано для походовъ Волуйскимъ служилымъ ратнымъ людемъ и тому Государь всему подъ сею отпискою послалъ я холопъ твой роспись за своею рукою къ тебѣ Государю къ Москвѣ съ Волуйскимъ съ Черкашениномъ зъ Гришкою Семеновымъ, а отписку и росписи велѣлъ я холопъ твой подать въ Пушкарскомъ Приказѣ твоему Государь Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскомѵ да твоимъ Государевымъ Дьякомъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому».
«Роспись Волуйскому острогу и наряду и зелью и свинцу и ядрамъ кушачнымъ большимъ и мѣлкимъ и затин-
— 73 —

нымъ пищалемъ и къ тѣмъ пищалямъ сколько хъ которой ядеръ и по скольку ядро вѣсомъ и всякимъ запасамъ и сколько у того Волуйскова острогу воротъ и глухихъ башенъ и сколько тѣ башни по мѣре въ длину и поперекъ и въ сколько стѣнъ рублены и что по мѣрѣ острожныхъ стѣнъ.»
Описаніе крѣпостныхъ башенъ и стѣнъ и перечисленіе количества орудій, снарядовъ и разныхъ оборонительныхъ средствъ.
«Съ Рускова пріѣзду башня воротенная, стѣны всѣ равны въ длину по три сажени безъ локтя, а въ верхъ поперекъ отъ земли до обламовъ съ локтемъ двѣ сажени, обламовъ въ длину трехъ саженей а въ верхъ поперекъ полсаженя. Въ той воротней башнѣ пушка полуторная мѣленая, къ той пушкѣ тысяча ядеръ желѣзныхъ ядро вѣсомъ по четыре гривенки, да въ той же башнѣ тюфякъ мѣденой, къ тому тюфяку сто пять десятъ ядеръ желѣзныхъ ядро вѣсомъ по двѣ гривенки, да въ той же башни три затинныхъ пищалей, къ одной пищали сто ядеръ желѣзныхъ ядро вѣсомъ по осьми золотниковъ, къ другой пищали десять ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по пяти золотниковъ».
Тюфяки мѣдные.
Пищали скорострѣльныя.
Волконеи.
«Да по обѣ стороны той воротней башни на острогѣ на пряслѣ два тюфека мѣденые, къ тѣмъ тюфякамъ двѣсте ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по гривенки; отъ той воротней башни до наугольной башни что отъ верхнева лѣсу на правую сторону острожные стѣны по мѣре сорокъ девять саженей, а въ верхъ отъ земли тотъ острогъ по мѣре съ локтемъ саженя.
Башня наугольная рублена въ четыре стѣны въ одинъ рядъ, лѣсъ липовой, по мѣре въ длину двѣ стѣны дву саженей, а другія двѣ стѣны дву саженей съ локтемъ, а въ верхъ до обламовъ по мѣрѣ два сажени а обламъ въ длину полтретья сажени, а въ верхъ обламъ полсажени; въ той наугольной башни въ верхнемъ бою пищаль скорострѣльной желѣзная да въ нижнемъ бою волконѣйка желѣзная, къ скорострѣльной пищали сорокъ ядеръ желѣзныхъ ядро вѣсомъ по семинатцати золотниковъ да тритцать свинцовыхъ литыхъ ядеръ, ядро вѣсомъ по дватцати золотниковъ. Къ волконѣйки семь ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ полгривенки, да въ той же башни двѣ затинныхъ пищалей, къ тѣмъ пищалямъ девятнадцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по осьми золотниковъ.
Отъ наугольной до середней башни острожные стѣны по мѣре пятдесятъ восемь саженей, а отъ земли въ верхъ по мѣре острогъ съ локтемъ саженя, а въ иныхъ мѣстехъ и меньши.
— 74 —

Пищали затинныя.
«Башня середняя что противъ церкви Пятницы рублена въ четыре стѣны въ одинъ рядъ, лѣсъ липовой, стѣны все равны въ длину дву саженей, а отъ земли въ верхъ до обламовъ два саженя, обламъ въ длину полтретья сажени стѣны, а по передъ въ верхъ полъ саженя. Въ той башнѣ пищаль скорострѣльноя желѣзноя, къ той пищали четыре ядра желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по дватцати золотниковъ, да въ той же башни пишаль затинная, къ той пищали пятнатцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по три золотника.
Отъ середней до наугольной башни что отъ рѣки Волуя по мѣре городовые стѣны шесть десятъ два сажени, а острогъ отъ земли въ верхъ съ локтемъ саженя а въ иныхъ мѣстехъ меньши.
Башня наугольная что отъ реки Волуя рублена въ четыря стѣны въ одинъ рядъ, четыря стѣны все равны въ длину съ локтемъ дву саженей а поперекъ въ верхъ до обламовъ полъ третья сажени, а обламы въ длину три сажени стѣна, а по перекъ въ верхъ обламы полсажени; въ той наугольной башни пищаль полуторной мѣденая, къ той пищали тысяча сто ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по четыря гривенки, да въ той же башни тюфякъ мѣденой, къ тому тюфяку сто пятьдесятъ ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по двѣ гривенки, да въ той же башни три затинныхъ пищалей, къ одной пищали дватцать восемь ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по десяти золотниковъ, къ другой пищали дватцать три ядра желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по шти золотниковъ, къ третьей пищали тритцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по семи золотниковъ.
На роскатѣ пищаль полуторноя мѣденая, къ той пищали двѣсте семьдесятъ шесть ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по шти золотниковъ, да къ той же пищали тысяча ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по пяти гривенокъ безъ чети.
Отъ наугольной башни до Середней башни что по сторону тайника по мѣре острожные стѣны семьдесятъ саженей, а отъ земли въ верхъ острогъ полтора сажени.
Башня Середняя что посторонь тайника рублена въ четыря стѣны въ одинъ рядъ, стѣны всѣ равны, въ длину стѣна по два саженя съ четвертью, а поперекъ въ верхъ до обламовъ три сажени, а обламы въ длину безъ локтя трехъ саженъ, а поперекъ въ верхъ обламы полъ сажени, а острогъ отъ земли въ верхъ полутора сажени. Въ той середней башни пищаль скорострѣльноя желѣзноя, къ той пищали пятнадцать ядеръ
— 75 —

Тюфякъ мѣдный дробовой.
желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по дватцати золотниковъ, въ той же башни пищаль затинноя, къ той пищали десять ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по шти золотниковъ.
Отъ Середней башни до Воденыхъ воротъ до башни острожныя стѣны по мѣрѣ сорокъ семь саженей.
Башня Воденые ворота рублена въ четыря стѣны въ одинъ рядъ, лѣсъ липовой, стѣны въ длину всѣ равны полу три сажени въ верхъ отъ земли до обламовъ съ локтемъ трехъ саженей, обламы въ длину съ локтемъ трехъ саженей, а въ верхъ обламы полъ сажени, въ той Воротней башни пищаль скорострѣльной желѣзной, къ той пищали двадцать пять ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по сороку по пяти золотниковъ, въ той же воротней башни тюфякъ мѣдяной дробовой, къ тому тюфяку дробу желѣзнова полтары тысячи, да въ той же башни четыре затинныхъ пищалей, къ двумъ пищалемъ ядеръ желѣзныхъ сто семь ядеръ, ядро вѣсомъ по шти золотниковъ а къ двумъ пищалемъ пятьдесятъ ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по осьми золотниковъ.»
Дворъ Головина.
«Отъ Воденыхъ воротъ до быка по мѣре острогу восемь саженъ, на быку волконѣйка желѣзноя, къ той волконѣйки четыря ядра желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по двадцати золотниковъ; около Быка по мѣре острогу три сажени и отъ Быка до Середней башни что противъ Головина двора до Середней башни по мѣре острогу пятдесятъ девять саженъ съ полусаженью.
Башня Середняя противъ что Головина двора рублена въ четыря стѣны въ одинъ рядъ, лѣсъ липовой, стѣны всѣ равны, въ длину стѣна дву саженей, отъ земли въ верхъ до обламовъ съ локтемъ дву саженей, обламы въ длину трехъ саженей поперекъ полъ сажени.
Въ той Середней башни пищаль скорострѣльной желѣзной, къ той скорострѣльной пищали ядеръ желѣзныхъ дватцать четыря ядра, ядро вѣсомъ по сороку по шти золотниковъ, да въ той же башни волконѣйка желѣзноя, къ той волконѣйки дватцать шесть ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по сороку по шти золотниковъ, да въ той же башни двѣ затинныхъ пищалей, къ одной пищали десять ядеръ желѣзныхъ ядро вѣсомъ по пяти золотниковъ, къ другой пищали одинатцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по осьми золотниковъ.
Отъ той Середней башни до наугольной башни острожные стѣны по мѣре шестьдесятъ два сажени.
Башня наугольноя что отъ Оскола рублена въ четыря
— 76 —

Ровъ.
стѣны въ одинъ рядъ, лѣсъ липовой, стѣны всѣ равны, въ длину стѣна полутретья сажени, обламы въ длину полтретья сажени, стѣна въ верхъ съ обламы полъсажени; въ той наугольной башнѣ двѣ пищали скорострѣльныхъ желѣзныхъ, къ тѣмъ двумъ пищалемъ одиннатцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по семинатцати золотниковъ; да въ той же башни три затинныхъ пищалей, къ двумъ пищалемъ семьнатцать ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по шти золотниковъ, къ третьей пищали шесть ядеръ желѣзныхъ, ядро вѣсомъ по семи золотниковъ. Отъ тое Наугольной башни до Рускихъ воротъ до башни острожные стѣны по мѣре сорокъ девять саженъ. И всево около всево Волуйскова острогу и съ башнями по мѣре пятьсотъ саженей косыхъ, а ровъ около Волуйскова острогу копанъ съ трехъ сторонъ съ ровныхъ мѣстъ и тотъ ровъ копанъ мѣлко и во многихъ мѣстахъ осыпался, а надолобъ и пестику около того Волуйскова острогу нѣтъ, и острогъ отъ земли подгнилъ и башни отъ земли и въ редахъ погнили-жъ и никакими крѣпостьми Волѵйской острогъ не укрепленъ, а четвертоя сторона Волуйскова острогу отъ реки Волуя гора, ровъ не копанъ, і всево у Волуйскова острогу двои ворота да колитка да шесть башенъ глухихъ.»
Колодезь.
«Да въ острогѣ у Воденыхъ воротъ колодезь испорченъ, рубленъ въ четыря стѣны, лѣсъ дубовой, стѣны по сажени, копанъ тотъ колодезь девяти саженъ а воды ныне въ немъ нѣтъ, засорился.»
Тайникъ.
«Тайникъ изъ острогу копанъ подъ гору къ рекѣ Волуйкѣ, до воды по мѣре отъ острога тритцать саженъ а поперекъ тайника по мѣре сажень, стѣны въ тайнику по мѣре отъ земли въ верхъ сажень безъ чети, тотъ тайникъ доведенъ до реки Волуя, у реки Волуя въ томъ тайникѣ копанъ колодезь, поставленъ изъ трубъ дубовой и Тотъ тайницкой колодезь около обмыло водою и съ верху землю и потолокъ рознесло и нынѣ тотъ тайницкой колодезь не сдѣланъ и не вычищенъ, въ приходъ къ Волуйскому острогу большихъ воинскихъ людей въ осадную пору имать воды изъ тово колодезя не мочно.»
Смѣта воеводъ и сдача казеннаго имущества.
«Въ прошломъ рн (7150—1642) году Февраля въ к (20) день принелъ на Волѵйке Стольникъ і воевода Павелъ Ѳедоровичъ Левонтьевъ у воеводы у Ѳедора Івановича Голенищева Государевы зелейные и свинцовые казны зелья ручнова и пушачнова сто сорокъ семь пудъ восемь гривенокъ, а свинцу сто тритцать пудъ три гривенки, да съ Стольникомъ і воеводою съ
— 77 —

Рогульки.
Павломъ Ѳедоровичемъ Левонтьевымъ прислано на Волуйку съ Москвы Государеве зелейной казны тритцать пять пудъ а свинцу пятдесятъ пять пудъ і всево пороху сто восемьдесятъ два пуда восемь гривенокъ а свинцу что принето у Ѳедора Голенищева и что прислано съ Москвы на Волуйку съ Стольникомъ и воеводою съ Павломъ Ѳедоровичемъ Левонтьевымъ всево сто восемьдесятъ пять пудъ три гривенки и въ рн и въ рнд (въ 1642 и въ 1643) году при Стольникѣ і воеводъ Павлѣ Ѳедоровичѣ Левонтьевѣ тово пороху въ разходѣ дватцать шесть пудъ на пушечную стрѣльбу и къ пушкамъ на затравки и роздано для походовъ Волуйскимъ служилымъ ратнымъ людемъ, а свинцу въ расходѣ дватцать одинъ пудъ тритцать гривенокъ и ныне въ остаткѣ на лицо въ Государеве въ зелейной казнѣ воевода Перфилей Івановичь Колтовской принелъ у Стольника и воеводы у Павла Ѳедоровича Левонтьева зелья ручнова и пушачнова сто пятьдесятъ шесть пудъ, а свинцу принелъ на лицо сто шестьдесятъ четыря пуда тритцать гривенокъ да свинцовыхъ литыхъ ядеръ и пулекъ къ скорострѣльнымъ и къ затиннымъ пищалемъ, а въ нихъ вѣсу дватцать пять пудъ шестнадцать гривенокъ, да принето на лицо восемь тысячъ рогулекъ».
По склейкамъ листовъ свитка подписано: «Къ сей росписи Перфилей Колтовской руку приложилъ».
На оборотѣ надписано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской Приказъ».
Тутъ же помѣчено: «рнв (7152—1644) Марта въ лл (31) день подалъ отписку Волуйской Черкашенинъ Гришка Семеновъ».
На оборотѣ первой бумаги въ верху положена резолюція: «Въ Государевѣ казнѣ въ зельѣ и въ свинцѣ справитца съ прежними росписьми».
Свитокъ 11. БРЯНСКЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русіи, холопъ твой Гришка Долгорукой челомъ бьетъ: въ прошломъ Государь во рн (7130—1642) году Августа въ д (1) день прислана твоя Государева Царева і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русіи грамота изъ Пушкарского Приказу во Брянескъ ко мнѣ холопу твоему а по твоей Государевѣ грамотѣ велено мнѣ холопу твоему которые во Брянскомъ у твоего Государь наряду полуторныхъ и полковыхъ пищалей станковъ и колесъ нѣтъ все переписать и переписавъ Государь съ лут-
— 78 —

шими людьми велѣно мнѣ холопу твоему смѣтить сколько на худые и на новые станы и колеса какова лѣсу надобно, да о томъ Государь велено мнѣ холопу твоему отписать смѣтную роспись съ ценою за руками тѣхъ людей которые у смѣты будутъ прислать къ тебѣ Государю къ Москвѣ и велено подать въ Пушкарскомъ Приказѣ Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскому да дьякомъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому.
«И по твоей Государевой грамотѣ я холопъ твой которые станы и колесы худы и подъ которыми пищальми становъ и колесъ нѣтъ велѣлъ то все переписать и переписавъ Государь съ тутошними людьми смѣтилъ сколько на худые и на новые станы і колеса какова лѣсу надобно, тому всему смѣтную роспись съ цѣною за руками тѣхъ людей которые со мною холопомъ твоимъ у смѣты были подклея подъ сею отписку послалъ къ тебѣ Государю къ Москвѣ і велѣлъ подать въ Пушкарскомъ Приказѣ Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову-Мосальскому да дьякомъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому.
Смѣтная роспись.
«Роспись что у пищалей и у тюфяковъ надобно станковъ и колесъ и на станки и на колеса желѣза.
Въ Городовыхъ Большихъ воротахъ у большой пищали станокъ и колѣса добры, только надобно ободъ обить желѣзомъ.
Отъ Большихъ воротъ идучи налево на колене тюфякъ колѣса и станокъ худы, а здѣлаютъ во Брянску а за дѣло надобно тринатцать алтынъ двѣ деньги.»
Пищаль-змѣй.
«Пищаль Змѣй подлѣ Селиверстова двора Львова колѣса и станокъ худы а сдѣлаютъ во Брянску а за дѣло надобно дватцать алтынъ.
Пищаль мѣдная полуторная что возле пустого воеводского двора колѣса и станокъ худы а во Брянску здѣлать не умѣть, а желѣза веретена и намѣтокъ нѣтъ.
Пищаль мѣдная полковая на тайнишной башни противъ воеводского двора а у станковъ колеса худы, а здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно за колѣсы шесть алтынъ четыре деньги.
На той же башни пищаль желѣзная волконѣя, колѣса худы а здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно за колѣсы пять алтынъ двѣ деньги.
На Спаской башни пищаль желѣзная волконѣя, колѣса
— 79 —

у станковъ худы а здѣлаютъ во Брянску, цена колѣсамъ за дѣло пять алтынъ двѣ деньги.
На Архангельской башни волконѣя желѣзная, у станковъ колѣсы худы полосъ и намѣтокъ обѣихъ желѣзныхъ нѣтъ, колѣсы здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно пять алтынъ двѣ деньги.
У Судковскихъ воротъ тюфякъ, колесъ и станку нѣтъ а здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно тринатцать алтынъ двѣ деньги.
Да на тѣхъ-же воротахъ въ верху пищаль мѣдная полуторная, колѣса худы, а во Брянскѣ здѣлать нѣкому и желѣзныхъ обручей и намѣтокъ нѣту.
Въ Рукавной башни внизу тюфякъ, колѣса и станокъ худъ и намѣтокъ и кольца нѣтъ, станокъ и колѣса здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно тринатцать алтынъ двѣ деньги.
На той же башни вверху пищаль мѣдная полуторная, у станка колѣса худы и намѣтки нѣтъ, а въ Брянску колѣсъ здѣлать нѣкому.»
Тайничный колодезь.
«Въ городѣ-жъ у тайничного колодезя валъ переломленъ на чомъ колѣса ходятъ и обручей желѣзныхъ нѣтъ.
На Бушуевской башнѣ пищаль мѣдная, а намѣтокъ на ней нѣтъ.
На той же башни вверху пищаль полковая, колѣса худы, намѣтки да полосы нѣту, а здѣлаютъ во Брянску, а за колѣсы надобно за дѣло пять алтынъ двѣ деньги.
Подлѣ Воскресенской башни пищаль полковая, у станка колѣсы худы, здѣлаютъ во Брянску а за колѣсы надобно за дѣло пять алтынъ двѣ деньги.
На Воскресенской башни пищаль мѣдная вестовая, станку и колѣсъ нѣтъ и дву веретенъ въ стану нѣтъ, намѣтокъ и полосы нѣту, а станка и колѣсъ во Брянску здѣлать нѣкому.
Да въ новопрібыломъ острогѣ на Пьяной башнѣ у пищали колѣса худы, здѣлаютъ во Брянску, а за колѣсы за дѣло надобно пять алтынъ двѣ деньги.
У Пятницкой башни у стѣны у тюфяка станокъ и колеса худы, здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло тринатцать алтынъ двѣ деньги.
У Пятницкой башни внизу у мѣдной пищали у полуторной полосы обламаны да дву петель и крюка нѣтъ, а станокъ и колесы добры.
Въ Рожиной башнѣ внизу у тюфяка намѣтки нѣтъ.
— 80 —

«Подлѣ Гаврилова Попова двора у тюфяка колѣсы худы, здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло пять алтынъ двѣ деньги.
На Никольскихъ воротѣхъ тюфякъ, колѣсы худы, здѣлаютъ во Брянску, а намѣтки нѣтъ, а за колѣсы за дѣло надобно пять алтынъ двѣ деньги.
У Корачевскихъ воротъ у тюфяка станокъ і колѣсы худы, здѣлаютъ во Брянску, а за дѣло надобно за станокъ и за колѣса тринатцать алтынъ двѣ деньги.»
Количество желѣза, исчисленное на всѣ исправленія, а также цѣна желѣза въ Брянскѣ.
«I всего желѣза надобно на вѣсь нарядъ на станки и на колѣсы и на колодезную подѣлку пять связокъ желѣза а связку желѣза во Брянску купятъ по рублю».
На оборотѣ росписи во всю длину свитка или столпца сдѣланы подписи лицъ, находившихся при освидѣтельствованіи имущества:
«Къ сей росписи Микитка Кызинъ у Брянскихъ пушкарей мѣсто Томилы Пенчукова да Логвина Чернеца по ихъ велѣнью руку приложилъ.»
Пушкари Купріянъ и Матвѣй Пугачовы.
«Къ сей росписи Ѳедоръ Тонкой и вмѣсто пушкарей Михаила Силцова да Купри Пугачова да Мотвея Пугачева да Василья Силцова да Офонасья Пинчукова да Якова Волкова по ихъ велѣнью руку приложилъ.
Къ сей росписи Пушкарь Ѳедоръ Селимовъ руку приложилъ.
Къ сей росписи затинщикъ Василей Орловцевъ вмѣсто Григорья да Дмитрія Орловцевыхъ по ихъ велѣнью руку приложилъ.
Къ сей росписи Ѳедька Алексѣевъ вмѣсто Брянскихъ пушкарей Ѳедора Соколцова, Дениса Кобякова по ихъ велѣнью руку приложилъ, и отца своего въ мѣсто Алексѣя.
Къ сей росписи Кирилка Ѳедоровъ въ мѣсто Степана Тулакова по его велѣнью руку приложилъ.
Къ сей росписи Брянской пушкарь Васька Засѣцкой руку приложилъ.
Къ сей росписи Брянской пушкарь Васька Вошеничинъ руку приложилъ.
Къ сей росписи пушкарь Ѳедька Градской руку приложилъ.
Къ сей росписи Брянской пушкарь Богданъ Филиповъ руку приложилъ.
Къ сей росписи Ивашка Надеинъ вмѣсто пушкаря Степанца Смольгенева по его велѣнью руку приложилъ.
— 81 —

Къ сей росписи Пушкарь Ѳролка Бещеной руку приложилъ.»
На верху первой бумаги, которая какъ видно была свернута пакетомъ, написано:
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русіи. Апрѣля въ л (30) день подалъ отпись пушкарь Ѳедька Комаровъ».
Въ заголовкѣ резолюція: «Изъ росписи выписать».
Свитокъ 12. НОВОСИЛЬ.
Книги имущества.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. холопъ твой Ѳетька Плещѣевъ челомъ бьетъ. Въ нынѣшнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі указу велѣно Государь мнѣ холопу твоему быть на твоей Государеве службѣ въ Новосили на Князя Григорьева мѣсто Шеловского, а по твоему Государеву указу велѣно Государь мнѣ холопу твоему у нево Князя Григорья принять городъ и городовые ключи и по городу нарядъ и въ казнѣ зелье и свинецъ и всякие пушачные запасы и всякие городовыя крѣпости пересмотрѣть и принявъ Государь городъ и городовые ключи и по городу нарядъ и въ казнѣ зелья и свинецъ и всякие пушачные запасы и то Государь все велѣно мнѣ холопу твоему написать въ книги, да тѣ Государь книги велѣно Государь мнѣ холопу твоему прислать къ тебѣ Государю къ Москвѣ въ Пушкарской Приказъ и по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русіи указу я холопъ твой у Князя Григорье Шеховского Новосиль и городовые ключи и по городу нарядъ и въ казнѣ зелья и свинецъ и всякие пушечные запасы я холопъ твой принялъ и принявъ и переписавъ по городу нарядъ и въ казнѣ зелья и свинецъ и всякие пушачные запасы въ книги, да тѣ Государь книги я холопъ твой послалъ къ тебѣ Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі съ сею отпискою вмѣстѣ, а отписку Государь и книги *) я холопъ твой велѣлъ подать въ Пушкарскомъ Приказѣ».
*) Книги эти, вѣроятно, и по нынѣ остаются при дѣлахъ бывшаго Пушкарскаго Приказа.
— 82 —

На оборотѣ бумаги надписано:
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской Приказъ».
Тутъ же помѣчено:
«рнв года Генваря въ гГ (13) день подалъ Новасилецъ Дороѳей Дуровъ.
На оборотѣ вверху резолюція: «Въ столпъ а о нарядѣ и запасехъ справитца съ прежними росписьми».
За тѣмъ къ столпцу или свитку подклеена отписка Григорія Старова въ Пушкарскій приказъ, по челобитной Новосильна сына боярскаго Исая Хорощалова, о взятіи на поруки Пушкаря Авдѣева по иску въ 20 рублей, но мы пропускаемъ это донесеніе, какъ неотносящееся къ распоряженію Пушкарскаго приказа, который требовалъ отъ воеводъ доставить свѣдѣнія о состояніи засѣчныхъ или пограничныхъ городовъ и крѣпостей.
Свитокъ 13. ВЕНЕВЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Івка Гагинъ челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву указу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ на Веневѣ и на Веневѣ Государь острогъ во многихъ мѣстахъ заставленъ дровами изнутри и обламы Государь погнили и башни Государь которыя были покрыты и крышки Государь погніли всѣ и мосты, и въ приходъ Государь воинскихъ людей изъ верхнихъ боевъ изъ пушакъ зъ башенъ стрѣлять не мочна, верхи всѣ погніли, и въ башнехъ мосты, а по стѣнамъ Государь на обламохъ съ пищальми и со всякимъ боемъ сидѣть по стѣнамъ людемъ не мочна; всѣ погніли, обламы обволялисе, и острогъ Государь худъ, весь подгнілъ, и о томъ Государь мнѣ холопу своему какъ укажетъ».
На оборотѣ бумаги, которая была сложена пакетомъ надписано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской приказъ».
Тутъ же помѣчено: «рнв года Февраля въ к4 (29) день *) подалъ отписку веневской пушкарь Олисѣйка Бочарникъ».
*) 1644-й годъ былъ высокосный.
— 83 —

На той же сторонѣ въ верху резолюція: «Внесть въ докладную роспись».
Продолженіе свитка: другая позднѣйшая отписка о томъ-же, какъ видно повторительная.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Івашка Гагинъ челомъ бьетъ въ нынешнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву указу велѣно мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ на Веневе, и по твоему Государеву указу я холопъ твой ходилъ дозирать по городу и по башнемъ гдѣ ставить къ веснѣ для ради приходу воинскихъ людей твой Государевъ снарятъ пушки. И на Веневе Государь острогъ худъ во многихъ мѣстехъ изнутря заставленъ дровы, а у башенъ Государь верхи погніли, всѣ обвалялисе и мосты Государь въ башнехъ всѣ погніли и на верхнихъ боехъ твоего Государева снаряду пушекъ къ весне ставить не мочно, башни худы и острогъ Государь худъ, по обламомъ въ приходъ воинскихъ людей осаднымъ людемъ ни съ какимъ боемъ сидѣти не мочно, а тайникъ Государь огнилъ весь обвалялсе и отомъ Государь мнѣ холопу своему какъ укажетъ».
На оборотѣ надписано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа рѵсиі. Въ Пушкарской Приказъ». Тутъ же помѣчено: «рнв~го Апрѣля въ ф (9) день подалъ Веневской пушкарь Филимонъ Тарасовъ».
Въ верху резолюція: «Написать въ докладѣ».
Свитокъ 14. МЦЕНСКЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Васька Поливановъ челомъ бьетъ въ прошломъ Государь во рнд (7151— 1643) году Іюня въ иГ (18) день прислана твоя Государева Царева і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі грамота изъ Пушкарского приказа ко мнѣ холопу твоему за приписью дьяка Посника Задонскаго а по твоей Государевѣ грамотѣ велено мнѣ холопу твоему взять съ собою тутошнихъ всякихъ чиновъ людей да съ тѣми людьми на городовые худыя мѣста лѣсъ и тесъ велено смѣтить сколько на то городовое кровельное и на острожное дѣло надобно лѣсу и тесу и гвоздья разныхъ статей да къ той смѣтной росписи тѣмъ людемъ, которые со мною холопомъ твоимъ у смѣты будутъ» велѣть руки свои приложить и по той смѣтной росписи за ихъ руками лѣсъ и тесъ велѣть имъ готовить какъ пашенная пора минетца, да о томъ велѣно мнѣ холопу твоему отпи-
— 84 —

Непослушаніе дворянъ и дѣтей боярскихъ ставить лѣсъ для городскихъ исправленій.
Разсыльщики.
Съѣзжая изба и доѣзжія памяти.
Понятые.
сать а отписку и смѣтную роспись за руками тѣхъ людей которые со мною холопомъ твоимъ у смѣты будутъ прислать къ тебѣ Государю къ Москве и велѣть подать въ Пушкарскомъ приказѣ твоему Государеву Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскому да твоимъ Государевымъ дьякомъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому, и по твоей Государеве грамотѣ я холопъ твой взявъ съ собою Мценскихъ пушкарей и затинщиковъ да козеннова плотника Ѳефилка Григорьева и іныхъ плотниковъ да съ тѣми людьми на городовые худые мѣста лѣсъ и тесъ велѣлъ смѣтить сколько на то городовое кровельное и на острожное дѣла надобно лѣсу и тесу и гвоздья розныхъ статей да къ той смѣтной росписи тѣмъ людемъ которые со мною холопомъ твоимъ у смѣты были велѣлъ руки приложить, а дворяне и дѣти боярскіе Мценяне меня холопа твоего не послушали, на городовыя худыя мѣста лѣсу и тесу смѣчать со мною холопомъ твоимъ не пошли и я холопъ твой по той смѣтной росписи которыя люди со мною холопомъ твоимъ у смѣты были велѣлъ на городовое и на острожное дѣло лѣсъ и тесъ готовить сошнымъ людемъ, а дворяне и дѣти боярскіе твоего Государева указу не слушаютъ, на городовое и на острожное дѣло тесу и лѣсу не готовятъ чинятца сильны и прежъ сего я холопъ твой къ тебѣ Государю о томъ писалъ и смѣтную роспись послалъ въ Пушкарской приказъ сколько надобно лѣсу и тесу, да въ нынешнемъ Государь во рнв году по прежнему твоему Государеву указу посылалъ я холопъ твой во Мценской уѣздъ Мценскихъ розсыльщиковъ для сошныхъ людей чтобы они лѣсъ и тесъ на городовую подѣлку готовили ныне по зимнему пути и Мценскіе росыльщики Гришка Борзиковъ съ товарищи принесли ко мнѣ холопу твоему въ Съѣзжую избу доѣзжія памяти за руками, а въ доѣзжихъ Государь ихъ памятехъ написано: ѣздили они во Мценской уѣздъ взявъ съ собою понятыхъ чтобъ дворяне и дѣти боярскіе въ городъ во Мценскъ везли лѣсъ и тесъ на городовую подѣлку и дворяне и дѣти боярскіе твоего Государева указу не послушали, учинилися сильны, лѣсу и тесу въ городъ во Мценскъ не вязутъ Марта по и (8) день я холопъ твой взявъ у Мценскихъ росылщиковъ доѣздные памяти за руками и подклея подъ отписку послалъ къ тебѣ Государю къ Москвѣ и велѣлъ подать въ Пушкарскомъ Приказѣ, и о томъ мнѣ холопу своему какъ укажетъ».
На оборотѣ донесенія надпись: «Государю Царю і Великому
— 85 —

Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі». Тутъ-же помѣчено рнв Апрѣля КФ (29) дня Мценской розсыльщикъ Васька Власовъ».
На задней сторонѣ бумаги резолюція: «Послать Государеву грамоту къ воеводѣ по прежнему Государеву указу».
Далѣе подъ донесеніемъ воеводы Поливанова подклеены три доѣзжія памяти разсыльщиковъ, съ объясненіемъ непослушанія дворянъ и другихъ лицъ.
Затѣмъ въ свиткѣ заключается черновая грамота воеводѣ Петру Беклемишеву, который какъ видно, былъ назначенъ на смѣну воеводы Василія Поливанова:
Грамота изъ Пушкарскаго Приказа воеводѣ Беклемишеву.
«Отъ Царя і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі во Мценескъ воеводѣ нашему Петру Михаиловичу Беклемишеву. Въ прошломъ во рнл (7151—1643) году Апрѣля въ КИ (28) день послана наша Грамота изъ Пушкарского приказу къ воеводѣ Василью Поливанову велѣно ему взять съ собою тутошнихъ воинскихъ чиновъ лутчихъ людей да съ тѣми людьми смѣтить сколько во Мценску на городовое кровельное и на острожное дѣло надобно лѣсу и тесу и гвоздья розныхъ статей да къ той смѣтной росписи тѣмъ людемъ которые съ нимъ у смѣты будутъ велѣно руки приложить и по смѣтной росписи за ихъ руками лѣсъ и тесъ уѣзднымъ людемъ велено готовить какъ пашенная пора минетца, да о томъ велено отписать и смѣтную роспись за руками прислать къ намъ къ Москвѣ въ Пушкарской приказъ и въ нынешнемъ въ рнв году Октября въ 5 Г (16) день писалъ къ намъ изо Мценска воевода Василей Поливановъ и прислалъ смѣтную роспись вмѣсто Мценскихъ пушкарей и затинщиковъ за поповыми руками и по смѣтной росписи на городовые и на всякія подѣлки надобно двѣ тысячи сто девяносто семь бревенъ, три тысячи двѣсте тритцать тесницъ разныхъ статей три тысячи двѣсте восемьдесятъ гвоздей и онъ де по смѣтной росписи на дворянъ и на дѣтей боярскихъ лѣсъ и тесъ и гвоздье розвытилъ по платежнымъ книгамъ и велѣлъ имъ лѣсъ и тесъ и гвоздье по розвыткѣ готовить і везти къ городскому и острожному дѣлу, и дворяне де и дѣти боярскіе нашего указу не слушаютъ, лѣсу и тесу и гвоздья не готовятъ, чинятца сильны і къ смѣте съ нимъ не пошли, да Апрѣля въ КФ (29) день писалъ къ намъ изъ Мценска воевода Василей Поливановъ и прислалъ три доѣздные памяти Мценскихъ розсыльщиковъ Гришки Ворекова да Назарка Іванова да Семка
— 86 —

Кошеварова, а въ доѣзжихъ ихъ памятехъ написано ѣздили они во Мценской уѣздъ въ Чернской да въ Сатыевской да въ меньшой Городецкой станы высылали дворянъ и дѣтей боярскихъ съ лѣсомъ и съ тесомъ на городовое и на острожное дѣло и сошные люди нашего указу не послушали, лѣсу и тесу на городовое и на острожное дѣло во Мценескъ не повезли, и какъ тебѣ ся наша грамота придетъ и ты-бъ Мщенянамъ дворяномъ и дѣтямъ боярскимъ і всякимъ сошнымъ людемъ на городовое и на острожное дѣла лѣсъ и тёсъ и гвоздье по розвыткѣ велѣлъ готовить и везти къ дѣлу какъ пашенная пора минетца а какъ сошные люди на городовое и на острожное дѣло лѣсъ и тесъ и гвоздье изготовятъ и къ дѣлу вывезутъ и ты-бъ велѣлъ имъ городское и острожное дѣло дѣлать. ... да о томъ бы еси къ намъ отписалъ а отписку велѣлъ подать въ Пушкарскомъ приказѣ Окольничему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскому да дьякомъ нашимъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому. Писана на Москвѣ лѣта Маія въ .. день».
Тутъ-же приписано: «Не отпущена для того, что объ ослушникахъ ничево не помѣчено».
Свитокъ 15. МОСАЛЬСКЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Івашка Шихматовъ челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государь во рнв (7152—1644) году Сентября въ Г (10) день прислана ко мнѣ холопу твоему въ Мосалескъ твоя Государева Царева і Великаго Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі грамота изъ Пушкарского приказу за приписью твоего Государева Діака Посника Задонскаго а въ твоей Государевой грамотѣ писано велѣть мнѣ холопу твоему на городовую подѣлку на шестьдесятъ на семь саженъ лѣсъ готовить сошнымъ людемъ какъ пашенная пора минетца а вывезть къ городовому дѣлу тотъ лѣсъ велѣть по зимнему пути тысячу двѣстѣ бревенъ а стрѣльцомъ и казакамъ велѣть тое городовую подѣлку подѣлать въ готовомъ лѣсу а какъ на городовое дѣло лѣсъ изготовятъ и о томъ велено мнѣ холопу твоему къ тебѣ Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі къ Москвѣ отписать а отписку велѣть подать въ Пушкарскомъ приказѣ твоему Государеву Окольцичему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскому да твоимъ Государевымъ діякомъ
— 87 —

Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому, и я холопъ твой по той твоей Государево грамотѣ на ту городовую подѣлку на шестьдесятъ на семь саженъ лѣсъ готовить велѣлъ зимнимъ путемъ и уѣздныя Государь люди на ту городовую подѣлку по твоему Государеву указу лѣсу вывезли девятьсотъ двадцать восемь бѣрвенъ и иные Государь уѣзные люди твоего Государева указу не послушали, а не довезли Государь лѣсу двухъсотъ семидесяти двухъ бервенъ и тѣ Государь уѣзные люди сказали мнѣ холопу твоему какъ де на то городовое дѣло лѣсу не достанетъ и мы де тотъ лѣсъ двѣсте семьдесятъ два берна и довеземъ, а стрѣльцомъ и казакомъ я холопъ твой твой Государевъ указъ сказывалъ что имъ ту городовую подѣлку шестьдесятъ семь саженъ дѣлать въ готовомъ лѣсу и они Государь холопу твоему сказали что намъ де того городовова дѣла штидесяти семи саженъ не дѣлать, а есть де у насъ подъписная челобитная, что Государь насъ пожаловалъ — городоваго дѣла дѣлать не велѣлъ, да въ нынѣшнемъ Государь во рнй (7152 — 1644) году Апрѣля въ 3Г (17) день прислана ко мнѣ холопу твоему въ Мосалескъ твоя Государева Царева і Великаго Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі грамота изъ Пушкарского приказу, а въ твоей Государеве грамотѣ писано что бутто я холопъ твой острожная дѣла дѣлаю безъ твоего Государева указу и сошнымъ людемъ бутто я холопъ твой чиню налоги невѣдомо почему, да о томъ велено мнѣ холопу твоему къ тебѣ Государю къ Москвѣ отписать тотчасъ какими людьми то острожное дѣло дѣлаю и я холопъ твой старого острогу ломать не веливалъ никому и того острожнаго дѣла не дѣлаю никакими людьми и уѣзднымъ людемъ я холопъ твой налоги никакія не чиню и новова острогу безъ твоего Государева указа не дѣлаю и о томъ Государь мнѣ холопу своему какъ укажетъ».
На оборотѣ бумаги надпись: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской приказъ».
Тутъ-же помѣчено: «рнв (7152—1644) г. Маія въ д (4) день подалъ Мосальской казакъ Савка Ивановъ».
На верху резолюція: «Взять къ отпуску».
Свитокъ 16. БОЛХОВЪ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Еноклычка Челищевъ челомъ бьетъ: въ
— 88 —

Опасность въ случаѣ прихода непріятеля.
нынешнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву Цареву і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі ноказу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ въ Болховѣ на Олферьево мѣсто Хитрова и велено мнѣ холопу твоему Болховской острогъ і всякихъ острожныхъ крѣпостей осмотрѣть, и по твоему Государеву Цареву і Великого князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі ноказу я холопъ твой Болковского острогу и острожныхъ крѣпостей осматривалъ и въ Болховѣ Государь острогъ поставленъ тынъ а обламовъ и короватей (?) во стону нѣтъ, а въ которыхъ Государь мѣстехъ обламы есть и тѣ обламы худы, боевъ верхнихъ и подошвенныхъ нѣтъ, и въ приходъ Государь большихъ воинскихъ людей въ Болховскомъ острогѣ сидѣть страшно и о томъ холопу своему какъ ты укажешъ».
На оборотѣ бумаги, которая была сложена пакетомъ надписано: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской приказъ».
Ниже помѣта: «рнв года Марта въ кз (27) день подалъ изъ Волхова пушкарь Ѳедька Микитинъ сынъ Ладыгинъ».
Вверху резолюція: «Выписать въ докладъ».
Свитокъ 17. СЕРПЕЙСКЪ.
Башни.
Тайникъ.
Станки и колеса гніютъ.
«Государю Царю і -Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Івашко Жемчужниковъ челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государь во рНВ (7152—1644) году Генваря въ 5 (6) день велѣно мнѣ холопу твоему быть на твоей Государеве службѣ въ Серпѣйску, по наказу за приписью изъ розряду Діака Григорья Ларивонова на Іванова мѣсто Кашкорова, а въ твоемъ Государеве ноказѣ у меня холопа твоего написано: а велѣно мнѣ холопу твоему о городѣ о Серпейску і о нарядѣ і о пороховой казнѣ і о свинцу писать къ тебѣ Государю въ Москвѣ въ Пушкарской приказъ, и Серпѣйскъ Государь городъ башни всѣ подгнили и заволилися а по звеномъ Государь ни одново стоячево бревна нѣтъ, а тайникъ Государь весь выгнилъ и землею завалился, а нарядъ Государь стоитъ безъ кровли середъ насыпи, станки и колеса погнили, и будетъ Государь которое дурно учинитца надъ пороховою казною и надъ норядомъ и мнѣ холопу твоему въ томъ отъ тебя Государя въ опалѣ не быть.»
— 89 —

Пакетъ былъ адресованъ: «Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі въ Пушкарской приказъ».
Подъ адресомъ помѣчено: «рнв Февраль въ зі день подалъ Серпіенинъ Добрыня Кисленской».
На оборотной сторонѣ бумаги резолюція: «Написать въ докладную роспись».
Свитокъ 18. ПЕЧЕРНИКИ.
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі холопъ твой Михалка Огибаловъ челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государь во рнв (7152—1644) году по твоему Государеву Цареву і Великаго Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі указу велено мнѣ холопу твоему быть на твоей Государевой службѣ въ Печерникахъ, и здѣсь Государь въ Печерникахъ твоя Государева пороховая казна стоитъ въ погребе въ земленомъ, а въ погребе Государь вода и козенныя сторожи воду выливаютъ безпрестанно и у погреба Государь потолочины огнили и погребъ завалился а струбъ згнилъ, а тотъ Государь погребъ непокрытъ а козна твоя Государева пороховая мокра и что твоей Государевой кознѣ какая поруха учинитца и мнѣ бъ холопу твоему отъ тебя Государя Царя і Великого Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі о томъ въ опале не быть и о томъ Государь мнѣ холопу своему какъ укажешъ».
На оборотѣ бумаги надпись:
«Государю Царю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі. Въ Пушкарской Приказъ». Тутъ-же помѣчено: «рнв. Маія въ й (8) день подалъ Печерниковской розсылщикъ Ѳедька Иевлевъ».
Черновая съ грамоты Михаилу Огибалову.
На верху резолюція и согласно съ нею написана черновая, подклеенная ниже, грамота:
«Отъ Царя і Великаго Князя Михаила Ѳедоровича всеа русиі въ Печерники Михайлу Ивановичу Огибалову. Въ нынешнемъ во рнв году Маія въ й (8) день писалъ еси къ намъ по нашему указу велено тебѣ въ Печерникахъ наша пороховая казна устроить въ погребѣ въ зелейномъ и въ погребѣ де вода і козенныя сторожи воду выливаютъ безпрестанно і у погреба де потолочины огнили и погребъ заводился а струбъ сгнилъ и тотъ де погребъ не покрытъ а наша де зелейная казна мокнетъ и намъ бы о томъ велѣть указъ учинить и какъ къ тебѣ ся наша грамота придетъ а зелейной будетъ погребъ худъ и ты бъ съ
— 90 —

Предосторожность при пересушкѣ пороха.
тутошними съ лутчими людьми смѣтилъ сколько на зелейной погребъ надобно каково лѣсу и велѣлъ написати въ роспись, да къ той росписи велѣлъ тутошнимъ людямъ руки свои приложить да по той росписи зелейной погребъ велѣлъ здѣлать не блиско хоромъ сошными людьми и покрыть скалами и дерномъ, а зелье велѣлъ бы еси пересушить пушкаремъ а у пересушкѣ велѣлъ быть Печерниковскимъ посадцкимъ лутчимъ людемъ двумъ человѣкомъ для береженья, а велѣлъ бы еси тое нашу зелейную казну пересушить при себѣ и отъ огня въ то время велѣлъ держать береженье великое, и пересуша велѣлъ бы еси то зелье устроить въ бочки и поставить въ погребъ, а какъ зелейной погребъ сошные люди здѣлаютъ и зелье пересушатъ и ты бъ о томъ отписалъ къ намъ къ Москвѣ, а отписку велѣлъ подать въ Пушкарскомъ приказѣ Окольничему нашему Князю Ондрѣю Ѳедоровичу Литвинову Мосальскомѵ да дьякомъ нашимъ Осипу Пустынникову да Поснику Задонскому. Писана на Москвѣ лѣта (7152—1644) Маія въ вГ (12) день».
Припись Посникова. Послана Государева грамота въ Печерники къ Михаилу Огибалову о погребе, взялъ розсылщикъ Печерниковской Ѳедька Иевлевъ».
Свитокъ 19. КОЗЕЛЬСКЪ и БѢЛЕВЪ.
«Государемъ Царемъ і Великимъ Княземъ Иоанну Алексѣевичу Петру Алексѣевичу всеа великия и малыя и Бѣлыя росиі Самодержцемъ холопъ вашъ Якушка Тевешовъ челомъ бьетъ: въ нынешнемъ Государи во рч~мъ (7190—1682) году по указу брата Васъ великихъ государей блаженныя памяти великого Государя Царя і Великого Князя Ѳеодора Алексѣевича всеа великия и малыя и бѣлыя росиі самодержца велено мнѣ холопу вашему быть на Вашей великихъ Государей службѣ въ Козельской Столпицкой засѣки на Левонтьева мѣсто Зубкова, да Бѣлевской Боброковской засѣки на Григорьева мѣсто Спесивцова и досматривать у тѣхъ засѣкъ всякихъ засѣчныхъ порухъ, а велено Государи мнѣ холопу вашему брать на Козельскую Столпицкую засѣку и на Бѣлевскую Бобриковскую въ Бѣлевѣ у воеводы у Івана Шорстова для письма подъячихъ и для розсылки стрельцовъ и пушкарей и воевода Іванъ Шорстовъ для письма подъячего и для розсылки пушкарей давалъ на Бѣлевскую Боброковскую засѣку а къ Козельской засѣки онъ Иванъ подъячего и Стрельцовъ і пушкарей не давалъ, а Ко-
— 91 —

зельской воевода безъ вашего великихъ Государей указу и безъ грамоты для письма подъячихъ и для розсылки стрѣльцовъ и пушкарей къ тому засѣчному досмотру мнѣ холопу вашему не даетъ, а нынѣ по вашему великихъ Государей указу въ Бѣлевѣ воевода Микифоръ Васильевъ сынъ Юшковъ, и онъ Микифоръ безъ вашего великихъ Государей указу и безъ грамоты для письма подъячихъ и для розсылки Стрельцовъ и пушкарей къ той Бѣлевской и къ Козельской Засѣкамъ не даетъ же, а нынѣ по вашему великихъ Государей указу велено быть воеводою въ Бѣлеве Офонасью Романову сыну Хоныкову на Микифорово мѣсто Юшкова, и онъ Офонасій какъ будетъ въ Бѣлеве воеводою безъ вашего великихъ Государей указу и безъ грамоты мнѣ холопу вашему для письма подъячихъ и для розсылки стрельцовъ и пушкарей къ тѣмъ засѣкамъ не даетъ же, и о томъ мнѣ холопу своему что вы великие Государи укажете».
На обратной сторонѣ бумаги, которая до подклейки въ столпъ, была сложена пакетомъ, написано: «Государемъ Царемъ і Великимъ Княземъ Иоанну Алексѣевичу Петру Алексѣевичу всеа великія и малыя и бѣлыя росиі Самодержцемъ».
Немного пониже помѣчено: «рч (7190—1682) году Іюля въ еГ (15) день подалъ отписку Бѣлевскій пушкарь Ивашка Блохинъ».
Въ верху резолюція: «Выписать».
Докладная справка.
«Въ нынешнемъ во рч (7190—1682) году Февраля въ кс (25) день по указу блаженные памяти великого Государя Царя і Великого Князя Ѳеодора Алексѣевича всеа великия и малыя и и бѣлыя росиі Самодержца велено быть у Бѣлевской Бобриковской да у Козельской Столпицкой засѣки въ Засѣчныхъ Головахъ жильцу Якову Елисѣеву сыну Тевешеву, и тѣхъ засѣкъ всякихъ засѣчныхъ крепостей и порухъ досмотрѣть и о томъ писать къ Москвѣ въ Пушкарской приказъ».
А для письма подъячихъ и для розсылки стрельцовъ и пушкарей и розсыльщиковъ по скольку человѣкъ, доведетца имать ему въ Бѣлевѣ і въ Козельску у воеводъ».
И Іюля въ сі (15) день писалъ къ великимъ Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ Іоанну Алексѣевичу Петру Алексѣевичу всеа великия и малыя и бѣлыя росиі Самодержцемъ Засѣчной Голова Яковъ Тевешовъ изъ Бѣлева де воевода Иванъ Шерстовъ подъячего і стрельцовъ і пушкарей на Бобриковскую засѣку ему давалъ а къ Козельской Столпицкой засѣки подъя-
— 92 —

чихъ и служилыхъ людей не даетъ, а въ Бѣлевѣ де воевода Иванъ Шерстовъ перемененъ а на ево мѣсто велено быть Афонасью Ханыкову и о томъ велѣть великихъ Государей указъ учинить».
Резолюція.
По склейкамъ столпцовъ сдѣлана резолюція: « года Іюля въ Кд день по указу великихъ Государей Бояринъ Ѳедоръ Семеновичъ Урусовъ съ товарищи приказалъ въ тѣ городы къ воеводамъ о стрѣльцахъ и о пушкаряхъ и о розсыльщикахъ великихъ Государей грамоты противъ отписки велѣть тѣхъ служивыхъ людей давать ему по докладу къ тому дѣлу».
Тутъ-же написано: «рч Іюля въ не день отписать изъ Розряда въ Пушкарской приказъ кто въ тѣхъ городахъ воеводы и какъ къ нимъ пишутъ». Потомъ приписано другою рукою:
«Въ Козельску Федоръ Степановъ сынъ Поповцевъ».
«Въ Бѣлеве воевода Афонасей Романовъ сынъ Ханыковъ».
Черновая грамота.
«Отъ Царей і Великихъ Князей Іоанна Алексѣевича Петра Алексѣевича всеа великия і малыя і бѣлыя росиі Самодержцевъ въ Белевъ воеводѣ нашему Офонасью Романовичу Хоныкову: въ нынешнемъ во рч-мъ (7190—1682) году Іюля въ еі (15) день писалъ къ намъ великимъ Государемъ Засечной Голова Яковъ Тевешовъ изъ Белева де воевода Иванъ Шерстовъ подъячего і стрѣльцовъ і пушкарей на Бобриковскую засѣку ему давалъ, а ныне де по нашему великихъ государей указу велено въ Белевѣ воеводою быть тебѣ и безъ нашего великихъ Государей указу подъячего и служивыхъ людей ты ему не даешъ и о томъ велѣть бы намъ великимъ Государемъ указъ учинить, и какъ къ тебѣ ся наша великихъ Государей грамота придетъ и ты бъ Засечному Головѣ Якову Тевешову на Белевскую Бобриковскую засѣку для письма подъячего и для розсылки служилыхъ людей сколько человѣкъ доведетца велѣлъ давать чтобъ у него за письмомъ и за розсылкою засѣчному дѣлу мотчанья не было какъ ныне учинено. Писано на Москвѣ лѣта ^зрч года Іюля въ кз- (27) день».
Свитокъ 20. О засѣкахъ Козельскихъ и Бѣлевскихъ.
Донесеніе Засѣчнаго Головы Тевешова, о поврежденіи засѣкъ, 1682 г.
«Государемъ Царемъ и Великимъ Княземъ Іоанну Алексѣевичу и Петру Алексѣевичу всеа великия и малыя и бѣлыя росиі Самодержцемъ холопъ вашъ Якушка Тевешовъ челомъ бьетъ. Въ нынешнемъ Государи 30^4 (7190—1682) году по указу брата
— 93 —

Засѣчная черта.
вашего блаженныя памяти великого Государя Царя і Великого Князя Ѳеодора Алексѣевича всеа великія и малыя и бѣлыя росиі Самодержца, велѣно мнѣ холопу вашему быть у Козельской Столпицкой засѣки на Левонтьево мѣсто Зубкова, да на Белевской Бобриковской засѣке на Григорьево мѣсто Сколшилова и досматривать всякия засѣчныя порухи съ Русской и полевой стороны надъ помѣстными и надъ приписными сторожами и въ нынешнемъ же Государи во рч году Маія въ |Г (20) день ѣздилъ я холопъ вашъ около Белевской Бобриковской засѣки взявъ съ собою помѣстного сторожа Ѳильку Волкова да пушкаря Карпушку Матвѣева съ товарищи и у той засѣки досматривалъ засѣчныя порухи и наѣхалъ я холопъ вашъ въ той Бобриковской засѣки съ Польской стороны противъ пустоши у Семіона да Максима да Гаврила Афонасьевыхъ дѣтей Беленихиныхъ порухи въ засѣки многія посѣчено всякихъ деревъ березъ и дубу и ясену и ильму и липъ и всякихъ разныхъ деревъ пятьдесятъ, да противъ той же пустоши Косовой двѣ дороги и стежки въ засѣку наложены, да противъ Государи той же пустоши Косовой что бывала стежка старинная Шепилевская пешаходная а нынѣ стала дорога пробойная і ѣздятъ всякихъ чиновъ люди, да Игнатья Шепилева крестьяне учинилися сильны противъ своего звена на черту не пошли, а за ними порухи и стежка есть, да противъ деревни Архиповой Стольника Петра Васильевича Зиновьева отводу крестьянъ ево ссѣчено на Засѣчной чертѣ дубъ да ясень, да противъ пустовова звена что бывала деревня Узлакова вдовы Акулины Афонасьевой дочери Филиповской жены Хитрово противъ тово пустовова звена посѣчено всякихъ пятьдесятъ деревъ, да я жъ холопъ вашъ наѣхалъ съ польской же стороны противъ деревни Меркуловой Стольника Петра Васильевича Зиновьева отводу крестьянъ ево порухи въ засѣкѣ есть посѣченъ илемъ да ясень, дубъ, кленъ, да съ польской же стороны села Петрищева Стольника Никиты Ѳедоровича Юшкова крестьяня ево на черту не пошли, учинились сильны, и черты противъ своего звена не отвели, а противъ ихъ звена порухи въ засѣки есть, и о томъ что вы великіе Государи укажете, чтобъ мнѣ холопу вашему отъ васъ великихъ Государей въ опалѣ не быть».
На оборотѣ столпца адресъ:
«Государемъ Царемъ і Великимъ Княземъ Іоанну Алексѣевичу и Петру Алексѣевичу всеа великия и Малыя и Бѣлыя росиі Самодержцемъ».
— 94 —

Ниже подписано:
«рч года Іюля въ с Г (15) день подалъ отписку Белевской пушкарь Ивашко Блохинъ».
Свитокъ № 21. РОМАНОВЪ.
Челобитная романовскихъ помѣщиковъ Лопатовыхъ о тягостномъ строеніи. въ городѣ Романовѣ, башенъ, и распоряженіе о поверстаніи этихъ помѣщиковъ, въ городской повинности съ другими.
Наугольныя башни, близъ рѣки Волги, въ г. Романовѣ.
Объ исполненіи работъ повытно, (по раскладкѣ повинности на всѣхъ мѣстныхъ владѣльцовъ).
«Царю Государю і Великому Князю Михаилу Ѳедоровичу всеа русиі бьютъ челомъ холопи твои Микитка да Ѳедька Лопатовы твое Царское жалованье помѣстейцо у насъ холопей твоихъ въ Романовскомъ уѣздѣ, і какъ по твоему Государеву указу велѣно дѣлать городъ Романовъ і въ тое пору мимо посадцкихъ и уѣздныхъ людей, на то наше помѣстьецо накинули городское дѣло дѣлать Волгскіе наугольные башни надъ крутымъ ручьемъ, которымъ ручьемъ изъ ключевыхъ слоевъ течетъ вода въ Волгу, а мы холопи твои въ то время были малы, а побить челомъ и счесться съ сошными людьми за насъ было нѣкому, і вешнимъ временемъ тѣ городовыя прясла подмываетъ водою и розрушиваетъ въ тотъ крутой ручей і тѣ прясла крестьянишки наши мимо всѣхъ людей дѣлаютъ безпрестанно, и отъ тое городовой подѣлки розбрелись розно. Милосердый Государь Царь і Великій Князь Михаило Ѳедоровичъ всеа русиі! пожалуй насъ холопей своихъ вели, Государь, то подмойное мѣсто укрѣпить посадомъ и уѣздомъ всѣмъ сошнымъ людемъ повытно, чтобъ мы холопи твои мимо всѣхъ людей въ томъ городовомъ дѣлѣ въ конецъ не погибли и отъ твоей Царской службы не отбыли: Царь Государь, смилуйся пожалуй».
Резолюція.
На оборотѣ просьбы положена резолюція.
«рНВ (7І52—1644) Маія въ Г (10) день. Послать Государева грамоту на Романовъ велѣть приискать въ Съѣзжей избѣ городоваго дѣла черныя книги и досмотрѣть какъ въ книгахъ написано по развыткамъ по платежнымъ книгамъ съ тѣми помѣщикими Лопатовыми и велѣть смѣтить сколько на то мѣсто на подѣлку надобно какова лѣсу, а будетъ въ съѣзжей избѣ черновыхъ городоваго дѣла книгъ не сыщетъ, велѣть допросить о томъ городовомъ дѣлѣ посадцкихъ и уѣздныхъ людей по роз-
— 95 —

вытке ли то мѣсто на нихъ *) накинуто и ровно ли съ тѣми сошными людьми и по скольку на четверть городовова дѣла саженъ дѣлано, да о томъ взять у нихъ сказку за руками и прислать къ Государю къ Москвѣ, а до сыску и до Государева указу того мѣста дѣлать имъ **) не велѣть».
Далѣе къ столицу приклеена черновая, составленная въ смыслѣ резолюціи, грамота Романовскому воеводѣ Василію Григорьевичу Голохвастову, но конца этой грамоты при свиткѣ не находится.
Е. Гуляевъ.
*) Помѣщиковъ Лопатовыхъ.
**) Просителямъ.
— 96 —

ИСТОЧНИКИ РУССКОЙ ГЕРАЛЬДИКИ.


Д-ра Франца Пекосинскаго. *)
Когда въ изслѣдованіяхъ своихъ надъ польской средневѣковой геральдикою я убѣдился, что самые старые печатные знаки польскаго дворянства представляютъ не что иное, какъ скандинавскіе руны и что большая часть гербовъ польскаго дворянства, именно такихъ, которые никакимъ образомъ не поддаются ясному толкованію, принадлежатъ къ категоріи гербовъ, происходящихъ отъ руническихъ письменъ, сразу бросилось мнѣ въ глаза, что русская геральдика несравненно богаче такого рода гербами геральдики польской.
Поэтому я занялся подробнымъ изслѣдованіемъ русской геральдики и убѣдился, что русская геральдика обладаетъ не только такими руническими письменами, которыхъ слѣда нельзя найти въ геральдикѣ польской, но что важнѣе, что разные роды руническихъ прототиповъ, находящіеся въ русской геральдикѣ, такъ хорошо пополняютъ тѣ-же прототипы геральдики польской, что въ соединеніи представляютъ одно нераздѣльное цѣлое.
Притомъ оказалась такая тѣсная связь между польской и русской геральдикой, что нельзя было отказаться отъ предположенія, что либо одна геральдика происходитъ отъ другой, либо обѣ имѣютъ общее начало. Что касается общаго источника обѣихъ геральдикъ, русской и польской, то предположеніе это рухнуло, ввиду того очевиднаго факта, что геральдика есть плодъ культуры, культуру-же свою поляки почерпнули совершенно изъ другихъ источниковъ, чѣмъ русскіе, слѣдовательно объ общемъ источникѣ геральдики и рѣчи быть не можетъ.
Что-же касается предположенія, что одна изъ этихъ двухъ геральдикъ происходитъ отъ другой, то, хотя русская геральдика оказалась несравненно богаче гербами, происходящими изъ руническихъ письменъ, чѣмъ геральдика польская, вслѣдствіе чего въ иныхъ случаяхъ можно было-бы ее смѣло считать матерью польской геральдики, но этому предположенію мѣшаетъ тотъ фактъ, что геральдика есть плодъ западной культуры, а потому, переходя съ запада на востокъ, она могла попасть въ Россію черезъ Польшу, но не обратно.
Если-же геральдика перешла изъ Польши въ Россію, то слѣдовало найти тотъ историческій моментъ, когда это произошло. Нѣтъ никакой трудности найти его. Вѣдь только послѣ завоеванія Червонной Руси Казиміромъ Великимъ эта послѣдняя оказалась въ политической а также культурной зависимости отъ Польши.
*) Перевелъ съ польскаго Ив. Ив. Ленцкій.
— 97 —

Этотъ моментъ представляетъ переломъ въ польской геральдикѣ; все болѣе и болѣе напирающія съ запада правила западно-европейской геральдики стали сильно измѣнять тѣ правила геральдики, которыя согласно съ тогдашними понятіями и постановленіями государственнаго права развивались почти въ теченіе пяти вѣковъ на національной почвѣ и выработались въ извѣстную систему, и съ этого времени, именно при Казимірѣ Великомъ, польская геральдика стала терять одно изъ характерныхъ свойствъ, свободу вырабатыванія отдѣльныхъ родовъ гербовъ изъ главнаго прототипа.
Обращаю здѣсь вниманіе на то, что гербъ, находившійся впослѣдствіи на щитѣ рыцаря, первоначально былъ не что иное, какъ изображеніе, помѣщавшееся на знамени, укрѣпленномъ на военной станицѣ и служившемъ отличительнымъ знакомъ главнаго начальника, воеводы. Но такъ какъ санъ воеводы или главнаго начальника былъ потомственнымъ съ соблюденіемъ правила старшинства, то есть, что только старшій сынъ послѣ отца наслѣдовалъ санъ воеводы, младшіе же братья должны были въ качествѣ подчиненныхъ, полковниковъ или сотниковъ, являться въ походѣ подъ командою старшаго брата, то ясно, что и воеводство передавалось по наслѣдству только старшему брату, младшіе же должны были для себя образовывать новыя станицы. Дѣлалось это слѣдующимъ образомъ: принимался родовой знакъ, какъ доказательство принадлежности вмѣстѣ со старшимъ братомъ къ одному роду, но для отличія прибавляли или отнимали что либо отъ родового знака.
Это преобразовываніе родового знамени имѣло смыслъ только до тѣхъ поръ, пока оно во время похода играло извѣстную роль; тогда родовое знамя во время похода находилось въ отрядѣ старшаго брата, младшіе же, полковники или сотники употребляли въ походѣ родовое знамя съ извѣстными отличіями. Такъ какъ знакъ станичный точно изображался на щитѣ начальника и служилъ гербомъ, то и знаки, образовавшіеся изъ родового знамени, служили также гербами. При Казимірѣ Великомъ вводится новое правило во время похода: вмѣсто родовыхъ знаменъ вводятся областныя знамена, поэтому и командованіе въ отрядахъ, состоявшихъ изъ нѣсколькихъ родовъ или нѣсколькихъ десятковъ ихъ, изъ которыхъ каждый состоялъ изъ нѣсколькихъ человѣкъ или изъ нѣсколькихъ десятковъ, а иной разъ изъ одного человѣка (если кто либо, принадлежавшій къ одному роду женился на дѣвушкѣ изъ другого рода и оставался въ немъ); не могло находиться въ рукахъ старшихъ въ родѣ, которыхъ было столько, сколько было родовъ, но должно было находиться въ рукахъ областныхъ чиновниковъ, которымъ оно по праву и принадлежало. По этому командованіе принималъ воевода, подъ его же предводительствомъ находились каштеляны и старосты. Съ тѣхъ поръ и прекращаются преобразованія родового знамени, что вполнѣ согласовалось съ правилами западно-европейской геральдики, въ которой не было такихъ преобразованій, какія съ давнихъ поръ были въ Польшѣ.
И вотъ когда въ Польшѣ при Казимірѣ Великомъ совершенно исчезъ обычай преобразовыванія герба даже для родныхъ братьевъ старшаго въ родѣ, до такой степени, что отъ него и слѣда не осталось, въ русской геральдикѣ менѣе подверженной вліянію западно-европейской, обычай этотъ сохраняется даже въ XVII вѣкѣ. Подобный фактъ объясняется тѣмъ, что обычай этотъ былъ перенесенъ вмѣстѣ съ руническими гербами польскимъ дворянствомъ, которое переселялось и оставалось въ Червонной Руси.
— 98 —

Ввиду этого, по моему, не было никакого сомнѣнія въ томъ, что русская геральдика заимствовала свои гербы и правила геральдики изъ геральдики польской.
Поэтому когда я въ 1888 году издавалъ свое сочиненіе подъ заглавіемъ «Династическое происхожденіе польскаго дворянства», я безъ колебанія заявилъ, что считаю русскую геральдику сестрою геральдики польской и что первая беретъ начало свое во второй.
Это мнѣніе мое вызвало у ученыхъ, занимающихся изслѣдованіемъ русской жизни, взрывъ негодованія. Сначала ксендзъ Петрушевичъ помѣстилъ въ газетѣ «Галичанинъ» цѣлый рядъ статей подъ заглавіемъ: «Вопросы и отвѣты», въ которыхъ подвергъ мой взглядъ строгой критикѣ. Въ моментъ появленія этихъ статей ксендза Петрушевича я былъ такъ занятъ другими важными дѣлами, что поневолѣ долженъ былъ оставить ихъ безъ отвѣта; теперь же вижу, что и отвѣчать на нихъ не стоитъ.
Затѣмъ въ журналѣ «Висла» въ 1891 году г. Александръ Яблоновскій помѣстилъ статью подъ заглавіемъ «Новѣйшія геральдическія теоріи происхожденія польскаго дворянскаго сословія съ этнографической точки зрѣнія», заключающую въ себѣ научные итоги вышепоименованнаго моего сочиненія «О династическомъ происхожденіи польскаго дворянства» и сочиненія Антона Малецкаго «Геральдическія работы». Г. Яблоновскій совершенно не согласенъ съ моимъ предположеніемъ, что русская геральдика получила свое начало отъ польской. Съ неудовольствіемъ говоритъ онъ, что мое предположеніе отдаетъ «краковскимъ духомъ». Не знаю, считать-ли это желаніемъ уязвить, судя по формѣ выраженія, или принять какъ комплементъ. До сихъ поръ Краковъ занималъ первое мѣсто въ Польшѣ въ научномъ отношеніи и, кажется ничѣмъ не унизилъ своего значенія; поэтому въ наукѣ слово «краковскій» обозначаетъ все то, что научно правильно и строго обработано. Съ такимъ комплементомъ я охотно мирюсь, но съ дальнѣйшими взглядами Г. Яблоновскаго никоимъ образомъ согласиться не могу. По его мнѣнію: «культурные памятники древней Руси представляютъ совершенно особый міръ и настолько-же самостоятельный, какъ и міръ польскій; первый очень тѣсно связанъ съ послѣднимъ и, можетъ быть, даже больше, чѣмъ намъ обыкновенно кажется;, подвергся вліянію того-же источника и никоимъ образомъ не представляетъ собою какой-то копіи второго. Ссылаться на факты внутренней древне-русской жизни, хотя по характеру очень близкіе, однородные, и можно, и нужно, но включать ихъ раньше времени въ кругъ польской жизни совершенно не слѣдуетъ».
Изслѣдуя гербы русскаго дворянства, г. Яблоновскій не отрицаетъ того факта, что въ нѣкоторыхъ изъ нихъ можно замѣтить слѣды скандинавскихъ рунъ, но объясняетъ это тѣмъ, что начало исторической жизни восточныхъ славянъ положили Варяги, а слѣдовательно выходцы Скандинавскаго полуострова. Однако наравнѣ съ этимъ въ гербахъ русскаго дворянства находятся символическіе знаки болѣе общаго происхожденія, а также замѣтны слѣды кирилицы и наконецъ изображенія кавказскихъ горцевъ.
Все это г. Яблоновскій считаетъ произведеніемъ русской жизни, хотя и преобразованнымъ съ теченіемъ времени польскимъ вліяніемъ, но первоначально совершенно самостоятельнымъ. Однимъ словомъ г. Яблоновскій того мнѣнія, что начало русской геральдики не находится въ какой бы то ни было связи съ польской геральдикой.
— 99 —

Между тѣмъ въ третьемъ томѣ сочиненія профессора д-ра Левицкаго, изданномъ въ 1894 году, подъ заглавіемъ «Codex epistolaris saeculi decimi quinti» (I Письменный кодексъ XV вѣка) были обнародованы два очень большой важности оффиціальныхъ документа, подлинность которыхъ не подлежитъ малѣйшему сомнѣнію, которые споръ этотъ относительно происхожденія русской геральдики сразу и безповоротно рѣшаютъ.
Этими документами служитъ: грамата короля Владислава Ягайлы, данная 15-го октября 1432 года и Сигизмунда, великаго князя литовскаго и наслѣдника русскихъ земель, данная въ Трокахъ 6-го мая 1434 года.
Въ граматѣ 1432 года король Владиславъ Ягайло разрѣшаетъ русскимъ князьямъ, дворянамъ и боярамъ пользоваться тѣми-же правами, льготами и привилегіями, какими пользуются князья, дворяне и бояре литовскіе, употреблять тѣ-же аттрибуты или гербы дворянскіе, какъ и литовцы, которые заимствовали свои гербы отъ польскаго дворянства и употребляютъ ихъ до послѣдняго времени. Эти литовцы, войдя сначала въ соглашенія съ поляками, употребляющими тотъ-же гербъ, должны приписать русское дворянство къ своему гербу.
То же самое почти слово въ слово повторено въ грамотѣ великаго князя литовскаго Сигизмунда съ 1434 года съ тою лишь единственно разницею, что еще больше обращаетъ вниманіе на то. чтобы сначала было получено разрѣшеніе польскаго дворянства на присоединеніе къ гербу русскихъ князей и бояръ.
Это уже факты черезъ-чуръ ясные и не подлежащіе никакому сомнѣнію.
Вопервыхъ изъ нихъ видно, что до 1432 года ни князья, ни бояре русскіе не имѣли права пользоваться гербами, а слѣдовательно и не употребляли таковыхъ, такъ какъ если-бы они съ прежнихъ временъ пользовались этимъ правомъ, то вышеуказанныя двѣ грамоты, именно короля Владислава Ягайлы съ 1432 года и великаго князя Сигизмунда съ 1434 года, были-бы совсѣмъ не понятны и не нужны: если-бы, не смотря на это. онѣ все-таки были изданы, то въ нихъ не могло-бы быть и рѣчи о разрѣшеніи пользоваться правомъ употребленія герба, но только единственно о подтвержденіи этого права, которымъ и раньше пользовались, съ тѣмъ только ограниченіемъ, что на будущее время русскіе должны получать польскіе гербы отъ литовскаго дворянства;
Вовторыхъ. что, хотя начиная съ 1432 года, и даже съ 1434 года русскіе князья и бояре получили право пользоваться гербами, но право это не было неограниченное, то-есть они не могли брать любой гербъ по желанію и пользоваться имъ, а ограничено тѣмъ, что должны были брать гербы польскаго дворянства отъ дворянства литовскаго.
Этотъ фактъ имѣетъ громадное значеніе. Такъ какъ русскіе князья пользовались на Руси неограниченною властью, поэтому и подданные ихъ могли получить только такіе права, какія имъ были даны великими князьями литовскими, какъ ихъ прямыми властелинами, но не иначе; точно также, согласно ясному указанію вышеупомянутыхъ двухъ грамотъ, всѣ прежніе гербы русскаго дворянства за немногими исключеніями, должны считаться гербами чисто польскими, которые перешли черезъ Литву въ Россію, хотя-бы. даже ни въ польской геральдикѣ, ни въ литовской, вслѣдствіе изсчезновенія соотвѣтственныхъ родовъ или вслѣдствіе происшедшихъ перемѣнъ въ гербахъ, не осталось и малѣйшаго слѣда ихъ.
— 100 —

Только послѣ такого разъясненія русская геральдика получаетъ первенствующее значеніе по отношенію къ геральдикѣ польской. Даже самый поверхностный взглядъ на гербы русскаго дворянства, указываетъ безъ всякаго сомнѣнія на то, что въ русской геральдикѣ находится громадное количество не только такихъ гербовъ, которыхъ прототипы или только разновидности ихъ находятся и въ польской геральдикѣ, но что даже въ ней заключается длинный рядъ и такихъ гербовъ, которые не оставили послѣ себя въ польской геральдикѣ никакого слѣда и на которые мы теперь можемъ смотрѣть, какъ на новый и нетронутый отдѣлъ геральдики польской.
Если-же, какъ говоритъ г. Яблоновскій, среди гербовъ русскаго дворянства находятся и такіе, которыхъ ни къ скандинавскимъ рунамъ нельзя отнести, ни найти связи ихъ съ польской геральдикой, но которые представляютъ или символическіе знаки болѣе общаго характера, или несомнѣнные слѣды кирилицы, или наконецъ изображенія кавказскихъ герцевъ, то все это исключенія, которыхъ обобщать никоимъ образомъ нельзя. Русь, постоянно опустошаемая татарскими нападеніями, пополнялась непрерывно пришельцами почти со всего міра, а также съ Востока; черезъ нее шли торговые пути съ Востока въ Европу, поэтому иной восточный купецъ, какой-нибудь армянинъ, грузинъ или житель кавказскихъ горъ могъ поселиться на Руси и, ставши бояриномъ, могъ свои кавказскіе изображенія сдѣлать русскимъ дворянскимъ гербомъ. Извѣстно напримѣръ, что родъ Киркоровъ, происхожденія армянскаго, поэтому и гербъ ихъ могъ быть нѣкогда кавказскимъ изображеніемъ. Только такіе факты нужно считать какъ исключенія и обобщать ихъ ни въ коемъ случаѣ нельзя.
Не слѣдуетъ также забывать и того, что скандинавскіе руны первоначально представляютъ комбинацію изъ нѣсколькихъ прямыхъ черточекъ безъ всякаго внутренняго значенія, что поэтому у народовъ, стоящихъ на низкомъ уровнѣ культуры и образующихъ свои изображенія изъ нѣсколькихъ прямыхъ черточекъ, могутъ очень легко совершенно случайно получиться такія комбинаціи, которыя будутъ представлять точную копію либо скандинавскихъ рунъ либо иныхъ символическихъ знаковъ, хотя ни съ тѣми, ни съ другими ни въ какой связи находиться не будутъ.
Казалось бы, что послѣ такихъ ясныхъ доказательствъ, какія представляютъ двѣ упомянутыя грамоты короля Владислава Ягайлы съ 1432 года и великаго князя литовскаго Сигизмунда съ 1434 года, споръ объ источникѣ русской геральдикѣ, какъ точно разрѣшенный, будетъ оставленъ, но оказалось совершенно иначе.
Правда споръ снова поднялъ не г. Яблоновскій, котораго могло-бы это ближе касаться и который наконецъ, на основаніи своихъ научныхъ трудовъ, касающихся Руси, по праву могъ-бы считаться спеціалистомъ въ вопросахъ русской культуры, но совершенно другой ученый, который, не смотря на свои глубокія познанія, никогда спеціально не изучалъ русской культуры и никогда не былъ юристомъ; послѣдній фактъ имѣетъ тѣмъ большее значеніе, что, такъ какъ мною въ спорѣ этомъ было приведено доказательство, основанное на документахъ, то и самый споръ долженъ былъ принять характеръ скорѣе чисто юридическій, чѣмъ строго научный, ибо здѣсь вся суть заключается въ томъ, какое толкованіе должно быть дано этимъ документамъ и какое ихъ значеніе въ области государственнаго права.
Ученый, который вмѣсто г. Яблоновскаго, какъ его «negotiorum
— 101 —

gestor» *), продолжалъ споръ со мною относительно пониманія сущности русской геральдики, былъ професоръ Антонъ Малецкій, который взглядъ свой на это дѣло изложилъ въ брошюрѣ подъ заглавіемъ «Значеніе Городельской уніи въ 1413 году съ точки зрѣнія геральдики», помѣщенной въ послѣднемъ выпускѣ «Историческаго Квартальника **)» съ 1898 года.
Въ этой-то брошюрѣ професоръ Малецкій ставитъ себѣ вопросъ, дѣйствительно ли изъ тѣхъ документовъ, на которые я ссылаюсь, именно Городельской уніи 1413 года, грамоты Владислава Ягайлы 1432 года и грамоты великаго князя Сигизмунда 1434 года, вытекаетъ то, что я говорю, именно, что русско-литовскому дворянству нельзя было вообще заимствовать другихъ гербовъ, кромѣ гербовъ польскаго дворянства, и, хотя нигдѣ этого ясно не указываетъ, но изъ содержанія всѣхъ его доказательствъ и изъ цѣли ихъ, вытекаетъ ясно, будто я въ этомъ отношеніи ошибаюсь.
Доказательства свои професоръ Малецкій приводитъ болѣе или менѣе въ такомъ видѣ. Городельская унія 1413 года не имѣла въ дѣйствительности такого большого значенія, какое мы обыкновенно ей придаемъ, въ особенности касательно сравненія литовскихъ бояръ римско-католическаго вѣроисповѣданія съ польскимъ дворянствомъ. Ибо уже 20-го февраля 1387 года въ Вильнѣ Владиславъ Ягайло даровалъ литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія «разныя права и привилегіи, сравнивающія ихъ съ польскимъ дворянствомъ», ввиду чего унія Городельская теряетъ свое значеніе и можетъ считаться только, какъ возобновленіе или подтвержденіе правъ, дарованныхъ раньше. Поэтому привилегіи, дарованныя въ Городли, не давали литовскому дворянству большихъ правъ и преимуществъ какими уже пользовались они на основаніи привилегій, дарованныхъ въ Вильнѣ, и единственною цѣлью Городельской уніи было желаніе соединить польскихъ и литовскихъ дворянъ болѣе тѣсными и сердечными (caritas) узами.
Уже здѣсь я долженъ обратить вниманіе на то, что подобное толкованіе политическаго акта такой большой важности, какъ Городельская унія, съ точки зрѣнія тѣсно поэтически романтичной, какъ дружба и сердечныя узы, можетъ быть простительно только поэту или романисту, но не историку. Ибо оказалось бы въ концѣ концовъ, что польскіе и литовскіе дворяне съѣхались въ Городли только ради того, чтобы другъ съ дружкой обняться и разъѣхаться по домамъ.
Поэтому, ввиду того, что привилегіи, данныя въ Городли, не заключали въ себѣ никакихъ новыхъ рѣшающихъ постановленій и могутъ считаться только, какъ возобновленіе льготъ, дарованныхъ въ 1387 году въ Вильнѣ литовскимъ боярамъ, нельзя и привилегіямъ 1432 года и 1434 года придавать большого значенія. И на самомъ дѣлѣ онѣ являются только возобновленіемъ тѣхъ льготъ литовско-русскихъ бояръ, которыя существовали уже съ 1387 г., а поясненіе, что русскіе бояре должны брать польскіе гербы отъ литовскихъ дворянъ; слѣдуетъ толковать въ томъ смыслѣ, что они это дѣлать могутъ, но не обязаны.
И вотъ во всемъ этомъ доказательствѣ уже исходная точка зрѣнія ложна, именно неправильно оцѣнено значеніе виленскихъ привилегій, дарованныхъ королемъ Владиславомъ Ягайлой въ 1387 г. литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія. Професоръ Малецкій придерживается того мнѣ-
*) ведущій дѣла.
**) Кварталъ значитъ четверть года.
— 102 —

нія, что права, и льготы, вытекающія изъ этихъ привилегій литовскихъ бояръ римско-католическаго вѣроисповѣданія, сравнили этихъ послѣднихъ съ польскимъ дворянствомъ. Это совершенно невѣрно.
Виленскимъ актомъ 1387 г. были дарованы литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія только слѣдующія, строго опредѣленныя права (iura, quae sequuntur infra), и никакія другія, именно; они:
a) имѣютъ право пользоваться своимъ наслѣдственнымъ имуществомъ по своему усмотрѣнію;
b) въ каждой каштеляніи и уѣздѣ долженъ быть одинъ судья по образцу польскихъ судей и одинъ палачъ;
c) имѣютъ право выдавать замужъ своихъ дочерей по своему усмотрѣнію, а вдовы въ имѣніяхъ своихъ мужей могутъ оставаться на вдовьемъ положеніи;
d) не обязаны исполнять никакихъ общественныхъ работъ, кромѣ того случая, когда строится новый городъ или отстраивается старый, и то только тогда, когда вся Литва принимаетъ участіе въ этой работѣ; наконецъ
е) въ походѣ должны содержать себя, согласно древнему обычаю, сами.
Вотъ только эти права и только эти, а не иныя какія либо другія, даровалъ король Владиславъ Ягайло литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія, и только въ этихъ правахъ, собственно-же только въ первыхъ двухъ, т. е. относительно свободнаго владѣнія наслѣдственнымъ имуществомъ и относительно судопроизводства, сравнялъ литовскихъ дворянъ римско-католическаго вѣроисповѣданія съ польскимъ дворянскимъ.
Но развѣ всѣ вышепоименованныя права и льготы дарованныя въ 1387 г. виленскими привиллегіями литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія, обнимали уже всю область преимуществъ польскаго дворянства?! Я думаю, что нѣтъ, что это только частичка, этихъ преимуществъ и что о многихъ и очень важныхъ виленскія привиллегіи совсѣмъ не упоминаютъ. Ввиду этого никоимъ образомъ нельзя утверждать, что уже виленскія привиллегіи 1387 г. сравняли литовскихъ бояръ римско-католическаго вѣроисповѣданія съ польскимъ дворянствомъ и что цѣлью городельскихъ привиллегій 1413 г. было только желаніе соединить болѣе тѣсной дружбой и сердечными узами польскихъ и литовскихъ дворянъ.
Достаточно, наконецъ сравнить городельскія привиллегіи 1413 г. съ виленскими 1387 г., чтобы убѣдиться, насколько важныя постановленія заключаютъ въ себѣ городельскія привиллегіи и о которыхъ нѣтъ и помину въ привиллегіяхъ виленскихъ.
Итакъ, оставляя въ сторонѣ первое постановленіе согласно которому римско-католической церкви въ Литвѣ предоставляются тѣ же льготы, какими она пользовалась согласно обычаямъ польскаго права, то насколько это первое постановленіе не касается непосредственно собственно дворянскаго сословія настолько слѣдующее имѣетъ громадное значеніе, а между тѣмъ его нѣтъ въ виленскихъ привиллегіяхъ 1387 г.
Это второе постановленіе заключается въ томъ, что литовскіе бояре римско-католическаго вѣроисповѣданія имѣютъ право пользоваться дарованными имъ правами и льготами совершенно такъ же, какъ и польское дворянство. Намъ неизвѣстно тогдашнее литовское право, чтобы можно было со всею точностью опредѣлить значеніе этого постановленія. Но, если намъ извѣстно, что на Литвѣ власть была деспотическая, и все зависѣло отъ желанія и каприза великаго князя, до такой степени, что бояринъ не могъ
— 103 —

даже свободно распоряжаться имѣніями, унаслѣдованными отъ отца, не могъ по своему желанію выдавать дочери своей замужъ, но въ томъ и другомъ случаѣ долженъ былъ испрашивать разрѣшеніе великаго князя, и что въ Польшѣ было какъ разъ наоборотъ, что тамъ монархъ долженъ былъ чуть-ли не на каждомъ шагу совѣтоваться и испрашивать разрѣшенія сановниковъ и вельможъ, то можемъ составить себѣ нѣкоторое понятіе о томъ, насколько должны были разниться послѣдствія правъ и привиллегій королевскихъ, и если въ Польшѣ дворяне придавали этимъ привиллегіямъ самое обширное значеніе ради своей пользы, то въ Литвѣ этимъ привиллегіямъ должны были давать только такое толкованіе, чтобы неограниченная власть великаго князя была менѣе всего стѣснена.
Обѣщаніе ввести въ Литвѣ должности по образцу польскихъ, никоимъ образомъ нельзя считать не имѣющимъ никакого значенія, если обратимъ вниманіе на то, что должностныя лица получали богатыя земельныя владѣнія и пользовались кромѣ того другими доходами, не будучи обременены въ то же время особенной работой.
Но наиболѣе важнымъ и имѣющимъ громадное значеніе надо считать постановленіе, заключающееся въ предпослѣднемъ параграфѣ городельскихъ привиллегій, именно что польское и литовское дворянство, съ согласія короля, имѣетъ право въ случаѣ надобности собираться на сеймъ въ Люблинѣ и и Парчевѣ для пользы Польши и Литвы. Вотъ это участіе литовскихъ бояръ, которые раньше привыкли сильно повиноваться приказаніямъ великаго князя, въ сеймахъ и въ утвержденіи новыхъ мѣръ, есть актъ большой важности въ политическомъ развитіи Литвы; и, если великій князь литовскій согласился пожертвоватъ столь многимъ, то долженъ былъ имѣть ввиду совершенно иную цѣль чѣмъ болѣе тѣсную дружбу и сердечныя узы между поляками и литовцами, какъ полагаетъ проф. Малецкій.
Отгадать, какова была цѣль городельской уніи, не трудно; унія Литвы съ Польшей была для первой вопросомъ жизни или смерти. Быть или не быть! Литва сознавала, что одной ей бороться съ орденомъ крестоносцевъ невозможно и что раньше или позже она сдѣлается его добычей. Правда, городельская унія была заключена только черезъ три года послѣ битвъ при Грюнвальдѣ, но Литва, какъ ближайшая сосѣдка ордена крестоносцевъ прекрасно знала, что орденъ этотъ, получая почти со всего цивилизованнаго міра денежную помощь и постоянно пополняемый вновь прибывающими доблестными рыцарями, гидра, у которой, если отрубить одну голову, скоро новая отростаетъ.
Впрочемъ и поляки сами на себѣ испытали то же самое во время тринадцатилѣтней войны, въ которой, не смотря на побѣду при Грюнвальдѣ, принуждены были бы позорно отступить, если бы имъ не удалось привлечь на свою сторону наемныхъ солдатъ ордена.
Какъ сильно боялась Литва порвать связь съ Польшей, доказываетъ городельская унія; вѣдь она позволила отнять у себя Волынь, Подолію и Украину, лишь бы довести до конца унію съ Польшей. Итакъ, городельской уніей хотѣли литовцы сдѣлать безопаснымъ свое существованіе передъ грознымъ орденомъ крестоносцевъ, и смѣло можно утверждать, что не столько поляки, сколько литовцы старались довести до конца городельскую унію, а потому жертвы видимъ только со стороны великаго князя литовскаго, а со стороны Польши никакихъ.
— 104 —

Что же касается привиллегій дарованныхъ во Львовѣ королемъ Владиславомъ Ягайлой въ 1432 г., то изъ нихъ видно, что, такъ какъ въ виленскихъ привиллегіяхъ 1387 г. и городельскихъ 1413 г. рѣчь идетъ только о литовскихъ боярахъ, на русскихъ же бояръ нѣтъ прямого указанія, то слѣдовательно права получали только литовскіе бояре, а русскіе пользоваться ими не могли. И вотъ, чтобы устранить эту неодинаковую равноправность дворянъ одной страны, король Владиславъ Ягайло даруетъ русскимъ боярамъ львовскими привиллегіями тѣ же права, какими пользовались литовскіе бояре на основаніи виленскихъ и городельскихъ привиллегій.
Изъ того, что въ львовскихъ привиллегіяхъ нѣтъ яснаго указанія на римско-католическое вѣроисповѣданіе, нельзя еще выводить заключеніе, какъ зто дѣлаетъ проф. Малецкій, что въ этихъ привиллегіяхъ уже перестали обращать вниманіе на вѣроисповѣданіе и что на основаніи этихъ привиллегій даже православные могли пользоваться тѣми правами и льготами, какія предоставлялись виленскими и городельскими привиллегіями исключительно послѣдователямъ римско-католической церкви. Такой ошибочный по существу взглядъ совершенно измѣнялъ текстъ львовскихъ привиллегій 1432 г.
Прежде всего во Львовскихъ привиллегіяхъ ясно сказано, что ими возобновляются и утверждаются прежнія права и что распространяются они также и на русскихъ бояръ, т е. что эти послѣдніе могутъ пользоваться ими только въ такой мѣрѣ, какъ и бояре литовскіе. Но такъ пользованіе этими правами у литовскихъ бояръ находилось въ зависимости отъ исповѣданія римско-католической религіи поэтому въ моментъ дарованія львовскихъ привиллегій 1432 г. ограниченіе это полностью относилось и къ русскимъ боярамъ.
Отсюда видимъ, что, соблюдая юридическую точность въ толкованіи документовъ, интересующихъ насъ въ этомъ дѣлѣ, приходимъ къ совершенно инымъ выводамъ, чѣмъ тѣ, къ которымъ пришелъ проф. Малецкій.
Я желаю обратить вниманіе еще на одну подробность. Проф. Малецкій исходитъ изъ той точки зрѣнія, что въ городельскомъ актѣ наибольшую роль играло принятіе польскимъ дворянствомъ въ свою среду литовскихъ дворянъ и что великій князь литовскій не игралъ тамъ существенной роли, ибо польское дворянство само избрало тѣ роды литовскихъ бояръ, которые должны были быть приписаны къ гербамъ польскаго дворянства. И этотъ взглядъ тоже ложенъ. Предоставленіе литовскимъ боярамъ права пользованія какими бы то ни было гербами, чужими или польскими, составляло одну изъ принадлежностей великокняжеской власти, и польскіе дворяне не имѣли малѣйшаго права вмѣшиваться въ это. Поэтому, если бы польскіе дворяне не одинъ, но тысячу разъ разрѣшали литовскимъ дворянамъ пользоваться польскими гербами, то все это не имѣло бы никакого значенія до тѣхъ поръ пока великій князь литовскій не далъ бы своего формальнаго разрѣшенія. Съ другой же стороны, если бы великій князь разрѣшилъ литовскимъ боярамъ пользованіе гербами безъ всякаго ограниченія, то эти послѣдніе не обязаны были бы обращать какое-либо вниманіе на польскихъ дворянъ и просить ихъ одолжить свои гербы, такъ какъ они совершенно свободно могли бы брать и создавать любые гербы, не спрашивая ни у кого разрѣшенія, какъ поступили и польскіе дворяне въ концѣ XIII вѣка, отбрасывая руны и принимая гербы, создаваемые по западно-европейскому образцу, безъ всякаго съ чьей бы то ни было стороны согласія.
Поэтому то все значеніе городельскаго акта совершенно не зависѣло отъ
— 105 —

принятія польскимъ дворянствомъ къ своимъ гербамъ литовскихъ бояръ, а отъ разрѣшенія великаго князя литовскимъ боярамъ пользоваться польскими гербами. Такъ какъ это разрѣшеніе было условное, то есть ограничено принятіемъ гербовъ только польскихъ дворянъ, поэтому совершенно спокойно можемъ принять за истину то, что всѣ гербы, принятые литовскими боярами на основаніи городельскаго акта, были гербами только польскими и не иными.
Хотя среди городельскихъ документовъ не хватаетъ именно наиболѣе важнаго, на основаніи котораго великій князь литовскій разрѣшилъ литовскимъ боярамъ пользованіе гербами, а ввиду этого можно было бы оспаривать значеніе первыхъ двухъ городельскихъ документовъ: но недостатокъ этотъ совершенно пополняетъ третій, въ которомъ и король польскій и великій князь литовскій утверждаютъ принятіе литовскими боярами гербовъ польскихъ дворянъ. Однако при этомъ не можетъ быть рѣчи относительно послѣдовательности этихъ трехъ городельскихъ документовъ, но слѣдуетъ считать, что всѣ они были изданы одновременно и сразу, послѣ полнаго обсужденія и обработки частностей.
Наконецъ въ доказательство того, что еще до городельскаго акта литовскіе бояре употребляли какіе то гербы, проф. Малецкій указываетъ на то, что уже документъ литовскихъ дворянъ 1401 г. и одинъ изъ городельскихъ документовъ, тоже литовскихъ дворянъ, былъ снабженъ ихъ печатями. Но что же отсюда слѣдуетъ? развѣ на этихъ печатяхъ должны были быть гербы? или проф. Малецкій думаетъ, что печатный знакъ и гербъ понятія однородныя?! Что же тогда думать о тѣхъ печатяхъ, какія именно среди русскихъ не рѣдко встрѣчаются, на которыхъ находится только надпись въ нѣсколько строкъ, какъ, напр., печать князя Корибута или другія, но нѣтъ никакого знака? должна ли эта печатная надпись считаться гербомъ? Я думаю, что нѣтъ. Печатный знакъ и гербъ двѣ различныхъ вещи: печатью могъ пользоваться всякій, даже плебей, лишь бы у него были средства на пріобрѣтеніе печати; но только дворяне имѣли право пользоваться гербомъ. Поэтому и литовскіе и русскіе бояре могли употреблять до 1413 г. печати, которыя ничѣмъ могли не отличаться по наружному виду отъ гербовъ, но гербами въ полномъ смыслѣ этого слова пользоваться не могли и не пользовались. Я самъ имѣлъ возможность недавно видѣть печать какого-то жида Берка съ XVII вѣка съ еврейской надписью и изображеніемъ какъ будто корзины съ цвѣтами, но мнѣ и въ голову не пришло искать въ этой печати дворянскаго герба.
Наконецъ подобный вопросъ, пользовались ли литовскіе и русскіе бояре, всѣ или нѣкоторые до 1413 г., а особенно до 1432 г. какими бы то ни было гербами и какими, нельзя окончательно разрѣшить только доказательствомъ, что извѣстный документъ былъ снабженъ печатями дворянъ, если нѣтъ возможности провѣрить, какія это были печати и точно опредѣлить ихъ геральдическое значеніе.
Поэтому я думаю, что полемика, начатая со мною г. Яблоновскимъ и продолжаемая нынѣ проф. Малецкимъ, принесла бы болѣе пользы наукѣ и наши убѣжденія приняли бы болѣе положительный характеръ, если-бы мои противники, вмѣсто того, чтобы заводить долгій споръ со мною, постарались найти такіе средневѣковые документы, которые были бы снабжены печатями литовскихъ бояръ до 1413 г., или русскихъ бояръ до 1432 г., и, изслѣдовавши находящіяся на этихъ печатяхъ изображенія, вывели, насколько вѣрно
— 106 —

или нѣтъ мое доказательство, касающееся происхожденія русской геральдики и ея зависимости отъ польской. Ибо не всегда документъ редактированъ на столько тщательно и всесторонне, чтобы давалъ ясное понятіе о всѣхъ подробностяхъ, и очень часто было бы полезно изучить и другіе памятники, чтобы какъ слѣдуетъ и съ точностью оцѣнить значеніе даннаго документа къ такимъ документамъ, которые непремѣнно требуютъ еще дополнительно изученія и другихъ источниковъ, принадлежатъ безъ сомнѣнія городельскія привиллегіи.
Фактъ тотъ, что литовское дворянство получило только 47 гербовъ, точно поименованныхъ, и что согласно тексту привиллегіи позднѣйшее пріобрѣтеніе другихъ польскихъ гербовъ совсѣмъ не было предусмотрѣно. Ввиду этого вся литовская геральдика, по крайней мѣрѣ до уніи 1569 г., должна была всецѣло заключаться въ области только этихъ 47 польскихъ гербовъ, и никакіе другіе гербы не должны были въ ней заключаться, если городельскія привиллегіи ясно подтверждаютъ, что до того времени бояре не пользовались гербами, а ни одна изъ позднѣйшихъ привиллегій не касается вопроса, пользовались ли польскими гербами литовскіе бояре.
Между тѣмъ уже у документовъ, изданныхъ на съѣздахъ въ Чарторискѣ, Гроднѣ и Трокахъ въ 1431, 1432 и 1433 гг., слѣдовательно спустя меньше, чѣмъ 20 лѣтъ послѣ городельской уніи, находится уже цѣлый рядъ печатей литовскихъ бояръ, на которыхъ изображены гербы не только такіе о которыхъ не упоминается въ городельскихъ привиллегіяхъ, но и такіе, которыхъ нѣтъ совсѣмъ въ средневѣковой польской геральдикѣ, какь напр. «Шлига со стрѣлой» князя Александра Носа, Китавръ или Гиппоцентавръ князя Семена Ивановича, Улина съ опрокинутымъ крестомъ князя Вана, гербъ Могила совершенно особенной и отличительной формы князя Андрея и Александра или Олелька Владимировичей, голова собаки съ ошейникомъ Андрушки Довойновича, треугольникъ Девгерда, ошмянскаго старосты, гербъ Сципіо жмудскаго старосты Голимунта. Костеша съ опрокинутымъ наконечникомъ стрѣлы у Кинстова, Мондростки съ разломанной перистой стрѣлой, но безъ креста у Евлашки Довмонтовича, буква Z взятая крестообразно у Матвѣя, епископа виленскаго, вынутое опрокинутое ухо у Монтигала вилькомірскаго старосты, Костеша или Стржеголя у Паца, придворнаго маршалко и др.
Это быстрое появленіе у литовскихъ бояръ цѣлаго ряды другихъ гербовъ, о которыхъ напоминаютъ городельскія привиллегіи, показываетъ, что эти послѣднія слѣдуетъ толковать гораздо обширнѣе чѣмъ то позволяетъ точный смыслъ ихъ; что на съѣздѣ въ Городли разрѣшено было всѣмъ литовскимъ боярамъ римско-католическаго вѣроисповѣданія, а не только поименованнымъ въ городельскихъ привиллегіяхъ, заимствовать гербы отъ польскаго дворянства, если на то послѣдуетъ согласіе польскихъ дворянъ, и что помѣщенное въ городельскихъ привилегіяхъ послѣ выраженія: «Osmorog abias Geralt Surgutes de Beszkymi» сокращенное «etc» не есть обыкновенной формой выраженія, но имѣетъ большое значеніе.
Отсюда слишкомъ ясно, что въ своихъ изслѣдованіяхъ мы не должны ограничиваться только текстомъ документовъ, но въ то же время должны обращать большое вниманіе на всѣ постороннія подробности, находящіяся въ тѣсной съ нимъ связи, и на его исполненіе.
Однако, если этого не сдѣлали критики моихъ научныхъ взглядовъ на русскую геральдику, ни г. Яблоновскій, ни проф. Малецкій, поэтому мнѣ са-
— 107 —

мому, для котораго болѣе всего важно удостовѣриться, что то, что я знаю выдерживаетъ научную критику, пришлось поискать документовъ, снабженныхъ печатями русскихъ бояръ и появившихся до городельской уніи и до 1432 г., слѣдовательно такихъ, на которыхъ совершенно не должно было отразиться вліяніе польской геральдики и которые должны были, согласно взглядамъ г. Яблоновскаго, представлять или руны послѣ Варяго-Россовъ, или символическіе знаки болѣе общаго характера, или слѣды кириллицы, или, наконецъ, изображенія кавказскихъ горцевъ.
Хотя удалось мнѣ найти только нѣсколько такихъ документовъ, но число печатей у этихъ документовъ 14, а это мнѣ кажется довольно длинный рядъ, чтобы можно было составить себѣ хотя приближенное понятіе въ чемъ состояла собственно русская геральдика до вліянія польской геральдики.
Самыми древними документами, которые снабжены печатями русскихъ бояръ, есть два документа Юрія, короля русскаго и князя Владимірскаго 1334 и 1335 г.г., сохранившійся въ архивѣ въ Кролевцѣ. У этихъ документовъ виситъ шесть боярскихъ печатей, но къ сожалѣнію такъ плохо сохранившихся, что ни на одной изъ нихъ нельзя прочесть надписи. Къ счастью самые документы подробно перечисляютъ всѣхъ свидѣтелей, которымъ принадлежатъ вышеуказанныя печати. Это Ходоръ, епископъ галицкій, Дмитрій Дѣтко, Михаилъ Гелезаровичъ или Елезаровичъ, воевода белзкій, Васька Кудиновичъ, надворный судья, Гричко Коссачовичъ, воевода пржемышльскій, Бориско Кракула, воевода львовскій, Хотко сынъ Еромира, надворный судья, Юрій Лысый и Александръ Молдаовичъ. Изъ этого списка видно, что поименованныя лица не простые бояре, но высшіе русскіе сановники, у которыхъ, если только вообще были въ употребленіи гербы, то должны были они имѣть наиболѣе точную форму. Посмотримъ, что представляютъ изъ себя печати этихъ сановниковъ? Изъ всѣхъ шести печатей, находящихся у двухъ вышепоименованныхъ документовъ, выдѣляется только одна, остальныя же пять представляютъ изъ себя почти одно и тоже. Печать, выдѣляющаяся изъ другихъ, представляетъ изображеніе какого-то святого угодника, поэтому, вѣроятно, это печать Ходора, епископа галицкаго (фиг. I); всѣ же остальныя представляютъ сидящую и повернутую боковой стороной птицу; на четырехъ печатяхъ она смотритъ вправо, а на пятой влѣво; на трехъ печатяхъ у нея подняты крылья, какъ будто она собирается взлетѣть. Надписи на всѣхъ этихъ печатяхъ совершенно стерты, и только на одной можно прочесть: + печать борисова (фиг. 2—6).
Что же представляютъ изъ себя эти изображенія? Западно-европейскими гербами, хотя болѣе всего къ нимъ подходятъ, они быть не могутъ, ибо совсѣмъ не такими были западно-европейскіе гербы, которыхъ сотни извѣстны намъ съ тѣхъ временъ; печатями, получившими начало изъ скандинавскихъ рукъ, тоже быть не могутъ; не представляютъ также ни азбуки кириллицы, ни изображеній кавказскихъ горцевъ; однимъ словомъ не представляютъ того, изъ чего г. Яблоновскій хотѣлъ бы вывести русскую геральдику. А такъ какъ даже пять печатей имѣетъ одно и то же изображеніе, что заставляло бы думать, что находившіеся съ королемъ Юріемъ сановники были родные братья, чего абсолютно допустить нельзя, поэтому возможно только такое заключеніе, что эти печати не имѣютъ болѣе глубокаго значенія и представляютъ изъ себя безсмысленные знаки, а никакъ не гербы.
Перейдемъ теперь къ слѣдующему документу. Это русскій документъ
— 108 —

Луцкаго князя Дмитрія безъ указанія времени, по всей вѣроятности съ 1366 г., сохранившійся въ Музеѣ XX Чарторыйскихъ въ Краковѣ и снабженный шестью печатями, очень стертыми. Одна овальная печать изображаетъ льва, идущаго вправо, въ вогнутой рѣзьбѣ, какъ будто выдавленная камеей. Это вѣроятно великокняжеская печать. Надпись стерта, видно только: + печа.... Другая печать безъ надписи изображаетъ крестъ, всѣ четыре стороны котораго вновь перекрещены: по всей вѣроятности это печать Арсенія, луцкаго владыки, который, согласно текста документа, долженъ былъ приложить къ нему свою печать. (Фиг. 7).
Слѣдующая печать также со стертой надписью представляетъ вогнутое ухо, какъ въ гербѣ Новина, только въ немъ посерединѣ поставлена палочка съ шарикомъ на концѣ (фиг. 8).
Слѣдующая тоже со стертой надписью представляетъ какъ будто разновидность помѣщеннаго подъ № 8 герба: состоящую въ томъ, что плечи вогнутаго уха представляютъ какъ будто листья кактуса. (Фиг. 9).
Слѣдующая затѣмъ печать также со стертой надписью, представляетъ лучезарное солнце. (Фиг. 10).
Эти три послѣднія печати принадлежатъ слѣдующимъ свидѣтелямъ документа: князю Данилѣ, Васькѣ Кирдѣевичу, Ивану, луцкому воеводѣ и Ивану Мастишинскому.
Эти три печати представляютъ несомнѣнно западно-европейскіе гербы, именно такіе, какіе одновременно употреблялись и въ Польшѣ; особенно гербы № 8 и 9 представляютъ не что иное, какъ разновидности польскаго герба Новина, гербъ же № 10 тоже польскій, именно солнце Машковскаго *).
Въ нихъ совсѣмъ не видно слѣда Варяго-русскихъ рунъ, ни символическихъ знаковъ, ни азбуки кириллицы, ни изображеній кавказскихъ горцевъ, за то видно сильное вліяніе польской геральдики.
Это сильное и быстрое вліяніе могло бы насъ удивить, но этого не будетъ, если посмотримъ глубже на это дѣло. Луцкій князь Димитрій долженъ былъ представить королю Казимірѵ Великому документъ, заключающій въ себѣ точное разграниченіе его княжества отъ владѣній короля польскаго и вмѣстѣ съ тѣмъ обязательство помогать другъ другу. Несомнѣнно съ польской стороны потребовали, чтобы этотъ документъ былъ снабженъ не только княжеской печатью, но и печатями луцкихъ бояръ. Между тѣмъ по всей вѣроятности, ни одинъ изъ луцкихъ бояръ, кромѣ луцкаго владыки, не имѣлъ собственной печати. Нужно было слѣдовательно скоро изготовить ихъ. Но что на нихъ изобразить, если тогда русскіе бояре не знали еще и не употребляли гербовъ? Поэтому взяли нѣсколько печатей польскихъ дворянъ, живущихъ на Руси, измѣнили немного гербы и велѣли вырѣзать ихъ на печатяхъ. Я вполнѣ убѣжденъ, что печати №№ 8, 9 и 10 только для этого случая и были нарочно сдѣланы.
Третьимъ, наконецъ, есть русскій документъ, выданный совѣтомъ новогрудскаго и сѣверскаго князя Димитрія въ Ленчицѣ 1388 г. сохранившійся также въ Музеѣ XX Чарторыйскихъ въ Краковѣ и снабженный четырьмя до сихъ поръ довольно хорошо сохранившимися печатями. Двѣ изъ зтихъ
*) Такъ какъ, вслѣдствіе плохого сохраненія оригинальныхъ печатей, гербы вышли очень неясно на цинковыхъ клише, поэтому около каждой печати помѣщаемъ отдѣльно точный рисунокъ соотвѣтственнаго герба.
— 109 —

печатей не имѣютъ никакого изображенія, только русскія надписи въ четыре строчки. На одной можно прочесть: печа... (фиг. 11). Это печать Ганса Климіана; на другой можно прочесть только: печать... и больше ничего (фиг. 12)
Изъ оставшихся двухъ только одна представляетъ гербъ «Сирокомлю» въ самомъ древнемъ видѣ, т. е. имѣющій изгибъ не опрокинутый, но обращенный своими вѣтвями вверхъ съ крестомъ на первой вѣтви; надпись уничтожена (фиг. 13); другая же представляетъ польскій гербъ «Гоздову» съ круговой надписью, также уничтоженной (фиг. 14).
И въ этихъ четырехъ печатяхъ нѣтъ совсѣмъ слѣда ни изображеній кавказскихъ горцевъ, ни азбуки кириллицы, ни варяго-русскихъ рунъ, но только два чисто польскихъ герба въ ихъ точномъ видѣ.
Что же слѣдуетъ, изъ этихъ нѣсколькихъ древнихъ печатей русскихъ бояръ? То, что съ тѣхъ поръ, какъ русская геральдика становится настоящей геральдикой, она заимствуетъ свои образцы единственно только изъ польской геральдики и ни откуда больше.
Если бы я былъ мстителенъ и хотѣлъ отплатить г. Яблоновскому подобнымъ же, я могъ бы выразиться объ его рецензіи моего труда, помѣщеннаго въ журналѣ «Висла», что она можетъ быть написана по-варшавски, но не очень научно. Прежде всего, если кто хочетъ чужія научныя работы подвергать своей критикѣ, тотъ долженъ знать соотвѣтственный предметъ хоть немножко лучше, чѣмъ знаетъ тотъ, кого собираются критиковать.
Совсѣмъ не видно изъ настоящаго дѣла, чтобы г. Яблоновскій зналъ лучше меня предметъ нашего спора; быть можетъ онъ знаетъ лучше меня изображенія кавказскихъ горцевъ, такъ какъ я ихъ совсѣмъ не знаю, но они не были предметомъ нашей научной полемики.
Я не настолько гордъ, чтобы думать, что этимъ трудомъ своимъ я окончательно разрѣшилъ вопросъ о происхожденіи русской геральдики. Трехъ документовъ слишкомъ мало, чтобы на выводахъ, изъ нихъ достигнутыхъ, можно было безопасно построить теорію русской геральдики. Но можно мнѣ констатировать только тотъ фактъ, что выводы эти сильнѣе подтверждаютъ мои взгляды, но совсѣмъ не подтверждаютъ взглядовъ моихъ противниковъ.
Я твердо надѣюсь, что противники мои, для которыхъ, какъ и для меня, важно выясненіе истины, не будутъ считать свое дѣло проиграннымъ, но всѣми силами постараются открыть хотя бы нѣсколько новыхъ документовъ XIV или начала XV вѣка, у которыхъ сохранились печати русскихъ или литовскихъ бояръ и которые относились бы къ эпохѣ, предшествовавшей 1413 или 1432 году.
Отъ редакціи изданія.
Въ «Дворянскомъ Адресъ-Календарѣ» на 1900 г. напечатана часть соч. русскаго ученаго проф. Лакіера «Русская Геральдика», изданія нынѣ очень рѣдкаго.
— 110 —

Нѣсколько словъ о поддѣлкѣ древнихъ документовъ.


Редакція «Дворянскаго Адресъ-Календаря», въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ, неоднократно получала для напечатанія различные древніе документы и акты историко-генеалогическаго содержанія. Къ сожалѣнію, большинство присылаемаго матеріала не могло быть печатаемо, такъ какъ ближайшее и внимательное изученіе подобныхъ документовъ изобличало поддѣлку, иногда весьма тонко и художественно исполненную.
Наше общество, почему-то, весьма довѣрчиво и даже съ уваженіемъ относится ко всякаго рода письменнымъ древностямъ, особенно, если онѣ писаны на пергаминѣ и снабжены печатями. А между тѣмъ, всякому спеціально занимающемуся археологіей и въ особенности — ученому архивисту хорошо извѣстно, какая масса древнихъ поддѣльныхъ документовъ хранится въ историческихъ архивахъ и у частныхъ лицъ.
За послѣднее время у насъ и въ особенности въ Западной Европѣ — весьма замѣтно стремленіе къ широкому и разностороннему развитію изученія вспомогательныхъ отраслей историческаго знанія. Такое стремленіе — результатъ укрѣпившагося сознанія важности и необходимости такого изученія. Въ числѣ такихъ вспомогательныхъ знаній первое мѣсто безспорно, занимаетъ Дипломатика 1).
Въ Спб. Археологическомъ Институтѣ, парижской Ecole de Chartes и другихъ подобныхъ ученыхъ учрежденіяхъ, издавна введена въ число обязательныхъ предметовъ и Дипломатика, наука объ актахъ, изучающая ихъ съ внѣшней и внутренней стороны и облегчающая обнаруженіе поддѣльныхъ документовъ.
Такъ какъ большинство нашей читающей публики не знакомо съ этой полезной и любопытной наукой, а также и съ тѣми методами, какіе она выработала для обслѣдованія актовъ, то мы и рѣшились вкратцѣ ознакомить читателей съ простѣйшими дипломатическими признаками, по которымъ возможно опредѣлить подлинность любого древняго документа.
Дипломатика — наука объ актахъ — выработала свои собственные методы изслѣдованія, и критики.
Благодаря многочисленнымъ изслѣдованіямъ по Дипломатикѣ, изученіе историческихъ наукъ сдѣлало громадные успѣхи въ смыслѣ пріобрѣтенія и провѣрки историческихъ фактовъ и выводовъ, основанныхъ, главнымъ образомъ, на прежнихъ документальныхъ матеріалахъ.
1) Для желающихъ подробно ознакомиться съ Дипломатикой, помѣщаемъ перечень лучшихъ сочиненій по данному предмету.
1. Jean Mabilion. De re diplomatica, libri VI (gr. in f. Paris)
2. Schonemann, pr. Lehrbuch der Dipomatic (Гамбургъ 1801—2 г.).
3. Natalies de Vailly. Elements de paleographie (2 v 4°. Paris).
4. Arthur Giri. Manuel de Diplomatique (Paris 1894 г.).
5. Fr. Leist. Urkundelehre, Katechismus der Diplomatic, Paeographie, Chronologie und Sphragistik (Лейпцигъ, 1893 г. 2-е изд. и мн. другія).
— 111 —

Одною изъ главныхъ задачъ Дипломатики — это точно и вполнѣ обоснованное опредѣленіе подлинности или поддѣлки каждаго историческаго документа или акта.
При опредѣленіи какого-либо историческаго акта съ его внѣшней стороны, Дипломатика пользуется нѣкоторыми его внѣшними-же признаками. Къ такимъ признакамъ относятся: матеріалъ, на которомъ написанъ документъ; почеркъ и формы буквъ; чернила и краски; печати и. наконецъ, способы прикрѣпленія печатей къ документу.
При опредѣленіи подлинности древняго документа, не должно пренебрегать малѣйшими мелочами, иногда имѣющими весьма существенное значеніе.
Насколько необходимо осторожно относиться къ какимъ бы ни было документамъ, особенно историко-юридическаго характера, показываетъ весьма любопытный и поучительный случай, приведенный профессоромъ Н. П. Лихачевымъ въ его лекціяхъ по Дипломатикѣ.
Въ 1838 году Археографическая Комиссія напечатала въ актахъ юридическихъ подъ № 101 пять грамотъ на кормленія, данныхъ московскими государями въ XV и XVI вѣкахъ служилымъ людямъ Протасьевымъ. Грамоты изданы были по списку XVII ст. и двѣ изъ нихъ принадлежатъ къ числу древнѣйшихъ документовъ о кормленіяхъ. По этимъ грамотамъ Б. Н. Чичеринъ создалъ теорію наслѣдственности кормленій; на эти акты сослался Ѳ. М. Дмитріевъ въ «Исторіи судебныхъ инстанцій»; А. Д. Градовскій въ «Исторіи мѣстнаго управленія въ Россіи» сдѣлалъ на основаніи тѣхъ же актовъ свои выводы въ томъ же направленіи. Въ недавнее время на основаніи все тѣхъ же документовъ М. Ѳ. Владимірскій-Будановъ повторилъ выводъ Чичерина о наслѣдственности кормленій. Наконецъ, въ 1889 и 1890 гг. пользовались грамотами Протасьевыхъ Ключевскій и В. И Сергѣевичъ.
Между тѣмъ, внимательное изученіе частностей этихъ документовъ заставляетъ признать ихъ подложными, благодаря чему всѣ изслѣдованія и выводы, сдѣланныя на основаніи изученія этихъ актовъ, естественно теряютъ свое научное значеніе. Дѣйствительно, грамоты первой половины XV ст. сфабрикованы по образцу подлинныхъ грамотъ XVI ст. Помимо всѣхъ прочихъ соображеній одинъ дипломатическій признакъ указываетъ на поддѣлку. Въ актахъ напечатано: «а у подлинны грамоты назади пишетъ: князь великій Василей Васильевичъ всея Русіи. Печать вислая, на красномъ воску, орелъ». На подлинной грамотѣ в. к. Василія Темнаго орла на красномъ воску не могло быть. Это малая печать государственная, появившаяся лишь въ концѣ XV ст. Печати Василія Темнаго дошли до насъ на нѣсколькихъ государственныхъ актахъ и мы знаемъ, что не только онъ, но и в. к. Іоаннъ III, въ первую половину своего княженія не употребляли большой красно-восковой печати. Достаточно остановиться на этихъ, повидимому, мелочахъ, чтобы усумниться въ подлинности этихъ грамотъ. Отсюда и теорія о наслѣдственности кормленій въ древней Руси, по мнѣнію, проф. Лихачева является фикціей.
Выше было сказано о томъ значеніи, какое имѣло приложеніе печати къ акту или документу въ среднихъ вѣкахъ. И дѣйствительно, печать какого-либо лица или учрежденія, приложенная къ какому-нибудь документу, не только была видимымъ знакомъ согласія и утвержденія, написаннаго въ актѣ, но вмѣстѣ съ тѣмъ служила доказательствомъ подлинности самого документа. Вотъ почему прежніе фальсификаторы документовъ, при поддѣлкахъ какихъ-либо актовъ, обращали большое вниманіе на поддѣлку печатей, требовавшихъ особенно тщательнаго и кропотливаго труда.
— 112 —

Прежде чѣмъ перейти къ нѣкоторымъ видамъ поддѣлки печатей, необходимо остановиться на одномъ случаѣ, впрочемъ неособенно часто встрѣчающемся, именно, когда къ поддѣльному документу приложена подлинная печать.
Дѣлалось это двоякимъ способомъ: или съ подлиннаго документа снимали печать и прикладывали ее къ сфабрикованному акту, или же брали подлинный документъ съ печатью того лица пли учрежденія, которые требовалось поддѣлать, уничтожали все написанное раньше на этомъ документѣ и вписывали вмѣсто уничтоженнаго текста все то, что требовалось.
Писанные на пергаменѣ документы, съ которыхъ смывался и счищался древній текстъ и взамѣнъ его писался новый, въ дипломатикѣ носитъ названіе палимпсестовъ. Естественная дороговизна пергамена рано вызвала обычай утилизаціи старинныхъ пергаменныхъ рукописей. По мѣрѣ надобности, пергаменныя рукописи мылись, скоблились, очищались и на приготовленныхъ такимъ образомъ листахъ появлялся новый текстъ. Такимъ образомъ, документы на пергаменѣ особенно способствовали удачной поддѣлкѣ. И только благодаря терпѣнію и опытности изслѣдователя, знанію всѣхъ палеографическихъ стилистическихъ и бытовыхъ особенностей, возможно опредѣлить поддѣлку документа. Впрочемъ, необходимо замѣтить, что изслѣдованіе палимпсестовъ въ послѣднее время весьма облегчено благодаря изобрѣтенному г. Буринскимъ способу особеннаго фотографированія такихъ документовъ. Этотъ новый способъ г. Буринскаго далъ уже блестящіе результаты и историческая наука обогатилась еще однимъ замѣчательнымъ вспомогательнымъ знаніемъ, которое, со временемъ, займетъ почетное мѣсто въ дипломатикѣ.
Въ томъ случаѣ, когда составляли подложный документъ, къ которому для большей достовѣрности и законности привѣшена была подлинная печать, тогда для сокрытія поддѣлки документа, прибѣгали къ слѣдующему способу. Брали какой-либо подлинный документъ съ подходящею печатью и осторожно разрѣзали шнурокъ, на которомъ была привѣшена печать. Шнурокъ старались разрѣзать около самой печати. Привѣсивъ подлинную печать къ поддѣльному документу и сшивъ разрѣзанные концы шнурка, зашивали обыкновенно печать въ кожанный или матерчатый мѣшечекъ такимъ образомъ, что шовъ мѣшечка приходился какъ разъ на мѣсто сшивки шнурка.
Такъ какъ въ средніе вѣка поддѣлыватели не были знакомы съ наукой дипломатики, а знали только свое время, не обращая вниманія на условія другаго періода, — поддѣлка ихъ легко обнаруживается. Напр. къ поддѣльнымъ литовскимъ и польскимъ и княжескимъ документамъ привѣшивались печати на полоскахъ изъ пергамена, неупотреблявшихся въ эпоху князей. Тоже нужно сказать объ употребленіи краснаго воска на епископскихъ печатяхъ. Въ первый разъ употребляетъ его епископъ краковскій въ XIV ст., а поддѣльная красная печать подвѣшивалась къ документамъ XIII вѣка. Изученіе способовъ привѣшиванія печатей — тоже помогаетъ въ обнаруженіи поддѣлки. Напр., въ оригинальныхъ документахъ XIII ст. концы шнурка продѣваются въ два отверстія, а въ подложныхъ документахъ оба — въ одно. Самъ шнурокъ тоже плетенъ былъ неправильно, не обращая вниманія на то, что въ XIII и XIV вв. примѣнялись другіе пріемы, чѣмъ позже и другой матеріалъ.
И. Антошевскій.
— 113 —

Польское судопроизводство среднихъ вѣковъ.
соч. д-ра Франца Пекосинскаго 1)
ОТДѢЛЪ I.
О судахъ.
§ 1. Судопроизводство въ эпоху жупановъ 2).
Не подлежитъ сомнѣнію, что въ эпоху жупановъ, когда у поляковъ не существовала еще княжеская власть, а была только власть демократическая со старшими изъ народа во главѣ, роль судьи въ семьѣ принадлежала отцу; ту же роль между семьями, составлявшими одинъ родъ, исправлялъ старшій въ родѣ или опольный; наконецъ, споры между отдѣльными родами или ополями разрѣшалъ верховный судъ опольныхъ старостъ или народный судъ.
Значеніе этого народнаго судопроизводства, основаннаго на обычаяхъ, сильно уменьшила, а въ послѣдствіи и совершенно уничтожила, возникшая у поляковъ княжеская власть, что произошло вѣроятно въ VIII вѣкѣ.
§ 2. Королевскій судъ.
Въ моментъ появленія княжеской власти у лехитскихъ Славянъ, а слѣдовательно и у польскихъ Лехитовъ, она имѣла характеръ воеводскій, т. е. князь былъ никѣмъ другимъ, какъ воеводой или главнымъ вождемъ въ походѣ, онъ не вмѣшивался совершенно въ административныя дѣла страны, ибо таковыя рѣшалъ исключительно народный судъ, а князь былъ только его послушнымъ исполнителемъ.
Нѣтъ сомнѣнія, что въ этой первой фазѣ возникновенія княжеской власти въ рукахъ князя во время похода сосредоточивалась судебная власть надъ всѣми участниками его. Судопроизводство же внѣ похода оставалось попрежнему, какъ и въ эпоху жупановъ, въ рукахъ отцовъ семействъ, старшихъ въ родѣ или опольныхъ и народнаго суда.
Съ теченіемъ времени, однако, когда князья-воеводы стали все больше и больше расширять свою власть на счетъ народнаго суда и въ концѣ кон-
1) Перевелъ съ польскаго Ив. Ив. Леицкій.
2) Жупанъ — исподнее польское платье, также старшій въ родѣ.
— 114 —

цовъ, съ уничтоженіемъ сихъ послѣднихъ, стали монархами, тогда вся судебная власть, за исключеніемъ семьи, какъ въ менѣе, такъ и въ болѣе важныхъ дѣлахъ и надъ всѣми классами населенія сосредоточилась въ рукахъ князя.
Въ эту эпоху существовало у поляковъ три класса населенія, сильно различающіеся другъ отъ друга по степени пользованія правами.
Высшій классъ населенія, самый незначительный, составляли младшіе члены царствующаго дома, младшіе родные князя и его дяди. Эти члены царствующаго дома жили со своими семьями при дворѣ князя и на его иждивеніи. Они въ качествѣ полковниковъ или сотниковъ командовали войскомъ во время похода, но подъ главнымъ начальствомъ князя воеводы; въ мирное время они составляли совѣтъ князя.
Второй классъ, очень многочисленный, составляли рядовые рыцари, воины или полудворяне — владыки. Они исключительно занимались военной службой и имѣли свое мѣстопребываніе въ городахъ и пригородахъ.
Самый низшій классъ населенія и вмѣстѣ съ тѣмъ самый многочисленный, составляли крестьяне-хлѣбопашцы, жившіе въ собственныхъ станахъ и селахъ первоначально населявшіе исключительно только владѣнія князя.
Но скоро на княжескомъ дворѣ появляются придворныя должности и между иными должность дворцоваго кмета (comes palatinus), который замѣнялъ князя, а также должность верховнаго воеводы (princeps militiae), командовавшаго войскомъ въ походѣ вмѣсто князя; наконецъ появляется должность провинціальныхъ кметовъ и цѣлый рядъ городскихъ кметовъ, впослѣдствіи каштеляновъ.
Съ момента появленія этихъ чиновниковъ частью придворныхъ, частью земскихъ и городскихъ, къ нимъ перешла и часть судопроизводства.
Итакъ, въ рукахъ дворцоваго кмета или паладина (comes palatinus) находилось судопроизводство надъ членами царствующаго дома, жившими при дворѣ, и вообще высшее судопроизводство именемъ и по порученію князя въ его отсутствіе. Въ рукахъ главнаго воеводы (princeps militiae) находилось судопроизводство надъ всѣми, участвовавшими въ походѣ подъ его командой, а слѣдовательно надъ всѣми рядовыми рыцарями, а также надъ младшими членами царствующаго дома, поскольку они занимали должности полковниковъ и сотниковъ подъ его командой.
Въ рукахъ провинціальнаго кмета находилось всякое судопроизводство надъ всѣми классами населенія въ порученной ему провинціи, какое было присуще личности князя.
Наконецъ въ рукахъ городскихъ кметовъ находилось судопроизводство какъ надъ владыками-воинами, населяющими ихъ города и пригороды, такъ и надъ всѣмъ деревенскимъ населеніемъ, жившимъ въ ихъ каштеляніи.
Но высшая судебная власть надъ всѣми этими сановниками находилась въ рукахъ князя, т. е., всякій, кто считалъ себя обиженнымъ однимъ изъ нихъ, имѣлъ полное право жаловаться князю на несправедливый приговоръ одного изъ этихъ сановниковъ.
Судебная власть дворцоваго кмета (comitis palatini) сильно уменьшилась. когда въ началѣ своего царствованія Болеславъ Кривоустый уволилъ отъ двора младшихъ членовъ своего дома и дядей и далъ имъ земельныя владѣнія; наконецъ совершенно измѣнилась, когда въ началѣ XIII в. должность паладина изъ придворной стала земской.
— 115 —

Судебная власть главнаго воеводы (principis militiae) исчезла совершенно въ XII в., какъ только должность эта вышла изъ употребленія послѣ раздѣленія монархіи Пяста на удѣлы.
Только въ рукахъ городскихъ кметовъ, впослѣдствіи каштеляновъ, удержалась судебная власть вплоть до XIV в., когда, сначала отчасти, а затѣмъ совсѣмъ была замѣнена городскимъ судопроизводствомъ старостъ.
Что касается княжескаго судопроизводства, то уже въ началѣ XIII в. находимъ при княжескомъ дворѣ назначаемыхъ для этого придворнаго судью и его помощника.
Такихъ придворныхъ судей и помощниковъ ихъ было при княжескомъ дворѣ нѣсколько, ибо судебная власть такого судьи и помощника не распространялась на всю страну, находившуюся подъ властью князя, но только на отдѣльное воеводство. Итакъ въ Малой Польшѣ находимъ придворныхъ судей и ихъ помощниковъ и краковскихъ и сандомирскихъ; въ Великой Польшѣ существовалъ особый придворный судья познанскій и особый калишскій.
Нѣкоторые изъ придворныхъ судей носили титулъ главныхъ или генеральныхъ (indices magni, indices generales) 1); изъ нѣсколькихъ краткихъ свѣдѣній, касающихся этой категоріи придворныхъ судей, нельзя составить себѣ точнаго понятія, какимъ характеромъ отличалась власть этихъ генеральнымъ судей, именно, распространялась ли власть такого судьи на все княжество, а не на отдѣльное воеводство, или же онъ былъ выше придворныхъ судей надъ отдѣльными воеводствами и юридическая компетенція его была обширнѣе. Кажется, что главнымъ или генеральнымъ судьею назывался всякій придворный судья, въ противоположность тѣмъ судьямъ, которые вѣдали мелкія дѣла населенія и число которыхъ должно было быть значительное; эти послѣдніе обыкновенно назывались indices pedanei 2).
Въ теченіе XIII в. каштелянская и патримоніальная судебная власть получаютъ большое развитіе на счетъ королевской судебной власти.
Каштелянская судебная власть появилась раньше XIII в.; она вѣроятно существовала уже съ перваго появленія городскихъ кметовъ, впослѣдствіи каштеляновъ, но въ теченіи XIII в. она забираетъ въ свое вѣдѣніе судебную власть надъ всѣмъ крестьянскимъ сословіемъ, которое раньше подлежало королевскому судопроизводству.
Патримоніальная же судебная власть, которая, если и существовала до XIII в., могла относиться только къ той категоріи крестьянскаго населенія, которая не будучи совершенно свободной, составляла придворную челядь, теперь съ начала XIII в. начинаетъ все болѣе и болѣе распространяться на главную часть крестьянскаго сословія, именно на населеніе, прикрѣпленное къ землѣ.
Раньте мы уже упоминали, что населеніе это, прикрѣпленное къ землѣ, существовало только въ княжескихъ владѣніяхъ и не было его въ другихъ. Когда однако въ мѣру развивающихся учрежденій католической церкви, появлялись епископства, костелы и монастыри, князья начали давать этимъ учрежденіямъ во владѣніе крестьянское населеніе, прикрѣпленное къ землѣ.
1) Код. дипл. великопольскій № 236, Код. дипл. могильскій № 22. Уляновскій: мазовецкіе документы № 76.
2) Код. дипл. великопольскій № 236.
— 116 —

Не смотря однако на перемѣну ихъ господъ судопроизводство надъ этимъ населеніемъ сначала не измѣнялось; оставалось оно и дальше въ вѣдѣніи отчасти королевскихъ, отчасти каштелянскихъ судовъ. Только въ началѣ XIII в. стала польская церковь отвоевывать для своихъ подданныхъ не только свободу отъ всякихъ податей, но также свободу отъ судебной власти согласно польскому праву. Понемногу крестьянское населеніе, прикрѣпленное къ землѣ и живущее въ церковныхъ и монастырскихъ имѣніяхъ, стало переходить изъ вѣдѣнія королевскихъ и каштелянскихъ судовъ, въ вѣдѣніе своихъ непосредственныхъ господъ: церквей и монастырей.
Только такъ называемое свободное (liberi) крестьянское населеніе, хотя бы и жившее въ церковныхъ и монастырскихъ имѣніяхъ, долго еще въ теченіе XIII в. оставалось въ вѣдѣніи королевскихъ и каштелянскихъ судовъ; но и оно во второй половинѣ XIII в. перешло въ непосредственное вѣдѣніе своихъ господъ.
Однако не всѣ дѣла этого крестьянскаго населенія, прикрѣпленнаго къ землѣ, перешли въ кругъ вѣдѣнія патримоніальныхъ судовъ. Болѣе важныя дѣла князья поручали рѣшать своимъ судамъ. Къ этимъ важнымъ дѣламъ (causae graves magnae) относились 1):
1) всѣ дѣла, касающіяся наслѣдства (quasteiones haereditariae) 2);
2) всѣ болѣе важныя дѣла (causae capitales), влекущія за собою смертную казнь или лишеніемъ головы, или черезъ повѣшеніе или черезъ сажаніе на колъ (ad suspendendum, sive decolandum, sive rotandum) 3);
3) всѣ дѣла, обусловливаемыя поврежденіемъ одного изъ членовъ, какъ отнятіе руки, ноги или выкалываніе глазъ (membrorum mutilatio, exoculatio) 4);
4) всѣ дѣла на болѣе значительныя денежныя суммы, какъ 50 или 70 гривенъ 5);
5) всѣ Божіи суды, а слѣдовательно дуэль на мечахъ или палкахъ, посредствомъ раскаленнаго желѣза и воды 6);
6) всѣ дѣла, касающіяся важной измѣны, а слѣдовательно а) при сдачѣ города непріятелю (traditio castri), b) при выведеніи несвободной челяди изъ княжескихъ земель (eductio familiae ducalis de terra), е) при введеніи непріятеля въ страну (hostes in terram ducere) 7);
7) всѣ дѣла о публичномъ насиліи на дорогѣ или дома (spolium publicum, violentia); о нарушеніи рѣшенія или приговора князя (violatio decreti ducis); о кражахъ (furta) о поддѣлкѣ монеты (falsarius monetae ducis); о поджогахъ (exustiones); о сильныхъ пораненіяхъ (atrox affusio sanguinis) 8);
8) дѣла объ изгнаніи изъ деревень княжескихъ жердниковъ во время его объѣздовъ 9).
Судопроизводство во всѣхъ этихъ болѣе важныхъ дѣлахъ носило названіе судопроизводства по правиламъ княжескаго двора (sententiae iusta formam cuviae ducalis 10).
1) Гейслеръ: Oels № 23. Мучковскій I. № 17.— Код. дипл. малопольскій № 512.
2) Уляновскій: Куявскіе документы № 53.
3) Код. дипл. великопольскій № 152. Код. дипл малопольскій № 15.
4) Код. дипл. малопольскій № 15.
5) Мучковскій I. №№ 15, 16. Код. дипл. великопольскій № 148.
6) Мучковскій I. №№ 15, 16. Код. дипл. великопольскій № 311.
7) Код. дипл. великопольскій № 203 и 302.
8) Код. дипл. мазовскій № 11. Код. дипл. великопольскій № 235. Мучковскій II. № 100.
9) Мучковскій II. № 24 и 32
10) Код. дипл. малопольскій № 59 и 436.
— 117 —

Наиболѣе отличительнымъ признакомъ княжескаго судопроизводства было то обстоятельство, что ему подлежали всѣ дѣла, касавшіяся земельныхъ владѣній, кромѣ споровъ изъ-за границы.
Вмѣсто этого, во второй половинѣ XIII в., у него появляется новая отросль судопроизводства, именно судопроизводство въ селахъ и городахъ, пользовавшихся нѣмецкимъ правомъ, хотя судопроизводство надъ подданными, пользовавшимися нѣмецкимъ правомъ, принадлежало солтысу или войту, а затѣмъ двору, однако постепенно выработались слѣдующія правила:
a) всѣ дѣла, которыя не могъ рѣшить солтысъ или войтъ, или затягивали бы они по нимъ приговоръ, должны были поступать на княжескій дворъ 1);
b) всѣ болѣе важныя дѣла должны были быть разсматриваемы въ такъ называемыхъ большихъ судахъ (indicia magna), собиравшихся три раза въ годъ, и на этихъ судахъ долженъ былъ присутствовать княжескій посолъ (nuntius ducis) и собирать пени, поступавшія въ пользу князя.
Кромѣ того апелляціи на приговоры судовъ, основанныхъ на нѣмецкомъ правѣ, должны были поступать на княжескій дворъ, вслѣдствіе чего тамъ очень рано образовались высшіе суды, основанные на нѣмецкомъ правѣ, которые преобразовались потомъ въ самостоятельные высшіе суды. Объ этомъ будетъ ниже.
Призывались для явки въ княжескій судъ двоякимъ образомъ:
a) или устно черезъ коморника, но эта форма, хотя болѣе простая, была очень неудобной для деревенскаго населенія, ибо недобросовѣстные коморники, превышая свою власть, выжимали изъ бѣдняковъ деньги, угрожая имъ въ противномъ случаѣ вымышленными наказаніями 2);
b) или письменнымъ документомъ, снабженнымъ княжеской печатью per literam nostram, nostro sigillo (anulo) sigillatam, и эта форма считалась фактомъ особенной монаршей милости по отношенію къ подданымъ церквей и монастырей 3).
§ 3. Воеводское судопроизводство.
Кажется не подлежитъ никакому сомнѣнію, что, согласно своему высокому званію, паладинъ, какъ высшій придворный чиновникъ и намѣстникъ князя, получилъ въ свое вѣдѣніе, тотчасъ послѣ образованія этой должности, судопроизводство надъ всѣмъ княжескимъ дворомъ.
Но такъ какъ на княжескомъ дворѣ жили преимущественно младшіе члены династіи и дяди князя, то ясно, что судебная власть паладина распространялась въ особенности на этотъ высшій классъ. Пока вся Польша находилась подъ властью одного князя, до тѣхъ поръ для всей страны существовалъ одинъ только паладинъ. Но, когда послѣ смерти Болеслава Кривоустаго польское государство раздѣлилось на нѣсколько отдѣльныхъ областей съ отдѣльными князьями во главѣ, то каждый князь назначилъ при своемъ
1) Код. дипл. великопольскій № 284 и 303. Мучковскій II № 64.
2) Мучковскій II № 24 и 32. Код. кат. краковск. № 40.
3) Мучковскій II № 24 и 32.— Код. дипл. малопольскій № 423.— Код. дипл. великопольскій № 292 и 311.
— 118 —

дворѣ отдѣльнаго паладина, и такимъ образомъ въ польскомъ государствѣ появилось столько паладиновъ сколько было отдѣльныхъ княжествъ. Въ этомъ то появленіи нѣсколькихъ паладиновъ въ государствѣ Пяста лежитъ главная причина почему должность паладина изъ исключительно придворной стала земской должностью. Ибо очень часто случалось, что нѣсколько отдѣльныхъ княжествъ соединялось опять подъ властью одного общаго князя, а потому и оставался одинъ придворный паладинъ, какъ былъ и одинъ князь. Но что происходило съ паладинами тѣхъ княжествъ, которыя присоединялись къ главному княжеству? У нихъ не было главнаго фундамента ихъ существованія, именно двора. Очевидно, что. если князь во время ежегоднаго объѣзда своей страны пріѣзжалъ въ ихъ область съ цѣлью производства верховнаго суда и судебныхъ засѣданій, они являлись при княжескомъ дворѣ и временно исправляли должность придворныхъ паладиновъ, но послѣ возвращенія князя въ свой главный удѣлъ, они у границы своей области слагали съ себя должность въ руки придворнаго паладина и возвращались обратно. Но, такъ какъ при такомъ положеніи вещей у нихъ въ теченіе большаго числа мѣсяцевъ въ году не было никакихъ обязанностей вслѣдствіе отсутствія княжескаго двора, то нужно было придумать для нихъ другое занятіе, и такимъ образомъ изъ придворныхъ чиновниковъ они стали земскими. Скоро и должность придворнаго паладина утратила свой придворный характеръ и, подобно областнымъ паладинамъ, стала должностью земской. Это произошло въ началѣ XIII в. вслѣдствіе столкновенія, какое произошло между Николаемъ, краковскимъ паладиномъ при дворѣ Мечислава Стараго, и Говоркомъ, сандомирскимъ паладиномъ при дворѣ Лешко Бѣлаго, когда этотъ послѣдній послѣ смерти Мечислава Стараго долженъ былъ получить въ свое владѣніе краковскую область.
Подобныя столкновенія между придворнымъ паладиномъ и паладиномъ присоединенной области могли уже появляться и въ XII в. Первое могло явиться въ 1177 г. когда Казиміръ Справедливый, тогдашній удѣльный князь Сандомирскій (вѣроятно не сандомирскій, а вислицкій) послѣ паденія Мечислава Стараго получилъ Краковъ вмѣстѣ съ титуломъ старшаго. И вотъ Казиміръ Справедливый долженъ былъ прибыть въ Краковъ вмѣстѣ съ своимъ придворнымъ паладиномъ, который былъ у него въ Сандомирѣ, такъ какъ онъ долженъ былъ всюду сопутствовать своему князю, но въ Краковѣ нашелъ паладина, бывшаго краковскимъ паладиномъ при дворѣ Мечислава Стараго, какъ старшаго. Вотъ тутъ-то и произошло столкновеніе изъ-за того, который изъ двухъ долженъ исполнять обязанность паладина при дворѣ Казиміра Справедливаго въ Краковѣ, какъ старшаго, собствен-ный-ли его придворный паладинъ изъ Сандомира. или Вислицы, или же краковскій паладинъ, оставшійся послѣ Мечислава Стараго. Я придерживаюсь
1) Что Казиміръ Справедливый послѣ смерти сандомирскаго князя Генриха, не оставившаго наслѣдниковъ, не сталъ сандомирскимъ княземъ, свидѣтельствуетъ документъ съ 1166 г., сохранившійся въ краковскомъ монастырскомъ капитулѣ. Согласно этому документу, княжество Сандомирское послѣ смерти Генриха было раздѣлено на три части, изъ которыхъ лучшая съ Сандомиромъ досталась Болеславу Кудрявому, двѣ же остальныя земли Жарновская и Вислицкая двумъ другимъ братьямъ, именно Мечиславу Старому и Казиміру Справедливому. Землю Жарновскую получилъ Мечиславъ Старый, какъ находящуюся рядомъ съ его великопольскимъ княжествомъ, а Казиміръ Справедливый Вислицкую. Только послѣ смерти Лешки Болеславовича, мазовецкаго князя, Казиміръ Справедливый могъ сдѣлаться княземъ сандомирскимъ.
— 119 —

того мнѣнія, что большее право имѣлъ придворный сандомирскій паладинъ Казиміра. Ибо власть придворнаго краковскаго паладина Мечислава Стараго прекратилась при паденіи этого послѣдняго и потерѣ краковскаго княжества вмѣстѣ со старшинствомъ, между тѣмъ какъ пріобрѣтеніе Казиміромъ Справедливымъ новаго княжества ни въ чемъ не могло измѣнить власти его придворнаго паладина, какой находился при его дворѣ въ Сандомирѣ или Вислицѣ; этотъ послѣдній долженъ былъ итти за дворомъ князя всюду, куда бы онъ ни направился. Однако, объ этомъ столкновеніи лѣтописцы совершенно не упоминаютъ, и можетъ быть его совсѣмъ не было, т.-е., что краковскій паладинъ Мечислава Стараго покинулъ Краковъ вмѣстѣ со своимъ княземъ и дѣло обошлось безъ столкновенія. Только о болѣе позднемъ столкновеніи упоминаютъ лѣтописцы, именно о томъ, которое произошло послѣ смерти Мечислава Стараго, когда послѣ него краковское княжество должно было перейти къ Лешку Бѣлому, тогдашнему князю сандомирскому. Лѣтописцы, не понимая законнаго основанія всего этого спора, объясняютъ его единственно только ненавистью, какая существовала между Николаемъ, краковскимъ паладиномъ Мечислава Стараго и Говоркомъ, сандомирскимъ паладиномъ Лешка Бѣлаго. Но не было никакой причины этой ненависти, такъ какъ, одинъ находясь постоянно въ Краковѣ, другой въ Сандомирѣ, даже не имѣли возможности встрѣчаться другъ съ другомъ. За то существовало полное юридическое основаніе для спора. Николай утверждалъ, что, коль скоро онъ придворный паладинъ краковскаго князя, то, какъ только Лешекъ Бѣлый станетъ краковскимъ княземъ, онъ, Николай, долженъ исправлять должность его паладина; Говорокъ же былъ противоположнаго мнѣнія, т.-е., что будучи паладиномъ Лешка Бѣлаго, онъ долженъ всюду сопутствовать своему князю, куда бы тотъ ни отправился, а слѣдовательно и въ Краковъ. Того же мнѣнія придерживался и Лешекъ Бѣлый; но когда паладинъ Николай не хотѣлъ уступить и, обладая большой властью, держалъ въ своихъ рукахъ Краковъ и могъ не впустить туда Лешка Бѣлаго, не оставалось этому послѣднему ничего больше, какъ остаться въ своемъ сандомирскомъ княжествѣ и ждать смерти паладина Николая, который вскорѣ и умеръ.
Во всякомъ случаѣ только въ XIII в. должность придворнаго паладина изъ придворной становится земской, вслѣдствіе чего и кругъ власти паладиновъ, которыхъ стали называть воеводами, подвергся измѣненію.
Итакъ, насколько раньше власть придворныхъ паладиновъ распространялась на младшихъ членовъ царствующаго дома и дядей князя, которые жили постоянно съ семействами на княжескомъ дворѣ и изъ которыхъ образовалось потомъ сословіе дворянъ, настолько судопроизводство надъ дворянами осталось въ. рукахъ воеводъ и то въ самыхъ важныхъ дѣлахъ, какими были дѣла о владѣніи земельною собственностью, будь это дѣла спорныя или миролюбивыя сдѣлки. Подтвержденіемъ можетъ служить слѣдующій рядъ доказательствъ:
1) Въ приговорѣ князей Лешка и Конрада Казиміровичей, вынесенномъ въ 1212 г. въ верховномъ судѣ въ Микулинѣ, упоминается, что Пакославъ, краковскій воевода, рѣшалъ споръ между сыновьями Негослава и монастыремъ Цистерсовъ въ Ендржеевѣ изъ-за деревни Негославица, и этотъ приговоръ былъ потомъ утвержденъ вышепоименованными князьями 1).
1) Код. дипл. малой. № 8.
2) Въ 1220 г. краковскій воевода Маркъ рѣшаетъ споръ между кметомъ Будзивоемъ и Николаемъ Поляниновичемъ изъ-за имѣнія Глево 1).
3) Въ 1236 г. въ присутствіи Ѳеодора, краковскаго воеводы, разсматривается дѣло о деревнѣ Потокъ между Климентомъ Сулиславичемъ и его братьями съ одной стороны и монастыремъ Цистерсовъ въ Ендржеевѣ съ другой, и споръ этотъ былъ рѣшенъ взаимнымъ соглашеніемъ 2).
— 120 —

Воеводы однако рѣшаютъ не только спорныя дѣла, касающіяся земельныхъ владѣній, но и утверждаютъ всякія миролюбивыя сдѣлки, относящіяся къ земельной собственности и санкціонируемыя затѣмъ на княжескомъ дворѣ. Итакъ:
1) монастырь Цистерсовъ въ Могилѣ платитъ въ 1230 г. въ присутствіи Марка II, краковскаго воеводы, наслѣдникамъ кмета Рацибора слѣдуемую сумму за имѣніе Зразову 3);
2) въ томъ же году и въ присутствіи того же воеводы, Марка II, рыцарь Витъ жертвуетъ мѣховскому монастырю имѣніе Яксицы 4);
3) въ 1233 г. сандомирскій каноникъ Сулиславъ въ присутствіи Пакослава, сандомирскаго воеводы, продаетъ мѣховскому монастырю часть деревни Дзержкувекъ 5);
4) въ 1234 г. въ присутствіи краковскаго воеводы Ѳеодора. Викентій Дивишовицъ продаетъ свой надѣлъ въ Скорушковицахъ мѣховскому монастырю 6);
5) наконецъ, въ 1235 г. Богуславъ изъ Дзержковицъ обязуется утвердить купчую крѣпость имѣнія Дзержковицы на имя мѣховскаго монастыря въ присутствіи Пакослава, сандомирскаго воеводы 7) и т. д.
Изъ этихъ примѣровъ ясно, что въ рукахъ воеводъ находилось судопроизводство надъ дворянствомъ въ самыхъ важныхъ дѣлахъ, какъ въ спорныхъ, такъ и миролюбивыхъ сдѣлкахъ.
Что же касается вопроса, находилось-ли въ рукахъ воеводъ уголовное судопроизводство надъ дворянами, объ этомъ ничего не находимъ въ тогдашнихъ историческихъ источникахъ. Вѣроятно, что нѣтъ и что уголовное судопроизводство надъ дворянами, насколько оно въ нѣкоторыхъ случаяхъ не подлежало вѣдѣнію каштеляна, князь поручалъ своимъ придворнымъ судамъ 8).
За то гораздо труднѣе рѣшить, не находилась-ли въ рукахъ воеводъ извѣстная судебная власть надъ крестьянами. Дѣло это представляется въ слѣдующемъ видѣ. Самыя древнія привиллегіи, освобождавшія крестьянъ, принадлежавшихъ церкви, отъ гражданскаго судопроизводства, говорятъ только о зависимости ихъ отъ каштелянскаго суда, какъ-будто эти крестьяне, кромѣ княжескаго суда, подлежали еще только суду каштелянскому, такъ что, послѣ освобожденія ихъ отъ послѣдняго суда, надъ ними оставался
1) Код. дипл. могильскій № 1.
2) Код. дипл. малопольскій № 20.
3) Код. дипл. могильскій 20.
4) Код. дипл. могильскій № 10.
5) Код. дипл. малопольскій № 400.
6) Код. дипл. малопольскій № 407.
7) Код. дипл. малопольскій № 17.
8) Код. дипл. малопольскій № 412.
— 121 —

только судъ придворный и судъ патримоніальный ихъ непосредственныхъ господъ.
Но со временемъ и еще въ началѣ XIII в. являются все чаще освободительныя привиллегіи, которыя во второй половинѣ XIII в. становятся чуть-ли не правиломъ., по которому князь освобождаетъ крестьянъ не только отъ каштелянскаго суда, но и отъ суда воеводскаго (absoluimus eos a iudieio palatinorum, castellanorum et iudicum eorumdem), какъ-будто въ рукахъ воеводъ въ дѣйствительности наравнѣ съ каштелянами находилась судебная власть надъ крестьянствомъ. Было бы въ самомъ дѣлѣ не понятно, откуда могла явиться необходимость учрежденія совмѣстно съ каштелянскимъ судопроизводствомъ еще и воеводскихъ судовъ для крестьянъ и то въ такое время, когда, вслѣдствіе все болѣе и болѣе увеличивавшагося значенія патримоніальнаго суда, даже каштелянскіе суды являлись почти совершенно лишними.
Это воеводское судопроизводство надъ крестьянами могло относиться къ двумъ родамъ дѣлъ:
a) дѣламъ о податяхъ: нѣкоторыя подлежали каштеляну, онъ ихъ собиралъ и рѣшалъ по нимъ дѣла; другія же воеводѣ; собиралъ эти подати и рѣшалъ по нимъ дѣла воевода. Это подтверждаютъ слѣдующіе примѣры:
Въ 1238 г. въ присутствіи краковскаго воеводы Владиміра рѣшался споръ, должно-ли имѣніе Прандоцинъ съ принадлежащими ему окрестностями, какъ собственность могильскаго монастыря, платить подать зерномъ, извѣстную подъ названіемъ «станъ». Игуменъ могильскій не соглашался съ этимъ и подтвердилъ свидѣтельскими показаніями, что имѣніе Прандоцинъ платитъ «станъ» серебромъ, что и было утверждено краковскимъ воеводой 1).
Другимъ примѣромъ, что воевода собиралъ нѣкоторыя подати, служитъ привиллегія Болеслава, сына Лешка, съ 1268 г. согласно которой краковскій воевода собиралъ подать, называемую «стружей» 2).
Итакъ, освобожденіе крестьянъ отъ воеводскаго судопроизводства относилось къ подобнымъ дѣламъ о податяхъ и имѣло такое значеніе, что воевода не имѣлъ права лично рѣшать этихъ дѣлъ, но долженъ былъ крестьянина, за которымъ числились недоимки, привлекать либо къ придворному княжескому суду, либо къ патримоніальному суду его хозяина.
b) Иной разъ воевода рѣшалъ дѣла отъ имени или по порученію князя, на то указываетъ нѣсколько документовъ, по которымъ крестьяне освобождались отъ каштелянскаго судопроизводства и подлежали только суду княжескому или воеводскому, а это доказываетъ, что въ такихъ случаяхъ воевода замѣнялъ князя 3).
Какъ только въ началѣ XIV в. появились земскіе суды, въ вѣдѣніи которыхъ находилось судопроизводство надъ дворянствомъ и дѣла о земельной собственности, земское судопроизводство воеводъ потеряло смыслъ своего существованія и вышло изъ употребленія.
За то компетенція воеводъ расширилась въ другой области.
1) Код. дипл. могильскій № 16.
2) Код. дипл. могильскій № 31.
3) Код. дипл. малоп. I, № 51. — Код. дипл. малоп. II. 172. — Код. дипл. великоп. № 605 и 443. — Уляновскій I с. № 107.
— 122 —

Указомъ Болеслава, великопольскаго князя, 1264 г., воеводскому судопроизводству подлежатъ евреи, а Казиміромъ Великимъ указъ этотъ распространенъ на все польское королевство 1).
Вартскій статутъ 1423 г. ввелъ въ кругъ обязанностей воеводъ опредѣленіе, по соглашенію со старостой и другими земскими сановниками, мѣръ и вѣсовъ, а также ярморочныхъ цѣнъ товаровъ и земныхъ плодовъ.
Воевода исполнялъ свои обязанности или лично, или же при посредствѣ своего судьи. Уже въ теченіе XIII в. встрѣчаемъ судей у воеводъ. Вислицкій статутъ ясно разрѣшилъ воеводамъ имѣть своихъ судей. Судья воеводы съ теченіемъ времени преобразовался въ помощника воеводы под (вице) воевода, и эти подвоеводы рѣшали потомъ дѣла, касающіяся мѣръ и вѣсовъ, а также дѣла евреевъ.
§ 4. Каштелянское судопроизводство.
Въ § 2 я уже говорилъ, что съ момента появленія городскихъ кметовъ, впослѣдствіи и каштеляновъ, что вѣроятно относится ко времени Болеслава Храбраго, къ нимъ перешло отъ княжескихъ судовъ судопроизводство надъ воинами-владыками, жившими въ городахъ и пригородахъ, а также надъ крестьянами, прикрѣпленными къ землѣ и населявшими извѣстную каштелянію.
Однако ни одинъ изъ историческихъ памятниковъ не даетъ намъ никакого объясненія, обнимала-ли первоначальная судебная власть этихъ городскихъ кметовъ надъ указанными выше двумя классами населенія всю область гражданскаго и уголовнаго судопроизводства, т.-е. не только незначительныя, но и болѣе важныя, т.-е. такъ наз. «главныя» дѣла, или эти важныя дѣла передавались на разсмотрѣніе придворнаго суда.
Обративъ однако вниманіе на то, что еще въ XIII в. короли при дарованіи привиллегій обыкновенно болѣе важныя дѣла поручали вѣдѣнію своихъ судовъ, что при рѣшеніи этихъ важныхъ дѣлъ, въ особенности уголовныхъ, налагались наибольшія денежныя взысканія, которыя поступали въ пользу королевской казны, можемъ съ большою вѣроятностью предположить, что уже съ перваго момента появленія должностей городскихъ кметовъ, болѣе важныя дѣла крестьянъ и воиновъ—владыкъ исключались изъ ихъ вѣдѣнія и поступали въ вѣдѣніе королевскаго суда. Однако сначала каштелянское судопроизводство обнимало собою наибольшій кругъ судебной власти въ томъ отношеніи, что его вѣдѣнію подлежали два самыхъ многочисленныхъ класса населенія.
Въ этой столь обширной области каштелянскаго судопроизводства два явленія въ XIII и XIV вв. произвели большія измѣненія.
Первымъ было введеніе въ XIII в. въ церковныхъ и монастырскихъ владѣніяхъ патримоніальнаго судопроизводства. Уже въ началѣ XIII в. польская церковь усиленно хлопочетъ о томъ, чтобы населеніе ихъ владѣній не подлежало суду ни княжескому, ни его чиновниковъ, но зависило отъ непосредственныхъ его господъ, т. е. лицъ духовныхъ, управляющихъ церков-
1) Бандке: Jus Polonicum, стр. 7.
— 123 —

ными имѣніями. Первую уступку въ этомъ отношеніи получила польская церковь въ 1210 г. 1) на боржиковскомъ синодѣ. Польскіе князья, именно Лешекъ краковскій, Конрадъ мазовецкій. Владиславъ калишскій и Казиміръ опольскій даровали польской церкви привиллегію на имя Генриха, гнѣзненскаго архіепископа, въ силу которой обязались содѣйствовать, чтобы ни одинъ крестьянинъ, живущій въ церковныхъ владѣніяхъ, не подлежалъ суду никого другого, кромѣ прелата или судьи, имъ назначеннаго. Эта привиллегія была дарована всей польской церкви, такъ какъ согласно ея тексту она должна была относиться не только къ гнѣзненскому архіепископу, но и ко всѣмъ его суффраганамъ, а слѣдовательно и ко всему польскому государству. Если-бы эта привиллегія цѣликомъ и сразу вошла въ употребленіе, то мы должны были бы уже съ 1210 г. считать патримоніальное судопроизводство польской церкви окончательно установленнымъ въ самомъ обширномъ значеніи. Но привиллегія эта, не смотря на двукратное утвержденіе ея римской куріей, осталась, кажется, въ началѣ только мертвой буквой, а польская церковь должна была еще въ теченіе нѣсколькихъ десятковъ лѣтъ постепенно отвоевывать себѣ большее расширеніе патримоніальнаго судопроизводства надъ своими подданными и только во второй половинѣ XIII в. успѣла довести его до тѣхъ предѣловъ, которые были ей опредѣлены Боржиковской привиллегіей 1210 г.
Окончательно уже въ теченіе XIII в. обширныя пространства монастырскихъ и церковныхъ владѣній, обыкновенно густо населенныхъ, перешли изъ вѣдѣнія каштеляновъ въ кругъ патримоніальнаго судопроизводства церквей и монастырей.
Слѣдующій ударъ каштелянскому судопроизводству нанесло появленіе, а скорѣе позднѣйшее расширеніе власти городскихъ старостъ и ихъ судопроизводства.
Пока старосты были только королевскими намѣстниками, каковымъ характеромъ они отличались при Вацлавѣ II, до тѣхъ поръ въ ихъ рукахъ находилось придворное судопроизводство и судебной власти каштеляновъ они не затрагивали: но когда съ теченіемъ времени старосты снизошли до степени городскихъ начальниковъ, большая часть городскаго судопроизводства, а слѣдовательно и каштелянскаго, перешла въ кругъ ихъ вѣдѣнія. Вартскій статутъ 1423 г. точнѣе опредѣляетъ, какія дѣла входятъ въ кругъ судебной власти старостъ. Это были четыре извѣстныхъ статьи старостъ, но о нихъ ниже.
Изъ вислицко-петроковскаго законадательства короля Казиміра Великаго выносимъ впечатлѣніе, что уже тогда каштелянское судопроизводство имѣло очень ограниченный кругъ дѣйствій; существовали даже такія каштеляніи, судопроизводство которыхъ обнимало собою только дѣла о клеветѣ, но и эти отнялъ у нихъ великопольскій статутъ.
Нѣшавскій статутъ 1454 г. совершенно уничтожилъ каштелянское судопроизводство. 32 статья этого статута гласитъ: каштеляны не должны больше рѣшать дѣлъ, дворяне и ихъ подданные не должны къ нимъ являться въ судъ, отвѣчать передъ ними и подвергаться наказанію. Они не должны собирать денежной пени за убійство крестьянина, а пеню эту долженъ получать владѣлецъ убитаго.
Отсюда видно, что не только крестьяне и воины—владыки, но и дворяне
1) Код. дипл. великопольскій № 66.
— 124 —

въ нѣкоторыхъ, не опредѣленныхъ точно случаяхъ подлежали судебной власти каштеляновъ, и то, что нѣкоторыя дѣла, какъ убійство, находились въ ихъ же вѣдѣніи.
Итакъ въ 1454 г. окончательно прекращается судебная власть каштеляновъ.
§ 5. Земскіе суды и верховный судъ.
Въ параграфѣ о придворномъ судопроизводствѣ я упоминалъ что уже въ XIII в. существуютъ на княжескихъ дворахъ такіе придворные судьи, судебная власть которыхъ не распространяется на всю страну князя, при дворѣ котораго они исполняютъ должность судьи, но только на одно воеводство. Итакъ, уже въ 1228 г. находимъ Будзивоя, краковскаго 1) придворнаго судью, въ 1238 г. Наслава, куявскаго 1 2) младшаго придворнаго судью, въ 1242 г. Домарата, придворнаго познанскаго судью, и Ярослава, калишскаго 3) придворнаго судью, въ 1246 г. Николая сандомирскаго 4) судью, въ 1251 г. Будзислава, ленчицкаго 5) придворнаго судью, въ 1254 г. Домарата младшаго сандомирскаго 6) судью, въ 1279 г. Матвѣя, сѣрадзкаго судью 7) и т. д.
Однако судьи эти не зависимы въ своихъ дѣйствіяхъ и никогда не выносятъ приговоровъ отъ своего имени, но всегда отъ имени своего князя, откуда видно, что рѣшали они дѣла всегда въ присутствіи князя.
Такая процедура была возможна только до тѣхъ поръ пока князья, будучи хозяевами только отдѣльныхъ частей страны, могли довольно часто объѣзжая свои владѣнія, успѣвать рѣшать всѣ дѣла придворнаго судопроизводства. Но когда въ царствованіе Владислава Локетка началось объединеніе польскаго государства, и все больше отдѣльныя части соединялись въ одно цѣлое, такіе княжескіе объѣзды не могли такъ часто повторяться, чтобы не затягивать рѣшенія дѣлъ, относящихся къ приговорному судопроизводству. Надо было слѣдовательно придумать новый способъ рѣшенія такихъ дѣлъ при которомъ бы придворный воеводскій судья вмѣстѣ съ младшимъ судьею и коморниками (ассесорами) могъ рѣшать эти дѣла одинъ безъ присутствія князя.
Подобное распоряженіе впервые было вѣроятно дано Владиславомъ Локеткомъ въ началѣ XIV в., сейчасъ по вступленіи его на польскій престолъ послѣ смерти Вацлава III въ 1306 г., такъ какъ уже 1314 г. Адамъ, краковскій судья, рѣшалъ дѣла самолично. Онъ именно рѣшилъ споръ между Войцѣхомъ Ноздрахомъ, краковскимъ стольникомъ, и краковскимъ каѳедральнымъ капитуломъ, изъ-за деревни Баволъ, лежавшей на берегу Вислы
1) Код. дипл. могильскій № 6.
2) Уляновскій: куявскіе документы № 25.
3) Код. дипл. великопольскій № 232
4) Код. дипл. малопольскій № 28.
5) Мучковскій I, № 36.
6) Мучковскій I, № 28.
7) Мучковскій I, № 61.
— 125 —

около Кракова, относительно которой Войцѣхъ Ноздряхъ утверждалъ, что она должна принадлежать ему совмѣстно съ его должностью стольника 1). Дѣло это, какъ по сущности его (наслѣдственныя владѣнія), такъ и по значенію спорившихъ сторонъ, должно было подлежать безусловно и исключительно только придворному суду, а между тѣмъ рѣшаетъ его краковскій судья (онъ здѣсь пока не носитъ названія земскаго) и рѣшаетъ его собственной властью, такъ какъ въ вынесенномъ имъ приговорѣ не указывается, что дѣло разбиралось на княжескомъ дворѣ, но ясно сказано, что рѣшалось имъ лично (causa quedam in conspectu nostri iudicii fuisset ventilata). Въ концѣ упоминается въ качествѣ присутствовавшаго младшій судья Мирославъ. Въ приговорѣ не перечисляются свидѣтели или ассесоры его суда, ограничиваясь только общими словами «et aliis quam plurimis fidedignis».
Намъ гораздо больше разъясняетъ нашъ вопросъ слѣдующій приговоръ краковскаго земскаго суда, 1322 г., вынесенный по дѣлу о той же деревнѣ Баволъ, только сторонами были краковскій каѳедральный капитулъ и Станиславъ и Вавржынецъ, Либертовскіе помѣщики * 2). Дѣло рѣшаетъ судья Мщугъ вмѣстѣ съ младшимъ краковскимъ судьей Прибыславомъ, (такимъ характеромъ отличаются всѣ позднѣйшія дѣла земскихъ судовъ), а среди присутствовавшихъ поименованы слѣдующіе три сановника: кметъ Стефанъ Розвора, Имбрамъ изъ Мочидла, Николай судебный коморникъ, а также Альбертъ придворный писарь короля Владислава Локетка и Вавржинецъ, королевскій возный. Участіе въ этихъ судахъ писаря и королевскаго вознаго указываетъ ясно на то, что эти земскіе суды получили свое начало изъ придворныхъ судовъ.
Въ то же приблизительно время появляются и въ Великой Польшѣ самостоятельные земскіе судьи, точнѣе придворные королевскіе судьи преобразовываются въ земскихъ.
Въ 1318 г. уже видимъ отдѣльнаго судью для накельской территоріи.
Но въ Великой Польшѣ эти земскіе суды отличаются другимъ нѣсколько характеромъ, чѣмъ въ Малой. Королевская резиденція находилась въ Краковѣ слѣдовательно въ Малой Польшѣ; въ Великую Польшу король ѣздилъ только тогда, когда этого требовали важныя дѣла. Но невозможно было оставлять не рѣшенными всѣ дѣла, подлежащія вѣдѣнію придворнаго королевскаго суда, до тѣхъ поръ, пока король не пріѣдетъ въ Великую Польшу. Извѣстно, что стороны могли отсрочивать разборъ дѣлъ; слѣдовательно дѣло, отстроченное при одномъ пріѣздѣ короля, должно было ждать слѣдующаго, что могло продолжаться годъ и больше. Очень скоро устранили это неудобство тѣмъ, что великопольскій староста на этихъ королевскихъ судахъ замѣнялъ короля и рѣшалъ вмѣстѣ съ великопольскими сановниками дѣла, подлежащія королевскому судопроизводству.
Какъ примѣръ такого земскаго судопроизводства со старостой во главѣ служитъ судебное рѣшеніе Прибыслава Борковича, познанскаго воеводы и великопольскаго старосты, въ 1322 г. по дѣлу о разныхъ притѣсненіяхъ долянскихъ крестьянъ игуменомъ лендзкаго монастыря. 30 января 1322 г. происходилъ верховный судъ въ Познани, въ которомъ Прибыславъ Борковичъ. какъ великопольскій староста, вмѣстѣ съ земскими сановниками рѣшалъ дѣла;
1) Код. каѳ. краков. № 118.
2) Код. дипл. краковск. каѳедр. собора № 125.
— 126 —

тутъ же присутствовали: познанскій епископъ, калишскій воевода, познанскій, гнѣзненскій, лендзкій каштеляны и наконецъ Петръ Дрогославичъ, носившій названіе судьи короля польскаго (index regis Poloniae), слѣдовательно придворный судья. И вотъ, когда въ этотъ верховный судъ крестьяне деревни Доляны принесли жалобу на разныя несправедливыя и чрезмѣрныя притѣсненія лендзкаго игумена, дѣло это слушалъ верховный судъ въ полномъ своемъ составѣ, но приговоръ по дѣлу вынесъ вышепоименованный Петръ Дрогославичъ, судья польскаго короля, бывшій на самомъ дѣлѣ калишскимъ земскимъ судьею.
У насъ имѣется рѣшеніе изъ слѣдующаго 1323 г., вынесенное прямо отъ его имени, какъ калишскаго земскаго судьи, по дѣлу Ивана Сулиславича съ гнѣзненскимъ архіепископомъ о владѣніяхъ Войковицы, т. е. по дѣлу, подлежавшему вѣдѣнію придворнаго суда. Въ приговорѣ ясно упоминается, что онъ вынесенъ въ присутствіи калишскаго и ленчицкаго старостъ и великопольскихъ сановниковъ. Интересно здѣсь то, что на этомъ верховномъ судѣ помощниками его были еще двое судей, именно познанскій и куявскій, а также младшій судья сѣрадзкій.
Это преобразованіе придворныхъ судей въ земскихъ не могло никоимъ образомъ произойти путемъ простого обычая, но должно было произойти путемъ княжескаго указа. Это не могло случиться раньше, какъ въ царствованіе короля Владислава Локетка, во первыхъ, потому, что при его предшественникахъ такихъ земскихъ судей, рѣшавшихъ дѣла не въ присутствіи королевскаго двора, не существовало, а во вторыхъ, что только соединеніе нѣсколькихъ княжествъ подъ властью одного князя произвело то, что для него стало невозможнымъ объѣзжать столь большую территорію и во время рѣшать дѣла, относящіяся къ его судопроизводству. Поэтому нужно было разрѣшить придворнымъ судьямъ рѣшать самостоятельно, даже въ отсутствіе короля, дѣла, подлежащія вѣдѣнію придворнаго судопроизводства. Такимъ образомъ придворные суды преобразовались въ земскіе.
Необходимый для этого указъ могъ быть данъ Владиславомъ Локеткомъ приблизительно между 1306 и 1314 гг.
Съ момента появленія земскихъ судовъ исчезаетъ должность придворнаго судьи на основаніяхъ польскаго права, но остаются еще придворные судьи на основаніяхъ права нѣмецкаго (indices provincionales, landvoite), но о нихъ будетъ въ другомъ мѣстѣ.
Земскіе суды сохранились въ теченіе всѣхъ среднихъ вѣковъ. Изъ земскихъ же обыкновенныхъ судовъ образовались около половины XIV в., верховные суды (colloquia generalia), о которыхъ тоже будетъ ниже.
Вислицкій статутъ постановилъ, что одинъ земскій судья долженъ находиться въ краковской и одинъ въ сандомирской землѣ; если-же Король туда пріѣдетъ, то судья долженъ явиться къ его двору и тамъ рѣшать всякія дѣла. Такъ образовались обыкновенные Королевскіе суды, которые отъ обыкновенныхъ земскихъ судовъ отличались тѣмъ, что происходили на королевскомъ дворѣ, а не на обыкновенныхъ мѣстахъ земскихъ судовъ.
Согласно цереквицкому указу 1454 г. земскіе суды въ каждомъ уѣздѣ должны были собираться только три раза въ году, согласно древнему обычаю. Кажется, однако, что это постановленіе, по которому земскіе суды должны были собираться три раза въ году, какъ и приведенное ниже постановленіе петроковскаго статута 1496 г. о четырехкратномъ производ-
— 127 —

ствѣ ихъ въ году, не касается обыкновенныхъ земскихъ судовъ или такъ называемыхъ малыхъ земскихъ судовъ, которымъ уже вартскій статутъ 1423 г. предписалъ собираться ежемѣсячно въ каждомъ уѣздѣ, но касается сроковъ верховныхъ судовъ или такъ называемыхъ большихъ судовъ, которые въ самомъ дѣлѣ собирались только три раза въ году.
Петроковскій статутъ 1496 г. постановилъ, что земскіе судьи въ той странѣ, въ которой они занимаютъ судебную должность, обязаны лично рѣшать дѣла; если-бы они лично не присутствовали и не предсѣдательствовали въ судахъ, то земскіе дворяне по истеченіи года имѣютъ право выбрать новаго судью.
Тотъ-же петроковскій статутъ 1496 г. постановилъ, что въ каждой области земскіе суды должны собираться четыре раза въ году и засѣдать въ нихъ должны тѣ, которые имѣютъ на то право по своему сану или должности. Если-бы однако они лично не явились и не прислали своихъ замѣстителей, то въ ихъ и ихъ коморниковъ отсутствіе, судья со своимъ помощникомъ и земскимъ писаремъ могутъ рѣшать дѣла на законномъ основаніи.
Конституціи ленчицкой земли 1418 и 1419 гг. разрѣшили коморникамъ, какъ старостѣ, такъ и судьи или его помощнику, рѣшать дѣла не болѣе, какъ на сумму 20 гривенъ.
Наконецъ петроковскій статутъ 1496 г. постановилъ, что земскій писарь съ коморниками, въ отсутствіе судьи и его помощника, имѣютъ право рѣшать дѣла о выкупѣ земельныхъ владѣній.
Вартскій статутъ 1423 г. опредѣлилъ составъ обыкновенныхъ земскихъ или малыхъ судовъ, которые должны были въ каждомъ уѣздѣ собираться одинъ разъ въ мѣсяцъ, такъ, что въ нихъ должны были засѣдать коморники, судьи и его помощники, а также воеводы и подкоморія, а судья и его помощникъ, если могутъ, должны предсѣдательствовать въ этихъ судахъ.
Корчинскій статутъ 1465 г. постановилъ, чтобы судьи и помощники ихъ рѣшали дѣла лично, а не при посредствѣ коморниковъ, и что дѣлъ на сумму болѣе 130 гривенъ, рѣшатъ они не имѣютъ права.
Наконецъ радомскій статутъ 1505 г. постановилъ, что въ случаѣ, еслибы судьи лично явиться не могли, то по крайней мѣрѣ, книги должны находиться на своемъ мѣстѣ, дабы рѣшенныя дѣла могли быть въ нихъ занесены.
§ 6. Верховный судъ (colloquia generalia).
Одна изъ статей вислицкаго статута гласитъ, что судья или его помощникъ дѣла о наслѣдствахъ (questio hereditaria) долженъ представлять на усмотрѣніе короля, который велитъ ихъ рѣшать въ присутствіи своемъ и своихъ бароновъ. Въ случаѣ же, если бы королю что нибудь помѣшало, то судья со своимъ помощникомъ имѣютъ право рѣшать дѣла о наслѣдствахъ, но въ присутствіи шести и не меньше четырехъ бароновъ, которыхъ король для этого назначитъ.
Въ этомъ постановленіи вислицкаго статута виденъ зародышъ верховныхъ судовъ, составъ которыхъ долженъ былъ состоять изъ судьи и по-
— 128 —

мощника его, а также изъ шести или по крайней мѣрѣ четырехъ бароновъ, и которые должны были рѣшать дѣла о наслѣдствахъ, то есть дѣла о земельныхъ владѣніяхъ.
Такъ какъ, такъ называемый вислицкій статутъ, состоитъ изъ нѣсколькихъ въ разное время изданныхъ статутовъ, то было-бы интересно узнать, когда приблизительно появилась статья объ учрежденіи верховнаго суда. Вопросъ этотъ не представляетъ никакой трудности.
13-го Іюня 1362 г. находимъ первый разъ два рѣшенія, вынесенныя земскимъ сандомирскимъ судьей по дѣламъ о наслѣдствахъ, именно въ такомъ верховномъ судѣ, состоявшемъ изъ судьи и его помощника, а также шести другихъ сановниковъ. Съ тѣхъ поръ, вплоть до смерти короля Казиміра Великаго, постоянно находимъ въ Малой Польшѣ эти верховные суды, которые собирались обыкновенно три, и иной разъ и четыре раза въ году, и которыхъ совсѣмъ не встрѣчаемъ до 1362 г.
Послѣднее обстоятельство ясно указываетъ на то, что, такъ какъ статья объ учрежденіи верховнаго суда должна была быть издана въ законодательномъ собраніи, а верховный судъ первый разъ встрѣчается только 13-го Іюня 1362 г. и дальше встрѣчается постоянно, то это законодательное собраніе, въ которомъ была издана статья о верховныхъ судахъ, должно было произойти либо въ началѣ 1362 г., либо еще въ 1361 г.
Но такъ какъ такія законодательныя собранія происходили очень рѣдко, не чаще какъ черезъ нѣсколько лѣтъ, и такъ какъ 5-го Октября 1361 г. происходило въ Малой Польшѣ третье законодательное собраніе въ Краковѣ, то не подлежитъ ни малѣйшему сомнѣнію, что эта статья о верховномъ судѣ малопольскаго статута была издана именно въ этомъ третьемъ малопольскомъ законодательномъ собраніи, происходившемъ въ Краковѣ 5-го Октября 1361 г.
Эти верховные суды собираются отдѣльно для краковскаго воеводства въ Краковѣ, а для сандомирскаго либо въ Вислицѣ, либо въ Опатовѣ.
Кажется, что въ каждомъ изъ этихъ воеводствъ суды эти собирались три раза въ году: первый разъ либо на слѣдующій день послѣ Крещенія въ Январѣ, либо послѣ Срѣтенія Господня въ Февралѣ; вторично либо на слѣдующій день послѣ празднованія дня Св. Станислава въ Маѣ, либо послѣ Св. Троицы, послѣ Св. Іоанна Крестителя, либо послѣ праздника Тѣла Господня въ Іюнѣ; наконецъ третій разъ либо на слѣдующій день послѣ Рождества Пресвятой Богородицы, либо послѣ праздника Св. Михаила въ Сентябрѣ, либо послѣ Всѣхъ Святыхъ въ Ноябрѣ.
Составъ этихъ верховныхъ судовъ былъ слѣдующій: въ верховныхъ краковскихъ судахъ постоянно присутствуютъ краковскій земскій судья и его помощникъ, въ сандомирскихъ-же судахъ сандомирскій земскій судья и его помощникъ. Кромѣ того въ этихъ краковскихъ верховныхъ судахъ засѣдаютъ шесть, либо по крайней мѣрѣ четыре изъ слѣдующихъ сановниковъ: краковскій каштелянъ, краковскій воевода, войницкій, сандецкій, бецкій каштеляны, подкоморій, намѣстникъ, стольникъ, ловчій и краковскій канцлеръ, а также коморники; въ сандомирскихъ-же верховныхъ судахъ: сандомирскій, завихойскій, вислицкій, люблинскій, малогойскій, жарновскій и радомскій каштеляны, подкоморій, подстольникъ и войскій сандомирскіе, вислицкій войскій. сандомирскій земскій писарь, главный судья и коморники. Кромѣ того часто сандомирскіе сановники засѣдаютъ въ краковскихъ су-
— 129 —

дахъ, а краковскіе въ сандомирскихъ. И такъ въ краковскихъ судахъ встрѣчаемъ воеводу и подкоморія сандомирскихъ и завихойскаго, люблинскаго, радомскаго и жарновскаго каштеляновъ; въ сандомирскихъ-же судахъ — краковскаго земскаго судью и намѣстника.
Насколько можно судить по 22, рѣшеннымъ малопольскими судами, дѣламъ, какія сохранились со временъ Казиміра Великаго, суды эти вѣдали только дѣла о наслѣдствахъ, т. е. о земельныхъ владѣніяхъ, но въ самомъ широкомъ смыслѣ этого слова, т. е. не только о цѣлыхъ владѣніяхъ, но и о частяхъ ихъ, о лѣсахъ, рощахъ, лугахъ, сѣнокосахъ, ярахъ, мельницахъ, границахъ, десятинахъ и т. п.
Что же касается великопольскихъ верховныхъ судовъ, то петроковскій статутъ 1347 г. не заключаетъ въ себѣ болѣе точнаго опредѣленія, какой долженъ быть составъ этихъ судовъ. Онъ только постановляетъ, что, если король пріѣдетъ въ калишскѵю или познанскую земли, то земскій судья долженъ явиться къ королевскому двору и тамъ рѣшать всѣ дѣла, даже дѣла о наслѣдствахъ, но эти послѣдніе только въ присутствіи короля или по его порученію.
Въ отсутствіе короля дѣла о наслѣдствахъ должны быть рѣшаемы въ сроки большихъ засѣданій (termini generales) земскихъ судовъ. Эти большія засѣданія въ Великой Польшѣ происходили въ присутствіи старосты и другихъ великопольскихъ сановниковъ.
Петроковскій статутъ 1447 г. постановилъ, чтобы воеводы, каштеляны, старосты, судьи и ихъ помощники лично присутствовали въ судахъ. Исключеніе составляетъ только опасная болѣзнь или отъѣздъ его по приказу короля, но и въ такомъ случаѣ они должны назначить замѣстителя. Если бы кто либо изъ этихъ сановниковъ не явился лично и не прислалъ бы своего замѣстителя, онъ отвѣчаетъ за весь тотъ вредъ, какой былъ нанесенъ тяжущимся сторонамъ вслѣдствіе отсрочки суда.
Нѣшавскій статутъ 1454 г. постановилъ, чтобы верховные суды собирались въ каждомъ уѣздѣ три раза въ году, чтобы въ нихъ лично присутствовали сановники, за исключеніемъ воеводъ и старостъ, которые, въ случаѣ сейма или другихъ королевскихъ дѣлъ, могутъ назначать своими замѣстителями людей разумныхъ и осѣдлыхъ. Другіе же, какъ судья, помощникъ его, хорунжій должны присутствовать лично; если бы ихъ задержала болѣзнь или королевское посольство, то могутъ назначить своего замѣстителя.
Наконецъ согласно корчинскому статуту 1465 г. отсутствіе одного или двухъ сановниковъ не лишаетъ верховный судъ законнаго значенія. Въ случаѣ нужды, сановники принимающіе участіе въ судѣ, могутъ на мѣсто отсутствующихъ назначить другихъ, людей способныхъ и осѣдлыхъ, которые имѣютъ право участвовать въ этихъ судахъ.
Хотя эти суды первоначально были учреждены для рѣшенія дѣлъ о наслѣдствахъ (quaestiones haereditariae), т. е. дѣлъ о земельной собственности, и точно придерживались, по крайней мѣрѣ при Казимірѣ Великомъ вышеуказанныхъ границъ своей компетенцій, однако земскій обычай съ теченіемъ времени сильно расширилъ кругъ ихъ дѣйствій, а записи этихъ судовъ, обнародованныя во II томѣ «Древнихъ памятниковъ польскаго права» Гельцидъ, доказываютъ, что уже въ XV в. эти суды рѣшали простыя долговыя дѣла и дѣла о поношеніи дворянства, но объ этомъ я болѣе обширно поговорю во второй части этого сочиненія.
— 130 —

§ 7. Суды старостъ или гродскіе.
Должность старосты очень старая и относится еще къ отдаленной эпохѣ жупановъ и къ патріархальному строю. Старшій въ родѣ былъ старостой его. что вѣроятно то же что и опольный староста. Ибо ополе состояло изъ нѣсколькихъ деревень, а каждая деревня первоначально представляла одно семейство. Несомнѣнно, что ополе было собраніе семействъ принадлежащихъ къ одному роду, и что родовой и опольный старосты — понятія однородныя. Впослѣдствіи когда деревни стали расширяться, то деревенскимъ старостой былъ старшій возрастомъ въ деревнѣ. О такомъ деревенскомъ старостѣ упоминаетъ уже памятникъ польскаго права ХІII в. Однако эти старосты патріархальной эпохи не находятся ни въ какой связи съ позднѣйшими старостами въ Польшѣ среднихъ вѣковъ. Должность эту первый ввелъ Вацлавъ, король чешскій, сначала краковскій и сандомирскій князь, а потомъ король польскій. Находясь постоянно въ Чехіи, онъ долженъ былъ учредить въ Польшѣ намѣстниковъ, которые могли бы его замѣнить въ его дѣлахъ, поэтому онъ назначилъ для отдѣльныхъ областей такихъ намѣстниковъ, которые назывались старостами (capitanei). Наиболѣе древнимъ изъ такихъ намѣстниковъ былъ Вокко въ 1300 г., краковскій и сандомирскій староста; Николай, князь опавскій, въ 1301 именуетъ себя старостой польскаго королевства (capitaneus regni Poloniae), Фридрихъ Чаховичъ въ 1302 и 1303 гг. называетъ себя коморникомъ польскаго королевства (camerarius regni Poloniae); Ульрихъ Босковичъ въ 1303 г. — краковскимъ и сандомирскимъ старостой, а въ 1305 г. польскимъ или великопольскимъ старостой (capitaneus Poloniae); Алексѣй Лекенштейнъ въ 1302 г. ленчицкимъ старостой, а Тасса изъ Виссенбурга въ 1303 г. куявскимъ и поморскимъ старостой. Но и эти не были старостами въ болѣе позднемъ значеніи, а были королевскими намѣстниками и, какъ таковые, рѣшали дѣла, относящіяся къ придворному судопроизводству.
Послѣ смерти Вацлава III (1306 г.) и вторичномъ восшествіи на престолъ Владислава Локетка, сдѣлавшаго Краковъ своей столицей, необходимость старостъ, какъ намѣстниковъ, исчезла, по крайней мѣрѣ въ Малой Польшѣ; что же касается Великой Польши, то для нея Владиславъ Локетокъ не назначилъ старосты. За то для Великой Польши нуженъ былъ староста-намѣстникъ, а потому со времени этого короля находимъ тамъ цѣлый рядъ ихъ; именно: Вольфрама въ 1310 г.; Стефана Пенкавку, который вмѣстѣ съ тѣмъ былъ и куявскимъ старостой, въ 1316 по 1319 г.г.; Прибыслава Борковича Хохольца съ 1319 по 1324 г.г., Кривосуда въ 1323 г.; Викентія изъ Шамотулъ въ 1329 и 1330 г. и другихъ.
Въ Малой Польшѣ только въ 1328 г. находимъ сандомирскаго старосту Андрея Ціолка Желеховскаго, и только въ царствованіе короля Казиміра Великаго появляются въ Малой Польшѣ старосты, и не только удѣльные но и уѣздные, какъ напримѣръ, Выджга, сандокскій староста въ 1356 г ; Григорій изъ Млодзеёвицъ. краковскій староста въ 1359 г.; Авраамъ, люблинскій староста, въ 1362 г ; Григорій, староста хенцинскій, въ 1363 г.; Собекъ Вышковскій, опочинскій староста, въ 1368 г.; Иванъ Пыликъ, рычивольскій староста, въ 1369 г.; Петрашъ, радомскій староста, 1373 г. и другіе.
Каковъ былъ характеръ дѣйствій этихъ уѣздныхъ старостъ при Кази-
— 131 —

мірѣ Великомъ, и были ли они еще намѣстниками, точно опредѣлить теперь трудно; вѣрно только то, что все болѣе расширявшіеся земскіе суды принявъ въ свое вѣдѣніе большую часть придворнаго судопроизводства, въ особенности дѣла о наслѣдствахъ (quaestiones haereditariae), или о земельной собственности, сильно уменьшили этимъ компетенцію старостъ-намѣстниковъ. Однако только вартскій статутъ 1423 г. отнялъ у старосты названіе намѣстника, преобразовывая ихъ въ гродскихъ чиновниковъ съ точно опредѣленнымъ кругомъ дѣйствій.
Въ подробностяхъ вартскій статутъ постановилъ, что старосты должны рѣшать только слѣдующія дѣла: 1) объ изнасилованіи женщинъ. 2) о грабежѣ на дорогѣ. 3) о поджогахъ, наконецъ 4) о нападеніи на чужой домъ.
Другихъ дѣлъ имъ рѣшать нельзя было.
Остальныя дѣла, вплоть до времени виржскаго статута, находились въ вѣдѣніи каштеляновъ: присоединеніе ихъ къ судопроизводству старостъ, а тѣмъ самымъ исключеніе ихъ изъ каштелянскаго судопроизводства нанесло этому послѣднему смертельный ударъ. Уже спустя 30 лѣтъ прекращается каштелянское судопроизводство.
Изъ предыдущихъ статей видно, что судебной власти старостъ хотѣли придать скорѣе полицейскій характеръ. Это и было причиной, что, несмотря на постановленіе чтобы старосты, кромѣ вышепоименованныхъ четырехъ категорій дѣлъ никакихъ не рѣшали, власть ихъ въ полицейскомъ отношеніи сильно расширилась.
Можно было передъ старостами производить раздѣлъ земельной собственности между двумя братьями такъ же законно, какъ и въ земскомъ судѣ; точно также можно было заносить въ гродскіе книги всѣ записи, какія подлежали земскимъ судамъ, лишь бы только въ теченіи года перенести ихъ затѣмъ изъ гродскихъ книгъ въ книги земскія.
Корчинскій статутъ 1465 г. присоединилъ къ городскимъ судамъ старостъ дѣла о бѣглыхъ крестьянахъ, считая ихъ какъ бы насильно уведенными, а потому и подходящими подъ 4 статью судопроизводства старостъ.
Старостамъ принадлежало также исполненіе приговоровъ земскихъ судовъ, въ особенности прибыли съ выигранныхъ тяжбъ (радомскій статутъ 1505 г.) а также вводъ во владѣніе недвижимой собственности.
Наконецъ обычай краковской земли присоединилъ къ судопроизводству старостъ слѣдующія дѣла:
1) если кто либо изгонялъ женщину, имѣвшую приданое изъ имѣнія, его обезпечивавшаго;
2) если одинъ изъ братьевъ не хотѣлъ приступать къ раздѣлу имущества;
3) если кто либо лишалъ другого аренды; наконецъ
4) голышъ, т. е. не имѣвшій собственности, долженъ былъ во всемъ отвѣчать передъ гродскимъ судомъ.
Радомскій статутъ 1505 г. разрѣшилъ старостамъ разсыпать повѣстки для явки въ судъ. Давность должна опредѣляться годомъ и шестью недѣлями.
Петроковскій статутъ 1501 г. постановилъ, чтобы старосты проживали въ тѣхъ земляхъ, гдѣ они занимаютъ свою должность, и должны имѣть постоянно проживающихъ тамъ же судей.
Повѣстки старостъ разсылались отъ ихъ имени и за ихъ печатью.
Согласно радомскомѵ статуту 1505 г. старосты должны рѣшать дѣла только въ своихъ уѣздахъ.
— 132 —

Царсквицкіи и нѣшавскій статуты 1454 г. постановили, что старосты должны рѣшать дѣла черезъ каждыя шесть недѣль и о нихъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ ихъ будутъ рѣшать, должны вывѣсить объявленія недѣлей раньше; исключеніе дѣлалось только для гостей и пріѣзжимъ, дѣла которыхъ рѣшались согласно прежнему обычаю.
Петроковскій статутъ 1496 г. постановилъ считать незаконными рѣшенныя старостой не въ назначенное время и назначенномъ мѣстѣ дѣла, а также и тѣ которыя не относились къ четыремъ вышеуказаннымъ статьямъ.
По тому же статуту староста долженъ былъ лично рѣшать дѣла, въ иномъ случаѣ онъ долженъ былъ назначить на свое мѣсто живущаго тамъ же дворянина, годнаго для рѣшенія дѣлъ, подъ угрозой лишенія староства. Отсутствіе его извиняютъ только дѣла Рѣчи Посполитой и королевскія.
Нѣшавскій статутъ 1454 г. исключалъ возможность рѣшенія дѣлъ бургграфами старостъ, за исключеніемъ того случая, когда они владѣютъ недвижимой собственностью въ той же области.
Однако петроковскій статутъ 1488 г. постановилъ, чтобы бургграфы въ отсутствіе старостъ не рѣшали никакихъ дѣлъ. То же самое петроковскій статутъ 1493 г. постановилъ и для Великой Польши, т. е. что бургграфы не имѣютъ права ни рѣшать дѣлъ, ни утверждать завѣщаній имущества въ вѣчное владѣніе.
§ 8. Судопроизводство юстиціаріевъ или палачей.
Въ концѣ XIII и началѣ XIV вв. разбои и грабежи въ Великой Польшѣ приняли столь опасные размѣры, что великопольскіе города: Познань, Гнѣзно, Калишъ и Пыздры, съ согласія тогдашняго польскаго королевскаго намѣстника, Фридриха, были вынуждены въ 1302 г. войти другъ съ другомъ въ соглашеніе, имѣвшее цѣлью уничтоженіе разбойниковъ 1).
Это соглашеніе было основано на привиллегіяхъ Владислава Локетка 1299 г. 1 2), которыми этотъ князь разрѣшилъ вышепоименованнымъ городамъ ловить и карать злоумышленниковъ, въ особенности воровъ, разбойниковъ, убійцъ, клятвопреступниковъ, а также насилующихъ женщинъ и др. даже смертной казнью, и съ этою цѣлью города эти имѣли право содержать во всѣхъ городахъ королевства suos prolocutores, обязанностью которыхъ было ловить и наказывать такихъ злоумышленниковъ. Эти prolocutores и были первыми палачами, должность, давно извѣстная въ Чехіи и вѣроятно въ царствованіе Вацлавовъ перенесенная оттуда въ Польшу.
Объ этихъ палачахъ нѣтъ ни слова въ польскихъ источникахъ, и только въ вислицкомъ статутѣ короля Казиміра Великаго, который называетъ палача maleficorum index. Изъ содержанія соотвѣтствующей статьи видно, что палачи эти имѣли право преслѣдовать нѣкоторыя преступленія и что ихъ судебной власти подлежали сословія, не исключая даже дворянъ.
Послѣднее обстоятельство должно быть сильно не нравилось дворянству, такъ какъ уже Владиславъ Ягайло краковскими привиллегіями 1386 г.
1) Код. дипл. великоп. № 858.
2) Код. дипл. великоп. № 820.
— 133 —

отмѣнилъ юстиціаріевъ съ ихъ судами. Кажется однако, что и дворяне скоро поняли, насколько необходима была при тогдашнихъ условіяхъ должность юстиціаріевъ, такъ какъ уже корчинскій статутъ 1388 года возстановляетъ должность юстиціаріевъ, съ тѣмъ однако ограниченіемъ, что король только съ согласія членовъ Верховнаго Совѣта имѣетъ право назначать юстиціаріевъ въ отдѣльныхъ областяхъ, а также, что эти юстиціаріи имѣютъ право судить только злоумышленниковъ, пойманныхъ на мѣстѣ преступленія или о которыхъ было публично обнародовано.
Для каждой области существовалъ одинъ такой юстиціаріи; должность ихъ до 1386 г. была вѣроятно самостоятельна и зависѣла только отъ короля; впослѣдствіи же они стали зависимыми отъ старостъ чиновниками (familiares domini capitanei) и пользовались не пожизненною властью, а короткой преимущественно въ теченіе двухъ лѣтъ.
Едльненскій статутъ 1430 г. опять уничтожилъ должность юстиціаріевъ, однако встрѣчаемъ ихъ еще даже во второй половинѣ XV в. и даже въ 1481 г.
У юстиціаріевъ были помощники, но сами они не имѣли постояннаго мѣста отправленія своей должности и исполняли свои обязанности, объѣзжая подвѣдомственный имъ районъ.
До 1386 г. въ кругъ ихъ судопроизводства входили дѣла furti, sanguinis, homicidii, а послѣ они носили характеръ скорѣе блюстителей порядка.
Кажется, что вортскій статутъ, расширяя компетенцію старостъ извѣстными четырьмя статьями, которыя видно раньше подлежали вѣдѣнію юстиціаріевъ, сдѣлалъ этихъ послѣднихъ изъ юстиціаріевъ — судей скорѣе чиновниковъ полицейскаго характера. Можетъ быть даже, что изъ древняго судопроизводства юстиціаріевъ и выработались извѣстныя четыре статьи судопроизводства старостъ.
§ 9. Патримоніальные суды и судопроизводство, основанное на нѣмецкомъ правѣ.
Судопроизводство, основанное на нѣмецкомъ правѣ, не представляетъ, правда, понятія однороднаго съ патримоніальнымъ судопроизводствомъ; но такъ судопроизводство, основанное на нѣмецкомъ правѣ, получило свое начало изъ судопроизводства патримоніальнаго и представляетъ не что другое, какъ часть его, поэтому объ обоихъ будемъ говорить вмѣстѣ.
Первые слѣды патримоніальнаго судопроизводства такъ же стары, какъ старо рабство. Ибо невольникъ, какъ частная собственность его хозяина, очевидно цѣликомъ зависѣлъ отъ своего господина. Поэтому, когда древніе поляки выиграли первое сраженіе и взяли въ плѣнъ непріятелей, а князь отдалъ плѣнниковъ въ собственность младшимъ членамъ своего дома и своимъ дядямъ, праотцамъ польскаго дворянства, то плѣнники эти, сдѣлавшись придворной челядью, оставались въ юридической зависимости отъ своихъ господъ.
Но эта патримоніальная зависимость первоначально касалась только плѣнниковъ.
Когда вслѣдствіе принятія христіанства началось учрежденіе епископствъ, церквей и монастырей, то князья стали дарить этимъ церковнымъ
— 134 —

учрежденіямъ крестьянъ, прикрѣпленныхъ къ землѣ и существовавшимъ сначала только въ княжескихъ владѣніяхъ. Населеніе это вначалѣ оставалось въ судебной зависимости отъ князя и его чиновниковъ, но въ теченіе XIII в. церковь добилась постепенно полнаго освобожденія этихъ крестьянъ, прикрѣпленныхъ къ землѣ, отъ судебной зависимости отъ княжеской власти и ея чиновниковъ и зависимости ихъ только отъ ихъ непосредственныхъ господъ, церковныхъ сановниковъ, т. е. отъ патримоніальной власти церкви.
Полабскіе славяне, сильно тѣснимые въ своемъ отечествѣ саксонскими князьями и бранденбургскими маркграфами, начинаютъ въ началѣ XIII в. покидать свое отечество и переселяться въ Польшу, къ своимъ собратьямъ, гдѣ и находятъ радушный пріемъ. Въ Польшѣ они составляли такъ называемый свободный классъ (liberi), который, хотя и пользовался личной свободой и правомъ переселенія, но не обладалъ земельной собственностью и поселялся на арендныхъ земляхъ. Этотъ классъ большею частью населялъ княжескія владѣнія, гдѣ находился въ лучшихъ сравнительно условіяхъ, а затѣмъ въ церковныхъ имѣніяхъ и монастырскихъ. Этотъ свободный классъ населенія, хотя бы и населялъ монастырскія и церковныя владѣнія, вездѣ подлежалъ сначала только придворному судопроизводству и его чиновникамъ, въ особенности каштелянамъ. Но какъ только церковь добилась полнаго освобожденія крестьянъ, прикрѣпленныхъ къ землѣ, отъ княжескаго судопроизводства и его чиновниковъ, и зависимости ихъ только отъ патримоніальной власти церкви, она стала требовать такихъ же привиллегій и для свободнаго крестьянства, населявшаго церковныя и монастырскія владѣнія. Церковь встрѣтила сначала сильный отпоръ, однако въ концѣ XIII в. она получила патримоніальную власть и надъ этими крестьянами.
Иностранные монахи, приходившіе изъ Германіи въ польскіе монастыри, особенно въ Цистерсы, уже въ началѣ XII в. начали приводить съ собою оттуда въ Польшу колонистовъ для населенія дарованныхъ имъ большихъ владѣній, богатыхъ преимущественно лѣсомъ.
Первое появленіе нѣмецкихъ колонистовъ въ предѣлахъ древней Польши произошло въ Шлезвигѣ около второй половины XII в., а у насъ около первой половины XIII в. Въ Шлезвигѣ уже въ привиллегіяхъ 1175 г. любюнскаго монастыря Цистерсовъ, дарованныхъ въ Гродискѣ Болеславомъ Высокимъ 1), упоминается о нѣмецкихъ колонистахъ, которыхъ князь освобождаетъ отъ зависимости отъ польскаго судопроизводства.
Только подъ конецъ царствованія Лешки Бѣлаго появляется въ Малой Польшѣ болѣе значительное количество нѣмцевъ. Въ это время (1227 г.) епископъ краковскій Иво получаетъ нѣкоторыя льготы для нѣмцевъ, которые должны были поселиться въ нѣмецкой и тарской 2) каштеляніяхъ. Уже въ 1228 и 1229 г.г. находимъ Петра краковскаго солтыса, а это доказываетъ, что уже и въ Краковѣ тогда существовала многочисленная нѣмецкая колонія 3).
Даже на тарскомъ предгоріи находимъ въ это время нѣмецкихъ колонистовъ. Въ 1234 г. Ѳедоръ, краковскій воевода получаетъ отъ Генриха Бородатаго разрѣшеніе поселить нѣмцевъ надъ Дунайцомъ и его притоками
1) Busching: Die Urkunden des klosters Leubus № 1.
2) Код. дипл. кат. краковск. № 17.
3) Код. дипл. могильскій № 8 и 11.
— 135 —

въ окрестностяхъ Новаго Тарга 1), а въ 1244 г. Болеславъ Лешковичъ основываетъ Подолинецъ на правѣ нѣмецкомъ 2).
Но только послѣ нашествія татаръ, въ особенности во второй половинѣ XIII в. начинаютъ все чаще и чаще появляться нѣмецкія колоніи, какъ въ городахъ, такъ и въ деревняхъ.
Колоніи основанныя на нѣмецкомъ правѣ, имѣли свое отдѣльное судопроизводство; они не подлежали никакому польскому судопроизводству, ни воеводъ, ни другихъ земскихъ или городскихъ чиновниковъ, но имѣли собственные суды лавниковъ (iudicia scabinalia), состоящіе изъ присяжныхъ лавниковъ подъ предсѣдательствомъ въ деревняхъ солтыса, а въ городахъ войта, которые поэтому и назывались судами войтовъ и лавниковъ.
Суды эти рѣшали всѣ дѣла въ первой инстанціи, если только нѣкоторыя болѣе важныя согласно основнымъ привиллегімъ, не подлежали княжескому судопроизводству. За исключеніемъ этихъ всѣ дѣла во второй и послѣдней инстанціи, а также и обжалованіе приговоровъ солтысовъ и войтовъ, рѣшалъ помѣщикъ или его дворъ. Суды войтовъ и лавниковъ собирались три раза въ году; кромѣ того также три раза въ году собирались такъ называемые большіе или бургграфскіе суды, на которые пріѣзжалъ и на которыхъ предсѣдательствовалъ бургграфъ или представитель двора.
Въ городахъ, основанныхъ на нѣмецкомъ правѣ, существовалъ наравнѣ съ лавниками еще городской совѣтъ (consules), который вѣдалъ административныя дѣла и издавалъ постановленія, или такъ наз. городское вилькиржи, а иногда рѣшалъ самыя важныя дѣла.
Кромѣ этихъ судовъ, существовавшихъ въ каждой деревнѣ, основанной на нѣмецкомъ правѣ, были также суды солтысовъ или ленные, ибо солтысъ находился въ вассальной зависимости отъ двора. Судить солтыса могло только собраніе ему равныхъ, а потому, для разсмотрѣнія обжалованныхъ дѣлъ, рѣшенныхъ солтысомъ, собирались отдѣльные суды солтысовъ или ленные, состоявшіе обыкновенно изъ семи солтысовъ. Тамъ, гдѣ большее число селъ, основанныхъ на нѣмецкомъ правѣ, принадлежало одному владѣльцу, напр., въ королевскихъ монастырскихъ и церковныхъ владѣніяхъ, тамъ существовали постоянные ленные суды; въ другихъ же случаяхъ по мѣрѣ надобности они составлялись изъ окрестныхъ солтысовъ. Такой ленный судъ рѣшалъ не только дѣла, возбуждаемыя противъ солтысовъ и войтовъ, но вѣдалъ также, какъ уже было упомянуто, и всякія миролюбивыя сдѣлки, касающіяся тѣхъ участковъ, которые имъ были подчинены.
Однако юридическія познанія солтыса или войта не всегда были достаточно обширны для рѣшенія дѣлъ, особенно трудныхъ; не всякій также солтысъ или войтъ имѣлъ кодексъ нѣмецкаго права, изъ котораго могъ получать надлежащія свѣдѣнія для даннаго случая; наконецъ, въ писанномъ нѣмецкомъ правѣ были предусмотрѣны и разрѣшены не всѣ случаи, такъ какъ оно тогда только начало развиваться и систематизироваться. Поэтому очень рано явилась надобность въ такихъ высшихъ судахъ, основанныхъ на нѣмецкомъ правѣ, которыя давали бы обыкновеннымъ судамъ лавниковъ въ извѣстномъ округѣ необходимыя разъясненія, касающіяся постановленій нѣмецкаго права и рѣшенія болѣе трудныхъ дѣлъ. Такими высшими судами (Ius
1) Код. дипл. малопольск. № 15.
2) Земскіе гродск. докум. I, № 1.
— 136 —

supremum) были сначала такъ наз. образцовыя лавы (лавникъ). Каждое болѣе значительное селеніе, основанное на нѣмецкомъ правѣ, состояло изъ поселянъ, принадлежавшихъ раньше къ другому, болѣе древнему нѣмецкому селенію, и въ такомъ случаѣ учрежденія основаннаго служили образцомъ для перваго. Такъ напр. основнымъ для Кракова былъ Вроцлавъ. Къ такимъ то основнымъ селеніямъ обращались сначала за разъясненіями всѣ филіальныя селенія въ сложныхъ дѣлахъ. Однако не всѣ селенія, основанныя на нѣмецкомъ правѣ, имѣли свои основныя или образцовыя; обыкновенно были они только у городовъ, но не у деревень. Поэтому для деревень, для деревенскихъ судовъ войтовъ и лавниковъ, нужно было учредить такія лавы, которыя имѣли бы право давать имъ необходимыя разъясненія.
Понятно, что прежде всего обратились къ судамъ леннымъ или солтысовъ, ибо суды эти, состоявшіе изъ однихъ только солтысовъ и войтовъ, обладали по своему составу гораздо большими юридическими познаніями, чѣмъ обыкновенныя лавы, хотя бы даже и городскія.
Поэтому раньше всего суды солтысовъ или ленные принимаютъ характеръ высшихъ частныхъ судовъ, основанныхъ на нѣмецкомъ правѣ.
Однако и образцовыя лавы не всегда могли дать объясненія въ сложныхъ дѣлахъ, въ особенности, если писанный сводъ законовъ не предусмотрѣлъ такого случая, и нужно было самимъ вынести законное рѣшеніе. Въ такихъ случаяхъ обращались за разъясненіями къ самымъ извѣстнымъ иностраннымъ лавамъ. Такими наиболѣе извѣстными иностранными лавами были прежде всего лавы городовъ Гуля и Магдебурга; къ нимъ слѣдовательно обращались изъ Польши за разъясненіями въ сложныхъ и сомнительныхъ дѣлахъ. Разъясненія эти, заботливо собираемыя для руководства будущихъ поколѣній, наз. ортилями.
Однако подобное обращеніе за разъясненіями въ Гуль и Магдебургъ влекло за собою не только длинныя проволочки, но и значительные расходы; это унижало сильно и государственную власть, такъ какъ иностранныя лавы присвоивали себѣ судопроизводство въ территоріяхъ, не подлежавшихъ ихъ власти. Положить этому предѣлъ рѣшилъ Казиміръ Великій и съ этою цѣлью учредилъ въ краковскомъ замкѣ въ 1350 г. высшій общій судъ на основаніяхъ нѣмецкаго права, кругъ дѣйствій котораго долженъ былъ распространяться на все королевство.
Этотъ верховный судъ на основаніяхъ нѣмецкаго права въ краковскомъ замкѣ (Ius supremum Theutonicum castri Cracoviensis) отнюдь не былъ совершенно новымъ учрежденіемъ; это была только реформа и преобразованіе въ высшій судъ существовавшаго уже съ давнихъ поръ суда на основаніяхъ нѣмецкаго права при королевскомъ дворѣ. Преобразованіе этого придворнаго суда на основаніяхъ нѣмецкаго права въ верховный судъ коснулось не только значительнаго расширенія круга его дѣйствій, но также и его состава. Ибо въ то время, какъ придворный судъ на основаніяхъ нѣмецкаго права состоялъ изъ однихъ солтысовъ, войтовъ, лавниковъ или ратмановъ королевскихъ деревень и городовъ, въ составъ такого суда, учрежденнаго въ краковскомъ замкѣ, вошли также войты и солтысы съ церковныхъ и монастырскихъ владѣній, особенно малопольскихъ.
Наконецъ, какъ высшая инстанція для дѣлъ, рѣшаемыхъ на основаніи нѣмецкаго права, вышепоименованнымъ указомъ короля Казиміра Великаго 1356 г. учреждался такъ наз. комисарскій судъ шести городовъ, собирав-
— 137 —

шійся въ краковскомъ замкѣ и состоявшій изъ ратмановъ городовъ: Кракова, Казиміра, Бохни, Велички, Сонча и Олькуша, именно по два изъ каждаго.
§10. Подкоморскіе суды о границахъ.
Не подлежитъ сомнѣнію, что споры изъ-за границъ рѣшались первоначально придворными судами; дѣло вѣдь касалось наслѣдственной земельной собственности, а такого рода дѣла подлежали придворному судопроизводству.
Вотъ примѣры:
Въ 1242 г. Конрадъ, князь мазовецкій, поручаетъ коморнику Говоршику обозначить границы деревни Барковицы. при рѣшеніи спора между сулеёвскимъ и витовскимъ монастырями 1).
Въ томъ же году тотъ же Конрадъ, князь мазовецкій, утверждаетъ разграниченіе деревни Мщенцинъ, принадлежавшей мѣховскомѵ монастырю, произведенное Генрихомъ Бородатымъ 2).
Даже еще въ 1365 г. король Казиміръ Великій утверждаетъ границы деревни Гавловъ въ пользу Ленарта Гавловскаго 3).
Въ XIV в. появляются уже подкоморіи, какъ лица, назначенныя для опредѣленія границъ; но они исполняютъ свои обязанности только въ силу данной королемъ власти или командировки, а слѣдовательно это отрасль придворнаго судопроизводства.
Итакъ, въ 1362 г. Рафилъ Тарновскій, сандомирскій подкоморій, auctoritate regis проводитъ границы деревень Куновъ и Правенцинъ 4).
Въ 1381 г. Мщугъ, краковскій подкоморій, отъ имени короля и по порученію краковскаго старосты, опредѣляетъ границы деревень Раковъ, Черношицы и Гозно, принадлежащихъ ендржеёвскому монастырю 5).
Въ 1396 г. Спытенъ изъ Мельштина, воевода и староста краковскій, во время вакантной должности краковскаго подкоморія, отъ имени короля проводитъ границы деревень Рациборавицы и Здзиславицы 6).
Наконецъ въ 1419 г. Петръ Шафранецъ, краковскій подкоморій, утверждаетъ разграниченіе деревень Камень и Бродла, произведенное Якушемъ изъ Ціаноцицъ, краковскимъ коморникомъ 7).
Однако компетенціи подкоморія подлежало одно только дѣйствіе, т. е. проведеніе границъ; споры же, возникавшіе изъ-за границъ, подлежали компетенціи земскихъ судовъ. Итакъ, въ 1379 г. краковскій земскій судъ предписываетъ проведеніе границъ деревень Раковъ, Черношицы и Гозно, принадлежавшихъ ендржеёвскому монастырю, проводитъ же ихъ затѣмъ Мщугъ, краковскій подкоморій 8).
Въ 1392 г. опять краковскій земскій судъ утверждаетъ произведенное разграниченіе города Скалы и деревни Песковой Скалы 9).
1) Код. малоп. II № 240.
2) Код. малоп. II № 421.
3) Код. малоп. I № 280.
4) Код. каѳ. крак. II № 260.
5) Код. малоп. I № 353.
6) Код. каѳ. крак. соб. II № 414.
7) Код. каѳ. крак. соб. II № 590.
8) Код. малоп. I №№ 344 и 353.
9) Код. крак. каѳ. соб. II № 389.
— 138 —

Изъ вышеприведенныхъ документовъ слѣдуетъ:
a) что споры, возникавшіе изъ-за границъ, первоначально относились къ придворному судопроизводству и отъ него, вмѣстѣ съ судопроизводствомъ, касающемся земельныхъ владѣній, перешли въ вѣдѣніе земскихъ судовъ, которые и рѣшали всѣ споры изъ-за границъ:
b) что проведеніе границъ послѣ приговора земскаго суда, при помощи ополя (vicinia) или старшинъ сосѣдей, принадлежало подкоморію, который въ свою очередь исполнялъ его при помощи своихъ коморниковъ.
Нѣсколько другимъ характеромъ отличалось судопроизводство въ спорахъ изъ-за границъ, если дѣло касалось разграниченія дворянскихъ владѣній отъ королевскихъ.
Уже въ червинскомъ статутѣ 1422 г. было сказано, что король не откажетъ никому въ желаніи провести границу между его земельной собственностью и королевскими владѣніями. Это постановленіе было затѣмъ утверждено едльненскими привиллегіями 1430 г., краковскими 1433 г., нѣшавскими 1454 г. и петроковскими 1493 и 1496 гг.
Однако составъ этихъ судовъ былъ нѣсколько другой.
Именно уже цереквицкія привиллегіи 1454 г. постановили что споры изъ-за границъ между королевскими и дворянскими владѣніями будутъ всегда рѣшать подкоморій съ двумя сановниками.
Составъ этихъ судовъ нѣсколько ближе опредѣлили петроковскіе статуты 1493 и 1496 гг , постановляя, что, если дѣло коснется разграниченія собственности земельныхъ владѣльцевъ отъ королевскихъ владѣній, то король назначитъ двухъ комиссаровъ, именно двухъ сановниковъ этого уѣзда и двухъ служителей съ подкоморіемъ, а также предпишетъ старостѣ или арендующему королевскія владѣнія принять этихъ комиссаровъ съ должнымъ радушіемъ. Эти комиссары выслушаютъ показанія старыхъ людей подъ присягою и согласно съ этими показаніями проведутъ границы; въ случаѣ, если бы показанія старыхъ людей противорѣчили одно другому, то комиссары должны провести границы по своему усмотрѣнію и даже по большинству голосовъ.
§ 11. Судопроизводство ректора университета.
Основывая краковскій университетъ въ 1364 г., король Казиміръ Великій подчиняя учащихся, учителей, педелей и стаціонаріевъ исключительно судебной власти ректора, совершенно освободилъ ихъ отъ судопроизводства прочихъ судовъ грозя пеней въ 10 гривенъ пражскихъ грошей тому, кто осмѣлился бы предать ихъ какому либо другому суду.
Вмѣстѣ съ тѣмъ было постановлено:
a) что мелкіе проступки, какъ дерганіе за волосы, и до избіенія до крови между учащимися а также между служителями рѣшаетъ ректоръ университета;
b) тяжкія же преступленія, какъ воровство, развратъ, прелюбодѣяніе, убійство, если учащійся клирикъ, подлежатъ суду епископа, если же мірянинъ — королевскому суду. Въ такихъ важныхъ дѣлахъ учащійся мірянинъ, педель и стаціонарій а также ихъ служители не должны быть судимы по
— 139 —

законамъ своей страны, но на основаніи польскихъ законовъ; однако, въ случаѣ свидѣтельскихъ показаній хорошихъ людей, имъ можетъ быть дана возможность исправиться;
с) учащійся, Цедель, стаціонары, заподозрѣнные въ преступленіи, могутъ быть пойманы только съ разрѣшенія ректора и при помощи ректорскихъ служителей;
д) если приговоромъ ректора кто либо будетъ лишенъ права заниматься и посѣщать лекціи, того и краковскій и казимірскій войты должны изгнать изъ города, всѣ должны отказывать ему въ гостепріимствѣ, ѣдѣ и питьѣ и продажѣ чего бы то ни было; если же онъ ослушается приговора ректора для усмиренія его со стороны войта должна быть оказана помощь.
§12. Суды надъ евреями.
Судъ надъ евреями основанъ на привиллегіяхъ Болеслава, великопольскаго князя, 1264 г., которыя, хотя и были дарованы только евреямъ въ Великой Польшѣ, однако впослѣдствіи королемъ Казиміромъ Великимъ распространены на евреевъ всего польскаго королевства.
На основаніи этихъ привиллегій евреи подлежали только судебной власти воеводы. Было постановлено:
a) чтобы споры между евреями сначала рѣшалъ не кто иной, какъ ихъ старѣйшины; и только тогда, когда старѣйшины не могли рѣшить даннаго спора, онъ долженъ быть рѣшенъ воеводой: ослушаніе рѣшенія старѣйшинъ влечетъ за собою наказаніе;
b) воевода либо лично рѣшаетъ споры между евреями, либо при помощи нарочно имъ для этого назначеннаго судьи;
c) въ такомъ судѣ, рѣшаетъ ли споръ воевода или его судья, присутствовать должны евреи;
d) еврейскій судья долженъ рѣшать споръ только съ разрѣшенія самихъ же евреевъ; при разборѣ нѣкоторыхъ дѣлъ долженъ присутствовать жидовскій училищный смотритель;
е) еврей никогда не можетъ быть преданъ церковному суду, только суду воеводы;
f) апелляціи по дѣламъ евреевъ должны быть разсматриваемы на княжескомъ дворѣ.
§ 13. Церковное судопроизводство.
Церковное судопроизводство относиться собственно къ церковному уставу, поэтому тамъ и слѣдуетъ его разсматривать: здѣсь я только обращу вниманіе на тѣ постановленія, изъ области церковнаго судопроизводства которыя заключаетъ въ себѣ земское право.
Итакъ, петроковскія постановленія 1406 г. заключаютъ въ себѣ слѣдующіе пункты:
а) духовное лицо во всѣхъ своихъ дѣлахъ подлежитъ только церков-
— 140 —

ному суду, исключая дѣла о наслѣдствахъ, которыя подлежатъ земскому суду;
b) точно такъ же дворянинъ, мѣщанинъ, плебей въ спорѣ съ духовнымъ лицомъ отвѣчаютъ не передъ церковнымъ, а передъ своимъ земскимъ судомъ;
c) только дѣла между супругами, а также дѣла объ убійствѣ, пораненіи и насиліи надъ лицомъ духовнаго званія, подлежатъ церковному суду;
d) если бы кто либо жителя страны позвалъ въ судъ за предѣлы страны, особенно же предъ римскую курію, должно быть у него отнято недвижимое имущество и передано позванному; если же позвавшій не имѣетъ недвижимости, онъ долженъ быть изгнанъ изъ предѣловъ страны. Если позванный можетъ его поймать, то воленъ дѣлать съ нимъ, что хочетъ; если бы какой-либо прелатъ или иное лицо духовнаго званія, въ силу такого позыва въ судъ, наложитъ на кого либо проклятіе, то его владѣнія, какъ церковныя, такъ и наслѣдственныя, поступаютъ въ пользу казны.
Петроковскіе статуты 1493 и 1496 гг. запретили прелатамъ обращаться къ мірскимъ судамъ съ требовательными листами (literae inhibitionum), кромѣ дѣлъ, подлежащихъ церковному суду, въ которыя въ свою очередь не имѣетъ права вмѣшиваться земскій судья.
— 141 —

ГЕРБОВНИКЪ ВИТЕБСКАГО ДВОРЯНСТВА *).


1. Антоновичи.
Дворяне Антоновичи, герба «Хелмъ» («Шлемъ»), (рис. 1) издавна поселились въ Витебскомъ воеводствѣ и владѣли землями и помѣстьями. Предокъ этого рода Матвѣй Войсимъ Антоновичъ владѣлъ родовымъ имѣніемъ Жилины въ Трокскомъ воеводствѣ, что подтверждается его духовною 1612 г. и другими документами. Одинъ изъ потомковъ Матвѣя — Марціанъ, продавъ имѣніе Жилины своимъ родственникамъ, переселился въ Витебское воеводство. Братъ его Самуилъ Антоновичъ подписывалъ Pacta Conventa Августа II короля польскаго (Niesicki І fol. 220.
2. Ахремовичи.
Древній дворянскій родъ Ахремовичей, герба «Дубъ» (рис. 2) упоминается въ хроникахъ Бѣльскаго, Папроцкаго и Окольскаго. Изъ этого рода Петръ Ахремовичъ, за военныя заслуги, былъ награжденъ землями въ Усвятскомъ староствѣ. Дворяне Ахремовичи доказали свое дворянство за три поколѣнія, на основаніи представленныхъ ими свидѣтельствъ и документовъ.
3. Барановскіе.
Родъ Барановскихъ доказалъ свое дворянство правомъ владѣнія родовыхъ помѣстій Скуратово и Шиманово и родословною до пятаго поколѣнія. Дворяне Барановскіе употребляютъ гербъ «Остоя», т. е. два полумѣсяца съ мечемъ посреди въ голубомъ полѣ; на шлемѣ пять страусовыхъ перьевъ (рис. 3).
4. Бартошевичи.
Дворяне Бартошевичи, герба «Лада» (рис. 4) доказали свое дворянство правомъ владѣнія родовыхъ помѣстій и земель, переходившихъ изъ поколѣнія въ поколѣніе. Одинъ изъ предковъ этого рода — Николай Бартошевичъ владѣлъ въ Минскомъ воеводствѣ родовымъ имѣніемъ Симоники, перешедшимъ къ Адаму Николаевичу Бартошевичу. Послѣдній, въ 1632 г. далъ часть этого владѣнія своему брату, потомки котораго владѣли им. Симоники въ теченіе шести поколѣній.
5. Бересневичи.
Бересневичи доказывали свое дворянство на основаніи хроники Кояло-
*) Подъ этимъ заглавіемъ въ журналѣ «Herold Polski» за 1898 г. напечатаны были съ гербами краткіе очерки о происхожденіи дворянскихъ родовъ Витебской губерніи съ рукописи XVIII ст. и съ сохраненіемъ современной орфографіи. Переведено съ польскаго и обработано И. Антошевскимъ.
— 142 —

вича, гдѣ сказано, что одинъ изъ ихъ предковъ, именно Лаврентій Бересневичъ имѣлъ земли въ Новогродскомъ воеводствѣ. У него былъ сынъ и пять внуковъ. На основаніи той же хроники и нѣкоторыхъ документовъ доказывали свое право на гербъ «Косцѣша» (рис. 5).
6. Бобашинскіе.
Родъ Бобашинскихъ ведетъ свое начало отъ Ивана Ивановича Бобашинскаго, герба «Сасъ» (рис. 6) дворянина и помѣщика Витебской провинціи, владѣвшаго имѣніями Соболевщина и Толочинское. Духовною того же Ивана Бобашинскаго отъ 1689 г. а также и другими документами доказано непрерывное владѣніе и родовая связь въ теченіе шести поколѣній.
7. Богомольцы.
Древній родъ дворянъ Богомольцевъ, герба «Богорія» (рис. 7) издавна владѣлъ землями и помѣстьями въ Витебскомъ, Полоцкомъ и др. воеводствахъ. Предокъ этого рода Юхно Богомолецъ владѣлъ помѣстьемъ въ Витебскомъ воеводствѣ, что подтверждается заставною грамотою 1500 года, къ которой приложена печать «Богорія». За военные подвиги Богомольцы награждены были въ 1622 г. польскими королями привиллегіями съ пожалованіемъ имъ земель въ Смоленскомъ воеводствѣ. Потомки Юхны Богомольца — Дмитрій, Александръ и Иванъ Богомольцы, взятые въ плѣнъ русскими въ Витебскомъ замкѣ, прожили въ качествѣ плѣнныхъ въ Сибири 14 лѣтъ, что упоминается въ конституціи 1677 г. Многіе Богомольцы занимали различныя государственныя должности, за что неоднократно награждались землями.
8. Богуши.
Родъ Богушей, по свидѣтельству Несецкаго, былъ извѣстенъ еще въ XI ст. Впослѣдствіи за гражданскія и военныя заслуги Богуши получили гербъ «Полкозицъ» (рис. 8). Предки этого рода, жившіе сначала въ Оршинскомъ повѣтѣ и владѣвшіе имѣніями, занимали различныя должности по этому повѣту. Продавъ въ Оршинскомъ повѣтѣ помѣстія, Богуши переселились въ Витебское воеводство, гдѣ сначала, въ 1732 г. арендовали земли, а затѣмъ въ 1749 г. пріобрѣли въ вѣчное владѣніе имѣніе Тропувъ. Все это подтвердили родословною и документами, какъ о происхожденіи, такъ и на право владѣнія родовыми помѣстьями.
9. Боровскіе.
Предокъ рода Боровскихъ Иванъ съ Боровъ Боровскій, герба «Габданкъ» (рис. 9) былъ награжденъ землями сначала въ Польшѣ, а затѣмъ, въ 1634 г. переселился въ Витебское воеводство, которому своими военными подвигами принесъ много пользы, за что и получилъ въ томъ-же году отъ всего воеводства удостовѣрительный документъ съ 29 печатями. Въ этомъ же воеводствѣ онъ пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе земли которыя въ теченіе 7 поколѣній находились въ родѣ дворянъ Боровскихъ. Родословная и доказательства на владѣніе родовымъ имѣніемъ подтверждены документами и различными актами. Родъ Боровскихъ и гербъ помѣщенъ въ Высоч. ѵтвержд. Гербовникѣ Царства Польскаго.
10. Бровчинскіе.
Предокъ этого рода Иванъ Сасинъ Бровчинскій, герба «Сасъ» (рис- 6) владѣлъ землями Добрынь-Бровчино въ Витебскомъ воеводствѣ, что подтверждается документомъ 1593 г.
— 143 —

даннымъ городомъ Витебскомъ. Потомки Ивана Сасина Бровчинскаго доказали свое дворянство за девять поколѣній, а также право на владѣніе родовымъ имѣніемъ, на основаніи чего и были утверждены въ потомственномъ дворянствѣ.
11. Буевичи.
Родоначальникъ дворянъ Буевичей Иванъ Амбой Выжлатинскій Буевичъ, герба «Незгода» (рис. 11), имѣлъ четырехъ сыновей, между которыми происходилъ раздѣлъ имущества въ 1506 г. Въ числѣ различныхъ доказательствъ, потомки Ивана Амбоя представили акты на заставныя права 1620 и 1645 гг. и документы на право вѣчнаго владѣнія землями Радковщизны въ 1726 г. Кромѣ того родъ Буевичей доказалъ на основаніи документовъ свое дворянское состояніе до восьмаго колѣна, а также владѣніе родовымъ имуществомъ.
12. Буйновскіе.
Родъ дворянъ Буйновскихъ, герба «Корвинъ», (рис. 12) въ доказательство своего дворянскаго состоянія, представилъ удостовѣреніе отъ должностныхъ лицъ и дворянства воеводства Новогродскаго, данное на сеймикѣ въ 1773 г. и подтверждающее, что Даніилъ Корвинъ Буйновскій. родовитый дворянинъ и помѣщикъ воеводства Новогродскаго, имѣлъ сына Владислава, потомство котораго въ 3 и 4 колѣнѣ поименовано въ томъ же удостовѣреніи. Кромѣ того Буйновскіе, на основаніи многихъ документовъ, доказали владѣніе родовымъ имуществомъ въ шести поколѣніяхъ.
13. Булгаки.
Древній родъ дворянъ Булгаковъ, герба «Сырокомля» (рис. 13) или
«Габданкъ бѣлый» издавна владѣлъ землями и помѣстьями въ Новогродскомъ, Минскомъ воеводствахъ и въ повѣтахъ Слонимскомъ и Можирскомъ, что подтверждаетъ хроника Бѣльскаго (fol. 774), Папроцкій и Несецкій. Петръ Булгакъ, владѣлъ землями въ Витебскомъ воеводствѣ, на что указываетъ судебный процессъ Филимона Жижмора въ 1585 г. а также судебный споръ за границы земли между тѣмъ же Петромъ Булгакомъ и Высокимъ. Сынъ его Матвѣй Петровичъ владѣлъ землями въ Слонимскомъ повѣтѣ. Одинъ изъ его потомковъ третьяго колѣна, комиссаръ старостей Усвятскаго, въ той же области пріобрѣвъ значительныя земельныя имущества — Красины, Добрынь и др., былъ награжденъ привиллегіей Короля Августа II на староство Савинское въ 1720 г. Дворяне Булгаки доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній, права на владѣніе родовыми землями, а также представили вторичную привиллегію 1739 г. на Савинское староство.
14. Буткевичи.
Предокъ дворянъ Буткевичей — Лука Буткевичъ, герба «Тшаска» (рис 14) владѣлъ землями въ Витебской провинціи задолго до 1610 г. Что потомки его пользовались всѣми правами дворянскаго состоянія, свидѣтельствуютъ, между прочимъ, документы на право вѣчнаго владѣнія имѣніемъ Скуратово 1669 г., судебное дѣло 1686; земскій витебскій декретъ 1701 г.; завѣщаніе 1736 г. Кромѣ того родъ Буткевичей доказалъ свою родословную за шесть поколѣній.
15. Бялыновичи.
Дворяне Бялыновичи доказали дворянское происхожденіе отъ предка ихъ Петра Бялыновича, герба «Лю-
— 144 —

бичъ» (рис. 15) за шесть поколѣній и представили различные документы и акты, подтверждающіе ихъ дворянское состояніе и владѣніе родовымъ имуществомъ.
16. Бѣлявскіе.
Родъ Бѣлявскихъ, герба «Елита» (рис. 16), въ доказательство своего дворянскаго состоянія ссылался на хронику Несецкаго (т. I fol. 92), въ которой имѣются свѣдѣнія о дворянахъ Бѣлявскихъ герба «Елита», а также представилъ удостовѣреніе 1775 г., данное дворянствомъ и должностными лицами витебской провинціи въ томъ, что дѣдъ ихъ, переселившись изъ Волковыскаго повѣта въ здѣшнюю провинцію, женился и имѣлъ 4 сыновей. На основаніи этого удостовѣренія, метрикъ и др. документовъ было подтверждено дворянство этого рода.
17. Василевскіе.
Предокъ древняго рода дворянъ Василевскихъ, Василій Богдановичъ Василевскій, герба «Остоя», (см. рис. 3) писарь земскій Витебскій, владѣлъ землями Аудзевичи въ Полоцкомъ воеводствѣ, пріобрѣтенными имъ въ 1579 г. отъ князя Каинскаго. Въ числѣ различныхъ документовъ, представленныхъ Василевскими для доказательства дворянскаго состоянія, имѣется лривиллегія короля польскаго Августа II на подстольничество Витебское, привиллегія того-же короля на городничество 1703 г.; инвентарь имѣнія Аудзевичи 1713 г. и разд. актъ 1761 г., свидѣтельствующій обладаніе родовыми имѣніями въ восьмомъ поколѣніи.
18. Верцеховскіе.
Родъ дворянъ Верцеховскихъ герба «Остоя» (рис. 3), происходитъ отъ
Романа Войткевича Верцеховскаго, переселившагося въ Витебскую провинцію изъ Цехановской земли. Его сыновья и внуки владѣли въ Витебской провинціи многими землями, что подтверждается записью 1642 г. Различными документами и актами родъ Верцеховскихъ доказалъ дворянское состояніе за девять поколѣній.
19. Вешчицкіе.
Изъ рода дворянъ Вешчицкихъ, герба «Гжимала» (рис. 19) Янъ Вешчицкій — подстароста Радомскій упоминается конституціей 1616 г. О его сыновьяхъ и потомкахъ до четвертаго колѣна имѣются свѣдѣнія у Несецкаго, (томъ IV fol. 526). Пятое поколѣніе рода Вишчицкихъ подтверждено документами и актами, удостовѣряющими прямое родство съ первыми четырьмя колѣнами, такъ и право владѣнія родовымъ имуществомъ.
20. Вильчинскіе.
Одинъ изъ предковъ рода дворянъ Вильчинскихъ, герба «Порай» (рис. 20) Левинъ Вильчинскій, владѣвшій имѣніями въ Куявскомъ воеводствѣ, во время осады Ясенецкаго замка былъ убитъ Ливонскими рыцарями. Изъ того же рода Андрей, сначала каноникъ краковскій, затѣмъ въ 1620 г. Епископъ Теодозіенскій, суффраганъ Гнѣздненскій, опатъ Могиленскій. Казиміръ, полковникъ королевскій имѣлъ сына Войцѣха, пріобрѣвшаго на Литвѣ въ Жегицкомъ повѣтѣ земли Сяножентекъ и Церцежа. Потомки Левина Вильчинскаго, на основаніи многихъ документовъ и актовъ, доказали свое дворянство за восемь поколѣній и владѣніе родовыми землями.
21. Витковскіе.
Родъ дворянъ Витковскихъ, герба «Порай» (рис. 20), издавна поселив-
— 145 —

шійся въ Ленчицкомъ воеводствѣ, упоминается въ сочиненіи Несецкаго. Александръ Витковскій имѣлъ троихъ сыновей: Луку — декана Львовской каѳедры 1665 г.; Матвѣя и Стефана, служившихъ въ войскѣ. Матвѣй при Іоаннѣ — Казимирѣ участвовалъ въ войнахъ противъ Нѣмцевъ и Шведовъ. Стефанъ противъ Казаковъ. Потомки этого рода доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній, на основаніи метрикъ и нѣкоторыхъ документовъ.
22. Водорадзскіе.
Дворянскій родъ Водорадзскихъ, герба «Побогъ» (рис. 22) издавна обиталъ въ Польшѣ и Литвѣ. Пжецлавъ Водорадзскій — храбрый воинъ, въ 1400 г. отличался противъ Ливонскихъ рыцарей. Александръ — королевскій дворянинъ. Николай — Староста Могилевскій былъ убитъ въ сраженіи со шведами подъ Фрейденомъ. Андрей ротмистръ Вилкомірскаго повѣта служилъ подъ предводительствомъ Замойскаго. Матеушъ — честникъ ковенскій 1638 г. — воинъ служилъ у Карла Ходкевича и былъ женатъ на княжнѣ Евдокіи-Христинѣ Друцкой Горской. Одинъ изъ потомковъ этого рода — Иванъ Николаевичъ Водорадзскій — писарь города Велижа переселился въ Витебскую провинцію, гдѣ проживъ 20 лѣтъ, пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе имѣнія въ Велижскомъ староствѣ 1769 г.
23. Войцѣховскіе.
Предокъ рода дворянъ Войцѣховскихъ, герба «Любичъ» (рис. 15) Станиславъ Войцѣховскій, переселившись изъ Великопольши, пріобрѣлъ въ Витебской провинціи въ вѣчное владѣніе земли: Казаново, Макшино, Кальчино, Марковшизна и Полочи. Сыновья его и ихъ потомство владѣли
въ теченій семи поколѣній родовыми имѣніями, что подтверждается многими документами и актами.
24. Вольскіе.
Древній родъ дворянъ Вольскихъ герба «Одровонжъ» (рис. 24) жившій издавна въ Великопольшѣ въ воеводствѣ Равскомъ, упоминается въ хроникѣ Несецкаго. Изъ этого рода Андрей Вольскій, за долгую службу и подвиги, награжденъ былъ землями въ Усвятскомъ воеводствѣ. Потомки Андрея Вольскаго владѣли наслѣдственнымъ его имѣніемъ въ теченіи шести поколѣній и доказали свое дворянское происхожденіе.
25. Вороновичи.
Родъ дворянъ Вороновичей, герба «Шенява» (рис. 25) раздѣлился на двѣ вѣтви: старшая поселилась на Полѣсьи, младшая въ княжествъ Литовскомъ. Изъ младшей вѣтви извѣстны: Казимиръ Вороновичъ, отличавшійся въ сраженіяхъ противъ русскихъ и татаръ о чемъ упоминаетъ въ своемъ сочиненіи Кояловичъ; Гилярій, владѣвшій родовыми имѣніями въ Брацлавскомъ воеводствѣ, имѣлъ многочисленное потомство, которое до 5 колѣна владѣло его родовыми землями. Нѣкоторые изъ этого-же потомства поселились въ Витебскомъ воеводствѣ, гдѣ пріобрѣли земли, что подтверждается документами и актами.
26. Врублевскіе.
Одинъ изъ предковъ рода дворянъ Врублевскихъ, герба «Слѣповронъ» (рис. 26) Иванъ Петровичъ Врублевскій, владѣвшій послѣ отца родовымъ имѣніемъ въ Ошмянскомъ повѣтѣ, купилъ у Липинскихъ фольваркъ Розтшевщизно, а у Почобутовъ земли За-
— 146 —

гаевщизно, что подтверждается документами 1700 и 1704 гг. Одинъ изъ его потомковъ 4-го колѣна переселился въ Витебскую провинцію, гдѣ долгое время сначала арендовалъ помѣстій, а затѣмъ въ 1763 г. пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе земли за городомъ и площадь въ городѣ Витебскѣ. Другіе же потомки Ивана Врублевскаго остались по прежнему собственниками родовыхъ имѣній. Дворяне Врублевскіе доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній.
27. Вышенскіе.
Родоначальникъ дворянъ Вышенскихъ, герба «Грабіе» (рис. 27) Стефанъ Ялбжикъ Вышенскій владѣлъ въ Брестскомъ воеводствѣ помѣстьями, пожалованными ему привиллегіей короля Сигизмунда Августа 1562 г. Одинъ изъ его потомковъ 5 колѣна, поселившись въ Витебскомъ воеводствѣ, пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе имѣнія Рудзки, Коромиды и Псово (1768 г.). Дворяне Вышенскіе, на основаніи документовъ и актовъ, доказали дворянское состояніе за шесть поколѣній и право владѣнія родовыми имѣніями и землями.
28. Гейшторы.
Станиславъ Добковичъ Гейшторъ, герба «Гейшторъ» (рис. 28) владѣлъ имѣніями въ Ковенскомъ повѣтѣ и Тройскомъ воеводствѣ. Одинъ изъ его сыновей — Самуилъ, былъ комиссаромъ въ конституціи 1631 г. Другіе потомки Станислава Добковича занимали различныя повѣтовыя, земскія и гродскія должности, а также исполняли часто обязанности сеймовыхъ пословъ, судей земскихъ и генеральнаго трибунала и пр., что подтверждаетъ также хроника Несецкаго. Родъ дворянъ Гейшторовъ, на основаніи документовъ и свидѣтельствъ дворян-
ства, доказалъ свое дворянское состояніе за шесть поколѣній. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
29. Гералтовскіе.
Предкомъ рода дворянъ Гералтовскихъ считается Станиславъ Скомпка на Шимборахъ, Влодкахъ и Гералтахъ Гералтовскій, герба «Сашоръ» или «Орелъ» (рис. 29). Онъ владѣлъ помѣстьемъ въ Бѣльской землѣ на Полѣсья, что доказывается завѣщаніемъ сына его Францишка въ 1706 г. Одинъ изъ его потомковъ пятаго колѣна, переселившись въ Витебскую провинцію, въ доказательство своего происхожденія по прямой линіи отъ своего предка Станислава Скомпки Гералтовскаго, представилъ духовныя завѣщанія своего отца 1740 г. и матери — 1756 г.
30. Гоголинскіе.
Родъ дворянъ Гоголинскихъ, владѣвшій въ Витебской провинціи землями, доказалъ свое дворянское состояніе за пять поколѣній. Дворяне Гоголинскіе герба «Роля», доказавшіе дворянство, употребляютъ гербъ «Корабъ» (рис. 30).
31. Голговскіе.
Дворяне Голговскіе, герба «Долива», (рис. 31) владѣли въ Витебской провинціи землями и доказали свое дворянское состояніе до 5-го поколѣнія.
Предокъ ихъ Иванъ Голговскій владѣлъ въ Полоцкомъ воеводствѣ помѣстьями Людчицъ, Черна и Дримовщизны.
32. Горецкіе.
Родъ дворянъ Горецкихъ съ Горокъ Доленговъ, герба «Доленга» (рис. 32) издавна жилъ въ Великопольшѣ. Изъ этого рода Бартоломей
— 147 —

Горецкій, ловчій Серадскій, переѣхавъ на Литву пріобрѣлъ земли въ Слонимскомъ и Волковыскомъ повѣтахъ, что подтверждается духовною 1584 г. Потомки этого-же рода, поселившіеся въ Витебскомъ воеводствѣ, владѣли землями и доказали свое дворянское состояніе за шесть поколѣній.
33. Горскіе.
Родъ дворянъ Горскихъ, герба «Радванъ» (рис. 33), владѣлъ многими и обширными помѣстьями въ княжествѣ Жмудскомъ, воеводствахъ Новогродскомъ и Минскомъ. Изъ этого рода Яковъ съ Горъ Горскій имѣлъ въ Минскомъ воеводствѣ помѣстье Войтово, а затѣмъ въ Витебскомъ воеводствѣ пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе въ 1625 г. земли Марковщизно и Шемелевщизно. Потомки Якова Горскаго доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній и непрерывное владѣніе родовыми имѣніями.
34. Гослинскіе.
Дворянинъ Гослинскій, герба «Пжерова» (рис. 34), въ подтвержденіе своего дворянскаго происхожденія, представилъ документы, свидѣтельствующіе, что предокъ его — Себастіанъ Гослинскій владѣлъ въ Витебскомъ воеводствѣ родовыми помѣстьями. Потомки его занимали различныя должности въ томъ же воеводствѣ и владѣли родовыми землями въ теченіи пяти поколѣній. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ Гослинскихъ подтвержденъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
35. Грондскіе.
Родоначальникъ дворянъ Грондскихъ, герба «Лада» (рис. 4) Адамъ Грондскій имѣлъ во второй половинѣ XVII ст. въ Витебскомъ воеводствѣ
нѣсколько помѣстій, что подтверждается различными документами. Дворяне Грондскіе, на основаніи свидѣтельствъ Витебскаго дворянства и документовъ, доказали свое дворянство за пять поколѣній и владѣніе родовымъ имуществомъ.
36. Грушевскіе.
Одинъ изъ предковъ рода дворянъ Гружевскихъ, герба «Любичъ» (рис. 15) — Матвѣй Гружевскій въ Витебскомъ воеводствѣ владѣлъ помѣстьемъ Оступище, что подтверждается документомъ 1699 г. Потомки его владѣли въ томъ же воеводствѣ землями и доказали свое дворянское состояніе за четыре поколѣнія.
37. Гумковскіе.
Древній родъ дворянъ Гумковскихъ, герба «Гульденштернъ» (рис. 37) издавна владѣлъ обширными землями въ воеводствѣ Мазовецкомъ земли Ломжинской, что подтверждаетъ хроника Несецкаго. Изъ этого рода Адамъ Гумковскій, бургграфъ Ломжинскій владѣлъ родовыми помѣстьями Гумки, Тышки, Надборы и Дзедзины (около 1607 г.), находившіяся потомъ въ теченіи пяти поколѣній во владѣніи его потомства. Между другими потомками Адама Гумковскаго, въ пятомъ колѣнѣ — извѣстенъ Павелъ Гумковскій, повѣренный графовъ Соллогубовъ по земскимъ судамъ Витебской провинціи, поселившійся въ той же провинціи и доказавшій свое дворянское состояніе на основаніи представленныхъ имъ документовъ и свидѣтельствъ.
38. Гутовскіе.
Родъ дворянъ Гутовскихъ, герба «Слѣповронъ» (рис. 26) издавна владѣлъ помѣстьемъ Тергощице въ Пинскомъ повѣтѣ.
— 148 —

Изъ этого рода Флоріанъ Гутовскій и его сыновья тоже владѣли этимъ родовымъ имѣніемъ. Внукъ Флоріана Гутовскаго — Михаилъ переселился изъ этого повѣта въ Витебское воеводство, гдѣ женился на дворянкѣ и родилъ сына (1774 г.). На основаніи представленныхъ Михаиломъ Гутовскимъ доказательствъ о дворянскомъ состояніи и о владѣніи родовымъ имѣніемъ, родъ Гутовскихъ былъ подтвержденъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
39. Дедерки.
Родъ дворянъ Дедерковъ, герба «Дедеркало» (рис. 39) доказалъ свое дворянское состояніе за восемь поколѣній, а также владѣніе родовыми помѣстьями и землями. Предокъ этого рода Иванъ Дедерко владѣлъ землями въ разныхъ воеводствахъ Княжества Литовскаго и въ Ошмянскомъ повѣтѣ помѣстьемъ Трухновиче.
40. Дзятловичи.
Предокъ рода дворянъ Дзятловичей, герба «Косцѣша» (рис. 5 ) Матвѣй Гурецъ Дзятловичъ. полковникъ королевскихъ войскъ, имѣлъ многочисленное потомство, владѣвшее въ Витебской провинціи помѣстьями. Дворяне Дязтловичи, не смотря на утрату многихъ документовъ, доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній.
41. Добжинскіе.
Дворяне Добжинскіе, герба «Елита» (рис. 16), родиной которыхъ была Добжинская земля въ Великопольшѣ, издавна исполняли различныя почетныя должности и службы. Изъ этого рода: Ѳома Добжинскій — ловчій; Войцѣхъ — судья гродскій; Максимиліанъ — подчашій Добжинской земли.
Иванъ Добжинскій имѣлъ сына Казимира, состоявшаго при подстоліи Витебскомъ Булгакѣ, во время посольства на Варшавскомъ сеймѣ. Послѣ долгой службы при Булгакѣ Казимиръ поселился въ Усвятскомъ староствѣ Витебской провинціи. Въ третьемъ колѣнѣ. Петръ Добжинскій, служившій долгое время при томъ же Булгакѣ, имѣлъ двоихъ сыновей, доказавшихъ свое дворянское состояніе за четыре поколѣнія и право владѣнія родовыми имѣніями.
42. Домбровскіе.
Дворяне Домбровскіе, герба «Домброва» (рис. 42 ) происходятъ отъ Григорія Домбровскаго стольника Брестскаго. Потомки его владѣли помѣстьями Бріево и Лапошнево въ Витебскомъ воеводствѣ и доказали свое дворянство за четыре поколѣнія. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
43. Домбровскіе.
Родъ дворянъ Домбровскихъ, владѣвшихъ помѣстьями въ разныхъ областяхъ и повѣтахъ, раздѣлился на нѣсколько вѣтвей. Въ Серадскомъ воеводствѣ Домбровскіе, герба «Габданкъ» (рис. 9); въ Мазовецкомъ — Домбровскіе, герба «Домброва» (рис. 42 ); въ Сандомірскомъ повѣтѣ Домбровскіе, герба «Ястжембецъ» (рис. 43); въ Ленчицкомъ и Брестъ-Литовскомъ повѣтахъ Домбровскіе, герба «Долейга» (рис. 32). Изъ послѣдней вѣтви — Антоній Домбровскій-Доленга, скарбникъ Лидскій и дворянинъ королевскій, пожалованъ былъ королемъ Августомъ II въ 1720 г. привиллегіей на староство Реклы въ Ржечицкомъ повѣтѣ. Потомки его владѣли родовыми помѣстьями въ Витебской провинціи и доказали свое дворянское I состояніе за четыре поколѣнія. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
— 149 —

44. Жабы.
Предокъ древняго рода Жабъ, герба «Косцѣша» (рис. 5) — Борисъ Жаба, ротмистръ королевской хоругви, за храбрость и военныя заслуги былъ награжденъ въ 1578 г. привиллегіей отъ короля Стефана на земли въ Упитскомъ повѣтѣ. Потомки его, въ теченіи восьми поколѣній, непрерывно владѣли родовыми помѣстьями и землями и неоднократно награждались польскими королями за военныя и гражданскія заслуги. Дворяне Жабы доказали, на основаніи привиллегій и документовъ, свое дворянство за восемь поколѣній.
45. Жолнежовскіе.
Родъ дворянъ Жолнежовскихъ, герба «Варня» (рис. 45) доказалъ свое дворянство отъ Калея Жолнежовскаго, дворянина и помѣщика Витебской провинціи.
46. Завадскіе.
Дворяне Завадскіе, герба «Ястжембецъ» (рис. 43) доказывали свое дворянство родословною въ семь поколѣній отъ предка ихъ Биліая Завадскаго. Несмотря на недостаточность доказательныхъ документовъ, роду Завадскихъ подтверждено было дворянство на основаніи свидѣтельствъ дворянства и Витебскаго магистрата, удостовѣрявшихъ благородное происхожденіе этого рода.
47. Заверскіе.
Дворяне Заверскіе, герба «Боньча» (рис. 47) доказывали свое происхожденіе отъ Прокопа Встекличъ-Заверскаго, владѣвшаго въ Упитскомъ повѣтѣ помѣстьемъ Крысни, пожалованнымъ ему королемъ Сигизмундомъ I.
Сынъ Прокопа, владѣвшій тоже этимъ имѣніемъ, получилъ отъ короля Владислава привиллегію, подтверждавшую право владѣнія помѣстьемъ Крысни. Въ числѣ разныхъ документовъ, представленныхъ Заверскими, былъ огласительный актъ 1676 г. отъ имени отца и сына Заверскихъ на двороваго Петра Ковалевскаго и другихъ злоумышленниковъ въ томъ, что шайка подъ предводительствомъ Ковалевскаго. скрываясь въ лѣсахъ Брацлавскаго повѣта, сдѣлала нападеніе на усадьбу и захватила всю движимость, въ томъ числѣ перстень съ печатью и шкатулку съ привиллегіями и другими документами. Дворяне Заверскіе доказали дворянское состояніе за семь поколѣній.
48. Закржевскіе.
Древній родъ дворянъ Закржевскихъ, герба «Косцѣша» (рис- 5) издавна владѣлъ обширными помѣстьями въ Черской землѣ. Изъ этого рода Николай и Александръ Закржевскіе, за военныя заслуги, награждены были въ Полоцкомъ воеводствѣ землями Баканово и Крутышево, но во время военныхъ дѣйствій они переселились въ Польшу, а ихъ земли были конфискованы русскимъ правительствомъ и, повелѣніемъ царя Алексѣя Михайловича даны были Абраму Гриневскому. Послѣ замиренія края, одинъ изъ потомковъ Закржевскихъ Андрей Закржевскій вернулся въ Полоцкое воеводство, но узнавъ, что помѣстья его предковъ уже принадлежатъ другимъ, поселился въ Усвятскомъ воеводствѣ и пріобрѣлъ родовыя помѣстья. Его потомки владѣли родовыми имѣніями и доказали свое дворянство за восемь поколѣній.
49. Занькевичи.
Родъ дворянъ Занькевичей употребляетъ такъ называемый гербъ
— 150 —

«Слѣпорудъ» ( рис. 49). На красномъ полѣ щита могила; на ней стрѣла съ крестомъ между желтымъ и синимъ флагами. Дворяне Занькевичи доказывали свое дворянское происхожденіе отъ Ивана Слѣпорода Занькевича, сыновья и внуки котораго владѣли недвижимымъ имуществомъ, что подтверждается документомъ 1672 г. Въ пятомъ колѣнѣ — Иванъ Занькевичъ былъ хорунжимъ и Исидоръ — обознымъ витебскимъ. Дворяне Занькевичи, на основаніи документовъ и свидѣтельствъ дворянства, доказали свое дворянство за семь поколѣній.
50. Заранки.
Родъ дворянъ Горбовскихъ-Заранковъ, герба «Корчакъ» (рис. 50) издавна владѣлъ помѣстьями и землями и многіе члены этого рода занимали различныя почетныя должности и службы въ воеводствахъ Брестскомъ, Смоленскомъ, Черниговскомъ и княжествѣ Жмудскомъ. Предокъ этого рода Юрій Горбовскій Заранекъ, помѣщикъ Витебскаго воеводства, имѣлъ сына Стефана. Въ числѣ документовъ, представленныхъ дворянами Заранками, для доказательства дворянскаго ихъ состоянія, находились, между прочими, сл. акты: Привиллегія Іоанна III, короля польскаго на мостовыя въ имѣніи Косое 1690 г. Универсалъ кн. Михаила Вишневецкаго, гетмана в. княжества Литовскаго 1704 г. на охрану помѣстій въ Минскомъ воеводствѣ отъ реквизиціи войскъ, находившихся подъ предводительствомъ Андрея Заранки. Привиллегіи короля Августа II 1714 г., 1718 г. Грамоты на дворянство 1720 и 1746 г. и др. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, дворяне Заранки доказали свое дворянство за пять поколѣній а также непрерывное владѣніе родовыми помѣстьями и землями.
51. Збитневскіе.
Дворяне Збитневскіе, герба «Медвѣдь» (На зеленомъ полѣ черный медвѣдь) (рис. 51), доказывали дворянское происхожденіе отъ предка своего Іосифа Збитневскаго, который поселившись въ Витебской провинціи, женился на дворянкѣ и имѣлъ отъ этого брака 6 сыновей. Сыновья и внуки Іосифа Збитневскаго владѣли, какъ и онъ родовыми помѣстьями и доказали свое дворянское состояніе документами и актами, въ числѣ коихъ была мобилитаціонная привиллегія 1765 г., пожалованная королемъ Станиславомъ Августомъ роду Збитневскихъ, коею утверждался гербъ и подтверждалось потомственное дворянство, а также всѣ права и преимущества, сопряженные съ этимъ званіемъ.
52. Зброжекъ.
Дворяне Зброжекъ, герба «Крое» (рис. 52), доказывая потомственное дворянство, ссылались на предка своего Казимира Зброжка подчашіяго I Подольскаго воеводства. Казимиръ Зброжекъ, бывъ генеральнымъ повѣреннымъ кн. Чарторыскихъ, владѣлъ по контракту 1691 г. староствомъ Велижскимъ въ Витебской провинціи и кромѣ того пріобрѣлъ въ той же провинціи помѣстья и земли Байбороды, Кобыльники, Куковячинъ, Шелеховку, Латохи и Добрынь; въ Минскомъ воеводствѣ — Сушковъ и въ Ошмянскомъ повѣтѣ — Жуковщизно.
Родъ дворянъ Зброжекъ доказалъ владѣніе всѣми родовыми землями въ теченіе четырехъ поколѣній, а также дворянское состояніе за тѣ же четыре поколѣнія.
53. Зегздры.
Дворяне Зегздры, герба «Слѣповронъ» (рис. 26), издавна владѣли ро-
— 151 —

довымъ помѣстьемъ Зегздры въ Ковенскомъ повѣтѣ. Изъ этого рода родные братья Семенъ и Станиславъ Ивашковичи Зегздры и дѣти ихъ владѣли тѣмъ же родовымъ имѣніемъ, что подтверждается судебнымъ разбирательствомъ 1592 г. Одинъ изъ потомковъ четвертаго колѣна переселился въ Витебскую провинцію, женился на здѣшней помѣщицѣ и взялъ въ приданое помѣстье Харковщизно.
Родъ Зегздровъ доказалъ потомственное свое дворянство за восемь поколѣній, а также непрерывное, въ теченіе тѣхъ-же 8 поколѣній, владѣніе родовыми помѣстьями и землями.
54. Злотогурскіе.
Злотогурскіе, герба «Слѣповронъ» (рис. 26). доказывали свое благородное происхожденіе отъ Николая Злотогурскаго, владѣвшаго по наслѣдству родовыми помѣстьями Горновъ, Пулимянокъ и Ломазы въ Брестскомъ воеводствѣ. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Злотогурскихъ доказалъ свое дворянское достоинство за четыре поколѣнія, а также владѣніе родовыми землями.
55. Зыжневскіе.
Древній родъ дворянъ Зыжневскихъ, герба «Бялыня» (рис. 55) доказывалъ свое происхожденіе отъ Кристофа Бялыни Зыжневскаго, тіуна Трокскаго, владѣвшаго помѣстьемъ въ Ошмянскомъ повѣтѣ, что подтвердилъ документомъ на вѣчное владѣніе на им. Зыжнево 1581 г. Сынъ его получилъ отъ короля Владислава IV привиллегію на староство Стародубовское, 1635 г. Дворяне Зыжневскіе доказали свое дворянское состояніе, на основаніи представленныхъ документовъ, за 8 поколѣній, а также владѣніе недвижимымъ имуществомъ. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
56. Іесиповичи.
Дворяне Іесиповичи герба «Анцута» (рис. 56) доказывали свое происхожденіе отъ предковъ ихъ Григорія и Тимофѣя Огородницкихъ-Іесиповичей, что подтверждали раздѣльнымъ актомъ 1571 г. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ дворянъ Іесиповичей доказалъ свое дворянское состояніе за семь поколѣній, а также владѣніе наслѣдственными землями.
57. Іодко.
Дворяне Іодко герба «Лисъ» (рис. 57) доказали свое происхожденіе отъ предка ихъ Ѳедора Наркевича Іодко, сначала помѣщика Лидскаго повѣта, а впослѣдствіи — Полоцкаго воеводства. Іодки — дворяне Витебской провинціи доказали общее происхожденіе съ Іодками Полоцкой провинціи, а также дворянское состояніе за шесть поколѣній, на основаніи чего этому роду подтверждено было дворянство.
58. Каковскіе.
Родъ дворянъ Каковскихъ, герба «Косцѣша» (рис. 5) доказывалъ свое происхожденіе отъ предка Матеуша Каковскаго — стольника въ Цѣхановской землѣ, владѣвшаго помѣстьемъ Шильвы въ Ошмянскомъ повѣтѣ, около 1628 г. Дворяне Каковскіе, на основаніи представленныхъ документовъ, доказали происхожденіе свое отъ предка ихъ Матеуша по прямой линіи, а также дворянское состояніе за пять поколѣній, на основаніи чего и были признаны въ этомъ званіи.
59. Качановскіе.
Дворяне Качановскіе, герба «Остоя» (рис. 3), доказывали свое происхож-
— 152 —

деніе отъ Ивана Станислава Качановскаго, владѣвшаго землями Стабровщизно и Лисовичи въ Брестъ-Литовскомъ воеводствѣ, а также землями близь г. Бреста, пожалованными ему по привилегіи короля Михаила Корибута. На основаніи представленныхъ доказательствъ. родъ дворянъ Качановскихъ доказалъ свое дворянское состояніе за пять поколѣній.
60. Качинскіе.
Предки дворянъ Каминскихъ, герба «Помянъ» (рис. 6о) родные братья — Войцѣхъ и Матвѣй Качинскіе еще до 1599 г. служили въ коронныхъ войскахъ. Переселившись изъ Польши въ Литву, они пріобрѣли въ Упитскомъ и Вилкомірскомъ повѣтахъ помѣстья и земли Подгайце, Налишки и др., какъ видно изъ раздѣльнаго документа между этими братьями въ 1599 г. Одинъ изъ потомковъ ихъ третьяго колѣна поселился въ Витебскомъ воеводствѣ и имѣлъ многочисленное потомство, владѣвшее помѣстьями и землями. Родъ Каминскихъ, на основаніи документовъ и свидѣтельствъ, доказалъ свое дворянство за пять поколѣній.
61. Кенстовичи.
Предокъ рода дворянъ Кенстовичей, герба «Покора» (рис. 61) — Иванъ Скенжайло, староста Виленскій, владѣлъ пожалованнымъ ему королемъ Сигизмундомъ въ княжествѣ Жмудскомъ помѣстьемъ Кенстайце. Отъ этого помѣстья наслѣдники Ивана Скенжайлы получили прозвище Кенстовичей. Одинъ изъ потомковъ 6 поколѣнія этого рода переселился изъ кн. Жмудскаго на Русь гдѣ владѣлъ разными имѣньями, что подтверждается документами 1732, 1758 и др. гг. Дворяне Кенстовичи доказали свое дворянство и владѣніе родовыми
помѣстьями въ теченіе девяти поколѣній.
62. Кисели.
Родъ Киселей, по преданію, происходитъ отъ предводителя русскихъ войскъ — Святолдыка, прославившагося взятіемъ непріятельскаго обоза, при осадѣ Кіева печенѣгами.
Великій князь Владиміръ, въ благодарность за освобожденіе города отъ осады, далъ Святолдыку гербъ «Кисель» (1040 г.). Отъ этого то Святолдыка, какъ упоминаютъ русская лѣтопись и польскій гербовникъ, произошелъ родъ Киселей, владѣвшихъ многими помѣстьями въ Бѣлоруссіи, въ Кіевскомъ и Витебскомъ воеводствѣ. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Киселей доказалъ свое дворянское состояніе за пять поколѣній. Гербъ «Кисель» (рис. 62) изображаетъ наметъ съ крестомъ на верху въ красномъ полѣ; на шлемѣ три башни.
63. Климашевскіе.
Родъ дворянъ Климашевскихъ, герба «Домброва» (рис. 42) доказывалъ свое происхожденіе отъ предка Бартоломея Лося Климашевскаго, выселившагося изъ Великопольши въ Ошмянскій повѣтъ и пріобрѣвшаго тамъ помѣстья и земли (около 1630 г.). Его сынъ, выѣхавъ изъ Ошмянскаго повѣта, поселился въ Витебскомъ воеводствѣ и пріобрѣлъ тамъ имѣніе Сущево (1649 г.). Дворяне Климашевскіе, на основаніи представленныхъ ими документовъ, доказали свое дворянское состояніе за шесть поколѣній, а также непрерывное владѣніе родовымъ имѣніемъ.
64. Клосевичи.
Родъ Витебскихъ дворянъ Клосевичей, герба «Остругъ» (рис. 64), на
— 153 —

основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, доказалъ свое дворянское состояніе за четыре поколѣнія.
65. Княжищи.
Родъ дворянъ Княжищей, герба «Левартъ» (рис. 65) доказывалъ свое благородное происхожденіе отъ предка Семена Княжищи, сыновья и предки коего владѣли имѣніями и землями въ Витебскомъ воеводствѣ. Родъ Княжищей доказалъ дворянское состояніе за шесть поколѣній.
66. Княжнины.
Родъ Княжниныхъ, герба «Доленга» (рис. 32), издавна владѣлъ въ Смоленскомъ воеводствѣ землями и помѣстьями Костюкова, Волнина, Лотышино и др. Во время присоединенія Смоленскаго воеводства къ русскимъ владѣніямъ, Никифоръ Княжнинъ, владѣтель упомянутыхъ помѣстій, былъ взятъ русскими въ плѣнъ, и находился въ немъ долгое время, въ чемъ получилъ письменное удостовѣреніе отъ Смоленскаго воеводства въ 1667 г. Переселившись въ Витебское воеводство, Никифоръ Княжнинъ пріобрѣлъ тамъ помѣстья. Дѣти и потомки его владѣли тоже наслѣдственными землями и помѣстьями и доказали свое дворянское состояніе, на основаніи представленныхъ ими документовъ и актовъ.
67. Коженевскіе.
Коженевскіе, печатавшіеся гербомъ «Косцѣша» (рис. 5) владѣли помѣстьями въ разныхъ воеводствахъ и повѣтахъ и доказывали свое происхожденіе отъ предка Войцѣха Коженевскаго, имѣвшаго помѣстье въ Брестъ-Литовскомъ воеводствѣ. Родъ дворянъ Коженевскихъ, на основаніи
представленныхъ доказательствъ, былъ сохраненъ въ дворянскомъ состояніи.
68. Козаревичи.
Дворяне Козаревичи, по описанію польскихъ хроникъ, герба «Доленга» (рис. 32) происходятъ отъ Ѳедора Козаревича, владѣвшаго земельной собственностью въ Лидскомъ повѣтѣ княжества Литовскаго. Козаревичи, на основаніи представленныхъ доказательствъ, подтвердили свое дворянское состояніе до пятаго поколѣнія.
69. Козарины.
Козарины, герба «Косцѣша» (рис. 5) отъ предка Тимофѣя Козарина, намѣстника Витебскаго воеводства (ок. 1593 г.) и помѣщика Полѣсскаго воеводства. Его внукъ — священникъ православнаго исповѣданія, неизвѣстно почему именовался Козаркой, благодаря чему дальнѣйшее потомство Козариныхъ именовалось Козарками. Въ послѣдствіи, Козарки доказали свое происхожденіе по прямой линіи отъ Тимофѣя Козарина и, на основаніи представленныхъ документовъ, подтвердили свое дворянство до шестого колѣна.
70. Коломыскіе.
Въ доказательство благороднаго происхожденія, дворяне Коломыскіе герба «Незгода» (рис. 11), ссылались на предка своего Петра Коломыскаго, владѣвшаго въ Лидскомъ повѣтѣ родовымъ имѣніемъ. Его потомки въ седьмомъ колѣнѣ, на основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, доказали свое дворянское состояніе.
71. Комаровскіе.
Дворяне Комаровскіе, герба «Цёлекъ» (рис. 71) происходятъ отъ пред-
— 154 —

ка ихъ Павла Комаровскаго, имѣвшаго во второй половинѣ шестнадцатаго вѣка помѣстье въ Витебскомъ воеводствѣ. Родъ Комаровскихъ доказалъ дворянство до 7-го колѣна. На основаніи приведенныхъ доказательствъ, Статута в. княжества Литовскаго и Сеймовыхъ Конституцій, родъ Комаровскихъ сохраненъ былъ въ дворянскомъ достоинствѣ. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
72. Кононовичи.
Дворяне Кононовичи, доказывая свое происхожденіе изъ рода дворянъ Семеновичей, герба «Радванъ» или «Семеновичъ» (рис. 33) указывали на предка своего Войцѣха Семеновича, владѣвшаго родовою недвижимостью, Узумендзе въ Видуклицкомъ повѣтѣ княжества Жмудскаго.
Войцѣхъ имѣлъ сына Адама, который по завѣщанію 1640 г. раздѣлилъ свое имущество между своими сыновьями Андреемъ, Казимиромъ и Конономъ. Отъ послѣдняго же и произошло поколѣніе Кононовичей. Евстафій — сынъ Конона, за долголѣтнюю службу при Епископахъ Виленскихъ, награжденъ былъ въ вѣчное владѣніе домомъ въ Вильнѣ, а владѣніе Варлишки, выдѣленное изъ Виленскаго капитула — получилъ въ пожизненное владѣніе. Дворяне Кононовичи владѣли многими усадьбами и землями и занимали различныя дворянскія должности, что подтверждается многочисленными документами и свидѣтельствами. Родъ дворянъ Кононовичей былъ нобилитированъ на Варшавскомъ сеймѣ конституціей 1768 г.
73. Коссовы.
Родъ Коссовыхъ герба «Сверченъ» (рис. 73) еще до соединенія Польши съ Литвой, пользовался преимуществами благороднаго состоянія и вла-
дѣлъ помѣстьями въ разныхъ повѣтахъ и воеводствахъ. Предокъ Коссовыхъ — Кузьма Коссовъ имѣлъ сына Константина Кузьмича. Послѣдній, за важныя государственныя заслуги, награжденъ былъ многими землями по письменному повелѣнію короля Сигизмунда I. Дворяне Коссовы, на основаніи представленныхъ ими документовъ и актовъ, доказали дворянское состояніе за 9 поколѣній. Въ числѣ представленныхъ документовъ были: Привиллегія короля Сигизмунда I 1560 г.; письмо гетмана Выговскаго къ Коссову 1568 г.; привиллегія короля Іоанна III на взиманіе мостовыхъ; дипломъ на дворянство отъ того же короля; привиллегія короля Августа II на мечниковство и др.
74. Котовичи.
Родъ дворянъ Котовичей, герба «Корчакъ» (рис. 50) отъ Ивана Котовича, имѣвшаго помѣстье въ Витебской провинціи. Дворяне Котовичи, на основаніи представленныхъ документовъ, доказали дворянское состояніе за пять поколѣній.
75. Кошчицы.
Предокъ рода дворянъ Кошчицевъ, герба «Порай» (рис. 20) — Никифоръ де-Косьцинъ пріѣхалъ на Литву въ 1479 г. и тамъ в. кн. Гедиминомъ былъ присоединенъ и находился, какъ упоминаютъ различныя современныя хроники «inter affines et comites principes». За военные подвиги противъ Ливонскихъ рыцарей и за участіе въ переговорахъ о мирѣ, онъ былъ награжденъ королемъ польскимъ Казимиромъ въ 1495 г. должностью воеводы Ленчицкаго съ пожалованіемъ двухъ деревень Большія и Малыя Ружицы. Предки, владѣвшіе деревнями Ружицами стали именоваться Рожинскими; другіе же стали писаться Кош-
— 155 —

чипами отъ де-Косьцинъ. У Никифора было два сына: Станиславъ — воевода Ленчицкій и Романъ, сражавшійся съ татарами и русскими. Вацлавъ Станиславовичъ Рожинскій-Кошчицъ — хорунжій Брестскій Куявскій. Правнукъ Никифора — Маршалокъ Петроковскаго Сейма 1549 г., референдарій коронный а затѣмъ каштелянъ Сандомірскій и Калишскій и, наконецъ, воевода Ленчицкій. Дворяне Кошчицы занимали многія дворянскія должности и службы, награждались и владѣли многочисленными помѣстьями и землями. Въ подтвержденіе древняго и благороднаго происхожденія, дворяне Кошчицы представили различныя королевскія привиллегіи, а также документы и акты, доказавшіе дворянское состояніе рода Кошчицевъ за 14 поколѣній.
76. Краевскіе.
Краевскіе, герба «Олива» (рис. 76) издавна владѣли помѣстьями и землями въ разныхъ воеводствахъ и земляхъ. Иванъ Краевскій — хорунжій Визской земли 1579 г. Станиславъ Краевскій — староста Визскій 1616 г. Мартынъ Станиславовичъ Краевскій владѣлъ помѣстьемъ Нижніе Стайки въ Витебской провинціи. Дворяне Краевскіе доказали дворянское свое состояніе за шесть поколѣній, на основаніи представленныхъ ими документовъ и свидѣтельствъ.
77. Кражинскіе.
Родъ дворянъ Кражинскихъ, герба «Слѣповронъ» (рис. 26) издавна имѣлъ осѣдлость въ Минскомъ воеводствѣ. Изъ этого рода два брата Станиславъ и Юрій Кражинскіе служили въ войскахъ в. княжества Литовскаго. Станиславъ, женившись на витебской помѣщицѣ, взялъ въ приданое помѣстья и земли: Погостище, Суходоровы, По-
тучосы и др. Кражинскіе, въ подтвержденіе благороднаго происхожденія, а также въ доказательство владѣнія недвижимыми имѣніями, представили документы съ 1667 по 1752 г. и доказали свое дворянское состояніе за 4 поколѣнія.
78. Кржечковскіе.
Родъ Кржечковскихъ, герба «Правдзичъ» (рис. 78). доказывалъ свое происхожденіе отъ предка своего Стефана Сепилаки и Тромбки-Тромбскаго, владѣвшаго помѣстьемъ Кржечковъ въ Дрогичской землѣ. Въ доказательство своего благороднаго и древняго происхожденія, а также владѣнія родовымъ и пріобрѣтеннымъ недвижимымъ имуществомъ, родъ Кржечковскихъ представилъ свидѣтельства, документы и акты, числомъ болѣе 30, начиная съ 1537 г. Дворяне Сепилаки-Тромбскіе на Кржечковѣ-Кржечковскіе доказали свое дворянское состояніе до девятаго колѣна.
79. Крупскіе.
Родъ Крупскихъ, герба «Левартъ» (рис. 65), доказывали свое благородное происхожденіе отъ предка Ивана Крупскаго, гетмана россійскихъ войскъ, владѣвшаго въ Витебскомъ воеводствѣ имѣніемъ (ок. 1668 г.). На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, дворяне Крупскіе доказали свое дворянство за пять поколѣній.
80. Кубятовичи.
Дворяне Кубятовичи, герба «Пилава» (рис. 8о), доказывали свое происхожденіе отъ Андрея Кубятовича, переселившагося изъ Польши въ Витебское воеводство и владѣвшаго земельной собственностью, что подтверждали документомъ 173З г. На
— 156 —

основаніи представленныхъ документовъ, Кубятовичи доказали свое дворянство до 3-го поколѣнія.
81. Кушелевскіе.
Кушелевскіе, герба «Джевица» (рис- 8і), издавна владѣли помѣстьями въ Трокскомъ воеводствѣ, въ повѣтахъ Гродненскомъ и Вилкомірскомъ. Андрей Кушелевскій, поселившись въ Витебскомъ воеводствѣ, владѣлъ помѣстьями и землями, что подтверждаетъ документъ на право владѣнія 1723 г. Потомки его исполняли различныя должности и службы, что свидѣтельствуютъ Королевскія привиллегіи 1760 и 1765 г.г. Дворяне Кушелевскіе, на основаніи документовъ и свидѣтельствъ, доказали свое дворянское состояніе.
82. Лаппы.
Древній родъ Лаппъ, герба «Любичъ» (рис. 13), еще до соединенія Польши съ Литвою, владѣлъ шляхетскими помѣстьями въ Минскомъ воеводствѣ. Лаппы, на основаніи представленныхъ ими документовъ, актовъ и свидѣтельствъ, доказали свое дворянство до восьмаго поколѣнія.
83. Левицкіе.
Дворяне Левицкіе, герба «Рогаля» (рис. 83), издавна въ разныхъ воеводствахъ и повѣтахъ владѣли помѣстьями и землями. Крыштофъ въ Вышнегородской землѣ 1642 г.; Николай и Іосифъ въ Сандомірскомъ воеводствѣ 1643 г.; Иванъ, хорунжій регимента в. княжества Литовскаго, поселился въ Витебской провинціи и за заслуги награжденъ былъ фольваркомъ въ Усвятскомъ староствѣ, что подтверждается документомъ 1774 г. На основаніи представленныхъ многочисленныхъ документовъ, родъ Ле-
вицкихъ доказалъ свое дворянство до пятаго колѣна.
84. Лесскіе.
Дворяне Лесскіе, герба «Остоя» (рис. 3), издавна владѣли въ Сандомірскомъ воеводствѣ землями и пользовались правами и преимуществами. присвоенными дворянскому состоянію. Изъ этого рода происходилъ Андрей Лесскій, который за военныя заслуги, награжденъ былъ въ Усвятскомъ староствѣ землями, находившимися во владѣніи его потомства въ теченіе шести поколѣній. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, родъ Лесскихъ доказалъ свое дворянское состояніе.
85. Летецкіе.
Летецкіе, герба «Лисъ» (рис. 57). доказывали свое благородное происхожденіе отъ предка ихъ Ѳеодора Ивановича Швогера, сыну коего Богдану Ѳедоровичу король польскій Сигизмундъ I привиллегіей 1508 г. пожаловалъ въ вѣчное владѣніе Ледчаны и Будовесте. Родъ Летецкихъ, на основаніи представленныхъ привиллегій, документовъ и актовъ, доказалъ свое благородное и древнее происхожденіе до девятаго колѣна.
86. Липскіе.
Родъ Липскихъ, герба «Грабіе» (рис 27), свое благородное происхожденіе доказывалъ родословною отъ предка Вацлава Грабіе де-Липпе-Гано Липскаго, стольника Калишскаго, владѣвшаго въ Белзкомъ воеводствѣ помѣстьями. Многочисленное его потомство владѣло помѣстьями и землями и исполняло различныя службы и обязанности. Изъ этого рода — Петръ Гано Липскій былъ два раза въ плѣну у русскихъ — 1655 и 1664 г.г. Дворяне
— 157 —

Липскіе. на основаніи представленныхъ привиллегій. документовъ, актовъ и свидѣтельствъ, доказали свое дворянское состояніе за семь поколѣній, а также владѣніе помѣстьями въ Польшѣ и на Бѣлой Руси. (Родъ внесенъ въ Высоч. утв. Г. Ц. П.).
87. Лукашевичи.
Лукашевичи, герба «Венява» (рис. 87), издавна пользовались дворянскимъ состояніемъ и владѣли помѣстьями и землями въ воеводствѣ Новогродскомъ на Литвѣ. Изъ этого рода — Кондратій Лукашевичъ, за военные подвиги и заслуги награжденъ былъ землями, коими его потомки владѣли непрерывно до 5-го колѣна. Лукашевичи доказали свое дворянство и владѣніе родовыми землями.
88. Лукашевичи.
Лукашевичи, герба «Венява» (рис. 87), доказывали свое происхожденіе отъ Леона Лукашевича, уроженца Запущанскаго края, который служа на военной службѣ, попалъ въ Полоцкое воеводство, гдѣ женился и взялъ въ приданое имѣніе Горки. Сынъ его тоже служилъ въ войскахъ, и поселившись въ Витебскомъ воеводствѣ, женился на Буевичевой и взялъ въ приданое часть имѣнія Буево-Выжлатина (около 1683 г.). Лукашевичи, на основаніи представленныхъ документовъ и доказательствъ, признаны и утверждены были въ потомственномъ дворянствѣ.
89. Лускины.
Лускины, герба «Косцѣша» (рис. 5), доказывали древнее и благородное происхожденіе своего рода отъ Тимофѣя Лускины-Зарановскаго, владѣвшаго помѣстьемъ Зараново еще до 1500 г. Сынъ его Стефанъ, войтъ
г. Витебска, получилъ отъ короля Сигизмунда Августа въ 1565 г. привиллегію на владѣніе землями. Юрій Лускина, за различныя услуги и полезную дѣятельность получилъ отъ коммисаровъ короля Владислава IV, назначенныхъ для разграниченія княжества Литовскаго съ Россіей въ 1648 г., удостовѣрительный документъ, въ которомъ онъ былъ рекомендованъ королю. На основаніи представленныхъ привиллегій, документовъ актовъ и другихъ доказательствъ, Лускины доказали свое дворянское состояніе до 8 колѣна.
90. Любошчинскіе.
Любошчинскіе, герба «Гоздава» (рис. 90) доказывали свое благородное происхожденіе отъ родныхъ братьевъ Данилы и Ивана Любошчинскихъ, владѣвшихъ въ Витебскомъ воеводствѣ помѣстьями и исполнявшихъ дворянскія должности и службы. Сыновья ихъ упоминаются при размежеваніи между ними земель Любошчизны въ 1552 г. Съ третьяго по седьмое колѣно доказывали привиллегіей короля Сигизмунда III 1589 г. и многими другими документами и актами. Въ восьмомъ поколѣніи, судья земскій Витебской провинціи, Игнатій Любошчинскій съ дѣтьми, доказалъ свое потомственное дворянство и владѣніе родовыми землями.
91. Ляховскіе.
Дворяне Ляховскіе, герба «Пилава» (рис. 80), владѣли издавна помѣстьями и занимали различныя должности Андрей Ляховскій — коморникъ Черскій 1647 г. Юрій Ляховскій, служившій въ войскахъ княжества Литовскаго, былъ женатъ на Воротынцевой и взялъ въ приданое часть помѣстья Серокоротни (съ 1676 года). Родъ Ляховскихъ доказалъ свое дворянство за пять поколѣній.
— 158 —

92. Малиновскіе.
Родъ дворянъ Малиновскихъ, герба «Побугъ» (рис. 22), по описанію Несецкаго, дѣлится на двѣ вѣтви: одна вѣтвь герба «Слѣповронъ» (рис. 26), изъ Любельскаго воеводства переселилась въ Ржечицкій повѣтъ, другая — герба «Побугъ» (рис. 22) именуется изъ Кельницы и Малинова Малиновскіе. Изъ этой вѣтви Стефанъ Малиновскій, судья Радомскій имѣлъ сыновей — стольника Подлясскаго и кравчаго Дрогичинскаго. Антоній Малиновскій, премьеръ-маіоръ коронныхъ войскъ, выйдя въ отставку, получилъ доступъ къ Петербургскому Двору, гдѣ за оказанныя услуги былъ награжденъ. Антоній Малиновскій съ сыновьями и племянниками своими, былъ признанъ въ потомственномъ дворянствѣ, на основаніи представленныхъ имъ документовъ и актовъ.
93. Манувиры.
Яковъ Манувиръ, герба «Корчакъ» (рис. 50), издавна былъ помѣщикомъ княжества Жмѵдзкаго, и переселившись въ Минское воеводство, владѣлъ помѣстьемъ Груздовъ. Потомокъ Якова, въ четвертомъ поколѣніи, на основаніи представленныхъ доказательствъ, признанъ былъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
94. Маркевичи.
Дворяне Маркевичи, герба «Остоя» (рис. 3), издавна жили въ в. княжествѣ Литовскомъ и родъ ихъ былъ весьма многочисленъ. Иванъ и Станиславъ Маркевичи — въ княжествѣ Жмудскомъ, 1648 г. Александръ, Юрій и Владиславъ — въ повѣтѣ Упитскомъ. Стефанъ и Станиславъ — въ Слонимскомъ повѣтѣ 1674 г. Янъ
Іеронимъ — войски Мстиславскій и т. д. Изъ этого же рода Петръ Лукашовичъ Маркевичъ, женившись на Радзишевской, взялъ въ приданое земли въ окрестностяхъ Усвятскаго воеводства и поселился тамъ. Потомки его, владѣвшіе безпрерывно родовыми землями доказали свое дворянство за четыре поколѣнія. Петръ Лукашевичъ Маркевичъ былъ католикъ, но дѣти и дальнѣйшіе потомки его, были православные.
95. Мароны.
Дворяне Мароны пользовались гербомъ «Гоздава» (рис. 90) Иванъ-Богданъ Маронъ изъ Трокскаго воеводства, переселившись въ Витебское, пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе помѣстье Гапоновщизно 1706 г. У него было два сына: одинъ былъ духовнымъ лицомъ, другой же имѣлъ трехъ сыновей, доказавшихъ свое дворянство, на основаніи представленныхъ ими документовъ и свидѣтельствъ Витебскаго дворянства.
96. Марцинкевичи.
Марцинкевичи, герба «Лабендзь» (рис. 96), издавна пользовались дворянскимъ состояніемъ и владѣли помѣстьями въ княжествѣ Жмудскомъ и Упитскомъ повѣтѣ. Изъ рода этого — Кристофъ Марцинкевичъ за военныя заслуги, во время служенія въ польскихъ войскахъ, награжденъ былъ отъ Усвятскаго староства землями, коими его потомки владѣли въ теченіи семи поколѣній. На основаніи представленныхъ доказательствъ, роду дворянъ Марцинкевичей сохранено было дворянское состояніе.
97. Мацкевичи.
Мацкевичи, герба «Махвичъ» (рис. 97), доказывали свое происхожденіе
— 159 —

отъ Михаила Мацкевича, имѣвшаго въ Витебской провинціи помѣстье, что подтверждается документомъ 1669 г. Дворяне Мацкевичи, на основаніи представленныхъ документовъ, подтвердили свое дворянство до четвертаго поколѣнія.
98. Менжинскіе.
Изъ рода Менжинскихъ, герба «Косцѣша» (рис. 5) Балтазаръ Менжинскій, переселившись съ Литвы въ Витебскую провинцію и женившись на дѣвицѣ Лускиной, пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе Любачевъ и др. земли. Дворяне Менжинскіе доказали свое благородное происхожденіе документами и свидѣтельствами, на основаніи чего и были оставлены въ томъ же дворянскомъ достоинствѣ.
99. Микоши.
Изъ рода Микошей, герба «Котвицъ» (рис. 99) Петръ Владиславовичъ Микоша, переселившись изъ воеводства Смоленскаго въ Витебское, пріобрѣлъ тамъ земли Друковъ, Морозовъ, Ранены и др. Сынъ его Карлъ упоминается въ инструкціи, данной посламъ на Гродненскій сеймъ 1687 г., для представленія его къ королевской наградѣ какъ за отошедшія отъ него земли въ Смоленскомъ воеводствѣ и за крымскій плѣнъ, такъ и за извѣстныя заслуги во время служенія его въ войскѣ. Дворяне Микоши, въ подтвержденіе древняго и благороднаго происхожденія, представили королевскія привиллегіи и патенты, документы, акты и др. письменныя доказательства, на основаніи чего были признаны и подтверждены въ прежнемъ дворянскомъ достоинствѣ.
100. Мицкевичи.
Мицкевичи, герба «Наленчъ» (рис. 100). Изъ этого рода Адамъ, около
1632 г. владѣлъ помѣстьемъ въ Витебскомъ воеводствѣ. Сынъ его Людовикъ — провентовый писарь Усвятскаго воеводства, за оказанныя имъ заслуги награжденъ былъ землями, коими потомки его владѣли до шестого колѣна и, на основаніи представленныхъ документовъ, доказали свое дворянство.
101. Милькевичи.
Родъ Милькевичей издавна владѣлъ въ Кіевскомъ и Черниговскомъ воеводствахъ помѣстьями и землями, пожалованными около 1400 г. предкамъ зтого рода королемъ Владиславомъ Ягеллой, за воинскіе подвиги противъ Ливонскихъ рыцарей. Предокъ дворянъ Милькевичей въ сраженіи отнялъ у непріятеля знамя, которое поднесъ королю, за что и былъ награжденъ гербомъ «Любичъ» (рис. 15). Послѣ отнятія отъ Польши Кіева, Чернигова и др. воеводствъ, Захарія Милькевичъ, оставивъ значительныя имѣнія въ тѣхъ воеводствахъ, переселился въ Трокское воеводство, и близь прусской границы пріобрѣлъ земли Клешковле и др. Потомство Милькевичей доказало, на основаніи представленныхъ документовъ, свое дворянское состояніе за шесть поколѣній, а также владѣніе землями и помѣстьями.
102. Минковскіе.
Предокъ рода Минковскихъ, герба «Незгода» (рис. 11) — Станиславъ Минковскій, за военные подвиги, получилъ отъ короля Владислава IV привилегію на деревни: Машкинъ, Копытово, Федорово, Марово и др. — всѣ въ Смоленскомъ воеводствѣ. Послѣ присоединенія Смоленска къ Россіи, Станиславъ Минковскій, оставивъ пожалованное ему имѣніе, переселился въ Витебскую провинцію, въ кото-
— 160 —

рой сынъ, внукъ и правнукъ его пользовались всѣми правами, дворянскому достоинству присвоенными.
103. Мисевичи.
Родъ Мисевичей, герба «Елита» (рис. 16) существовалъ въ княжествѣ Жмудзскомъ, о чемъ имѣются свѣдѣнія въ хроникѣ Несецкаго. Крыштофъ, судья на трибуналѣ 1621 г. Юрій Адамовичъ Мисевичъ, выѣхавъ въ Бѣлую Русь въ 1715 году, женился на дворянкѣ той же провинціи и взялъ въ приданое часть имѣнія Марковщизно. Потомки его. въ четвертомъ колѣнѣ, доказали, на основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, свое дворянское происхожденіе.
104. Могучіе.
Дворяне Могучіе, герба «Шелига» (рис. 104) доказывали свое происхожденіе отъ Семена Могучаго, владѣвшаго въ XVI ст. землями въ Оршинскомъ повѣтѣ. Родъ Могучихъ, на основаніи представленныхъ королевскихъ привиллегій, различныхъ актовъ и документовъ, доказалъ свое дворянское состояніе за семь поколѣній, а также непрерывное владѣніе родовыми и пріобрѣтенными землями и помѣстьями въ повѣтахъ Оршинскомъ, Слонимскомъ и въ воеводствахъ Витебскомъ и Полоцкомъ.
105. Монтвиллы.
Древній благородный родъ Монтвилловъ, герба «Колюмна» (рис. 105) происшедшій отъ Литовскаго князя Монтвиллы, правнука Палемона, съ теченіемъ долгаго времени хотя и утратилъ прежнее значеніе и могущество, тѣмъ не менѣе, потомки этого рода до сихъ поръ владѣли помѣстьями въ Ковенскомъ повѣтѣ и,
на основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, дали неопровержимыя доказательства своего древняго и благороднаго происхожденія.
106. Мордасевичи.
Мордасевичи, герба «Морделіо» (рис. 106) издавна пользовались правами и преимуществами дворянскаго состоянія, а также владѣли помѣстьями и землями въ различныхъ воеводствахъ. земляхъ и повѣтахъ. Предокъ этого рода Моисей Мордашъ Жилинскій владѣлъ въ Тройскомъ воеводствѣ помѣстьемъ Жилины, коимъ его потомки владѣли въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній, что подтверждается декретомъ подкоморскаго суда воеводства Трокскаго 1571 г. Въ третьемъ поколѣніи Жилинскіе стали подписываться Мордасевичами-Жилинскими. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, въ числѣ коихъ были метрики о св. крещеніи, Мордасевичи доказали свое потомственное дворянство и владѣніе землями и помѣстьями.
107. Морелевскіе.
Родъ Морелевскихъ, герба «Прусъ I» или «Тужина» (рис. 107), доказывалъ свое благородное происхожденіе отъ предка Августина Морелевскаго. женатаго на Маріаннѣ Домбской. Сынъ ихъ Станиславъ въ 1688 г. получилъ такъ называемый «Базилевскій ланъ», составляющій часть земель «Новаго Села». Изъ этого рода: Станиславъ-Антоній Морелевскій — сначала секретарь короля, затѣмъ подчашій Винницкій († 1708 г.). Іосифъ Морелевскій — докторъ теологіи (1819 г.).
Дворяне Морелевскіе, на основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, въ числѣ коихъ было удостовѣреніе 1808 г. отъ предводителя дво-
— 161 —

рянства Витебской провинціи Іосифа Жабы, во внесеніи въ родословныя книги той же провинціи Ипполита Морелевскаго, доказали свое дворянство за семь поколѣній.
108. Небжидовскіе.
Небжидовскіе, герба «Бялыня» (рис. 55), отъ Якова съ Небжидъ Небжидовскаго, имѣвшаго помѣстье въ Мазовецкомъ воеводствѣ. Сыновья его подтверждаются документомъ отъ 1611 г. Дворяне Небжидовскіе, въ седьмомъ поколѣніи, на основаніи представленныхъ документовъ, актовъ и дипломовъ на военныя должности, доказали свое благородное происхожденіе и потомственное дворянство.
109. Немиры.
Немиры (Немировы) пожалованные на Городельскомъ сеймѣ 1413 г гербомъ «Ястржембецъ» (рис. 43), съ давнихъ временъ пользовались дворянскимъ состояніемъ и владѣли землями и помѣстьями. Предокъ этого рода именовался Нагора, отъ него потомство Немировъ. Изъ нихъ Иванъ Ходкевичъ Карачевскій-Немира владѣлъ помѣстьемъ въ Новогродскомъ повѣтѣ (1525 г.). Сынъ его Ѳома, поселившись въ Витебскомъ воеводствѣ, получилъ отъ жены имѣніе Непороты (1627 г.). На основаніи представленныхъ доказательствъ, дворяне Немиры подтвердили свое потомственное дворянство и непрерывное владѣніе помѣстьями и землями.
110. Новацкіе.
Новацкіе, герба «Любичъ» (рис. 15), отъ Якова Казимира Новацкаго — подчашіяго Ржечицкаго, переселившагося изъ Житомирскаго повѣта въ Витебское воеводство. За оказанныя заслуги Яковомъ Новацкимъ и его
предками, король Іоаннъ Казимиръ привиллегіей 1664 г. пожаловалъ ему земли Дзвонецъ въ Ржечицкомъ повѣтѣ. Сынъ его Игнатій — судья земскій Витебскій владѣлъ обширными помѣстьями въ Витебскомъ воеводствѣ и въ Оршинскомъ повѣтѣ. Потомки Якова-Казимира доказали свое дворянство до пятаго поколѣнія.
111. Олешковскіе.
Олешковскіе, герба «Окунь» (рис. 111), отъ Флоріана Олешки Олешковскаго, войсковаго Владимірскаго повѣта и королевскаго секретаря, около 1609 г. Потомки его владѣли помѣстьями въ Витебскомъ воеводствѣ и, на основаніи представленныхъ документовъ, доказали свое дворянство за шесть поколѣній.
112. Онацкевичи.
Онацкевичи, герба «Яцына» (рис. 112), доказывали свое благородное происхожденіе отъ Николая Онацкевича, дворянина Витебской провинціи, владѣвшаго помѣстьемъ Онашкевичъ, что подтверждали документомъ 1583 г. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ родъ Онацкевичей доказалъ свое дворянское достоинство до 8-го поколѣнія.
113. Осиповскіе.
Родъ Осиповскихъ, герба «Лодзя» (рис. 113), издавна пользовался дворянскимъ состояніемъ и владѣлъ многими помѣстьями и землями. Изъ этого рода Василій Осиповскій владѣлъ въ Витебской провинціи родовыми помѣстьями Замосточе, Чернице, Коледзевиче, Займищи, Шациново и др. (до 1589 г.). Потомство Василія Осиповскаго непрерывно владѣвшее помѣстьями, на основаніи представленныхъ документовъ, доказало благо-
— 162 —

родное свое происхожденіе и дворянское состояніе до 7-го колѣна.
114. Островскіе.
Древній благородный родъ Островскихъ, герба «Корчакъ» (рис. 50), издавна пользовался въ Польшѣ правами дворянскаго состоянія. Изъ этого рода Петръ Островскій, владѣлецъ помѣстій Горки и Любичъ въ Полоцкомъ воеводствѣ (1681 года), имѣлъ сына Николая. Потомки Петра Островскаго, на основаніи представленныхъ ими доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
115. Павловскіе.
Павловскіе, герба «Лелива» (рис. 115), отъ Михаила Антонія Павловскаго, имѣвшаго помѣстье въ Витебскомъ воеводствѣ, около 1666 г. Потомки его владѣли помѣстьями и землями, и въ пятомъ поколѣніи доказали свое потомственное дворянство, на основаніи представленныхъ документовъ и актовъ.
116. Паплонскіе.
Паплонскіе, герба «Любичъ» (рис. 15) доказывали свое благородное происхожденіе отъ Ивана Вильбатовича Паплонскаго, подвоеводы Витебскаго, владѣвшаго въ Витебской провинціи помѣстьями Новоселокъ, Бялыничъ, Дойгалово и др. (Документы 1644, 1670, 1671, 1688 гг.). Потомки его, въ 5-мъ колѣнѣ, доказали свое благородное происхожденіе и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
117. Петрусевичи.
Родъ Петрусевичей, герба «Тромбы» (рис. 117), по описанію Несецкаго, издавна пользовался дворянскимъ со-
стояніемъ и владѣлъ землями въ княжествѣ Жмудскомъ. Изъ этого рода Мельхіоръ Петрусевичъ — писарь гродскій Упитскій (1601 г.). Юрій Петрусевичъ, владѣвшій осѣдлостью въ Полонговскомъ повѣтѣ на Жмудзи, имѣлъ двоихъ сыновей. Одинъ изъ нихъ — Петръ, переселившись въ Витебскую провинцію, женился на дворянкѣ той же провинціи (около 1775 г.).
118. Пжевальскіе.
Родъ Пжевальскихъ происходитъ отъ Онисима Пжевальскаго, сыну котораго Корнилу Онисимовичу, за оказанныя имъ воинскія заслуги, король Стефанъ Баторій, привиллегіей 1581 г. пожаловалъ дворянское достоинство и гербъ «Лукъ» (рис. 118). На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ Пжевальскихъ Витебской провинціи доказалъ свое благородное происхожденіе за 7 поколѣній, и былъ признанъ въ потомственномъ дворянствѣ.
119. Пжесмыцкіе.
Пжесмыцкіе, герба «Пжерова» (рис. 34), доказывали свое происхожденіе отъ Адама Пжесмыцкаго, владѣвшаго осѣдлостью въ Дрогичинской землѣ въ Польшѣ и пользовавшагося правами дворянскаго состоянія, что подтверждали конституціей коронаціоннаго сейма короля Владислава IV въ 1627 г. Сыновья его, переселившись въ Витебскую провинцію, пріобрѣли въ вѣчное владѣніе различныя помѣстья и земли (документы 1645, 1680, 1689 и др.). Янъ Пжесмыцкій — коморникъ Витебскій, упоминается конституціей на сеймѣ 1677 г. въ качествѣ московскаго плѣнника. Родъ Пжесмыцкихъ, на основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, доказалъ свое благородное
— 163 —

происхожденіе до 9 колѣна и признанъ былъ въ потомственномъ дворянствѣ.
120. Плавинскіе.
Плавинскіе, герба «Плятеръ» (рис. 120), отъ Ивана Плавинскаго, владѣвшаго помѣстьемъ въ Лидскомъ повѣтѣ. Сыновья его, будучи виновниками смерти Ольшевскаго, спасая свою жизнь, переселились въ Витебское и Полоцкое воеводства. Потомки ихъ въ 1768 г. вернулись въ Лидскій повѣтъ и владѣли тамъ помѣстьями. Дворяне Плавинскіе на основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, доказали свое происхожденіе отъ предка Ивана Плавинскаго, а также свое дворянство за шесть поколѣній.
121. Плеваки.
Дворяне Плеваки выводили свой родъ отъ Матвѣя Плеваки, герба «Пжегоня» (рис. 121), сынъ котораго Бенедиктъ, переселившись въ Витебское воеводство, женился на дворянкѣ Склотовской. Потомки Бенедикта въ четвертомъ колѣнѣ, на основаніи представленныхъ ими доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
122. Погоскіе.
Древній родъ Ольферовъ, герба «Богорія» (рис. 7), сталъ именоваться отъ родоваго имѣнія Погостищи — Погоскими. Изъ этого рода въ 7 колѣнѣ — Яковъ Погоскій — бывшій въ московскомъ плѣну, что подтверждается документомъ 1660 г. Дворяне Погоскіе, непрерывно въ теченіи десяти поколѣній владѣли родовымъ имѣніемъ Погостищи, а также и др. помѣстьями и землями. На основаніи представленныхъ ими многочислен-
ныхъ документовъ и актовъ, начиная съ 1524 г., Погоскіе доказали благородное свое происхожденіе и дворянское состояніе до 11 колѣна.
123. Подвинскіе.
Дворяне Подвинскіе, герба «Лукъ» (рис. 118), отъ Николая Наркевича Подвинскаго, имѣвшаго сыновей и дальнѣйшее потомство. Родъ Подвинскихъ, на основаніи представленныхъ документовъ и актовъ (съ 1651 г.), доказалъ свое дворянство до 6 поколѣнія, а также владѣніе землями и помѣстьями.
124. Подгайскіе..
Родъ Подгайскихъ, герба «Побугъ» (рис. 22), отъ Андрея Урбановича Подгайскаго, владѣвшаго сначала въ Слонимскомъ повѣтѣ помѣстьемъ Высмянтовичи, а потомъ въ повѣтѣ Новгородскомъ — помѣстьемъ Малоселки. Потомки его переселились въ Витебскую провинцію и владѣли тамъ помѣстьемъ. Подгайскіе четвертаго колѣна доказывали свое дворянство, которое и было за ними признано и подтверждено.
125. Пожецкіе.
Родъ Пожецкихъ, герба «Помянъ» (рис. 60), доказывалъ свое благородное происхожденіе отъ кн. Александра Корибутовича, владѣвшаго на Волыни землями Пурычи, по которымъ сталъ именоваться Пурыцкимъ. У него отъ брака съ кн. Уховской (1545 г.) было два сына Дмитрій и Янушъ Корибутовичи-Пурыцкіе. Дмитрій погибъ на войнѣ съ татарами, а Янушъ за военные подвиги награжденъ былъ королемъ гербомъ сначала «Домброва», а затѣмъ «Помянъ». Одинъ изъ сыновей Януша, переселившись въ Краковское воеводство сталъ имено-
— 164 —

ваться Пужецкимъ. Потомки его въ 4 и 5 колѣнѣ, владѣя тамъ помѣстьями и землями, пріобрѣли еще недвижимости въ Лидскомъ и Ошмянскомъ повѣтахъ, гдѣ стали писаться Пожецкими. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, родъ Пожецкихъ доказалъ свое потомственное дворянство за семь поколѣній.
126. Поземковскіе.
Родъ Поземковскихъ, пожалованный королемъ Станиславомъ Августомъ на коронаціи 1764 г. гербомъ «Побугъ» (рис. 22). былъ нобилитированъ на Варшавскомъ сеймѣ и подтвержденъ коронаціонной конституціей.
127. Помарнацкіе.
За храбрую оборону Смоленскаго замка, Юрію Пацовичу изъ рода Падавъ, воеводѣ Виленскому, старостѣ Полоцкому, пожалованъ былъ гербъ «Гоздава» (рис. 90). Юрій Пацовичъ, по владѣнію своему Поморнокахъ въ Вилкомірскомъ повѣтѣ, сталъ именоваться Пацовичемъ-Помарнацкимъ; отъ него произошелъ родъ Помарнацкихъ. Дворяне Помарнацкіе владѣли въ Витебскомъ воеводствѣ и въ разныхъ повѣтахъ помѣстьями и на основаніи представленныхъ ими документовъ (съ 1658 г.) доказали до 6 колѣна свое дворянское достоинство.
128. Пушкины.
Пушкины, герба «Шелига» (рис. 104), издавна владѣли осѣдлостями въ Новогродскомъ, Минскомъ и Мстиславскомъ воеводствахъ. Изъ рода этихъ Пушкиныхъ — Матвѣй Пушкинъ владѣлъ въ Полоцкомъ воеводствѣ помѣстьемъ Горки, проданнымъ его сыномъ, который переселился послѣ
въ Витебскую провинцію. Потомки его въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній владѣли въ Витебской провинціи помѣстьями Новосело, Пнево, Монахи и др. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, Пушкины доказали свое дворянское состояніе за пять поколѣній.
129. Пышницкіе.
Пышнпцкіе, герба «Головня» (рис. 129), доказывали благородное свое происхожденіе отъ предка Ахрема Головни, сынъ котораго — Петръ владѣлъ помѣстьемъ Покрышекъ Горъ или Городка, что подтверждали документомъ 1551 г. Потомки его владѣли въ теченіи восьми поколѣній родовыми и пріобрѣтенными помѣстьями и землями, что подтверждается цѣлымъ рядомъ документовъ и актовъ, начиная съ 1556 г. Богданъ — сынъ Петра Ахремовича — владѣлъ (съ 1568 г.) помѣстьемъ Пышникъ, отъ названія котораго Головни стали писаться Пышницкими. На основаніи представленныхъ королевскихъ привиллегій и др. документовъ, Пышницкіе доказали свое дворянство до 9 колѣна и владѣніе родовыми имѣніями.
130. Пясецкіе.
Древній родъ Пясецкихъ, герба «Шаховница» (рис. 130), издавна владѣлъ помѣстьями на Литвѣ и Подоліи. Изъ этого рода, какъ упоминаетъ хроника Гвагнина, былъ во времена Сигизмунда Августа (1562 г.) Иванъ Пясецкій, поручикъ кн. Вишневецкаго, во время войны взятый турками въ плѣнъ, въ которомъ и умеръ. Дворяне Пясецкіе Витебской провинціи вели свою родословную отъ Якова Пясецкаго — конюшаго в. княжества Литовскаго, владѣвшаго въ 1580 г. помѣстьями Своятычъ, До-
— 165 —

миники, Островщицы и Шашки. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, потомки Якова Пясецкаго доказали свое дворянство до пятаго поколѣнія.
131. Радзишевскіе.
Дворяне Радзишевскіе, герба «Любичъ» (рис. 15), издавна были почтены дворянскимъ достоинствомъ и владѣли помѣстьями въ Полѣсскомъ и Мазовецкомъ воеводствахъ и Бѣльской землѣ. Изъ этого рода Иванъ Радзишевскій за военные подвиги въ войнѣ съ Россіей, награжденъ былъ отъ Усвятскаго воеводства землями, коими потомки его владѣли до 6 поколѣнія и пользовались всѣми правами благороднаго сословія. На основаніи представленныхъ свидѣтельствъ, родъ Радзишевскихъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
132. Рамши.
Родъ Рамшей, герба «Шашоръ» или «Орелъ» (рис. 132), происходитъ отъ предка Ивана съ Рамеля Рамши — коморника Витебскаго воеводства. Потомки его владѣли помѣстьями и землями и пользовались всѣми правами дворянскаго состоянія. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, родъ Рамшей доказалъ свое благородное происхожденіе до 6 колѣна и былъ признанъ въ потомственномъ дворянствѣ.
133. Ратомскіе.
Ратомскіе, герба «Побугъ» (рис. 22), доказывали свое происхожденіе отъ Ивана Ратомскаго, переѣхавшаго въ Витебскую провинцію, сыновья и внуки котораго, пользовались тамъ всѣми правами дворянскаго сословія. Въ доказательство своего благород-
наго происхожденія Ратомскіе представили свидѣтельство 1774 г. Витебскаго служилаго дворянства, въ томъ, что Ратомскіе, дѣйствительно, пользовались всѣми правами и преимуществами дворянскаго состоянія, на основаніи чего и были подтверждены въ томъ же дворянскомъ достоинствѣ.
134. Рачинскіе.
Рачинскіе, герба «Наленчъ» (рис. 100), отъ Матіаша Рачинскаго, владѣвшаго въ Полоцкомъ воеводствѣ помѣстьемъ Оболь (документы съ 1683 по 1691 г.). Одинъ изъ его сыновей въ 1706 г. пріобрѣлъ въ вѣчное владѣніе им. Оступищи, коимъ потомки его владѣли въ теченіи четырехъ поколѣній. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Рачинскихъ былъ признанъ въ потомственномъ дворянствѣ.
135. Рексьци.
Родъ Рексьцей, герба «Остоя» (рис. 3), отъ Христофора Рексьци, помѣщика Лидскаго воеводства, служившаго въ польскихъ войскахъ и вышедшаго въ отставку въ 1660 г. Дальнѣйшее его потомство, въ теченіи четырехъ поколѣній, владѣло помѣстьями и землями въ Витебскомъ воеводствѣ и пользовалось правами благороднаго сословія. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Рексьцей былъ сохраненъ въ томъ же дворянскомъ достоинствѣ.
136. Родзевичи.
Родзевичи, герба «Рудница» или «Настемпъ» (рис. 136), владѣвшіе помѣстьями въ Ошмянскомъ повѣтѣ, происходятъ отъ Фердинанда Пульвина Родзевича. Фердинандъ Родзевичъ, во время военныхъ дѣйствій,
— 166 —

служилъ подъ знаменемъ Витебскаго воеводства и за храбрость и другіе военные подвиги противъ казацкаго предводителя, Дмитрія Долгоноса, получилъ въ 1525 г. отъ Никифора Бирюли патентъ на сотничество Витебской хоругви. Потомки его, въ теченіи восьми поколѣній владѣли осѣдлостями и жили въ Ошмянскомъ повѣтѣ. На основаніи представленныхъ Родзевичами документовъ и свидѣтельствъ, родъ ихъ признанъ былъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
137. Роли.
Роли, герба «Роля» (рис. 137), доказывали свое происхожденіе отъ Павла съ Доброгостовъ Роли, въ подтвержденіе чего представляли декретъ трибунала 1655 г. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Ролей, какъ издавна пользовавшійся правами благороднаго сословія, доказалъ и былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
138. Романовскіе.
Дворяне Романовскіе, герба «Боньча» (рис. 47), издавна владѣвшіе помѣстьями на Руси въ Холмской землѣ, доказывая свое благородное происхожденіе, ссылались на Лаврентія Романовскаго, владѣвшаго въ той же землѣ помѣстьемъ Прусичъ. Одинъ изъ сыновей Лаврентія, переселившись въ кн. Жмудское, владѣлъ тамъ помѣстьями. Въ 3-емъ поколѣніи Станиславъ Романовскій — ротмистръ полка Сапѣги, подскарбія в. к. Литовскаго. Дворяне Романовскіе, въ теченіи пяти поколѣній, непрерывно владѣли родовыми помѣстьями Прусичъ и др , а также пріобрѣтенными имѣніями въ разное время въ Витебской провинціи. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ дворянъ Романовскихъ былъ признанъ въ потомственномъ дворянствѣ.
139. Рошковскіе.
Рошковскіе доказывали свое благородное происхожденіе отъ предковъ, владѣвшихъ издавна помѣстьями на Полѣсьи въ Бѣльской землѣ, изъ коихъ Леонардъ Лось-Рожковскій, герба «Огоньчикъ» (рис. 139), владѣлъ имѣніями Лоси, Рожки, Беньково и др. (ок. 1594 г.). Въ 5-мъ колѣнѣ, Станиславъ Беньковскій, переселившись въ Витебское воеводство и сдѣлавшись коморникомъ того-же воеводства, пріобрѣлъ въ 1733 г. пом. Гапоновщизно. Дѣти Станислава Беньковскаго, въ доказательство своего происхожденія по прямой линіи отъ дворянъ Рошковскихъ на Полѣсіи, представили родословную, свидѣтельства и документы. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Рошковскихъ доказалъ свое благородное происхожденіе и владѣніе родовыми имѣніями.
140. Рудзинскіе.
Рудзинскіе, по описанію Несецкаго, дѣлятся на двѣ вѣтви: одна — Красовскихъ съ Рудны, именуются Рудзинскими, другая — Орчиковъ съ Рудна Рудзинскихъ, герба «Прусъ 3» или «Нагоды» (рис. 140). Карлъ Орчикъ Рудзинскій на Мазовіи — въ Цѣхановской землѣ владѣлъ родовыми землями Урочище, Рудна и Кмеце. Матвѣй Рудзинскій, продавъ наслѣдственныя помѣстья въ Цѣхановской землѣ, вступилъ на службу въ гвардію польскихъ коронныхъ войскъ. Выйдя въ отставку послѣ долгой службы, Матвѣй Рудзинскій былъ назначенъ начальникомъ гарнизона, староства Велижскаго (ок. 1746 г.). На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, родъ Орчиковъ-Рудзинскихъ былъ подтвержденъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
— 167 —

141. Русецкіе.
Рѵсецкіе, герба «Равикъ» (рис. 141), доказывали свое происхожденіе отъ Богдана Русецкаго, владѣвшаго помѣстьями сначала въ Сандомірскомъ и Любечскомъ, а затѣмъ въ Полоцкомъ и Минскомъ воеводствахъ. Одинъ изъ его сыновей, выплативъ братьямъ принадлежавшія имъ части, владѣлъ всѣми наслѣдственными помѣстьями, и землями (1774 г.). Потомки Богдана Русецкаго, на основаніи представленныхъ документовъ, доказали свое дворянство за 7 поколѣній.
142. Рылло.
Дворяне Рылло, герба «Венява» (рис. 87), доказывая свое дворянство, ссылались на одного изъ своихъ предковъ — Гавріила Юндзила Рылло, владѣвшаго осѣдлостью Макцишки въ Лидскомъ повѣтѣ. Сыновья его владѣли помѣстьями въ Полоцкомъ воеводствѣ, что подтверждаютъ документы 1649, 1651, 1652 и др. На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельствъ, родъ Рылло доказалъ въ 1773 г. свое дворянство до 6 колѣна и владѣніе родовымъ имуществомъ.
143. Рысинскіе.
Рысинскіе, герба «Лешчицъ» (рис. 143), доказывали, что родъ Лешчицевъ еще въ царствованіе Болеслава Смѣлаго пользовался почетомъ и многіе члены этого рода занимали высокія должности. Въ 1058 г. — Петръ Летчицъ, Архіепископъ Гнѣздненскій. Петръ Лешчицъ-Рысинскій, изъ Ленчицкаго воеводства, по словамъ одной современной хроники «весьма ученый человѣкъ» во время распространенія въ Европѣ «еретичества Гусса», издалъ въ 1524 г. книгу подъ заглавіемъ «Цензура мнѣнія Ивана Гусса». Янушъ
Лешчицъ-Рысинскій — каштелянъ Ковальскій, 1589 г. Сынъ его подкоморій Куявскій и посолъ на сеймы 1607 и 1613 гг. Въ 6-мъ поколѣніи, Казимиръ Рысинскій, чесникъ Слонимскій, пріобрѣлъ въ 1718 г. въ вѣчное владѣніе помѣстья въ Витебскомъ воеводствѣ. Въ 8-мъ колѣнѣ, Францъ Рысинскій, староста Рындзинскій имѣлъ отъ короля Станислава-Августа привиллегію 1768 г. на староство Рындзинское. На основаніи представленныхъ королевскихъ привиллегій, различныхъ документовъ и актовъ, родъ Рысинскихъ доказалъ за 8 поколѣній свое дворянское состояніе и непрерывное владѣніе многими родовыми помѣстьями и землями.
144. Сабилло.
Дворяне Сабилло, герба «Рудница» (рис. 136), доказывали свое происхожденіе отъ Ивана Сабиллы. начальника казачьихъ войскъ, которому в. кн. Литовскій Витольдъ, за военныя заслуги противъ непріятелей, пожаловалъ привиллегію на гербъ и земли Ивановщизно въ Ошмянскомъ повѣтѣ. Король Сигизмундъ I подтвердилъ Ивану Сабиллѣ привиллегію в. кн. Литовскаго. Потомки Ивана Сабиллы получали подтвержденія на право владѣнія землями Ивановщизно: отъ короля Сигизмунда Августа въ 1560 г. и отъ короля Казимира въ 1645 г. и др. На основаніи представленныхъ привиллегій, различныхъ актовъ и др. документовъ, родъ Сабилло доказалъ за 9 поколѣній свое дворянское достоинство.
145. Савиничи.
Родъ Савиничей, герба «Новина» (рис. 145), по описанію разныхъ хроникъ, издавна существовалъ на Литвѣ и многіе члены его занимали различныя государственныя должности и
— 168 —

службы. Ѳома Савиничъ — депутатъ на Pacta Conventa 1648 г. Иванъ Савиничъ — военный, сынъ его Лаврентій — судья Трокскій и другіе члены изъ этого рода были награждаемы должностями въ разн. воеводствахъ. Дворяне Савиничи, на основаніи представленныхъ ими документовъ, актовъ и свидѣтельствъ отъ дворянства, доказали свое дворянство и владѣніе помѣстьями и землями.
146. Саулуковичи.
Родъ Саулуковичей, герба «Лисъ» или «Мзура» (рис. 146), издавна владѣвшій помѣстьями въ Витебской провинціи, на основаніи представленной имъ родословной до 5 колѣна и свидѣтельствъ, былъ оставленъ по прежнему въ дворянскомъ достоинствѣ.
147. Склотовскіе.
Склотовскіе, герба «Доленга» (рис. 32), доказывали свое происхожденіе отъ Войцѣха Склотовскаго (1578 г.), сынъ котораго владѣлъ домомъ въ верхнемъ Витебскомъ замкѣ (1651 г.). Потомки его, въ теченіи семи поколѣній пользовались всѣми правами дворянскаго достоинства и владѣли многими помѣстьями и землями. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Склотовскихъ былъ признанъ и утвержденъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
148. Смоличи.
Родъ Смоличей, герба «Котвицъ» (рис. 99), по словамъ хроникъ Бѣльскаго и Окольскаго, имѣлъ осѣдлость въ Минскомъ воеводствѣ, въ Ошмянскомъ и Лидскомъ повѣтахъ. Изъ этого рода Николай Смоличъ — помѣщикъ Слонимскаго повѣта, пріѣхавъ
съ Витебскимъ подстоліемъ Булгакомъ въ Бѣлоруссію, въ теченіи нѣсколькихъ лѣтъ занималъ при немъ должность писаря Усвятскаго воеводства. Сыновья его владѣли помѣстьями Ранены и Яромино (документы 1729, 1730, 1732, 1736, 1739 и др.). На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Смоличей, какъ доказавшій свое дворянское состояніе за 4 поколѣнія и владѣніе родовыми землями, былъ признанъ и утвержденъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
149. Станкевичи.
Родъ Станкевичей, герба «Могила» (рис. 149), доказывалъ свое происхожденіе отъ Казимира Кисляка Станкевича, который, какъ и его потомство, владѣлъ имѣніемъ Марковщизны (завѣщаніе 1717 г.). Потомки его владѣли непрерывно въ теченіи четырехъ поколѣній этимъ имѣніемъ и доказали свое дворянское состояніе, на основаніи чего и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
150. Станкевичи-Биллевичи.
Родъ этотъ, герба «Могила» (рис. 149) издавна пользовался всѣми правами дворянскаго сословія, что подтверждаютъ документы — привиллегіи королей Сигизмунда-Августа 1581 г. и Сигизмунда III — 1599 г. Изъ этого рода — Флоріанъ Станкевичъ-Биллевичъ владѣя землями Станьки, имѣлъ 3 сыновей (1685 г.). Потомки его, продавъ Станьки, переселились въ Велижское староство, гдѣ пріобрѣли въ вѣчное владѣніе помѣстья. Станкевичи-Биллевичи, на основаніи представленныхъ ими привиллегій, документовъ и свидѣтельствъ, доказали за пять поколѣній свое дворянство, въ коемъ и были утверждены.
— 169 —

151, Стжемескіе.
Стжемескіе, герба «Любичъ» (рис. 15), отъ Ивана Побожанина Стжемескаго, владѣвшаго въ Витебской провинціи помѣстьями Куриловцево и Пушкаржевъ. Потомки его хотя и не представили письменныхъ доказательствъ о своемъ благородномъ состояніи, однако доказали владѣніе родовыми землями и пользованіе въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній всѣми правами, дворянскому сословію принадлежащими, на основаніи чего и были утверждены въ дворянскомъ достоинствѣ.
152. Стырыковичи.
Стырыковичи, герба «Ратульдъ» (рис. 152), отъ предка Михаила Стырыковича. Потомки его въ 4-мъ колѣнѣ жалованы были привиллегіями короля Іоанна-Казимира 1650 г. и Іоанна III — 1689 г., подтверждавшими привиллегіи прежде царствовавшихъ королей и утверждавшіе за Стырыковичами права и вольности дворянскаго состоянія, а также пользованіе родовыми и жалованными помѣстьями и землями. Родъ Стырыковичей, на основаніи представленныхъ королевскихъ привиллегій и др. документовъ, доказалъ свое происхожденіе по прямой линіи отъ Михаила Стырыковича, а также свое дворянство за восемь поколѣній, и былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
153. Суйковскіе.
Суйковскіе, герба «Корвинъ» (рис. 12), въ доказательство своего благороднаго происхожденія, ссылались на Гербовникъ Несецкаго, въ коемъ имѣются свѣдѣнія о родѣ ихъ: Касперъ Суйковскій — стольникъ Иновроцлавскій, посолъ на сеймъ 1628 г. Станиславъ — судья трибунальный.
Изъ этого же рода, Войцѣхъ Корвинъ Суйковскій, помѣщикъ Краковскаго воеводства, имѣлъ многочисленное потомство. Одинъ изъ его потомковъ 4 колѣна — Антоній Петровичъ Суйковскій, во время безкоролевія, вступилъ на военную службу къ кн. Огинскому, — съ которымъ переѣхалъ въ Бѣлоруссію. Потомки 5 колѣна представили документы и свидѣтельства отъ дворянства и доказали свое благородное состояніе, на основаніи чего и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
154. Сурмо или Шырмо.
Родъ Сурмо или Шырмо, герба «Любичъ» (рис. 15), отъ предка Евстахія Ширмы, скарбника Рожаньскаго, которому королева Бона пожаловала привиллегію на деревню Задорожъ въ Пинскомъ повѣтѣ, а когда эта привиллегія была утеряна, то король Сигизмундъ II вторично пожаловалъ Ширмѣ въ 1632 г. привиллегію на ту же деревню. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ Сурмо-Ширмо доказалъ свое дворянское достоинство за пять поколѣній.
155. Сутовичи.
Сутовичи, герба «Доленга» (рис. 32), отъ Даніила Сутовича изъ Жмуди, который въ царствованіе короля Сигизмунда III служилъ въ войскахъ и попавъ въ Полоцкое воеводство поселился тамъ и въ награду за военныя заслуги награжденъ былъ тѣмъ же королемъ привиллегіей на 12 влокъ земли Прухново, при Невельскомъ трактѣ. Въ послѣдствіи, земля эта была отнята силою графствомъ Невельскимъ. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Сутовичей доказалъ свое дворянство за пять поколѣній.
— 170 —

156. Сухорскіе.
Родъ Сухорскихъ. герба «Ястжембецъ» (рис. 43), отъ Леона Сухорскаго, владѣвшаго помѣстіемъ въ Витебской провинціи. Потомки его въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній пользовались правами дворянскаго сословія и владѣли помѣстьями. Въ 1767 г. въ помѣстья Сухорскихъ произошелъ сильный пожаръ, въ которомъ погибло семь человѣкъ, все имущество и всѣ документы, подтверждавшія дворянство Сухорскихъ. Не смотря на это, родъ Сухорскихъ, какъ издавна пользовавшійся дворянскимъ состояніемъ и владѣвшій помѣстьями и землями, былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
157. Сушко.
Дворяне Сушко, герба «Бялыня» (рис. 55), доказывая свое благородное происхожденіе, ссылались на Андрея Яковлевича Сушко, за военныя заслуги получившаго отъ короля Стефана Баторія привиллегію 1576 г. на владѣніе землями Нагуны въ Иштольской волости, а также грамоту на дворянство отъ короля Сигизмунда III — въ 1594 г. Потомки его въ 8 поколѣніи, на основаніи представленныхъ ими документовъ и родословной, доказали благородное свое происхожденіе по прямой линіи отъ предка ихъ Андрея, а также обладаніе родовыми землями, въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній, вслѣдствіе чего и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
158. Талько.
Родъ Талько, герба «Домброва» (рис. 42), доказывая свое благородное происхожденіе и владѣніе родо-
вымъ имуществомъ, указывалъ на своего предка Бартоломея Талько, прозваннаго отъ его имѣнія Пожече (въ Слонимск. повѣтѣ) — Пожецкимъ. У него было 4 сына, — изъ нихъ Юрій Талько-Пожецкій — храбрый воинъ, въ царствованіе Стефана Баторія (о немъ въ хроникѣ Несецкаго). Потомки Бартоломея Талько въ теченіи многихъ поколѣній владѣли непрерывно родовыми помѣстьями и доказали въ 8-мъ колѣнѣ свое благородное происхожденіе, на основаніи чего и были признаны по-прежнему въ дворянскомъ достоинствѣ.
159. Тжасковскіе.
Дворяне Тжасковскіе, герба «Тжаска» (рис. 14), доказывали происхожденіе отъ Ивана Тжасковскаго, владѣвшаго въ Витебской провинціи помѣстьями Добрынецъ и Комоссы. Потомки его въ 4-мъ колѣнѣ, одни въ Пинскомъ, другіе въ Оршинскомъ повѣтахъ имѣли помѣстья и земли. Изъ нихъ Антоній владѣлъ въ Витебской провинціи землями Бодзякинъ, Выдрее и др. и оставилъ въ 5-мъ колѣнѣ четырехъ сыновей, которые съ малолѣтними сыновьями доказали и были утверждены въ потомственномъ дворянскомъ достоинствѣ.
160. Трубины.
Дворяне Трубины, герба «Тромбы» (рис. 117), доказывали свое происхожденіе отъ Михаила съ Митровича Трубины, издавна владѣвшимъ помѣстьемъ въ Витебской провинціи (ок. 1621 г.). Потомки его, владѣвшіе въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній землями и пользовавшіеся правами дворянскаго сословія, въ 7 колѣнѣ доказали и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
— 171 —

161. Тулковскіе.
Тулковскіе, герба «Котвицъ» (рис. 99), по описанію Несецкаго, издавна жили по разнымъ воеводствамъ и повѣтамъ. Ѳома Тулковскій — стольникъ Сандомірскій. Николай — ловчій Рожанскій, отъ него Григорій Тулковскій, помѣщикъ Сандомірскаго воеводства, владѣлъ фольваркомъ Щоткино. Потомки его владѣли помѣстьями и землями и въ 4-мъ колѣнѣ, на основаніи представленныхъ ими доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
162. Фальковскіе.
Предокъ рода Фальковскихъ — Войцѣхъ Фальковскій, герба «Долива» (рис. 31), былъ дворянинъ и владѣлъ въ Смоленскомъ и Витебскомъ воеводствахъ помѣстьями, что подтверждаютъ документы 1626 и 1629 гг. Потомки его пользовались правами дворянскаго сословія и владѣли помѣстьями въ Витебской провинціи. На основаніи представленныхъ доказательствъ за пять поколѣній, родъ Фальковскихъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
163. Фельнеровичи.
Фельнеровичи, герба «Наленчъ» (рис. 100), доказывали свое благородное происхожденіе отъ Войцѣха Фельнеровича, помѣщика Любельскаго воеводства, сына котораго Павла свидѣтельствуютъ документы 1640 г. Потомки ихъ владѣли помѣстьями и землями въ Витебскомъ воеводствѣ и, на основаніи представленныхъ документовъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
164. Фонтана.
Родъ Фонтана, собственнаго герба «Фонтана» (рис. 164), издавна въ. Италіи въ провинціи Валисальда имѣлъ свою осѣдлость и принадлежалъ къ благородному сословію. Изъ этого рода — дѣти Рудольфа Фонтана, изучая науки въ разныхъ государствахъ, попали въ Польшу, гдѣ и поселились. Пріобрѣвъ дома въ Варшавѣ и земли за городомъ, они нажили большое состояніе, что подтверждаетъ.раздѣлъ 1751 г. Въ 3-мъ поколѣніи потомки, хотя и пользовались у себя на родинѣ дворянствомъ, все таки испросили себѣ признанія ихъ въ дворянствѣ королевства Польскаго. Имъ было подтверждено дворянство и ихъ гербъ коронаціонною конституціей 1764 г., а затѣмъ королемъ Станиславомъ-Августомъ въ 1768 г. Фонтаны, какъ дворяне — владѣли помѣстьемъ Обухова въ Витебской провинціи, а о другихъ помѣстьяхъ и земляхъ въ Варшавской области упоминается въ завѣщаніи 1773 г. Якова Фонтана, придворнаго архитектора.
165. Фронцевичи.
Предокъ дворянъ Фронцевичей, герба «Новина» (рис. 145), Христофъ Спокойскій Фронцевичъ издавна владѣлъ въ Витебскомъ воеводствѣ землями Зеленичъ и Осиновки, что подтверждается документами 1690 и 1701 гг. Потомки его многіе служили въ войскахъ и участвовали въ различныхъ военныхъ дѣйствіяхъ. На основаніи представленныхъ документовъ, актовъ и свидѣтельствъ, дворяне Фронцевичи доказали свое дворянство за пять поколѣній и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
— 172 —

166. Харковскіе.
Предокъ рода дворянъ Харковскихъ — Сасинъ Харковскій, дворянинъ Витебскаго воеводства владѣлъ землями, что подтверждается имѣющимися документами на владѣніе 1612, 1617 и 1634 гг. Кромѣ того дворяне Харковскіе представили завѣщанія 1652, 1692 и 1792 гг., подтверждавшія наслѣдственное владѣніе родовымъ имуществомъ шестью поколѣніями. Дворяне Харковскіе употребляютъ гербъ «Пилава» (рис. 80).
167. Хашковскіе.
Хашковскіе доказывали свое происхожденіе отъ предка ихъ Микулы Хашковскаго, герба «Пухала» (рис. 167) и представили различные документы съ 1556 г. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Хашковскихъ подтвердилъ свое благородное состояніе до 8 поколѣнія и былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
168. Хомичи.
Хомичи, герба «Хомонто» (рис. 168), въ доказательство своего благороднаго происхожденія, ссылались на Польскій Гербовникъ, въ которомъ сказано, что въ 1632 г. Мартынъ Хомичъ, того же герба, былъ въ числѣ подписавшихся при избраніи Короля Владислава IV. Потомки его занимая различныя дворянскія службы, владѣли помѣстьями сначала въ Вилкомірскомъ повѣтѣ, а затѣмъ въ Витебскомъ воеводствѣ. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Хомичей былъ признанъ въ дворянствѣ.
169. Храповицкіе.
Родъ Храповицкихъ происходитъ отъ Ивана Даніиловича Храповицка-
го, хорунжаго Витебскаго и посла на сеймъ 1589 г., герба «Гоздава» (рис. 90), владѣвшаго въ Витебск. воеводствѣ помѣстьями Храповичи и Лосвиде. Сыновья его: Антоній, сначала Смоленскій хорунжій 1653 г., а затѣмъ подкоморій, маршалокъ Посольской Избы 1665 г. и воевода Витебскій 1671 г. Іосифъ — хорунжій и подвоевода Витебскій. Дальнѣйшіе потомки Ивана Храповицкаго пользовались всѣми правами дворянскаго сословія, исполняли различныя государственныя должности и службы, и владѣли недвижимостями. На основаніи представленныхъ многочисленныхъ документовъ и актовъ за восемь поколѣній, родъ Храповицкихъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
170. Худзинскіе.
Худзинскіе, герба «Холева» (рис. 170), происходятъ отъ предка ихъ Александра Худзинскаго — подстолія Полоцкаго, помѣщика Полоцкаго воеводства. Потомки его владѣли помѣстьями и землями и въ четвертомъ колѣнѣ, на основаніи представленныхъ ими доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
171. Шаверновскіе.
Предокъ рода Шаверновскихъ, герба «Лелива» (рис. 115) — Станиславъ Шаверновскій еще до соединенія Польши съ Литвою владѣлъ родовыми землями Ушага-Ржавецъ въ Полоцкомъ воеводствѣ. Сынъ его Валентинъ владѣлъ кромѣ родовыхъ земель еще и пріобрѣтеннымъ имѣніемъ въ томъ же воеводствѣ (1572 г.). Онъ же получилъ отъ короля Стефана Баторія въ 1576 г. привиллегію на земли Ленартовщизно и др. Дальнѣйшее потомство владѣло непрерывно помѣстьями и землями. Въ 8-мъ колѣнѣ одинъ
— 173 —

изъ Шаверновскихъ получилъ въ 1770 г. отъ короля Станислава Августа привиллегію на староство Бобры. На основаніи представленныхъ многочисленныхъ документовъ и актовъ, родъ Шаверновскихъ доказалъ свое благородное состояніе и обладаніе родовыми имѣніями въ теченіи 8 поколѣній.
172. Шапки.
Родъ Шапокъ, герба «Шалава» (рис. 172), происходитъ отъ предка Севастіана Путиловскаго Шапки, сыновья котораго и дальнѣйшіе его потомки владѣли помѣстьями Марковщизно, Полосы и др. въ Витебской провинціи. На основаніи представленныхъ документовъ, родъ Шапокъ доказалъ свое дворянское состояніе за шесть поколѣній и былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
173. Шатковскіе.
Родъ Шатковскихъ, герба «Осенка» или «Брониковскій» (рис. 173.), отъ Василія Шатковскаго, имѣвшаго недвижимость въ Смоленскомъ воеводствѣ. Когда Смоленское воеводство было присоединено къ Россіи, Василій Шатковскій переселился въ Витебское воеводство, гдѣ потомки его владѣли землями. Въ 5 колѣнѣ, одинъ изъ потомковъ Василія на основаніи представленныхъ доказательствъ, доказалъ свое дворянское достоинство, въ которомъ и былъ признанъ.
174. Шидловскіе.
Шидловскіе, герба «Елита»(рис. 16), отъ Мартына Шидловскаго, помѣщика Витебск. провинціи, владѣвшаго кромѣ родовыхъ имѣній площадями въ г. Витебскѣ, что подтверждаетъ документъ 1640 г. Потомки его владѣли помѣстьями и въ 5 колѣнѣ до-
казали свое дворянство, въ коемъ и были утверждены.
175. Шильвинскіе.
Антоній Шильвинскій, герба «Сасъ» (рис. 6), имѣлъ помѣстье въ Подольскомъ воеводствѣ. Сынъ его Станиславъ, въ царствованіе Августа III, служилъ въ войскахъ, и по замиреніи края поселился въ Оршинскомъ повѣтѣ, гдѣ арендовалъ земли. Сынъ его Андрей Станиславовичъ пріобрѣлъ недвижимость Лотышково въ Витебской провинціи (въ 1764 г.) и на основаніи представленныхъ документовъ доказалъ свое дворянство, въ которомъ и былъ признанъ.
176. Шляхты.
Родоначальникъ дворянъ Шляхтовъ,— герба «Новина» (рис. 145), Люціанъ Шляхта имѣлъ сыновей, которые за военныя заслуги награждены были королемъ Сигизмундомъ-Августомъ въ 1551 г. двумя пустошами Мроковщизно и Шевелевщизно въ Витебскомъ воеводствѣ. На основаніи представленныхъ документовъ и актовъ, родъ Шляхтовъ доказалъ за 8 поколѣній свое дворянское состояніе, въ коемъ былъ признанъ и утвержденъ.
177. Шляхты.
Другая вѣтвь рода Шляхтовъ, того-же герба «Новина» (рис. 145), ведетъ свое родословіе отъ Луки Шляхты, потомки котораго получили въ 1619 г. отъ короля Сигизмунда III привиллегію, подтверждавшую привиллегію 1551 г. короля Сигизмунда-Августа (см. предъидущій очеркъ). На основаніи представленныхъ документовъ и свидѣтельства Витебскаго дворянства о благородномъ происхожденіи и состояніи Шляхтовъ за семь поколѣній, родъ этотъ былъ признанъ въ
— 174 —

потомственномъ дворянскомъ достоинствѣ.
178. Шульцы.
Шульцы, герба «Домбъ» (рис. 2), доказывали свое происхожденіе отъ Каспра и Александра Гульповскихъ-Шульцовъ, которые во время военныхъ дѣйствій были взяты въ плѣнъ и отправлены въ Смоленскъ, о нихъ же говорится въ конституціи 1676 г. Они владѣли въ Витебскомъ воеводствѣ помѣстьями Ширнево, Янково, въ наст. время называемое Шульцово. Потомки ихъ владѣли родовыми имѣніями и въ шестомъ колѣнѣ доказали свое дворянство, въ которомъ и были утверждены.
179. Щербинскіе.
Родъ Щербинскихъ, герба «Сципіонъ» (рис. 179), происходя отъ Ивана Щербинскаго, доказывалъ свое дворянское происхожденіе документами и актами, изъ коихъ явствуетъ, что этотъ родъ владѣлъ помѣстьями Катино въ Оршинскомъ повѣтѣ, Болтутъ въ Витебск. провинціи (1750 г.) и часть имѣнія Узлеево (1751 г.). На основаніи представленныхъ доказательствъ дворянскаго состоянія за 6 поколѣній, роду Щербинскихъ было сохранено и подтверждено дворянство.
180. Юшковскіе.
Предокъ рода Юшковскихъ — Эліашъ Юшковскій, за военныя заслуги, былъ нобилитированъ королемъ Сигизмундомъ III и пожалованъ гербомъ «Слѣповронъэ (рис. 26). Потомки его владѣли въ Полоцкомъ воеводствѣ помѣстьями и въ четвертомъ поколѣніи доказали свое дворянство.
181. Юшковскіе.
Другая вѣтвь рода Юшковскихъ, того-же герба «Слѣповронъ» (рис. 26), происходитъ отъ Ивана Юшковскаго, владѣвшаго родовымъ помѣстьемъ Добрынь въ Витебскомъ воеводствѣ, что доказываетъ процессъ 1634 г. Потомки его владѣли помѣстьями и доказали свое дворянское состояніе за семь поколѣній, на основаніи чего и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
182. Янушевскіе.
Изъ рода Янушевскихъ, герба «Домброва» (рис. 42), Петръ Янушевскій, во время военныхъ дѣйствій, вмѣстѣ съ войскомъ пришелъ въ Бѣлорусскій край, гдѣ за военныя заслуги награжденъ былъ свободными землями въ Усвятскомъ староствѣ. Потомки его владѣли этими землями въ теченіи 4 поколѣній и на основаніи представленныхъ доказательствъ были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
183. Янушковскіе.
Родъ Янушковскихъ доказывалъ свое благородное происхожденіе отъ Богдана Ждановича Янушковскаго, герба «Побугъ» (рис. 22). Потомки его владѣли помѣстьями и землями въ Витебской провинціи и представленными документами доказали за семь поколѣній свое благородное состояніе, на основаніи чего были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
184. Ярошевичи.
Родъ Ярошевичей, герба «Пжіяцель» (рис. 184), издавна владѣлъ помѣстьями въ Нурской землѣ. Предокъ этого рода — помѣщикъ той-же земли —
— 175 —

Фелиціанъ Квачинскій-Ярошевичъ имѣлъ многочисленное потомство. Одинъ изъ его внуковъ Юрій Ярошевичъ былъ намѣстникомъ гродскимъ Витебск. воеводства. Въ томъ-же воеводствѣ Юрій купилъ въ 1710 г. имѣніе Оступище, которое перешло къ его потомкамъ и находилось во владѣніи ихъ въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній. На основаніи представленныхъ доказательствъ, родъ Ярошевичей былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
185. Ясенскіе.
Родъ Ясенскихъ, герба «Доленга» (рис. 32), доказывалъ свое происхожденіе отъ предка Михны Ясенскаго, которому король польскій Александръ пожаловалъ въ 1505 г. привиллегію на владѣніе земель Рудчицъ. Потомки его разселились по разнымъ воеводствамъ и владѣли помѣстьями и землями. Одинъ изъ нихъ, поселившись въ Витебской провинціи владѣлъ им. Буево. Ясенскіе доказали свое благородное происхожденіе за шесть поколѣній и были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
186. Яцевичи.
Яцевичи, герба «Косцѣша» (рис. 5), доказывали свое происхожденіе отъ Петра Скиргайлы Яцевича, имѣвшаго помѣстье въ Лидскомъ повѣтѣ. Сынъ его, переселившись въ Витебск. воеводство, женился и взялъ въ приданое недвижимость Гороватко, 1698 г. Потомки его доказали свое благородное состояніе въ четыре поколѣнія и на основаніи представленныхъ документовъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
Дополненіе.
187. Гарасимовичи.
Предокъ рода Гарасимовичей, герба «Шенява» (рис. 25), Ивашко Гарасимовичъ владѣлъ многочисленными помѣстьями въ Витебск. воеводствѣ. Сыновья и внуки его упоминаются въ декретѣ воеводы Витебскаго Сапѣги въ дѣлѣ ихъ съ Витебскими мѣщанами 1525 г. Потомки Ивашки Гарасимовича владѣли помѣстьями и землями и въ седьмомъ поколѣніи, на основаніи многочисленныхъ документовъ, доказали свое дворянство, въ которомъ и были утверждены.
188. Гинки.
Родъ Гинковъ, герба «Дзялоша» (рис. 188), владѣлъ помѣстьемъ въ Полѣсскомъ воеводствѣ, въ землѣ Нурской. Изъ этого рода: Ѳома Гинекъ — подсудокъ Нурской земли; сынъ его Иванъ — судья на Петроковскій трибуналъ 1616 г. Гаспаръ Гинекъ — посолъ на сеймъ 1638 г. Иванъ Гинекъ — помѣщикъ той-же Нурской земли; одинъ изъ его сыновей переселился въ Бѣлоруссію, гдѣ купилъ земли отъ г. Велижа. Внуки его владѣли этими землями и пользовались правами дворянскаго сословія. На основаніи представленныхъ ими доказательствъ, родъ Гинковъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
189. Городецкіе.
Родъ Городецкихъ, герба «Пжіяцель» (рис. 184), издавна владѣлъ помѣстьемъ Филипкова въ воеводствѣ Витебскомъ. На основаніи пред-
— 176 —

ставленныхъ документовъ и свидѣтельствъ отъ дворянъ Витебской провинціи, Городецкимъ, какъ доказавшимъ свое дворянское состояніе, было сохранено дворянское достоинство.
190. Грушецкіе.
Одинъ изъ предковъ рода Грушецкихъ, герба «Белина» (рис. 190),— Иванъ Грушецкій, нѣкогда во время войны между Польшей и Россіей прославилъ себя военными подвигами, за которые награжденъ былъ землями въ Усвятскомъ староствѣ. Потомки его, владѣя этими землями, непрерывно въ теченіи 6 поколѣній, пользовались всегда всѣми правами благороднаго сословія и, на основаніи представленныхъ доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
191. Козловскіе.
Родъ Козловскихъ, герба «Віеже» (рис. 191), издавна владѣлъ помѣстьями въ Польшѣ и на Литвѣ. Изъ этого рода: Викентій Козловскій, посолъ отъ Полѣсскаго воеводства на комиссію въ Радомѣ; Альбрехтъ — посолъ и ораторъ на Варшавскомъ сеймѣ; Ѳома коморникъ королевскій; Андрей и Яковъ въ Пинскомъ, Андрей и Павелъ — въ Ржечицкомъ повѣтахъ имѣли помѣстья. Савелій Козловскій, за военныя заслуги во время войны, въ награду получилъ въ Усвятскомъ староствѣ земли, которыми его потомки владѣли въ теченіи четырехъ поколѣній. Козловскіе, на основаніи представленныхъ ими доказательствъ, были признаны въ дворянскомъ достоинствѣ.
192. Колаковскіе.
Родъ Колаковскихъ издавна владѣлъ помѣстьями въ Визской землѣ. Изъ этого рода Антонъ Колаковскій, герба «Косцѣша» (рис. 5), за военныя заслуги получилъ въ награду земли въ Усвятскомъ староствѣ. Потомки его владѣли этою землей въ теченіи нѣсколькихъ поколѣній и, на основаніи представленныхъ ими документовъ, доказали свое дворянство, въ коемъ и были признаны.
193. Липинскіе.
Родъ Липинскихъ, герба «Порай» (рис. 20), издавна владѣлъ помѣстьями и землями и многіе члены этого рода занимали различныя дворянскія должности и службы. На основаніи представленной родословной, документовъ и свидѣтельствъ отъ дворянъ Витебской провинціи, родъ Липинскихъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
194. Михаловскіе.
Михаловскіе, герба «Ясеньчикъ» (рис. 194), доказывали свое происхожденіе отъ Войцѣха Ясеньчика Михаловскаго. имѣвшаго помѣстья въ Ошмянскомъ повѣтѣ. Сыновья его занимали должности подсудковъ и писарей того-же повѣта и владѣли наслѣдственными помѣстьями, что подтверждаютъ росписки 1579— 1582 гг. Потомки Войцѣха — въ 7 колѣнѣ переселились въ Витебское воеводство, гдѣ пріобрѣли различныя земли. На основаніи представленныхъ доказательствъ за 8 поколѣній, родъ Михаловскихъ былъ признанъ въ дворянскомъ достоинствѣ.
— 177 —

Родъ бароновъ и дворянъ ФОНЪ-ВРАНГЕЛЬ или ВРАНГЕЛЛЬ.


Въ Швеціи числились также и графы среди представителей этого рода. Въ шведскихъ дворянскихъ матрикулахъ то и дѣло встрѣчается имя Врангелль, также находимъ мы его и во многихъ древнихъ документахъ, но въ нѣкоторыхъ значится также Врангель. Большая часть представителей этого рода пишетъ еще и теперь Врангелль, хотя также нерѣдко употребляется и Врангель. Свѣдѣнія о происхожденіи этого рода, вкратцѣ изложенныя Штырманомъ (матр. § 13) и нѣсколько пространнѣе барономъ Ребиндеромъ (матр. § 20 также 441 и т. д.), не вполнѣ удовлетворительны. Въ нихъ говорится только, что родоначальникъ, имя котораго не упоминается, былъ храбрымъ воиномъ, который во время походовъ короля Гуновъ Аттилы непоколебимо защищалъ какую-то крѣпость или же ворота крѣпостнаго мѣстечка и въ награду за это получилъ гербъ съ изображеніемъ черной стѣны на бѣломъ (серебряномъ) полѣ, а также имя Wehr-Angel откуда получилось Wrangel 1). Передъ 600 и до 700 года родъ изъ дома Реде 2) изъ Вестфаліи переходитъ въ Данію, а оттуда вмѣстѣ съ королемъ Вольдемаромъ II, осадив-
1) Извѣстно уже, что въ то время не употреблялись еще ни фамиліи, ни гербы.
2) Ни на одной спеціальной картѣ капитула и т. д. Вестфальскаго округа не находится подобнаго имени; не былъ ли это, бытъ можетъ, замокъ вмѣстѣ съ владѣніемъ Реда на Эмбсѣ въ Тексленбургѣ.
шимъ въ 1230 г. 1) городъ Ревель, въ Эстляндію, гдѣ и поселились въ окрестностяхъ города. Дальше значится такъ: а послѣ того какъ при королѣ Эрихѣ XIV Эстляндія перешла во власть Шведовъ, мы, спустя нѣсколько времени, встрѣчаемъ многихъ представителей рода Врангелль въ Швеціи и Финляндіи; но прошло много лѣтъ прежде чѣмъ они начали хлопотать о принятіи ихъ въ дворянство, ибо всѣ они довольствовались тѣмъ, что древнее ихъ дворянское происхожденіе было извѣстно въ Лифляндіи.
Фонъ-Врангель, фонъ-Эллистферъ первые потребовали причисленія ихъ къ дворянству и достигли этого при посредствѣ ротмистра Ганса Врангеля, который былъ женатъ на дѣвушкѣ изъ рода Укскюлей. 2) Впослѣдствіи нѣкоторые
1) Это требуетъ нѣкотораго поясненія Когда въ 1218 г. король прибылъ вмѣстѣ со сбоемъ флотомъ и разбилъ Эстовъ, былъ разрушенъ укрѣпленный замокъ Линданисъ и положено начало пріобрѣтенію города Ревеля Орденъ уже въ 1224 г. овладѣлъ Эстляндіей и городомъ, а въ 1238 послѣдній снова перешелъ къ Даніи.
2) Ни въ одной изъ шведскихъ дворянскихъ матрикулъ, начиная съ 1625 г., не значится чтобы въ число дворянъ былъ принятъ Гансъ Врангель фонъ-Эллистферъ и въ какомъ именно году. Тотъ Гансъ Врангель, о которомъ мы говоримъ, жилъ не въ началѣ 17 ст., какъ это значится по свѣдѣніямъ Ребиндера, но въ началѣ 16 ст. Онъ былъ прадѣдомъ извѣстнаго барона Карла Густава Врангеля, который родился въ 1613 г. Дѣдъ послѣдняго также наз. Гансомъ и былъ, какъ значится въ
— 178 —

изъ нихъ въ уваженіе ихъ замѣчательныхъ воинскихъ заслугъ получали въ Швеціи не только баронское, но и графское достоинство и достигали, какъ сами, такъ и потомки ихъ высшихъ государственныхъ должностей. Родъ этотъ всегда отличался своею многочисленностью, какъ это подтверждается кровопролитной Полтавской битвой, въ которой участвовало не менѣе 22 представителей этого рода, проливавшихъ кровь свою за отечество». Такъ пишетъ Ребмндеръ.— Что касается сообщеній Гаугена объ этомъ родѣ, то они не только не имѣютъ никакого значенія, но даже отчасти невѣрны.
До сихъ поръ еще считается этотъ родъ самымъ многочисленнымъ въ Лифляндіи и трудно найти другой такой же древній родъ, которой считалъ-бы въ средѣ своей столько знаменитыхъ людей, какъ родъ Врангель. Съ давнихъ поръ носятъ многія помѣстья названіе Врангельсгофовъ, а именно въ приходахъ Диккельнъ, Аллендорфъ, Тривтенъ, Камби и Гельметъ, а также острова Большой и Малый Врангельсгольмъ. Надо удивляться тому, что такой распространенный родъ не переселился во время смутъ въ Польшу или Литву. Гюльзенъ доставилъ списокъ лифляндскихъ семействъ, поселившихся въ Польшѣ и Литвѣ; списокъ этотъ увеличенъ былъ неизвѣстно кѣмъ и потомъ переведенъ на нѣмецкій языкъ. Но тамъ не встрѣчается имени Врангель. Изъ этого можно заключить, что родъ этотъ вѣрно и неизмѣнно держался стороны шведовъ. Одна только вѣтвь переселилась въ 17 ст. въ Польшу и собственно въ Курляндію: въ числѣ другихъ помѣстій ей принадлежало въ Польшѣ Абел-
генеалогическомъ древѣ, полковникомъ, ландратомъ и вотчинникомъ изъ Альто и Эллистфера и былъ женатъ на Варварѣ фонъ-Анрепъ.
ленъ, процвѣтавшее тамъ еще въ 1723 г. Ни одинъ изъ представителей этой вѣтви не записывался въ Matric militar и не являлся въ дворянскій банкъ, хотя имя это часто встрѣчается въ переданныхъ спискахъ.
Въ лифляндской матрикулярной комиссіи 1712 г. родъ этотъ называлъ себя происходящимъ изъ дома Гольсбургъ изъ Селькса, для чего являются представители Луде 1), Задьема 2) и Зотага 3). Въ прежнее время они владѣли многими имѣніями по наслѣдству въ Лифляндіи и Эстляндіи, какъ Эллистферъ, выстроенный однимъ Врангелемъ, Мегель, проданный потомъ Генрихомъ Врангель въ 1447 г., Уессе, принадлежавшее въ 1482 г. Бертольду Врангель, также Ройель, Гензель и Вайдава, принадлежавшіе въ 1545 и 1561 г. Іоахиму Врангель. Кромѣ того — Койль, Канъ, Фаттерсъ, Оттферъ въ 1574 и много другихъ. Еще въ 18 ст. владѣли они значительными помѣстьями въ обоихъ герцогствахъ.
Фамильный гербъ ихъ, какъ это значится въ гербовой книгѣ, изображаетъ черную стѣну съ 3 зубцами на серебрянномъ полѣ. Рыцарскій шлемъ покрытъ обручемъ перевитымъ изъ чернаго и серебристаго цвѣтовъ, изъ подъ котораго подымается совершенно бѣлое крыло съ нарисованной на немъ стѣной; забрало шлема съ обѣихъ сторонъ серебристаго и чернаго цвѣтовъ. Лифляндскій шлемъ рода Врангелей
1) Одна баронская вѣтвь признаетъ за собой это помѣстье; сюда принадлежитъ также владѣтель помѣстья Варроль въ Дерптскомъ округѣ.
2) Баронская вѣтвь, владѣвшая этимъ помѣстьемъ угасла въ мужеской линіи много лѣтъ тому назадъ.
3) Въ матрикулѣ 1745 г., обозначены бароны изъ дома Эллистферъ, остальные фонъ-Врангель изъ дома Зотагъ. Послѣднее помѣстье обозначено повидимому невѣрно, такъ какъ Зотагъ въ Дерптскомъ округѣ есть родовое помѣстье города Дерпта. Оно должно, вѣроятно. называться Зонтаксъ или Зоонтакъ.
— 179 —

такой-же, только у Гуппеля крыло было черное. Въ шведской гербовой книгѣ находится 14 гербовъ Врангель, но крыло повсюду серебристое, а стѣна помѣщается или между двумя крыльями или же на самомъ крылѣ.
Лифляндская исторія называетъ многихъ представителей этого рода. На первомъ планѣ появляется Генрихъ Врангель, въ 1277 г., бывшій ленникомъ рижскаго Архіепископа. Вольдемаръ Врангель, находившійся въ 1306 г. въ числѣ собранія эстляндскихъ ландратовъ и дворянъ. Фридрихъ Врангель, появившійся въ томъ же году на засѣданіи Ландтага въ г. Везенбергѣ; вмѣстѣ съ другими представителями дворянства онъ также подписалъ рѣшеніе Ландтага. Какой то Фридрихъ Врангель (быть можетъ тотъ самый о которомъ сейчасъ говорилось) былъ въ числѣ другихъ благородныхъ мужей и рыцарей отправленъ въ 1321 г. депутатомъ къ датскому королю Христофору II.
Дитрихъ Врангель, королевскій датскій совѣтникъ подписалъ въ 1346 г. договоръ, заключенный въ Гарріенѣ и Вирландѣ между Эстляндскимъ и Ревельскимъ дворянствомъ. Тонисъ (Антонъ) Врангель фонъ-Ройель былъ въ 1570 г. отправленъ посломъ отъ Герцога Магнуса къ царю Іоанну Васильевичу (см. конецъ). Германъ Врангель, полковникъ польской службы командовалъ полкомъ въ Дерптѣ въ 1600 г. Былъ взятъ въ плѣнъ шведами 1-го Января 1601 г. при сдачѣ города; поступилъ затѣмъ на шведскую службу и 15 Іюня командовалъ отрядомъ Шведовъ въ дѣлѣ при Кокенгунѣ, по окончаніи котораго истребилъ бѣгущихъ поляковъ. Онъ былъ братомъ отца фельдмаршала Германа Врангеля и записанъ въ матрикулахъ, какъ вотчинный владѣлецъ Аддинеля.
Германъ Врангель на Люльегольмѣ, Свинезундѣ, Скоклостерѣ, Оберпуленѣ и Богелбзе, родился въ 1587 г. Онъ былъ сыномъ Ландрата Ганса Герма-
нова сына Врангеля, вотчиннаго владѣльца Алло изъ дома Эллистфера, и Варвары Анрепъ, дочери Фельдмаршала Германа Иванова сына Анрепъ, вотчиннаго владѣльца Гюля. Въ 1612 г. онъ былъ комендантомъ Ивангорода, въ 1616 полковникомъ и намѣстникомъ Ульмара, въ 1619 намѣстникомъ въ Эльфебори и его ленныхъ помѣстьяхъ, въ 1621 г. фельдмаршаломъ, въ 1623 г. снова намѣстникомъ Ульмара, также главнокомандующимъ всѣми войсками Смаланда, въ 1625 намѣстникомъ Іонквопинга, 1627 г. губернаторомъ Эльбингена, въ 1630 Кригсратомъ, въ 1632 губернаторомъ Прейзена, въ 1635 королевскимъ комиссаромъ при заключеніи мирнаго трактата съ Польшей въ Штумсдорфѣ (гдѣ состоялось только 26-ти лѣтнее перемиріе), въ 1643 генералъ-губернаторомъ Лифляндіи, и года черезъ три послѣ этого умеръ 10-го Декабря и погребенъ въ Штоклостерѣ, гдѣ ему воздвигнутъ великолѣпный надгробный монументъ. Военныя заслуги его въ лифляндской и польской войнѣ при королѣ Карлѣ IX, затѣмъ въ датской, польской и нѣмецкой войнѣ при королѣ Густавѣ Адольфѣ и королевѣ Христинѣ поставили его въ ряду величайшихъ полководцевъ Шведскаго государства. Онъ былъ три раза женатъ: 1) на Маргаритѣ Гринъ, дочери Рейхсрата и военнаго полковника барона Морица Грипа; 2) на Екатеринѣ Гулленстьернъ, дочери ассесора надворнаго суда Карла Эрихсона Гулленстьерна; 3) на Амаліи-Магдалинѣ графинѣ фонъ-Нассау-Віанденъ, Катценэлленбогенъ и Дитцъ, родившейся въ 1613 г. и умершей въ 1669 г., дочери графа Іоганна фонъ-Нассау и т. д. и Маргариты, урожденой герцогини фонъ-Шлезвигъ-Гольштейнъ. Эта третья жена, овдовѣвъ, вышла вторично замужъ въ 1649 г. въ Стокгольмѣ за владѣтельнаго Пфальцграфа въ Зульцбахѣ Христіана Августа. Впрочемъ первый супругъ ея не принялъ швед-
— 180 —

скаго подданства и не приписывался къ дворянству. Онъ имѣлъ дѣтей отъ трехъ браковъ, о которыхъ также рѣдко упоминается.
1) Карлъ Густавъ Врангель, сынъ предыдущаго отъ перваго брака. Онъ родился въ Скоклостерѣ 13 декабря 1613 г. графъ Сальмосъ (въ Кексгольмскомъ ленѣ), баронъ Линдебергъ, Сольфвитибей и Люденгофъ, владѣтель Скоклостера, Бремеверда, Врангельсбурга, Росторпа, Спикена, Рапина, Эккебигофа и Грейфенберга, былъ, въ 1629 году, послѣ своего путешествія заграницу, назначенъ при королѣ Густавѣ Адольфѣ сначала камеръюнкеромъ и корнетомъ лейбъ-полка, въ 1630 г. тамъ же ротмистромъ, въ 1633 оберъ-лейтенантомъ, въ 1636 полковникомъ лейбъ-гвардіи, въ 1638 генералъ-маіоромъ, въ 1644 адмираломъ флота, въ 1645 Рейхсцейгмейстеромъ, въ 1646 Рейхсратомъ, Фельдмаршаломъ и главнокомандующимъ арміи, стоявшей въ нѣмецкихъ владѣніяхъ, въ 1648 генералъ-губернаторомъ Помераніи и канцлеромъ академіи въ Грейфсвюльдѣ; съ 26 марта 1651 г. шведскимъ графомъ и въ 1652 г. записанъ въ матрикулъ за № 13; въ 1653 государственнымъ вице-адмираломъ, въ 1664 г. президентомъ Военной Коллегіи, а вскорѣ послѣ того Рейхсмаршаломъ и генералъ-фельдгерромъ. Съ 1657 г. и до конца своей жизни лагманомъ Упландіи. Онъ умеръ 24 іюня 1676 г. въ своемъ помѣстьѣ Спикерѣ на островѣ Рюгенѣ; тѣло его было въ 1680 г. перенесено въ великолѣпный склепъ его отца. Въ бытность свою въ Эрфуртѣ онъ женился 1 іюня 1640 г. на Аннѣ Маргаритѣ фонъ-Гаугвитцъ, дочери Балтазара фонъ-Гаугвитцъ изъ Кальбе на Сулѣ; она умерла въ Стокгольмѣ въ 1673 г. Отъ нея онъ имѣлъ 5 сыновей и 6 дочерей, но послѣ его смерти не оказалось наслѣдниковъ мужескаго пола, какъ это значится въ сообщеніяхъ Штернмана. Великими заслугами своими на морѣ и на сушѣ онъ пріобрѣлъ себѣ неувядаемую славу Ему дарованъ былъ гербъ, представляющій собою квадратный щитъ, который былъ раздѣленъ на четыре части, а въ центрѣ помѣщался прежній фамильный гербъ. Первая часть голубая и на ней зеленая, укрѣпленная возвышенность; вторая — красная и на ней серебристый единорогъ, поднявшійся на дыбы; третья — золотая и на ней черный грифъ, держащій въ когтяхъ черную, взрывающуюся гранату; четвертая — голубая и на ней плывущій на всѣхъ парусахъ корабль. Щитъ этотъ увѣнчанъ тремя золотыми шлемами; на правомъ также изображенъ черный грифъ, на среднемъ — еще раньше описанный нами фамильный гербъ, а на лѣвомъ — высокій красный замокъ съ 2 укрѣпленіями и т. д. Всѣ остальные его три брата отъ перваго брака отца, хотя онъ самъ тремя годами раньше ихъ имѣлъ высшіе чины, получили 21-го марта 1659 г. баронское достоинство и были приписаны подъ № 41; они назывались, кажется, баронами фонъ-Линдебергъ. Вотъ они:
1) Іоганнъ ЛІорицъ Врангель отъ перваго брака; кавалерійскій генералъ маіоръ и полковникъ, въ 1660 г. рейхсратъ. Онъ умеръ въ 1664 г. Былъ женатъ три раза, а именно: 1) на Аннѣ Баотъ; 2) на Екатеринѣ Лейенгуфвундъ; 3) на Беатѣ Раггъ. Потомство его угасло вмѣстѣ съ внукомъ его Іоганномъ Авраамомъ Врангель, который умеръ въ юныхъ лѣтахъ и не былъ женатъ.
2) Адольфъ Германъ Врангель отъ второго брака, полковникъ какого-то пѣхотнаго полка. Женатъ былъ на Елизаветѣ фонъ-Розенъ.
3) Іоганнъ Фридрихъ Врангель, умершій безъ наслѣдниковъ. Отъ третьяго брака.
4) Вольдемаръ Врангель, баронъ фонъ-Линдебергъ, владѣтелъ Оберпалена, Обенпега, Врангельсгофа, Боллоза и Свинезунда; былъ генералъ-лейтенантомъ въ 1674 г. и умеръ 27 декабря 1675, не оставивъ наслѣдниковъ мужескаго пола. Онъ женился въ Стокгольмѣ на Христинѣ Вазаборгъ, дочери Рейхсрата графа Густава Вазаборга и Анны-Софіи графини фонъ-Вильдъ-Рунедель и Изенбургъ.
— 181 —

Баронскій гербъ ихъ представляетъ собою раздѣленный на четыре части шитъ съ фамильнымъ гербомъ въ серединѣ. Первая часть голубая и на ней золотой левъ; вторая — красная и на ней серебряный единорогъ; третья — золотая и на ней черный грифъ, держащій въ лапѣ горящую, серебряную гранату; четвертая — голубая и на ней отрѣзанная, окровавленная въ желѣзной перчаткѣ рука, которая держитъ два голубыхъ штандарта и 2 золотыхъ знамени расположенныхъ поперемѣнно. Щитъ украшенъ баронской короной и двумя золотыми шлемами; на правомъ фамильный гербъ, а на лѣвомъ грифъ. Забрало черное и поперемѣнно украшено золотомъ и серебромъ.
Два слѣдующихъ двоюродныхъ брата получили шведское баронское достоинство 8 октября 1653 года, а въ 1664 г. внесены въ матрикулы. Они подписывались баронами фонъ-Люденгофъ. А именно:
1) Гансъ Врангель изъ Алло Люденгофъ и Кимменегардъ, сынъ Ганса Гансова сына Врангель, полковника и владѣтеля Эллистфера. Онъ былъ еще шведскимъ полковникомъ, потомъ Упландскимъ Ландратомъ и женатъ былъ на Гертрудѣ Фонъ-Укскюль 1), которая въ 1669 году вышла замужъ за фельдмаршала и губернатора Нарвы барона Отто-Вильгельма фонъ-Ферзена.
1) Послѣ него осталась одна только дочь, но ни одного сына.
2) Германъ Врангель изъ Эллистфера, ротмистръ. Женатъ былъ на Доротеѣ фонъ-Тизенгаузенъ, дочери Ландрата и полковника Карла Адольфа фонъ-Тизенгаузена, владѣтель Люде, Варроля, Рёста и Виссуста. Отецъ его былъ полковникъ Германъ Германовъ сынъ фонъ-Врангель изъ Эллистфера. Баронскій гербъ состоитъ изъ квадратнаго раздѣленнаго на четыре части щита; первый и четвертый квадраты — золотые и на нихъ отрѣзанная голова чернаго орла съ открытымъ серебрянымъ клювомъ и высунутымъ, краснымъ языкомъ; второй и третій — красные и на нихъ 6 серебряныхъ пикъ, воткнутыхъ въ серебряную корону и поставленныхъ конусообразно. Въ самой серединѣ фамильный шлемъ; щитъ украшенъ баронской короной и 2 золотыми шлемами съ короной; правый походитъ на фамильный, а на лѣвомъ золотой левъ съ обнаженной шпагой. Забрало до середины поперемѣнно красное и черное и также украшено то золотомъ, то серебромъ.
Дитрихъ Врангель изъ Аддиналя род. 12 марта 1637 г., сынъ Германа Германова сына Врангель, владѣтель Аддиналя изъ дома Эллистфера и Беаты Вахтмейстеръ фонъ-Полль. 28 октября 1680 года получилъ баронство, хотя былъ еще Ландгауптманомъ въ Остботѣ; въ 1685 Ландгауптманъ въ Нерикѣ и Вермеландѣ; въ 1693 г. Королевскій Совѣтникъ и президентъ горной Коллегіи, также шведскій графъ и приписанъ въ томъ же году подъ № 37. Онъ подписывался Графъ Аддиналь, владѣтель Іорданеби. Женатъ онъ былъ на Магдалинѣ Клейнъ фонъ-Насчультъ и Гуннерштадтъ. Графская вѣтвь эта угасла вмѣстѣ съ сыномъ Карломъ Врангелемъ, который родился въ Стокгольмѣ въ 1667 г., былъ капитанъ-лейтенантомъ корпуса тѣлохранителей и генералъ-маіоромъ кавалеріи. Онъ не былъ женатъ и умеръ въ 1707 г.
— 182 —

въ Альтъ-Ромштадтѣ. Графскій гербъ его раздѣленъ два раза перпендикулярно и одинъ разъ поперекъ.
Первая часть — золотая и на ней черный орелъ; вторая — голубая и на ней отрѣзанная въ желѣзной перчаткѣ рука съ обнаженной шпагой; третья — серебряная и на ней потокъ, наискось пересѣкаюшій дорогу, со стоящимъ на немъ адмиральскимъ флагомъ, на которомъ нарисованъ золотой крестъ: четвертая — серебряная съ поперечной голубой балкой съ пятиугольной звѣздой; пятая — голубая съ діагональной золотой балкой; шестая — золотая и на ней двѣ серебряныя стрѣлы, поставленныя въ видѣ Андреевскаго креста и 4 пунцовыя розы, въ ромбоидальномъ порядкѣ. Посреди фамильный гербъ; щитъ украшенъ тремя золотыми шлемами съ короной; средній изображаетъ фамильный шлемъ, изъ праваго поднимается адмиральскій флагъ между двумя серебряными булавами; изъ лѣваго — серебряный единорогъ. Забрало черное и голубое, подбитое то золотомъ, то серебромъ.
Рейнгольдъ Врангель фонъ-Аддиналь шведскій капитанъ, братъ предыдущаго, получилъ баронство 28 октября 1680 г. Женатъ онъ былъ на Мартѣ Горнъ, дочери Рейхсрата и графа Стеннинца Рудольфа Горнъ изъ Ранцена.
Сынъ его, генералъ отъ инфантеріи и кавалеръ прусскаго ордена de la generosite, бывшій потомъ фельдмаршаломъ, баронъ Карлъ Генрихъ Врангель родился въ 1681 г. и умеръ 23 марта 1755 г. Былъ приписанъ въ 1731 подъ № 199. Гербъ его раздѣленъ на четыре части. Первая — красная и на ней отрѣзанная золотая лапа орла, окруженная тремя золотыми шестиугольными звѣздами. Вторая — голубая съ тремя серебряными стрѣлами, воткнутыми въ корону и поставленными въ видѣ Андреевскаго
креста, — третья стрѣла стоитъ совсѣмъ прямо; третья — голубая съ плывущимъ кораблемъ; четвертая — серебряная и на ней вырванное съ корнемъ дерево. Въ серединѣ щита фамильный гербъ. Щитъ украшенъ баронской короной и 2 золотыми шлемами съ короной; правый походитъ на фамильный шлемъ, на лѣвый опирается отрѣзанная рука въ желѣзной перчаткѣ съ обнаженной шпагой. Забрало — изъ фамильныхъ цвѣтовъ щита и герба.
Слѣдующіе два сына ротмистра въ Эстляндіи Антона — Іоганна Георгова сына Врангеля, владѣльца Гуно, умершаго въ 1704 г., и Анны Маргариты Раммъ фонъ-Подисъ приняли шведское подданство въ 1725 г. и приписаны къ дворянству въ томъ же году подъ № 1770. Именно:
1) Антоннъ-Іоганнъ Врангель фонъ-Сауссъ, родился въ Ревелѣ 20 октября 1679 г.; въ 1740 г. 31 марта былъ произведенъ въ вице-адмиралы, а затѣмъ 13 декабря въ Рейхсраты, 12 ноября 1747 г. баронъ и въ этомъ достоинствѣ приписанъ къ дворянству въ 1752 г. подъ № 219. Въ 1748 г. былъ назначенъ кавалеромъ и командоромъ королевскаго ордена, 21 ноября 1751 г. получилъ графское достоинство. Онъ умеръ 17 Апрѣля 1763 г. На первой женѣ своей Екатеринѣ-Софіи Кроузе онъ женился въ 1716 г.; на второй Аннѣ-Софіи графинѣ Спенсъ въ 1743 году; послѣдняя умерла въ 1761 г. Сыновья его: Іоганнъ Рейнгольдъ баронъ фонъ-Врангель полковникъ лейбъ-гвардіи и кавалеръ ордена «Шпаги», родился въ 1717 г. и Антонъ-Іоганнъ Врангель, родившійся въ 1724 г., адмиралъ и оберъ-Комендантъ, а также командоръ Большаго Креста ордена Шпаги. Они были въ 1776 г. приписаны графами къ дворянству подъ № 93. Не имѣя гербовника, мы не ручаемся за достовѣрное изображеніе гербовъ, какъ графскаго,
— 183 —

такъ и баронскаго, полученныхъ обоими братьями. Гербъ, съ которымъ они приписаны были къ дворянству впрочемъ вѣренъ и черная стѣна укрѣплена не между крыльями, а на обоихъ сразу, что мы находимъ и на первомъ баронскомъ ихъ гербѣ.
2) Отто Рейнгольдъ Врангель фонъ-Сауссъ; родился 10 августа 1681 г. въ Эстляндіи, генералъ-маіоръ и командующій лейбъ-гвардіей. Онъ умеръ въ Стокгольмѣ 8 сентября 1745 года. Оба его сыновья получили баронство въ 1776 г. и приписаны подъ № 279. Именно:
Фридрихъ Ульрихъ Врангель, родился 1-го апрѣля 1719 г.; въ 1747 г. оберъ-лейтенантъ, въ 1748 кавалеръ ордена «Шпаги», въ 1761 полковникъ, въ 1768 генералъ-маіоръ, а въ 1770 получилъ отставку по собственной просьбѣ. Братъ его Андрей Рейнгольдъ Врангель родился 22 іюля 1722 года. Въ 1759 г. Генералъ-Фельдцейгмейстеръ, въ 1772 королевскій Рейхсратъ, въ 1774 г. Командоръ Большого Креста Ордена «Шпаги», 27-го декабря 1778 г. графъ, а въ 1779 г. приписанъ къ дворянству подъ № 99. Онъ умеръ въ Стокгольмѣ 3 сентября 1780 г. Гербъ его также трудно описать безъ гербовника.
Вильгельмъ Густавъ Врангель на Оралли, шведскій маіоръ, родился въ 1695 году, принялъ шведское подданство 2 декабря 1734 г., приписанъ къ дворянству вь 1742 г. подъ № 1859. Родители его,— капитанъ Карлъ Густавъ Врангель и Марія Крузенштерна.
Отто Вильгельмъ Врангель на Заге и Вашелѣ. Родился въ Эстляндіи въ 1688 г., сынъ Ландрата Іоганна Куттгера Врангеля; въ 1746 г. полковникъ и комендантъ крѣпости Кольмаръ. Принялъ шведское подданство еще 12 іюня 1731 г. и приписанъ къ дворянству подъ № 1850. Онъ умеръ въ Кольмарѣ въ 1747 году. Сынъ его
Іоганнъ Вильгельмъ Врангель фонъ-Премеръ, шведскій оберъ-лейтенантъ и кавалеръ ордена Шпаги. Родился 8 сентября 1724 года. Въ 1765 году 26 февраля получилъ шведское баронство, приписанъ въ 1776 году подъ № 268. Гербъ его — квадратный щитъ. Первая и четвертая часть — черныя и на нихъ .2 золотыя, трехзубчатыя стѣны, поставленныя одна надъ другой; вторая и третья — серебряная и красная. Въ серединѣ щита фамильный гербъ. Щитъ украшенъ баронской коровой и двумя золотыми шлемами съ короной. Правый изображаетъ фамильный шлемъ, только черная стѣна покрываетъ оба крыла; надъ лѣвымъ подымается орелъ. Щитодержатели — 2 золотыхъ грифа, которые смотрятъ назадъ.
Слѣдующіе 4 сына маіора и кавалеры ордена Шпаги Бенгта Адольфа Врангеля 1) род. въ 1696 году и умершаго въ 1770 и супруги его Гедвиги-Софіи Буше 2), которая умерла въ 1774 г.,— приняли шведское подданство 13 сентября 1772 г. и приписаны въ 1776 году подъ № 2092. Именно:
1) Іоганнъ Густавъ Врангель родился 23-го апрѣля 1723 г. Въ 1772 г. 28 марта — кавалеръ ордена Шпаги, а 13 сентября того же года — маіоръ. Въ 1780 г. получилъ отставку по собственной просьбѣ. Въ 1775 г. онъ женился на Ульрикѣ-Амаліи-Доротеѣ баронессѣ Штакельбергъ, род. въ 1742 г., дочери фельдмаршала и т. д. Беренда Отто барона Штакельберга и Елизаветы, баронессы фонъ-Элльрихсгаузенъ изъ Австріи.
1) Отецъ его былъ полковникомъ Упландскаго полка Георга Іоганна Врангеля, владѣтеля Эллистфера и Кайяфера, умершаго въ 1696 г.
2) Родители ея были полковникъ Андрей Буае, ум. въ 1727 г. и Елизавета баронесса фонъ-Ливенъ, ум. 1737 г.
— 184 —

2) Фридрихъ Георгъ Врангель штабъ-ротмистръ и рыцарь Ордена «Шпаги», род. въ 1724 г.
3) Генрихъ Германъ Врангель капитанъ, родился въ Вестготландѣ въ 1730 г.
4) Карлъ Эрихъ Врангель лейтенантъ королевскаго полка и рыцарь ордена Шпаги.
Эрихъ Врангель, баронъ на Зеби, владѣтель Нолинга и т. д. Въ 1718 г. Лагманъ и Орденскій судья, въ 1720 г. Канцелейратъ, въ 1727 Ландегауптманъ, въ 1739 рейхсратъ. Въ 1743 г. вышелъ въ отставку по собственному желанію. Супруга его — Елизавета Фонъ-Розенъ. Отецъ его баронъ Карлъ Адольфъ Врангель, Адольфовъ сынъ 1) ротмистръ лейбъ-полка который былъ женатъ на Ингеборгѣ Флеммингъ, дочери рейхсрата Эриха Флемминга.
Генрихъ Іоганнъ фонъ-Врангель владѣтель Ней-Зоммергузена, русскій генералъ-маіоръ и кавалеръ ордена Св. Георгія, былъ вице-губернаторомъ Ревеля, въ 1786 году губернаторъ Ревеля.
Георгъ Лудвигъ фонъ-Врангелъ, владѣтель Кеза Алтца и Майделя, президентъ ревельской консисторіи, былъ упландскимъ ландратомъ, въ 1786 г. дѣйствительный совѣтникъ. Женатъ былъ на фонъ-Крюденеръ.
Многочисленная вѣтвь бароновъ фонъ-Врангель изъ домовъ Люде и Задьернъ имѣетъ въ настоящее время мало представителей мужскаго пола. Послѣдній изъ дома Задьернъ оставилъ 2 дочерей, изъ которыхъ старшая вышла замужъ за барона фонъ-Ферзена, а младшая за генералъ-маіора барона фонъ-Шоутца. Въ домѣ Люде, владѣтелемъ котораго былъ ассесоръ Карлъ-Іоганнъ-Вильгельмъ фонъ-Врангель, имѣетъ также мало наслѣдниковъ мужскаго пола. Находящійся съ обоими въ родствѣ домъ Варроль, принадлежитъ барону И. Г. фонъ-Врангелль, послѣдній былъ женатъ на дѣвицѣ фонъ-Лёвенштернъ и оставилъ послѣ себя одну дочь не вышедшую замужъ.
Фабіанъ Врангелль шведъ, служилъ въ драгунской голландской службѣ, а затѣмъ на службу римской имперіи. Здѣсь онъ получилъ въ Испаніи графское достоинство отъ короля Карла III (впослѣдствіи императора Карла VI). Онъ единственный шведъ, получившій въ Испаніи графское достоинство. Въ 1718 г. былъ губернаторомъ Брюсселя, а спустя нѣсколько лѣтъ фельдмаршаломъ. Онъ умеръ 30-го августа 1737 года въ Брюсселѣ, достигнувъ весьма преклонныхъ лѣтъ.
Изъ краткаго обзора этого видно, что 8 различныхъ представителей этого рода приняли шведское подданство, 10 имѣли баронское достоинство, а 4 графское.
Примѣчаніе отъ редакціи. Тонисъ Врангель, упоминаемый на стр. 179 (въ 1-мъ столбцѣ), въ Исторіи Карамзина (Алфавитъ личныхъ именъ) называется «Врангельнъ», посолъ Ливонскій, а въ примѣч. къ VIII тому исторіи «Вольмеръ Врангельмъ» посолъ отъ епископа Дерптскаго. Посольство было въ Россіи не въ 1570 г., а въ 1554 г., отъ магистра Генриха фонъ-Галена, архіепископа Рижскаго и епископа Дерптскаго, съ нимъ велъ переговоры А. Ѳ. Адашевъ, любимецъ Іоанна Грознаго.
1) Онъ былъ, кажется, сыномъ умершаго въ 1643 г. шведскаго фельдмаршала Германа Врангеля отъ второго брака. Онъ собственно наз. Адольфъ-Германъ. Жена его, по свѣдѣніямъ Штермана, была фонъ-Розенъ, и происходила, быть можетъ, изъ дома Кальтенбруннъ.
— 185 —

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ Гг. ПОТОМСТВЕННЫХЪ ДВОРЯНЪ, подробныя свѣдѣнія о которыхъ были собраны редакціей изданія до 1899 г.


См. также Дополненіе въ концѣ книги.

Абаза, Вас. Конст., дсс.предсѣд. Митаво-Бауск. миров. съѣзда, поч. мир. судья Винницк. окр., жена Над. Никл. (урожд. Скерлетова), дѣти: Надежда и Александра, им. Екатериносл. губ., Верхнеднѣпр. у., дер. Анновка — 765 дес., жит. г. Митава.

Абаза, Пав. Аггеев., от. гв. ротм., домъ въ С.-Петербургѣ, жит. Фонтанка, 23, сб. д.

Абамелекъ-Лазаревъ, кн., Сем. Сем., дсс., въ д. шталм., чл. Горн. Сов., почет. попечит. Лазаревск. инст. вост. язык., почетн. миров. судья Крапивенск. у., жена Мар. Пав. (урожд. Демидова князя Санъ-Донато), им.: Пермск. губ., Пермск., Оханск., Соликамск. и Чердынск. уу.; Тульской губ., Крапивенск. у., им. Голощапово и Каменецъ-Подольской губ., Балтск. у., мѣст. Крутые; С.-Петербургской губ. и у. Полюстровское имѣніе съ желѣзистыми минеральными водами и въ г. С.-Петербургѣ четыре каменныхъ дома, жит. Спб., Невскій, 40. Тлф. 1087.

Авенаріусъ, Вас. Пет., тайн. сов., ст. чин. Соб. Е. И. В. Канцел. по учр. Имп. Маріи и чл. Учебн. Комит. при этой канц., жена Вильгельм. Андр. (рожд. фонъ-Веттерштрандъ), дѣти: Вѣра, Елена и Ольга, жит. г. Спб.

Авенаріусъ, Никл. Пет., дсс., причисл. къ Соб. Е. И. В. Канц. по Учр. Имп. Маріи, и об. чл. Сов и инсп. клас. Бѣлостокск. Инст. Имп. Николая I.

Агѣевъ, Никл. Алдр., жит. г. Бѣлгородъ, Курской губ.

Ададуровъ, Никл. Евгр., дсс., инж. Пут. Сооб., Чл. Инж. Сов. М. П. С.; почетн. мир. судья Минск. суд. окр., жена Варв. Пав. (рожд. Мейнгардъ), дѣти: Марія (замужемъ за двор. Херс. губ. Байдакомъ) и Надежда (вдова шт.-кап. арт. Зданскаго), им. Минск. губ., Игум. у., им. Перевозъ и Будо-Грезская — 11,500 дес., жит. Спб., Графскій пер., 7.

Адамовичъ, Ив. Ал-ѣев., от. дсс., жена Ек. Пав. (рожд. Эюкова), дѣти: Василій. Екатерина, Анна и Марія, жит. г. Спб., Садовая, 71.

Адамюкъ, Емел. Валент., дсс., орд. проф. Имп. Казанск. Унив., вр. консульт. Казанск. Родіоновск. дѣвиц. инст., им. жены родов. 227 дес. земли и деревян. домъ въ Уфимск. губ.

Адарюковъ, Влад. Як., нс., пмщн. дѣлопр. Моск. Удѣльн. Окр., жена Нат. Як. (урожд. Мищенко), дч. Ксенія, им. Карачевка. Харьк губ. и у., жит. г. Москва, Пречистенскій бульв.

Адарюковъ, Як. Григ., от. нс., жена Над. Григ. (урожд. Камынина), дѣти: Владиміръ и Зинаида (Шуствальдъ), им. Харьковск. губ., Изюмск. у., почт. адр. ст. Карачевка, Курско-Харьк.-Севаст. ж. д.

Адеркасъ, Оттокаръ Карл, сс., Директ. Канц. по Управл. Дѣтск. пріют., непремѣн. чл., завѣд. дѣлами Комит. Главн. Попечит. Дѣтск. Пріют.

Азанчевскій-Азанчеевъ, Всев. Никл., гс., Корчевск. уѣздн. Предвод. Двор., жена Анна Алдр. (урожд. Егорова), дѣти: Павла и Кира, им. 1250 дес. при с-цѣ Дмитровскомъ, Корчевск. у., Тверской губ. (родов.), жит. въ имѣніи.

Азанчевскій-Азанчеевъ, Пав. Матв., сс., Моложск. уѣздн. Предвод. Дворянства и Предс. Уѣздн. Земск. Упр., жена Ольга Влад. (рожд. Ляхова), им. 1548 дес. ус. Азанчеево, Яросл. губ., Моложск. у.

Азарьевъ, Арист. Фед., кск., жена Магдал. Игн. (урожд. Легатовичъ), дѣти: Аристархъ, Марія, Екатерина, Серафима и Анна, им. Псковск. губ., 2 ст. Холмск. у., с. Розовые Пучки. Почт. адр. — г. Холмъ.

Акимовъ, Никл. Зах., дсс., чл.-дѣлопроизвод. Тифлисск. губернск. по крестьянск. дѣл. Присутств., им. родов. камен. домъ и лавки въ г. Тифлисѣ (въ общ. владѣн. съ родствен.), им. жены камен. домъ въ г. Тифлисѣ общ. съ родствен.


— 186 —

Аксаковъ, Серг. Григ., им. Самарск. губ., Бузулукск. у., при с. Страховѣ. 2862 дес. и Уфимск. губ., Белебеевск. у., при с. Дмитріевскомъ — 8189 дес.

Адаевъ, Никл. Степ., дсс., Директ. 2 Кишиневск. мужск. гимназ.

Александровъ, Серг. Ив., воен. инж., ген.-маіоръ, строит. Кронштадтск. укрѣпл., жена Раиса Алдр. (рожд. Мошкова), сыновья: Евгеній, Борисъ, Владиміръ, Викторъ и дочь Елизавета, жит. г. Кронштадтъ, Господская ул., 1.

Алексѣевъ, Алдръ Евд., от. ген.-лейт., дѣти: Надежда, Вѣра и Николай, жит. Спб.

Алексѣевъ, Влад. Ѳед., дсс., профес. химіи, жена Алдра Як., дѣти: Андрей, Николай, Григорій, Евгеній, Ольга, Софья и Елена, им. Вышневолоцк. у., Тверск. губ.— 2000 д., жит. Спб. здан. Горн. Инстит. и станц. Грибнянка. Рыбин.-Болог. ж. д.

Алексѣевъ, Никл. Матв., плк. кон. артил., шт. офиц. для особ. поруч. при Гл. Артил. Управл., жит. г. Спб.

Алисовъ, Ив. Троадіев., отст. гв. плк., Воронежск. уѣздн. предвод. дворян., и. д. губернск. предвод., дѣти: Михаилъ, усын., им. Воронежск. губ., въ уу. Воронежск. при с. Дмитріевскомъ, с. Гремячемъ, Абрамовкѣ и Семеновкѣ 2474 дес., и Нижнедѣвицк. при с. Удобномъ и Петровскомъ 3099 дес., жит. г. Воронежъ, 2-я Острогожская ул., соб. д.

Алышевскій, Никл. Іасон., дсс., упр. Спб. Контрол. Палатой, жена Анна Мих., дѣти: Аполлинарій и Николай.

Альбедиль, Фед. Конст., ген.-маіоръ, сост. при Глав. Упр. Воен.-Учебн. Окр. для особ. поруч., жена Ек. Пет. (урожд. Молчановская), дѣти: Владиміръ, Евгенія, Анна, Сергѣй и Федоръ, жит. Спб., Воскресенскій, 9.

Альбединскій, Ипполитъ Пет., въ зв. кмг., дсс., вице-директ. Деп. Дух. Дѣлъ Иностр. исповѣд., жит. Спб., Басковъ пер., 21, кв. 10.

Альтфатеръ, Вас. Егор., от. ген.-лейт., жена Ида Алдр. (фонъ-Шульцъ), сынъ Дмитрій, жит. г. Спб.

Алѣевъ, Алдръ Ростисл., дсс., им. Рязанск. губ.— 500 дес., Тамбовск. губ.— 1100 дес. (родов.), Тамбовск. губ. — 750 дес. (пріобр.).

Алѣевъ, Никл. Серг., ттс., засѣд. Касимовск. Дворян. Опеки, жена Антонина Ив., дѣти: Евг., Серг., Ростисл. и Никл. Никл., им. с. Дмитріево, Касим. у., Рязан. губ.

Алѣевъ, Серг., Серг., корн., им. Рязанск. губ., около 1000 дес. Касимовск. и Егорьевск. у., с. Дмитріево, жит. тамъ-же.

Амбардановъ, Мих. Григ., дсс., дѣлопр. Канц. Главноначальств. гражд. част. на Кавказѣ; жена Мар. Самойл. (урожд. Ковалева), дѣти: Григорій, Соломонъ и Сергѣй, пріобр. домъ въ г. Тифлисѣ, Давидовская пл.

Амосовъ, Мих. Мих., Черниг. г., Глуховск. у., въ с. Кучеровкѣ — 500 дес.; въ Кролевецк. у. — 605 дес.

Анастасьевъ, Алдръ Конст., тайн. сов., членъ Госуд. Сов., дочери: Ксенія и Татьяна, им. Подольск. губ., Могилевск. у., с. Карповка. жит. г. Спб.

Андреевъ, Никл. Митроф., ттс., пмщн. столонач. деп. желѣзнодор. дѣлъ М-ва Финанс., жена Ек. Ив. (урожд. Мамонтова), им. с. Корсунова Слободка Миргород. у., Полт. губ., жит. Спб.

Андреевъ, Серг. Митроф., прч. 31-я Артил. бригад.; слуш. курсъ Мих. Артил. Академ., им. с. Корсунова Слободка, Миргород. у., Полт. губ., жит. Спб.

Андрониковъ, Алдръ Никл., дсс., начал. общ. Арх. Главн. Шт., жена Евд. Вас. (урожд. Вознесенская), жит. Петропавловская крѣпость, Алексѣевскій равелинъ, Архивный офицерскій флигель, кв. № 7.

Аничковъ, Никл. Никл., гс., причисл къ Азіатск. Деп. Мин-ва Ин. Дѣлъ, Псковск. губ., Порховск. у., им. Заозерье, жит. г. Спб.

Анненковъ, Фед. Алдр., ка., Симб. губ. и у., при с-цѣ Грязнушкѣ и при д. Екатериновкѣ. Буткѣевкѣ тожъ, 1149 дес.; Пензен. губ., Мокшанск. у., при с. Ломовкѣ — 2182 дес., Саранск. у., при с. Нермяхъ и др. — 2746 дес.

Аплечеевъ, Алдръ Всев., дсс, причисл. къ М-ву Земл. и Гос. Им.; ст. поч. чл. и штатн. чл. хоз. ком. Покровск. общ. сест. милос.; поч. мир. суд. Петровск. окр., им. родов. 1.500 дес. въ Вологодск., 600 дес. въ Тверск. и 18,000 дес. земли и сукон. фабр. въ Сарат. губ.

Апраксина гр. (урожд. кн. Голицына), Ольга Дм., вд. ген.-лейт., дѣти: гр. Мар. Серг. (фрейлина), жит. Спб.

Апраксинъ, гр., Степ. Ант, въ зв. кам.-юнк., гс., сост. при собств. Е. И. В. Канцел. по учрежд. Имп. Маріи, жена Ан. Никл. (урожд. кн. Баратова), им. Таврич. губ., Мелитоп. у., им. Александродаръ, жит. г. Спб.

Арбузовъ, Вас. Алѣев., плк., воен. слѣдоват. Петербургск. воен. окр., жена Ек. Алдр. (рожд. Зеленая), им. Псковск. губ., Холмскаго у., с. Успенское и Пестово 836 дес., жит. Спб., Витебская, 15, кв. 1.

Аргамаковъ, Никл. Фед., от. ген.-маіоръ, опекунъ при Дворян. Опекѣ, жена Юл. Андр. (Попова), дѣти: Николай, Юлія, Елена, Нина и Юрій, жит. Спб.

Арендтъ, Алдръ Пет., ген.-маіоръ, жена Изабелла Людвиг. (урожд. Корвинъ-Бьенковская), дѣти: Александръ, Сергѣй, Ольга, Раиса и Зинаида, жит. Спб., М. Итальянская, 6, кв. 54.


— 187 —

Аренсъ, Ив. Апол., от. тайн. сов., жена Евелина Ив. (рожд. Захарчикъ), дѣти: Евгеній, Аполлонъ и Наталія, жит. Спб., Эртелевъ пер., 3, кв. 17.

Аркасъ, Никл. Никл., нс., жит. г. Николаевъ, Херсонск. губ., уг. Б. Морской и Артиллерійской, сб. д.

Арнольди, Никл. Конст., тайн. сов., завѣдыв. Законодател. отд. Воен. М-ва, жена Олимп. Ал-ѣев. (урожд. Галахова), дѣти: Константинъ (прч. л.-гв. Изм. п.), жит. Спб., д. Военнаго Министерства.

Арнольдъ, Никл. Мих., дсс., директ. Горецк. Земледѣльч. учил., им. родов. 1,200 дес. въ Костромск. губ.

Арнштейнъ, Карлъ Авг., дсс., орд. проф. Имп. Казанск. универс.

Арсеньевъ, Конст. Конст., от. дсс., бывш. членъ Консультац. при М-вѣ Юст., жена Евг. Ив. (Урожд. Д’Альвеню фонъ-Гогендаксъ), дѣти: Конст. (сотн.), Евген. (корн. л.-гв.), Бор. (ттс.) и Марія, им. с-цо Покровка, Спб. губ., Лужск. у . Бѣльско-Сяберск. вол.

Арубашевъ, Мих. Никл., дсс., жена Казим. Игн. (ур. Овсядовская), жит. г. Цивильскъ, Казанск. губ.

Архиповъ, Алдръ Алдр., тайн. сов., непр. чл. Воен. Медиц. Учен. Комит., жена Елиз. Ив. (урожд. Константинова), дѣти: Владиміръ, Николай, Алдръ, Евгенія и Ольга, жит. г. Спб.

Архиповъ, Ив. Григ., дсс., чл. С.-Петербургск. Судебн. Палаты, жена Ек. Серг. (Полякова). дѣти: Николай, Сергѣй и Татьяна, Новгородск. губ., Боровичск. у., им. «Подольно» 132 дес., жит. Спб., Эртелевъ пер., 2, кв. 15.

Арцимовичъ, Мих. Викт., въ зван. кмрг., сс., старш. чин. собств. Е. И. В. Канц., почетн. мир. судья Рѣжицк. окр., Витебской губ., жена Ек. Вас. (Горяинова), сынъ Викторъ, Любл. губ., род. майоратъ, жит. г. Спб.

Арцыбашевъ, Дм. Андр., от. дсс., дѣти: Всеволодъ (ротм. въ запасѣ), Владиміръ (служить въ М. Имп. Дв.), Сергѣй (земскій нач.) и Ольга, жит. г. Воронежъ.

Аршеневскій, Никанд. Никл., инж. плк., дѣти: Петръ, Левъ, Николай, Борисъ и Георгій, жит. г. Москва, зд. бывш. Лефортовскаго дворца.

Аршеневскій, Ром. Никл., нс., присяжн. пов., жена Ек. Конст. (урожд. Готенбергъ), дѣти: Константинъ и Елена, жит. г. Спб.

Астафьевъ, Никл. Алдр., дсс., ордин. проф. Спб. Историко-Филологическ. Инстит., им. Конотопск. у., Черниг. губ. 472 дес., жит. г. Спб.

Астрябъ (рожд. Галенковская), Елиз. Арк., ж. сс., им. Горбы, Лубенск. у., Полтавск. губ.

Ауэрбахъ, Алдръ Андр., от. дсс., директ. правл. акціон. об-ва «Ртутное дѣло Ауэрбаха и К°», представит. по горнозаводск. промышл. отъ М-ва Земледѣл. и Госуд. Им. въ 1896 г. въ совѣтахъ по желѣзнодорожн. и тариф. дѣламъ им. Тульской губ., с. Алябьево 927 дес.

Афремовъ, Влад. Алдр., жит. Орловск. губ., г. Мценскъ.

Афросимовъ, Алдръ Мих., тайн. с., чл.: Горн. Сов. и Горн. Учен. Комит. Морск. Технич. и Совѣщат. Комит., жена Анна Оскар. (ур. Рейхъ), дѣти: Юрій, Михаилъ, Алдръ и Анатолій, жит. Спб.

Ахшарумовъ, Влад. Веніам., прч., адъют. 1 батал. 12 гренад. Астраханск. Имп. Александра III п., жит. г. Москва, канцелярія полка.

фонъ-Ашебергъ, Ал-ѣй Як., прис. пов., жена Мар. Алдр. (рожд. Лахарева), им. благопріобр. въ Рязанск., Тульской и Псковск. губ. всего 211 дес., жит. Спб.. Поварской пер., 2.

Бабкинъ, Серг. Ив., кап., ст. пмщн. столонач. Гл. Управл. Казач. войскъ, им. с. Лаптево, Владим. губ. и у., жит. Спб.

фонъ-Бадеръ, Эдмундъ Карл., ген.-маіоръ, к-ръ 1-й бриг. 4-й кавал. дивиз., жит. г. Бѣлостокъ.

Баженова (рожд. бар. Беллингсгаузенъ), Ел. Ѳадд., вд. вице-адмир., дѣти: падчерица Поликсенія, жит. Спб.

Баженовъ, Пет. Никл., ген.-маіоръ, начальн. 2-й кавал. дивиз., жена Марія Никл. (рожд. Криворотова), дѣти: Евгеній, Борисъ, Николай, Харьковск. губ., Сумск. у., (родовое имѣн.), при дер. Кровное; жит. г. Сувалки, Соборная пл., 16.

Байковъ, Андр. Ив., дсс., почетн. гофъ-медикъ, помощн. директора Амбулаторной лечебницы герцогини Кобургъ-Готской, преподават. Хирургич. клин. при училищѣ лекарск. помощи, жена Ек. Вас (рожд. Шаркова), сынъ: Андрей, жит. Спб., Фонтанка, 64, кв. 5.

Банинъ, Дм. Серг., пдплк., комендантъ ст. Москва Моск.-Брестск. ж. д., жена Мар. Козьм., дѣти: Сергѣй, Дмитрій, Владиміръ, Михаилъ, Николай и Александра, жит. г. Москва, Садовая, Ермолаевской пер., д. Воскресенскаго.

Баньковскій, Алдръ Конст., плк., командиръ 4 Саперн. батал., жена Юл. Дм. (Мосягина), дѣти: Владиміръ, Георгій, Борисъ, Любовь, Надежда, жит. г. Гродна, Садовая, д. кн. Четвертинскаго.

Барабашевъ, Пав. Никл., кс., экстраордин. проф. Харьк. Универс., жена Валент. Вас. (Долгова), дѣти: Марія и Николай, им. Вербняговка, Купянск. у., Харьк. губ., жит. г. Харьковъ, Зміевская, 1.

Барсовъ, Алдръ Андр., ген. отъ артил., тврщ. ген.-фельдцейхмейстера, сынъ: Андрей, жит. Спб.


— 188 —

Барсовъ, Никл. Ив., дсс., профес.; сост. при М-вѣ Народ. Просв., жит. Спб., Пет. ст., Б. Гребецкая, 39.

Барташевскій, Никл. Ос., инж., жена Мар. Мих. (Пашкова), им. Укмино, Псковск. губ. и Бѣлое Витебск. губ., жит. Спб.

Бартельсенъ, Алдръ Эрнест., сс., прокур. Минск. Окр. Суда, жена Вѣра Фед. (Лугинина), им. с-цо Гремячій Колодезь, Райское тожъ, Тульск. губ. и у. — 284 дес., жит. г. Минскъ.

Бартеневъ, Влад. Ив., сенат., тайн. сов., жена Ольга Григ. (рожд. Дьяконова), дѣти: Владиміръ, им. (благопр.), Сарат. губ. и у., 395 дес., жит. Спб., Басковъ пер., 20.

Бастенъ, Ив. Ос., дсс., жена Ек. Игн. (урожд. Портелли), дочь Екатерина, жит. Спб., Фонтанка, 19, кв. 10.

Батюшковъ, Алѣй Льв., ттс., пмщн. дѣлопроизвод. д-та Землед. М-ва З. и Гос. Им., жит. Спб.

Бауеръ, Вас. Вас., ттс., секрет. оберъ-прокур. 1-го д-та Прав. Сената, жит. Спб.

Бахвостова (рожд. Кутрова), Соф. Конст., вд. дсс., дѣти: Екатерина, Вѣра, Ольга, Константинъ, жит. Спб.

Бахтеяровъ, Влад. Як., дсс., членъ С.-Петербургск. Судебн. Палаты, им. родовое, въ Тульск. губ., Ефремовск. у., при сельцѣ Ивановскомъ — 250 дес., жит. Спб., Фонтанка, 27.

Башиловъ, Пет. Алдр., ген. отъ артил., сост. при Его Имп. Выс. Вел. Кн. Мих. Никл., жена Люб. Ив. (Максимова), дѣти: Николай, Петръ, Борисъ, Сергѣй, Екатерина, Марія и Наталія, жит. Спб.

Башиловъ, Пет. Пет., сс., товар. прокур. Спб. Окруж. Суда, жена Ек. Пав. (урожд. Лыжина), дѣти: Алдръ, Ольга, Петръ и Никита, жит. Спб., Захарьевская, 9.

Башкировъ, Веніам. Алдр., дсс., директ. Кавказск. Минер. Водъ; сост. по корпусу Лѣснич.; директ. Пятигорск. отд. общ. попечит. о тюрьм., поч. мировой судья Владикавказск. окр., дѣти: Борисъ, Николай, Ольга и Екатерина, им. Тульск. губ. — 400 дес.

Башмаковъ, Алдръ Алдр., нс., сост. за оберъ-прокур. стол. въ IV Д-тѣ Прав. Сената и въ коммис. по составл. проекта Гражд. Уложеній, жена Каролина Ив. (Вистазъ), дѣти: Юрій, Владиміръ и Надежда, жит. Спб.

Башмаковъ, Серг. Серг., кск., бывш. Кирсан. уѣзд. предвод дворян., жена Елиз. Алдр. (рожд. Батурина), дѣти: Марія и Александръ, им. с. Вяжла, Тамбовск. губ., Кирсан. у., жит. г. Кирсановъ.

Бедо, Пав. Ив., ген.-маіоръ, к-ръ 28 артил. бриг.; жена Адел. Ив. (рожд. Тернеръ), дѣти: Петръ, Марія, Надежда, Екатерина и Вѣра, жит. г. Ковна.

Безсоновъ, Ал-ѣй Алдр., плк., нач. Тамбово-Уральск. Жандармск. Полицейск. Управл., жена Алдра Ив. (Роперъ), дѣти: Владиміръ, Агнія, Евгенія, Людмила, им. Кичкилейка, Пенз. губ., Городищ. у., жит. г. Саратовъ, уг. Вольской и Царицынской, д. Федорова.

Беклемишевъ, Фед. Андр., дсс., въ зв. кмрг., причисл. къ Гл. Упр. Гос. Коннозавод.; почет. смотрит. Рязанск. уѣздн. учил., им пріобр 14.959 дес. земли, винокурен. и конск. зав. въ Рязанск. губ.

Беклешевъ, Никл Ал-ѣев., дсс., Островск. уѣздн. предв. двор. (Псковск. г.), им. родов. 79 дес. земли, пріобр. 200 дес. въ Псков. гѵб.; жены 871 дес. земли въ той же губ.

Бекчуринъ, Миръ-Салихъ Миръ Салимовичъ, дсс., директ. Оренбург. Тюремн. Комит., жена Биби-Гафифа (Ахмерова Умфла), дѣти: Миръ-Юсуфъ, Миръ-Абубекръ, Миръ-Махмутъ, Зюлейха, Хадича, Фатима, Миръ-Ахмедъ, Гайша, Миръ-Ягкубъ, Зюгря, Карима, жит. г. Оренбургъ, сб. д.

Бекъ, Вильг. Вильг., от. дсс., горн. инж., жена Соф. Алдр. (Штофъ), дѣти: Викторъ и Евгеній, жит. Спб.

Беннигсенъ, гр., Пав. Алдр., жена Алдра Карл. (фонъ-Меккъ), дѣти: Эммануилъ, Георгій, Леонтій, Адамъ, Ксенія, Ольга и Екатерина, им. въ Ганноверѣ Бантельнъ и въ Россіи Тульск. губ.; Веневск. у., с. Гурьево, жит. Спб.

Бентковскій, Карлъ Феликс., инж., от. тайн. сов., жена Тереза Ѳед. (рожд. де-Бароффи Бруни), дѣти: Альфредъ, Робертъ, Викторъ и дочь Юлія, имѣніе дача въ Финляндіи, жит. Спб., Усачевъ пер., 3.

Бенуа, Никл. Людовик., дсс, архит. Выс. Двора; дѣйств. чл. Имп. Акад. Худож.; причисл. къ М-ву Землед. и Гос. Имущ.; чл. Спб. Город. Управы, им. камен. домъ въ Спб.

Бенчуринъ, Миръ-Салихъ Миръ-Салим., дсс, жит. г. Оренбургъ.

фонъ-Бергъ, Бор. Маврик., от. ген.-маіоръ, жена Мар. Карл. (урожд. фонъ-Валь), жит. Спб.

Бережковъ, Дм. Ив., дсс., пмщн. начальн. канц. Александровск. комитета о ранен., жена Елиз. Никл. (рожд. Митрополова), дѣти: Сергѣй и Алексѣй, им. въ губ. г. Владимірѣ, 14 дес., жит. Спб.

фонъ-Берендсъ (Миддендорфъ), Луиза Карл., вд. прч., дѣти: Эдуардъ, Ольга, Маргарита, Елисавета и Елена, жит. Спб.

Беренсъ, В. , ген.-маіоръ, к-ръ Туркестанск. артил. бриг., жит. г. Ташкентъ.

Бернатовичъ, Алдръ Оттон., шт.-кап., земск. нач. 1 уч. Нижнедѣвицк. у., жена Варв. Алдр. (Апушкина), дѣти: Марія, Ольга, Дмитрій, им. въ Нижнедѣвицк. и Землянск. уу., Воронежск. губ., жит. г. Нижнедѣвицкъ.


— 189 —

Бертенсонъ, Левъ Бернард., дсс., почетн. лейбъ-медикъ Дв. Е. Имп. Вел., чл. Горн. Учен. Комит. М. З. и Г. И., жена Ол. Аполл. (Скальковская), дѣти: Борисъ, Михаилъ, Сергѣй и Татьяна, жит. Спб.

Бестужевъ, Сергѣй Никл., корн. зап., чинов. по крестьянск. дѣл. 4 уч. Тарск. окр., Тобольск. губ., дочь Вѣра.

Бестужевъ-Рюминъ, Вас. Никл., ген.-лейт. артил., инспект. Оружейн. и Патрон. Завод., жена Мар. Филип. (Левдикъ), дѣти: Николай, Екатерина и Анна, жит. Спб.

Бехтеревъ, Влад. Мих., дсс., директ. клиники душевныхъ и нервныхъ болѣзней, профес. клин. Военно-Медиц. Акад., жена Нат. Пет. (урожд. Базилевская), дѣти: Ольга, Владиміръ, Петръ, Екатерина, жит. Спб., Самарская, 9.

Бибиковъ, Мих. Мих., дсс., чин. особ. поруч. М-ва Финанс.; совѣщ. чл. Ветеринар. Комит. М-ва В. Д.; поч. мировой судья Бирюченск. окр., жена (урожд. кн. Оболенская), дѣти: Михаилъ, Варвара, Дарья и Дмитрій, им. сл. Старая Ивановка съ дер. Воронежск. губ., Бирюченск. у. — 4453 дес., жит. Спб.

Бибиковъ, Серг. Ил., ген.-маіоръ свиты Его Величества, жена Елиз. Пет. (рожд. Ланская), дочь Варвара, жит. Спб., М. Итальянская, 41.

Бильдерлингъ, Ал-дръ Алдр., генерал. шт. генер.-лейт., членъ воен -учен. ком. Главн. Шт., жена Соф. Пав. (рожд. Волкова), дѣти: Софія, Петръ, жит. Спб., Гагаринская наб., 16.

фонъ-Бильдерлингъ, Пет. Алдр., от. артил. генер.-маіоръ, жена Соф. Влад. (рожден. Витманъ), дѣти: Марія, Петръ, Владиміръ, Наталья, Александръ, Софія, Георгій, Николай, Андрей, Елена, Екатерина, им. 4200 дес., С.-Петерб. губ., Лужск. у., Городецкой вол. «Заполье», жит. Спб., Б. Морская, 53, сб. д.

Бирилевъ, Андр. Ив., сс., инж. П. С.; пмщ. начал. Вытегорск. округа пут. сообщ., жена Лид. Феликс. (рожд. Чигирь), дѣти: Борисъ, Николай, Павелъ, Вадимъ и Ольга, жит. г. Вытегра, Олонецк. губ.

Бирюковъ, Алдръ Серг., от. дсс., жена Соф. Евг. (Норова), сынъ Евгеній, им. въ Смоленской и Костром. губ., жит. Спб.

Бискупскій, Викт. Ксавер., дсс., вице-губернат. въ г. Томскѣ, жена Ел. Вас. (Римская-Корсакова), дѣти: Василій, Викторъ, Константинъ, Елена и Варвара, им. Ново-Александровка Харьковск. губ., Изюмск. у. — 900 дес., жит. г. Харьковъ, Дворянская, сб. д.

Бистремъ бар., Фед. Родриг., сс., чл. Спб. Судебн. Палаты, жена Генріетта Адольф. (Гедехенъ), дѣти: Родригъ, Федоръ, Генріетта и Екатерина, дома въ г. Спб. (благопріобр.), жит. Спб.

Благово, Ал-ѣй Алдр, ка., земск. нач. 2 уч. Мещовск. у., Калужск. губ., им. с-цо Бѣлилово, Фроловск. вол., Мещовск. у., Калужск. губ., жит. г. Мещовскъ.

Благодаревъ, Дм. Вас., от. ген.-маіоръ по Адмиралтейству, Спб., жит. В. О., Большой пр., 63, кв. 9.

Бобарыкинъ, Фед. Никл., ген.-маіоръ, сост. по гвард. кавал. и въ расп. Е. И. В. Главнокоманд. войск. гвардіи и Петербургск. воен. окр., жена Мар. Алдр. (рожд. Дедюлина), сынъ Александръ, им. Тульск. губ., Ефремовск. у., Шиповск. вол., с. «Лукьяновка» — 500 дес., жит. г. Гатчино, Багговутовская, 2.

Бобоѣдовъ, Порфир. Гавр., сс., Сергачск. уѣздн. предвод. дворян. и предсѣд. Сергачск. уѣздн. Земск. Управы, жена Тат. Фед. (Санина), дочь Варвара, им. с. Лопатино, Лукояновск. у., жит. г. Сергачъ.

Бобрищевъ-Пушкинъ, Алдръ Мих., дсс., предсѣд. С.-Петербургск. Окруж. Суда, жена Мар. Алдр. (урожд. Браккеръ), дѣти: Нина, Марія и Евгенія, им. Тульск. губ., Алексинскій у. — 270 дес., жит. Спб., Шпалерная, 39.

Бобровскій, Пав. Ос., сенат., ген.-отъ-инфант. Ген. Шт., нач. Воен -Юрид. Акад., жена Евг. Алдр. (Григоровская), дѣти: Елизавета. Марія, Сергѣй, Михаилъ, Евгенія, Василій, им. Мокули Ковенск. губ., Новоалександр. у. и у жены им. Чуссково, Пск. губ., Холмск. у., жит. Спб.

Бобровскій, Серг. Пав., пдпрч. Л -гв. Саперн. батал., жена Вѣра Никл. (Лялина), жит. Спб.

Богатиновъ, Никл. Дм., дсс., причисл. къ М-ву Народн. Просв.

Богдановичъ, Матв. Пав., дсс., Пермск. в.-губернат., им. жены пріобр. два деревян. дома въ гг. Перми и Оханскѣ.

Богдановскій, Никл. Як., от. ген.-маіоръ, жена Валерія Мих. (Сердюкова), дѣти: Борисъ, Глѣбъ, Ксенія, жит. Спб.

Богородицкій, Алдр. Мих., ттс., протокол. и секретарь Двор. Опеки, жит. г. Егорьевскъ, Рязанск. губ.

Богушевичъ, Георг. Мих., дсс., сост. при М-вѣ Вн. Д.

Бодиско, Андр. Вас., ротм., адъют. командира 18-го армейск. корп., жит. Н. Петергофъ, Михайловская ул., д. Перно.

Бодиско, Влад. Влад., лейт. флота, жит. г. Кронштадтъ.

Бодиско, Никл. Як., сс., чл. Ковенск. Дворян. Опеки, жена Елиз. Пет. (Чагина), дѣти: Дмитрій, Марія и Екатерина, жит. г. Ковно.

фонъ-Бокъ, Вильг. Ром., дсс., Юрьевск. городск. гол.; поч. миров. суд. Юр.-Верроск. окр.; д-ръ мед., им. пріобр. недвижимое въ г. Юрьевѣ.


— 190 —

фонъ-Бокъ, Генр. Генр., дсс., въ зв. кмрг., директ. Феллинск. отд. попечит. о тюрьм. об-ва, им. родов., 18 гакен. земля въ Лифляндск. губ.

Бокъ, Ив. Ив., дсс., чин. особ. поруч. при М-рѣ Финанс.; чл. сов. особаго отд. Двор. Банка; почетн. чл. Имп. Женск. Патріот. Об-ва, жена Нат. Вас. (урожд. Коссовичъ), дѣти: Серафима, Вѣра, Александръ, Борисъ, Николай, Марія и Людмила, жит. Спб.

Бокъ, Мих. Самойлов., от. дсс., жена Мар. Іос. (Шлоссеръ), дѣти: Иванъ, Владиміръ, Михаилъ, Адольфъ, Георгій и Наталія, жит. Спб.

Болдыревъ, Конст. Арк., дсс., чл. Сов. Гл. Упр. Гос. Коннозав., им. жены родов. 5340 дес. въ Тамбовск. губ.

Большевъ, Андр. Алдр., ген-маіоръ. начальн. картографическ. зав Главн. Шт., жена Марья Ѳед. (урожд. Мистрова), дѣти: Николай и Валентинъ, жит. Спб., Невскій 4, кв. 1.

Большевъ, Валент. Андр., корн. 10 Драгунск. Екатеринославск. п.

Большевъ, Никл. Андр., при штабѣ войскъ гвардіи и Петербургск. Военнаго Округа, жит. Спб., Невскій 4, кв. 1 (Посадъ Граево 10-й Драг. полкъ).

Бомъ, Ѳеод. Карл., дсс., товар. прокур. Спб. Судебной Палаты, жена Елиз. Никл. (урожд. Гамалѣя), дѣти: Николай, Александръ. Екатерина и Софія, жит. Спб., Моховая 3, кв. 4.

Борейша, Ипполитъ Франц., ддс., предсѣд. Уѣздн. Съѣзда, дѣти: Михаилъ и Екатерина, жит. г. Красный Яръ, Астраханск. губ.

Борзаковскій, Пет. Корнил., сс., директ. народн. учил. Херсонск. губ., жена Соф. Никл. (урожд. Витвицкая), дѣти: Инна и Викторія, жит. г. Одесса.

Борзенко, Алдр. Ал-ѣев., сс., магист. гражд. права, им. Херсонск. губ., Тираспольск. у., при с. Демидовкѣ и дер. Анатольевкѣ — 2950 дес.

Борзенковъ, Леонидъ Кондрат., гс., жена Валерія Владисл. (Рощинская), дѣти: Анна и Евгенія, им. дер. Севенка, Курск. губ., Льговск. у.

Бородавкинъ, Конст. Тим., ттс., секрет. Пронск. Уѣздн. Съѣзда, жена Ек. Ѳед. (урожд. Небольсина), дѣти: Сергѣй, Владиміръ, Пантелеймонъ, Ольга, Вѣра и Любовь, им. (родов.), дер. Дурышкино, (Березовской вол.) 14 дес. и д. Богородицкое (Дурновской вол.) 14 дес. и (благопр.) с. Алабино (Архангельской в.) 92 дес.; всѣ Пронск. у., жит. г. Пронскъ, д. Васильева.

Бородинъ, Ив. Парфен., дсс., проф. Имп. Военно-Медиц. Акад. и Лѣсн. Инстит., жена Алдра Григ. (рожд. Перетцъ), дочери: Инна и Меропія, им. Подгородная дача въ Спб. за Нарвскою заставою (3 дес.) (родовая), жит. Лѣсной Институтъ.

Бородинъ, Пав. Ив., дсс., депут. Оренбургск. Дворян., жена Люб. Вас. (Гладкова), дѣти: Василій, Евгеній, Михаилъ, Петръ. Николай и Павелъ, им. въ г. Оренбургѣ кам. домъ и въ Оренбургск. и Троицк. уу. — 1295 дес., жит. Предмѣстье г. Оренбурга, Казачій Форштатъ, д. противъ церкви Св. Георгія.

Боссе, Влад. Карл., ген.-маіоръ, жена Соф. Алдр. (урожд. Энгельгардтъ), дочь Ксенія, жит. Спб., Пушкинская 9, кв. 26.

Боярская (урожд. Галенковская), Над. Арк., вд., жит. Полтавск. губ., Лубенск. у., им. Тимки.

Боярскій, Никл. Ив., шт.-кап. гв., жена Олимп. Ив., им. Харьк. губ., Ахтырск. у., дер. Порофіевка, почт. адр. г. Ахтырка.

Боярскій, Никл. Мих., студент. инстит. гражданск. инж., жит. Спб., Забалканскій, 16.

Боярскій, Пет. Мих., ттс., товар. прокур. Черниговск. Окружн. Суда; почетн. миров. судья Лубенск. у.; директ. Любенск. отд. тюремн. комит.; Лубенск. уѣздн. гласный, им. Полтавск. губ., Лубенск. у., им. Тимки, жит. г. Черниговъ.

Брадке, Фридр. Георг., сс., предсѣд. Съѣзда и участк. мир. судья 1-го участка Полоцк. окр., жена Соф. Адельберт. (Миллеръ), дѣти: Георгій и Ада, жит. г. Полоцкъ, Витеб. губ., Нижне-Покровская, д. Эпштейна.

фонъ-Бранденбургъ, Никл. Ефим., ген.-лейт. для особ. поруч. при Глав. Артилл. Упр., жена Марія Пет. (урожд. Басина), дѣти: Петръ, Константинъ, Борисъ, Николай и Серафима, жит. Спб., Гагаринская, 12.

Брандтъ, Алдр. Фед., дсс., проф. Имп. Харьк. Универс., жена Ел. Филип. (урожд. Шуппе), дѣти: Владиміръ, Анна и Викторъ, жит. г. Харьковъ, Ветеринарная, сб. д.

Бредовъ, Влад. Ром., ттс., пмщн. столонач. Горн. Д-та М-ва Землед. и Гос. Им., жит. Спб.

Бржезицкій, Мих. Іос., от. плк., уѣзд. предвод. дворян. всѣхъ уу. Ставропол. губ., жена Параск. Ив. (рожд. Иванова), дѣти: Іосифъ, Василій, Владиміръ, Раиса, им. домъ въ г. Ставрополѣ, жит. г. Ставрополь губернскій, Гимназическая, 21, сб. д.

Брилевичъ, Алдръ Вас., плк., нач. штаба 2-й гв. пѣхотн. дивизіи, жена Евг Аркад. (Тютрюмова), дѣти: Александръ, Николай, Владиміръ и Вѣра, жит. Спб.

фонъ-денъ Бринкенъ, бар., Алдръ Эмил., гс., контрол. М. В. Ж. Д., жена Мар. Григ. (урожд. Якублевичъ), дѣти: Лидія, Зинаида, Викторъ, Николай, Людмила, Маринъ, жит. г. Минскъ, Александровская ул., д. 6.

фонъ-денъ Бринкенъ, бар., Леопольд. Фридр., капит. л.-гв. Гренадер. п., жена Ан. Мих. (рожд. Михаловская), дѣти: Анатолій и Елена, жит. Спб.


— 191 —

Вріо, Алдръ Спирид., дсс., заслуж. профес. физико-матем. факул. Имп. Харьк. Универс., жена Алдра Никл. (Майборода), дѣти: Леонидъ, Всеволодъ, Елизавета и Зинаида, жит. г. Харьковъ, Нетечинская, 44.

Бровцынъ, Ал-ѣй Федот, от. кап.-лейт., присяжн. повѣрен. Окр. Спб. Судебн. Палаты, жена Гаина Пет. (Нарбутъ), дѣти: Зинаида, Павелъ и Марія, жит. Спб.

Бровцынъ, Бор. Алдр., дсс., предсѣд. Д-та С.-Петербургск. Суд. Палаты, жена Ек. Пет. (урожд. Сушинская), сынъ Сергѣй, жит. Спб., Сергіевская, 65.

Бровчинскій, Всев. Алдр., дсс., жена Над. Алдр. (Рудосвичъ), дѣти: Константинъ, Ростиславъ, Борисъ, Александръ, Николай, Нина, Люцела, Маркія, жит. Спб.

Брудинскій, Никл. Дм., дсс., пмщн. статсъ-секрет. Госуд. Сов., жена Лид. Алдр., дѣти: Константинъ и Антонина, им. Уфимск. губ., с. Бордовка, жит. Спб.

Брюхановъ, Влад Ал-ѣев., ка., засѣдат. Бѣлостокско-Сокольской Дворян. Опеки, жена Над. Вас. (Лебедева); дѣти: Александръ, Евгеній, Владиміръ, Наталія, Елена, Юлія и Евгенія, им. Серилевичи, Гродн. губ., Слонимск. у., жит. г. Бѣлостокъ по Старо-Сотейной ул., д. Савицкаго.

Брянчаниновъ, Анат. Алдр., дсс., непремѣн. членъ Вологодск. Губернск. Присутствія, жена Вѣра Алдр. (Касаткина), дѣти: Марія, Вѣра, Владиміръ, им. с. Закрышкино, Вологодск. губ. и у. — 400 дес., жит. г. Вологда, д. Фантгофъ.

Брянчаниновъ, Викт. Алдр., пдпрч., земск. нач. 3 уч., Корчевск. у., жена Антон. Мих. (Бендерская), дѣти: Сергѣй, Николай, Всеволодъ и Евдокія, им. с-цо Быстрое, Тверск. губ., Корчевск. у.

Бугаевъ, Никл. Вас., дсс., засл. проф., деканъ и орд. проф. физ.-математ. факульт. Имп. Моск. Универс.

Бугаревичъ, Францъ Игн., кс., врачъ Кишиневск. 2 гимн., жена Мар. Людв. (урожд. Лясковская), дѣти: Болеславъ, Казиміръ, Ванда, Ядвига, Марія и Софія, жит. г. Кишиневъ, сб. д.

Будаевскій, Серг. Алдр., артил. ген.-маіоръ, инспект. клас. Николаевск. кавалерійск. учил., преподават.: Пажеск. Е. И. В. корпуса, Константиновск. артиллерійск. и Николаевск. инженерн. училищъ, чл. комиссіи Гл. Упр. Воен. Учебн. зав., жена Жозефина Алдр. (урожд. Кокенъ-фонъ-Гринбладтъ), сынъ Александръ, жит. Спб., Николаевское кавалерійское училище.

Будаевъ, Никл. Серг., дсс., засл. проф., шт. гражд. преподав. Михайловск. Артиллер. Акад. и Учил.; чл. Конференц. Акад.

Будбергъ, бар., Алдръ Андр., дсс., въ долж. шталмейст.; товарищъ главноуправл. канц. Е. И. В. по прин. прош., жена Евг. Эд. (урожд. Тотлебенъ), дѣти: Марія, Евгенія, Андрей, Эдуардъ, Вѣра, Елена, им. въ Лифлянск. и Витебск. губ., жит. Спб., Почтамтская, 21.

Буйницкій, Нест. Алоиз., воен. инж., пдплк., преподав. Николаевск. Инженерн. Акад. и Учил., жена Елиз. Алдр. (рожд. Станюковичъ), дочь Софія, жит. Спб., Офицерская. 26, кв. 20.

Буксгевденъ, бар., Алдръ Артур., нс., ландратъ Эзельск. Ландратской Коллегіи, жена Шарлотта Карл. (рожд. фонъ-Сименсъ), дѣти: Маргарита, Китти, Фелиція, Мари-Лоттъ, им. родовое Куйвастъ на остр. Эзелѣ, жит. Спб.

Буксгевденъ, бар., Карлъ Карл., дсс., въ долж. шталмейст., директ. Д-та Личн. Состава и Хозяйств. Дѣлъ М-ства Иностр. Дѣлъ, жена Людм. Пет. (рожд. Осокина), дѣти: Софія, Петръ, им. Рупертсгофъ, Лпфляндск. губ., жит. Спб., Мойка, 26.

Булацель, Григ. Пав., сс., прокур. Черниговск. Окружн. Суда, жена Натал. Алдр. (урожд. Константиновичъ), дѣти: Александръ и Никита, им. Полтавск. губ., Лубенск. у., им. Лазорки, жит. г. Черниговъ.

Булгаковъ, Алдръ Пет., дсс., управл. Калужск. Казен. Палатою, жена Соф. Аким. (Ахременкова), дѣти: Александръ и Михаилъ, жит. г. Калуга, д. Гончаровой.

Булгаковъ, Пав. Ил., плк., к-ръ 2-й батареи л.-гв. 1-й Артиллерійск. бриг., жит. Спб., Литейный, 1, кв. 1.

Булыгинскій, Алдръ Дм., дсс., засл. проф., орд. проф. Имп. Моск. Универс.

Булычовъ, Никл Ив., сс., Мосальск. уѣздн. предвод. двор., жена Мар. Андр. (рожд. гр. Шувалова), им. Калужск. и Пензенск. губ., жит. г. Мосальскъ, Калужск. губ.

Бульмерингъ, Алдръ Мих., от. дсс., бывш. предсѣд. Изюмск. Окружн. Суда.

Бунге, Никл. Андр., дсс., орд. проф. Имп. Универс. св. Владиміра, жена Евг. Порф. (урожд. Шиповская), дѣти: Николай, Екатерина, им. пріобр. деревян. домъ въ г. Кіевѣ.

Бунинъ, Наркизъ Никл., гв. шт.-кап., жена Елиз. Оскар. (фонъ-Гельфрейхъ), им. с-цо Елизаветинское, Курск. губ., Ново-Оскольск. у., жит. Спб.

Бурачекъ, Евг. Степ., от. контръ-адм., жена Анна Серг. (рожд. Вяткина), дѣти: Рафаилъ, Степанъ, Всеволодъ, Владиміръ и Наталія, им. Черниг. губ., Нѣжинск. у., при с. «3аньки», жит. Спб., М. Дворянская, 6, кв. 4.

Бырдинъ, Дм. Алдр., сс., Предсѣд. Камышловск. Уѣздн. Съѣзда, жена Варв. Максимил. (урожд. Геннушъ), дѣти: Александра, Надежда. Ольга, Варвара, Вѣра и Владиміръ, жит. г. Камышловъ, Пермск. губ.


— 192 —

Бурнашевь, Никл. Никл., дсс., жена Мар. Никанор. (Лонгинова), дѣти: Николай, Никаноръ, Александръ, Марія, Сергѣй, Степанъ, Михаилъ и Капитолина, им. Ново-Спасское, Курск. губ., Фатежск. у., почт. адр. ст. Золотухино. Моск.-Курск. ж. д., жит. Спб.

Бутримовичъ, Алдръ Ив., кс., дѣлопроизвод. и бухгалт. Ивангородск. Крѣпостн. и Интендантск. Управл., жена Мар. Як. (Малиновская), дѣти: Владиміръ и Михаилъ, жит. крѣп. Ивангородъ, Люблинск. губ.

Бутыркинъ, Вас. Гавр., тайн. с., управл Тифлисск. Контрольн. Палатою, дѣти: Александръ, Анна, Надежда, Евгенія и Владиміръ, им. Тамб. губ. (родов.), жит. г. Тифлисъ.

Бухе, Алдръ Ѳеод., дсс., тов. об.-прокур. 1-го Деп. Прав. Сен.

Буяковичъ, Евг. Влад., плк., жена Эмил. Патриціевна (Витковская), дѣти: Константинъ, Елена и Михаилъ, жит. мѣст. Бѣлая Церковь, Кіевск. губ.

Быстровъ, Никл. Ив., дсс., заслуж. профес., почетн. лейбъ-медикъ, директ. дѣт. пріюта св. Меѳодія; совѣщательн. членъ Военно-Мед. Ученаго Комитета, жена Над. Никл. (урожд. Рогова), дѣти: Надежда, Софья и Владиміръ, им. Тульск. губ., Крапивинск. у. — 700 дес. и Новгородск. губ., Валдайск. у. — 600 дес., жит. Спб., Николаевская, 16.

Бычковъ-Ростовскій, Юр. Иліод., гс., Муромск. депутатъ дворян., чл. Муромск. уѣздн. земск. управы, жена Мар. Никл. (Мяздрикова), дѣти: Александръ и Варвара, им. при дер. Волнино, Муромск. у., Владим. губ.: при д. Бутырки тожъ, и Сабуровка, Моршанск. у., Тамб. губ.; при д. Мякушкахъ, Горбатовск. у. и при с. Языково, Арзамаск. у., Нижегор. губ., жит. г. Муромъ, Касимовская, сб. д.

Бѣлевичъ, Алдръ Степ., ттс., податн. инспект. съ 1889 г., жена Эмил. Эд. (Донненбергъ), дочь Наталія, им. близь дер. Кадыкіой, Таврич. губ., Ялтинск. у., почт. адр. г. Симферополь.

Бѣленковъ, Георг. Евстратьев., дсс., Волковыск. уѣздн. предвод. двор., предсѣд. Гродн.-Волковыск. Съѣзда, Миров. Посредн., поч. миров. суд. Волковыск. окр., директ. Волковыск. отд. попечит. о тюрьм. об-ва, им. жены родов. въ Гродненск. губ. 847 дес. земли и деревян. домъ въ г. Житомірѣ.

Бѣлецкій, Григ. Моисеев., ген.-маіоръ, к-ръ 34 Артил. бригады, жена Анна Никл. (кн. Бебутова), жит. г. Александрія, Херсонск. губ.

Бѣлозеровъ, Алдръ Ал-ѣев., от. дсс., горн. инж., жена Алдра Никл. (рожд. Васильчикова), дѣти отъ перваго брака: Александръ, Владиміръ, жит. Спб., Эртелевъ пер., 18.

Бѣляевъ, Тим. Мих., ген.-маіоръ, и. д. начал. 2-го Кавказск. Армейск. корп., жена Мар. Никл. (урожд. Сентюрина), дѣти: Марія (зам. Блокъ), Сергѣй (гв. кап.), Михаилъ (шт.-кап.), Владиміръ и Иванъ (прч.), Николай (прикоманд. къ гвар.), Тимофей (юнк. Михайл. Артил. Учил.), жит. г. Тифлисъ, Александровская, 55.

Вагнеръ, Авг. Андр., сс., чл. Медико-Филантроп. Комит. Имп. Человѣколюбив. Об-ва, жена Каролина Алдр. (урожд. фонъ-Лешъ).

Вагнеръ, Никл. Пет., дсс., засл. проф., орд. проф. Имп. Спб. Универс. (св. шт.).

Вадбольской, кн. (младш.), Бор. Серг., прч. 3-го драгунск. Сумск. п., жит. г. Москва, Зубовская, 10.

Вадбольскій, кн., Влад. Влад., жена Екат. Пав. (урожд. Писарева), жит. въ Тульск. губ., село Покровское, Вадбольшино.

Вадбольскій, кн., Никл. Мих., корнетъ.

Вадбольской, кн. (старш.), Пет. Серг., прч. 3-го драгунск. Сумск. п., жит. г. Москва, Зубовская, 10.

Важинскій, Виталій Игн., нс., консульт. по зубн. болѣзн. лечебн. Имп. Человѣколюб. Об-ва; зубн. вр. при уч. Насл. Цесарев.; въ пріютѣ пр. Ольденбургскаго, жена Елиз. Пет. (урожд. Одоевцева), дѣти: Степанъ и Ироида, им. въ Витебск. губ., того-же у., жит. г. Спб.

Ваксель, Плат. Львов., дсс., директ. канц. М-ва Иностр. Дѣлъ, им. въ Вологодск. губ., Кадниковск. у., жит. Спб., Дворцов. пл., 6.

Вакуловскій, Андр. Никл., Изм. п., Заротная, сб. домъ (родовой), жит. Спб., Дровяная, 4.

фонъ-Валь, Оскаръ Ал-ѣев., от. офиц. инжен. части, жена Лид. Роберт. (урожд. фонъ-Гузенъ), дѣти: Эдгардъ, Артуръ, Лидія, Гарріета и Женни, жит. г. Спб.

Вальрондъ, Никл. Стеф., лейт. флота, жена Над. Вас. (рожд Трапезова), сынъ Евгеній, жит. Спб., В. О., 18 лин., 15, кв. 1.

Ваньковичъ, Левъ Аполлинар., дсс., поч. чл. Минск. губернск. попечит. дѣтск. пріют.; поч. миров. суд. Минск. у. и поч. блюстит. Минск. женск. гимназ., им. родов. 5,732 дес. земли въ Минск. губ., пріобр. дерев. домъ въ г. Минскѣ; жены родов. 10,055 дес. земли въ той-же губ.

Варваринъ, Влад. Никл., тайн. сов., сенат., предсѣд. д-та Спб. Судебн. Палаты, жена Праск. Никл. (урожд. Левашова), дѣти: Николай, Вадимъ. Екатерина и Наталія, им. Ряз. губ., Рязанск. и Ряжск. у., с. Галенчино и с-цо Дуровка, жит. г. Спб.

Варженевскій, Ал-ѣй Конст., кандид. Московск. универс.; Можайск. уѣздн. предвод. дворянства и предсѣд. уѣздн земск. управы, жена Алдра Влад. (рожд. Кашперова), им. въ Московск. губ., Можайск. у., Бородинск. в., с. Романцево — 414 дес., жит. г. Можайскъ, Московск. губ.


— 193 —

Василевскій, Ант. Ант., сс., бывш. Могил. уѣздн. предвод. дворянства, жена Варв. Эспер. (ур. Осипова), дѣти: Петръ, Владиміръ, Алдръ и Марія, Могил. губ., Чериковск. у., им. «Красное», и Орл. губ., Карачевск. у., им. «Меловое», жит. г. Могилевъ. Б. Садовая, сб. д.

Василевскій, Никл. Алдр., плк., команд. 42 драг. Митавск. п., жена Ол. Вас. (ур. Сахарова), дѣти: Зинаида и Нина, жит. г. Ченстоховъ. Театральная, д. Граховскаго.

Васильевъ, Аѳонас. Вас., дсс., ген.-контрол. воен. и морск. отчетн., жена Ал-дра Вас. (рожд. Троицкая), дѣти: Мстиславъ, Аѳанасій, Владиміръ, Вячеславъ, Меѳодій, Александра и Любовь, жит. Спб., Пет. ст., Большой пр., 1.

Васьковъ, Конст. Пет., ротм., предвод. двор. Нерехтск. у., Костр. губ., жена Юзефа Алдр. (урожд. Фридрихъ), дочь Евгенія, им. Костр. губ., Нерехтск. у., с. Аминово, жит. г. Нерехта.

Васьяновъ, Арк. Ив., ка., предводит. дворян. Рыльск. у., жена Евг. Мих. (урожд. Берназкая), сынъ Михаилъ, им. Курск. губ., с. Медвѣжье, Рыльск. у.; с. Песочное, Дмитріевск у.; с. Тихвинское, Фатежск. у., и Орловск. губ. и у., с. Добричекъ, жит. г. Рыльскъ, Курск. губ.

Ваулинъ, Никл. Никл., кап., дѣлопр. 1 отд. электротехн. части инж. вѣд., жена Соф. Никл. (ур. Твердохлѣбовичъ), дѣти: Марія и Борисъ, жит. г. Спб.

Вахарловскій, Всев. Никл., пдплк. гв. Артил., к-ръ 2 батар. Констант. Артиллер. учил., жена Зин. Алдр. (ур. Юргенсовъ), дѣти: Ольга, Лидія и Владиміръ, жит. г. Спб.

фонъ-Вахъ, Эмман. Эрнестов., частн. повѣр., жена Ел. Пав. (урожд. Емануель), сынъ Мануилъ, жит. г. Спб.

Ващенко Захарченко, Мих. Ег., дсс., засл. проф., орд. проф. Им. Универс. св. Владиміра.

Введенскій, Ив. Андр., дсс., директ. Витебск. мужск. гимназ., жена Зин. Савв. (ур. Соколова), дѣти: Алдръ, Владиміръ и Ирина, жит. г. Витебскъ, зд. гимназіи.

Вейденбаумъ, Георг. Густ., дсс., жена Ал-дра Вас. (ур. Лапшина), дѣти: Вадимъ, Игорь, Вячеславъ и Ксенія, жит. г. Спб.

фонъ-Веймарнъ, Конст. Конст., ка., земск. нач. 1 уч. Ямбургск у. (Спб. губ.), жена Альма Алдр (ур. б-са Гойнингенъ), дѣти: Наталья, Алдръ, Дагмара и Марина, жит. г. Ямбургъ.

Вейсъ, Евг. Клемент., въ зв. кмрг., дсс., упр. гофмейст. частью Дв. Е. И. Выс. кн. Георг. Максимиліан. Романовскаго Герц. Лейхтенбергск.

Векшинскій, Евг. Никл., гс., дѣлопроизв. Порховск. уѣздн. по воин. пов. Присутствія, 2 секрет., уѣздн. предводит. дворян., жена Марія Аполлон. (рожд. Фидлеръ), им. нераздѣл. съ брат. въ Порховск. у. — 862 дес., у матери въ Порх. у. 882 дес. и Лужск. у. 600 дес. и камен. домъ въ г. Порховѣ, жит. г. Порховъ, С.-Петербургская ул., сб. д.

Великопольскій, Ив. Ив., ген.-маіоръ, к-ръ 39-й Артиллер. бриг., жена Анаст. Ив. (рожд. Мармылева), дѣти: Михаилъ, пдпрч. 39-й Артил. бриг., Константинъ — вольноопред. 24 Лубенск. драг. полка, Наталія, Софія и Надежда, жит. г. Александрополь, Эриванск. губ.

фонъ-Вендрихъ, Альфр. Альфр., воен. инж., ген.-маіоръ, чл. Инж. Сов. М-ва П. Сообщ., жена Молли Эдмонд. (урожд. фонъ-Гленъ), жит. г. Спб.

Веневитиновъ, Мих. Ал-ѣев., дсс., въ должн. гофмейст., директ. Румянцевск. музея, им. Воронежск. губ., жит. Москва, Знаменка, Румянцевскій музей.

Венедиктовъ, Алдръ Ив., дсс., завѣдыв. кассою М-ства Имп. Двора, дѣти: Павелъ, Николай и Вѣра, жит. Спб., Б. Итальянская, 1.

Вергопуло, Ив Эмануил., тайн. сов., членъ совѣта М-ра Внутр. Дѣлъ и совѣта по желѣзнодорожн. дѣл., жена Анна Пет. (рожд. Суковкина), дѣти: Александръ, Екатерина и Анна, им. Таврическ. губ. — Эски-ель, у жены — Курск. губ., Александровка, жит. г. Спб., Надеждинская, 16.

Веретенниковъ, Никл. Ал-ѣев., дсс., Спб. столичн. почетн. мировой судья, жена Варв. Савел. (рожд. Гудима), дѣти: Яковъ, Алексѣй и Борисъ, домъ въ Спб., жит. г. Спб., Троицкая, 26, кв. 12.

Вереха, Пет. Никл., дсс., профес., жена Ек. Григ. (урожд. Паская-Шарапова), жит. Спб., Вознесенскій, 4.

Вериго, Алдръ Андр., дсс., засл. проф., чин. особ. поруч. V кл. М-ва Финанс.

Верховской, Вас. Пет., тайн. сов., жена Праск. Вас. (рожд. Кокорева), жит. Спб., Тверская, 8.

Верховской, Влад. Павл., вице.-адм., начальн. Главн. Управл. Кораблестр. и Снабж., жена, Ольга Сем. (рожд. Зеленая), дочь Ольга, жит. Спб. Главное Адмиралтейство.

Верховской, Мих. Пет., нс., инж. пут. сообщ., директ. правл. о-ва Рязанско-Уральск. ж. д., жена Варв. Вас. (рожд. кн. Кугушева), дѣти: Петръ, Василій, Надежда, Александра и Нина, жит. Спб., Литейный, 11.

Берцеліусъ, Мих. Ив., дсс., управляющ. Главн. Казначейств., жена Марія Матв. (рожд. Кованько), дѣти: Владиміръ, Михаилъ, Александръ, Сергѣй, Николай, Надежда и Вѣра, им. Казанск губ., Цивильск. у., при дер. «Мамино» — 95 дес., жит. Спб., Кирочная, 3.


— 194 —

Вестерманъ, Никл. Густ., прч., к-ръ роты л.-гв. Павловск. п., жена Лид. Пет. (ур. Вейнеръ), сынъ Михаилъ, жит. г. Спб.

Вечесловъ, Апол. Пет., дсс., почетн. миров. судья Раненбургскаго уѣзда; гласный Раненбургскаго Земства; кандид. Раненбург. предвод. двор., жена Ан. Пет. (урожд. Полякова), дѣти: Николай, Иванъ, Петръ, Ольга и Варвара, им.: Ряз. губ., Раненб. у., при с. Снѣжетнѣ, дер. «Ознобишинъ хуторъ» и с. Лычное и домъ въ Москвѣ.

Вешняковъ, Ѳед. Влад., дсс., чл. Моск. Судебн. Палаты, им. родов. 375 дес. земли въ Пензенск. губ.

Вилинбаховъ, Ал-ѣй Афан., ка., пмщн. Юрисконсульта Минист. Юстиціи, жит. г. Спб.

Вилламовъ, Алдръ Алдръ, дсс., жит. Спб., Слоновая, 52.

Вилямовскій, Іос. Іос., дсс., корпусн. врачъ 2-го армейск. корп.

Виноградовъ, Андр. Афан., дсс., жена Тат. Пет. (урожд. Бѣляева), дѣти: Владиміръ, Петръ, Борисъ и Викторъ, жит. Спб., Знаменская, 43.

Фонъ-Винтеръ, Георг. Карл., дсс., гл. врачъ управл. нач. финск. войскъ; предсѣд. правл. вдов. и сиротск. кассы финск. войскъ, им. пріобр. мыза въ Нюландск. губ.

Висленевъ, Серг. Арсеньев., чл. Боровичск. Дворянск. Опеки, жена Соф. Никл. (урожд. Сокина), дѣти: Арсеній и Александръ, жит. Боровичск. у., Новг. губ., с. Кострицы.

Витковскій, Матв. Пет., дсс., управл. Сѣдлецк. Казен. Палат., им. пріобр. Всемилостив. пожалов. участ. земли въ Гроднен. губ.

Вишняковъ, Алдръ Григ., тайн. сов., сенат., кавал. орд. св. Ал-дра Невск., жена Софья Вас., дѣти: Александръ, Григорій, Василій, Николай, Наталья, Софья, Александра и Вѣра, им. по Финл. ж. д., ст. Левашово, 2 дачи, жит. г. Спб.

Власовъ, Дм. Як., дсс., управл. Спб. Порт. Таможн., чин. особ. поруч. IV кл. М-ства Финанс., жена Ол. Ант. (урожд. Ашикъ), дѣти: Анастасій, Екатерина, Надежда, Вѣра, Елена и Анна, жит. г. Спб.

Властовъ, Георг. Конст., тайн. с., почетн. опекунъ, Попечитель Спб. Комм. Учил., жена Елиз. Мих. (рожд. Посыпкина), им. родов. Шишково, Яросл. губ., Ростовск. у., (принадлеж. Владиміру В.), жит. Спб., Разъѣзжая, 37.

Водаръ, Алдръ Карл., ген.-лейт., к-ръ 21-го Армейск. корп., жит. г. Кіевъ, Прорѣзная ул., 23.

Воеводскій, Никл. Арк., тайн. сов., егермейст. Дв. Его Имп. Вел., управл. дѣлами Собств. Его Имп. Вел. Канц. по учр. Имп. Маріи, жена Мар. Вячесл. (рожд. бар. Штейнгейль), дѣти: Аркадій, Марія, Анна, Людмила, Сергѣй, Левъ, Елизавета и Татьяна, им. родовое «Лукановка», Подольск. губ., Балтск. у. — 1,400 дес., жит. Спб., Фонтанка, 193, кв. 2.

Воейковъ, Алдръ Никл., шт.-ротм., адъют. Воен. М-ра, жена Мар. Влад. (свѣтл. кн. Голицына), дочь Наталія, (им. жены), 30,000 дес. с. Радогощъ, Сѣвск. у., Орловск. губ., жит. Спб., Сергіевская, 55 или ст. Комаричи, Моск.-Кіево-Ворон. ж. д.

Воейковъ, Никл. Вас., ген.-отъ-кавал., оберъ-кмрг., ген.-ад. Е. И. Вел., жена Варв. Влад. (урожд. кн. Долгорукова), дѣти: Василій, Александръ, Владиміръ и Марія, жит. г. Спб.

Войводъ, Пет. Конр., электротехн., завѣдыв. электротехническ. станц. и освѣщ. Имп. Зимн. Дворца, домъ въ гор. Гатчино, (совмѣстно съ сестрою), им. около 600 дес., Спб. губ., Лужск. у., жит. Спб., Дворцовая наб., 30.

Войниловичъ, Конст. Ксавер., дсс., поч. чл. Гл. Комит. для сбора пожертв. въ пользу дѣтск. пріют. Вѣд. Учр. Имп. Маріи и Черниговск. попеч. дѣтск. пріют., им. родов. «Шостаки>, въ Минск. губ.

Войниловичъ, Эд. Адам., нс., почетн. миров. судья и депут. двор. Слуцк. у., жена Олимпія Марк. (урожд. Узловская), дѣти: Семенъ и Елена, Минск. губ., Слуцк. у., им. Савичи.

Войницкій, Генр. Станисл., ген.-лейт., инжен., чл. сов. Гл. Инж. Управл., жена Казимира Эд., Ковенск. губ., Вилкомирск. у., им. Нидоки, жит. г. Спб.

Войтъ, Влад. Карл., дсс., поч. миров. судья Лепельск. окр., пріобр. ферма и 682 дес. 33 саж. земли въ Витебск. губ.

Воленсъ, Вас. Пет., ка., экспертъ по народн. образов. при С.-Петербургск. городск. самоуправл., жена Алдра Льв. (рожд. Гамзагурди), дѣти: Нина и Надежда, им. благопр. въ Спб. губ., Лужск. у., Бѣльско-Сябрьской вол., им. Закерино, усадьба Ландыши — 600 дес., жит. Спб., Симеоновск., 5, кв. 11.

Волжинъ, Алдръ Никл., ттс., въ зв. кам.-юнк., Подольск. губернск. предв. двор., жена Ол. Ал-ѣев. (урожд. кн. Долгорукая), дѣти: Николай, Ал-ѣй и Елизавета, им. Курск. губ., Дмитріевск. у., с. Береза — 1400 дес., Подольск. губ., Ольгопольск. у., с. Кукулы, жит. въ Подольск. губ., с. Кукулы, мѣст. Песчанка.

Волкобрунъ, Левъ Андр., от. дсс., жена Лид. Пет. (урожд. Ѳомина), дѣти: Георгій, Сергѣй и Владиміръ, жит. Спб., Знаменск., 31.

Волкова (урожд. фонъ-Галлеръ), Над. Пет., вд. тайн. сов., дѣти ея: Михаилъ, Ал-ѣй, Надежда, Николай и Александръ, Ал-ѣевичи, жит. г. Спб.


— 195 —

Волковичъ, Акинф. Ив., дсс., управл. Госуд. Имущ. Гродненск. губ., жена Эмма Карл. (урожд. Асмусъ), дѣти: Юлія, Владиміръ, Вѣра, Надежда, Ольга, Александръ и Павелъ, жит. г. Гродна, Сѣнная пл., д. Кауфманъ.

Волковъ, Дм. Сем., от. дсс., жена Над. Мих. (рожд. Ивашева), сынъ Сергѣй, им. 560 дес. въ Уфимск. губ. и у., жит. Спб., Мал. Московская, 4.

Волковъ, Пет. Никл., ген.-ад., ген.-отъ-кавал., чл. Воен. Совѣта, дѣти: Николай и Петръ, жит. г. Спб.

Вольгемутъ, Альбертъ Ив., сс., директ. Либавской Николаевской гимназ. и чл. Либавск. городск. управы, жена Юл. Фридр. (урожд. Даббертъ), дѣти: Анна, Бергманъ, Тереза, Фридрихъ и Елена, жит. г. Либава, Вильгельминская, 4.

Волъкенау, Ив. Вас., ген.-маіоръ, к-ръ 2-ой бриг. 1 гв. кав. дивизіи, жена Ол. Эд. (ур. гр. Тотлебенъ), дѣти: Александръ, Ольга, Вѣра, Борисъ и Евгенія, жит. г. Спб.

Фонъ-Вольскій, Рудол. Адол., плк., к-ръ батареи, жена перв. брака Ол. Ег. (рожд фонъ-Зенгбушъ); втораго брака Елиз. Ал-ѣев. (рожд. Ильина), дѣти: отъ перв. брака Ольга; отъ втор. брака: Павелъ, Елизавета, Ал-ѣй, Борисъ и Константинъ, (им. жены), Спб. губ., Шлиссельбургск. у., Колтушск. вол., им. Янино — 1564 дес., жит. Спб., Измайл. просп., 2, кв. 17.

Вольфъ, бар., Бор. Алдр., ка., жена Аделія Вас. (урожд. Гроте), дѣти: Арведъ, Эдуардъ, Изабелла, Николай и Ада, Лифл. губ., им. «Фіанденъ» (родов.) и Витебск. губ., им. «Францискополь» (благопріобр.), жит. Спб.

Вольфъ, бар., Оттонъ Осип., ген.-лейт., чин. особ. поруч. IV кл. при Воен. М-рѣ, жена Луиза Андр. (урожд. Дипессъ), Лифл. губ., Верроск. у., им. Ней-Розенъ, жит. Спб.

Вольфъ, бар., Ферд. Сигизм., Лифл. губ., Рижск. у., им. Кемпенгофъ, почт. адр. ст. Зегевольдъ, Пск.-Риж. ж. д.

Вонлярлярскій, Алдръ Ал-ѣев., сс., чл. Спб. Окр. Суда, жена Ол. Степ. (урожд. Зоря), им. Смол. губ., Порѣчск. у., жит. г. Спб.

Вонлярлярскій, Влад. Мих., от. плк., почетн. попечит. Новгор. губ. гимназ., почетн. миров. судья (Крест. у.), жена Над. Сем. (урожд. Голенищева), дѣти: Дмитрій, Георгій, Марія и Андрей, им. Новгородск. губ., Крест. у., с. Березовикъ, жит. г. Спб.

Вонсовичъ, Антонинъ , земск. врачъ, Воронеж. губ., Коротоякск. у., почт. ст. Рѣпьевка.

Воронинъ, Григ. Вас., дсс., упр. акцизн. сбор. Екатериносл. губ., жена Елиз. Львов. (ур. Кунъ), дѣти: Владиміръ, Инна и Вѣра, им. Полт. губ., Кобеляцк. у., дер. Черноглазовка и с. Бродизино, жит. г. Екатеринославъ, Губернск. Акцизн. Управл.

Вороновъ, Алдръ Григ., дсс., чл. учебн. комит. при Собств. Его Имп. Вел. канц. по учр. Имп. Маріи; причисл. къ той-же Канцеляріи, жена Марія Пет. (рожд. Хрущова), дѣти: Юрій (Георгій), прч. л -гв. Измайлов. полка, Александръ, Товарищъ Прокурора Екатеринбургск. Окружнаго Суда, жит. г. Спб., Артиллерійская, 6.

Вороновъ, Юрій Алдр., прч. гв., мл. офиц. л -гв. Измайл. п., жена Валерія Андр. (ур. Шварцъ), дочь Марія, жит. Спб.

Воронцовъ-Вельяминовъ, Ал-ѣй Пав , ген.-лейт., начальн. инж. Московск. воен. окр., жена Элеонора Ив. (рожд. Колоніусъ), дѣти: Павелъ, Владиміръ, Александръ и Ольга, им. Тульск. губ., Крапивенск. у., при с. Головлинѣ, (благопріобр.) — 837 дес., жит. г. Москва, Большой Успенскій пер., около Покровки, домъ Окружнаго Инженернаго Управленія.

Воротниковъ, Маркъ Сем., ген.-маіоръ, к-ръ 6-ой артил. бриг., жена Мар. Алдр. (рожд. Вырубова), дѣти: Александръ, Николай, Михаилъ, Татіана, Надежда, Елизавета и Нина, жит. гор. Островъ, Ломжинск. губ.

Враскій, Ал-ѣй Борис., сс., чл. сов. Крестьян. Поземельн. Банка, жена Ек. Вас. (урожд. Булыгина), дѣти: Борисъ и Зинаида, им. въ Тверск. губ. и у., с-цо Козлово, жит. г. Спб.

Вуичъ, Эмман. Ив., дсс., предсѣд. Тульск. Окр. Суда, жена Ек. Ив. (рожд. Гладкая), дѣти: Иванъ, Елизавета, Надежда, Георгій и Николай, родов. им. Мануиловское, Славяносербск. у., Екатериносл. губ., почт. адр. Еленовское почт. отд. Екатеринославск. губ.

Вышеславцевъ, Ив. Мих., нс., Пружанск. предв. двор. и предсѣд. съѣзда миров. посредн.; почетн. миров. судья и предсѣд. Уѣздн. Благотворит. Об-ва, жена Вѣра Ильин. (урожд. Миклашевская), дѣти: Михаилъ, Нина, Ирина и Александра, им. въ Тамб. губ., Темник. у., жит. Гродненск. губ., г. Пружаны.

Вышеславцевъ, Серг. Пет., сс., предсѣд. Керенск Уѣздн. Земск. управл., жена Мар. Пет. (урожд. Ефремова), дѣти: Зинаида, Ольга, Софія, Людмила и Михаилъ, им. въ Пенз. губ., Керенск. у., д. Высокія Дубровки, Саперовка тожъ, жит. г. Керенскъ, сб. д.

Вѣрженскій, Альфонсъ Іос, дсс., шт. инжен. V-го класса по М-ву П. С., дѣти: Владиславъ, Петръ, Іосифъ и Леонтинъ.

Вяземскій, кн., Пет. Пав., ротм., адъют. Е. И. В. Вел. Кн. Мих. Никл., им. Моск. губ., Подольск. у., с. Астафьево, Уфимск. губ., Стерлитамакск. у., Бѣлозерск. Хуторъ, жит. г. Спб.

Габданкъ-Коржибскій, Владисл. Іосифъ Карлъ Андр., дсс., Инспект. Варш. Окр. П. С., жена Елена Авг. (урожд. Ржевуская), дѣти: Адріянна, Альфредъ, Владиславъ, (родов.) им., Рудникъ Петроковск. губ., Бржезинск. у. — 900 дес., жит. Варшава, Вручая, 31.


— 196 —

Гавриловъ, Мих. Ил., дсс., директ. Гос. Коммис. Погаш. Долг.

Гаврилюкъ, Влад. Вас., лейт., адъют. 18 флот. Экип., жена Ел. Конст. (ур. Рукавишникова), жит. г. Спб.

Гагаринъ, кн. Андр. Григ., кап. Гв. Артил., Пмщн. Нач. Спб. Орудійн. Завода, жена Мар. Дм. (ур. кн. Оболенская), дѣти: Андрей, Сергѣй, Левъ, Софія и Григорій, им. Буховое, Ряз. губ., Раненбургск. у., жит. Спб.

Гагаринъ, Никл. Вас., нс., мл. врачъ Спб. Глазн. лѣчебн., дѣти: Кира, Тамара, Юлія, Елена и Евгеній, жит. Спб.

Гадзяцкій, Алдръ Никл., шт.-кап., Адъют. Нач. Штаба 17 Армейск. Корп., жена Алдра Никл., жит. г. Тула.

Гадзяцкій, Пав. Пет., плк., Хорольск. Воинск. Нач.; Воспит. въ Харьк. Губ. Гимн. и Елисаветградск. юнкерск. Учил., жена Мар. Богуслов. (ур. Оссуховская), дочь Марія, жит. г. Хороль, Полт. губ.

Гадзяцкій, Пет. Пет., сс., Директ. Енисейск. Прогимн., жена Мар. Фед. (урожд. Кречуновичъ), жит. г. Енисейскъ, (Сибирь).

Гаевскій, Евг. Никл., ротм., Нач. Ставроп. Отд. Ростово-Владик. Жанд. Полиц. Управл. ж. д., жена Мар. Ферд. (урожд. Оремъ), дч. Татіана, Воронеж. губ., Валуйск. у., им. Погромецъ, при хут. Чортолясовѣ — 425 дес., жит. г. Ставрополь, 1-я Станичная, 7.

Газенкампфъ, Мих. Алдр., ген.-лейт., Астрах. губерн. и наказн. атам. Астрах. казач. в., жена Ан. Адольф. (урожд. б-са Штакельбергъ), дочь Ан. Мих. (бар. фонъ Фрейтагъ-Лорингофенъ), жит. г. Астрахань.

Галдобинъ, Илья Фед., ка., жена Мар. Ив. (ур. Косолапова), дѣти: Николай, Борисъ и Наталія, жит. Спб.

Галкинъ-Враскій, Никл. Никл., дсс., въ зв. кмрг., чл. Казанск. Судебн. Палаты, (родов. им.) — 2600 дес. земли въ Казанск. губ.

Галовъ, Ив. Алѣев., дсс., С.-Петербургск. Столичн. Миров. Судья, жена Параск. Порф. (ур. Лукшина), дочь Екатерина, домъ въ Спб., жит. В. О., 13 лин., 10.

Ганнертъ, Никл. Алдр., жена Ол. Никл. (ур. Соколова), дочь Тамара, им. хут. подъ Варшавой, жит. Спб.

Гангартъ, Дм. Ив., плк, К-ръ Эриванск. бригады Отд. Корп. Погран. Стражи, жена Ек. Ив. (ур. Главацкая), дѣти: Анатолій, Екатерина и Нина, жит. г. Эривань, уг. Астафіевской и Царской, 6.

Ганъ, Серг. Дм., сс., Директ. Спб. Госуд. Сберегат. Кассы, жена Ел. Конст. (ур. фонъ-Штельнъ), дѣти: Лидія и Константинъ.

Гаринъ, Никл. Вас., от. плк., жена Евг. Фед. (ур. Дорогая), дѣти: Павелъ, Евгенія и Ольга, жит. Спб.

Гасманъ, Анат. Григ., тс., сенаторъ, присутств. въ Гражданск. Кассаціонн. Департ. Прав. Сената, жена Валент. Алдр. (ур. Павлинская), дѣти: Николай, Лидія, Нина и Ольга, жит. Спб.

Гедехенъ, Алдръ Адол., дсс., чин. особ. поруч. М-ва Финанс.; Чл. Эмеритальн. Коммисіи Ц-ва Польск., жена Зин. Пет. (ур. Марина), жит. г. Варшава, Видокъ, 14.

Гейденъ, гр., Фед. Логинов., ген. отъ-инфант., ген.-адъют. и чл. Госуд. Сов., дѣти: Николай, Алдра, Алдръ, Дмитрій, Марія, Ольга и Елизавета, им. Шергины, Подольск. губ., Винницк. у., жит. Спб.

Гейеръ, Никл. Павл., воен. инж., плк., Начал. Шт. 1-ой саперн бриг., жена Елиз. Іос. (ур. Дмитріева), дѣти: Елена, Владиміръ, Георгій, (родов. им.) Калужск. губ., Медынск. у., с-цо Марьино, жит. Спб., Преображенская, 35.

Гейнрихсенъ, Алдр. Георг., гв. кап., сост. для поруч. при Начальн. Гл. Штаба, жена Ек. Ив. (ур. Ненюкова), им. въ Спб. и въ Нов. губ. и у., жит. г. Спб.

Гейсманъ, Карлъ-Авелинъ Людв., жена Леонарда Адол. (урожд. Зерингъ), дѣти: Людовикъ, Романъ и Марія, им. Херсонск. губ., дача Гейсмана, на Маломъ фонтанѣ, близъ г. Одессы, жит. г. Одесса, Екатерининская, д. Штерна.

Гейсманъ, Плат. Алдр., плк. Ген. Шт., ордин. проф. Никл. Акад. Ген. Шт., жена Зин. Никл. (ур. Третьякова), дѣти: Сергѣй, Елизавета, Нина и Зинаида, жит. въ г. Спб.

Гептнеръ, Фридр. Карл., ка., мл. вр. л.-гв. Резервн. пѣхотн. п., жена Евг. Ив. (ур. Мерцъ), дѣти: Георгій, Наталія, жит. Спб.

Гептнеръ, Юлій Ром., кс., чин. особ. поруч. V кл. при М-вѣ Юст. и Прокур. Еван.-Лютер. Генер. Консисторіи, жена Над. Ал-ѣев. (ур. Михайлова), сынъ: Левъ, жит. г. Спб.

Герасимовъ, Мих. Пав., от. дсс., горн. инж., жена Ек. Мих. (рожд. Быкова), дѣти: Александръ, Александра, жит. Спб., Болотная, 6, кв. 2.

Фонъ-Герингъ, Эд. Пав., ген.-маіоръ, Команд. Кавк. Гренад. Е. И. В. Вел. Кн. Мих. Никл. Артиллер. Бриг., дѣти: Эдуардъ и Борисъ, жит. г. Тифлисъ.

Герке, Авг. Ант., тс., сенат., присутств. въ гражд. Кассац. Департ. Правит. Сената, Президент. Спб. Еванг.-Лютеран. Генеральн. Консист., Почетн. Чл. Спб. Совѣта дѣтск. пріют., жена Соф. Юльев. (урожд. Дютахъ), дѣти: Антонъ, Александръ. Андрей и Анна, им. у матери его — 500 дес. земли въ Новгородск. губ., жит. Спб.


— 197 —

Герсевановъ, Мих. Никл., тайн. сов,. инж., Директ. Инст. Инжен. Пут. Сооб. Имп. Александра I; чл. времен. коммис. по устр. коммер. порт., жена Елиз. Вас. (ур. Шенгардтъ), дѣти: Анна, Марія и Николай, им. Екатериносл. губ., Павлоградск. у., дер. Веселая — 1660 дес., жит. Спб.

Гершельманъ, Эд. Конст., дсс., чл. Варшавск. Евангелич.-Аугсбургск. Консист., им куплен. съ публ. торг., поступивш. въ казну римско.-католич. духов. въ Варшавск. губ.

Фонъ-Гершельманъ, Эмилій Фердинанд., сс., Инж. Пут. Сообщ., пмщн. начальн. Кіевск. Округа Пут. Сообщ., жена Алдра Алдр. (рожд. Шумахеръ), жит. г. Кіевъ, Правл. Кіевск. Окр. Путей Сообщенія.

Герье, Влад. Ив., дсс., засл. проф., орд. проф. Имп. Моск. Универс.; чл. сост. подъ непосред. Е. И. В. Гос. Имп. Александры Ѳеодоровны Предсѣд. Комит. Попеч. о дом. трудолюб. и работн. дом., им. пріобр. деревян. домъ въ Москвѣ.

Гирсъ, Ѳед. Алдр., Вице-Адм., Чл. Александровск. Комит. о ранен., жена Анна Пет. (рожд. Полянская), дѣти: Алексѣй, Николай, Георгій, Марія и Ольга.

Гиршфельдъ, Влад. Матв., плк., К-ръ Рылинской бриг., Отд. Пограничн. Стражи, им. Варшавск. губ. и у., 9 уч. въ усадьбѣ Стемпина, жит. г. Рыльскъ.

Гладковъ, Григ. Алдр., дсс., Чл. Нижегородск. Окружн. Суда, им. пріобр. жены — 180 дес. земли и лѣсу въ Нижегородск. губ. и домъ въ Нижн.-Новгородѣ.

Глинка, Вас. Матв., тайн. сов., чл. Совѣта М-ра Внутрен. Дѣлъ, жена Софья Як. (ур. Молчанова), дѣти: Людмила, Яковъ, Петръ, Иванъ и Андрей, им. (благопріобр.) въ Волынской губ., Нильскій Тартакъ — 875 дес., жит. Спб., Невскій, 77.

Глуховской, Пав. Ив., дсс., чл. Совѣта М-ра Финанс.

Глушинскій, Іос. Пав., тайн. сов., от. инж., заслуж. проф. Инстит. Инжен. Пут. Сообщ., жена Елиз. Никл. (ур. Мицкевичъ), сынъ Павелъ.

Гобза, Іос. Освальд., дсс., Дирек. Моск. 1-й Гимназіи, жена Алдра Вас. (ур. Кононова), дѣти: Николай, Алдръ, Екатерина, Елена, Ольга и Татьяна.

Голиковъ, Серг. Ив., кск., Калязинск. Уѣздн. Предводитель Дворянства, жена Над. Ѳеофилакт. (рожд. Вансяцкая), дѣти: Варвара, Марія и Надежда, домъ въ г. Москвѣ и сельцо Васькино, Калязинск. у. — 277 1/4 дес., жит. с-цо Васькино, Калязинск. почт. тлгр. контора.

Голицына, свѣтл. кн., Мар. Мих., ст.-дама, гофмейст. при Е. И. В. Гос. Имп. Алдры Ѳеод., чл. Комит. Главн. Попечит. Дѣтск. Пріют.

Голицынъ, князь, графъ Остерманъ, Мстисл. Валер., маіоръ, жена Амалія Ив. (ур. Лоренцъ), дѣти: Алдръ и Вѣра (Филиппова), им. въ Моск., Рязанск. Орловск. и Варшавск. губ., жит. г. Спб.

Головинъ, Конст. Фед., дсс., сост. при Мин-вѣ Земледѣлія, им. въ Тверск. губ., Старицк. у., с. Ивановское и Орловск. губ., Ливенск. у., с. Петровское и Волынск. губ., Кременецк. у., с. Темнегай, жит. г. Спб.

Голстунскій, Конст. Фед., дсс., засл. проф., орд. проф. Имп. Спб. Универс.; переводч. VI кл. въ 1-мъ Деп. М-ва Иностр. Д., им. жены пріобр. домъ въ Спб.

Голубевъ, Ал-ѣй Як., сс., дѣлопр. 2 Деп. М-ва Юстиц. по отдѣл. личн. состава, жена Соф. Викт. (ур. кн. Кугушева), дѣти: Ал-ѣй и Елизавета, им. Тульск. губ., Чернск. у., ст. Скуратово, Моск.-Курск. ж. дор., им. «Голубево», жит. Спб.

Голубиновъ, Конст. Алдр, дсс., Виленск. городск. гол., им. жены родов. домъ къ г. Вильнѣ.

Голубиновъ, Пет. Алдр., от. сс., жена Ек. Викт. (ур. Шелепина), дѣти: Сергѣй, Евгеній и Нина, жит. Спб.

Ганецкій, Никл. Степ., ген.-отъ-инф., чл. Госуд. Сов., жит. Спб.

Горожанкинъ, Ив. Никл., сс., орд. проф. Моск. Унив., жена Алдра Мих. (ур. Евреинова), дѣти: Ольга, Михаилъ, Сергѣй, Екатерина, им. Барановка, Моск. губ., Рузск. у., жит. г. Москва, 1-я Мѣщанская, Ботанич. садъ.

Горчаковъ, Ив. Алдр., дсс., Упр. Спб. Отд. Гос. Двор. Зем. и Крест. Позем. Банк, им. пріобр. 1152 дес. земли въ Спб. губ., жены пріобр. 1200 дес. земли въ Вологодск. губ.

Горяиновъ, Серг. Мих., сс., вице-директ. Департ. Внутр. Снош. М-ва Иностр. Дѣлъ, жена Евд. Алдр. (ур. Бибикова), дѣти: Михаилъ, Владиміръ, Марія и Вѣра, жит. Спб.

Горянскій, Фед. Ив., от. дсс., жена Соф. Ал-ѣев. (ур. Малова), дѣти: Иванъ, Владиміръ, Надежда и Софія, жит. г. Спб.

Гофманъ, Дм. Ант., ген.-лейт., начальн. Артил. 8-го армейск. корп., жит. г. Одесса, Успенская, 15.

Гофманъ, Людв. Леопольд., сс., дѣлопр. канцел. Имп. Гл. Кварт., жена Нат. Алдр. (ур. Вавилкина), дѣти: Валентинъ, Вячеславъ, Модестъ, Надежда и Вѣра, жит. г. Спб.

Гофштеттеръ, Дм. Рафаил., жит. г. Москва, Тверская, д. гражданск. губернат.

Гоштовтъ, Ад. Карл., ген.-лейт., дѣти: Іосифъ (пдплк.), Адамъ (шт.-ротм.), жит. г. Спб.

Гоштовтъ, Іос. Адам., пдплк., воспитат. Пажеск. Его Имп. Вел. Корп., жена Мар. Алдр. (ур. бар. Людинкгаузенъ-Вольфъ), дѣти: Марія и Елизавета, жит. г. Спб.


— 198 —

Граціанскій, Алдръ Ив., дсс., чл. Сов. М-ва Финанс. и по дѣл. казен. прод. питей; чл. Техн. Комит. при Гл. Упр. Неокл. Сбор. и казен. прод. питей, им. жены пріобр. камен. домъ въ Спб.

Гревеницъ бар., Георг. Алдр., въ зв. кмрг., сс., мл. совѣтн. М-ва Иностр. Дѣлъ, жена Мар. Карл. (ур. Сименсъ), дѣти: Алдра, Петръ, Марія и Георгій.

Гревсъ, Пет. Ал-ѣев., въ зв. кмрг. дсс., поч. миров. судья Чигиринск. окр.; директ. Чигиринск. отд. Попечит. о тюрьм. об-ва, им. родов. 2206 дес. земли въ Кіевск. губ., жены 1503 дес. земли той же губ.

Грековъ, Конст. Митроф., сотн. л.-гв. Атаманск. Его Имп. Высоч. Госуд. Наслѣд. полка, им. въ Обл. В. Донск., Донец. окр. неразд. съ брат. 6800 дес., жит. Спб., казачьи казармы.

Гренъ, Никл. Никл., от. ген.-маіоръ, жена Лид. Тим. (ур. Свищевская), дѣти: Густавъ, Павелъ, ротм. Томашевск. бриг. пограничн. стражи, Николай — прч. Московск. окружн. воен. штаба и Надежда, замужемъ за инженеромъ Крафтъ, жит. г. Москва, 2-го уч., Пятниц. час., Зацѣпской Тупикъ, д. Феоктистова, 8, кв. 1.

Григоровскій, Мих. Пет., сс, директ. Воронежск. губ. гимназ., жена Соф Вас. (ур. Росляйская), дѣти: Георгій, Зинаида, Андрей, Зоя и Фока, жит. г. Воронежъ, зд. мужск. гимназ.

Григорьевъ, Алдръ Апол., сс., чин. особ. поруч. Минист. Финанс.; ревизоръ Гл. Управл. Неокл. Сбор. и казен. продажи питей, жена Лид. Алдр. (ур. Соловьева), дѣти: Надежда и Владиміръ, жит. г. Спб.

Гриммъ, Оск. Андр., дсс., инспект. рыболовства и чл. Учен. Комитета Мин. Земледѣл. и Г. Им., жена Елена Фед. (ур. Соболева), дѣти: Елена, Андрей, Вѣра, Сергѣй, Юрій; им. Демянск. у., Новгородск. губ., жит. г. Спб., Надеждинская, 44.

Гриневичъ, Ив. Пет., кс., мл. ревиз. Костромск. Контрольн. Палаты, жена Юлія Сильвестр. (ур. Свѣнцицкая), дѣти: Сигизмундъ, Ѳаддей и Марія, жит. г. Кострома, Пятницкая, д. Успенской.

Гриневъ, Серг. Апол., кап., жена Вѣра Конст. (ур. Никифорова), дѣти: Константинъ и Алдра, им. Екатериносл. губ., Славяносерб. у., при дер. Глафировкѣ (Гаевка тожъ) — 1323 дес., жит. г. Кіевъ, Театральная, д. Познякова.

Грицай, Ал-ѣй Серг., сс., директ. Сумск. реальн. учил., жена Мар. Алдр. (рожд. Бульмерингъ), дѣти: Сергѣй, Михаилъ, Александръ, Ирина, жит. г. Сумы (Харьковск. губ.), зд. реальнаго училища.

Гротъ, Никл. Як., дсс., проф. Имп. Моск. Универс., жена Нат. Никл. (рожд. Лавровская), дѣти: Евгенія, Алексѣй, Марія, Наталья, Ольга, Елена, Надежда, Левъ, им. 200 дес. (родов.) Тамбов. губ., Липецк. у., жит. г. Москва, Новинскій бул., д. Котлярева.

Грудистовъ, Мих. Никл., дсс., Моск. губерн. инж., жена Евд. Денис. (ур. Благодарева), дѣти: Елизавета, Василій, Анна, Александръ, Аполлинарій и Евгенія, им. въ г. Саратовѣ, жит. г. Москва, Губернское Правленіе.

Грузинскій, свѣтл. кн., Никл. Ил., въ д. егермейст., дсс., Виленск. губернат.; поч. миров. суд. Владимірск. у., им. родов. Рязанск. губ. 2700 дес. земли, пріобр. Владим. губ., 765 дес. земли, жены родов. Владим. губ. 1063 дес. земли.

Грушовый, Гавр. Кирил., пдплк. Артил. Гл. Артил. Управл., жена Ан. Влад. (ур. Ведрова), дѣти: Кириллъ, Владиміръ и Софія; жит. г. Спб.

Губеръ, Карлъ Карл., кс., завѣд. Отд. Движен. Департ. жел. дор. и чл. Управл. Казен. ж. д,, жена Соф. Вас. (ур. Шольцъ); дѣти: Константинъ и Софія, жит. г. Спб.

Гукъ, Карлъ Георг., ген.-маіоръ, инспект. клас. Михайл. артил. акад. и учил., жена Елиз. Ефим. (рожд. Гукъ), дѣти: Маргарита, Георгій, Елизавета, Константинъ, Нина и Надежда, жит. г. Спб.

Гульковскій, Никл. Никл., ген.-маіоръ, к-ръ 2-й бриг. 4-й кавалерійск. дивиз., жена Зин. Алдр. (урожд. Ковалевская), дѣти: Николай и Марія, жит. г. Бѣлостокъ, Шоссейная, д. Веллера.

Гуляевъ, Алдръ Вас., тайн. сов., сенат., чл. Спб. Судебн. Палаты, им. его вмѣстѣ съ другими наслѣдник., домъ въ Петрозаводскѣ.

фонъ-Гунніусъ, Конст.-Эммануилъ Карл., ген.-маіоръ, ст. пмщн. нач. Терск. Обл. и Наказн. Атаманъ Казач. войска, жена Вильгельм. Вас. (ур. Поппе), дѣти: Рудольфъ, Ольга и Констанція, Куб. Обл., Майкопск. отд., им. Константиновка, на р. Фарсѣ — 1400 дес., жит. г. Владикавказъ.

Гуслистый, Дм. Григ., сс., въ конторѣ Дв. Е. И. Выс. Вел. Кн. Мих. Никл., жена Вѣра Ив., дч. Зинаида, жит. г. Спб.

Гуссаковскій, Пет. Назар., дсс., тов. оберъ-прокур. 2-го Деп. Правит. Сената, жена Ел. Пав. (урожд. Савенко), дочь Софья, жит. г. Спб.

фонъ-Гюббенетъ, Конст. Ант., ка., прис. пов., жена Эмил. Себаст. (ур. Риттеръ), жит. г. Спб.

Давыдовъ, Вас. Евдок., ген.-маіоръ (въ запасѣ), жит. г. Спб., Гагаринская наб., 30.

Даниловскій, Пет. Ал-ѣев., ген.-маіоръ артил., инсп. технич. завед. Интенд. вѣд.; чл. Артил. Комит.; чл. Технич. Комит. Интенд. вѣд., жена Над. Пет. (ур. Александрова), дѣти: Петръ, Маргарита и Ал-ѣй, жит. г. Спб.


— 199 —

Данчичъ, Ксеноф. Мих., поч. гофъ-медикъ, дсс., ст. врачъ Царскосельск. Госпит. Дворц. Вѣд.; врачъ при Царскос. жен. учил. Духовн. Вѣд., им. у отца родов. 700 дес. земли въ Полтавск. губ.

Даришевичъ, Ливерій Ос., сс., орд. проф. Импер. Казанск. Унив., жена Ек. Ал-ѣев. (ур. Мейенъ), дѣти: Елизавета и Владиміръ, Москов. губ., Рузск. у. (им. жены), жит. г. Казань, Б. Лядская, д. Марко.

Дашковъ, Дм. Як., плк., завѣд. хозяйст. кавалерг. Ея Вел. Г. Имп. Маріи Ѳеод. п., С.-Петерб. г., Лужск. у., им. Надбѣлье, жит. г. Спб.

Девіеръ, гр., Алдръ Алдр., ттс., столонач. Горнаго Деп. М-ва З. и Госуд. Имущ., дѣти: Валеріанъ и Любовь, им. Воронеж. губ., Валуйск. у., при хут. Борисовкѣ и Плотвянкѣ, жит. г. Спб.

Дейбнеръ, Леонт. Алдр., контръ-адм., директ. Инвалидн. Имп. Павла I дома, дѣти: Николай, Алдръ, Владиміръ, Марія, Людмила и Алдра, жит. г. Спб.

Дейеръ, Пет. Ант., тайн. сов., сенат., жена Ек. Алдр. (рожд. Рахманина), дочь Ольга, жит. г. Спб., Фурштадтская, 27.

Дейтеръ, Лаврент. Іос., кап., ст. производ. работъ чертежн. Морск. Технич. Комит., жена Ан. Дм. (ур. Замятина), дѣти: Борисъ и Зинаида, въ г. Харьковѣ домъ (им. жены), жит. г. Спб.

Дейтрихъ, Влад. Фед., дсс., прокур. С.-Петербургской Судебн. Палаты, жена Алдра Пав. (Волкова), сынъ Владиміръ, жит. Спб., Фурштадтская, 43.

Денисовъ, Никл. Ал-ѣев., горн. инж., тайн. сов., директ. Горн. Департ., жена Софія Алдр. (рожд. Фрезе), дѣти: Сергѣй, Ольга, Елена, жит. г. Спб., Николаевская, 10.

фонъ-Денъ, Отто Ег., сс., прис. пов., жена Елиз. Андр. (ур. фонъ-Денъ), дѣти: Андрей, Оттонъ, Николай и Ели, жит. г. Спб.

Денъ, Эд. Эдуард., прч., завѣд. хозяйств. 4-й бат. гв. Конно-Артил. бриг., жена Алдра Мих. (ур. бар. Медемъ), жит. г. Спб.

Дерфельденъ, , ген.-маіоръ, чл. сов. Гл. Упр. Госуд. Коннозав. и управл. Хрѣновскимъ Госуд. конск. завод.

Дерюжинскій, Влад. Фед., нс., редакт. «Журн. М-ва Юстиціи» и «Трудовая Помощь»; проф. Имп. Александр. Лицея, жена Соф. Ант. (ур. Арцимовичъ), дѣти: Борисъ, Глѣбъ и Ольга, жит. г. Спб.

Дерюжинскій, Никл. Фед., дсс., пмщн. статсъ-секрет. Госуд. Совѣта, жена Варв. Алдр. (рожд. Янихенъ), жит. г. Спб., Литейный, 44.

Джуліани, Влад. Юльев., сс., сост. при Ковенск., Виленск. и Гродненск. ген. губ., жена Ек. Ал-ѣев. (Попова), сынъ Борисъ, им. Черниг. губ., Александровка-Смяличи; Новгор. губ., им. Каменка и Яблонка и Виленск. губ. им. Поганка, жит. г. Спб.

Дзичканецъ, Ал-ѣй Іос., ген.-маіоръ, к-ръ л.-гв. Московск. п., жена Ольга Феликс., дѣти: Борисъ, Михаилъ, Павелъ, Алдръ, Ольга, Варвара и Зоя, жит. г. Спб.

Дзюблевскій-Дзюбенко, Ив. Ѳед., дсс., директ. Полтавск. Александровск. реальн. учил., жена Тат. Макс. (урожд. Горнъ), дѣти: Николай, Александра, Марія, им. 295 дес., село Нехайки, Полтавск. губ.. Пирятинск. у. (родов.), жит. г. Полтава, зд. Реальн. училища.

Диковъ, Ив. Мих., вице-адм., чл. Адмиралтейст. Совѣта и предсѣдат. Морского Техническ. Комитета, жена Натал. Фед. (рожд. Лумбергъ), дочь Вѣра, жит. г. Спб., Конногвардейскій бул., 3.

Дитерихсъ, Ив. Як., ген.-маіоръ, пмщн. команд. отдѣльн. корп. Погр. Стражи, им. Новг. губ., Боровичск. у., ус. Холмъ, жит. г. Спб.

Длотовскій, Влад. Эраст., дсс., чл. Спб. Судебн. Палаты, дѣти: Владиміръ, Нина и Вѣра, жит. г. Спб., Литейный, 50.

Дмитровъ, Іос. Конст., ген.-маіоръ, окр. начальн. Таганрогск. Окр. Обл. Войска Донск., жена Ол. Ив. (ур. б-са фонъ-Шлиппенбахъ), дѣти: Марія и Лидія.

Дмуховскій, Алдръ-Поликарпъ Феликс., дсс., представит. отъ Государств. Контр. въ Коммисіи по устр. коммерческ. порт., жена Маргар. Алдр. (урожд. Линдау), сынъ Александръ, жит. г. Спб., Серпуховская, 30.

Добряковъ, Алдръ Вас., дсс., чл. и правит. дѣлъ Учебн. Комит. при Св. Синодѣ; преподав. въ Имп. Учил. Правовѣд., им. Спб. губ., Лужск. у., жит. г. Спб.

Долгово-Сабуровъ, Алдр. Серг., дсс., Черниговск. вице-губернаторъ, им. 1828 дес. въ Могилевск. губ.

Домбровскій, Ксавер. Пет., сс., ст. хирур. больниц. Принца Ольденбургскаго, жена Элеонора Ив. (ур. б-са Жераръ-де-Сукантонъ), жит. г. Спб.

Доника-Іордакеско, Ив. Мих., нс., чл. Кишиневско-Оргѣевск. Окружной Дворянск. Опеки, жена Ел. Никл. (ур. Шендре), дѣти: Петръ, Аполинарія, Николай, Аркадій, Софія, Владиміръ, Михаилъ и Викторія, им. Бессарабск. губ., Кишиневск. у., при сел. Мерены, жит. г. Киши